Взятие Измаила Суворовым. Взятие крепости Измаил. Измаил суворов


Взятие Измаила Суворовым. Взятие крепости Измаил :: SYL.ru

Русско-турецкая война 1768-1774 годов закончилась победой России. Страна, наконец, обеспечила себе выход к Черному морю. Но согласно Кючук-Кайнарджийскому договору мощная крепость Измаил, находившаяся в устье Дуная, оставалась пока турецкой.

Политическая обстановка

В середине лета 1787 года Турция при поддержке Франции, Великобритании и Пруссии потребовала от Российской Империи возвращения Крыма и отказа грузинским властям в своем покровительстве. Кроме того, им хотелось заполучить согласие на досмотр всех русских торговых кораблей, следующих через проливы Черного моря. Не дождавшись положительного ответа на свои претензии, турецкое правительство объявило войну России. Это случилось 12 августа 1787 года.

Вызов был принят. Российская Империя, в свою очередь, поспешила воспользоваться сложившейся ситуацией и увеличить свои владения за счет земель в Северном Причерноморье.

Изначально Турция планировала захват Херсона и Кинбурна, высадку большого количества своих войск на Крымском полуострове, а также уничтожение базы русской черноморской эскадры в Севастополе.

Расстановка сил

Для того чтобы развернуть полномасштабные военные действия на Черноморском побережье Кубани и Кавказа, Турция повернула свои основные силы в направлении Анапы и Сухума. Она располагала 200-тысячной армией и достаточно сильным флотом, состоящим из 16 фрегатов, 19 линейных кораблей, 5 бомбардирских корветов, а также множества других судов и кораблей обеспечения.

В ответ Российская Империя начала развертывание своих двух армий. Первая из них – Екатеринославская. Командовал ею генерал-фельдмаршал Григорий Потемкин. Она насчитывала 82 тыс. человек. Второй была Украинская 37-тысячная армия под началом генерал-фельдмаршала Петра Румянцева. Кроме того, два мощных военных корпуса дислоцировались в Крыму и на Кубани.

Что касается русского Черноморского флота, то он базировался в двух местах. Главные силы в составе 23 боевых кораблей, на борту которых находилось 864 орудия, дислоцировались в Севастополе, и командовал ими адмирал М. И. Войнович. Интересен тот факт, что в это же время здесь проходил службу и будущий великий адмирал Ф. Ф. Ушаков. Вторым местом дислокации был Днепровско-Бугский лиман. Там разместилась гребная флотилия, состоявшая из 20 малотоннажных судов и кораблей, которые были вооружены лишь частично.

План союзников

Надо сказать, что Российская Империя в этой войне не осталась в одиночку. На ее стороне выступила одна из крупнейших и сильнейших на то время европейских стран – Австрия. Она так же, как и Россия, стремилась расширить свои границы за счет других балканских стран, которые оказались под гнетом Турции.

План новых союзников, Австрии и Российской Империи, носил исключительно наступательный характер. Замысел был в том, чтобы напасть на Турцию с двух сторон одновременно. Екатеринославская армия должна была начать военные действия на черноморском побережье, захватить Очаков, после чего перейти Днепр и уничтожить турецкие войска в районе между реками Прут и Днестр, а для этого необходимо было взять Бендеры. В это же время русская флотилия своими активными действиями сковывала корабли противника на Черном море и не давала возможности туркам высадиться на крымский берег. Австрийская армия, в свою очередь, обещала провести наступление с запада и штурмовать Хатин.

Развитие событий

Начало военных действий для России было весьма успешным. Взятие крепости Очаков, две победы А. Суворова при Рымнике и Форшанах говорили о том, что война должна завершиться очень скоро. Это означало, что Российская Империя подпишет выгодный для себя мир. Турция на то время не располагала такими силами, которые могли бы дать серьезный отпор армиям союзников. Но политики почему-то упустили этот благоприятный момент и не воспользовались им. В итоге война затянулась, так как турецкие власти все же смогли собрать новое войско, а также получить помощь от Запада.

В ходе проведения военной кампании 1790 года русским командованием планировалось захватить турецкие крепости, расположенные на левобережье Дуная, а после этого двинуть свои войска дальше.

В этот год русские моряки под командованием Ф. Ушакова одерживали одну блестящую победу за другой. У острова Тендра и в Керченском проливе турецкий флот потерпел сокрушительное поражение. В результате русская флотилия прочно обосновалась на Черном море и обеспечила выгодные условия для дальнейшего наступления своих армий на Дунае. Уже были взяты крепости Тульча, Килия и Исакча, когда войска Потемкина подошли к Измаилу. Здесь они встретили отчаянное сопротивление со стороны турок.

Неприступная цитадель

Взятие Измаила считалось невозможным. Перед самой войной крепость основательно перестроили и укрепили. Она была обнесена высоким валом и достаточно широким рвом, наполненным водой. Крепость имела 11 бастионов, где были размещены 260 орудий. Работами руководили немецкие и французские инженеры.

Также взятие Измаила считалось нереальным, потому что он располагался по левому берегу Дуная между двумя озерами – Катлабухом и Ялпухом. Он возвышался на склоне отлогой горы, которая у русла реки заканчивалась низким, но крутым скатом. Эта крепость имела огромное стратегическое значение, так как она находилась на пересечении путей из Хотина, Килии, Галаца и Бендер.

Гарнизон цитадели состоял из 35 тыс. воинов, которыми командовал Айдозле-Мехмет-паши. Часть из них подчинялась непосредственно Каплан Гераю – брату крымского хана. Ему помогали пятеро его сыновей. В новом указе султана Селима III говорилось о том, что если взятие крепости Измаил состоится, то будет казнен каждый воин из гарнизона, где бы тот ни находился.

Назначение Суворова

Русским войскам, стоящим лагерем под цитаделью приходилось несладко. Была сырая и холодная погода. Солдаты грелись, сжигая в кострах камыш. Продовольствия катастрофически не хватало. К тому же войска были в постоянной боевой готовности, опасаясь вылазок неприятеля.

Зима уже была не за горами, поэтому русские военачальники Иван Гудович, Иосиф де Рибас и брат Потемкина Павел 7 декабря собрались на военный совет. На нем они приняли решение снять осаду и отложить взятие турецкой крепости Измаил.

Но Григорий Потемкин был не согласен с таким заключением и отменил постановление военного совета. Вместо этого он подписал приказ о том, что генерал-аншеф А. В. Суворов, который со своими войсками стоял у Галаца, должен принять командование армией, осаждавшей в настоящее время неприступную цитадель.

Подготовка к штурму

Взятие крепости Измаил русскими войсками требовало самой тщательной организации. Поэтому Суворов отправил к стенам бастиона свой лучший Фанагорийский гренадерский полк, 1 тыс. арнаутов, 200 казаков и 150 охотников, служивших в Апшеронском мушкетерском полку. Не забыл он и о маркитантах с запасом продовольствия. Кроме того, Суворов приказал сколотить и отправить под Измаил 30 лестниц и 1 тыс. фашин, а также отдал остальные необходимые распоряжения. Командование оставшимися войсками, стоящими близ Галаца, он передал генерал-поручикам Дерфельдену и князю Голицину. Сам же командующий выехал из лагеря с небольшим конвоем, состоящим всего из 40 казаков. На пути к крепости Суворов встретил отходившие русские войска и повернул их обратно, так как планировал использовать все силы в тот момент, когда начнется взятие Измаила.

По прибытии в лагерь, расположившийся вблизи крепости, он первым делом блокировал неприступную цитадель со стороны реки Дунай и с суши. Затем Суворов приказал расположить артиллерию так, как это делали при длительной осаде. Таким образом, он сумел убедить турок в том, что взятие русскими войсками Измаила в ближайшее время не планируется.

Суворов проводил детальное ознакомление с крепостью. Он и сопровождавшие его офицеры подъезжали к Измаилу на расстояние ружейного выстрела. Здесь он указывал места, на которые выйдут колонны, где именно будет производиться штурм и как войска должны помогать друг другу. Шесть дней Суворов готовил взятие турецкой крепости Измаил.

Генерал-аншеф лично объезжал все полки и разговаривал с солдатами о прежних победах, при этом не скрывая трудностей, ожидавших их во время штурма. Так Суворов подготавливал свои войска к тому дню, когда, наконец, начнется взятие Измаила.

Штурм со стороны суши

В 3 часа ночи 22 декабря в небе загорелась первая сигнальная ракета. Это был условный знак, по которому войска оставили свой лагерь, перестроились в колонны и направились к назначенным заранее местам дислокации. А к половине шестого утра они двинулись на взятие крепости Измаил.

Первой к стенам цитадели подошла колонна под предводительством генерал-майора П. П. Ласси. Через полчаса после начала штурма под ураганным градом сыпавшихся на их голову неприятельских пуль егеря одолели вал, наверху которого завязался жесточайший бой. А в это время Фанагорийским гренадерам и Апшеронским стрелкам под командованием генерал-майора С. Л. Львова, удалось захватить первые батареи противника и Хотинские ворота. Также у них получилось соединиться со второй колонной. Они открыли Хотинские ворота для въезда кавалерии. Это была первая крупная победа русских войск с того момента, как началось взятие Суворовым турецкой крепости Измаил. А в это время на других участках штурм продолжался с нарастающей силой.

Одновременно на противоположной стороне цитадели колонна генерал-майора М. И. Голенищева-Кутузова захватила бастион, находившийся со стороны Килийских ворот и прилегающий к нему вал. В день взятия крепости Измаил, пожалуй, самой трудновыполнимой задачей, оказалась цель, поставленная перед командующим третьей колонной генерал-майором Ф. И. Мекноба. Она должна была штурмовать северный большой бастион. Дело в том, что в этом районе высота вала и глубина рва были слишком велики, поэтому лестницы высотой около 12 м оказались короткими. Под шквальным огнем солдатам пришлось связывать их по двое. В итоге северный бастион был взят. Остальные наземные колонны также отлично справились со своими задачами.

Водный штурм

Взятие Измаила Суворовым было продумано до мельчайших деталей. Поэтому крепость решено было штурмовать не только со стороны суши. Увидев условный сигнал, десантные войска, которыми руководил генерал-майор де Рибас, прикрываемые гребным флотом, двинулись к крепости и выстроились в две линии. В 7 часов утра началась их высадка на берег. Этот процесс проходил очень слаженно и быстро, несмотря на то, что им оказывали сопротивление больше 10 тыс. турецких и татарских воинов. Такому успеху высадки в немалой степени поспособствовала колонна Львова, которая в это время атаковала вражеские береговые батареи с фланга. Также значительные силы турок оттянули на себя и сухопутные войска, действующие с восточной стороны.

Колонна под началом генерал-майора Н. Д. Арсеньева подплыла к берегу на 20 судах. Как только войска высадились на берег, они тут же разделились на несколько групп. Лифляндскими егерями командовал граф Рожер Дамас. Они захватили батарею, анфилировавшую берег. Херсонские гренадеры, руководимые полковником В. А. Зубовым, сумели взять довольно крутой кавальер. В этот день взятия Измаила батальон потерял две трети своего состава. Остальные военные части также понесли потери, но успешно овладели своими участками крепости.

Завершающая стадия

Когда наступил рассвет, выяснилось, что вал уже захвачен, а враг вытеснен с крепостных стен и отступает вглубь города. Колонны русских войск, находившихся с разных сторон, двинулись в направлении центра города. Вспыхнули новые бои.

Особенно сильное сопротивление турки оказывали до 11 часов. Город полыхал то тут, то там. Тысячи лошадей, в панике выскакивающих из горящих конюшен, неслись по улицам, сметая всех на своем пути. Русским войскам приходилось воевать чуть ли не за каждый дом. Ласси со своим отрядом первым добрался до центра города. Здесь его ждал Максуд Герай с остатками своих войск. Турецкий военачальник упорно защищался, и только когда почти все его солдаты погибли, он сдался в плен.

Взятие Измаила Суворовым подходило к концу. Чтобы поддержать пехоту огнем, он приказал доставить в город легкие орудия, стреляющие картечью. Их залпы помогали расчищать улицы от неприятеля. В час дня стало ясно, что победа фактически уже была одержана. Но бои еще продолжались. Каплан Гераю каким-то образом удалось собрать несколько тысяч пеших и конных турок и татар, которых он повел на наступающие русские отряды, но потерпел поражение и был убит. Его пятеро сыновей тоже погибли. В 4 часа дня взятие крепости Измаил Суворовым завершилось. Цитадель, считавшаяся ранее неприступной, пала.

Итоги

Захват Измаила войсками Российской Империи кардинально повлиял на всю стратегическую обстановку. Турецкое правительство вынуждено было согласиться на мирные переговоры. Через год обеими сторонами был подписан договор, по которому турки признали права России на Грузию, Крым и Кубань. Кроме того, русским купцам были обещаны льготы и оказание всяческой помощи со стороны побежденных.

В день взятия турецкой крепости Измаил русская сторона потеряла 2136 человек убитыми. В их число вошли: солдаты – 1816, казаки – 158, офицеры – 66 и 1 бригадир. Раненых было несколько больше – 3214 человек, из них 3 генерала и 253 офицера.

Потери со стороны турок казались просто огромными. Только убитых насчитывалось более 26 тыс. человек. В плен попали около 9 тыс., но на следующий день 2 тыс. умерли от полученных ран. Считается, что из всего измаильского гарнизона удалось спастись лишь одному человеку. Он был легко ранен и, упав в воду, сумел переплыть Дунай верхом на бревне.

www.syl.ru

Штурм и взятие Измаила 11 декабря 1790 года

На штурм Измаила можно решиться лишь единожды в жизни, благо повторить сей опыт вторично никому не дано…

Суворов

Взятие Измаила состоялся 11 декабря 1790 года. В ходе сражения русская армия, под командованием Александра Васильевича Суворова, одержала блестящую победу, захватив меньшими силами крепость, которая многими считалась неприступной. В результате этой победы был внесён коренной перелом в русско-турецкую войну, а также в укреплении позиций России на Черном море и на Балканах.

Причины необходимости взятия крепости

Можно кратко выделить 4 основные причины, которые привели к необходимости взятия Измаила:

  1. Крепость позволяла контролировать перемещение пехоты с одного берега реки Дунай на другой, что существенно ограничивала возможности для передвижения вражеской армии.
  2. Удачное географическое положение Измаила позволяло практически полностью контролировать устье Дуная, тем самым контролируя флот.
  3. Здесь были созданы идеальные условия для ведения наступления и контратак.
  4. Крепость идеально подходила для укрытия большого количества солдат. Сами турки называли Измаил "Орда Колеси", что буквально переводится как "армейская крепость".

Фактически Исмаил представлял из себя неприступную крепость, владение которой предоставляло существенные преимущества военных действий.

Действия русской армии до назначения Суворова главнокомандующим

Во второй половине 1790 года русская армия одержала ряд крупных побед, но возникла весьма сложная ситуация. После падения турецких крепостей Сулин, Исакча, Тульча и Килия гарнизоны, которые были вынуждены отступить, укрылись в Измаиле. В крепости образовался очень сильный гарнизон, который используя удачное географическое положение крепости, создавал существенные преимущества для турецкой стороны.

В ноябре 1790 года усилия практически всех стран, заинтересованных так или иначе в войне, сфокусировались на Измаиле. Екатерина 2 отдаёт приказ фельдмаршалу Потемкину, чтобы тот до конца года любыми силами овладел крепостью. Потемкин в свою очередь отдал приказ генералам Гудовичу, Павлу Потемкину и Дерибасу овладеть городом. Генералы этого сделать не могли, всё больше склоняюсь к мысли, что Измаил является неприступным.

Моральное состояние в армии

Состояние русской армии  под Измаилом до прихода Суворова можно описать как упадническое. Солдаты были утомлены большим количеством переходов, плохой организации лагеря, перебоями с продовольствием и постоянными стычками с турками. Фактически армия находилась под открытым небом, без организации шалашей или других укрытий. В ноябре постоянно шли дожди, поэтому солдаты даже не успевали сушить свою одежду. Это привело к большому количеству болезней и расшатыванию дисциплины. Осложнялась ситуация тем, что лазареты были плохо организованы. Врачи испытывали недостаток даже в самых элементарных медикаментах и материалах для перевязки.

Русские генералы, которые фактически приняли идею того, что Измаил это неприступная крепость, бездействовали. Они понимали, что своими силами штурмовать крепость они не смогут. В результате плохие условия для нахождения армии усугублялось промедление командования, что вызвало ропот в войсках.

28 ноября 1790 года на военном совете принимается решение снять осаду Измаила. Командование армией руководствовалось тем, что не хватало людей для ведения осады, не хватало штурмовых орудий, не хватало артиллерии, боеприпасов и всего другого необходимого. В результате примерно половина войск было отведено от крепости.

Подготовка к штурму Суворовым

25 ноября 1790 года Потемкин отдает приказ генерал-аншеф Суворову немедленно явиться под Измаил. Приказ был получен 28 ноября и Суворов отправился крепости из Галаца, взяв с собой отряды, обученный им ранее: фанагорийский гренадерский полк, охотники ашеронского полка (150 человек) и арнауты (1000 человек). Вместе с войсками Суворов отправил продовольствие, 30 лестниц для штурма и 1000 фашин (связки прутьев, которые использовались для преодоления рвов).

Ранним утром 2 декабря Александр Суворов прибыл под Измаил и принял командование гарнизоном. Генерал сразу же принялся за обучение армии. Прежде всего Суворов организовал разведку и расположил войска полукругом вокруг крепости, образовав плотное кольцо на суше и такое же плотное кольцо по Дунаю, создав элемент полный осады гарнизона. Главная идея Суворова под Измаилом заключалась в том, чтобы убедить врага, что штурма не будет, а ведутся все приготовления для планомерной и длительной осады крепости.

Обучение войск и обман противника

В ночь на 7 декабря на восточной и западной окраине крепости на расстоянии от неё до 400 м были возведены 2 батареи, в состав каждой входило по 10 орудий. В тот же день эти орудия начали вести обстрел крепости.

Глубоко в своём тылу, вне пределов видимости турецкой армии, Суворов приказал построить точную копию Исмаила. Речь идёт не о полном копировании крепости, а о воссоздании его рва, вала и стен. Именно здесь на наглядном примере генерал обучал свои войска, оттачивая до автоматизма их действия, чтобы в дальнейшем при реальном штурме крепости каждый человек знал, что ему нужно делать, и понимал как нужно себя вести перед той или иной системой укрепления. Всё обучение происходило исключительно в ночное время. Это связано не со спецификой подготовки к взятию Измаила, а со спецификой обучения Суворовым своих армий. Александр Васильевич любил повторять, что именно ночные учения и ночные сражения дают основу для победы.

Чтобы у турецкой армии создалось впечатление подготовки длительной осады Суворов приказал:

  • Вести огонь из орудий, которые располагались близко к стенам крепости.
  • Флот постоянно маневрировал и постоянно вёл вялый обстрел.
  • Каждую ночь запускались ракеты, чтобы приучить к ним врага и замаскировать реальный сигнал к началу штурма.

Эти действия привели к тому, что турецкая сторона очень сильно переоценила количество русской армии. Если реально Суворов располагал 31000 человек, то турки были уверены, что в его распоряжении порядка 80000 человек.

Предложение гарнизону Измаила сдаться

Екатерина 2 настаивала на скорейшем взятие крепости, поэтому 7 декабря в 14:00 Суворов передаёт коменданту Измаила (Айдозли-Мехмет-паша) предложение о сдаче крепости, но получает отказ. После этого в крепость были посланы парламентеры, через которых генерал передал послание, ставшее впоследствии крылатым.

Я с войсками сюда пришёл. 24 часа на размышление - воля. Первый мой выстрел - неволя. Штурм - смерть. Что и оставляю вам на рассмотрение.

Суворов

На эту известную фразу Суворова Сераскир ответил фразой, которая сегодня также широко известна: "скорее Дунай остановит течение и небо преклонится перед землей, чем падет Измаил".

8 декабря Айдозли-Мехмед-паша прислал Суворову предложение дать 10 дней для размышления над его посланием о сдаче. Тем самым турки тянули время, ожидая подкрепления. Суворов ответил отказом, сказал, что если белое знамя не будет вывести на вывешенный немедленно, начнется штурм. Турки не сдались.

Боевой приказ на штурм и положение войск

9 декабря 1790 года на заседании военного совета было принято решение на штурм Измаила. Считаю необходимым остановиться на основных аспектов боевого приказа Суворова, поскольку в нём чётко расписывается диспозиция русских войск и план на наступление. Взятие планировалось вести по трем направлениям:

  • С запада атаку ведёт Павел Потемкин и 7500 человек. Включает в себя: отряд Львова (5 батальонов и 450 человек), отряд Ласси (5 батальонов, 178 человек, более 300 фашин), отряд Мекноба (5 батальонов, 178 человек, более 500 фашин).
  • С востока атаку ведёт Самойлов и 12000 человек. Включает в себя: отряд Орлова (3000 казаков, 200 солдат, 610 фашин), отряд Платова (5000 казаков, 200 солдат, 610 фашин), отряд Кутузова (5 батальонов, 1000 казаков, 120 солдат, 610 фашин).
  • С юга атаку ведёт Дерибас и 9000 человек. Включает в себя: отряд Арсеньева (3 батальона, 2000 казаков),  отряд Чепеги (3 батальона, 1000 казаков),  отряд Маркова (5 батальонов, 1000 казаков).

В качестве резерва поставлялась кавалерия, которая насчитывала 2500 человек.

Карта штурма Измаила

Карта штурма крепости Измаил с подробным рассмотрением действий русской армии.

Особенности боевого приказа Суворова

В боевом приказе Суворов требовал, чтобы каждый отряд выделил в личный резерв не менее чем 2 батальона. Резерв в виде конницы является общевойсковым и делится между тремя отрядами. Штурм крепости планируется на 11 декабря за 2-3 часа до рассвета. Все командиры должны действовать слаженно и не отступать от приказов. Артиллерийская подготовка должна начаться 10 декабря и вестись из всех орудий с глубиной обстрела до 1 км. Русской армией запрещается во время сражения трогать стариков, женщин, детей и мирных жителей.

Суворов планировал начать штурм Измаила за 3 часа до рассвета, поскольку это позволяло с наступлением светлой части суток уже быть возле стен крепости.

По приказу Суворова все корабли были загружены с одного борта. Это позволило наклонить корабли вверх, в результате чего можно было использовать корабельные орудия для ведения навесного огня по крепости. Это было крайне важно, поскольку полевых орудий у русской армии было недостаточно. Более того это был новый прием, который до Измаила генералами не использовался.

Соотношение сил и средств

Русская армия насчитывала 31000 человек, 607 орудий (40 полевых и 567 на кораблях).

Турецкая армия насчитывала 43000 человек и 300 орудий (без учёта орудий на кораблях, поскольку данных о них нет).

Мы видим, что все преимущества и перевес были на турецкой стороне. Они находились в хорошо укрепленной крепости и обладали армией, которая примерно в 1,5 раза превосходила по численности армию противника. Любой военный эксперт, увидев эти цифры, скажет, что штурм является самоубийством и практически невыполнимой задачей. И неслучайно в своей автобиографии Суворов писал, что взятие Измаила это событие, которое случается только раз в жизни, и повторить его невозможно. Это действительно так, поскольку исторических аналогов подобных побед в новой истории человечества просто нет.

Укрепления Измаила

Крепость Измаил имела удачное географическое положение. Она возвышалась на высота в Дуная, который выступал естественной преградой с южной стороны. С западной стороны крепость была окружена двумя озерами Кучурлуй и Алапух. С востока крепость окружало озеро Калабух. Естественная защита Измаила с трех сторон существенно ограничивала возможности для маневра вражеских армий. Вдоль крепости проходила широкая лощина, которая разделяла город на две части: старую крепость (западная часть города) и новую крепость (восточная часть города).

В 1790 году крепость Измаил включала в себя следующие оборонительные сооружения:

  • Вал вокруг крепости, протяженностью более 6 км и с максимальной высотой до 10 м.
  • Ров с шириной 14 м и глубиной до 13 м. Большая часть его была заполнена водой.
  • 8 бастионов, построенных таким образом, что в них было большое количество углов. Бастион – это выступающая часть стены крепости.
  • В юго-восточной части крепости имелся каменный карьер, высотой в 12 м.

Южная сторона, к которой прилегал Дунай, была наименее укреплена. Дело в том, что турки считали реку с сильным препятствием, а также надеялись на свой флот, который всегда должен был сдерживать врага.

Большую опасность при штурме Измаила имел сам город. Практически все строения в городе были сооружены из камня с толстыми стенами и большим количеством башен. Поэтому фактически каждое здание представляло собой опорный пункт, из которого можно было везти оборону.

Начало штурма крепости

10 декабря началась артиллерийская подготовка атаки. Все 607 орудий стреляли без остановки, усиливая интенсивность огня ближе к ночи. Турецкая артиллерия также отвечала, но ближе к концу дня ее залпы практически прекратились. К концу 10 декабря у турецкой стороны практически не осталось артиллерийских орудий.

11 декабря в 3:00 ночи была запущена ракета, подав сигнал русской армии  выдвинуться в исходное положение для атаки. В 4:00 была пущена вторая ракета, по сигналу которой войска стали строиться в боевой порядок. В 5:30 11 декабря 1790 года была запущена третья ракета, которая означала начало штурма крепости Измаил. Для того, чтобы ворваться в город потребовалось несколько атак. Турки часто предпринимали контратаки, которые отбрасывали русскую армию, после чего та опять переходила в наступление, стараясь занять выгодные позиции.

Уже 8:00 русские войска овладели всеми стенами крепости. С этого момента приступ Измаила фактически был окончен турецкая армия отступила в глубь города, а русские солдаты сомкнули круг внутри Измаила, создав окружение. Полное объединение русской армии и завершение окружения произошло в 10 утра. Примерно до 11 продолжались бои за окраины города. Каждый дом приходилось брать с боем, но за счёт мужественных действий русских солдат кольцо все плотнее сжималось. Суворов приказал ввести легкие пушки, которые стреляли картечью по улицам города. Это было важным моментом, поскольку турки на этот момент уже не имели артиллерии и не могли отвечать подобным.

Последний очаг сопротивления турецкой армии в Измаиле был образован на городской площади, где оборонялась 5000 янычар во главе с Каплан-Гиреем. Русские солдаты, обученные Суворовым действовать штыками, теснили противника. Для того, чтобы одержать окончательную победу, Суворов отдал приказ кавалерии, находившиеся в резерве, провести атаку городской площади. После этого сопротивление было сломлено окончательно. В 4 часа дня штурм Измаила был окончен. Крепость пала. Тем не менее еще до конца 12 декабря в городе продолжалась редкая стрельба, поскольку единичные турецкие солдаты укрылись в подвалах и в мечетях, продолжая вести оборону. Но в конечном итоге и эти сопротивления были подавлены.

Только одному турку удалось уйти живым. В начале сражения он был легко ранен и упал с крепостной стены, после чего бежал. Остальные войска были в большей части убиты, меньшая часть была взята в плен. Суворов отправил послание императрице - "Русский флаг на стенах измаилских".

Потери сторон

Турецкая армия потеряла убитыми и ранеными 33000 человек, 10000 человек пленными. Среди погибших были: комендант Измаила Айдозли-Мехмет-паша, 12 пашей (генералов), 51старший офицер.

Русская армия потеряла убитыми 1830 человек, ранеными 2933 человека. За время штурма было убито 2 генерала и 65 офицеров. Эти цифры были в рапорте Суворова. озднее историки говорили, что во время взятия крепости Измаил погибло 4 тысячи человек и 6 тысяч было ранено.

В качестве трофеев армия Суворова захватила: до 300 орудий (в разных источников цифра колеблется от 265 до 300), 345 знамен, 42 корабля, 50 тонн пороха, 20000 ядер, 15000 лошадей, драгоценности и запас продовольствия для гарнизона и города на полгода.

Исторические последствия

Победа Суворова под Измаилом имела грандиозное значение для русско-турецкой войны. Многие турецкие крепости, гарнизоны которых считали Измаил неприступным, начали сдаваться российской армии без боя. В результате был внесён коренной перелом в войну.

Взятие Измаила имело и важное политическое значение. 11 декабря в городе Систаве (Балканы) проходила встреча представителей Англии, Австрии, Пруссии, Франции и Польши. Они разрабатывали план помощи Турции в войне против России. Прибывшее известие о падении Измаила вызвало настоящий шок, в результате чего заседания была прервана на 2 дня. Оно так ничем и не закончилось, поскольку стало понятно, что Турция войну проиграла.

Взятие Измаиловской крепости позволило открыть прямую дорогу русской армии на Константинополь. Это был прямой удар по суверенитету Турции, которая впервые столкнулось с угрозой полной потери государственности. В результате она была вынуждена в 1791 году подписать мирный договор в Яссах, означавший ее поражение.

istoriarusi.ru

Взятие Измаила. Штурм крепости Суворовым

Штурм Измаила

Штурм Измаила

В эпоху русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Измаил был мощной, современной турецкой крепостью. Взятие Измаила русской армией состоялось 11 (22) декабря 1790 г. Одна из знаменательных побед А. В. Суворова – взятие, считавшейся неприступной крепости, в открытой атаке меньшими, чем у неприятеля, силами. Взятие Измаила окончательно решило исход русско-турецкой войны в пользу России.

Предыстория

1787 год, лето — Турция поддерживаемая Францией, Великобританией и Пруссией потребовала от России возвращения Крыма и отказа Грузии в своем покровительстве. Кроме этого, они хотели получить согласие на досмотр всех русских торговых кораблей, следующих через проливы Черного моря. Не дожидаясь ответа на свои претензии, турки объявили войну Российской Империи.

Победы 1789 года при Фокшанах и Рымнике, которые одержал Суворов, сами по себе были серьезным ударом по военному могуществу турецкой армии. Но русское войско одерживало и другие победы в этой войне. Русские смогли захватить Бендеры, Аккерман и небольшую крепость Хаджи-бей на морском побережье. На Черном море прекрасно действовал флот Ушакова. Но эти успехи не были использованы в полной мере, и турки смогли оправиться после поражений.

Крепость Измаил. Расположение. Укрепления

Центром турецкой обороны на Дунае была мощная крепость Измаил. Турки называли ее «Ордукалеси» – армейская крепость. 1774 год — ее перестроили по проекту французского и немецкого инженеров в соответствии со всеми современными требованиями к военному строительству. Крепость располагалась на левом берегу Килийского рукава Дуная между озерами Ялпух и Катлабух, на склоне отлогой высоты, оканчивающейся у русла Дуная низким, но крутым скатом.

Крепость окружал большой вал, доходивший в высоту до восьми метров. Вал был протяженностью 6 км, на нем соорудили 7 земляных и каменных бастионов, проход обеспечивался четырьмя воротами. Вал опоясывал город с трех сторон – севера, запада и востока. С юга город защищал Дунай, имеющий там ширину полкилометра. Перед валом был ров в 12 метров шириной и 6—10 метров в глубину, наполненный в некоторых местах водой. Каменные постройки внутри крепости давали возможность вести эффективную борьбу с нападавшими в случае, если те смогут проникнуть в город. Командовал гарнизоном Айдозли-Мехмет-паша. Частью гарнизона командовал Каплан-гирей, брат крымского хана. Крепость имела больше 200 крупных орудий и гарнизон из 35 тыс. человек. Русские войска под Измаилом насчитывали 31 тыс. человек.

Штурм Измаила-2

Александр Васильевич Суворов (Художник Й. Кройцингер 1799)

Значение

Окончание русско-турецкой войны зависело от взятия этой крепости. (Союзница России Австрия уже заключила сепаратный мир с Портой.) Крепость играла важную роль: она не только серьезно препятствовала освобождению Добруджи русской армией, но еще была замечательным убежищем для остатков султанской армии, бежавших из разгромленных русскими войсками крепостей Аккерман, Бендеры и Хотин. В те времена за валами крепости укрывались не только беглецы из этих крепостей, но и наиболее зажиточное мусульманское население края со своими семьями.

Развитие событий

Русская армия осадила Измаил, но взять его не смогла. Разрешить эту задачу не смогли ни Репнин в 1789 году, ни И. В. Гудович с П. С. Потемкиным в 1790 году. Потому 25 ноября 1790 года главнокомандующий Г. А. Потемкин направил гонца к Суворову с приказом выехать из-под Галаца и возглавить русское войско под Измаилом. На следующий день под городом состоялось заседание военного совета, признавшего невозможность активных действий против неприступной цитадели. Некоторые части начали отходить от Измаила, а командующий флотилией де Рибас решил направиться под Галац к Суворову.

Прибытие Суворова

На у прибывшего 2 декабря под Измаил полководца было другое, нежели у совета, мнение относительно возможности штурма. Он хотел атаковать крепость. Оставив коня у подножия скифского кургана, Александр Васильевич Суворов поднялся на его вершину. Отсюда хорошо было видно в подзорную трубу бастионы и валы, за которыми упирались в небо шпили остроконечных мечетей и минаретов, виднелись красные крыши магазинов и складов. «Крепость без слабых мест, – после осмотра сооружения, сообщил Суворов на второй день главнокомандующему. – Сего числа приступлено к заготовлению осадных материалов, коих не было для батарей, и будем стараться их совершать к следующему штурму дней через 5…»

Штурм Измаила-4

Фрагмент диорамы «Штурм крепости Измаил русскими войсками в 1790 г.»

Подготовка к штурму

Штурму предшествовала большая инженерная подготовка (доставили из Галаца 70 штурмовых лестниц и 1200 фашин), а потом – тренировка солдат в обращении с лестницами и инженерным инструментом. По приказу полководца возле села Сафьяны построили валы и рвы такого же типа, как и измаильские; именно там солдаты учились штурмовать город.

Ультиматум

Командующему турецкими войсками в городе Суворов предъявил ультиматум: «Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление – воля; первый мой выстрел – уже неволя; штурм – смерть».

Айдозли-Мехмет-паша отказался принимать ультиматум, сказав, что скорей Дунай остановится в своем течении и небо рухнет на землю, чем сдастся Измаил. Полководец созвал военный совет и отдал приказ на штурм крепости.

Штурм Измаила, карта

План штурма

Штурм назначили на 11 декабря. Суворов планировал атаковать крепость одновременно в нескольких местах: шестью колоннами (19 500 человек) с сухопутной стороны и тремя колоннами под командованием де Рибаса со стороны Дуная (9 тыс. человек). Основной удар наносился по приречной части города, где было сосредоточено две трети сил (части де Рибаса, колонны Кутузова, Львова, Ласси). Три колонны должны были наступать с востока (Килийские ворота новой крепости) под командованием А.Н. Самойлова, три – с запада (Бросские ворота) под началом П.С. Потемкина. Кавалерийские резервы бригадира Вестфалена (2500 человек) находились на сухопутной стороне.

Передняя линия боевого порядка русских состояла из стрелков. Вслед за ними шли саперные команды, вооруженные топорами, кирками и лопатами. Потом следовали пехотные колонны, позади которых размещался резерв, построенный в каре, для отражения кавалерийских атак из крепости.

Флотилию построили в две линии. 145 легких судов и казачьих лодок с десантными войсками находились в первой линии, а 58 крупных судов – во второй. Крупные корабли должны были прикрывать огнем тяжелой артиллерии высадку войск на берег.

Штурм Измаила

10 декабря начали вести артподготовку, силами полевой и корабельной артиллерии (палило до 600 орудий). Обстрел крепости продолжался целый день. 11 декабря в три часа по сигналу ракет войска стали сосредотачиваться в указанных пунктах. В 5.30 начался штурм. Атакующие войска были встречены огнем 250 орудий неприятеля.

Сражение за овладение бастионами и всем валом продолжалось до 8 часов утра. Первой подошла к крепости 2-я колонна генерал-майора Б.П. Ласси. В 6 часов утра егеря Ласси одолели вал, и наверху завязался ожесточенный бой.

Самый мощный западный бастион – Табия – была атакована колонной С.М. Львова. Тяжелораненого генерала Львова заменил верный сподвижник Суворова полковник В.И. Золотухин. Он вовлек в бой гренадеров Апшеронского полка, овладел прибрежной вражеской батареей, обошел Табию с тыла и открыл Бросские ворота – ключ от всей крепости.

Штурм Измаила-3

Штурм Измаила (Гравюра С. Шифляра)

С другой стороны крепости в районе гранитных Килийских редутов дважды атаковали солдаты М.И. Кутузова и дважды отступали под натиском противника. Взяв из резерва Херсонский полк, Кутузов в третий раз повел на штурм своих гренадеров и смог овладеть бастионом.

Трудным оказался северный Бендерский бастион, который штурмовала 3-я колонна под командованием Мекноба. Его же отряд штурмовал соседний с Бендерским бастион и промежуток между ними. Там глубина рва и высота вала оказались до такой степени велики, что лестницы довелось связывать по две. Много солдат и офицеров полегло на мокрых и скользких от крови крепостных валах. Турки несколько раз производили вылазки и контратаковали русских, но бастионы были взяты. Смогли выполнить свои задачи и колонны полковника В.П. Орлова и бригадира М.И. Платова.

Успешно проходила атака со стороны Дуная, где три колонны русских смогли опрокинуть турок и закрепится в городе. Высадку начали около 7 часов утра. Здесь русскому десанту оказывало сопротивление больше 10 тыс. турок и татар. Зиновий Чепега – бригадир запорожских казаков, – командуя 2-й колонной высадки речных десантов, бросился с казаками на берег и занял редуты вдоль Дуная. Успеху десанта поспособствовали колонна Львова, которая атаковала на фланге береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны Измаила. Запорожские казаки во главе с атаманом А.А. Головатым нанесли смелый и сокрушительный удар с севера в самую середину крепости. Тем временем к центру двинулись другие части – справа Потемкин, слева Кутузов.

Ожесточенные уличные сражения продолжались до 16.00. В город была введена часть русской полевой артиллерии. Турки с упорством обороняли каждую площадь и каждый дом. Для полного их разгрома в критический момент в Измаил вошел резерв Суворова.

В своем рапорте Александр Васильевич написал: «Не бывало крепости крепче, не бывало обороны отчаянней обороны Измаила, но Измаил взят», «Солдаты мои проявили массовый героизм, позабыв чувство страха и самосохранения».

Штурм Измаила-5

Итоги штурма
Потери

Таким образом, город, считавшийся турками неприступным, был взят на протяжении одного суворовского штурма. Потери гарнизона составили 26 тыс. убитыми и около 9 тыс. пленными – свидетельство упорного сопротивления русским. Турки потеряли всю артиллерию, боеприпасы, 42 корабля. Русские потеряли 10 тыс. человек – 4 тыс. убитыми и 6 тыс. ранеными. Пленных отправили под конвоем в Николаев, трупы сбрасывали в Дунай еще в течении шести дней.

Награды

Отличившегося умелым руководством своей колонной и показавшего пример личной храбрости генерал-майора М.И. Кутузова назначили новым комендантом города. Суворов же не был удостоен чина генерал-фельдмаршала, на который рассчитывал. Императрица по настоянию Г.А. Потемкина ограничилась медалью и почетным званием подполковника Преображенского полка, таких подполковников было уже 10, и Суворов стал одиннадцатым. Сам же Потемкин получил фельдмаршальский мундир, шитый алмазами, очередной дворец и т. д.

Низшие чины получили овальные серебряные медали; для офицеров, не получивших орден св. Георгия или Владимира, установили золотой крест на георгиевской ленте; начальники получили ордена или золотые шпаги, некоторые были удостоены — чинов.

Итоги

Считается, что на примере Измаила Суворов смог доказать ошибочность западноевропейских представлений о взятии крепостей, основывающихся на необходимости долгой и методичной инженерной подготовки. Великий русский полководец пошел на открытую атаку, которая к тому же была произведена меньшими, чем у неприятеля, силами (случай уникальный, потому как обычно, напротив, меньшие силы, засевшие в укрепленной крепости, могли отражать огромные армии наседавшего противника).

Взятие Измаила и победы русского флота на море решили исход русско-турецкой войны в пользу России. Эта победа позволила открыть прямую дорогу русской армии на Константинополь. Это был прямой удар по суверенитету Турции, которая впервые столкнулось с угрозой полной потери государственности. 1791 год — был заключен Ясский мир, согласно которому Турция признала присоединение к России Крыма, Черноморского побережья от Южного Буга до Днестра и земель по р. Кубань. Порта обязалась также не вмешиваться в дела Грузии.

 

 

 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Крепость Измаил. Кто взял крепость Измаил? Штурм крепости Измаил :: SYL.ru

Измаил - крепость, где находится все то, что осталось от древнего города, история которого до сих пор не исследована полностью.

Возникновение Измаила, его ранняя история

Появление Измаила овеяно легендами. Ученые-историки утверждают, что первые поселения людей были здесь уже во втором тысячелетии до нашей эры, в эпоху бронзового века.

Есть предположение, что в шестом тысячелетии до нашей эры в районе Измаила базировалось поселение гумельницкой культуры. В 1979 году во время раскопок были обнаружены разные артефакты древних культур. Это амфоры и другие керамические изделия. Крепость Измаил тогда еще не существовала, но в ее районе были греческие, гето-фракийские и сарматские поселения.

В 11-12 веках нашей эры здесь располагалось Галицко-Волынское княжество. В 12 веке генуэзские купцы построили форт, который позволял им жить и защищаться от нападения кочевых племен. В 15 столетии форт захватили турки, начали его перестраивать и таким образом создали оборонительное сооружение, которое стало пропускным пунктом между Россией и Турцией.

Турецкие войска в Измаиле

Тринадцатый век для крепости Смил ознаменовался тем, что ее почти полностью разрушили войска Золотой Орды. Сто лет спустя на этом месте появился город Синил, а в 1538 году сюда ворвались войска турецкого султана. Турки разграбили город и опустошили его, но не разрушили совсем. Город получил название Ишмасль (что в переводе означает «услышь, Господь»).

Османские завоеватели проводили жесткую политику, и поэтому население Буджака протестовало. Вскоре его жители объединились с Запорожскими казаками и в 1594 году напали на Ишмасль. Войска султана отчаянно защищались, и вскоре соорудили крепость Измаил.

Крепость строилась с помощью специалистов, которые были приглашены из Европы. Они создали массивные каменные стены, до десяти метров высотой. Вокруг крепости были выкопаны глубокие рвы, в них сразу же залили воду. Тридцать тысяч янычар заняли крепость Измаил, и горе было тому, кто пытался брать ее приступом. 265 орудий, установленных там, расстреливали войска противника. Крепость долгое время считалась неприступной.

Попытки штурма крепости

Конец восемнадцатого века для истории России знаменуется постоянными конфликтами с Турцией. Война 1768-1774 годов не закончила спор между двумя государствами. Крепость Измаил была взята 26 июля 1770 года войсками под руководством князя Н. Репнина, и в 1771 году здесь даже формировалась русская дунайская флотилия, но в 1774 году крепость была возвращена обратно туркам. Таковы были условия заключенного тогда мирного договора.

В 1789 году опять разразилась война между Россией и Турцией. На этот раз Измаил стал укрепленным гарнизоном. Многие считали, что эту крепость взять невозможно. Но русская армия опять попыталась овладеть этой твердыней.

В 1790 году главнокомандующий русской армией генерал Потемкин дал приказ взять Измаил. Русские двигались вперед неохотно, и особых успехов не было. Тогда было решено пустить в ход войска Суворова.

Полководец Александр Васильевич Суворов

Александр Васильевич Суворов в детстве был слабым и болезненным ребенком. Все говорили ему, что из-за его здоровья ему вряд ли удастся стать военным, и он не сможет держать тяжелое оружие. И никто тогда не знал, что этот мальчик – будущий полководец Суворов, крепость Измаил для которого станет самым главным достижением в карьере.

В зимние холода Суворов ходил по улице в легкой куртке. Весной он купался в реках в ледяной воде. Он часто путешествовал, отлично ездил на лошади. Все это он делал с целью подготовки к военной службе. В итоге из него получился великий полководец, отдавший армии более пятидесяти лет. В самом начале службы он был солдатом, а в ее конце стал генералиссимусом и фельдмаршалом. На его счету числится более тридцати пяти сражений.

Подготовка к взятию Измаила под руководством Суворова

Суворов пришел к взятию Измаила уже опытным полководцем. Он зарекомендовал себя как хороший начальник, который тепло и заботливо относился к солдатам, благодаря чему неоднократно одерживал победы. В 1787 году русские солдаты под его руководством полностью разогнали и уничтожили шеститысячную армию турок, и потом последовали блистательные победы в Рымнике и под Фокшанами. Крепость Измаил, 1790 год для которой стал переломным, в это время считалась непобедимой. К тому же турецкий султан отдал приказ казнить всех своих солдат, которые сдадутся русским воинам.

В декабре 1790 года Верховный совет в русской армии принял решение о том, что крепость Измаил лучше пока не штурмовать, и предложил перейти на зимние квартиры. Русские войска в это время сильно страдали от голода, холода, начались болезни. Приехавший Суворов вселил бодрость, ведь каждый в русской армии знал, что этот полководец не любит долго дожидаться. Так и оказалось. Именно Суворов - тот, кто взял крепость Измаил. Решил он это делать в самое ближайшее время, но сначала как следует подготовиться.

Когда появился Суворов, крепость Измаил свысока взирала на русских воинов. В течение десяти дней он проводил активную подготовку солдат к штурму. По его приказанию вырыли ров, рядом с ним насыпали вал, и теперь войска начали тренироваться. Суворов сам показывал солдатам, как надо лезть на стены и колоть турок (их изображали чучела). В свои шестьдесят лет он был очень подвижным и моложавым человеком.

Начало штурма Измаила

9 декабря 1790 года русские войска начали штурм турецкой крепости. До этого, 7 декабря, Суворов послал ультиматум турецкому паше, который правил Измаилом, с предложением сдаться. Паша отказался наотрез и ответил, что скорее небо рухнет на землю, чем Измаил поддастся натиску чужих войск.

Тогда Суворов решил, что Измаил - турецкая крепость, которая много о себе думает, и стал тщательно готовить наступление. Русские постоянно пускали сигнальные ракеты и постепенно усыпили бдительность турецких рядовых. Штурм города начался рано утром, в восемь часов, и к 11 часам дня уже стало ясно, на чьей стороне будет победа.

Перед боем Суворов поделил свое войско на три части. Крепость Измаил, 1790 год в истории которой стал переломным, была атакована с трех сторон. С запада и с севера наступали войска Павла Потемкина, с востока шла армия генерала Кутузова, командирами в ней были Орлов и Платов. Принимала участие в сражении армия генерала Дерибаса, в составе 3000 человек она наступала со стороны Дуная.

Кульминация сражения за Измаил

Русская армия в процессе сражения за Измаил терпела большие трудности. Четвертая колонна, состоящая из казаков, которой командовал георгиевский командир Василий Орлов, прорывалась в крепость Измаил со стороны Бендерских ворот. Казаки были плохо обучены военному делу. В то время как они штурмовали крепость, открылись Бендерские ворота. Выскочили турки и начали истреблять казаков саблями.

Суворов узнал об этом и прислал на помощь воронежских гусар и эскадрон полковника Сычова. Подоспел и батальон солдат от Кутузова. Таким образом удалось отогнать турок, частично они были уничтожены.

В это время комендант крепости Измаил решил взорвать мост перед ней, чтобы не дать русским туда проникнуть. Командир гусар Волков при этом все же организовал переправу, три его эскадрона ворвались в город и взяли в плен восемьсот человек. Вскоре городские укрепления были захвачены, в самом городе начались бои. Борьба с турками продолжалась до 16 часов, потом русская армия окончательно овладела им.

Брат крымского хана Каплан Гирей сделал попытку отбить город у русских. Он собрал отряд из нескольких тысяч татар, которые пошли атаковать. У них ничего не получилось, так как Суворов выслал им навстречу отряд егерей, и они завели татар в прибрежные плавни. Каплан Гирей и его сыновья были убиты.

Окончание боя за Измаил

Штурм крепости Измаил привел к огромным потерям у турок. У них было убито около тридцати тысяч человек, у русских потери составили четыре тысячи. Русские захватили все орудия, а также драгоценности на 10 миллионов франков. Комендантом захваченной крепости стал Михаил Илларионович Кутузов.

Тела русских убитых были похоронены на кладбищах, турок же бросали в Дунай, этим занимались пленные. В самом городе был открыт госпиталь.

За взятие Измаила Суворов получил звание подполковника Преображенского полка. Солдаты, которые принимали участие в штурме, были награждены серебряными медалями, офицеры, руководившие боями, - золотыми крестами с георгиевской лентой.

Измаил в двадцатом веке

В двадцатом веке Измаил переживает эпоху бурного развития. Это время знаменуется созданием Русско-Дунайского пароходства. Работает Измаильский порт. Во время империалистической войны город переживает голод и нехватку самого необходимого.

В 1918 году Измаил вошел в состав земель королевской Румынии. Там он оставался до 1940 года. Старожилы вспоминают Измаил той поры ухоженным, патриархальным городом. Культурная жизнь в нем была очень развита. Постоянно устраивались театральные представления. В городе были женская и мужская гимназии, в которых изучались разные предметы.

В истории Великой Отечественной войны Дунайская флотилия показала себя с лучшей стороны. Перед началом войны 22 июня 1941 года советские солдаты в Измаиле уже вышли на боевые позиции. И полторы тысячи советских воинов долгое время успешно оборонялись от двадцати тысяч румын. Лишь когда был дан приказ оставить Измаил и идти защищать Одессу, они покинули его. Но через три года советские войска вернулись и освободили Измаил.

Диорама крепости Измаил

Штурм крепости Измаил решили увековечить художники двадцатого века. Была создана диорама "Штурм крепости Измаил", с помощью которой можно было разобрать во всех подробностях. Диорама была установлена в 1973 году в здании турецкой мечети. Создали ее военные художники Е. Данилевский и В. Сибирский. Диорама представляет зрителям переломный момент взятия крепости. Вы можете увидеть, как русские солдаты переходят ров и взбираются на стены. Они отчаянно борются с защитниками крепости. На главной башне уже установлен флаг русского войска. В целом, на диораме запечатлен город Измаил, крепость. Фото этой диорамы многие делали не один раз.

Главные ворота крепости уже открыты, и русские гренадеры идут в город. Справа видно, как русская флотилия движется по Дунаю, а черноморские казаки подходят к берегу. На берегу слева - фигура Суворова, который руководит сражением.

Крепость Измаил в современную эпоху

Сейчас крепость Измаил находится не в лучшем состоянии. Проводятся работы по созданию на ее месте новых зданий и дендропарка. При этом разрушается крепость, которую брал когда-то полководец Александр Суворов. В отвалы земли, созданные при помощи строительной техники, проникают археологи, главной задачей которых является не исследование старины, а поиск драгоценностей.

Еще 19 декабря 1946 года постановлением Измаильского горисполкома территория крепости была объявлена заповедной зоной. Но с тех пор многое изменилось, и сейчас происходит варварское разрушение памятника архитектуры. Сотрудники управления охраны памятников в Одесской области считают, что власть города должна сделать все, чтобы сохранить древние артефакты, которые не были уничтожены.

www.syl.ru

Взятие Измаила 10 декабря 1790 — История России

КРЕПОСТЬ ИЗМАИЛ

Измаил же являлся одной из самых сильных крепостей Турции. Со времени войны 1768–1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость была расположена на склоне высот, покатых к Дунаю. Широкая лощина, простиравшаяся с севера на юг, разделяла Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная - новой крепостью. Крепостная ограда бастионного начертания достигала б верст длины и имела форму прямоугольного треугольника, прямым углом обращенного к северу, а основанием – к Дунаю. Главный вал достигал 8,5 метров высоты и был обнесен рвом глубиной до 11 метров, шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой. В ограде было четверо ворот: на западной стороне – Царьградские (Бросские) и Хотинские, на северо-восточной - Бендерские, на восточной – Килийские. Валы оборонял 260 орудий, из которых 85 пушек и 15 мортир находились на речной стороне. Городские строения внутри ограды были приведены в оборонительное состояние. Было заготовлено большое количество огнестрельных и продовольственных запасов. Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паша.

Широкорад А. Б. Русско-турецкие войны 1676–1918 г. М., 2000 http://wars175x.narod.ru/1790_02.html

ДЕЙСТВИЯ ПОД ИЗМАИЛОМ ДО ПРИБЫТИЯ СУВОРОВА

Во главе обороны стоял поседелый в боях трехбунчужный Айдозли-Мехмет-паша. Дважды предлагали ему звание визиря, и каждый раз он отклонял его от себя. Без кичливости и без слабодушия, он постоянно выказывал твердость и решимость скорее похоронить себя под развалинами крепости, нежели сдать ее. […] Боевых припасов было в изобилии, продовольствия – месяца на 1½; только в мясе чувствовался недостаток, и мясную порцию получали лишь знатнейшие чиновники. Турки считали Измаил неодолимым.

Таким образом, сильная, хорошо снабженная крепость, мужественный комендант, превосходный по числу гарнизон, храбрость которого возбуждалась еще угрозою смертной казни, – вот трудности, которые нужно было преодолеть Русским.

Овладеть же Измаилом было необходимо, не только вследствие указанных выше соображений военных, но и политических.

Уже с августа месяца статский советник Лошкарев, по поручению Потемкина, вел в Журжеве переговоры о мире с верховным визирем. Как и всегда, турки тянули переговоры до бесконечности. […] Казалось бы, что падение Килии, Тульчи, Исакчи и поражение Баталь-паши на Кубани должны были сделать Шерифа-пашу сговорчивее; но интриги Пруссии, назойливо предлагавшей свое посредничество с крайне невыгодными условиями, вели к постоянным проволочкам. Потемкин уже давно был выведен из терпения («Наскучили уже турецкие басни», пишет он Лошкареву от 7 сентября).

Императрица требовала скорейшего заключения мира. В рескрипте Потемкину от 1 ноября 1790 г., который был им получен, вероятно, во время упомянутых операций Рибаса, Потемкина и Гудовича под Измаилом, она приказывает: «обратить все силы и внимание, и стараться достать мир с турками, без которого не можно отваживаться ни на какие предприятия. Но о сем мире с турками я скажу, что ежели Селиму нужны, по его молодости, дядьки и опекуны, и сам не умеет кончить свои дела, для того избрал себе пруссаков, англичан и голландцев, дабы они более еще интригами завязали его дела, то я не в равном с ним положении, и с седой головой не дамся им в опеку».

Потемкин видел, что кампания 1790 г. подходит к концу, окончить ее, ограничившись взятием ничтожных крепостей, будет важным промахом в политическом отношении, что, пока не пал Измаил, переговоры о мире будут только потерею времени, а Императрица требует этого мира. Он отлично понимает, что грандиозный подвиг овладения Измаилом не по плечу ни одному из находящихся там генералов, вероятно, чувствует, что и сам к этому не способен, а потому решается поручить дело Суворову. 25 ноября Потемкин из Бендер послал Суворову собственноручный секретный ордер: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда и сторона города к воде открыта. Остается предпринять с помощию Божиею на овладение города. Для сего Ваше Сиятельство извольте поспешить туда для принятия всех частей в нашу команду… прибыв на место осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею…[…]».

Орлов Н.А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. СПб, 1890 http://adjudant.ru/suvorov/orlov1790-03.htm

ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА

В конце октября Южная армия Потемкина открыла наконец кампанию, двинувшись в южную Бессарабию. Де Рибас овладел Исакчей, Тульчей и Сулинским гирлом. Меллер-Закомельский взял Килию, а Гудович-младший и брат Потемкина осадили Измаил. Действовали они, впрочем, до того неудачно, что на военном совете решено было снять осаду.

Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особенное значение, дабы склонить этим Порту на мир, поручил Суворову (стоявшему со своей дивизией в Браилове) принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять ли осаду или продолжать ее. Захватив с собой своих Фанагорийцев и Апшеронцев, Суворов поспешил к Измаилу, встретил 10-го декабря уже отступавшие войска, вернул их в траншеи и на рассвете 11-го декабря беспримерным штурмом овладел турецкой твердыней. У Суворова было около 30000, из коих четвертая часть – казаки, вооруженные одними только пиками. Измаил защищало 40000 под начальством сераскира Мехмет-Эмина. Суворов немедленно отправил коменданту предложение сдаться:

«Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя, штурм – смерть, что и оставляю вам на размышление». На это сераскир ответил, что «скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем он сдаст Измаил»... Из 40000 турок не спасся никто, сераскир и все старшие начальники были убиты. В плен взято всего 6000 человек, с 300-ми знамен и значков и 266 орудиями. Урон Суворова – 4600 человек.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ТАКИМ ОБРАЗОМ СОВЕРШЕНА ПОБЕДА

Таковой жестокий бой продолжался 11 часов; пред полуднем господин генерал-порутчик и кавалер Потемкин к новому подкреплению войск отправил сто восемьдесят пеших казаков открыть Броския ворота и послал в оные три эскадрона Северского карабинерного полку в команде полковника и кавалера графа Мелина. А в Хотинские ворота, кои были отворены полковником Золотухиным, введены остальные сто тридцать гренадер с тремя полевой артиллерии орудиями под руководством премьер-майора Островского, которого храбрости и расторопности отдаю справедливость; в то же время в Бендерские ворота введены три эскадрона Воронежского гусарского полку и два эскадрона карабинер Северского полку. Сии последние, спешась и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение.

Жестокий бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною, с помощью божиею, наконец решился в новую России славу. Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами. Оставались еще в трех местах засевшие неприятели к единому своему спасению в одной мечете, в двух каменных ханах и в казематной каменной батарее. Все они прислали к господину генерал-порутчику и кавалеру Потемкину своих чиновников при наших офицерах просить пощады. Первые из сих приведены подполковником Тихоном Денисовым и дежур-майором премьер-майором Чехненковым, а те, кои засели в двух ханах, взяты военнопленными генерал-майором и кавалером Де-Рибасом; число оных было более четырех тысяч. Равно им же взяты и в казематной батарее бывшие с Мухафиз трехбунчужным пашою двести пятьдесят человек.

Таким образом совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков; упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто. Хотя число войска, получающего таинь, полагалось сорок две тысячи, но по точному исчислению полагать должно тридцать пять тысяч. Число убитого неприятеля до двадцати шести тысяч. Начальствовавший Измаилом сераскир Аидос Мехмет трехбунчужный паша, засевший с толпою более тысячи человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты.

histrf.ru

Взятие Измаила

Взятие Измаила – красная дата в календаре славной истории Русской Армии. 11 декабря 1790 года – день, когда неприступная Дунайская крепость покорилась великому полководцу Александру Суворову. В августе 1787 года, не желая примириться с потерей Крыма, турецкое правительство, при поддержке Франции и Англии, объявило войну Российской империи.

Для обеспечения военных действий, Турция подготовила хорошо оснащенный флот и 200- тысячную армию. Россия со своей стороны выставила две армии: Екатеринославскую – численностью не менее 80 тыс. человек, под командованием Григория Потёмкина и Украинскую – около 37 тысяч, под командованием Петра Румянцева. Союзником России выступила Австрия. Война затянулась…

Неприступный бастион

В конце 1790 года российское командование планировало овладеть турецкими крепостями, расположенными на левом берегу Дуная, чтобы двинуться дальше, к Балканам. К этому времени были взяты дунайские Килия, Исакча и Тульча. Успешному завершению войны, в пользу Российской империи, могло бы поспособствовать взятие Измаила.

Армейская крепость, расположенная на левом берегу, имела ключевое военное значение. Мощный бастион, укреплённый французскими и немецкими инженерами, считался нерушимой цитаделью турков. Каменные 25-метровые стены, с трёх сторон окружали земляной вал и широкий ров, наполненный местами водой. С юга город был надёжно защищён рекой. На тот момент, Измаил являлся самой сильной крепостью в Европе.

Турецкое подразделение, базировавшееся в форте, насчитывало 35 тысяч воинов, и имело 265 орудий на вооружении. Комендантом гарнизона был отважный Аудузлу-Мехмед паша. Продовольственные и огнестрельные запасы позволяли туркам держать длительную оборону.

Осада крепости

В ноябре 1790 года, русская армия подошла к Измаилу. Вооруженные силы в составе 28,5 тыс. человек пехоты, вместе с конницей, численностью около 2,5 тыс. человек, окружили бастион со стороны суши. Блестяще разгромив турецкую речную флотилию, под командованием адмирала де Рибаса, крепость со стороны Дуная была полностью заблокирована.

Однако сухопутные действия, под руководством генералов Гудовича И.В. и Потёмкина П.С. (двоюродный брат Потёмкина–Таврического) – не были столь успешными. Турки встретили русские войска отчаянным сопротивлением. После двух неудачных штурмов, на военном совете было принято решение отвести войска на зимние квартиры, до наступления весны. Турецкие защитники крепости праздновали победу.

25 ноября 1790 года главнокомандующий Южной армии Григорий Александрович Потёмкин, не согласный с решением совета, отдал приказ взять крепость. Настало время решительных действий. Командовать войсками был назначен генерал-аншеф Суворов, который на тот момент находился со своими войсками близ Галаца.

Гениальный план Суворова

Прибытие Суворова, 2 декабря 1790 года, изменило ход событий. Радостным приветствием встретили воины шестидесятилетнего старика. Генерал приказал вернуть войска, отходившие от крепости, к Измаилу. Оценив укрепления врага и расположив осадную армию полукружием, начал подготовку к штурму. Генерал ясно понимал, для взятия крепости предстоит совершить героический подвиг.

Чтобы отвлечь внимание противника, вокруг крепости имитировалось приготовление к продолжительной осаде. Для подготовки солдат и офицеров к штурму, близ села Броска был выстроен тренировочный комплекс. Здесь, под личным руководством Суворова, солдаты отрабатывали всевозможные способы преодоления крепостных стен и глубоких рвов.

Обучение войск проводилось исключительно по ночам, чтобы усыпить бдительность врага. Простота в разговоре, близость к простому солдату сделали Суворова всенародно любимым генералом. Слушая его наставления – воины поверили в успех. Спустя шесть дней, подготовка к штурму была завершена, буквально каждый солдат знал своё место.

7 декабря Суворов выдвинул коменданту Аудузлу-Мехмед паше ультиматум с призывом сдать крепость. На размышление турецкому командованию было отведено 24 часа. В случае добровольной сдачи, туркам пообещали сохранить жизнь и беспрепятственно вернуться на родину. В противном случае – неминуемая смерть.

На следующий день от сераскира пришёл длинный ответ. Желая выиграть время, турки предлагали заключить перемирие на 10 дней. Суворов, в требовании отказал, дав при этом дополнительное время на раздумье. Время вышло, а ответа не было. Участь Османской крепости была предрешена…

9 декабря, вновь был собран военный совет, взятие Измаила было назначено на 11 число. На следующий день началась артиллерийская подготовка с суши и воды. Турецкий гарнизон оказывал нечеловеческое упорство, за сутки русские войска потеряли убитыми 161 человек, ещё 130 получили ранения. Несколько казаков, переметнулись к туркам.

Наступление на Измаил

В ночь перед наступлением, Суворов так и не смог уснуть. План Суворова предусматривал разделение атаки на 3 крыла в 3 колонны.Отряд, численностью в 9 тысяч воинов, под командованием генерала де Рибаса, вёл атаку со стороны Дуная. Цель правого крыла, под предводительством Павла Потёмкина, произвести штурм на крепость с западной стороны (7,5 тыс. человек). Левое крыло, с востока возглавлял генерал Александр Самойлов (12 тыс. человек). Сухопутную часть защищали кавалерийские резервы, в размере 2,5 тыс. человек.Темнота и внезапность – были надёжными и преданными союзниками Суворова. 11 декабря, за несколько часов до рассвета, в небо взвилась сигнальная ракета. Стояла тёмная ночь, густой туман обеспечивал безопасное продвижение русских войск. Тишину нарушил гром 250 орудий близ крепости и 500 орудий флота со стороны Дуная.

Колонны, мужественно и решительно преодолевали широкий ров. Стрелки чётко и уверенно поражали турецких защитников вала. Заметив противника, турки открыли огонь. К шести часам утра начался ожесточённый бой. Турки, татары, казаки и русские перемешались. Отовсюду доносились крики «аллах» и «ура». Мгновенно оценив ситуацию, Суворов призывает гусарский резервный полк. А в это время, десантные войска, под прикрытием флота, подошли к крепости со стороны Дуная. Неся огромные потери, из-за ожесточённого обстрела турков, к 7 часам утра, судам удалось приблизиться к берегу. Началась быстрая и организованная высадка.

Неистовый бой в городе

Наступил день, туман рассеялся. Окончательно преодолев неприступный вал, штурмующие войска вошли в город. Узкие улочки города заполнились кровью. Бой начался с новой силой. Двигаясь к центру с ружьями, под громкую музыку, русские отчаянно громили всё, что попадалось под руку.

Пожары, смятение и паника охватили Измаил... Со всех домов велась беспрерывная стрельба. Ни один дом, ни одно здание не сдались без боя. Мужчины, и даже женщины, бросались с кинжалами на русских. Кони, выскочившие из горящих конюшен, бешено метались по улицам города.

Турки держали сопротивление до 11 часов. Ближе к полудню генерал-майор Ласси, со своей колонной, первыми дошли до центра города. Взяв монастырь штурмом, командующий генерал получил ранение в руку, но не покинул бой.В полдень, для окончательной зачистки улиц, Суворов приказал ввести в город 20 орудий. Противник, укрывшийся в казармах, зданиях или мечетях, вновь и вновь нападал на русские отряды. К двум часам дня, все колонны достигли середины города. Крепость капитулировала, оставшиеся в живых турки, были взяты в плен.

Итоги сражения

В 4 часа дня Измаил окончательно покорился. Начались убийства и грабежи. Разъярённые солдаты не щадили ни женщин, ни детей. Всюду лежали горы трупов, слышались вопли и мольбы о помощи. Покорённая крепость представляла собой устрашающее зрелище.По обычаю того времени, а также согласно обещанию Суворова, данного накануне сражения, город на три дня был отдан солдатам. Бесцеремонно врываясь в дома, военные отбирали драгоценности, богатые одежды и другое имущество. Для обеспечения порядка, комендантом Измаила, был назначен Кутузов. По его приказу в городе были организованы патрули и караулы.

Потери с турецкой стороны составили: 26 тыс. человек убитыми, 9 тыс. пленных, из которых 2 тысячи скончались от ран. Всего одному человеку из гарнизона удалось спастись. Легко раненный, он смог переплыть через Дунай. Турки, взятые в плен, были отправлены в Николаев.

Потери России: 1879 человек убитыми, 2703 ранеными. Нужно отметить, что здесь не учтены значительные потери при двух неудачных штурмах.

Храбрость и отвага русских воинов, участвующих в штурме Измаила, дошли до совершенного предела. Генералы и офицеры, плечом к плечу сражались с простыми солдатами. Щедрые награды пожаловала Императрица Екатерина участникам измаильского сражения. Многие начальники были повышены в звании. Григорий Потёмкин, получил мундир фельдмаршала, расшитый драгоценными алмазами. Суворов был повышен в чине до подполковника и награжден орденом Святого Георгия.

В 1791 году Гавриилом Державиным и Осипом Козловским был написан гимн всея Руси: «Гром победы раздавайся!», посвященный героической победе Суворова под Измаилом.

Исход Русско-Турецкой войны (1787-1791 гг.)

Штурм Измаила привёл Турцию и Европу в полное оцепенение. Страх и уныние царили в Константинополе. Всем было понятно, что для России путь к Балканам открыт. По результатам войны – северное Причерноморье надёжно закрепилось за Российской Империей.29 декабря 1791 года, в Яссах, Турецкая Империя была вынуждена подписать мирный договор, согласно которому Измаил, был вновь возвращен Турции.

ivorlov.ru

ИЗМАИЛ. Суворов

«Сие исполнить свойственно лишь храброму и непобедимому российскому войску!»

Однако война продолжалась. В победоносном наступлении русские войска встретили препятствие неодолимое — Измаил. Н.В. Репнин, презрительно называвший суворовскую тактику «натурализмом»{113}, подошел к крепости в сентябре, вскоре после победы при Рымнике. И — после бомбардировки — отступил. Взятие крепости штурмом, без долгой осады и должных разрушений, не вписывалось в его понятия о военной науке. Репнина легко оправдать. Крепость была сильной. Он «не смог». За это в военной среде и тогда не судили, и сегодня не судят. Злословят, обзывая «любимцами счастья», о тех, кто делает, несмотря на все трудности и препятствия.

Второй раз русские войска подошли к Измаилу в конце ноября 1790 г. Крепость за прошедший год была отлично подготовлена к осаде французскими и немецкими инженерами. Эта «крепость без слабых мест» (Д II. 617), оборонялась 35-тысячным фанатично настроенным гарнизоном. Осада Измаила меньшей по численности русской армией под командой генерал-поручиков графа И.В. Гудовича и неподчиненного П.С. Потемкина (брата светлейшего князя) ему велась плохо. Генералы уже решили отступать на зимние квартиры, когда для определения, можно ли продолжать осаду, Потемкин прислал Суворова (Д II. 612), пребывавшего в конце 1789 г. в лучах славы в ставке Потемкина, а затем получившего под команду вожделенный корпус, действовавший в 1790 г. в Молдавии{114}.[79]

Для Александра Васильевича приказ Потемкина осмотреть Измаил и определить «слабые места» для штурма был очень важен. Он догадывался, что может не найти «слабых мест», помнил, что его прошлые действия на штурмах, кроме того первого удачного опыта на прусской войне, не были успешными. В Польше, по крайней мере, два штурма провалились. Под Очаковом он не смог применить свою идею штурма с воды, которую теперь предлагал ему сам светлейший: «Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшей…» (Д II. 612).

Раньше Суворов имел дело с устаревшими крепостями. А примененная при укреплении Измаила система фортов со времен ее теоретика и гениального практика XVII в. французского маршала де Вобана[80] штурму принципиально не поддавалась. Такую крепость можно было взять только в результате длительных и трудоемких осадных работ. Без них простреливаемые перекрестным огнем, выложенные камнем рвы, заменившие у форта средневековые стены, обещали штурмующим верную смерть или неисчислимые жертвы.

Но так ли уж верна была эта смерть? Сколько человек, как часто и точно может стрелять сквозь узкие бойницы в спрятанных внутри стен рва казематах? Сколько раз они успеют перезарядить пристрелянные пушки? Так ли уж невозможно подавить точной стрельбой огонь с верхних площадок бастионов? Весь мир верил, что, пока штурмующие преодолевают гласис и крытые ходы, эскарпы, контрэскарпы и прочие хитрые сооружения, их можно легко перестрелять из укрытий.

Однако Суворов знал, что обороняющиеся — люди, а русская штыковая атака волшебным образом действует на противника, лишая его воли и сбивая прицел. Подавляющие массы наступающих, плохая видимость в темноте и клубах порохового дыма, плотный точный огонь по всему, что стреляет, на вспышку, в то время как защищающиеся не могут ответить, пытаясь попасть в тех, кто карабкается к ним со штыками… Дружный натиск, в сочетании со всеми качествами, которые Александр Васильевич воспитывал в офицерах и солдатах, мог изменить науку крепостного штурма. Начать следовало не с изучения камней и орудий, а с главного — с боевого духа войск.

2 декабря 1790 г. решающее подкрепление явилось к русским полкам из обледенелой степи в лице двух всадников на казачьих лошадках. Это были Суворов и его ординарец Иван. Так гласит легенда. Правда заставляет уточнить, что появился Суворов в сопровождении мушкетеров Фанагорийского и Апшеронского полков, на судах Галацкой военной флотилии. Сути дела это не меняет. Увидав полководца, армия поняла, что Измаил будет взят «сразу, приступом». Суворов еще не произнес ни слова, как судьба крепости была солдатами решена. В день своего приезда он осмотрел местность, придвинул полки к Измаилу, приказал доставить продовольствие голодным войскам и начать заготовку штурмовых средств{115}. Неприступную твердыню «без слабых мест», сообщил Александр Васильевич Потемкину, возьмем, пожалуй, «дней через пять» (Д II. 617).

«Глазомер! — говаривал он в таких случаях. — Сие есть быстрый обзор всех предметов для примерного определения числа и величины их… Увидел неприятельский лагерь, местоположение — и поздравил себя с победой!» Это была не похвальба. Накормленные, бодрые войска, тренируясь брать специально возведенное подобие укреплений Измаила, знали, что Суворов «решил овладеть этой крепостью, либо погибнуть под ее стенами». Слов «отступление», «ретирада», утверждал полководец, я не знал «во всю мою жизнь, как не знал и оборонительной войны».

Диспозиция Суворова на штурм Измаила была необыкновенно, чрезвычайно для его приказов подробна (Д II. 620–621. С. 528-535). Перед штурмом войска закладывали 4 батареи по 10 полевых орудий с укрытыми от огня ходами сообщения. Прикрывающие строительство батальоны должны были, сменяясь, лежать строем каре, с полковыми орудиями и конными резервами. Перед штурмом с полуночи до 6 утра все батареи и 8 бомбардирских кораблей, подойдя «в самую ближнюю дистанцию», вели огонь по определенным точкам укреплений.

На штурм русские войска шли со всех сторон крепости, пятью колоннами на суше и тремя десантами с Дуная, на паромах, шлюпках и баркасах. В голове каждой колонны с ее командирами шли стрелки и рабочие со всем необходимым инструментом для прокладки войскам дороги в зависимости от разведанных укреплений. Каждой колонне были точно обозначены цели начала штурма и дальнейшего продвижения. Тыл колонн охраняли кавалерийские резервы. Они должны были войти в город, когда передовые стрелки и саперы откроют ворота, а пехота будет драться на укреплениях.

Суворов предвидел, что жесточайший бой начнется в городе, после взятия валов, бастионов и пороховых складов. «Всему войску строжайше запрещается, — приказал он, — взойдя на вал, никому внутрь города не бросаться и быть в порядке строя». Потеряв строй, солдаты лишались своего главного преимущества и потонули бы в толпах турок. Наступление в город от каждой колонны начинал, строго по приказу, один батальон. При атаке в город следовало «крайне беречься, чтобы нигде не зажечь, не сделать пожара» и избежать взрыва скрытых пороховых складов. «Христиан и обезоруженных отнюдь не лишать жизни, разумея то же о женщинах и детях»!

В дополнение к диспозиции Суворов приказал каждой колонне, помимо конного, иметь по два и три батальона резерва. «Обоз поставить в вагенбурге, за четыре версты, в закрытом месте», то есть и лагерь русский должен быть защищен при любом повороте событий. Из войск, первоначально оставленных для его охраны, Суворов сформировал шестую колонну, выделив ей точные цели атаки. Масса офицеров, бывших без команд, и даже придворные рвались в бой. Суворов, приказывая командирам быть впереди, понимал, что они понесут потери, и распределил волонтеров офицерского звания во все колонны.

Перед самым штурмом в темноте начальники колонн должны были лично «с присутствием духа» разведать пути до крепостного рва. Солдаты ждали штурма в 300 саженях от рва лежа. Для согласования времени атаки всем командирам следовало сверить «карманные часы» — это был первый в истории приказ такого рода. Общий сигнал к атаке давался сигнальными ракетами. Для того чтобы ракеты не вспугнули турок, их следовало пускать перед рассветом из разных мест каждую ночь. Но за 15 минут до сигнала колонны и десанты могли начать скрытное выдвижение, для этого и нужны были точные часы. «Хотя всю ночь употребить на внушение мужества», — приказывал Суворов, но атаку следовало начать тихо.

Победа любой ценой была полководцу противоестественна. «Солдат дорог! — говорил он. — Мне солдат дороже себя». И неприятель, хотя басурман — тоже человек. На военном совете было решено «приступить к штурму неотлагательно». Однако, всегда «соблюдая долг человечества», Суворов дозволял туркам сложить оружие, «дабы отвратить кровопролитие и жестокость» (Д II. 623). Предложение почетной капитуляции от 7 декабря он сопроводил доступным каждому объявлением: «Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войском сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи — и воля; первые мои выстрелы — уже неволя; штурм — смерть. Что оставляю вам на рассмотрение»{116}.

История сохранила гордый ответ турок: «Скорее Дунай остановится и небо падет на землю, чем сдастся Измаил!» Срок ультиматума вышел. Утром 9 декабря состоялся военный совет. Генералы «все единогласно, видя невозможность по позднему годовому времени продолжить осаду и почитая постыдным победоносному Ее императорского величества оружию отойти от крепости, положили быть приступу».

На военном совете Суворов не зря «требовал от каждого их мнения». Постыдным считал отступление он сам — другие русские генералы и фельдмаршалы отступали многократно. В данном случае ситуация была на стороне Александра Васильевича. Австрия, запуганная Пруссией, позорно вышла из войны с Портой. Суворов и его «шеф» Потемкин внимательно следили за процессом австрийской измены, но помешать предательству не могли. Европейские державы объединились, чтобы лишить Россию ее завоеваний на юге. Пруссия, Франция, Англия и Голландия поддерживали турок, требуя от русских передать «дело мира» в их руки.

Как обычно, единственными верными союзниками России оставались ее армия и флот. В конце июня нелюбимый Суворовым генерал Н.В. Репнин с 30-тысячной армией разгромил 80-тысячное войско великого визиря Юсуф-паши в битве при Мачине, повторив, в меньшем масштабе, подвиг Александра Васильевича при Рымнике. В августе из войны была выбита Швеция; на Черном море адмирал Ушаков потопил турецкий флот. В сентябре 40-тысячная турецкая армия была разбита на Кубани. В октябре русским сдались на Дунае крепости Килия, Тульча и Исакча. В ноябре все нижнее течение Дуная было в наших руках, кроме крепости Измаил. Суворов понимал, что желание Екатерины II и Потемкина взять Измаил не означало утверждения России на Дунае. Это был лишь способ заставить турок пойти на мир, оставив за Россией Крым, Кубань, Очаков и земли до Днестра.

Александр Васильевич предлагал и другой способ воздействия на Турцию: перейти Дунай, объявить свободу Болгарии и наступать на Стамбул, пока мир не будет подписан (П 351). Это, при его искусстве полководца, требовало меньше жертв, чем штурм такой мощной крепости, как Измаил. Даже с помощью осадной артиллерии, которой он не располагал, обезвредить вкопанные в землю бастионы за короткий срок было нельзя. Наступать с 30-ю тысячами против 35-ти, имея половину войска нерегулярных казаков, значило в лучшем случае понести огромные потери. Суворов не мог позволить массе вооруженных турок выйти из города в свой обезлюженный тыл, сделать им «золотой мост» для сокращения жертв. Битва с храбрыми людьми, которым некуда отступать, предстояла кровавая. Все, что мог сделать полководец — организовать невозможный по нормам военной науки штурм так, чтобы уменьшить русские потери.

10 декабря 1790 г. «по восходе солнца с флотилии, с острова и с четырех батарей… открылась по крепости канонада и продолжалась беспрерывно до тех пор, когда войска пошли на приступ». К ночи турецкие пушки совсем перестали отвечать. В 5.30 утра 11 декабря колонны и десант в густом тумане двинулись на штурм.

«Храбрые воины! — гласил приказ Суворова войскам, созвучный речи древнего русского воителя, неустрашимого князя Святослава. — Приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что ничто не может противиться силе оружия российского. Нам надлежит не сражение, которое бы в нашей воле состояло отложить, но непременное взятие места знаменитого, которое решит судьбу кампании и которое почитают гордые турки неприступным. Два раза осаждала Измаил русская армия и два раза отступала; нам остается в третий раз или победить, или умереть со славою!» При приближении русских готовые к штурму турки ударили картечью и залпами мушкетов с бастионов и вала. Пока егеря отвечали на огонь, линейная пехота с офицерами впереди спустилась в ров, приставила лестницы и взошла на вал. Заняли валы и бастионы и десантники с Дуная. Отразив вылазки и контратаки турок, русские с подкреплением резервов к 11 часам заняли весь периметр укреплений. В открытые ими ворота вошла кавалерия и полевая артиллерия. Гусары Воронежского и карабинеры Северского полков, «спешившись и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение».

Главным оружием везде был штык — им солдаты сомкнутыми рядами очищали город. «Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат, — рапортовал Суворов, — одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами». «Таким образом, совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и казавшаяся неприятелю непобедимой, взята страшным для него оружием российских штыков!»

История еще не знала сражения столь жаркого и победы столь полной, как взятие Измаила 11 декабря 1790 г. «Нет крепче крепости, нет отчаянней обороны, как Измаил, павший пред… кровопролитным штурмом» (Д II. 629). Почти все генералы и офицеры получили раны. Но Суворов доказал, что с русскими «чудо-богатырями» «самый кровопролитный штурм стоит меньше, чем осада». Русские потеряли убитыми до 2 тысяч, ранеными — свыше 2, 5 тысячи (Д II. 631, 637) — в мирное время в армии больше умирало в год от болезней.

Турки стояли насмерть. Из 35 тысяч вооруженных противников (неприятель насчитывал у себя 40 тысяч, но Суворов счел это преувеличением) 1 человек бежал, 26 тысяч было убито, 9 тысяч взято в плен. И воистину поразительно миру было узнать, что, сражаясь, как львы, суворовские солдаты великодушно щадили обезоруженных врагов. Они спасли жизнь тысячам женщин и детей, многие из которых участвовали в сражении, спасли 4285 мирных молдаван, 1400 армян, 135 евреев и некоторое число татар Измаила. После битвы все они были «вновь в город введены в их жилища».

Несмотря на ярость схватки, приказ Суворова «обезоруженных отнюдь не лишать жизни» был выполнен. Турки, засевшие в «мечети, двух каменных ханах и в казематной каменной батарее», прислали парламентеров и сдались. Их было более 4250. Еще больше было взято в плен мелкими группами. Почти все пленные были изранены, «назавтра до двух тысяч от ран померло». «Более тысячи» тяжелораненых Суворов оставил местным жителям на «пропитание» и лишь 6 тысяч отправил в Бендеры.

Русские войска взяли в Измаиле богатую добычу. Было захвачено 345 знамен, 265 орудий, «большой пороховой погреб и разные снаряды». Львиную часть рапорта Суворова составляет описание подвигов генералов, офицеров и сержантов, представленных им к наградам (солдат полководец наградил сам, прежде всего из добычи).

«Невозможно превознести довольно похвалой мужество, твердость и храбрость всех чинов и всех войск, в этом деле подвизавшихся. Нигде более выразиться не могло присутствие духа начальников, расторопность и твердость штаб- и обер-офицеров, послушание, устройство и храбрость солдат!» В тяжелейших условиях, при разгроме превосходящих сил неприятеля, засевшего в прочной твердыне, они «сохранили всюду порядок. Сие исполнить свойственно лишь храброму и непобедимому российскому войску!» — завершил Суворов свой рапорт. И он был прав. В то время даже враги и завистники России признали, что в Европе нет армии, способной на такой подвиг{117}.

Победитель имел уже все высшие российские ордена. Как о лучшей награде, он просил о достойном воздаянии героям штурма Измаила. Чтобы наградить его, императрица велела выбить для войск медаль в память штурма крепости. Простой измаильский крест «За отменную храбрость» многие десятилетия почитался более убедительным знаком отличия, чем высокие ордена. Выбита была и личная медаль с портретом Суворова — такая же, какой сам Потемкин был награжден за Очаков. На обороте, в четырех медальонах, прикрепленных к лавровому венку, гордые надписи: «Кинбурн», «Фокшаны», «Рымник», «Измаил»; над венком: «Победил». Александр Васильевич стал подполковником лейб-гвардии Преображенского полка, где полковником была сама государыня{118}. Правда, таких подполковников было уже 10. Фельдмаршальский чин, о котором мечтал Суворов, он снова не получил…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru