Моссад и его влияние. Самые яркие факты из истории израильской разведки. Израильская разведка моссад


название, девиз. Как называют членов израильской разведки?

Хорошие спецслужбы всегда были залогом стабильности в государстве. Одной из наиболее авторитетных организаций является израильская разведка. События, которые развернулись вокруг самого существования государства Израиль, вынудили его создать мощную агентурную сеть. Давайте выясним, как называется израильская разведка, рассмотрим её историю и задачи, ставящиеся перед ней.

израильская разведка моссад

Предыстория создания разведывательных органов

Израильская разведка в определенном понимании существовала ещё задолго до появления государства Израиль. Ещё в 1929 году появилась специальная организация, которая должна была обеспечивать безопасность евреев, проживающих в Палестине, от нападений арабов, а также предоставлять коридоры для нелегальной миграции израильтян. Называлась эта служба «Шай». Она занималась также вербовкой агентов среди арабов.

Уже после обретения Израилем государственности в 1948 году возникли такие организации специального назначения, как АМАН и «Шабак», которые подчинялись оборонному ведомству. Кроме того, при Министерстве иностранных дел существовала собственная организация, имеющая разведывательные функции – Политическое управление.

Впрочем, организация всех этих ведомств оставляла желать лучшего. К тому же они конкурировали между собой, часто действовали несогласованно, что наносило государству вред. Тогда израильское правительство стало задумываться о создании единой службы разведки по американскому образцу.

Возникновение «Моссад»

Современная израильская разведка носит название «Моссад». Указанные выше обстоятельства послужили причиной её формирования. Израильская разведка «Моссад» была организована в апреле 1951 года. В процессе её создания непосредственное участие принимал премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион.

израильская разведка

«Моссад» был сформирован путем слияния «Центрального института разведки и безопасности» и «Центрального института координации». Первым директором новой организации стал Реувен Шилоах по прозвищу Господин Разведка, который непосредственно подчинялся Бен-Гуриону.

Первые годы существования

Конечно, не сразу израильская разведка «Моссад» приобрела мировой авторитет, не сразу у неё все получалось. Лишь только годы смогли превратить эту организацию в четко работающий механизм. Изначально у «Моссада» не было даже своей оперативной службы, и поэтому до 1957 года приходилось привлекать агентов из других израильских спецслужб.

израильская служба разведки

В 1952 году Реувен Шилоах, поняв, что поставленная задача ему не по силам, подал в отставку. Израильская служба разведки получила нового главу – Иссера Хареля. Причем, он курировал также и другие организации специального назначения. Именно ему фактически принадлежит заслуга создания из «Моссада» высокоэффективной разведывательной структуры. Не зря сам Д. Бен-Гурион дал Харелю прозвище Мемунэ, что с иврита переводится как «Ответственный». И Иссер Харель действительно подходил к организации деятельности разведывательных служб со всей ответственностью. Именно ему в первую очередь обязана своим становлением израильская разведка. Название периода, когда Харель стоял у руля спецслужб, звучит как эпоха Мемунэ.

Период реформирования

Иссером Харелем была создана современная израильская разведка, но в начале 60-х годов прошлого века у него возник серьезный конфликт с премьер-министром Давидом Бен-Гурионом, которого за глаза в спецслужбах прозывали Стариком. Вследствие этого конфликта Мемунэ подал в отставку. Новым руководителем «Моссада» стал бывший директор военной разведки Меир Амит, на тот момент имеющий звание генерал-майора.

Иссер Харель создал действенную разведывательную структуру, но новые веяния требовали проведения в ней реформ. В частности, одной из важнейших задач было внедрение компьютеризации и оптимизации кадрового состава «Моссада». Данные вопросы предстояло решить Меиру Амиту, и он отлично справился с поставленными задачами. Прежде всего Амит распорядился уволить тех работников, которые не отвечали его критериям. Он разработал новые подходы к стратегическому планированию и ввел применение новейших информационных технологий.

Заслугой «Моссада» стало то, что перед Шестидневной войной израильскому правительству была известна вся необходимая информация о противнике, и, как следствие, оно сравнительно легко победило арабскую коалицию, численно превосходившую вооруженные силы Израиля.

как называют членов израильской разведки

Но абсолютно все не может быть гладко, и израильская служба разведки тут не исключение. Бывали провалы и ряд громких скандалов, самый известный из которых произошел в 1965 году, когда в Париже «Моссадом» был похищен и убит марокканский оппозиционный политик Бен-Барка. Это событие вызвало гнев французского президента Шарля де Голля. Этот скандал послужил премьер-министру Израиля Леви Эшколю формальным предлогом для увольнения Меира Амита в 1968 году. Хотя на самом деле реальной причиной было желание Эшколя видеть у руля спецслужб личность, которой он бы мог управлять.

Дальнейшая история «Моссада»

Новым руководителем «Моссада» стал Цви Замир. Если ранее деятельность разведывательных органов Израиля была направлена в первую очередь против государств, которые предоставляли для него военную опасность, то теперь израильская разведка сконцентрировалась на борьбе с террористическими группировками, организовывающими теракты против израильтян. Особую актуальность данный вопрос приобрел после теракта на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году.

Эта излишняя концентрация на борьбе с терроризмом послужила причиной того, что израильское правительство оказалось неподготовленным к началу Октябрьской войны с коалицией арабских стран в 1973 году. Хотя в итоге Израиль и победил, это ему стоило достаточно больших потерь живой силы. Этот провал стал главной причиной смены руководителя «Моссада». Новым директором назначили Ицхака Хофи. Особое внимание он уделял сдерживанию иракской ядерной программы, с чем успешно справился. Но Хофи обладал довольно тяжелым нравом, и в 1982 году подал в отставку.

На протяжении следующих двух десятков лет руководителями «Моссада» назначались Наум Адмони, Шабтай Шавит, Дани Ятом, Эфраим Галеви. Самой успешной операцией этого периода было устранение в 1988 году одного из лидеров ФАТХа Абу Джихада. Но на этот отрезок времени также приходилось значительное число провалов. Это несколько подорвало прежде практически безупречную репутацию «Моссада».

Современный период в деятельности «Моссада»

В 2002 году главой «Моссада» стал Меир Доган. Он провел новое реформирование организации. По его словам, «Моссад» должен был выполнять конкретные операции, направленные на борьбу с терроризмом, а не дублировать функции Министерства иностранных дел. Под руководством Догана было проведено ряд успешных операций по уничтожению глав террористических организаций.

девиз израильской разведки

В 2011 году премьер-министр Нетаньяху принял решение о замене руководителя «Моссада». Новым главой организации стал Тамир Пардо. Впрочем, он продолжает вести «Моссад» в русле, проложенном его предшественником, хотя за время руководства Пардо произошли существенные кадровые перестановки.

Название и девиз «Моссада»

Многих интересует вопрос о том, почему израильская разведка называется «Моссадом». Это не аббревиатура, а сокращение полного названия, которое на иврите звучит как ха-Мосад ле-модиин у-ль-тафкидим меюхадим, что переводится как «Ведомство разведки и специальных задач». Таким образом, дословный перевод слова «Моссад» - «Ведомство».

Девиз израильской разведки «Моссад» - цитата одной из притч Книги Соломоновой: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует». Данный девиз означает, что информирование – залог успешного существования государства. Он является очередной попыткой подчеркнуть наследственность современного государства Израиль с древним Иудейским царством.

Задачи и структура организации «Моссад»

Основными задачами «Моссада» является сбор информации за границей с помощью агентурной сети, анализ собранных данных и проведение специальных операций за рубежом.

Главой организации «Моссад» является директор, которому непосредственно подчиняются начальники десяти управлений, заведующие основными направлениями деятельности данной спецслужбы.

Нужно отметить, что, несмотря на специфику своей деятельности, «Моссад» является государственной гражданской организацией, а не военной структурой. Поэтому в данной разведывательной службе отсутствуют воинские звания. Вместе с тем следует сказать о том, что значительное число людей, как из руководящего звена, так и из рядовых членов «Моссада», имеют большой армейский опыт.

Знаменитые операции

Организация «Моссад» за всю историю своего существования провела огромное количество различных спецопераций.

Первой операцией, получившей всемирную известность, стало похищение в 1960 году нацистского преступника Адольфа Эйхмана из Аргентины, обвиненного в геноциде евреев во время Второй мировой войны. Преступник вскоре был осужден на территории Израиля и приговорен к смертной казни. "Моссад" официально подтвердил свое руководство процессом поимки.

почему израильская разведка называется моссад

Резонансной была операция 1962-1963 годов «Дамоклов меч», суть которой состояла в физическом устранении ученых, занимавшихся разработкой баллистических ракет для Египта.

После теракта на Олимпиаде в Мюнхене с 1972 по 1992 год «Моссад» провел целый ряд мероприятий под кодовым названием «Гнев Божий», целью которых было устранение членов террористической организации «Черный сентябрь», причастных к гибели израильских спортсменов.

В 1973 году в ливанском Бейруте была проведена блестящая операция «Весна молодости», в ходе которой было уничтожено около пятидесяти представителей различных арабских экстремистских организаций в штаб-квартире ООП. Потери среди самих израильских спецназовцев составили всего два человека.

Последней крупной операцией, которая связывается с «Моссадом», является устранение в 2010 году в ОАЭ одного из лидеров экстремистской группировки ХАМАС Махмуда аль-Мамбхуха. Правда, официального подтверждения причастности израильских спецслужб к данному событию не последовало.

Другие разведывательные организации

Но «Моссад» является все-таки не единственной организацией в Израиле, которая занимается разведывательной деятельностью. Как говорилось выше, в 1948 году была основана спецслужба «Шабак», главной задачей которой является контрразведка и гарантирование внутренней безопасности Израиля. Данная организация существует и в наше время.

Кроме того, до наших дней сохранилась другая разведывательная организация, сформировавшая в том же 1948 году. Это АМАН, целью которого является военная разведка. Таким образом, «Моссад», «Шабак» и АМАН - три крупнейшие разведывательные структуры Израиля.

Спецслужба «Натив»

В период между 1937 и 1939 годами была создана спецслужба под созвучным названием «Моссад ле-Алия Бет». Её главной целью являлось способствование нелегальной иммиграции представителей еврейской нации на территорию Палестины, которая в то время, согласно мандату Лиги Наций, управлялась британской администрацией.

Уже после образования государства Израиль «Моссад ле-Алия Бет» в 1951 году была распущена и преобразована в новую организацию, получившую название «Натив». Она выполняла довольно специфические задачи. Израильская разведка «Натив» специализировалась на обеспечении права репатриации евреев из СССР, иммиграция которых в Израиль была значительно затруднена. Выполнение данной миссии проводилось в том числе и путем политического давления на руководство Союза. В задачи спецслужбы» «Натив» также входила поддержка связей с представителями еврейского народа, которые остались в СССР и в других государствах советского блока.

После развала Советского Союза и падения коммунистического режима фактически надобность в подобной организации отпала. «Натив» утратил статус спецслужбы и в настоящее время занимается просто поддержанием связей с евреями СНГ и прибалтийских государств. Финансирование его значительно сократилось. Некоторые эксперты даже заявляют о необходимости полной ликвидации данной организации в связи с её ненадобностью.

Резонансные заявления

Хотя, как уже говорилось выше, «Натив», как разведывательная служба, после развала СССР и потеряла свое значение, но тем не менее лица, прежде работавшие в ней, пользуются большим авторитетом. Именно таким человеком является экс-глава израильской разведки Яков Кедми (урожденный Яков Казаков), с 1992 по 1999 год занимавший должность руководителя организации «Натив». В данный момент он находится на пенсии, но выступает в роли политического эксперта на израильском телевидении.

экс глава израильской разведки яков кедми

Наиболее большой резонанс имеют заявления этого человека, которым может гордиться израильская разведка, о Путине и Порошенко. Ещё весной 2014 года Кедми заявил о том, что первый якобы пойдет на все, чтобы иметь возможность контролировать Украину, так как вступление Украины в НАТО прямо угрожает безопасности России. Несколько позже бывший глава разведки резко раскритиковал свое правительство за то, что оно допустило визит Порошенко в Израиль. О самом президенте Украины его высказывания были ещё резче. В упрек Петру Порошенко Кедми ставит то, что он способствует возведению Степана Бандеры - человека, связанного с массовыми убийствами евреев - в ранг национального героя Украины.

Общая характеристика израильской разведки

Израильская разведывательная служба уже давно и заслуженно имеет статус одной из самых профессиональных в мире. Если раньше она брала за образец британские и американские аналоги, то теперь уже представители других стран берут пример с «Моссада», «Шабака» и других специализированных организаций Израиля.

Лучшие спецназовцы в мире, как называют членов израильской разведки, достойно отвечают на любую угрозу их государству ещё тогда, когда она не успела приобрести ярко выраженной формы. Именно благодаря разведывательным службам Израиль – страна, фактически находящаяся в кольце врагов – не только не прекратил своего существования, но и является очагом экономического процветания на Ближнем Востоке.

fb.ru

Мосад - внешняя разведка Израиля: shaon

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

shaon.livejournal.com

Моссад и его влияние. Самые яркие факты из истории израильской разведки | В мире | Политика

Осенью 2009 года после годичного судебного процесса по иску ряда израильских газет к разведывательной службе Моссад произошло первое рассекречивание единственного документа ведомства с момента его возникновения. Именно этот документ снял все вопросы о дате рождения организации. Речь идёт о секретном письме премьер-министра Израиля Бен-Гуриона в МИД страны с предложением создать единую координирующую службу, которая занималась бы разведывательными операциями. Письмо было датировано 13 декабря 1949 года. Этот день и считается официальной датой образования Моссада — одной из самых эффективных спецслужб мира, прообразом которой служили разнообразные еврейские структуры и организации, с 30-х годов XX века боровшиеся с арабским терроризмом, за эмиграцию на территорию будущего государства Израиль и за само, собственно, его образование.

Мировые «страшилки»

Основной принцип работы Моссада можно сформулировать так: «как можно меньше информации, как можно больше слухов». На фоне многочисленных шпионских скандалов, которых не смогли избежать ни КГБ, ни ЦРУ, по мнению исследователей деятельности Моссада, из всех его операций, как удачных, так и неудачных, мировой общественности известно не более 5 %. Но нельзя того же сказать о слухах. В разное время к результатам деятельности Моссада относили смерть 43-летнего главы правительства земли Шлезвиг-Гольштейн Уве Баршеля в октябре 1987 года. Он был обнаружен мёртвым в ванной в женевском отеле «Бориваж». Монику Левински, кстати, тоже называли агенткой Моссада. Сюда можно отнести и таинственную смерть известнейшего миллиардера и издательского магната Роберта Максвелла, в ноябре 1991 года якобы вывалившегося с борта своей яхты и утонувшего, сорванное спецслужбами США покушение на президента Джорджа Буша, причастность Моссада к взрыву башен-близнецов, таинственную пропажу судна «Арктик Сеа» в 2009 году и многое другое.

Из свежих псевдопричастностей можно упомянуть абсолютно невероятную историю пропажи в Сирии заместителя начальника ГРУ РФ, генерал-майора Юрия Иванова, бывшего начальника военной разведки на Кавказе, который, находясь в «частной» поездке, пропал 6 августа 2010 года в сирийском городе Латакия. Сообщение о его трагической гибели появилось в главной газете Министерства обороны РФ «Красной звезде» только 28 августа, тело же было обнаружено 8 августа в Турции. По официальной версии, генерал-майор утонул. «Российская газета» написала об этом следующее: «Интернет, конечно же, переполнили самые невероятные домыслы на эту тему. Хотя о чём гадать? В минувшее лето людей, даже очень хорошо плавающих, утонуло огромное количество. И сам по себе факт такой гибели даже для профессионального разведчика чем-то исключительным не является».

Израильской разведке с разной степенью успеха приписывали также попытку похищения Эдварда Сноудена, причастность к организации обоих «Майданов», а также активное участие агентуры буквально во всех сторонах жизни современной Украины.

Дом на бульваре Шауль Ха-Мелех

А что, собственно, сегодня представляет собой «Ведомство разведки и специальных операций» (изначально именно так назывался Моссад)? С момента создания в организации сменилось 10 руководителей, практически каждый из которых был «играющим тренером», то есть лично участвовал в операциях как на территории Израиля, так и за рубежом, в том числе — в физической ликвидации людей. Их не коснулись печально известные нам репрессии отечественных силовиков, что позволило сохранить преемственность и накопить огромный опыт в проведении секретных операций и физических ликвидаций террористов и врагов Израиля.

Тамир Пардо. Кадр youtube.com

Действующий руководитель Моссада — Тамир Пардо, многолетний заместитель предыдущего руководителя Меира Дагана. Ему за 60, он родился в семье репатриантов из Болгарии, получил высшее образование в Университете Тель-Авива на кафедрах истории и политологии. В 1976 году он лично участвовал в знаменитой операции по освобождению израильских заложников с захваченного террористами самолёта. Операция была спланирована за 48 часов после получения информации о захвате лайнера и его посадки в Уганде, власти которой поддержали террористов. Пролетев 4 тысячи километров, 29 сотрудников израильского спецназа провели операцию по освобождению 106 заложников, трое из которых были убиты. Также были ликвидированы семь террористов, от 33 до 45 угандийских солдат, выведены из строя 30 самолётов на аэродроме. Спецназ потерял одного человека — своего командира Йонатана Нетанияху. Он является близким другом семьи действующего премьер-министра Израиля Биньямина Нетанияху. Операцией руководил Майк Харари, который скончался в 2014 году в возрасте 87 лет. Он был, пожалуй, самым известным сотрудником израильской разведки.

Моссад и по сей день располагается в здании на бульваре Шауль Ха-Мелех, оперативные подразделения с 1989 года — в пригороде Тель-Авива. Численность личного состава практически не меняется. На сегодняшний день число сотрудников варьируется от 1200 до 2000 человек. Причём считается, что «внештатных сотрудников», то есть агентов, работающих по всему миру, — десятки тысяч человек. Ещё 15 тысяч человек — это так называемые «спящие» агенты. Есть и «предупреждающие» агенты, которые работают в потенциально конфликтных странах, например, врачами или даже грузчиками в порту. В их задачу входит вовремя заметить признаки подготовки страны к войне — по закупке больших партий перевязочного материала и лекарств, по усилению активности военных и т. д.

Моссад считается гражданской структурой, и формально его сотрудники не имеют воинских званий. Но большинство агентов прошли армейскую службу. Набор кадров — тщательнейший. Если 30 лет назад в израильскую разведку принимали в основном лиц с восточной внешностью, знающих арабский язык, то сейчас набор происходит в прямом смысле слова «по объявлению». В частности, в 2000 году в одной из центральных израильских газет вышло сообщение: «Моссад открыт не для всех, но, возможно, для тебя». Тогда на него откликнулось более тысячи человек. Конкурсный отбор прошёл лишь один. Проверка может длиться до трёх месяцев и включать в себя, например, задание сесть в самолёт без прохождения паспортного контроля, войти в неизвестный поезд или под любым предлогом оказаться со случайно выбранным человеком в случайно выбранной квартире. Прошедших испытания зачисляют в академию Моссада — «Мидраша».

Высшее учебное заведение израильской разведки существует с середины 1960-х годов. Само слово «Мидраша» не произносится ни внутри, ни вне здания — это запрещено. Примечательно, что в связи с запретом проговаривать название академии вслух её называют «летней резиденцией премьер-министра». Находится она там же, в пригороде Тель-Авива. Все курсанты с начала обучения получают псевдонимы и некую биографическую легенду, которой они обязаны неукоснительно следовать на протяжении всего срока обучения. После первого года учёбы начинается стажировка в подразделениях Моссада. Как правило, выпускники свободно знают минимум три языка и разговаривают на них без акцента.

Самое беспощадное и самое засекреченное подразделение Моссада для убийств врагов Израиля в любой точке мира — «Кидон» («штык» в переводе с иврита). В нём всего три группы по 12 человек, иногда говорят о двух «запасных» сотрудниках. Из них — пять женщин. Всем бойцам не более 29 лет. Естественно, дальнейшая судьба сотрудников этого узкоспециализированного подразделения — тайна за семью печатями. При физическом устранении террористов классическая «визитная карточка» спецподразделений — контрольный выстрел в глаз.

Уходят на пенсию «моссадовцы» уже в 45 лет.

Дружбы не получилось

На особенности взаимодействия израильских и советских, а позже и российских спецслужб наложили отпечаток два основных обстоятельства. Во-первых, следует учесть отсутствие дипломатических связей между нашими странами в период с 1967 по 1992 годы. Во-вторых, Советский Союз всегда был основным источником алии — эмиграции и репатриации евреев на историческую родину. Поэтому руководство как Моссада, так и самого Израиля, с одной стороны, активно работало на выезд граждан из СССР, а с другой, всегда старалось не переходить рамки дозволенного в своих спецоперациях, боясь ужесточения выпускного режима из Союза.

В структуре Моссада существовало отдельное подразделение — «Натив» («тропа», «переход» в переводе с иврита), включавшее не более 200 сотрудников. Именно они занимались помощью с выездом евреев из СССР и стран социалистического лагеря. И именно с их деятельностью был связан ряд скандалов в России в 90-е годы. Так, в 1996 году при получении от офицеров ГРУ ряда секретных космических снимков стратегических объектов арабских стран в Москве был задержан Реувен Динель, кадровый сотрудник Моссада. Позже он был выдворен из страны. Передача секретных данных была запланирована в центре станции метро «Белорусская». К чести наших спецов, его задержание прошло безукоризненно. Оно осложнялось лишь тем, что он был человеком очень крупным, физически сильным и имел 7 дан по карате. Позже Динель оценил жёсткость, проявленную сотрудниками российских спецслужб при задержании, и добавил, что восхищён их профессионализмом.

Между тем явное шпионское прошлое абсолютно не мешает ему сегодня быть чрезвычайным и полномочным представителем Израиля на Украине, успевшим побывать до этого послом Израиля в Туркмении.

Нынешний советник посольства государства Израиль и руководитель «Натива» на Украине Шмуэль Полищук, по «случайному» совпадению, также был задержан в своё время сотрудниками ФСБ в момент передачи взятки за оказанные ему услуги и также выслан из страны.

В августе 2014 года СМИ распространили информацию о том, что в ходе боёв за Первомайск личным составом украинского добровольческого батальона «Донбасс» был обнаружен обгоревший труп, при котором был найден израильский паспорт на имя Михаила Фалькова (Falkov Michael), 1977 года рождения. Командованию «антитеррористической операцией» (АТО) было доложено о трупе с израильским паспортом только через неделю. На разглашение информации о находке сразу было наложено вето. Это и понятно. Погибший гражданин Фальков — не просто израильтянин. В одно время он был советником Беньямина Нетаньяху и министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана. Чтобы не портить отношения с Израилем, украинские силовики попытались переложить вину на российские спецслужбы. По мнению источников агентства Regnum, именно найденный Фальков стал причиной внезапного трёхдневного визита израильской делегации в Киев в августе. Вопрос же о причастности израильской разведки к противостоянию на Украине до сих пор остаётся открытым.

Но самой невероятной и нашумевшей, конечно, является история неудавшегося покушения на Эдварда Сноудена. Эксперты в области внешней разведки не исключают причастности к этому делу агентов Моссада.

В августе 2014 года ряд американских СМИ опубликовал интервью сотрудника ФСБ, данное на условиях анонимности. Если совсем кратко, то в материале, опубликованном спустя год после предоставления Сноудену убежища в России, раскрывался план ЦРУ и Моссада по похищению Сноудена, переправке его в Турцию и далее самолётом на американскую военную базу Диего-Гарсия в Индийском океане, которая служит в последние годы в США местом удержания террористов. ЦРУ первоначально предложили осуществить этот план британской разведке МИ-6. Они отклонили этот проект как безрассудный. В Моссаде взялись за его осуществление, несмотря на круглосуточную охрану Сноудена немалым количеством действующих сотрудников ФСБ. Агенты Моссада были обнаружены, сам факт плана всплыл наружу. Им было рекомендовано самостоятельно покинуть страну во избежание скандала, а «разбор полётов» между Россией, США и Израилем продолжался ещё полгода.

www.aif.ru

Моссад - это... Что такое Моссад?

Мосса́д (ивр. המוסד למודיעין ולתפקידים מיוחדים‎, ха-Мосад ле-модиин у-ль-тафкидим меюхадим — «Ведомство разведки и специальных задач») — политическая разведка Израиля, по своему назначению и функциям сравнимая с американским ЦРУ.[1][2]

На эмблеме организации изображена менора, являющаяся гербом Государства Израиль, и девиз: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует»  (Прит.11:14). Вместе с этим, до недавнего времени девизом «Моссад» был другой стих из той же книги: «Поэтому с обдуманностью веди войну твою»  (Прит.24:6).

Главный офис организации находится в Тель-Авиве на бульваре Шауль Ха-Мелех. Основные оперативные подразделения с 1989 года размещаются в пригородах Тель-Авива. Количество занятых кадров предположительно достигает 1200 человек.

Основные цели и задачи

«Моссад» занимается сбором и анализом разведывательной информации, а также тайными специальными операциями за пределами Израиля.

Основными направлениями деятельности «Моссад» являются:[3]

  • Тайный сбор информации за рубежом.
  • Предотвращение террористической деятельности против израильских и еврейских объектов за рубежом.
  • Развитие и поддержание особых секретных связей, политических и иных, за рубежом.
  • Предотвращение разработок и приобретения запасов неконвенционального оружия враждебными странами.
  • Осуществление репатриации евреев из стран, официальный выезд в Израиль из которых невозможен.
  • Получение стратегической, политической и оперативной разведывательной информации.
  • Выполнение особых операций за пределами Государства Израиль.

Методы работы

«Израильская разведка должна выполнять роль гаранта безопасности евреев по всему миру. Тайная деятельность должна основываться на современной технологии, использовать новейшие достижения в области шпионажа, поддерживая связи с дружественными службами»

— Реувен Шилоах — первый директор «Моссад»

Шилоах сформулировал т. н. «периферейную концепцию», отдавая приоритет установлению и развитию связей со странами Африки и Азии, не являющимися ближайшими соседями Израиля.[4]

Общая информация и особенности

Деятельность «Моссад» глубоко засекречена и информация об этой спецслужбе и её работе появляется, как правило, либо много лет спустя после событий, либо в результате неудач и провалов. До конца 1990-х официально не разглашалось даже имя начальника службы.[5]

Служба «Моссад» — гражданская структура и поэтому в ней не используются воинские звания.[2] Вместе с тем, большинство её сотрудников прошли действительную службу в армии и имеют армейские звания. Так, директор «Моссад» Меир Даган (2002—2011) имеет звание генерал-майора.

Структура «Моссад»

Всей деятельностью «Моссад» руководит директорат в составе директора, его заместителей и административных служб. Директор «Моссад» входит в «Комитет руководителей разведывательных служб» (ивр. ועדת ראשי השירותים‎, Ваадат рашей һа-Шерутим) или сокращённо «Вараш» и подчиняется напрямую премьер-министру Израиля.

Директорату подчиняются следующие управления:[1][6]

  • Управление оперативного планирования и координации (ивр. צומת‎, Цомэт) — крупнейшее подразделение. Руководит всеми акциями шпионажа и имеет филиалы по всему миру, отчасти секретные, отчасти являющиеся частью консульств Израиля в других государствах. Предположительно управление подразделяется по региональной принадлежности. Основные резидентуры находятся в Риме и Лондоне.
  • Управление по борьбе с арабским терроризмом (ПАХА) — сбор и анализ данных по арабским террористическим организациям.
  • Информационно-аналитическое управление (НАКА) обеспечивает анализ добытой информации и выработку рекомендаций руководству и политикам.
  • Управление политических акций и связи с иностранными спецслужбами (ивр. תבל‎, Тевель) координирует работу со спецслужбами дружественных Израилю государств и поддерживает контакты со странами не имеющих официальных дипломатических отношений с Израилем. В более крупных консульских отделах есть сотрудники этого отдела. Оно же занимается продажей израильского оружия за рубежом.
  • Исследовательское управление составляет регулярные отчёты о ситуации в различных регионах мира. Подразделяется на 15 региональных групп, основное внимание уделяется странам Ближнего Востока. Отдельно существует группа, занимающаяся вопросами ядерного оружия.
  • Оперативно-техническое управление занимается материально-техническим обеспечением служб и операций «Моссад», развитием необходимых спецслужбе технических средств. В состав входит три отдела: оперативной техники, отдел фото- и видеосъёмки, а также отдел проникновения в помещения.
    • Подразделение электронной разведки (ивр. נביעות‎ — Невиот, в прошлом ивр. קשת‎ — Кешет) занимается сбором электронной информации, в том числе посредством подслушивающих устройств.
  • Управление психологической войны и дезинформационных акций (ивр. לוחמה פסיכולוגית‎, Лохама психологит — LAP) — занимается ведением психологической войны, пропагандой и разработкой обманных манёвров;
  • Управление специальных операций (ивр. מצדה‎, Мецада, в прошлом ивр. קיסריה‎, Кесария) — занимается силовыми акциями.
    • Спецподразделение «Кидон» («Штык») — занимается физическим уничтожением террористов. Численность «Кидон» — 3 группы по 12 бойцов.
  • Управление финансов и кадров выполняет функции обеспечения.
  • Учебное управление занимается подготовкой сотрудников и агентов. В состав учебного управления входит Академия «Моссад», занятия в которой ведут только действующие сотрудники.

Кроме вышеперечисленных управлений, в составе «Моссад» работают подразделения внешней контрразведки (АПАМ) и небольшая группа поиска бывших нацистов.

Кадровая политика

Своей кадровой политикой «Моссад» существенно отличается от аналогичных спецслужб других стран. В организации всего около 1200 штатных сотрудников, включая технический персонал. По имеющейся информации, в «Моссад» всего несколько десятков оперативных офицеров, которые в любой момент готовы к проведению операции в любой стране мира. Вместе с этим, в деятельности организации используется огромное число завербованных агентов по всему миру, число которых оценивается в 35 тысяч человек. Для сравнения: число сотрудников КГБ в начале 1990-х годов составляло 250 тысяч, а кубинская разведка ДГИ только в своих зарубежных представительствах содержит около 2000 сотрудников.[7]

Сотрудники и агенты

Набор сотрудников «Моссад» проводится как правило среди граждан Израиля, отслуживших в армии, а также среди выпускников вузов. Предварительные испытания и проверки длятся несколько месяцев. Этой работой занимается вербовочный отдел кадрового управления. Прошедших испытания зачисляют в академию «Моссад», которая называется «Мидраш».[8]

Академия появилась в середине 1960-х годов в связи с ростом числа сотрудников. Название академии засекречено и не произносится даже в стенах академии. Курсанты с самого начала получают псевдонимы и легенду, которой они обязаны следовать в период учёбы. Программа «Мидраш» предусматривает подготовку профессиональных шпионов, способных проводить любые операции, в любой точке мира и в любых обстоятельствах.[9] После года обучения курсанты проходят стажировку в подразделениях «Моссад». Затем курсанты возвращаются для прохождения следующего курса. Только успешно прошедшие все ступени обучения и выдержавшие контрольные экзамены становятся действующими сотрудниками.[1]

Огромное число людей, приехавших в Израиль из самых разных регионов, позволяет разведке отбирать кадры, наиболее пригодные для работы в той или иной стране мира — по внешности, культурным особенностям, знаниям страны и языка, включая местные диалекты. Благодаря этому, внедрение нелегала порой занимало у «Моссад» не годы и десятилетия, а месяцы, а иногда даже считанные дни. Использование же в оперативной работе агентуры из местных евреев всегда жёстко ограничивалось, поскольку провал такого агента был почти всегда связан с ростом антисемитизма. Такие методы считаются скорее исключением и применяются только в особых случаях, при невозможности использовать другие варианты.[10]

Начиная с 1990-х «Моссад» регулярно печатает объявления в израильских газетах с приглашением на работу в организации.[11][12] В 2000 году вышло объявление с текстом «Моссад открыт не для всех, но, возможно, для тебя». На него откликнулось около тысячи человек, но принят был лишь один.[13] На сайте «Моссад» можно найти и анкету для заполнения.[14]

В 2001 году начальник отдела кадров «Моссад» впервые публично обнародовал требования к поступающим во внешнюю разведку. Если 30 лет назад «Моссад» набирал людей с восточной внешностью и знанием арабского языка, то с течением времени требования изменились:[13]

Сегодня мы ищем «лису», которая знает много всяких мелочей. Такой человек должен быть хитрым, пронырливым и одновременно надёжным, честным, обладающим моральными ценностями

«Сайаним» («добровольные помощники»)

Кроме сотрудников и агентов в своих операциях «Моссад» использует так называемых «сайаним» — международную сеть добровольных помощников. Сайаним могут быть только чистокровные евреи, сохраняющие лояльность к своей стране, однако симпатизирующие государству Израиль.[2] Сайаним действуют на добровольной основе и только на территории своей страны. Однако не следует путать сеть сайаним с агентурной сетью. Добровольный помощник скорее выполняет функции внештатного сотрудника, а также оказывает содействие агентам Моссад своим имуществом и общественными связями. Формально существует правило, по которому сайан должен быть уверен, что акция не проводится в отношении того государства, гражданином которого он является.[1]

Пример: «Моссад» проводит нелегальную операцию на территории Германии по ликвидации опасного террориста. Агентам для операции необходим легальный автомобиль. С этой целью одного из сайаним просят оставить свой автомобиль в условленном месте. По окончании акции автомобиль возвращают владельцу, который никогда не узнает, кем и с какой целью его автомобиль использовался. В случае провала операции, у владельца уже готово заявление о том, что его автомобиль был угнан.[2]

История

Создание

До официального провозглашения государства Израиль 14 мая 1948 года в рамках организации еврейской самообороны «Хагана» с 1942 года существовала единая служба «Шерут едиот» или сокращённо «Шай», которая выполняла разведывательные и контрразведывательные функции. «Шай» вербовала агентов в органах власти Британского мандата и информаторов в арабской среде, противодействовала проникновению вражеских агентов в ряды «Хаганы» и «Еврейского агентства», боролась с радикальными еврейскими организациями типа «Лехи».

30 июня 1948 года руководитель «Шай» Иссер Беери по инициативе премьер-министра Давида Бен-Гуриона собрал совещание руководителей отделов, на котором объявил о реорганизации этой службы по британскому образцу. Внешнюю разведку поручили Военной разведке и подразделению «Махлекет һа-Михкар» политического управления Министерства иностранных дел. Контрразведкой и внутренней безопасностью занялась «Общая служба безопасности».

13 декабря 1949 года премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион подписал секретное письмо в министерство иностранных дел, в котором сообщал об организационном объединении всех разведывательных служб под началом Реувена Шилоаха с личным подчинением премьер-министру. Шилоах, в результате, стал советником премьер-министра по внешней политике и стратегическим вопросам.[1]

Дублирование в работе военной разведки и «Махлекет һа-Михкар» привели к конфликтам и проблемам в работе. 2 марта 1951 года по приказу Бен-Гуриона был создан независимый центральный орган для ведения разведывательной деятельности за рубежом. Этот орган получил название «Ха-Рашут» («Управление»). Его главой был назначен Хаим Яаари.[1][2] «Ха-Рашут» со дня своего основания являлся основным подразделением «Моссад» и включал также представителей двух других спецслужб, как на штабном, так и на оперативном уровне. Оперативники «Махлекет һа-Михкар» были переданы в подчинение военной разведки. Таким образом, внешняя разведка вышла из подчинения Министерству иностранных дел, перейдя под руководство премьер-министра. Эта схема работы спецслужб, созданная уже по американскому образцу, в целом сохраняется и сегодня.[1][15]

Официально «Моссад» был создан 1 апреля 1951 года, когда были объединены две организации: «Центральный институт координации» и «Центральный институт разведки и безопасности». Его директором был назначен Реувен Шилоах с прямым подчинением премьер-министру.[16] Шилоах разработал теоретическую базу и основные принципы работы израильской разведки, которые сохраняются до сегодняшнего дня.

До 1957 года в составе «Моссад» не было оперативных подразделений, поэтому операции проводились с привлечением оперативников из других спецслужб.[1][17]

«Эпоха мемунэ»

Реувен Шилоах был хорошим теоретиком, но не был способен к ежедневной кропотливой работе. Шилоах и сам понимал, что находится не на своём месте и подал в отставку 12 сентября 1952 года.[18]

После отставки Шилоаха должность директора «Моссад» и одновременно куратора всех разведслужб занял Иссер Харель, остававшийся на этом посту до 26 марта 1963 года. Давид Бен-Гурион называл Хареля «Мемунэ» (ивр. ממונה‎ — букв. ответственный). Он одновременно возглавлял объединённый комитет руководителей спецслужб и был советником премьер-министра по вопросам обороны и безопасности. В течение 11 лет Харель был фактически человеком номер два в государстве, единолично руководя всеми спецслужбами и отчитываясь лишь перед премьер-министром.[16]

Почти сразу же после вступления в должность Харель добился от Бен-Гуриона десятикратного увеличения бюджета «Моссад» и реорганизовал работу организации. При нём была создана спецшкола для подготовки агентов и установлены жёсткие стандарты для отбора кандидатов. Он говорил:[19]

Мне нужны люди, испытывающие отвращение к убийству, но которых, тем не менее, можно научить убивать…

Харель считал, что Моссад должен помочь стране компенсировать разницу в ресурсах между Израилем и его противниками:[20]

Мы окружены врагами, которые намного превосходят нас в численном отношении. Поэтому мы вынуждены выдвигать нашу разведку как можно дальше. Она служит нам подобно длинной руке, помогая скомпенсировать недостаток времени и пространства

Харель был авторитарным руководителем, требовавшим, чтобы все сотрудники «Моссад» подчинялись и были преданы ему лично. Вместе с тем, жёсткий стиль руководства Харель сочетал с заботой о хороших сотрудниках и создании у них чувства престижности и элитарности их службы. Он прилагал все усилия, чтобы вернуть на родину провалившегося агента. Агентов, которые были схвачены на вражеской территории не по своей вине, Харель оставлял на работе, и многие из них впоследствии успешно работали под новой легендой, с новыми документами и в другой стране.

Харель не любил и не понимал юмора, а также никогда не шутил сам. Единственное не совсем серьёзное высказывание Хареля:[10]

Из всех людей моих голубых глаз не боятся только дети и собаки

Один из его сотрудников однажды заметил, что если бы Харель не уехал из России, то точно стал бы начальником КГБ, а «этого монстра Берию проглотил бы на завтрак и не поперхнулся».[10]

В 1955 году Харель принял решение о расширении кадров за счёт привлечения в Моссад бывших подпольщиков периода Британского мандата из террористической группы «Лехи», прекратившей своё существование после создания Израиля. Ему удалось убедить в правильности этого шага Давида Бен-Гуриона, который относился к правым крайне подозрительно. На работу в «Моссад» и другие спецслужбы было принято около десятка ветеранов «Лехи», самым известным из которых был один из бывших руководителей этой организации Ицхак Шамир, занимавший впоследствии должность начальника европейского отдела «Моссад», а после отставки был дважды избран премьер-министром Израиля.[1]

Первое оперативное подразделение появилось в «Моссад» в середине 1955 года после скандала с провалом операции «Сусанна», проводимой в Египте военной разведкой и увольнения её руководителя Биньямина Джибли. Оперативный отдел «Моссад» возглавили Авраам Шалом и Рафи Эйтан, пришедшие вместе с Харелем из Службы безопасности. После разоблачения в 1958 году сотрудника военной разведки Аври Эльада, работавшего на Египет, Харель добился для «Моссад» права проведения не только разведывательных, но и диверсионных мероприятий.[1] По мере роста числа сотрудников в «Моссад» было создано 8 функциональных управлений.[10]

Реформы Амита

26 марта 1963 года из-за конфликта с премьер-министром Бен-Гурионом по вопросу проведения диверсионных операций против немецких учёных, работавших над ракетной программой в Египте, ушёл в отставку Иссер Харель. Новым директором «Моссад» был назначен начальник военной разведки генерал-майор Меир Амит, стиль руководства которого принципиально отличался от его предшественника.[1] Часть сотрудников, лично преданных Харелю, подали в отставку, однако Амит быстро наладил работу службы и привлёк в неё новых работников.

Амит более чётко распределил задачи между спецслужбами, ввёл компьютеризацию, организовал стратегическое планирование и делегирование полномочий.[1] Реформы Амита принесли результаты во время Шестидневной войны, когда израильская разведка знала о противнике практически всё, что было необходимо для победы. Особый вклад в это внесли агенты «Моссад» Вольфганг Лотц в Египте и Эли Коэн в Сирии.[6][21][22]

В этот же период «Моссад» провёл ряд успешных операций по вербовке арабских военных лётчиков, которые затем прилетели в Израиль, предоставив израильтянам возможность изучить новейшие советские военные самолёты, бывшие на вооружении арабских стран[23][24].

Амит являлся активным сторонником «периферийной концепции» Шилоаха и использовал для работы разведки более 30 посольств, открытых в странах Азии и Африки. Кроме того, разведчики работали и в странах, с которыми не было дипломатических отношений. С помощью американцев, с которыми «Моссад» делился разведданными, была развернута широкая деятельность на африканском континенте. В Азии «Моссад» открыл свою резидентуру в Сингапуре, а также установил тайные связи со спецслужбами Индии и Индонезии.[4]

Причастность «Моссад» к похищению в Париже в октябре 1965 года марроканского оппозиционера Махди Бан-Барки вызвала гнев президента Франции Шарля де Голля, что ощутимо сказалось на израильско-французских отношениях. В частности, в Париже была закрыта резидентура «Моссад», что стало тяжёлым ударом для организации. В самом Израиле публичного скандала удалось избежать, однако Иссер Харель, который был советником по вопросам разведки и борьбы с террором премьер-министра Леви Эшколя, требовал отставки Меира Амита, отношения с которым у Хареля были натянутыми ещё с 1963 года. В итоге в отставку ушёл сам Харель, на этот раз окончательно завершив свою работу в органах безопасности.[4][18][25]

В 1968 году Леви Эшколь отказался продлить пребывание Меира Амита в должности, мотивируя это скандалом вокруг дела Бен-Барки и некоторыми другими ошибками и провалами. По мнению ряда экспертов, после двух десятилетий авторитетных и самостоятельных руководителей «Моссад» премьер-министр хотел видеть на этом посту более управляемого человека.[4]

1970-е годы

Со дня основания службы основные усилия «Моссад» были направлены против арабских стран, угрожающих Израилю войной. После же окончания Шестидневной войны у «Моссад» появилась новая приоритетная задача — борьба с международным терроризмом, направленным против граждан Израиля. Основной движущей силой международного терроризма являлись радикальные палестинские террористические организации, в первую очередь Организация освобождения Палестины. Занялся этим новый глава «Моссад» Цви Замир, под руководством которого после теракта на мюнхенской Олимпиаде по всему миру начались операции по уничтожению палестинских террористов.

По мнению исследователей, чрезмерная сосредоточенность «Моссад» на борьбе с палестинским терроризмом, в то время как Египтом и Сирией занималась, в основном, военная разведка, стала одной из причин серьёзного провала разведки накануне Войны Судного дня. Вместе с тем, следует отметить, что «Моссад» предупреждал о приготовлениях арабских стран к войне, однако в самый критический момент — накануне нападения 6 октября 1973 года — внимание Замира усыпило чрезмерное доверие к оптимистическим докладам главы военной разведки Эли Зейра.

В 1974 году директором «Моссад» стал бывший командующий Северным военным округом генерал Ицхак Хофи. Тогда же продолжилась охота за террористами, интенсивно внедрялись электронные средства, налаживались связи с ливанскими христианами.

Хофи отличался довольно тяжёлым нравом, и это привело к тому, что в 1976 году ушёл в отставку многолетний начальник оперативного отдела «Моссад» Питер Малкин, не знавший ни одного провала за 27 лет работы в разведке.[26] В 1980 году по той же причине уволился заместитель директора «Моссад» Давид Кимхи.[27]

В этот период «Моссад» стал уделять значительное внимание Ираку, чья ядерная программа тревожила руководство Израиля. Усилиями «Моссад» удалось задержать создание иракского реактора, однако полностью сорвать ядерную программу Ирака не получилось. Тем не менее, когда в 1981 году глава правительства Менахем Бегин принял решение бомбить иракский ядерный реактор, Хофи был категорически против.[16]

1980-е годы

В 1982 году Ицхак Хофи ушёл в отставку. На его место Бегин планировал назначить заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Иекутиэля (Кути) Адама (ранее работавшего в «Моссад» начальником отдела агентурной разведки), однако 10 июня генерал Адам погиб в перестрелке в пригороде Бейрута.[28]

Таким образом, 27 июня 1982 года «Моссад» впервые возглавил кадровый разведчик Нахум Адмони, ранее занимавшийся иракским направлением.[1] В кругах разведки его считали «бесцветным середнячком», «менеджером» и бюрократом.[29] Самой успешной операцией того периода стало убийство лидера военного крыла ФАТХ Абу Джихада в Тунисе в 1988 году.

В 1989 году Нахума Адмони сменил также кадровый сотрудник «Моссад» Шабтай Шавит. Назначение Шавита было связано с небольшим скандалом. После ухода Адмони в отставку Шавит, будучи заместителем директора «Моссад», поставил главе правительства Ицхаку Шамиру ультиматум — или его назначают директором, или он уходит в отставку вместе с Адмони. Шамир был возмущён, однако назначил Шавита на этот пост.[29]

Шавит уделял большое внимание координации работы с военной разведкой и был сторонником строгой конспирации.[1]

1990-е годы

В целом в этот период репутация «Моссад» была существенно подорвана рядом ошибок, приведшим к громким скандалам.

В 1991 году сотрудники «Моссад» были арестованы в Никосии при установке подслушивающей аппаратуры в посольстве Ирана. В 1995 году резидент «Моссад» в Москве Реувен Динель был задержан при получении секретных документов (детальных космических фотоснимков арабских стран) от бывших сотрудников ГРУ.[1][30]

24 марта 1996 года генерал-майор Дани Ятом был назначен новым директором организации. С этого дня имя главы «Моссад» впервые стало известным широкой общественности. Были также рассекречены имена семи директоров «Моссад» за предыдущие 45 лет. Ятом занялся борьбой с терроризмом на палестинских территориях, улучшением технического оснащения и развитием сотрудничества со спецслужбами африканских стран, в частности Заира и ЮАР. Тем не менее, наиболее громкие скандалы произошли именно в период его работы.[31]

В октябре 1997 года была выявлена афера Иегуды Гиля, который долгие годы обманывал «Моссад», подсовывая ему выдуманную информацию от якобы завербованного сирийского генерала. Деньги, выделенные на выплату «генералу», Гиль присваивал.[29]

В феврале 1998 года сотрудника «Моссад» Ицхака Бен-Таля арестовали в Швейцарии при попытке прослушивания иранского представительства в ООН.[1][29]

В связи с этими скандалами и неудачным покушением на лидера Хамас Халеда Машаля в Иордании в январе 1997 года Дани Ятом ушёл в отставку 24 февраля 1998 года.[29]

С 25 февраля 1998 по 1 октября 2002 должность директора занимал Эфраим Халеви, который до тех пор был агентом «Моссад» и представителем Израиля при Европейском союзе. Халеви планировал реформировать «Моссад» по образцу ЦРУ, разделив всю деятельность службы на три крыла: крыло сбора информации, крыло обработки информации и оперативное крыло. Все управления «Моссад» должны были быть объединены в эти три основных крыла. В соответствии с этим планом были созданы крылья сбора и обработки информации, в то время как оперативное крыло создано не было.[2] Халеви был сторонником так называемой «прозрачности» и следил, чтобы деятельность «Моссад» должным образом освещалась в СМИ.[32]

XXI век

К концу срока пребывания в должности директора «Моссад» у Халеви возникли разногласия с премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном по вопросу стратегии борьбы против палестинского террора.[33] Со 2 октября 2002 года должность руководителя «Моссад» занял генерал-майор Меир Даган, который ранее служил в армии с Шароном. Халеви при этом получил пост руководителя Совета национальной безопасности.

Меир Даган начал перепрофилирование «Моссад» со сбора информации на прямые акции против исламских фундаменталистов и, в первую очередь, Ирана. Он заявил:[34]

«Моссад» — разведка, а не министерство иностранных дел номер два

С этого же времени «Моссад» активизировал операции по уничтожению лидеров террористических организаций.

В 2006 году в «Моссад» открылся музей. По информации газеты «Маарив», отбор экспонатов утверждал лично директор «Моссад». Сам музей засекречен, доступ в него получают сотрудники и ветераны спецслужб, государственные деятели Израиля и некоторые иностранные делегации.[35][36][37]

1 июля 2008 года президент Израиля Шимон Перес вручил 8 сотрудникам «Моссад» государственную премию «за успешное выполнение секретной операции исключительной сложности с применением самых передовых технологий, имевшей огромное значение для укрепления безопасности государства Израиль». Имена награждённых и их фотографии засекречены.[38]

В 2010 году Дахи Халфан Тамим, возглавляющий полицию Дубая, заявил корреспонденту местной газеты, что уверен в причастности израильских агентов к убийству Махмуда аль-Макхуха, произошедшему 20 января в отеле. «Моссад стоит за этим убийством», — сказал полицейский начальник. Как уже сообщалось, руководителя ХАМАСа устранила боевая группа в составе 11 человек, въехавших в Дубай с паспортами западных стран и покинувших страну сразу же после теракта. Но не все прошло гладко. Местные власти изучили данные видеоконтроля в отеле и смогли выяснить личности боевиков, точнее, то, что было записано в их паспортах. Оказалось, что документы были поддельными, а приведенные в них данные принадлежали людям, эмигрировавшим в Израиль из западных стран.[39] Аналогичной уверенности о причастности Моссад к этому убийству придерживается израильский журналист Йоси Мелман[40].

В результате ареста в августе 2010 года в Египте 37-летнего бизнесмена Тарика Абдель Разака Хусейна Хасана стало известно о существовании крупной разведывательной сети Моссад в арабских странах. В частности, благодаря показаниям Хасана был разоблачён и в ноябре 2010 года казнён сирийский учёный, причастный к разработке ядерной программы[41].

29 ноября 2010 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху объявил о своём решении назначить Тамира Пардо на пост директора «Моссада» по истечении срока каденции Меира Дагана в январе 2011 года. Пардо ранее работал заместителем Дагана и является ветераном «Моссад». Решение было утверждено правительством Израиля на заседании 5 ноября 2010 года[42]. Пардо вступил в должность 6 января 2011 года.

Наиболее известные операции

Известен ряд секретных операций, которые с той или иной степенью достоверности имеют отношение к «Моссад». В некоторых случаях причастность «Моссад» была официально признана правительством Израиля (например, похищение Эйхмана). В других случаях об этом стало известно в результате провала операции и поимки израильских агентов (например, покушение на Халеда Машаля в Аммане). В третьих случаях о причастности израильтян сообщают компетентные источники, или же для подобных предположений существуют достаточные основания. Наконец, целый ряд предположений об участии «Моссад» в тех или иных событиях, скорее, объясняется фантазией авторов или желанием переложить на «Моссад» ответственность за те или иные скандальные события.

Похищение Эйхмана

В 1960 году «Моссад» обнаружил в Аргентине нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана, отвечавшего во время Второй мировой войны за «окончательное решение еврейского вопроса» и непосредственно ответственного за уничтожение миллионов евреев. Опасаясь, что открытое дипломатическое требование выдачи может привести к его очередному исчезновению, «Моссад», с ведома премьер-министра, организовал похищение Эйхмана и его вывоз в Израиль. Операцию лично возглавил директор «Моссад» Иссер Харель.[43]

11 мая 1960 года Эйхман был схвачен группой агентов «Моссад» на улице Буэнос-Айреса, 9 дней содержался под стражей на конспиративной квартире, а 20 мая был вывезен в Израиль самолётом авиакомпании Эль Аль под чужими документами.

Дело Йоселе

В декабре 1959 года 6-летний Йоселе Шумахер, родившийся в светской семье, был похищен с помощью своего религиозного деда из ультраортодоксальной общины «Нетурей карто», отрицающей Государство Израиль и сионизм. Деда посадили в тюрьму, однако это не помогло вернуть мальчика. Год поисков ни к чему не привёл, назревал политический скандал. И весной 1962 года дело Йоселе поручили «Моссад». Иссер Харель поднял на ноги агентов во всём мире, разведка взяла под контроль зарубежную переписку всех членов общины «Нетурей карто». И вот в одном солдатском письме матери, проживавшей в Бельгии, нашли невинную реплику: «Как поживает малыш?». Расследование показало, что ни младших братьев, ни племянников у солдата не имеется. Мадлен Ферэ (так звали мать солдата) призналась, что это она увезла Йоселе, переодев девочкой, а также сообщила адрес в Нью-Йорке, где ребёнок с тех пор находился.[44] В сентябре 1962 года Йоселе нашли и торжественно доставили в Тель-Авив. Это одна из немногих операций, когда «Моссад» работал на публику.[1]

Операция «Дамоклов меч»

22 июля 1962 года Египет провёл испытания баллистических ракет среднего радиуса действия. «Моссад» получил информацию, что над проектом работает ряд немецких учёных и инженеров. Иссер Харель был уверен, что речь идёт о смертельной угрозе Израилю. Сначала немецкие специалисты стали получать угрожающие письма. Когда эти угрозы не возымели действия — начались теракты. Несколько инженеров погибли при вскрытии полученных по почте посылок со взрывчаткой. Несколько человек просто пропали. Например, 11 сентября исчез Хейнц Крюг — менеджер мюнхенского филиала компании «Интра» из Штутгарта, которая поставляла в Египет ракетные двигатели.[45]

«Моссад» даже сумел использовать «втёмную» бывшего немецкого диверсанта, оберштурмбанфюрера СС Отто Скорцени, коллеги которого также принимали участие в египетском проекте. В марте 1963 года два израильских агента были арестованы в Швейцарии при попытке вербовки людей, связанных с этим проектом. После этого Израиль начал действовать в открытую и обвинил Египет в создании неконвенционального оружия. Мировое общественное мнение, включая руководство ФРГ, поддержало израильтян. Немецкие учёные уехали, программа была свёрнута.[1][46] Однако в связи с проведением терактов, против которых возражал премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, ушёл в отставку директор «Моссад» Иссер Харель. Заканчивал операцию уже новый руководитель разведки — генерал Меир Амит.

Операция «Ноев ковчег»

В 1969 году Франция, построившая на своей верфи Амио в Шербуре ракетные катера типа Саар 3 для израильского флота, объявила эмбарго на поставку любых вооружений, не желая осложнения отношений с арабскими странами. «Моссад» организовал операцию по угону 5 готовых, но невооруженных ракетных катеров, которые уже были оплачены Израилем. Для этого была организована подставная фирма «Старбот», которая готова была купить катера якобы для обслуживания нефтяных платформ в Норвегии. Мартин Симм, известный норвежский судовладелец, согласился помочь израильтянам и в качестве представителя «Старбот» в Норвегии подписал письмо руководителю французского Комитета по вооружениям при Министерстве обороны генералу Газеллю. Израильтяне и французы подписали соглашение, аннулировавшее договор о поставке катеров в Израиль, и «Старбот» смог их приобрести. 24 декабря, накануне Рождества, в 9-балльный шторм катера вышли из порта и после недельного морского перехода 1 января 1970 года прибыли в Хайфу.[47][48]

Операция «Гнев Божий»

После теракта на мюнхенской Олимпиаде в сентябре 1972 года «Моссад» получил задание премьер-министра Голды Меир найти и уничтожить всех участников этой акции. Задание было выполнено, хотя в Ливане и Норвегии при этом погибло несколько посторонних лиц, непричастных к терроризму.[49] Первый из организаторов теракта, Абдель Ваиль Зуайтер, был застрелен 16 октября 1972 года. К июню 1973 года 13 человек из 17, числящихся в списке «Моссад», были убиты.[50] Последний из всех подлежавших уничтожению, лидер организации «Чёрный сентябрь» Абу Айяд, был убит своими соратниками в 1991 году через 19 лет после мюнхенской акции.[51]

Операции против Ирака

  • 5 апреля 1979 года на складе во Франции взорвались два энергоблока, готовые к отправке в Ирак для строительства ядерного реактора.[9] Впоследствии Нахум Адмони признался, что «Моссад» проводил спецоперации, которые «задержали осуществление иракской ядерной программы на годы».[52] Однако Ираку удалось достроить реактор «Осирак» к 1981 году. «Моссад» сумел получить подробную информацию о реакторе и убедиться в его в

dic.academic.ru

Моссад: shaon

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

shaon.livejournal.com

Израильский «Моссад»: самая мощная служба мира

Изотоп-1

Одной из самых нашумевших операций, которая была произведена совместно с «Моссадом» стала операция «Изотоп-1», проведенная 8 мая 1972 года. «Боинг-707» выполнял рейс Брюссель — Вена — Тель-Авив. На борт по фальшивым паспортам прошли четыре террориста – двое мужчин и две женщины. Как только самолет набрал высоту, главарь группы Абу Сейна ворвался в кабину пилота и объявил о захвате. Угонщики выдвинули требования: посадка самолета на израильской территории, освобождение в течение суток 315 палестинцев, миллион долларов и беспрепятственный вылет. Переговоры с террористами вел начальник военной разведки Аарон Ярив: штаб сразу занял позицию уступок и соглашательства.

Экстремисты не слышали слова «нет»: им предоставили пищу, возможность в любой момент общаться с руководителями штаба. В ходе переговорного процесса удалось уговорить боевиков допустить к заложникам сотрудников Красного креста и команду техников для починки самолета.

Под видом «ремонтников», переодевшись в форму, в бой отправилась группа захвата. Руководил захватом Эхуд Барак, впоследствии начальник Генштаба, а затем – премьер-министр. Одного из главарей банды уничтожил майор Дани Ятом, спустя несколько лет ставший начальником «Моссада». Лейтенант Узи Даян, будущий замначальника Генштаба, а после – глава Совета обороны, совершил невозможное, вынув из рук женщины-террористки гранату. Лейтенант Беньямин Нетаньяху, в скором времени – премьер-министр, был тяжело ранен во время перестрелки.

Главарь группы Абу-Санайна попытался укрыться в туалете. Однако, один из группы спецназа, Мордехай Рахамим, успел выбить дверь и расстрелять террориста в упор.Израильские политики, услышав известную фразу Владимира Путина, должно быть, понимающе улыбнулись: президент России знаком с историей спецназа. На всю операцию у группы захвата ушло 90 секунд.

russian7.ru

Моссад Википедия

«Мосса́д» (ивр. ‏המוסד למודיעין ולתפקידים מיוחדים‏‎, ха-Мосад ле-модиин у-ль-тафкидим меюхадим — «Ведомство разведки и специальных задач») — политическая разведка Израиля, по своему назначению и функциям сравнимая с ЦРУ[1][2].

На эмблеме организации изображена менора, являющаяся гербом Государства Израиль, и девиз: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует» (Прит. 11:14). Вместе с этим, до недавнего времени девизом «Моссада» был другой стих из той же книги: «Поэтому с обдуманностью веди войну твою» (Прит. 24:6).

Главный офис организации находится в Тель-Авиве на бульваре Шауль Ха-Мелех. Основные оперативные подразделения с 1989 года размещаются в пригородах Тель-Авива. Количество кадровых сотрудников, предположительно, достигает 1200 человек.

Основные цели и задачи

«Моссад» занимается сбором и анализом разведывательной информации, а также тайными специальными операциями за пределами Израиля.

Основными направлениями деятельности «Моссада» являются[3]:

  • Тайный сбор информации за рубежом.
  • Предотвращение террористической деятельности против израильских и еврейских объектов за рубежом.
  • Развитие и поддержание особых секретных связей, политических и иных, за рубежом.
  • Предотвращение разработок и приобретения запасов неконвенционального оружия враждебными странами.
  • Осуществление репатриации евреев из стран, официальный выезд в Израиль из которых невозможен.
  • Получение стратегической, политической и оперативной разведывательной информации.
  • Выполнение особых операций за пределами Государства Израиль.

Методы работы

Израильская разведка должна выполнять роль гаранта безопасности евреев по всему миру. Тайная деятельность должна основываться на современной технологии, использовать новейшие достижения в области шпионажа, поддерживая связи с дружественными службами.

Шилоах сформулировал так называемую периферийную концепцию, отдавая приоритет установлению и развитию связей со странами Африки и Азии, не являющимися ближайшими соседями Израиля[4].

Общая информация и особенности

Деятельность «Моссада» глубоко засекречена, и информация об этой спецслужбе и её работе появляется, как правило, либо много лет спустя после событий, либо в результате неудач и провалов. До конца 1990-х годов официально не разглашалось даже имя начальника службы[5].

Служба «Моссад» — гражданская структура, поэтому в ней не используются воинские звания[2]. Вместе с тем, большинство её сотрудников прошли действительную службу в армии и имеют армейские звания. Так, Меир Даган, бывший директором «Моссада» в 2002—2011 годах, имеет звание генерал-майора.

Совместные расходы службы «Моссад» и Шабак составили в 2013 году 6,63 миллиарда шекелей (ок. 1,9 млрд долларов). В 2012 году — 5,91 миллиарда шекелей, а в 2006 году на расходы спецслужб было выделено лишь 4,28 миллиарда шекелей. 871 миллион шекелей из этих средств приходится на выплату пенсий бывшим сотрудникам[6].

Структура «Моссада»

Всей деятельностью «Моссада» руководит директорат в составе директора, его заместителей и административных служб. Директор «Моссада» входит в «Комитет руководителей разведывательных служб» (ивр. ‏ועדת ראשי השירותים‏‎, Ваадат рашей а-Шерутим) или сокращённо «Вараш» и подчиняется напрямую премьер-министру Израиля.

Директорату подчиняются следующие управления[7][8]:

  • Управление оперативного планирования и координации (ивр. ‏צומת‏‎, Цомэт) — крупнейшее подразделение. Руководит всеми акциями шпионажа и имеет филиалы по всему миру, отчасти секретные, отчасти являющиеся частью консульств Израиля в других государствах. Предположительно управление подразделяется по региональной принадлежности. Основные резидентуры находятся в Риме и Лондоне.
  • Управление по борьбе с арабским терроризмом (ПАХА) — сбор и анализ данных по арабским террористическим организациям.
  • Информационно-аналитическое управление (НАКА) обеспечивает анализ добытой информации и выработку рекомендаций руководству и политикам.
  • Управление политических акций и связи с иностранными спецслужбами (ивр. ‏תבל‏‎, Тевель) координирует работу со спецслужбами дружественных Израилю государств и поддерживает контакты со странами не имеющих официальных дипломатических отношений с Израилем. В более крупных консульских отделах есть сотрудники этого отдела. Оно же занимается продажей израильского оружия за рубежом.
  • Исследовательское управление составляет регулярные отчёты о ситуации в различных регионах мира. Подразделяется на 15 региональных групп, основное внимание уделяется странам Ближнего Востока. Отдельно существует группа, занимающаяся вопросами ядерного оружия.
  • Оперативно-техническое управление занимается материально-техническим обеспечением служб и операций «Моссада», развитием необходимых спецслужбе технических средств. В состав входит три отдела: оперативной техники, отдел фото- и видеосъёмки, а также отдел проникновения в помещения.
    • Подразделение электронной разведки (ивр. ‏נביעות‏‎ — Невиот, в прошлом ивр. ‏קשת‏‎ — Кешет) занимается сбором электронной информации, в том числе посредством подслушивающих устройств.
  • Управление психологической войны и дезинформационных акций (ивр. ‏לוחמה פסיכולוגית‏‎, Лохама психологит — LAP) — занимается ведением психологической войны, пропагандой и разработкой обманных манёвров;
  • Управление специальных операций (ивр. ‏מצדה‏‎, Мецада, в прошлом ивр. ‏קיסריה‏‎, Кесария) — занимается силовыми акциями.
    • Спецподразделение «Кидон» («Копьё») — занимается физическим уничтожением террористов. Численность «Кидон» — 3 группы по 12 бойцов.
  • Управление финансов и кадров выполняет функции обеспечения.
  • Учебное управление занимается подготовкой сотрудников и агентов. В состав учебного управления входит Академия «Моссада», занятия в которой ведут только действующие сотрудники.

Кроме вышеперечисленных управлений, в составе «Моссада» работают подразделения внешней контрразведки (АПАМ) и небольшая группа поиска бывших нацистов.

Кадровая политика

Своей кадровой политикой «Моссад» существенно отличается от аналогичных спецслужб других стран. В организации всего около 1200 штатных сотрудников, включая технический персонал. По имеющейся информации, в «Моссаде» всего несколько десятков оперативных офицеров, которые в любой момент готовы к проведению операции в любой стране мира. Вместе с этим, в деятельности организации используется огромное число завербованных агентов по всему миру, число которых оценивается в 35 тысяч человек. Для сравнения: число сотрудников КГБ в начале 1990-х годов составляло 250 тысяч, а кубинская разведка ДГИ только в своих зарубежных представительствах содержит около 2000 сотрудников[9].

Сотрудники и агенты

Набор сотрудников в «Моссад» проводится как правило среди граждан Израиля, отслуживших в армии, а также среди выпускников вузов. Предварительные испытания и проверки длятся несколько месяцев. Этой работой занимается вербовочный отдел кадрового управления. Прошедших испытания зачисляют в академию «Моссада», которая называется «Мидраш»[10].

Академия появилась в середине 1960-х годов в связи с ростом числа сотрудников. Название академии засекречено и не произносится даже в стенах академии. Курсанты с самого начала получают псевдонимы и легенду, которой они обязаны следовать в период учёбы. Программа «Мидраш» предусматривает подготовку профессиональных шпионов, способных проводить любые операции, в любой точке мира и в любых обстоятельствах[11]. После года обучения курсанты проходят стажировку в подразделениях «Моссада». Затем курсанты возвращаются для прохождения следующего курса. Только успешно прошедшие все ступени обучения и выдержавшие контрольные экзамены становятся действующими сотрудниками[12].

Огромное число людей, приехавших в Израиль из самых разных регионов, позволяет разведке отбирать кадры, наиболее пригодные для работы в той или иной стране мира — по внешности, культурным особенностям, знаниям страны и языка, включая местные диалекты. Благодаря этому, внедрение нелегала порой занимало у «Моссада» не годы и десятилетия, а месяцы, а иногда даже считанные дни. Использование же в оперативной работе агентуры из местных евреев всегда жёстко ограничивалось, поскольку провал такого агента был почти всегда связан с ростом антисемитизма. Такие методы считаются скорее исключением и применяются только в особых случаях, при невозможности использовать другие варианты[13].

Начиная с 1990-х годов «Моссад» регулярно печатает объявления в израильских газетах с приглашением на работу в организации[14][15]. В 2000 году вышло объявление с текстом «Моссад открыт не для всех, но, возможно, для тебя». На него откликнулось около тысячи человек, но принят был лишь один[16]. На сайте «Моссад» можно найти и анкету для заполнения[17].

В 2001 году начальник отдела кадров «Моссада» впервые публично обнародовал требования к поступающим во внешнюю разведку. Если 30 лет назад «Моссад» набирал людей с восточной внешностью и знанием арабского языка, то с течением времени, с изменением приоритетов в работе разведывательной службы, изменились и требования к кандидатам[16]:

Сегодня мы ищем «лису», которая знает много всяких мелочей. Такой человек должен быть хитрым, пронырливым и одновременно надёжным, честным, обладающим моральными ценностями.

Сайаним (добровольные помощники)

Кроме сотрудников и агентов в своих операциях «Моссад» использует так называемых сайаним — международную сеть добровольных помощников. Сайаним могут быть только чистокровные евреи, сохраняющие лояльность к своей стране, однако симпатизирующие Государству Израиль[2]. Сайаним действуют на добровольной основе и только на территории своей страны. Однако не следует путать сеть сайаним с агентурной сетью. Добровольный помощник скорее выполняет функции внештатного сотрудника, а также оказывает содействие агентам Моссада своим имуществом и общественными связями. Формально существует правило, по которому сайан должен быть уверен, что акция не проводится в отношении того государства, гражданином которого он является[18].

Пример: «Моссад» проводит нелегальную операцию на территории Германии по ликвидации опасного террориста. Агентам для операции необходим легальный автомобиль. С этой целью одного из сайаним просят оставить свой автомобиль в условленном месте. По окончании акции автомобиль возвращают владельцу, который никогда не узнает, кем и с какой целью его автомобиль использовался. В случае провала операции, у владельца уже готово заявление о том, что его автомобиль был угнан[2].

Использование женщин

В связи с особенностями ближневосточного менталитета, использование женщин-нелегалов в израильской разведке ограничено. Тем не менее, как пишет историк Иосиф Тельман со ссылкой на израильские СМИ, в «Моссаде» среди личного состава оперативных работников не менее 20 % женщин. Самой высокопоставленной женщиной в «Моссаде» стала Ализа Маген, достигшая должности заместителя директора. Известными агентами-нелегалами являются Лили Кастель, Иоланда Хармер, Сильвия Рафаэль и ряд других[19].

3 июня 2015 года начальником управления кадров организации впервые назначена женщина. Ей присвоено звание, эквивалентное армейскому званию генерал-майора. До назначения на должность она служила в отделе личного состава «Моссада»[20].

История

Создание

До официального провозглашения государства Израиль 14 мая 1948 года в рамках организации еврейской самообороны «Хагана» с 1942 года существовала единая служба «Шерут едиот» или сокращённо «Шай», которая выполняла разведывательные и контрразведывательные функции. «Шай» вербовала агентов в органах власти Британского мандата и информаторов в арабской среде, противодействовала проникновению вражеских агентов в ряды «Хаганы» и «Еврейского агентства», боролась с радикальными еврейскими организациями типа «Лехи».

30 июня 1948 года руководитель «Шай» Иссер Беери по инициативе премьер-министра Давида Бен-Гуриона собрал совещание руководителей отделов, на котором объявил о реорганизации этой службы по британскому образцу. Внешнюю разведку поручили Военной разведке и подразделению «Махлекет а-Мехкар» политического управления Министерства иностранных дел. Контрразведкой и внутренней безопасностью занялась «Общая служба безопасности».

13 декабря 1949 года премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион подписал секретное письмо в министерство иностранных дел, в котором сообщал об организационном объединении всех разведывательных служб под началом Реувена Шилоаха с личным подчинением премьер-министру. Шилоах в результате стал советником премьер-министра по внешней политике и стратегическим вопросам[21][22].

Дублирование в работе военной разведки и «Махлекет а-Мехкар» привели к конфликтам и проблемам в работе. 2 марта 1951 года по приказу Бен-Гуриона был создан независимый центральный орган для ведения разведывательной деятельности за рубежом. Этот орган получил название «Ха-Рашут» («Управление»). Его главой был назначен Хаим Яаари[1][2]. «Ха-Рашут» со дня своего основания являлся основным подразделением «Моссада» и включал также представителей двух других спецслужб, как на штабном, так и на оперативном уровне. Оперативники «Махлекет а-Мехкар» были переданы в подчинение военной разведки. Таким образом, внешняя разведка вышла из подчинения Министерству иностранных дел, перейдя под руководство премьер-министра. Эта схема работы спецслужб, созданная уже по американскому образцу, в целом сохраняется и сегодня[1][23].

Официально «Моссад» был создан 1 апреля 1951 года, когда были объединены две организации: «Центральный институт координации» и «Центральный институт разведки и безопасности». Его директором был назначен Реувен Шилоах с прямым подчинением премьер-министру[24]. Шилоах разработал теоретическую базу и основные принципы работы израильской разведки, которые сохраняются до сегодняшнего дня.

До 1957 года в составе «Моссада» не было оперативных подразделений, поэтому операции проводились с привлечением оперативников из других спецслужб[25][26].

«Эпоха мемунэ»

Реувен Шилоах был хорошим теоретиком, но не был способен к ежедневной кропотливой работе. Шилоах и сам понимал, что находится не на своём месте и подал в отставку 12 сентября 1952 года[27].

После отставки Шилоаха должность директора «Моссада» и одновременно куратора всех разведслужб занял Иссер Харель, остававшийся на этом посту до 26 марта 1963 года. Давид Бен-Гурион называл Хареля «Мемунэ» (ивр. ‏ממונה‏‎ — букв. ответственный). Он одновременно возглавлял объединённый комитет руководителей спецслужб и был советником премьер-министра по вопросам обороны и безопасности. В течение 11 лет Харель был фактически человеком номер два в государстве, единолично руководя всеми спецслужбами и отчитываясь лишь перед премьер-министром[24].

Почти сразу же после вступления в должность Харель добился от Бен-Гуриона десятикратного увеличения бюджета «Моссада» и реорганизовал работу организации. При нём была создана спецшкола для подготовки агентов и установлены жёсткие стандарты для отбора кандидатов. Он говорил[28]:

Мне нужны люди, испытывающие отвращение к убийству, но которых, тем не менее, можно научить убивать…

Харель считал, что Моссад должен помочь стране компенсировать разницу в ресурсах между Израилем и его противниками[29]:

Мы окружены врагами, которые намного превосходят нас в численном отношении. Поэтому мы вынуждены выдвигать нашу разведку как можно дальше. Она служит нам подобно длинной руке, помогая скомпенсировать недостаток времени и пространства.

Харель был авторитарным руководителем, требовавшим, чтобы все сотрудники «Моссада» подчинялись и были преданы ему лично. Вместе с тем, жёсткий стиль руководства Харель сочетал с заботой о хороших сотрудниках и создании у них чувства престижности и элитарности их службы. Он прилагал все усилия, чтобы вернуть на родину провалившегося агента. Агентов, которые были схвачены на вражеской территории не по своей вине, Харель оставлял на работе, и многие из них впоследствии успешно работали под новой легендой, с новыми документами и в другой стране.

Харель не любил и не понимал юмора, а также никогда не шутил сам. Единственное не совсем серьёзное высказывание Хареля[13]:

Из всех людей моих голубых глаз не боятся только дети и собаки.

Один из его сотрудников однажды заметил, что если бы Харель не уехал из России, то точно стал бы начальником КГБ, а «этого монстра Берию проглотил бы на завтрак и не поперхнулся»[13].

В 1955 году Харель принял решение о расширении кадров за счёт привлечения в Моссад бывших подпольщиков периода Британского мандата из террористической группы «Лехи», прекратившей своё существование после создания Израиля. Ему удалось убедить в правильности этого шага Давида Бен-Гуриона, который относился к правым крайне подозрительно. На работу в «Моссад» и другие спецслужбы было принято около десятка ветеранов «Лехи», самым известным из которых был один из бывших руководителей этой организации Ицхак Шамир, занимавший впоследствии должность начальника европейского отдела «Моссада», а после отставки был дважды избран премьер-министром Израиля[1].

Первое оперативное подразделение появилось в «Моссаде» в середине 1955 года после скандала с провалом операции «Сусанна», проводимой в Египте военной разведкой и увольнения её руководителя Биньямина Гибли. Оперативный отдел «Моссада» возглавили Авраам Шалом и Рафи Эйтан, пришедшие вместе с Харелем из Службы безопасности. После разоблачения в 1958 году сотрудника военной разведки Аври Эльада, работавшего на Египет, Харель добился для «Моссада» права проведения не только разведывательных, но и диверсионных мероприятий[1]. По мере роста числа сотрудников в «Моссаде» было создано 8 функциональных управлений[13].

Реформы Амита

26 марта 1963 года из-за конфликта с премьер-министром Бен-Гурионом по вопросу проведения диверсионных операций против немецких учёных, работавших над ракетной программой в Египте, ушёл в отставку Иссер Харель. Новым директором «Моссада» был назначен начальник военной разведки генерал-майор Меир Амит, стиль руководства которого принципиально отличался от его предшественника[1]. Часть сотрудников, лично преданных Харелю, подали в отставку, однако Амит быстро наладил работу службы и привлёк в неё новых работников.

Амит более чётко распределил задачи между спецслужбами, ввёл компьютеризацию, организовал стратегическое планирование и делегирование полномочий[1]. Реформы Амита принесли результаты во время Шестидневной войны, когда израильская разведка знала о противнике практически всё, что было необходимо для победы. Особый вклад в это внесли агенты «Моссада» Вольфганг Лотц в Египте и Эли Коэн в Сирии[8][30][31].

В этот же период «Моссад» провёл ряд успешных операций по вербовке арабских военных лётчиков, которые затем прилетели в Израиль, предоставив израильтянам возможность изучить новейшие советские военные самолёты, бывшие на вооружении арабских стран[32][33].

Амит являлся активным сторонником «периферийной концепции» Шилоаха и использовал для работы разведки более 30 посольств, открытых в странах Азии и Африки. Кроме того, разведчики работали и в странах, с которыми не было дипломатических отношений. С помощью американцев, с которыми «Моссад» делился разведданными, была развернута широкая деятельность на африканском континенте. В Азии «Моссад» открыл свою резидентуру в Сингапуре, а также установил тайные связи со спецслужбами Индии и Индонезии[4].

Причастность «Моссада» к похищению в Париже в октябре 1965 года марроканского оппозиционера Махди Бан-Барки вызвала гнев президента Франции Шарля де Голля, что ощутимо сказалось на израильско-французских отношениях. В частности, в Париже была закрыта резидентура «Моссада», что стало тяжёлым ударом для организации. В самом Израиле публичного скандала удалось избежать, однако Иссер Харель, который был советником по вопросам разведки и борьбы с террором премьер-министра Леви Эшколя, требовал отставки Меира Амита, отношения с которым у Хареля были натянутыми ещё с 1963 года. В итоге в отставку ушёл сам Харель, на этот раз окончательно завершив свою работу в органах безопасности[4][27][34].

В 1968 году Леви Эшколь отказался продлить пребывание Меира Амита в должности, мотивируя это скандалом вокруг дела Бен-Барки и некоторыми другими ошибками и провалами. По мнению ряда экспертов, после двух десятилетий авторитетных и самостоятельных руководителей «Моссада» премьер-министр хотел видеть на этом посту более управляемого человека[4].

1970-е годы

Со дня основания службы основные усилия «Моссада» были направлены против арабских стран, угрожающих Израилю войной. После же окончания Шестидневной войны у «Моссада» появилась новая приоритетная задача — борьба с международным терроризмом, направленным против граждан Израиля. Основной движущей силой международного терроризма являлись радикальные палестинские террористические организации, в первую очередь Организация освобождения Палестины. Занялся этим новый глава «Моссада» Цви Замир, под руководством которого после теракта на мюнхенской Олимпиаде по всему миру начались операции по уничтожению палестинских террористов.

По мнению исследователей, чрезмерная сосредоточенность «Моссада» на борьбе с палестинским терроризмом, в то время как Египтом и Сирией занималась, в основном, военная разведка, стала одной из причин серьёзного провала разведки накануне Войны Судного дня. Вместе с тем, следует отметить, что «Моссад» предупреждал о приготовлениях арабских стран к войне, однако в самый критический момент — накануне нападения 6 октября 1973 года — внимание Замира усыпило чрезмерное доверие к оптимистическим докладам главы военной разведки Эли Зейра.

В 1974 году директором «Моссада» стал бывший командующий Северным военным округом генерал Ицхак Хофи. Тогда же продолжилась охота за террористами, интенсивно внедрялись электронные средства, налаживались связи с ливанскими христианами.

Хофи отличался довольно тяжёлым нравом, и это привело к тому, что в 1976 году ушёл в отставку многолетний начальник оперативного отдела «Моссада» Питер Малкин, не знавший ни одного провала за 27 лет работы в разведке[35]. В 1980 году по той же причине уволился заместитель директора «Моссада» Давид Кимхи[36].

В этот период «Моссад» стал уделять значительное внимание Ираку, чья ядерная программа тревожила руководство Израиля. Усилиями «Моссада» удалось задержать создание иракского реактора, однако полностью сорвать ядерную программу Ирака не получилось. Тем не менее, когда в 1981 году глава правительства Менахем Бегин принял решение бомбить иракский ядерный реактор, Хофи был категорически против[24].

1980-е годы

В 1982 году Ицхак Хофи ушёл в отставку. На его место Бегин планировал назначить заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Иекутиэля (Кути) Адама (ранее работавшего в «Моссаде» начальником отдела агентурной разведки), однако 10 июня генерал Адам погиб в перестрелке в пригороде Бейрута[37].

Таким образом, 27 июня 1982 года «Моссад» впервые возглавил кадровый разведчик Нахум Адмони, ранее занимавшийся иракским направлением[1]. В кругах разведки его считали «бесцветным середнячком», «менеджером» и бюрократом[38]. Самой успешной операцией того периода стало убийство лидера военного крыла ФАТХ Абу Джихада в Тунисе в 1988 году.

В 1989 году Нахума Адмони сменил также кадровый сотрудник «Моссада» Шабтай Шавит. Назначение Шавита было связано с небольшим скандалом. После ухода Адмони в отставку Шавит, будучи заместителем директора «Моссада», поставил главе правительства Ицхаку Шамиру ультиматум — или его назначают директором, или он уходит в отставку вместе с Адмони. Шамир был возмущён, однако назначил Шавита на этот пост[38].

Шавит уделял большое внимание координации работы с военной разведкой и был сторонником строгой конспирации[1].

1990-е годы

В целом в этот период репутация «Моссада» была существенно подорвана рядом ошибок, приведшим к громким скандалам.

В 1991 году сотрудники «Моссада» были арестованы в Никосии при установке подслушивающей аппаратуры в посольстве Ирана. В 1995 году резидент «Моссада» в Москве Реувен Динель был задержан при получении секретных документов (детальных космических фотоснимков арабских стран) от бывших сотрудников ГРУ[1][39].

24 марта 1996 года генерал-майор Дани Ятом был назначен новым директором организации. С этого дня имя главы «Моссада» впервые стало известным широкой общественности. Были также рассекречены имена семи директоров «Моссада» за предыдущие 45 лет. Ятом занялся борьбой с терроризмом на палестинских территориях, улучшением технического оснащения и развитием сотрудничества со спецслужбами африканских стран, в частности Заира и ЮАР. Тем не менее, наиболее громкие скандалы произошли именно в период его работы[40].

В октябре 1997 года была выявлена афера Иегуды Гиля, который долгие годы обманывал «Моссад», подсовывая ему выдуманную информацию от якобы завербованного сирийского генерала. Деньги, выделенные на выплату «генералу», Гиль присваивал[41].

В феврале 1998 года сотрудника «Моссада» Ицхака Бен-Таля арестовали в Швейцарии при попытке прослушивания иранского представительства в ООН[1][41].

В связи с этими скандалами и неудачным покушением на лидера Хамас Халеда Машаля в Иордании в январе 1997 года Дани Ятом ушёл в отставку 24 февраля 1998 года[41].

С 25 февраля 1998 по 1 октября 2002 должность директора занимал Эфраим Халеви, который до тех пор был агентом «Моссада» и представителем Израиля при Европейском союзе. Халеви планировал реформировать «Моссад» по образцу ЦРУ, разделив всю деятельность службы на три крыла: крыло сбора информации, крыло обработки информации и оперативное крыло. Все управления «Моссада» должны были быть объединены в эти три основных крыла. В соответствии с этим планом были созданы крылья сбора и обработки информации, в то время как оперативное крыло создано не было.[2] Халеви был сторонником так называемой «прозрачности» и следил, чтобы деятельность «Моссада» должным образом освещалась в СМИ[42].

XXI век

Директор «Моссада» Меир Даган

К концу срока пребывания в должности директора «Моссада» у Халеви возникли разногласия с премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном по вопросу стратегии борьбы против палестинского террора[43]. Со 2 октября 2002 года должность руководителя «Моссада» занял генерал-майор Меир Даган, который ранее служил в армии с Шароном. Халеви при этом получил пост руководителя Совета национальной безопасности.

Меир Даган начал перепрофилирование «Моссада» со сбора информации на прямые акции против исламских фундаменталистов и в первую очередь Ирана. Он заявил[44]:

«Моссад» — разведка, а не министерство иностранных дел номер два.

С этого же времени «Моссад» активизировал операции по уничтожению лидеров террористических организаций.

В 2006 году в «Моссаде» открылся музей. По информации газеты «Маарив», отбор экспонатов утверждал лично директор «Моссада». Сам музей засекречен, доступ в него получают сотрудники и ветераны спецслужб, государственные деятели Израиля и некоторые иностранные делегации[45][46][47].

1 июля 2008 года президент Израиля Шимон Перес вручил 8 сотрудникам «Моссада» государственную премию «за успешное выполнение секретной операции исключительной сложности с применением самых передовых технологий, имевшей огромное значение для укрепления безопасности государства Израиль». Имена награждённых и их фотографии засекречены[48].

В 2010 году Дахи Халфан Тамим, возглавляющий полицию Дубая, заявил корреспонденту местной газеты, что уверен в причастности израильских агентов к убийству Махмуда аль-Макхуха, произошедшему 20 января в отеле. «Моссад стоит за этим убийством», — сказал полицейский начальник. Как уже сообщалось, руководителя ХАМАСа устранила боевая группа в составе 11 человек, въехавших в Дубай с паспортами западных стран и покинувших страну сразу же после теракта. Но не все прошло гладко. Местные власти изучили данные видеоконтроля в отеле и смогли выяснить личности боевиков, точнее, то, что было записано в их паспортах. Оказалось, что документы были поддельными, а приведенные в них данные принадлежали людям, эмигрировавшим в Израиль из западных стран[49]. Аналогичной уверенности о причастности Моссада к этому убийству придерживается израильский журналист Йоси Мелман[50].

В результате ареста в августе 2010 года в Египте 37-летнего бизнесмена Тарика Абдель Разака Хусейна Хасана стало известно о существовании крупной разведывательной сети Моссада в арабских странах. В частности, благодаря показаниям Хасана был разоблачён и в ноябре 2010 года казнён сирийский учёный, причастный к разработке ядерной программы[51].

29 ноября 2010 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху объявил о своём решении назначить Тамира Пардо на пост директора «Моссада» по истечении срока каденции Меира Дагана в январе 2011 года. Пардо ранее работал заместителем Дагана и является ветераном «Моссада». Решение было утверждено правительством Израиля на заседании 5 ноября 2010 года[52]. Пардо вступил в должность 6 января 2011 года.

Наиболее известные операции

Известен ряд секретных операций, которые с той или иной степенью достоверности имеют отношение к «Моссаду». В некоторых случаях причастность «Моссада» была официально признана правительством Израиля (например, похищение Эйхмана). В других случаях об этом стало известно в результате провала операции и поимки израильских агентов (например, покушение на Халеда Машаля в Аммане). В третьих случаях о причастности израильтян сообщают компетентные источники, или же для подобных предположений существуют достаточные основания. Наконец, целый ряд предположений об участии «Моссада» в тех или иных событиях, скорее, объясняется фантазией авторов или желанием переложить на «Моссад» ответственность за те или иные скандальные события.

Похищение Эйхмана

В 1960 году «Моссад» обнаружил в Аргентине нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана, отвечавшего во время Второй мировой войны за «окончательное решение еврейского вопроса» и непосредственно ответственного за уничтожение миллионов евреев. Опасаясь, что открытое дипломатическое требование выдачи может привести к его очередному исчезновению, «Моссад», с ведома премьер-министра, организовал похищение Эйхмана и его вывоз в Израиль. Операцию лично возглавил директор «Моссада» Иссер Харель[53].

11 мая 1960 года Эйхман был схвачен группой агентов «Моссада» на улице Буэнос-Айреса, 9 дней содержался под стражей на конспиративной квартире, а 20 мая был вывезен в Израиль самолётом авиакомпании Эль Аль под чужими документами.

Дело Йоселе

В декабре 1959 года 6-летний Йоселе Шумахер, родившийся в светской семье, был похищен с помощью своего религиозного деда из ультраортодоксальной общины «Нетурей карто», отрицающей Государство Израиль и сионизм. Деда посадили в тюрьму, однако это не помогло вернуть мальчика. Год поисков ни к чему не привёл, назревал политический скандал. И весной 1962 года дело Йоселе поручили «Моссаду». Иссер Харель поднял на ноги агентов во всём мире, разведка взяла под контроль зарубежную переписку всех членов общины «Нетурей карто». И вот в одном солдатском письме матери, проживавшей в Бельгии, нашли невинную реплику: «Как поживает малыш?». Расследование показало, что ни младших братьев, ни племянников у солдата не имеется. Мадлен Ферэ (так звали мать солдата) призналась, что это она увезла Йоселе, переодев девочкой, а также сообщила адрес в Нью-Йорке, где ребёнок с тех пор находился. В сентябре 1962 года Йоселе нашли и торжественно доставили в Тель-Авив. Это одна из немногих операций, когда «Моссад» работал на публику[1].

Операция «Дамоклов меч»

22 июля 1962 года Египет провёл испытания баллистических ракет среднего радиуса действия. «Моссад» получил информацию, что над проектом работает ряд немецких учёных и инженеров. Иссер Харель был уверен, что речь идёт о смертельной угрозе Израилю. Сначала немецкие специалисты стали получать угрожающие письма. Когда эти угрозы не возымели действия — начались теракты. Несколько инженеров погибли при вскрытии полученных по почте посылок со взрывчаткой. Несколько человек просто пропали. Например, 11 сентября исчез Хейнц Крюг — менеджер мюнхенского филиала компании «Интра» из Штутгарта, которая поставляла в Египет ракетные двигатели[54].

«Моссад» даже сумел завербовать[55] бывшего немецкого диверсанта, оберштурмбанфюрера СС Отто Скорцени, коллеги которого также принимали участие в египетском проекте. В марте 1963 года два израильских агента были арестованы в Швейцарии при попытке вербовки людей, связанных с этим проектом. После этого Израиль начал действовать в открытую и обвинил Египет в создании неконвенционального оружия. Мировое общественное мнение, включая руководство ФРГ, поддержало израильтян. Немецкие учёные уехали, программа была свёрнута[1][56]. Однако в связи с проведением терактов, против которых возражал премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, ушёл в отставку директор «Моссада» Иссер Харель. Заканчивал операцию уже новый руководитель разведки — генерал Меир Амит.

Операция «Ноев ковчег»

В 1969 году Франция, построившая на своей верфи Амио в Шербуре ракетные катера типа Саар 3 для израильского флота, объявила эмбарго на поставку любых вооружений, не желая осложнения отношений с арабскими странами. «Моссад» организовал операцию по угону 5 готовых, но невооруженных ракетных катеров, которые уже были оплачены Израилем. Для этого была организована подставная фирма «Старбот», которая готова была купить катера якобы для обслуживания нефтяных платформ в Норвегии. Мартин Симм, известный норвежский судовладелец, согласился помочь израильтянам и в качестве представителя «Старбот» в Норвегии подписал письмо руководителю французского Комитета по вооружениям при Министерстве обороны генералу Газеллю. Израильтяне и французы подписали соглашение, аннулировавшее договор о поставке катеров в Израиль, и «Старбот» смог их приобрести. 24 декабря, накануне Рождества, в 9-балльный шторм катера вышли из порта и после недельного морского перехода 1 января 1970 года прибыли в Хайфу[57][58].

Операция «Гнев Божий»

После теракта на мюнхенской Олимпиаде в сентябре 1972 года «Моссад» получил задание премьер-министра Голды Меир найти и уничтожить всех участников этой акции. Задание было выполнено, хотя в Ливане и Норвегии при этом погибло несколько посторонних лиц, непричастных к терроризму[59]. Первый из организаторов теракта, Абдель Ваиль Зуайтер, был застрелен 16 октября 1972 года. К июню 1973 года 13 человек из 17, числящихся в списке «Моссада», были убиты[60]. Последний из всех подлежавших уничтожению, лидер организации «Чёрный сентябрь» Абу Айяд, был убит своими соратниками в 1991 году через 19 лет после мюнхенской акции[61].

Операции против Ирака

  • 5 апреля 1979 года на складе во Франции взорвались два энергоблока, готовые к отправке в Ирак для строительства ядерного реактора[11]. Впоследствии Нахум Адмони признался, что «Моссад» проводил спецоперации, которые «задержали осуществление иракской ядерной программы на годы»[62]. Однако Ираку удалось достроить реактор «Осирак» к 1981 году. «Моссад» сумел получить подробную информацию о реакторе и убедиться в его военной направленности. Это позволило Израилю впоследствии принять решение об уничтожении реактора и реализовать его с помощью

wikiredia.ru