«Ночной охотник» против «Аллигатора». Ка 52 против апача


Ми-28Н и АН-64 Apache против Ка-52 » Военное обозрение

Сравнивать современную боевую технику – занятие неблагодарное. При прочих равных, в реальном бою многое решает случай и не столько заложенные в оружие характеристики, сколько умелое его применение. Но мы все равно попробуем, ведь всех так интересует – кто круче, наши Ми-28Н и Ка-52 или «ихние» Apache?

Понятно, что сравнение самых современных боевых вертолетов мира – тема, породившая великое множество «священных войн» на интернет-форумах. Так что мы попробуем обобщить лишь самые главные моменты.

Видео: Ка-50

Ми-28Н и АН-64 Apache против Ка-52

Первое, что стоит учесть – это принципиальная схема несущих винтов. Ми-28Н и АН-64 Apache построены на классической основе, с одним несущим и одним рулевым винтом. В отличие от них, Ка-52 реализован на базе крайне редкой и сложной технически соосной схемы, с двумя винтами, одновременно выполняющими функции и полета, и рулежки. Такая схема дает выигрыш в мощности, увеличивая доступный потолок полета на 100-200 м, что в условиях горной местности может оказаться крайне полезным. Да и отсутствие хвостового винта хорошо сказывается на надежности работы среди горных склонов.

Кроме того, вертолет становится более компактным в длину. Зато его профиль увеличивается в высоту, так что выигрыш оказывается довольно сомнительным. Немного улучшается контроль над полетом, что дает возможность Ка-52 делать знаменитую фигуру «Воронка» - вращаясь вокруг точки прицеливания, непрерывно поливать ее огнем. Однако все это не столь существенно, чтобы говорить о серьезных преимуществах соосной схемы над классической одновинтовой.

Гораздо более велика разница в другом. Дело в том, что основным противником вертолетов считается бронетехника, однако любой современный танк имеет средства ПВО, эффективные на расстояниях до 6 км. У вертолета в этой зоне есть считанные секунды на то, чтобы обнаружить и распознать цель и выстрелить по ней. За такое время можно разве что пальнуть из пушки, ракете требуется больше.

Эту проблему американцы решили использованием связок из 1 вертолета разведки и целеуказания вместе с несколькими ударными машинами. Легкий разведчик буквально крадется поблизости от противника, обнаружить и поразить его намного сложнее, чем остающиеся вне пределов досягаемости ПВО танка ударные АН-64 Apache. Он передает сигнал – и только после этого «Апачи» наносят удар.

На такую схему действий был рассчитан и непосредственный предшественник Ка-52, «Черная акула» Ка-50. Это позволило сделать его и легче, и маневренней, избавившись от одного члена экипажа и сделав упор на средства обмена информацией между вертолетами в группе. Однако советская (а теперь – и российская) промышленность до сих пор не может произвести подходящего для таких целей легкой разведывательной машины. Ка-50 (а вместе с ними – и потомки Ка-52) были быстро переведены на другую манеру боя, с использованием ракетного комплекса «Вихрь», способного работать с расстояния до 10 км. Однако у «Вихрь» ночью эта эффективная дистанция снижается до тех же роковых 6 км, да и лазерная система наведения ракет не слишком надежна.

Видео: Ми-28Н

Ми-28Н изначально был более простым и дешевым вариантом. Двухкабинная схема позволила разместить и пилота, и оператора-наводчика, который берет на себя все заботы о стрельбе. А установленный на этом вертолете комплекс «Атака», работающий на дистанциях до 6-8 км, использующих более надежный радиокомандный метод наведения (под ракеты с радиокомандной системой наведения Hellfire AGM-114B модернизировали и американцы свои АН-64 Apache).

Важный элемент обоих российских вертолетов – бортовая РЛС «Арбалет», которая и выполняет задачи разведки и целеуказания, на которые в американском подходе выделяется целый отдельный вертолет (Bell OH-58D Kiowa). Эта, казалось бы, незначительная деталь делает Ка-52 и Ми-28Н оружием совершенно нового уровня – всепогодным. РЛС обеспечивает обнаружение и распознавание целей, картографирование маршрута, целеуказание ракетам, поддерживает маловысотный полет. На Ми-28Н и Ка-52 РЛС установлена над втулкой винта – как и у всепогодной версии АН-64 Apache, небезызвестного Longbow.

Зато американская РЛС не способна решать задачи пилотажа и навигации, а «Арбалет» - может. Ми-28Н считается единственным в мире вертолетом, способным на такой трюк: даже ночью и при плохих метеоусловиях, перейдя в автоматический режим, лететь, огибая рельеф местности, на высоте 5 м ночью, ведя при этом поиск, опознавание и уничтожение целей, параллельно ведя целеуказание и для других участников боя. Впечатляет.

Но все-таки самое тревожащее преимущество американцев – в электронике. По некоторым данным, среди 13 тыс. электронных компонентов, которые устанавливаются на Ми-28Н, более 70% были разработаны 15 и больше лет назад. Современное бортовое радиоэлектронное оборудование «Апачей» позволяет быстрее и более эффективно работать с целями, и даже ранжировать их по степени важности, что сокращает время, которое нужно провести вертолету в пределах досягаемости вражеских средств ПВО. (Такие «умные» системы управления ракетами применяются и в России – к примеру, в противокорабельных ракетах «Гранит», о которых можно прочесть в статье «Петр Морской»). Электроника сама отличит обычную машину от зенитной установки и сама выберет нужную цель.

Ми-28Н против АН-64 Apache

В остальном же Apache весьма похожи на Ми-28Н. А скорее, наоборот, поскольку Ми-28Н создавались на базе одного из самых удачных советских вертолетов Ми-8, и с оглядкой на американских конкурентов. Оба обладают неубирающимся шасси и хвостовой опорой. Оба несут по паре двигателей, расположенных в гондолах по бокам фюзеляжа. У обоих экипаж располагается тандемом – один чуть позади и выше другого. У Ка-52, кстати, два члена экипажа сидят бок о бок, что считается недостатком, снижая обзор и увеличивая фронтальную проекцию машины.

В сравнении с АН-64 Apache, Ми-28Н тяжелее почти на 3 тонны, зато двигатели у него тоже мощнее, что дает ему даже выигрыш в максимальной боевой нагрузке и в летных характеристиках. Кроме того, обзор из кабины Ми-28Н лучше, зато в АН-64 Apache устанавливаются выпуклые стекла, которые не создают бликов, способных помешать работе с приборами. Эти вертолеты даже внешне легко спутать.

Если же сравнить пушечное вооружение, то здесь преимущество будет скорее за Ми-28Н, хотя и оно не слишком значительно. И он, и Apache вооружаются подвижными автоматическими одноствольными орудиями калибра 30 мм. Американская пушка М230 массой 54 кг обеспечивает скорострельность 625 выстрелов в минуту, при эффективной дальности стрельбы 3 км. Считается, что эта пушка отличается не слишком высокой точностью и недостаточной мощностью.

На Ми-28Н устанавливается модифицированная танковая пушка 2А42, старая и проверенная. Она заметно тяжелее американской и обладает серьезной отдачей. Однако с последней проблемой справились конструкторы вертолета, добившись точности даже выше, чем у американского конкурента. Зато, решив ряд трудностей, они получили самое мощное вертолетное орудие в мире: вес снаряда и начальная скорость почти вдвое больше, чем у М230, дальность стрельбы – 4 км, а скорострельность – до 900 выстрелов в минуту. Снаряд, выпущенный с Ми-28Н, прошивает 15-мм броню с 1,5-километровой дистанции.

Кроме того, пушка 2А42 исключительно надежна и практически не перегревается: в отличие от АН-64 Apache, Ми-28Н способен полностью, без перерывов на охлаждение, выпустить весь свой боекомплект. Наконец, стрелок сам выбирает тип снаряда – бронебойный или осколочно-фугасный.

Есть свои отличия и в ракетах. Главный «инструмент» обоих вертолетов – противотанковые управляемые ракеты (ПТУРы), каждый несет их по 16 штук, подвешиваемых на внешних узлах. Для Ми-28Н создали сверхзвуковую высокоточную ракету «Атака-В» с радиокомандным наведением, о котором мы уже упоминали. Такие ракеты работают и в условиях задымленности, и в пыли, которая рассеивает лазерные лучи, мешая ракетам с «обычным» лазерным наведением. А новая версия ракеты «Атака-Д» обладает дальностью действия уже до 10 км.

Важнейший инструмент АН-64 Apache – ракеты Hellfire AGM-114A с лазерным наведением и AGM-114B с радиолокационным наведением. Вертолет может принять оба типа ракет, и экипаж получает возможность прямо во время боя выбрать подходящий вариант. Дальность их действия составляет 6-7 км, но, в отличие от российских ракет, Hellfire дозвуковые. На то, чтобы добраться до цели в 4 км, ракеты тратят 15 с, тогда как российским на это требуется в 1,5 раза меньше.

Но в целом все это больше напоминает игры из серии «найди десять отличий»: все три машины обладают приблизительно одинаковыми характеристиками и относятся к одному поколению. Так что однозначного вывода о том, «кто круче», сделать, видимо, невозможно. Как и говорилось в начале этой заметки, все решает умелое применение и, конечно, судьба.

topwar.ru

Ми 28 «Ночной охотник» и Ка 52 «Аллигатор» сравнение

Дело крайне неблагодарное сравнивать эти две машины – Ми 28Н «Ночной охотник» и Ка 52 «Аллигатор», обе предназначены для уничтожения живой силы и бронетехники противника, оснащение машин одинаковое, так как материалы изготовления одни и те же, двигатели по мощности не уступают друг другу и стоимость голой конструкции обоих вертолётов никак не отличается.

Ка 52

Минобороны выбрало Ми 28Н только из-за того, что переучивание на него с хорошо известную машину Ми 24, у лётного состава не вызовет никаких трудностей. Не надо менять наземное оборудование и ввод в строй пилотов займёт более короткие сроки. Представители МО заметили, что выбрали «Ночной охотник» по причине недостаточности финансирования. Высокопоставленные военачальники отметили большую функциональность Ка 52 по сравнению с Ми 28, но в бою «Аллигатор» должен действовать под прикрытием «Ночного охотника». Несмотря на финансовые трудности после 2016 года поставки Ка 52 в войска будут увеличены в пять раз.

Ми 28Н

Сравнение «Ночного охотника» Ми 28Н с «Аллигатором» Ка 52

Если брать лётно-технические данные, то и «Аллигатор» и «Ночной охотник» по характеристикам вполне сопоставимы друг с другом. Традиционная одновинтовая схема, применённая на Ми 28 конструктивно отработана, известны все нюансы её использования. Опыт, приобретённый в боевом применении Ми 24 в Афганистане, хорошо известен во всём мире и конструкторы знают, как обеспечить живучесть этой несущей системе.

Ка 52

Расположение пилотов тандемом принято на всех ударных вертолётах, это снижает площадь поражения – ещё один плюс в пользу одновинтовой схемы, но усложняет взаимодействие экипажа при активном радиообмене в боевых условиях.

При попадании в режим вихревого кольца, машина с одним винтом более устойчива и скорость снижения в таком режиме 4 м/сек – поставим очередной плюс этой схеме несущего винта. Но вертолёт с одним винтом при посадке и висении не любит бокового ветра справа, при силе ветра выше пяти м/сек хвостовые лопасти работают на углах атаки, превышающих критическое значение, и теряется тянущее усилие, вертолёт закручивает влево и опрокидывает.

Аэродинамика соосной схемы устроена так, что её эффективность на процентов 10 превосходит аэродинамическую эффективность одновинтовой системы. За неимением трансмиссионной передачи и хвостового винта вес машины снижается и увеличивается полезная нагрузка, у такого вертолёта повышается статический потолок.

Ещё один плюс сосной схемы – в силу отсутствия рулевого винта и трансмиссии и малой зависимости суммарной тяги системы НВ от угловой скорости, на камовских машинах в отличие от одновинтовой схемы, нет ограничений на висении по угловой скорости разворота.

Но, самый большой минус несущей системы Ка 52 – это аварии при пилотировании вертолётов даже опытнейшими лётчиками. При резких маневрах происходит перехлёст лопастей винтов в результате этого и погибли лётчик-испытатель Е.И. Ларюшин и генерал Воробьёв.

Отличие Ми 28 от Ка 52

Машины семейства «Ми» отличает невероятная живучесть при обстреле из всех видов стрелкового оружия и ПЗРК. Как показал военный опыт в Афгане и Чечне, милевские машины долетали до аэродрома посадки с повреждённой лопастью несущего винта или даже отстрелянной напрочь, в то же время по статистике процент повреждения рулевых винтов очень небольшой и даже с выведенными из строя хвостовыми винтами, машина на скорости более 200 км/час может произвести посадку, как говорят пилоты, «с торможением об ангар».

Ми 28

В конструкцию Ми 28Н внедрены такие решения, как «система прогрессивного разрушения», это когда крепление кабины, подвеска сидений и устройство шасси обеспечивают целостность членов экипажа при скорости снижения до 13 м/сек. Всё рассчитано так, что при этом двигатели и другие агрегаты машины не придавливают членов экипажа. Проведённые испытания доказали, что эта система работает.

Соосная схема – это прекрасно сбалансированная аэродинамическая система и при повреждении одной из лопастей  камовский вертолёт в этом случае обречён. С двумя винтами, как у Ка 52 увеличивается соответственно в два раза вероятность поражения от средств ПВО.

В отличие от «Аллигатора» у Ми 28Н пушка расположена в носовой части и поэтому сектор обстрела у неё больше, но у Ка 52 она расположена вблизи центра масс, поэтому и стреляет точнее.

Но всё преимущество сосной схемы несущих винтов – лучшая маневренность, хорошая управляемость при боковом ветре и запас мощности, дающий выполнять полёты в горной местности, не разрешают отказаться от Ка 52 как от боевой машины. Немаловажное значение имеет расположение пилотов в «Аллигаторе» рядом с друг другом, это разрешает улучшить взаимопонимание лётчиков в боевой обстановке и расширить сферу обзора. Возможности новейшего комплекса «Вихрь» разрешают управлять ракетами «воздух-воздух» на дальности до 10 километров. Ещё одна особенность сосной схемы несущих винтов – низкий уровень шума, что крайне важно для незаметного подхода к объекту.

Командование ВС России приняло разумное решение – принять на вооружение обе машины. Ми 28 «Ночной охотник» использовать как ударный вертолёт на поле боя, а Ка 52 «Аллигатор» применять для уничтожения террористических групп и операциях спецназа.

«Ночной охотник» Ми 28Н и «Аллигатор» Ка 52 в Сирии

На территории Сирии наши боевые машины базируются на аэродроме Хмеймим в провинции Латакия. Несколько Ми 28Н и Ка 52 принимают участие в уничтожении террористических бандформирований ИГИЛ и в операциях по освобождению городов.

По данным пресс-службы МО России Ми 28 «Ночной охотник» в одном из вылетов разгромил боевую машину пехоты одного из подразделения ИГИЛ и уничтожил здание с находящимися внутри террористами. Вертолёты Ка 52 также участвовали в контртеррористических операциях, но пока официально это не подтверждено.

Сирия видео Ка 52 Ми 28 удар

https://www.youtube.com/watch?v=RrMAGSlVcg0

The following two tabs change content below.

Рекомендуем к просмотру

comments powered by HyperComments

aviarf.ru

Ка-52/ Ми-28н «Ночной охотник» vs «Apache». «Битва ТИТАНОВ» (Видео)

Сравнивать современную боевую технику – занятие неблагодарное. При прочих равных, в реальном бою многое решает случай и не столько заложенные в оружие характеристики, сколько умелое его применение. Но мы все равно попробуем, ведь всех так интересует – кто круче, наши Ми-28Н и Ка-52 или «ихние» Apache?

Error, group does not exist! Check your syntax! (ID: 1)

Понятно, что сравнение самых современных боевых вертолетов мира – тема, породившая великое множество «священных войн» на интернет-форумах. Так что мы попробуем обобщить лишь самые главные моменты. Первое, что стоит учесть – это принципиальная схема несущих винтов. Ми-28Н и АН-64 Apache построены на классической основе, с одним несущим и одним рулевым винтом. В отличие от них, Ка-52 реализован на базе крайне редкой и сложной технически соосной схемы, с двумя винтами, одновременно выполняющими функции и полета, и рулежки.

Дело в том, что основным противником вертолетов считается бронетехника, однако любой современный танк имеет средства ПВО, эффективные на расстояниях до 6 км. У вертолета в этой зоне есть считанные секунды на то, чтобы обнаружить и распознать цель и выстрелить по ней. Эту проблему американцы решили использованием связок из 1 вертолета разведки и целеуказания вместе с несколькими ударными машинами. Легкий разведчик буквально крадется поблизости от противника, обнаружить и поразить его намного сложнее, чем остающиеся вне пределов досягаемости ПВО танка ударные АН-64 Apache. Он передает сигнал – и только после этого «Апачи» наносят удар.

На такую схему действий был рассчитан и непосредственный предшественник Ка-52, «Черная акула» Ка-50. Это позволило сделать его и легче, и маневренней, избавившись от одного члена экипажа и сделав упор на средства обмена информацией между вертолетами в группе.

Ми-28Н изначально был более простым и дешевым вариантом. Двухкабинная схема позволила разместить и пилота, и оператора-наводчика, который берет на себя все заботы о стрельбе. А установленный на этом вертолете комплекс «Атака», работающий на дистанциях до 6-8 км, использующих более надежный радиокомандный метод наведения. Важный элемент обоих российских вертолетов – бортовая РЛС «Арбалет», которая и выполняет задачи разведки и целеуказания, на которые в американском подходе выделяется целый отдельный вертолет (Bell OH-58D Kiowa). Эта, казалось бы, незначительная деталь делает Ка-52 и Ми-28Н оружием совершенно нового уровня – всепогодным.

Ми-28Н создавались на базе одного из самых удачных советских вертолетов Ми-8, и с оглядкой на американских конкурентов. Оба обладают неубирающимся шасси и хвостовой опорой. Оба несут по паре двигателей, расположенных в гондолах по бокам фюзеляжа. У обоих экипаж располагается тандемом – один чуть позади и выше другого. У Ка-52, кстати, два члена экипажа сидят бок о бок, что считается недостатком, снижая обзор и увеличивая фронтальную проекцию машины.

В сравнении с АН-64 Apache, Ми-28Н тяжелее почти на 3 тонны, зато двигатели у него тоже мощнее, что дает ему даже выигрыш в максимальной боевой нагрузке и в летных характеристиках. Кроме того, обзор из кабины Ми-28Н лучше, зато в АН-64 Apache устанавливаются выпуклые стекла, которые не создают бликов, способных помешать работе с приборами. Эти вертолеты даже внешне легко спутать.

Если же сравнить пушечное вооружение, то здесь преимущество будет скорее за Ми-28Н, хотя и оно не слишком значительно. И он, и Apache вооружаются подвижными автоматическими одноствольными орудиями калибра 30 мм. Американская пушка М230 массой 54 кг обеспечивает скорострельность 625 выстрелов в минуту, при эффективной дальности стрельбы 3 км. Считается, что эта пушка отличается не слишком высокой точностью и недостаточной мощностью.

На Ми-28Н устанавливается модифицированная танковая пушка 2А42, старая и проверенная. Она заметно тяжелее американской и обладает серьезной отдачей. Однако с последней проблемой справились конструкторы вертолета, добившись точности даже выше, чем у американского конкурента. Зато, решив ряд трудностей, они получили самое мощное вертолетное орудие в мире: вес снаряда и начальная скорость почти вдвое больше, чем у М230, дальность стрельбы – 4 км, а скорострельность – до 900 выстрелов в минуту. Снаряд, выпущенный с Ми-28Н, прошивает 15-мм броню с 1,5-километровой дистанции.

Есть свои отличия и в ракетах. Главный «инструмент» обоих вертолетов – противотанковые управляемые ракеты (ПТУРы), каждый несет их по 16 штук, подвешиваемых на внешних узлах. Для Ми-28Н создали сверхзвуковую высокоточную ракету «Атака-В» с радиокомандным наведением, о котором мы уже упоминали. Такие ракеты работают и в условиях задымленности, и в пыли, которая рассеивает лазерные лучи, мешая ракетам с «обычным» лазерным наведением. А новая версия ракеты «Атака-Д» обладает дальностью действия уже до 10 км.

Важнейший инструмент Apache – ракеты Hellfire с лазерным наведением и AGM с радиолокационным наведением. Вертолет может принять оба типа ракет, и экипаж получает возможность прямо во время боя выбрать подходящий вариант. Дальность их действия составляет 6-7 км, но, в отличие от российских ракет, Hellfire дозвуковые. На то, чтобы добраться до цели в 4 км, ракеты тратят 15 с, тогда как российским на это требуется в 20-25 секунд.

Но в целом все это больше напоминает игры из серии «найди десять отличий»: все три машины обладают приблизительно одинаковыми характеристиками и относятся к одному поколению. Так что однозначного вывода о том, «кто круче», сделать, видимо, невозможно. Как и говорилось в начале этой заметки, все решает умелое применение и, конечно, судьба.

Источник

www.pravda-tv.ru

Воздушные бои: "Аллигатор" против "Апача"

Ударные вертолеты в современных армиях - машина незаменимая и по-настоящему универсальная. Необходимо разведать скопление сил врага - пожалуйста! Скоординировать боевые части с воздуха - нет проблем. А уж подбить пару-тройку танков и БТР - легче легкого. Как всегда, когда речь заходит о заочном соперничестве в вооружении, представляются ведущие армии - России и США. Поэтому в этом материале мы рассмотрим все плюсы и минусы российского Ка-52 "Аллигатор" и его заокеанского коллеги - AH-64 "Апач". 

Немного истории

Базой для создания Ка-52 послужил широко известный вертолет Ка-50 или "Черная акула", тот самый, о котором в 1990-е был снят художественный фильм. "Акула" очень неплохо зарекомендовала себя, две машины даже участвовали в боях против боевиков в Чечне, но по неизвестным причинам производство машин было очень скоро остановлено. 

В 1994 году, несмотря на безденежье и пока еще востребованный Ка-50, ОАО "Камов" берется за проектирование его существенно доработанной двухместной модификации. Уже в 1995 году на выставке МАКС-1995 публике был представлен макет будущего вертолета, а в ноябре 1997 года в небо поднялся полноценный прототип "Аллигатора", произведя настоящий фурор среди военных специалистов и журналистов разных стран. На данный момент создано и находится на вооружении России 68 штук Ка-52, а к 2017 году планируется увеличить это количество вчетверо.  Ударный вертолет, как самостоятельный класс военной техники появился в США несколько раньше, чем в СССР, поэтому уже в середине 70-х годов прошлого века Пентагон озаботился созданием перспективного вертолета огневой поддержки. В конкурсе принимали участие все ведущие американские авиационные компании тех лет - от "Боинга" до "Хьюза". Проект конструкторов последнего одержал победу, но "сырой" прототип приходилось постоянно дорабатывать и вместо запланированного поступления на вооружения в конце 80-х, "Апач" появляется у военных почти через 10 лет. Но и такой существенный временной промежуток не избавил АН-64 от инцидентов: только с 1983 по 1984 года случилось три небоевых потери "шестьдесят четвертого" - из строя выходили и рулевые винты, и лопасти, без жертв не обошлось. 

В чем сила, брат?

Для начала стоит сказать, в чем состоит ключевое отличие ударного вертолета от всех прочих. Во-первых, он должен нести в себе функцию штурмовика, то есть непосредственно поддерживать сухопутные войска, уничтожая живую небронированную силу противника. Во-вторых, поражать укрепленные объекты, танки и корабли. Соответственно и вооружение у таких вертолетов особенное. Например, Ка-52 имеет противотанковые управляемые ракеты, способные поражать 900-миллиметровую броню. Также на такие машины устанавливают ракеты класса "воздух-земля", "воздух-воздух" и целый арсенал малокалиберных пушек и пулеметов. 

На российский "Аллигатор" установлены два мощных двигателя ВК-2500 производства ОАО "Климов". Точно такие же стоят на целой линейке вертолетов семейства Ми. Максимальная мощность, выдаваемая этими силачами, 2х2700 лошадиных сил.  Силовая установка американца слабее: два турбовинтовых двигателя General Electric в зависимости от модификации выдают до 2х1890 лошадиных сил. Максимальная скорость у аппаратов сопоставима - 350 километров в час у "Аллигатора" против 365 у "АН-64". В графе "дальность полета" опять минимальное преимущество у американца - 480 километров, против 400 у Ка-52.

Перейдем к вооружению винтокрылых машин. "Апач" обладает 30-миллиметровой пушкой, которая позволяет производить более 10 выстрелов в секунду. Ракетное вооружение состоит из 16 снарядов типа "воздух-земля", 16 ракет класса НУР (крылатые противокорабельные ракеты) или неуправляемых авиационных ракет, и иногда - из 4 ракет класса "воздух-воздух", которые, как правило, используются только для самообороны.

"Аллигатор" также имеет 30-миллиметровую пушку, а вот набор ракет другой: 24 противотанковые 9К121 "Вихрь" с лазерной системой наведения и системой захвата нескольких целей. Точно такие же ракетные системы стоят на самолетах-штурмовиках Су-39 и Су-25М. "Вихрь" настоящая беда для танкистов, ведь его снаряд пробивает броню в 900 миллиметров с дальности в 9 километров. Для защиты от возможной воздушной атаки есть 4 ракеты "Игла-В", которые практически идентичны своим наземным переносным зенитным ракетным комплексам (ПЗРК) и позволяет поражать цели на расстоянии до 7 километров. Кроме того на Ка-52 установлены настоящие гиганты - 122-миллиметровые неуправляемые авиационные ракеты С-13. Такие снаряды предназначены для "крепких орешков" - бетонных огневых точек, техники и кораблей.

На Ка-52 применена новейшая отечественная радиолокационная система "Арбалет". Она позволяет совершать целый спектр действий:

- обеспечение атаки наземных, надводных и воздушных целей с применением управляемого и неуправляемого вооружения

- обнаружение самолетов, вертолетов и наземной техники противника

- обнаружение пуска ракет противника в сторону вертолета

- коррекция и контроль над маловысотным полетом

- определение степени угрозы обнаруженных воздушных целей

- обеспечение круговой групповой и индивидуальной обороны

С такой системой вертолет становится если не неуязвимым, то, как минимум, всегда готовым к опасности.

Броня крепка

Бронирование геликоптеров различается. У АН-64 кабина окружена полиакриловыми и кевларовыми бронеплитами, которые теоретически способны выдержать попадания крупнокалиберных пулеметов с небольшого расстояния. На практике все куда трагичнее. Широко известна история, когда в 2003 году, во время вторжения армии США в Ирак, обычный крестьянин сбил "Апач" из простой охотничьей винтовки. 

Позднее американские военные и журналисты настойчиво твердили о том, что все это было пропагандистским ходом иракской армии. Тайна остается тайной, но АН-64, в отличие от Ка-52, и вправду менее живуч даже под огнем автоматического оружия. Например, в Ираке и в Афганистане случаи поражения вертолета из автоматов Калашникова были задокументированы и под сомнение не ставятся. Слабая защищенность экипажа обусловлена малой заметностью вертолета и его повышенной маневренностью, но военные эксперты разных стран сходятся во мнении, что в последнее десятилетие сильные бронированные вертолеты показывают себя в столкновениях с лучшей стороны, чем их легкие "собратья". 

Ка-52 также защищен от крупнокалиберных пулеметов и малокалиберных пушек. Если еще говорить про уникальные элементы "Аллигатора", то обойти стороной катапультируемые кресла точно нельзя. Устройства К-37-800М были разработаны специально для данного вертолета, а механика их срабатывания очень проста. В случае необходимости экипаж нажимает на кнопку катапультирования и кресла буквально выстреливают через остекленную кабину, одновременно с этим лопасти "вертушки" складываются и отбрасываются в сторону, чтобы не ранить пилотов. Вообще "Аллигатор" обладает повышенной живучестью: выход одного из двух двигателей - не причина для паники, машина останется управляемой и спокойно сможет выйти из боя. Если же потеряны обе силовых установки, то на помощь придет авторотация - вертолет будет способен планировать и экипаж не пострадает при посадке.

Долгожданное принятие на вооружение Ка-52 значительно повышает потенциал российской армии. Бесшумная и незаметная машина, способная с расстояния в несколько километров обнаружить и уничтожить танк или огневую точку и невредимой вернуться домой - чем ни идеальное оружие? Если 15 лет назад у АН-64 не было достойного конкурента, то теперь "Аллигатор" вместе с великолепным Ми-28 должны потеснить устаревшего "американца".

interpolit.ru

Ка-52 "Аллигатор" против лучших ударных вертолетов мира

Ка-52 "Аллигатор" является лучшим ударным вертолетом в мире. Его нетрадиционная компоновка, фантастическая маневренность и мощное оружие оставляют далеко за флагом даже легендарный АН-64 Apache, не говоря о других машинах. Подробности в нашем обзоре. 

Невидимый дракон Ударный вертолет Changhe Z-10 - один из немногих образцов китайской военной техники, созданный собственными силами. Ну или почти. Такое решение было вызвано невозможностью (из-за введенных США санкций) купить современный боевой вертолет за рубежом и скопировать его по обыкновению. Впрочем, когда Z-10 обрел очертания и характеристики, выяснилось, что заграница все-таки помогла Китайскому вертолетостроительному институту.

Не имея современных турбовальных двигателей, КНР купила 10 моторов для опытной партии вертолетов у "Пратт-Уитни Канада" - дочерней структуры United Technologies Corp., жестоко оштрафованной американскими властями за поставки военных технологий в Китай. На серийных образцах Z-10 установлены, по официальной информации, двигатели китайского производства, разработанные с участием российских и украинских специалистов. 

Французская компания "Еврокоптер" разработала главный ротор, а итальянская "Агуста" - трансмиссию. Эмбарго удалось обойти, поскольку по документам узлы создавались для гражданского вертолета. А когда появились первые фотографии китайского вертолета, стало очевидно, что конструкторы Поднебесной изобрели Апач, граненый фюзеляж которого намекает на применение стелс-технологий.

Вертолет оборудован электродистанционной системой управления и "стеклянной кабиной", где показания приборов, аэронавигационная и боевая обстановка выводятся на многофункциональные дисплеи. Есть в нем и нашлемная прицельно-информационная система. В носовой части Z-10 установлены инфракрасная камера, лазерный дальномер и камера для ночных полетов.

Основным вооружением Changhe являются восемь противотанковых управляемых ракет HJ-10, аналог американской ПТУР AGM-114 "Хеллфайр". Также вертолет оснащен 30-миллиметровой пушкой в носовой турели, неуправляемыми реактивными снарядами и легкими ракетами "воздух-воздух" для защиты от воздушного нападения. В общем, американские технологии 30-летней давности, приводимые в движение маломощными двигателями, могут произвести впечатление на соседей (у которых и такого нет), но не способны реально противостоять лучшим машинам в этом классе. 

Африканский крокодил Южноафриканский Super Hind, производимый компанией ATE, является одной из многочисленных модернизаций советского Ми-24, сотнями поставлявшегося в развивающиеся страны. История конкретно Хинда началась с 40 алжирских вертолетов, переданных ЮАР для обновления. По сравнению с Ми-24 его африканский потомок имеет измененную носовую часть. Улучшен обзор из кабины, установлено новое радиоэлектронное оборудование. Центровка машины сместилась назад, в связи с чем улучшилась маневренность - особенно при полете на сверхнизких высотах с огибанием препятствий. 

Вес машины уменьшился на две тонны. Экипаж защищен кевларовой броней и снабжен многофункциональными дисплеями для получения оперативной информации. Советскую 30-миллиметровую пушку в носовой части вертолета сменила 20-миллиметровая южноафриканская с большими скоростями и углами наведения. В топовой комплектации Super Hind оснащен нашлемным визиром, позволяющим пилоту взглядом управлять как обзорно-прицельной системой, так и вооружением. 

Вертолет способен использовать большую номенклатуру российского и южноафриканского оружия. Основным ударным вооружением являются ПТУР Ingwe - восемь ракет могут размещаться в двух пусковых установках под крыльями. На испытаниях было выпущено более 400 ПТУР и 90 процентов из них поразили цели.

Достойная машина, а для африканского континента просто первоклассная. Но, несмотря на все свои достоинства, Ми-24 (Крокодил на военно-воздушном сленге) - машина вчерашнего дня. В особенности, если летают на ней не русские парни. 

Пластмассовый тигр Созданию итало-франко-германского ударного вертолета Eurocopter Tigеr помешал развал Советского Союза и вывод советских войск из Германии. Вероятность того, что "русские придут" резко снизилась и Германия тут же уменьшила вдвое план по закупке Тигров. Затем Франция переключила финансовые потоки с еврокоптера на свой собственный, получивший имя Жаффе (Кочет). Тем не менее в 1994 году проект машины был окончательно утвержден и она пошла в производство.

Фюзеляж и крыло "Тигра" из углепластика, обтекатели из стекловолокна и кевлара. Большое внимание уделено живучести - вертолет без проблем переносит попадания 23-миллиметровых снарядов ЗСУ "Шилка". Редуктор трансмиссии способен 30 минут проработать без смазки, а избыточная прочность делает его нечувствительным к попаданию 12,7-миллиметровых пуль. Неубирающееся трехстоечное шасси способно выдержать жесткую посадку с вертикальной скоростью до 6 метров в секунду. 

Кабина двухместная, тандемная: впереди сидит пилот, за ним оператор. Сиденья у них ударопоглощающие и бронированные. Tiger оказался первым серийным вертолетом с жидкокристаллическими дисплеями, позволяющими считывать показания при любом освещении. Комбинированная система оповещения об угрозе чувствительна как к радиолокационному облучению, так и лазерным лучам. Экипажу полагаются нашлемные прицелы для управления оружием.

Что до самого вооружения, то оно у каждой страны-участницы проекта свое. Общая только 30-миллиметровая автоматическая пушка. На четырех точках подвески под крыльями Tiger может нести восемь франко-германских ПТУР HOT или столько же "Хеллфайров" и по четыре оборонительных зенитных ракеты "Мистраль" или "Стингер". Вместо ПТУР можно подвешивать блоки с 22 неуправляемыми ракетами, крупнокалиберные пулеметы и дополнительные топливные баки.

Несмотря на высокие технологии и общую культуру производства судьбу еврокоптера завидной не назовешь. Министерство обороны Германии признало Tiger негодным для использования в связи с многочисленными дефектами и недоработками. 22 машины, вооруженные AGM-114 "Хеллфайр", приобрела Австралия для последующей модернизации и адаптации. Интерес к покупке вертолетов проявляли Индия и Саудовская Аравия, но сделки не состоялись. 

Вождь апачей Армейская авиация США, Великобритании, Израиля, Нидерландов и Японии использует различные модификации легендарного AH-64 Apache. Согласно сформулированному в 1972 году техзаданию министерства обороны США новая машина должна была бороться с танками в условиях активного противодействия ПВО и РЭБ в любое время суток и при любой погоде, обладать хорошей маневренностью, высокой живучестью и автономностью. В разработке ударного вертолета участвовали все вертолетные и ряд самолетных фирм США, на его доводку ушло 12 лет, на вооружение Apache был принят в 1984 году.

Передние кромки лопастей несущего винта из титана - он выдерживает легкие касания деревьев и других препятствий, что необходимо на бреющем полете с огибанием препятствий. Два турбовальных двигателя мощностью по 1625 лошадиных сил разнесены и взаимозаменяемы. Для снижения уровня шума хвостовой винт сделан Х-образным, а лопасти его установлены под разными углами: каждая из них подавляет часть шума, производимого предыдущей. Основные стойки неубирающегося шасси снабжены мощными амортизаторами, способными поглотить энергию удара при аварийной посадке с вертикальной скоростью 12 метров в секунду. 

Основным вооружением АН-64 являются ПТУР "Хеллфайр", работающие по принципу "пустил и забыл". Прицельно-навигационная система автоматически захватывает цели и обстреливает их. Вращающийся в двух плоскостях модуль на носу вертолета имеет инфракрасную и телевизионную камеры, а также лазерный дальномер. Другая система позволяет летать вслепую на любой высоте. Информация от ее сенсоров выводится на цветной дисплей и нашлемный индикатор.

Боевое крещение Апачи получили в Ираке. Именно эти вертолеты совершили первые выстрелы "Бури в пустыне", выпустив в ночь на 17 января 1991 года "Хеллфайры" по двум иракским радарам системы ПВО в пригородах Багдада. Обе РЛС были уничтожены. Далее АН-64 осуществляли поддержку наземной операции, расстреливая иракские танки. По разным данным, Апачи сожгли от 278 до 500 боевых машин.

Во время второй войны в Ираке и его оккупации американскими войсками стали выявляться слабые места вертолета. АН-64 защищен от огня пулеметов и малокалиберных зенитных пушек, но беззащитен перед ПЗРК - в особенности при полетах на малой высоте над городскими кварталами, где вертолет не успевает выполнить противозенитный маневр. В общей сложности в Ираке было потеряно около полусотни Апачей - часть из них партизаны сожгли, обстреливая из минометов места дислокации американских ВВС.

Сейчас на вооружении стоит модификация Longbow. От прежней ее отличают мощный, расположенный над несущим винтом радар и усовершенствованная электроника. В частности, интегрированная система управления огнем позволяет одному вертолету из группы наблюдать за целями и наводить на них ПТУРы, выпускаемые другими машинами из укрытия.

Симметричный ответ Как бы ни был хорош Апач - а он действительно хорош и останется основным ударным вертолетом НАТО на ближайшие десятилетия, - ему далеко до российского Ка-52 "Аллигатор". Сравнивать их попросту некорректно, поскольку это машины разных поколений - как Фарман и ПАК ФА: задачи одни и те же выполняют, но разница очевидна.

Благодаря соосной схеме с двумя несущими винтами Ка-52 обладает фантастической маневренностью - он может лететь задом со скоростью 130 километров в час, боком - 100 километров в час. Максимальная скорость "Аллигатора" тоже лучшая в классе - 370 км/ч. Машина способна выполнять пилотаж, недоступный вертолетами классической компоновки. Чего стоит одна фигура "Воронка", когда Ка-52 кружит над целью, будучи постоянно развернут к ней носом и поливая непрерывным огнем. Вертолет способен выполнять и самолетный пилотаж: бочку, косую петлю и другие элементы. 

Соосные винты обеспечили Ка-52 настоящую всепогодность - он может лететь против урагана со скоростью 140 километров в час, четко выдерживая по спутниковой навигации маршрут и местоположение. Взлетная мощность каждого из двух двигателей 2500 лошадиных сил, при отказе одного мотора другой выдает до 2800. Есть режим выхода из помпажа и автоматический запуск после остановки мотора в воздухе.

Обзорно-пилотажная и поисково-прицельные системы интегрированы в единый цифровой комплекс с бортовой вычислительной машиной, комплексом обороны и тремя радиостанциями. Ка-52 способен засекать, сопровождать и обстреливать цели (в том числе малозаметные) в любое время суток и в густом тумане. Бортовая электроника имеет открытую архитектуру, позволяя при необходимости устанавливать новое программное обеспечение без замены "железа".

Вооружен "Аллигатор" ПТУР "Вихрь" с лазерной системой наведения и тандемной боевой частью. Ракета пробивает 900-миллиметровую броню, не обращая внимания на активную защиту. Первая ступень боеголовки отражается защитой, а вторая прожигает любой танк с любой проекции, устраивая внутри локальный ад. Серией "Вихрей" вертолет накрывает четыре мишени за 30 секунд. У американцев подобные характеристики есть пока только на бумаге - в перспективной системе, заказанной DAPRA.

Для расправы над легкобронированными целями, радарами и зенитными установками у Ка-52 имеется 30-миллиметровая автоматическая пушка. Расположена она у центра масс, что повышает точность стрельбы, скорость и маневренность машины. Снаряды пробивают 15-миллиметровую броню на дистанции 1500 метров при угле встречи 60 градусов - недостижимый показатель в мире. Ни одна другая авиапушка в мире на такое не способна.

Кабина "Аллигатора" бронирована, топливная система защищена от взрыва и пожара. Эксперименты показали, что вертолет может продолжать полет даже при полном разрушении хвостового оперения, в то время как Апач при повреждении рулевого винта выходит из-под контроля. При отказе обоих двигателей Ка-52 планирует на авторотации. Жесткую посадку компенсируют амортизаторы и стойки шасси, бронированная носовая часть и сминаемые блоки под сиденьями. Катапультируемые кресла разработаны с учетом вертолетной специфики. В аварийной ситуации полосы взрывчатки разрывают остекление кабины, а лопасти винтов отстреливаются.

Министерство обороны России заказало 240 вертолетов Ка-52, более 50 уже поступило в войска. Сто с лишним "Аллигаторов" примет на вооружение военно-морской флот - для поддержки десантов и охоты на корабли малого и среднего тоннажа. 

interpolit.ru

Убийцы с пропеллером: «Ночной охотник» против «Аллигатора»

Министерство обороны РФ наконец-то определилось с ударным вертолетом, который должен прийти на смену легендарному «Крокодилу» Ми-24. В течение девяти лет оно планирует закупить 67 ударных вертолетов Ми-28Н. Не забудут и проигравшего конкурента — за этот же период будет закуплено 12 вертолетов Ка-52, в основном для проведения специальных операций.

МИ-28Н: ударный вертолет сухопутных войск способен вести боевые действия в любое время суток при любых погодных условиях

КА-52: двухместный «Аллигатор» — по‑настоящему революционный ударно-стратегический вертолет, не имеющий аналогов в мире

Управляемые авиационные реактивные снаряды

Конкуренты: АН-64 «Апач». Силовая установка, л.с.: 3390, скорость полета, км/ч: 296, скороподъемность, м/с: 16, статический потолок, м: 3415, дальность полета, км: 435

Конкуренты: Ми-28 «Ночной Охотник». Силовая установка, л.с.: 4440, скорость полета, км/ч: 300, скороподъемность, м/с: 13,6, статический потолок, м: 3500, дальность полета, км: 460

Конкуренты: Ка-52 «Аллигатор». Силовая установка, л.с.: 4400, скорость полета, км/ч: 300, скороподъемность, м/с: 10, статический потолок, м: 3600, дальность полета, км: 520

Идея создания ударных вертолетов принадлежит американцам. Опыт вьетнамской компании выявил потребности армии сразу в трех типах вертолетов: транспортных, ударных и разведывательных. Первые должны быть вместительными и грузоподъемными, вторые — мощными, маневренными и компактными, а последние — скоростными и дешевыми. И если транспортные и разведывательные вертолеты уже производились промышленностью, то ударный пришлось создавать с нуля — в 1964 году Пентагон объявил конкурс на разработку такой машины. Среди поступивших проектов было немало весьма экзотических. Например, Boeing предложил своеобразный винтокрылый вариант летающих ганшипов — увешанный контейнерами с неуправляемыми ракетами (НУР) тяжелый транспортный CH-47 Chinook, из иллюминаторов которого торчали шесть крупнокалиберных пулеметов. Победу же одержал Lockheed AH-56 Cheyenne, гибрид легкого вертолета и штурмовика, — изящный аппарат с четырехлопастными несущим и хвостовыми винтами, трехлопастным толкающим винтом, небольшими крыльями, развивающий скорость 407 км/ч и вооруженный пушкой, гранатометом и управляемыми ракетами. Однако революционный «Шайен» оказался слишком сложным в доводке, а ударные вертолеты требовались во Вьетнаме немедленно. Тогда компания Bell в инициативном порядке предложила компромиссное решение. Взяв за основу свой транспортный UH-1 Iroquois, конструкторы удалили транспортный отсек, оставив только минимально необходимое пространство для двух пилотов. Причем пилотов разместили не рядом, а тандемом, друг над другом. В итоге в получившемся вертолете AH-1 Cobra только специалист мог узнать родного брата «Ирокеза». Именно «Кобра» стала первым в мире ударным вертолетом, основное и единственное назначение которого — убивать. Уже в начале 1966 года «Кобры» появились в небе Вьетнама, зарекомендовав себя как чрезвычайно эффективное оружие и породив целую серию копий и подражаний во многих странах. Но не в СССР.

Летающая БМП

В СССР победила другая концепция — «летающей БМП», универсальной машины для десантных операций и огневой поддержки. Такой бронированный вертолет мог бы доставить десант, а после высадки поддержать его огнем бортового вооружения. В тендере столкнулись две машины: Ка-25Ш (модификация противолодочного Ка-25) и Ми-24, который и выиграл. Конструкторы КБ Миля пошли по пути инженеров Bell, взяв за основу хорошо обкатанный транспортный Ми-8, обжав его с боков, забронировав жизненно важные места и разместив на нем мощное вооружение. Сходство с массовым Ми-8 было не последним доводом в пользу Ми-24, ведь в армии уже была развернута техническая база для этого типа вертолетов. В 1971 году Ми-24 стали поступать на вооружение Советской армии. Первые модификации Ми-24А (их было выпущено около 250) с кабиной, где летчики сидели все еще рядом, сильно напоминали грубо забронированные транспортные Ми-8. Лишь через несколько лет летчиков разместили тандемом, как в «Кобре», и вертолет приобрел окончательный вид. До 1991 года было выпущено рекордное количество Ми-24 различных модификаций — 2500 машин.

Опыт армейской и боевой эксплуатации Ми-24 выявил ошибочность советской концепции «летающего БМП» — вертолет почти все время использовался в качестве ударного, таская на себе мертвым грузом грузопассажирский отсек. Десантные же и транспортные операции целиком легли на плечи транспортных Ми-8. В итоге уже в 1975 году Министерство обороны СССР вновь заказало конструкторским бюро Камова и Миля на конкурсной основе новый ударный вертолет. На сей раз военные были более точными: им требовался советский AH-1 Cobra. Через несколько лет ориентир поменялся, но не сильно — образцом для подражания стал американский Hughes AH-64 Apache.

Охотники за танками

К тому времени определился основной объект охоты ударных вертолетов — танки. В октябре 1973 года в ходе Арабо-израильской войны за 30 боевых вылетов египетских Ми-4 была уничтожена половина танков одной из бригад 162-й израильской бронетанковой дивизии. Через 5 дней 18 израильских вертолетов «Кобра» в одном из вылетов с применением ПТУР уничтожили 90 египетских танков, не потеряв при этом ни одной машины. В обоих случаях танковые колонны шли без прикрытия ПВО. После этих побоищ жизнь вертолетов сильно осложнилась. Появившиеся в то же время у египтян советские ЗСУ-23−4 «Шилка» засекали радарами вертолеты на высоте более 15 м на расстоянии 18 км. Стандартная 96-снарядная очередь из четырех стволов «Шилки» поражала «Кобру» с вероятностью 100% на дальности 1 км, на дистанции 3 км вероятность падала до 15%. Ракетные подвижные ЗРК отодвигали границу поражения до 4 км. В итоге получалось, что у ударного вертолета на прицеливание и применение оружия в 4-километровой зоне есть всего 2−3 с, достаточные только для залпа неуправляемыми ракетами и бортовыми пушками. Но НУРы и пушки эффективны на дальностях до 2 км. Выходило, что вертолеты должны были буквально на брюхе проползти километра два в зоне действия зенитных средств противника.

На дальностях 4−6 км время срабатывания средств ПВО на внезапно вынырнувший вертолет составляет уже 15−20 с. Однако обнаружить, распознать цели, прицелиться, произвести пуск и сопровождать ракету за этот временной промежуток одиночному вертолету практически невозможно. Как же решить эту головоломку?

Американская концепция предполагает работу вертолетов в связке: один легкий разведывательный аппарат плюс два-четыре ударных. Лучшим разведывательным вертолетом на сегодняшний день считается Bell OH-58D Kiowa — армейская модификация популярнейшего гражданского легкого вертолета Bell 407. Отличительная особенность «Кайовы» — «глазастый» шарик над втулкой несущего винта (который американские пилоты называют «Инопланетянином»). В нем находятся телевизионная камера с двенадцатикратным увеличением, лазерный дальномер-целеуказатель с автоматом сопровождения цели и тепловизор. Американская тактика ударной группы такова: «Кайова» крадется в складках местности, периодически зависая и высовывая из-за препятствия свой шарик, обнаруживает цели и подбирается к ним на расстояние не дальше трех километров. Ударные вертолеты держатся за ним на расстоянии 2−3 км. После обнаружения целей «Кайова» дает целеуказания ударным вертолетам, которые осуществляют запуск управляемых ракет Tow (дальность 4 км) или Hellfire (до 9 км), оставаясь невидимыми для средств противовоздушной обороны: подсветку цели лазерным лучом осуществляет «Кайова». Обнаружить и сбить маленького и юркого летучего разведчика намного труднее, чем ударный вертолет, да и стоимость его как минимум в три раза меньше.

Советский ответ

Полностью скопировать американскую модель СССР не удалось, причем почти по анекдотической причине: у нас просто не было подходящего легкого вертолета, и никто из авиаконструкторов и, что еще важнее, конструкторов авиадвигателей за эту задачу не брался. Дело в том, что Госпремии или звания Героя Социалистического Труда вручали только за большие машины — стратегический бомбардировщик, например. А за легкий разведчик дали бы разве что почетную грамоту. Причем вертолетные КБ, может, и взялись бы за разработку такого вертолета, чтобы в паре с ним продать основной товар — «премиальный» ударный вертолет, да только двигателей для него не было — двигателистам тоже давали премии и звания в зависимости от лошадиных сил. Двигатель истребителя — Ленинская премия, стратегического бомбардировщика — звезда героя.

Правда, именно американскую модель предусматривала первоначальная концепция КБ Камова. Впервые в качестве ударного камовцы предложили одноместный вертолет Ка-50, который должны были наводить на цель легкие разведчики Ка-60. Зачем делать вертолет двухместным, если у него исчезает функция обнаружения цели? Одноместный вертолет меньше (труднее попасть), легче и дешевле. Именно поэтому в Ка-50 основной упор сделан на систему аппаратурного обмена информацией между вертолетами в группе, с вертолетом-разведчиком, самолетами и наземными пунктами целеуказания. Второй, запасной алгоритм работы Ка-50 возник «по бедности», когда стало понятно, что разведчик Ка-60 так и не будет создан в срок. Это так называемый «принцип длинной руки», когда Ка-50 благодаря способностям обзорно-поисковой системы обнаруживает и распознает танки на дальности до 10 км вне пределов досягаемости ПВО и поражает их дальнобойными ПТУРами «Вихрь» с расстояния 8 км.

Вариант КБ Миля был чрезвычайно экономичным. Конкурсный Ми-28 представлял собой очередную косметическую операцию на Ми-8: окончательно убрали грузовую кабину, переработали носовую часть, расположив там гиростабилизированную платформу обзорно-прицельной системы, управляющей автоматической пушкой и пуском ракет, пилот получил нашлемный прицел. В общем, получился сравнимый конкурент американскому AH-64 Apache за небольшие деньги. Классическая двухкабинная схема делала Ми-28 предпочтительным при работе без вертолета-разведчика — пилот занимался пилотированием (а это на сверхнизких высотах довольно хлопотное дело), а оператор-наводчик выискивал цели, давал указания пилоту, наводил оружие и поражал цели.

В 1984—1986 годах оба вертолета были подвергнуты сравнительным испытаниям, в которых с минимальными преимуществами победил Ка-50. Однако эта победа камовцам ничего не дала — только в 1995 году президентским указом Ка-50 приняли на вооружение армии России, а первый серийный вертолет был проплачен лишь в 2000 году. По нашим данным, к настоящему времени на вооружение армии было поставлено менее десятка вертолетов Ка-50 — практически ничего.

Ночные охотники

На момент принятия на вооружение в 1995 году ни сам Ка-50, ни его менее удачливый конкурент Ми-28 для ведения современных боевых действий уже не годились — весь мир активно готовился к войне в полной темноте. Без тепловизоров на мировом рынке нельзя было продать не то что вертолет — танк. Даже против слабовооруженных боевиков они недостаточно эффективны, что и показала командировка в Чечню в декабре 2000 — январе 2001 года двух вертолетов Ка-50. Один вертолет выполнил 36 полетов, второй — втрое меньше, оба расстреляли в в боевых условиях 929 неуправляемых ракет, 1600 снарядов и выпустили три управляемые ракеты «Вихрь». Отчет был как приговор: «Вертолеты Ка-50 способны выполнять задачи по поиску и уничтожению целей в условиях горно-равнинной местности днем в простых метеоусловиях…». Эти же задачи с успехом выполняли Ми-24.

Соревнования между конструкторскими бюро продолжились с новой силой. В ноябре 1996 года поднялся в воздух Ми-28Н «Ночной охотник» — первый всепогодный ударный отечественный вертолет. Внешне он отличается от Ми-28 надвтулочным приплюснутым шариком с бортовой РЛС «Арбалет» (помните «инопланетянина» на «Кайове»?). «Арбалет» превращает Ми-28 в оружие принципиально другого класса: он обеспечивает обнаружение, измерение координат и распознавание движущихся наземных, надводных и воздушных целей, картографирование маршрута полета, целеуказание ракетам класса «воздух-поверхность» и «воздух-воздух», а также поддерживает маловысотный полет, обнаруживая опасные наземные препятствия. Кстати, очень похожий надвтулочный радар ставится на всепогодную версию AH-64 Apache Longbow. Опять же по аналогии с AH-64 оптический, телевизионный, лазерный и тепловизионный блок смонтирован на подвижной стабилизированной платформе в носовой части вертолета.

С опозданием в год в воздух поднялся и всепогодный вертолет КБ Камова — Ка-52 «Аллигатор» с точно таким же «Арбалетом» над втулкой винта, как и у Ми-28Н. Гиростабилизированная платформа-шарик с оптическими, тепловизионными и лазерными устройствами перекочевала из носа (в Ка-50) на макушку пилотской кабины. Видимо, для того, чтобы вертолет мог осуществлять подсветку цели, оставаясь максимально скрытым за препятствием. Однако главная новация — наличие бронированной двухместной кабины: камовцы признали, что пилотировать вертолет ночью на низкой высоте, занимаясь к тому же поиском, целеуказанием и поражением целей, один пилот не в состоянии. В Ка-52 экипаж располагается рядом, бок о бок, что увеличивает фронтальную проекцию вертолета и ухудшающее обзор. Это решение кажется еще более странным, если учесть, что существует и модификация Ка-50−2 «Эрдоган» с тандемным расположением пилотов.

Кто кого

Пожалуй, самая обсуждаемая тема на авиационных форумах — какой вертолет круче, Ка-52 или Ми-28Н. Все технические плюсы и минусы вертолетов уже давно известны. Самое большое различие между ними — принципиальная схема несущих винтов. Соосная схема Камова обеспечивает лучшую удельную мощность (у классической схемы Сикорского с рулевым винтом 10−12% мощности двигателя тратится именно на привод рулевого винта и не участвует в формировании подъемной силы), но существенно сложнее технически. Именно сложность привела к отказу от этой схемы практически во всем мире. Однако эти 10−12% дают камовским вертолетам больший потолок (3600 метров у Ка-52 против 3500 метров у Ми-28Н), что обеспечивает соосным вертолетам преимущества при действиях в горах.

Более компактные размеры вертолетов соосной схемы компенсируются большей высотой — еще неизвестно, что лучше для ударного вертолета, быть короче или ниже. Соосная схема несколько улучшает пилотирование, особенно в режиме висения у земли, но не настолько сильно, чтобы весь мир перешел на нее. Дополнительный плюс камовской схемы — способность «Аллигатора» делать маневр «воронка», летая вокруг одной точки прицеливания с постоянно направленным на нее носом с системами оружия.

Еще один вопрос, вокруг которого сломано немало копий, — система управляемого оружия. Дело в том, что Ка-52 вооружен противотанковым ракетным комплексом «Вихрь», теоретически способным поражать цели на расстоянии до 10 км днем и 6 км ночью, что, опять же теоретически, позволяет «Аллигаторам» поражать танки, находясь вне пределов досягаемости средств ПВО. Дальность стрельбы у Ми-28Н меньше — ракетный комплекс «Атака» стреляет максимум на 6−8 км, но зато и днем и ночью. Правда, это полигонные данные, имеющие мало отношения к боевой действительности. А она такова, что в реальном бою стрелять ракетами с лазерным наведением очень трудно — лазерное излучение хорошо экранируется дымом и туманом, к тому же расстояние в 10 км даже сверхзвуковая ракета преодолевает не быстрее чем за 20 секунд. Этого вполне достаточно для выбрасывания танком аэрозольно-дымовой защиты. А «Вихри» используют как раз лазерно-лучевую систему наведения — «конек» КБ приборостроения Шипунова. «Атака» же имеет более перспективную радиокомандную систему наведения; в ее пользу говорит и тот факт, что американцы стали модернизировать свои AH-64 как раз под установку новых ракет Hellfire AGM-114B, использующих радиокомандный метод наведения, в отличие от стандартных «лазерных» AGM-114A. А американцы имеют гораздо больше возможностей по обкатке вертолетов в боевых условиях.

Но все это лишь нюансы — оба вертолета относятся к одному поколению и примерно равноценны. Выбор Ми-28Н был очевиден. Хорошо известно, что при создании новой машины существует некий порог объема использования новых технических решений — 30%; при его превышении вероятность запуска в серию стремительно падает. Ка-52 — по‑настоящему революционный вертолет, не имеющий аналогов в мире. Ми-28Н, наоборот, эволюционное развитие Ми-24 или, если угодно, Ми-8, со всеми вытекающими плюсами. Мало того, новые решения удачно перекочевывают с Ми-28 на более ранние модели, повышая их эксплуатационные свойства. Например, на Ми-24 сейчас устанавливаются несущие винты с эластомерными необслуживаемыми шарнирами вместо более ранних трехшарнирных винтов, требующих периодической смазки. Унификация по целым системам и агрегатам позволяет размещать Ми-28Н в местах дислокации Ми-8 и Ми-24 без серьезных финансовых вливаний. Все это разумно с экономической точки зрения, и поэтому выбор Ми-28Н в качестве основного ударного вертолета вполне естественен. А Ка-52 предстоит доказывать свою эффективность, проводя спецоперации в горах.

Что дальше

Судя по всему, Ка-52 и Ми-28Н — последние российские пилотируемые ударные вертолеты: эра таких машин подходит к концу. В 1995 году в США состоялся первый полет фантастической машины — перспективного ударного вертолета RAH-66 Comanche. Вертолет, выполненный по технологии «стелс», имеет малую радиолокационную заметность, совершенную аэродинамику и суперсовременную электронику, превращающую «Команча» в летающий компьютер. Однако, потратив на программу более $8 млрд., минобороны США отказалось от своих планов производства 1300 таких машин — их место должны занять беспилотные аппараты, еще более малозаметные, маневренные и эффективные. А наработки по проекту «Команча» будут использованы для модернизации «Апачей». Вряд ли Россия пойдет другим путем.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2006).

www.popmech.ru

Ми-28Н и АН-64 Apache против Ка-52 « Энциклопедия безопасности

Ассоциировать современную боевую технику – занятие непризнательное. При иных равных, в реальном бою почти все решает случай и не столько заложенные в орудие свойства, сколько искусное его применение. Но мы все равно попробуем, ведь всех так интересует – кто круче, наши Ми-28Н и Ка-52 либо «ихние» Apache?

Понятно, что сопоставление самых современных боевых вертолетов мира – тема, породившая величавое огромное количество «священных войн» на интернет-форумах. Так что мы попробуем обобщить только самые главные моменты.

Видео: Ка-50

Ми-28Н и АН-64 Apache против Ка-52

1-ое, что стоит учитывать – это принципная схема несущих винтов. Ми-28Н и АН-64 Apache построены на традиционной базе, с одним несущим и одним управляющим винтом. В отличие от их, Ка-52 реализован на базе очень редчайшей и сложной на техническом уровне соосной схемы, с 2-мя винтами, сразу выполняющими функции и полета, и рулежки. Такая схема дает выигрыш в мощности, увеличивая доступный потолок полета на 100-200 м, что в критериях горной местности возможно окажется очень полезным. Ну и отсутствие хвостового винта отлично сказывается на надежности работы посреди горных склонов.

Не считая того, вертолет становится более малогабаритным в длину. Зато его профиль возрастает в высоту, так что выигрыш оказывается достаточно непонятным. Малость улучшается контроль над полетом, что дает возможность Ка-52 делать известную фигуру «Воронка» — вращаясь вокруг точки прицеливания, безпрерывно поливать ее огнем. Но все это не настолько значительно, чтоб гласить о суровых преимуществах соосной схемы над традиционной одновинтовой.

Еще более велика разница в другом. Дело в том, что главным противником вертолетов считается бронетехника, но хоть какой современный танк имеет средства ПВО, действенные на расстояниях до 6 км. У вертолета в этой зоне есть считанные секунды на то, чтоб найти и распознать цель и выстрелить по ней. За такое время можно разве что пальнуть из пушки, ракете требуется больше.

Эту делему америкосы решили внедрением связок из 1 вертолета разведки и целеуказания совместно с несколькими ударными машинами. Легкий лазутчик практически крадется вблизи от противника, найти и поразить его намного труднее, чем остающиеся вне пределов досягаемости ПВО танка ударные АН-64 Apache. Он передает сигнал – и только после чего «Апачи» наносят удар.

На такую схему действий был рассчитан и конкретный предшественник Ка-52, «Черная акула» Ка-50. Это позволило сделать его и легче, и маневренней, избавившись от 1-го члена экипажа и сделав упор на средства обмена информацией меж вертолетами в группе. Но русская (а сейчас – и русская) индустрия до сего времени не может произвести подходящего для таких целей легкой разведывательной машины. Ка-50 (а совместно с ними – и потомки Ка-52) были стремительно переведены на другую манеру боя, с внедрением ракетного комплекса «Вихрь», способного работать с расстояния до 10 км. Но у «Вихрь» ночкой эта действенная дистанция понижается до тех же роковых 6 км, ну и лазерная система наведения ракет не очень надежна.

Видео: Ми-28Н

Ми-28Н вначале был более обычным и дешевеньким вариантом. Двухкабинная схема дозволила расположить и пилота, и оператора-наводчика, который берет на себя все заботы о стрельбе. А установленный на этом вертолете комплекс «Атака», работающий на дистанциях до 6-8 км, использующих более надежный радиокомандный способ наведения (под ракеты с радиокомандной системой наведения Hellfire AGM-114B модернизировали и америкосы свои АН-64 Apache).

Принципиальный элемент обоих русских вертолетов – бортовая РЛС «Арбалет», которая и делает задачки разведки и целеуказания, на которые в южноамериканском подходе выделяется целый отдельный вертолет (Bell OH-58D Kiowa). Эта, казалось бы, малозначительная деталь делает Ка-52 и Ми-28Норудием совсем нового уровня – всепогодным. РЛС обеспечивает обнаружение и определение целей, картографирование маршрута, целеуказание ракетам, поддерживает маловысотный полет. На Ми-28Н и Ка-52 РЛС установлена над втулкой винта – как и у всепогодной версии АН-64 Apache, небезызвестного Longbow.

Зато южноамериканская РЛС не способна решать задачки пилотажа и навигации, а «Арбалет» — может. Ми-28Н считается единственным в мире вертолетом, способным на таковой трюк: даже ночкой и при нехороших метеоусловиях, перейдя в автоматический режим, лететь, огибая рельеф местности, на высоте 5 м ночкой, ведя при всем этом поиск, опознавание и ликвидирование целей, параллельно ведя целеуказание и для других участников боя. Впечатляет.

Но все-же самое тревожащее преимущество янки – в электронике. По неким данным, посреди 13 тыс. электрических компонент, которые инсталлируются на Ми-28Н, более 70% были разработаны 15 и больше годов назад. Современное бортовое радиоэлектронное оборудование «Апачей» позволяет резвее и поболее отлично работать с целями, и даже ранжировать их по степени значимости, что уменьшает время, которое необходимо провести вертолету в границах досягаемости неприятельских средств ПВО. (Такие «умные» системы управления ракетами используются и в Рф – например, в противокорабельных ракетах «Гранит», о которых можно прочитать в статье «Петр Морской»). Электроника сама отличит обыденную машину от зенитной установки и сама изберет подходящую цель.

Видео: АН-64 Apache

Ми-28Н против АН-64 Apache

В остальном же Apache очень похожи на Ми-28Н. А быстрее, напротив, так как Ми-28Н создавались на базе 1-го из самых успешных русских вертолетов Ми-8, и с оглядкой на американских соперников. Оба владеют неубирающимся шасси и хвостовой опорой. Оба несут по паре движков, расположенных в гондолах по краям фюзеляжа. У обоих экипаж размещается тандемом – один чуток сзади и выше другого. У Ка-52, кстати, два члена экипажа посиживают плечо о плечо, что считается недочетом, снижая обзор и увеличивая передную проекцию машины.

В сопоставлении с АН-64 Apache, Ми-28Н тяжелее практически на 3 тонны, зато движки у него тоже сильнее, что дает ему даже выигрыш в наибольшей боевой нагрузке и в летных свойствах. Не считая того, обзор из кабины Ми-28Н лучше, зато в АН-64 Apache инсталлируются выпуклые стекла, которые не делают бликов, способных помешать работе с устройствами. Эти вертолеты даже снаружи просто перепутать.

Если же сопоставить пушечное вооружение, то тут преимущество будет быстрее за Ми-28Н, хотя и оно не очень существенно. И он, и Apache вооружаются подвижными автоматическими одноствольными орудиями калибра 30 мм. Южноамериканская пушка М230 массой 54 кг обеспечивает скорострельность 625 выстрелов за минуту, при действенной дальности стрельбы 3 км. Считается, что эта пушка отличается не очень высочайшей точностью и недостаточной мощностью.

На Ми-28Н устанавливается измененная танковая пушка 2А42, древняя и испытанная. Она приметно тяжелее американской и обладает суровой отдачей. Но с последней неувязкой совладали конструкторы вертолета, добившись точности даже выше, чем у южноамериканского соперника. Зато, решив ряд проблем, они получили самое массивное вертолетное орудие в мире: вес снаряда и исходная скорость практически в два раза больше, чем у М230, дальность стрельбы – 4 км, а скорострельность – до 900 выстрелов за минуту. Снаряд, выпущенный с Ми-28Н, прошивает 15-мм броню с 1,5-километровой дистанции.

Не считая того, пушка 2А42 только надежна и фактически не перегревается: в отличие от АН-64 Apache, Ми-28Н способен стопроцентно, без перерывов на остывание, выпустить весь собственный боекомплект. В конце концов, стрелок сам выбирает тип снаряда – бронебойный либо осколочно-фугасный.

Есть свои отличия и в ракетах. Главный «инструмент» обоих вертолетов – противотанковые управляемые ракеты (ПТУРы), каждый несет их по 16 штук, подвешиваемых на наружных узлах. Для Ми-28Н сделали сверхзвуковую высокоточную ракету «Атака-В» с радиокомандным наведением, о котором мы уже упоминали. Такие ракеты работают и в критериях задымленности, и в пыли, которая рассеивает лазерные лучи, мешая ракетам с «обычным» лазерным наведением. А новенькая версия ракеты «Атака-Д» обладает дальностью деяния уже до 10 км.

Важный инструмент АН-64 Apache – ракеты Hellfire AGM-114A с лазерным наведением и AGM-114B с радиолокационным наведением. Вертолет может принять оба типа ракет, и экипаж получает возможность прямо во время боя избрать подходящий вариант. Дальность их деяния составляет 6-7 км, но, в отличие от русских ракет, Hellfire дозвуковые. На то, чтоб добраться до цели в 4 км, ракеты растрачивают 15 с, тогда как русским на это требуется в 1,5 раза меньше.

Но в целом все это больше припоминает игры из серии «найди 10 отличий»: все три машины владеют примерно схожими чертами и относятся к одному поколению. Так что конкретного вывода о том, «кто круче», сделать, видимо, нереально. Как и говорилось сначала этой заметки, все решает искусное применение и, естественно, судьба.

survincity.ru