Кто такой офицер Станислав Петров? Как он предотвратил ядерную войну? Как офицер петров предотвратил ядерную войну


Я спас мир? Это был рабочий эпизод

77-летний подполковник Советской армии Станислав Петров ушел из жизни у себя дома в подмосковном Фрязино еще 19 мая. Но стало известно об этом только сейчас, когда его сын Дмитрий сообщил о смерти отца журналистам (подробнее).

Корреспондент «Комсомолки» был одним из немногих людей, которому удалось пообщаться с этим легендарным человеком, расспросить его о том, что на самом деле произошло 26 сентября 1983 года, когда мир оказался на грани ядерной катастрофы. Сегодня мы вспоминаем ту памятную встречу, состоявшуюся накануне 30-летия подвига Станисла Петрова:

...Он извиняется, что не может побеседовать с нами в одной из комнат - в квартире меняют батареи. Предлагает кухню. Там тоже все по-спартански и без излишеств. Ему 74, но он довольно ловко двигается. Говорит четко. Еще раз извинившись, констатирует, что во время беседы будет курить…

Человек, который спас мир, - так обычно называют его на Западе. 30 лет назад нынешний военный пенсионер Станислав Петров ни много ни мало предотвратил ядерную войну. Подполковник, бывший аналитик-системщик советских Войск противоракетной и противокосмической обороны…

Данные достоверны

Не знаю, снится ли ему нынче та ночь на 26 сентября 1983 года и то самое дежурство. Петров на этот вопрос не отвечает.

На минуточку, 83-й год - новый виток холодной войны. В марте президент США Рональд Рейган называет СССР империей зла. В апреле американские самолеты проводят условное бомбометание по наземным целям в районе Курил. А 1 сентября советский истребитель сбивает южнокорейский «Боинг». Холодная война балансирует на грани горячей…

И вот в 0.15 на командном пункте системы предупреждения ракетного нападения (СПРН) в секретной части Серпухов-15 компьютер выдает: с территории США выпущена баллистическая ракета. Цель - СССР.

- Машина показывает, что достоверность высшая, - вспоминает Станислав Евграфович. - Сирена орет как оглашенная. Сверху на стене горят большие красные буквы: «СТАРТ». Значит, ракета точно пошла. Я посмотрел вниз на свой боевой расчет. Кто-то даже вскочил со своих мест, на меня оборачиваются. Повысил голос, приказал немедленно занять свои посты. Надо было все проверить. Не могло так быть, что это на самом деле ракета с боеголовками…

Советская СПРН позволяла отслеживать чужой запуск уже в момент выхода из пусковой шахты. Тридцать уровней проверки подтверждали: ракета! Собственно, что от человека тут требовалось? Машина дает ему вводные, предоставляя «доказательную базу», а дежурный по инструкции докладывает наверх. А там дают приказ на ответный пуск. Но Петров сомневался. При настоящей атаке по Союзу ракеты должны идти с нескольких баз. А тут…

- Все данные с нашего компьютера дублируются вышестоящему начальству. Но там в удивлении: почему нет подтверждения от меня? Через пару минут - звонок по правительственной связи. Поднимаю трубку и докладываю дежурному: «Я выдаю вам ложную информацию». Он коротко ответил: «Понял». Благодарен этому человеку, который общался четко, без лишних фраз и вопросов в этот момент. И тут опять взревела система. Вторая ракета пошла. И снова загораются буквы «СТАРТ». А затем в течение трех минут еще три раза. Надпись сменилась на «РАКЕТНОЕ НАПАДЕНИЕ»...

28 минут до апокалипсиса

Сколько у него времени было на принятие окончательного решения? Ведь в этот момент дежурные бежали с ядерным чемоданчиком в покои тогдашнего главы СССР Юрия Андропова. Подполковник Петров говорит, что с момента запуска ракеты противником до принятия решения руководства Советского Союза нанести ответный удар со всеми оговорками - не более 28 минут. Лично у Петрова было минут 10 - 15.

За те мгновения нужно было проанализировать множество факторов и принять верное решение. Неверное грозило смертью целому миру. Петров поднял на уши все службы. Специалисты по визуальному контакту отчитывались - ничего не видим. Надгоризонтальная радиолокация отвечала: ни-че-го.

Подполковник доложил наверх, что компьютер дал сбой. Потом докажут: действительньно, машина ошиблась из-за совпадения нескольких редких условий. Орбиты, спутники, инфракрасный спектр…

- Вскоре прибыл главнокомандующий войсками генерал-полковник Вотинцев, - рассказывает Станислав Евграфович. - Он на ходу сразу бросил мне: «Я ходатайствовал перед главнокомандующим о вашем поощрении». Пророчили орден. Но начались проверки, нашли много нарушений. Награждать меня передумали. Прицепились: почему у вас боевой журнал не заполнен? Отвечаю: как бы я это делал, у меня в одной руке была телефонная трубка, а в другой - микрофон? Отдавал команды ведь в этот момент. «А потом, - говорят, - почему не дописал?» Отвечаю им: «Дописки - уголовное деяние. А я сидеть не хочу…»

Перевод от Костнера

В отставку Петров ушел год спустя, так и не получив полковничьих погон. Но вопреки слухам по сугубо личным причинам: жена серьезно заболела. Уволился, перебрался с семьей в полученную в подмосковном Фрязине квартиру. А в 1993 году его… рассекретили. Тот самый генерал Вотинцев в интервью рассказал о подвиге Петрова.

- Я спас мир? Нет, ну какой я герой! - говорит Станислав Евграфович. - В принципе это был просто рабочий эпизод. Он был трудный, но я хорошо сработал. Вот и все.

Настоящий бум начался, когда о Петрове начали писать и делать передачи в Америке и Европе.

- Однажды мне прислал денежный перевод актер Кевин Костнер. Долларов пятьсот. Неловко говорить, но он меня благодарил за то, что мы тогда не подняли в воздух ракеты, которые стерли бы с лица земли половину Штатов...

Какого цвета «красная кнопка»?

Жена Станислава Евграфовича умерла в 1997-м… Дочь с семьей на другом конце города, сын - с ним, в этой же квартире. Петров мечтает, что до снегов хорошо было бы поставить на кухне стеклопакет - с нынешней худой деревянной рамой сильно задувает. На вопрос о здоровье скромно жалуется, что ноги в последнее время болят, но тут же заявляет: «Не, не дождется меня пока небесная канцелярия, обойдется!» Вспоминает, как в конце 90-х заступал в суточные дежурства на стройку где-то на юго-западе Москвы простым охранником. И как в феврале этого года летал в Дрезден на вручение премии за спасение мира от ядерной войны. Показывает привезенную оттуда двухкилограммовую бронзовую статуэтку. В маленькой квартире с ободранными стенами она выглядит дико...

Прощаясь, уже на пороге, я все-таки спросил:

- Станислав Евграфович, а какого цвета кнопка, которая была у вас под рукой в ту ночь? Красная?

- Красная, - кивает. - Наверное, это секрет, но я скажу. Она на том пульте дежурного находилась под металлическим колпачком, со свинцовой пломбой. Чтоб случайно никто не нажал. Но только… снизу к ней даже провода подключены не были! На одной советской АЭС, еще до Чернобыля, было ЧП - реактор пошел вразнос. Так главный оператор в панике выбежал из зала, ситуацию спасали его помощники. Тогда и решили, что нельзя, чтобы человек в таких ситуациях решение принимал, только компьютер, который все просчитать может. Пульт менять не стали, кнопку символически оставили. Вот только мне 30 лет назад, выходит, пришлось послушать машину и принимать решение самому, как человеку…

Поделиться видео </>

Подполковник Ракетных войск Станислав Петров: Я спас мир? Это был рабочий эпизод.26 сентября 1983 года изза сбоя в советской системе предупреждения ракетного нападения едва не началась ядерная войнаКП-ТВ

www.kuban.kp.ru

Давший миру шанс. Как советский офицер отменил ядерную войну | Люди | Общество

Последнее обновление 19.09.2017 г.

Стало известно, что подполковник Станислав Петров скончался еще в мае в возрасте 77 лет от застойной пневмонии.  Его сын подтвердил информацию о смерти отца. 

***

Делать выбор и нести за него ответственность всегда непросто. Даже, когда речь идет только о собственной жизни. Еще сложнее выбирать, если от этого решения зависят судьбы людей.

Жизнь на ниточке

26 сентября 1983 года подполковнику Станиславу Петрову пришлось решать судьбы миллиардов человеческих жизней. Причем решать в условиях, когда на раздумье оставались считанные секунды.

Осенью 1983 года мир словно сошел с ума. Американский президент Рональд Рейган, помешанный на идее «крестового похода» против Советского Союза, довел накал истерии на Западе до предела. Способствовал тому и инцидент с южнокорейским «Боингом», сбитым на Дальнем Востоке 1 сентября.

После этого в США и других странах наиболее горячие головы на полном серьезе призывали «отомстить» СССР, в том числе и с применением ядерного оружия.

Советский Союз возглавлял к тому времени тяжело больной Юрий Андропов, да и в целом состав Политбюро ЦК КПСС не отличался молодостью и здоровьем. Однако давать спуску супостату и пасовать перед ним желающих не было. Да и в целом в советском обществе американское давление воспринималось крайне негативно. Страну, пережившую Великую Отечественную, вообще сложно чем либо напугать.

В то же время в воздухе витала тревога. Казалось, что все действительно висит на тоненьком волоске.

В ночь на 26 сентября 1983 года этот волосок должен был оборваться.

Станислав Петров. 2013 год Станислав Петров. 2013 год. Фото: www.globallookpress.com

Аналитик из военной династии

В это время в закрытом военном городке Серпухов-15 оперативным дежурным командного пункта космической системы предупреждения о ракетном нападении был подполковник Станислав Петров.

В семье Петрова три поколения мужчин были военными, и Станислав продолжил династию. Закончив в 1972 году Киевское высшее инженерное радиотехническое училище, он в 1972 году прибыл для прохождения службы в Серпухов-15.

Петров отвечал за исправное функционирование спутников, входивших в систему предупреждения о ракетном нападении. Работа тяжелейшая, вызовы на службы происходили и ночью, и выходные, и в праздники – любые неполадки необходимо было устранять оперативно.

Подполковник Петров был в Серпухове-15 главным аналитиком, а не штатным дежурным по командному пункту. Однако примерно два раза в месяц аналитики тоже занимали место за пультом дежурного.

И ситуация, когда надо было решать судьбу мира, выпала именно на дежурство Станислава Петрова.

Случайный человек дежурным на таком объекте стать не мог. Подготовка длилась до двух лет,  при том, что у всех офицеров уже было высшее военное образование. Каждый раз дежурные получали подробный инструктаж.

Впрочем, все и так понимали, за что они отвечают. Сапер ошибается только раз  — старая истина. Но сапер рискует только собой, а ошибка дежурного на таком объекте может стоить жизни сотням миллионов и миллиардам человек.

Станислав Петров. 2013 год Станислав Петров. 2013 год. Фото: www.globallookpress.com

Атака-фантом

В ночь на 26 сентября 1983 года система предупреждения о ракетном нападении бесстрастно зафиксировала запуск боевой ракеты с одной из американских баз. В зале дежурной смены в Серпухове-15 взвыли сирены. Все взгляды устремились на подполковника Петрова.

Он действовал в строгом соответствии с инструкцией – проверил функционирование всех систем. Все оказалось в исправном состоянии, а компьютер настойчиво указывал на «двойку» — это код высшей вероятности того, что ракетная атака на СССР происходит на самом деле.

Больше того, система зафиксировала еще несколько пусков с той же ракетной базы. Согласно всем данным компьютера, Соединенные Штаты Америки начали ядерную войну против Советского Союза.

Несмотря на всю подготовку, сам Станислав Петров позже признавался, что находился в глубоком шоке. Ноги были ватными.

Согласно инструкции, дальше подполковник должен был доложить о нападении США главе государства Юрию Андропову. После этого у советского лидера оставалось бы 10-12 минут для того, чтобы принять решение и дать команду на ответный удар. А дальше обе страны исчезнут в пламени ядерных пожаров.

При этом решение Андропова базировалось бы именно на сведениях военных, и вероятность того, что удар по США был бы нанесен, чрезвычайно высока.

Неизвестно, как повел бы себя штатный дежурный, но главный аналитик Петров, много лет работавший с системой, позволил себе ей не поверить. Спустя годы он рассказал, что исходил из постулата о том, что компьютер по определению – дурак. Вероятность того, что система ошиблась, подкреплялась еще одним чисто практическим соображением – крайне сомнительно, что США, начав войну против СССР, нанесли бы удар только со одной базы. А пусков с других американских баз отмечено не было.

В результате Петров принял решение считать сигнал о ядерной атаке ложным. О чем и известил все службы по телефону. Правда, в комнате оперативного дежурного была только спецсвязь, и Петров отправил своего помощника в соседнюю звонить по обычному телефону.

Отправил просто потому, что собственные ноги подполковника не слушались.

Станислав Петров Фото: www.globallookpress.com

Судьба человечества и незаполненный журнал

Каково было пережить следующие несколько десятков минут, знает только Станислав Петров. А если он ошибся, и ядерные заряды сейчас начнут рваться в советских городах?

Но взрывов не последовало. Подполковник Петров не ошибся. Мир, сам того не зная, получил право на жизнь из рук советского офицера.

Как потом выяснилось, причиной ложной сработки стал недостаток самой системы, а именно засветка датчиков спутника, входящего в систему, солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Недостаток устранили, и система предупреждения о ракетном нападении успешно продолжила свою работу.

А сразу после ЧП подполковник Петров получил от начальства втык – за то, что при проверке у него не был заполнен боевой журнал. Сам Петров логично поинтересовался: а чем? В одной руке телефонная трубка, в другой микрофон, перед глазами запуски американских ракет, в ушах сирена, и нужно в считанные секунды решить судьбу человечества. А дописывать позже, не в режиме реального времени, нельзя – уголовно наказуемое деяние.

С другой стороны, генерала Юрия Вотинцева, начальника Петрова, тоже можно понять – мир был поставлен на грань ядерной катастрофы, должен же быть кто-то виноват? Добраться до создателей системы не так-то просто, а дежурный – вот он, рядом. И если даже спас мир, то журнал-то не заполнил?!

Станислав Петров. 2011 год Станислав Петров. 2011 год. Фото: www.globallookpress.com

Просто это такая работа

Впрочем, и карать подполковника за этот случай никто не стал. Служба продолжилась в обычном режиме. Но через некоторое время Станислав Петров уволился сам – просто устал от ненормированного рабочего дня и бесконечных тревог.

Он продолжил заниматься космическими системами, но уже в качестве гражданского специалиста.

Мир узнал о том, кому обязан жизнью, только спустя 10 лет. Причем рассказал об этом в газете «Правда» ни кто иной, как генерал Юрий Вотинцев, нещадно песочивший подполковника Петрова за незаполненный журнал.

С того момента к подполковнику в отставке, скромно живущему в Подмосковье, стали постоянно наведываться журналисты. Пошли и письма от простых людей, которые благодарили Петрова за спасение мира.

В январе 2006 года в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».

В феврале 2012 года  в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ. В феврале 2013 года подполковник в отставке стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооруженных конфликтов.

Сам Станислав Евграфович Петров сказал о себе в одном из интервью: «Я просто рядовой офицер, который сделал свою работу. Плохо, когда начинаешь о себе думать больше, чем ты стоишь».

www.aif.ru

Советский офицер, предотвративший ядерную войну

Станислав Петров, отставной офицер, служивший в войсках ПВО СССР, о смерти которого в возрасте 77 лет сообщили на этой неделе, не любил рассказывать о том дне, когда он предотвратил ядерную катастрофу.

Возможно, ему надоело давать интервью о той роковой эпизодической роли, которую он сыграл в истории холодной войны. А может, он просто был в плохом настроении, когда однажды утром летом 2015 года он ответил на звонок журналиста издания TIME. Но какой бы ни была причина, при первом упоминании о его героизме Петров вспылил — разговаривая по телефону из дома в пригороде Москвы, он не скрывал своего раздражения. «Чушь, — пробурчал он в трубку по-русски. — Чушь! Я просто выполнял свою работу».

Он служил офицером на командном пункте советской системы предупреждения о ракетном нападении, которая имела кодовое название «Око». Система была предназначена для обнаружения пуска американской ракеты с целью нанесения ядерного удара. Командный пункт находился в огромном подземном бункере в секретном городе Серпухов-15, расположенном к югу от Москвы. Петров когда-то участвовал в проектировании и строительстве этого объекта. В ночь на 26 сентября 1983 года он был на дежурстве, когда в бункере завыли сирены.

Это был напряженный момент в истории холодной войны. Лишь тремя неделями ранее советский самолет по ошибке сбил над Японским морем гражданский авиалайнер, в результате чего погибли все 269 человек, находившихся на борту — в том числе 62 американца, один из которых был конгрессменом. За полгода до этого президент Рональд Рейган объявил о планах создания европейской системы противоракетной обороны, которую Кремль считал серьезной угрозой для своего ядерного арсенала. Юрий Андропов, председатель КГБ, ставший годом ранее лидером Советского Союза, был известен своей паранойей — он боялся упреждающего удара американцев, который уничтожит советские ракетные шахты.

Поэтому обе стороны находились в состоянии повышенной боевой готовности, когда спутники системы «Око» обнаружили запуск американской баллистической ракеты, вслед за которой были запущены еще четыре подряд. «Мы создали эту систему, чтобы исключить возможность ложной тревоги, — сказал Петров в интервью изданию TIME в 2015 году. — И в тот день спутники с максимальной степенью достоверности показали, что эти ракеты — уже в воздухе».

Именно Петров должен был подтвердить информацию о приближающихся атакующих ракетах советскому руководству, которое затем отдало бы приказ о нанесении ответного удара, пока американские ракеты находились в воздухе. «По моему мнению, вероятность того, что сигналы тревоги достоверны, составляла 50 на 50, — вспоминает он. — Но я не хотел быть ответственным за начало третьей мировой войны». Поэтому он доложил своему командованию, что тревога была ложной. После длившегося полгода расследования Петров с коллегами обнаружили причину ложной тревоги: за начало американской ракетной атаки советские спутники приняли свет солнечных лучей, отражавшихся от облаков.

«Можете себе представить? Это похоже на то, как ребенок играет с зеркалом, пуская вокруг солнечных „зайчиков″, — пояснил он. — И случайно этот ослепительный свет попал прямо в центр оптического прибора системы». Воспоминания об этом «открытии» и мысли о кажущейся случайности событий, которые привели мир на грань катастрофы — преследовали его до конца жизни.

Но в тот день, когда он беседовал с журналистами TIME, он хотел говорить не о прошлом, а о настоящем. Отношения между США и Россией во время того интервью уже стали почти такими же прохладными, как в 1980-е годы, когда Петров был подполковником. В последние годы своей жизни он говорил, что видит, как мир снова скатывается к ядерному противостоянию, которое может привести к гибели миллионов людей в течение одного часа — не преднамеренно и сознательно, а случайно. «Малейшее неверное движение может привести к колоссальным последствиям, — сказал он мне. — В этом отношении ничего не изменилось».

С того момента, когда Петров высказал это предостережение, ситуация, похоже, только ухудшилась. И США, и Россия стремительно модернизируют свои ядерные вооружения, создавая меньшие по размеру и более мобильные ядерные ракеты, запуск которых в военное время мог бы быть более оправданным (можно было бы легче обосновать). Президент США Дональд Трамп начал обмениваться ядерными угрозами с Северной Кореей, недавно ставшей ядерной державой, обещая обрушить на нее «огонь и ярость». На той неделе, когда стало известно о смерти Петрова, Россия начала серию военных учений, в рамках которых планировалось нанести условный ядерный удар.

Вывод, который он больше всего хотел донести до сознания людей во время нашего разговора, касался не разрушительной мощи ядерного оружия. Он имел в виду неизбежность человеческих ошибок и просчетов в обращении с этим оружием. Особенно в то время, когда политики не говорят о мире, а начинают угрожать войной. «Именно тогда события могут привести к ужасной катастрофе, — сказал он. — Так или иначе, чтобы отдать приказ о запуске одного из этих видов оружия, все равно нужен человек. А человек в любом случае может совершить ошибку». К счастью, Петров ее не совершил.

www.inosmi.info

Кто такой офицер Станислав Петров? Как он предотвратил ядерную войну?

Разум человека против ошибки техники

История предотвращения ядерной войны как нельзя лучше демонстрирует то, что даже самые совершенные машины бессильны, а порой и опасны без контроля человека. Если говорить о боевой технике, то она куда более требовательна чем, например, сельскохозяйственная. Последняя тоже способна беды натворить, но первая создана специально для нанесения вреда боевым объектам и живой силе противника. Ежели она не находится под контролем адекватного и ответственного человека - трагедии не избежать.

Станислав Петров родился за два года до начала Великой Отечественной Войны во Владивостоке. Этот город не подвергался оккупации со стороны Японии, но такая угроза постоянно существовала. Ранние годы жизни мальчика прошли в боевой обстановке, потому, выбор профессии военного не удивителен.

Учился Петров в Киевском высшем военном авиационном инженерном училище, которое в советский период выпускало специалистов всех областей, связанных с ВВС. Готовили там и офицеров, в задачи которых входило обеспечение безопасности тылов. Специальностью Станислава Петрова стала служба ПВО.

Первая публикация о Станиславе Петрове появилась в журнале "Родина".

Годы службы офицера совпали с периодом холодной войны. Советский Союз и США обладали ядерным оружием и в любой момент конкуренция на мировом рынке, или противостояние на околицах политической карты мира могли перерасти в обмен ракетными ударами с ядерными боезарядами.

Этот случай произошел на подмосковном военном объекте Серпухов-15. В начале 80-х гг. ХХ в. там была размещена новая техника под названием Око. Она работает в комплексе со спутниками, которые отслеживают ситуацию на территории враждебного государства. Отметив старт боевой ракеты, они оповещают об этом наземные службы ПВО.

В сентябре 1983 г. новенькое оборудование дало сбой. Согласно одной версии, погодную аномалию над США спутники расценили как запуск ракеты, согласно другой - ошибка была сделана машиной во время обработки полученной информации, не содержавшей никаких тревожных сигналов. Происшествие имело место ночью и решение об ответном ударе должен был принять старший офицер Серпуховской военной базы. В тот раз на объекте дежурил Станислав Петров.

У офицера было два варианта действий:

  • Сообщить о начале ядерной атаки на СССР выше и на все пункты размещения орудий ПВО и ракет, способных нанести контрудар;
  • Попытаться самостоятельно проанализировать полученные данные, перепроверить их с целью выяснения, не являются ли они ошибочными, а уже потом начинать действовать сообразно ситуации.

Петров выбрал второй вариант. Он внимательно просмотрел полученные данные, и они заставили его засомневаться. Стартовал, согласно показателям, выданным Оком, вражеский боезаряд из одной географической точки. Связь со специалистами, ведущими наблюдение за территорией США с помощью другой аппаратуры и не отметивших никаких аномалий, подтвердила догадку Петрова и он дал отбой тревоги.

Огласку происшествие получило только после того, как страна, которую Петров защищал, развалилась. К тому времени наш герой вышел в отставку в звании полковника и жил в подмосковном Фрязино. В 90-е гг. с Петровым старались подружиться разнообразные западные товарищи. Смутные же времена на Родине героя как-то не способствовали вниманию к его истории.

На Родине Петров не получал воинских наград.

В мае этого года Станислава Петрова не стало. Неприятно читать публикации, начинающиеся с признаний журналистов в том, что узнали они о потере только на днях. Такие ответственные и инициативные офицеры как Станислав Петров - пример для молодых военнослужащих. Именно так, не поддаваясь панике и не принимая поспешных решений можно защищать Родину.

Загляните и сюда:

vovet.ru

Советский офицер, который предотвратил ядерную войну, боялся повторения прошлого | Политика | ИноСМИ

Станислав Петров, отставной офицер, служивший в войсках ПВО СССР, о смерти которого в возрасте 77 лет сообщили на этой неделе, не любил рассказывать о том дне, когда он предотвратил ядерную катастрофу.

Возможно, ему надоело давать интервью о той роковой эпизодической роли, которую он сыграл в истории холодной войны. А может, он просто был в плохом настроении, когда однажды утром летом 2015 года он ответил на звонок журналиста издания TIME. Но какой бы ни была причина, при первом упоминании о его героизме Петров вспылил — разговаривая по телефону из дома в пригороде Москвы, он не скрывал своего раздражения. «Чушь, — пробурчал он в трубку по-русски. — Чушь! Я просто выполнял свою работу».

Он служил офицером на командном пункте советской системы предупреждения о ракетном нападении, которая имела кодовое название «Око». Система была предназначена для обнаружения пуска американской ракеты с целью нанесения ядерного удара. Командный пункт находился в огромном подземном бункере в секретном городе Серпухов-15, расположенном к югу от Москвы. Петров когда-то участвовал в проектировании и строительстве этого объекта. В ночь на 26 сентября 1983 года он был на дежурстве, когда в бункере завыли сирены.

Это был напряженный момент в истории холодной войны. Лишь тремя неделями ранее советский самолет по ошибке сбил над Японским морем гражданский авиалайнер, в результате чего погибли все 269 человек, находившихся на борту — в том числе 62 американца, один из которых был конгрессменом. За полгода до этого президент Рональд Рейган объявил о планах создания европейской системы противоракетной обороны, которую Кремль считал серьезной угрозой для своего ядерного арсенала. Юрий Андропов, председатель КГБ, ставший годом ранее лидером Советского Союза, был известен своей паранойей — он боялся упреждающего удара американцев, который уничтожит советские ракетные шахты.

Бывший офицер противоракетной обороны Станислав ПетровThe Guardian19.09.2017Politiken19.09.2017Svenska Dagbladet30.08.2017Поэтому обе стороны находились в состоянии повышенной боевой готовности, когда спутники системы «Око» обнаружили запуск американской баллистической ракеты, вслед за которой были запущены еще четыре подряд. «Мы создали эту систему, чтобы исключить возможность ложной тревоги, — сказал Петров в интервью изданию TIME в 2015 году. — И в тот день спутники с максимальной степенью достоверности показали, что эти ракеты — уже в воздухе».

Именно Петров должен был подтвердить информацию о приближающихся атакующих ракетах советскому руководству, которое затем отдало бы приказ о нанесении ответного удара, пока американские ракеты находились в воздухе. «По моему мнению, вероятность того, что сигналы тревоги достоверны, составляла 50 на 50, — вспоминает он. — Но я не хотел быть ответственным за начало третьей мировой войны». Поэтому он доложил своему командованию, что тревога была ложной. После длившегося полгода расследования Петров с коллегами обнаружили причину ложной тревоги: за начало американской ракетной атаки советские спутники приняли свет солнечных лучей, отражавшихся от облаков.

«Можете себе представить? Это похоже на то, как ребенок играет с зеркалом, пуская вокруг солнечных „зайчиков″, — пояснил он. — И случайно этот ослепительный свет попал прямо в центр оптического прибора системы». Воспоминания об этом «открытии» и мысли о кажущейся случайности событий, которые привели мир на грань катастрофы — преследовали его до конца жизни.

Но в тот день, когда он беседовал с журналистами TIME, он хотел говорить не о прошлом, а о настоящем. Отношения между США и Россией во время того интервью уже стали почти такими же прохладными, как в 1980-е годы, когда Петров был подполковником. В последние годы своей жизни он говорил, что видит, как мир снова скатывается к ядерному противостоянию, которое может привести к гибели миллионов людей в течение одного часа — не преднамеренно и сознательно, а случайно. «Малейшее неверное движение может привести к колоссальным последствиям, — сказал он мне. — В этом отношении ничего не изменилось».

С того момента, когда Петров высказал это предостережение, ситуация, похоже, только ухудшилась. И США, и Россия стремительно модернизируют свои ядерные вооружения, создавая меньшие по размеру и более мобильные ядерные ракеты, запуск которых в военное время мог бы быть более оправданным (можно было бы легче обосновать). Президент США Дональд Трамп начал обмениваться ядерными угрозами с Северной Кореей, недавно ставшей ядерной державой, обещая обрушить на нее «огонь и ярость». На той неделе, когда стало известно о смерти Петрова, Россия начала серию военных учений, в рамках которых планировалось нанести условный ядерный удар.

Вывод, который он больше всего хотел донести до сознания людей во время нашего разговора, касался не разрушительной мощи ядерного оружия. Он имел в виду неизбежность человеческих ошибок и просчетов в обращении с этим оружием. Особенно в то время, когда политики не говорят о мире, а начинают угрожать войной. «Именно тогда события могут привести к ужасной катастрофе, — сказал он. — Так или иначе, чтобы отдать приказ о запуске одного из этих видов оружия, все равно нужен человек. А человек в любом случае может совершить ошибку». К счастью, Петров ее не совершил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Скончался Станислав Петров — человек, предотвративший ядерную войну

Подполковник Станислав Петров — «человек, предотвративший ядерную войну» — скончался 14 мая этого года у себя дома во Фрязино. Об этом только сейчас сообщают западные СМИ.

Первой о смерти офицера сообщила немецкая газета WAZ: туда написал немецкий знакомый, ежегодно поздравлявший Петрова с днём рождения 7 сентября. Выяснилось, что ещё в мае об этом же написал в «Фейсбуке» журналист Дмитрий Лиханов, в своё время одним из первых рассказавший о Петрове в 90-е годы. Но тогда новость не вызвала резонанса.

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров заступил оперативным дежурным на командном пункте системы предупреждения о ракетном нападении в Серпухове-15. В 00:15 система сообщила о пуске американских ракет, целью которых была территория СССР.

Петров, в задачу которого входило сообщить об этом высшему руководству и получить «добро» на ответно-встречный удар, выяснил, что сообщение — ложное, и «наверх» доложил о сбое в системе.

Как позже вспоминал сам Петров, подозрительным показалось среди прочего то, что «пуск» был произведёт лишь из одной точки, т.е. на массированный ядерный удар это не было похоже.

СПРН — сложный комплекс, отслеживающий пуски ракет противника самыми разными средствами, в том числе радиолокационными и оптическими. Выяснилось, что в этот раз ложный сигнал дала оптика спутника (система «Око», введённая в действие за год до событий): отражённый от облаков солнечный свет она приняла за пламя ракетных двигателей.

Произошедшее в сентябре 1983 года стало одним из четырёх (известных) случаев ложного срабатывания СПРН — по два у СССР и США. Однако во всех остальных эпизодах спутники как раз помогли принять решение об отмене тревоги; а тут подвёл именно спутник, и решение пришлось принимать человеку.

Гриф секретности с этих событий был снят лишь десять лет спустя. На Западе широкую огласку дежурство подполковника Петрова получило в 1998 году. Отставного советского офицера приглашали в Германию и в штаб-квартиру ООН, сняли фильм «Человек, который спас мир».

Станислав Петров стал лауреатом Дрезденской премии, которую присуждают за предотвращение вооружённых конфликтов, и получил награду «Ассоциации граждан мира» с надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».

Ни советское, ни российское руководство наградами за это дежурство офицера не отметило.

ru.euronews.com

Станислав Петров – биография офицера, предотвратившего ядерную войну

Не смотря на то, что офицер, который предотвратил мировую войну, скончался еще нескоько месяцев назад, пресса узнала об этом только сейчас. Подробности смерти Станислава Петрова рассказал его сын, который также рассказал о жизни героя.

Сын офицера, который не допустил начала ядерной войны еще в далеком 1983 году, рассказа, что его отец умер в возрасте 77 лет. Станислав Петров в последние годы своей жизни проживал в Подмосковье, в Фрязино. Скончался полковник 19 мая. Как сообщают некоторые источники, Петров умер от застойной пневмании. О кончине офицера, который стал героем и спас мир от войны, написали многие иностранные издания. О смерти Станислава Петрова стало известно после звонка Карла Шумахера – известного режиссера. Он позвонил Петрову, чтобы поздравить с днем рождения, когда его сын рассказал о смерти отца.

Станислав Петров – биография офицера, предотвратившего ядерную войну

Станислав Петров родился 7 сентября 1939 года под Владивостоком. Он закончил высшее радиотехническое училище в 1972 году. После Станислав Петров начал работать оператором, который отвечал за функции спутников. Спутники передавали сигналы о ракетном нападении, а оператор должен был получить сигнал и доложить начальству. В ночь 26 сентября 1983 года Станислав заступил на дежурство. В это время поступил сигнал о нападении, со стороны Америки, но сигнал был ложным – спутник просто сбился. Петров о ситуации не доложил, предположив, что «компьюте-дурак», а Америка не нападала бы только с одной базы.

Так что Станислав Петров стал героем всего мира, ведь в тот момент он предотвратил начало страшной войны. После, датский режиссер Питер Энтони снял киноленту, посвященную Петрову «Человек, который спас мир». В фильме подполковник играл сам себя.

novayagazeta-ug.ru