Истребитель‑перехватчик Су‑27: летно-технические характеристики. Истребитель су 27


Многоцелевой истребитель Су-27: история создания, описание и характеристики

Су-27 – это советский (российский) многоцелевой истребитель четвертого поколения, созданный в ОКБ Сухого в 70-х годах прошлого столетия. Основная задача этой машины – завоевание господства в воздухе.

Первый прототип Су-27 впервые поднялся в воздух в 1977 году, а в 1984 году серийные истребители начали поступать в войска. Официально эксплуатация Су-27 началась в 1985 году, она продолжается и в наши дни. Более того, на основе этой замечательной машины разработана целая линейка модификаций. Всего существует более десяти модификаций этого истребителя.

Сегодня самолет Су-27 — это один из основных истребителей российских ВВС, кроме того, эта машина эта машина стоит на вооружении военно-воздушных сил стран СНГ, Индии, Китая, Вьетнама, Анголы и других стран.

Истребитель Су-27 – одна из наиболее удачных машин, созданных конструкторами ОКБ Сухого, и один из лучших истребителей четвертого поколения. А еще можно сказать, что это просто очень красивый самолет, который всегда завораживает зрителей своим изяществом и особой грацией. Авиаконструкторы говорят, что только красивый самолет хорошо летает и истребитель Су-27 – наглядное подтверждение этого правила.

Также следует отметить, что эта машина обладает великолепными летно-техническими характеристиками: на счету Су-27 несколько мировых рекордов.

История создания

В начале 60-х годов появилось новое поколение истребителей, которые имели в своей компоновке ряд сходных признаков, что определяло весьма близкие характеристики этих машин. Они имели максимальную скорость примерно в два раза превышающую звуковую, потолок – 18-20 км, оснащались довольно совершенными бортовыми РЛС и мощным ракетным вооружением.

В то время считалось, что боевые реактивные самолеты все больше будут походить на скоростные многоразовые ракеты, боестолкновения в воздухе будут проходить на средних и дальних дистанциях, а воздушные свалки времен прошедшей войны окончательно канули в Лету. Эти истребители имели крыло с тонким профилем и высокой удельной нагрузкой, что давало ощутимые преимущества на сверхзвуке, однако значительно снижало маневренность и увеличивало взлетную и посадочную скорость. Основной упор делался на использование ракетного вооружения.

Американцы очень быстро поняли ошибочность данной тенденции, опыт использования авиации во Вьетнамской войне показал, ближний маневренный бой рано списывать со счетов. «Фантомы» имели определенное преимущество на средних и дальних дистанциях, но гарантировано проигрывали более манёвренным истребителям МиГ-21 в ближнем бою.

Примерно с середины 60-х годов на Западе началась гонка по созданию истребителя четвертого поколения. Лидером в ней были американцы. Новый истребитель четвертого поколения должен был заменить надежные, но устаревшие «Фантомы». В 1966 году было принято решение о развертывании программы FX (Fighter Experimental).

Первые чертежи новой машины появились в 1969 году, в будущем она получила наименование F-15 «Игл». В 1974 году в войска стали поступать первые серийные самолеты F-15A и F-15B.

За ходом американских разработок внимательно следили в Советском Союзе. Информация, которая поступала по разным каналам, тщательно анализировалась. Работы над созданием советского истребителя четвертого поколения началась еще в 1969 году, но она велась в инициативном порядке. Только в 1971 году последовал соответствующий приказ о начале государственной программы разработки нового истребителя, который должен был стать советским ответом американскому F-15.

Был объявлен конкурс, участие в котором приняли ведущие авиационные КБ Советского Союза. Любопытно, но генеральный конструктор Сухой изначально не планировал заниматься новой машиной, потому что его ОКБ и так было перегружено работой: в это время испытывались первые предсерийные образцы Су-24, шла разработка ракетоносца Т-4, штурмовика Су-25, разрабатывались новые модификации Су-17 и Су-15.

Кроме того, Павел Осипович считал, что существующий уровень развития отечественной радиоэлектроники не позволяет создать истребитель с требуемыми характеристиками. При этом следует отметить, что именно конструкторы ОКБ Сухого первыми в инициативном порядке начали работать над обликом нового истребителя.

Первый вариант нового самолета был создан в КБ Сухого еще в 1970 году. Это был истребитель с интегральной компоновкой, крылом умеренной стреловидности и выраженными корневыми наплывами. Самолет изначально проектировался как неустойчивый статически, его устойчивость в полете должна была обеспечиваться ЭДСУ.

В 1971 году военные сформулировали требования к новому истребителю. Они не стали оригинальничать: просто взяли основные характеристики F-15 и добавили к ним по 10%. Машина должна была обладать высокой маневренностью, скоростью, иметь мощное вооружение и большую дальность полета, иметь совершенный комплекс БРЭО.

В 1972 году состоялись два технических совета, на которых ОКБ Яковлева, Сухого и Микояна представляли свои наработки по новой машине. По их результатам ОКБ Яковлева выбыло из конкурса. В то же время микояновцы выступили с предложением разрабатывать не один, а сразу два истребителя: легкий и тяжелый, но при этом максимально унифицировать их оборудование. Это должно было ускорить производство и удешевить серийные машины.

В это же время в США была принята аналогичная концепция, в качестве легкого истребителя выступал F-16, а тяжелого – F-15. Поэтому и в СССР решили поступить так же.

Эскизное проектирование истребителя было завершено в 1975 году, прототип машины получил обозначение Т-10, его первый полет состоялся в мае 1977 года.

До 1979 года было построено несколько предсерийных самолетов. Летные испытания и отработка оборудования показали, что летно-технические характеристики Т-10 значительно уступают ТТХ своего потенциального противника – американского истребителя F-15. Кроме того, было много проблем с радиоэлектронным оборудованием нового самолета, нормально не работала его РЛС. Т-10 не соответствовал техническому заданию. Перед создателями самолета встала нелегкая дилемма: либо попытаться довести существующий самолет и начать его серийное производство, либо полностью переделать машину. При этом решение нужно было найти в максимально сжатые сроки. Конструкторы остановились на втором варианте.

В кратчайшие сроки был создан практически новый самолет, он получил обозначение Т-10С, уже в апреле 1981 года он поднялся в небо. Эта машина имела крыло трапециевидной формы со скругленными корневыми наплывами и другим расположением двигателей. Было изменено расположение носовой стойки шасси и тормозных щитков, проведены другие доработки.

Серийное производство нового самолета началось в 1981 году на авиазаводе в Комсомольске-на-Амуре, хотя государственные испытания машины официально завершились только в 1985 году. Официально на вооружение этот самолета был принят в 1990 году, после окончательной доработки и устранения всех дефектов, выявленных в ходе эксплуатации.

Описание конструкции

Су-27 выполнен по интегральной аэродинамической схеме – его крыло плавно сопряжено с фюзеляжем, образуя единое целое. На самолетах с подобной компоновкой фюзеляж отсутствует как таковой: подъемную силу создают не только крылья, но и корпус машины.

Крыло самолета оснащено корневыми наплывами с большой стреловидностью, это значительно улучшает аэродинамические характеристики истребителя на больших углах атаки, по передней кромке стреловидность крыла — 42°. Крыло Су-27 оснащено флаперонами и двухсекционными носками крыла.

Горизонтально оперение самолета цельноповоротное, вертикальное – двухкилевое.

Фюзеляж Су-27 можно разделить на три части: переднюю, среднюю и хвостовую.

В передней части самолета находится бортовая РЛС, кабина пилота, носовая стойка шасси и некоторые системы электронного оборудования. Полностью герметизированная кабина пилота содержит кресло-катапульта К-36 ДМ, в двухместных модификациях истребителя кресла пилотов расположены тандемом.

Средняя часть фюзеляжа содержит центроплан крыла, топливные баки, отсек вооружения и тормозной щиток. Здесь же находятся стойки основного шасси. В хвостовой части истребителя находятся два двигателя, отсек оборудования, центральная балка с топливным баком и тормозные парашюты.

Шасси самолета трехопорное, с передней стойкой. Все три стойки имеют по одному колесу. Передняя стойка шасси убирается в фюзеляж, а основные – в центроплан крыла.

Силовая установка истребителя состоит из двух двухконтурных ТРДДФ АЛ-31Ф с форсажной камерой.

Топливная система истребителя состоит из пяти баков, в которые вмещается 9400 кг топлива. Благодаря внушительному объему топлива Су-27 имеет значительным боевым радиусом, при этом максимальная дальность полета составляет 3900 км.

В состав пилотажно-навигационного комплекса Су-27 входит: система инерциальной курсовертикали ИКВ-72, доплеровский измеритель скорости, радиокомпас, система навигации «Радикал», самолетный ответчик СО-72, вычислитель «Маневр», а также система автоматического управления, пилотажные приборы и радиовысотомер.

Бортовой комплекс обороны самолета состоит из станции предупреждения об облучении и систему выброса помех.

На самолете установлен комплекс РЛПК-27 «Меч», система единой индикации СЕИ-31, комплекс распознавания воздушных объектов и система управления оружием. Цели типа «истребитель» могут обнаруживаться в передней полусфере до 100 км, в задней – до 40 км. Су-27 может одновременно вести до десяти целей и атаковать одну из них. РПЛК-27 дополняет оптико-электронной прицельной системой ОЭПС-27, которая состоит из лазерного дальномера и теплопеленгатора.

Су-27 вооружен автоматической пушкой ГШ-301 калибра 30 мм (боекомплект 150 снарядов), а также различным ракетным вооружением. Пушка установлена в правом наплыве крыла. Самолет имеет десять узлов подвески. Ракетное вооружение самолета включает в себя ракеты различных классов. Максимальная боевая нагрузка самолета – 6 тыс. кг.

Использование Су-27

Су-27 начали поступать в строевые части в 1984 году, на Западе об этом самолете заговорили в 1987 году после инцидента, который едва не закончился трагедией. Су-27 ВВС СССР столкнулся с норвежским патрульным самолетом «Орион» над Баренцевым морем. Оба самолета получили лишь незначительные повреждения и смогли вернуться на базы.

До распада Советского Союза большая часть Су-27 находилась на вооружении войск ПВО. Долгое время эта машина считалась одной из самых маневренных в мире, истребитель регулярно демонстрировался на различных авиасалонах и шоу. Фигуры высшего пилотажа (например, всемирноизвестная «Кобра Пугачева»), которые может исполнять Су-27, неизменно приводят зрителей в восторг и изумление.

После распада СССР Су-27 стал одним из основных истребителей российских ВВС. Сегодня в составе военно-воздушных сил РФ примерно 400 подобных машин. На базе Су-27 создано множество модификаций, последние из которых намного совершеннее базовой модели. Истребитель Су-27СМ относится уже к поколению 4++.

В отличие от своего американского аналога F-15, истребитель Су-27 практически не применялся в реальных боевых действиях.

Один Су-27 ВВС РФ был сбит зенитной ракетой в ходе грузино-абхазского конфликта в 1993 году.

Су-27 ВВС Эфиопии использовались во время эфиопо-эритрейского конфликта, где они записали на свой счет три МиГ-29 противника.

Российские Су-27 участвовали в российско-грузинском конфликте 2008 года.

Истребителю Су-27 так и не удалось сойтись в настоящем воздушном бою со своим основным конкурентом — F-15. Однако между этими самолетами неоднократно проводились учебные поединки. В ближнем бою Су-27 имеет значительное преимущество: российская машина более маневрена и отличает высокой тяговооруженностью. В вот авионика у «американца» лучше, поэтому на дальних дистанциях шансы F-15 выглядят предпочтительней.

Во время учений «Коуп Индия 2004» в учебных поединках участвовали американские F-15 и Су-27 ВВС Индии. Американцы проиграли более двух третей боев. Индийские пилоты старались приблизиться к противнику на максимально близкое расстояние, на дистанцию пушечного залпа. Хотя, следует отметить, что американцы не использовать управляемые ракеты УР AIM-120, с помощью которых они эффективно сбивали югославские МиГ-29.

Характеристики

Длина, м  21,935
Высота, м  5,932
Масса, кг
  пустого самолета  16300
  нормальная взлетная  22500
  максимальная взлетная  30000
  максимальная  9400
Двигатель  2 ТРДД АЛ-31Ф
Максимальная тяга, кН
  бесфорсажная  2 х 74,53
  форсажная  2 х 122,58
Макс. скорость, км/ч: 2500
Практический потолок, м  18500
Практическая дальность, км 3680
Вооружение:30-мм пушка ГШ-301; боевая нагрузка – 6 тыс. кг, 10 узлов подвески.

militaryarms.ru

Лучший российский самолёт истребитель Су 27

Су 27 совмещает в себе отличную аэродинамику, большой запас топлива и высокую тяговооруженность, все возможности, присущие уникальному  сверх маневренному боевому самолёту, в котором давно нуждались российские ВВС.

История создания истребителя Су 27

Предсказать масштабы успеха в создании Су-27 отважились немногие. Ранняя история этой машины настолько злополучна, что несколько раз казалось возможным закрытие проекта. Су-27 задуман в 1969 году, когда ОКБ Сухого получило заказ на создание дальнего перехватчика взамен Ту-128, Су-15 и Як-28П.

Самолёт Су 27Самолёт Су 27

Прототип под индексом Т-10-1 совершил первый полёт 20 мая 1977 года под управлением Героя Советского Союза лётчика-испытателя В. Ильюшина, на самолёте стояли двигатели АЛ-21-Ф3, штатное вооружение на борт не устанавливали. На этом экземпляре проверяли общую работоспособность, испытывали машину на управляемость и устойчивость.

В 1978 году передали на испытания второй борт Т-10-2. Один из вылетов закончился катастрофой, лётчик-испытатель Герой Советского Союза Е.Соловьёв до конца боролся с резко возросшей амплитудой продольной раскачки, но самолёт разрушился и пилоту не удалось спастись. Следующий Т-10-3 оснастили новыми силовыми установками АЛ-31Ф, а на Т-10-4 поставили опытную радиолокационную станцию «Меч».

В 1979 году, когда поступили данные об американском F-15, стало ясно, что новая машина уступает ему по всем параметрам, да и раньше при продувке моделей Т-10,  наметилась тенденция к ухудшению лётных характеристик. После длительных расчётов было решено переработать всю машину и начать практически с чистого листа.

Всё же разработки прежних прототипов пригодились и новая машина с другим индексом Т-10С-1 уже 20 апреля 1981 года под управлением В. Ильюшина произвела первый вылет. На этой машине сделаны существенные доработки – изменения коснулись крыла и хвостового оперения, передняя стойка шасси перемещена назад, фонарь кабины теперь не сдвигался, а открывался назад и вверх, тормозной щиток установили сзади кабины пилота и носовая часть самолёта приобрела бульбообразную форму.

Неприятности, казалось, преследовали эту машину – 23 декабря 1981 года на скорости, превосходящей скорость звука произошло повреждение передней части фюзеляжа, лётчику-испытателю А. Комарову не удалось покинуть самолёт и он погиб. При испытании 16 июля 1983 года разрушение передней кромки крыла и верхней части киля едва не стоило жизни лётчику-испытателю Н. Садовникову, только благодаря мужеству и профессионализму пилота удалось посадить машину на скорости, превышающей посадочную на 100 км/час. По такой же причине разбился другой борт Т-10С-21, пилот катапультировался.

Самолёт Су 27 в разных ракурсахСамолёт Су 27 в разных ракурсах

Причину установили – увеличенный шарнирный момент предкрылка, усилили планер и конструкцию крыла и уменьшили площадь предкрылка. Испытания показали, что новый самолёт не уступал, а по отдельным параметрам превзошёл F-15. В августе 1993 года самолёт принят на вооружение ВВС под индексом Су-27С, а для войск ПВО, как Су-27 П (перехватчик).

Описание самолёта истребителя Су 27

Су-27 вписывается в традиционную аэродинамическую схему и выполнен по интегральной компоновке со средним расположением крыла с незначительным удлинением. Крыло имеет наплывы, которые образуют плавную кривую сопряжения с фюзеляжем, создавая единое целое с корпусом. Такая компоновка повышает коэффициент подъёмной силы при совершении маневров и увеличивает внутренние объёмы.

В более поздних сериях стреловидность крыла уменьшили, а площадь довели до 62 м2. Форма законцовок крыла стала срезанной и на них разместили торцевые пилоны, которые к тому же играли роль противофлаттерных грузов. Вместо элеронов и закрылков установили флапероны, выполняющих их функции.

На мотогондолах с внешней стороны смонтировали балки и перенесли на них кили. Чтобы улучшить противоштопорные качества самолёта снизу на балках разместили фальшкили. Площади горизонтального и вертикального оперения увеличили для лучшей устойчивости. В хвостовом ласте между силовыми установками поместили контейнер для тормозных парашютов и оборудование отстрела инфракрасных ловушек.

Основные стойки шасси в поздних сериях машины убираются вперёд в мотогондолы, что создало более плавное сопряжение крыла и фюзеляжа. Мотогондолы переделали для двигателей АЛ-31Ф с верхним размещением агрегатов, сами силовые установки защищены от попадания посторонних предметов, опускаемыми решётками на воздухозаборниках. Как выразился генеральный конструктор М.И. Симонов, у Т-10 и Су-27 общее только колёса, остальное изменено.

Машина оснащена двухконтурными турбореактивными двигателями АЛ-31Ф, имеющими повышенную мощность на форсаже и бесфорсажном режиме. Улучшенные газодинамические характеристики турбокомпрессора и особая конструкция воздухозаборников повысили надёжность и устойчивость работы двигателей в режимах глубокого помпажа на сверхзвуке и в условиях прямого, перевёрнутого и плоского штопора.

Самолёт Су 27 схемаСамолёт Су 27 схема

Топливная система рассчитана на большой запас горючего, она включает четыре бака: передний фюзеляжный – 4020 л, бак центроплана – 5330 л, два крыльевых отсека – 1270 л, бак в хвосте – 1350 л.

Кабина лётчика оснащена катапультным креслом К-35ДМ. На Су-34 и на Су-27КУБ пилоты размещены по схеме «бок о бок», на остальных двухместных вариантах они расположены тандемом.

Установка на самолёте лазерного дальномера и теплопеленгатора дают возможность пилоту искать и обнаруживать противника в скрытом режиме, не включая бортовую РЛС и не демаскируя своё положение. Эти системы разрешают обнаружить цель спереди на удалении 30 км, в задней полусфере – 15 км.

На большой дальности поражение самолёта противника обеспечивает РЛС Н001 и высокие характеристики оптико-электронной прицельной системы. Основным средством ведения воздушного боя Су-27 стали управляемые ракеты «воздух-воздух» Р-73 и Р-27 средней и малой дальности. Позднее появилась на вооружении Су-27 ракеты средней дальности Р-77 (РВВ-АЕ).

Лётно-технические характеристики и вооружение самолёта Су 27

  • Длина самолёта (со штангой ПВД) – 21,94 м.
  • Высота самолёта – 5,93 м.
  • Размах крыла – 14,7 м.
  • Площадь крыла – 62,94 м2.
  • Двигатели – АЛ-31Ф.
  • Тяга на форсаже – 2 х 122,59 Кн.
  • Тяга на бесфорсажном режиме – 2 х 74,53 Кн.
  • Вес пустого самолёта – 16400 кг.
  • Максимальный взлётный вес – 28 т.
  • Максимальный вес топлива – 9400 кг.
  • Нормальный вес топлива – 5270 кг.
  • Скорость у земли – 1400 км/час.
  • Скорость на высоте – 2500 км/час.
  • Практический потолок – 18500 м.
  • Дальность полёта – 3680 км.
  • Боевой радиус на малой высоте – 420 км.
  • Боевой радиус на средней высоте – 1090 км.
  • Вооружение — 4 УР «воздух-воздух» Р-73, 6 УР Р-27.

Интересные факты о истребителе Су 27

Для изготовления Су-27 не использовались композитные материалы, зато 30 процентов планера и консолей изготовлены из титана.

"Русские витязи" истребитель Су 27«Русские витязи» истребитель Су 27

Корневые наплывы крыла Су-27 похожи на стрелы и нужны для повышения аэродинамических характеристик.

Фигура высшего пилотажа «кобра», которую исполнил Су-27 на авиационном шоу во Франции, вызвала всеобщее восхищение и зависть конкурентов.

В США два Су-27 принадлежат частным лицам.

Российская промышленность выпустила 20 модификаций Су-27, из них и более поздние известные как Су-33, Су-34, Су-35 и отдельно четыре украинских модификации.

Видео: знаменитая «Кобра» Пугачева на Су 27.

https://www.youtube.com/watch?v=VZfIwrh3Ilg

The following two tabs change content below.

Рекомендуем к просмотру

comments powered by HyperComments

aviarf.ru

Истребитель‑перехватчик Су‑27: летно-технические характеристики - РИА Новости, 28.06.2012

12:0028.06.2012

(обновлено: 14:10 21.05.2016)

365920

Су-27 (по кодификации НАТО: Flanker — "Удар во фланг") — советский/российский многоцелевой высокоманевренный всепогодный истребитель-перехватчик.

Работы по проектированию истребителя 4 поколения, известного впоследствии как Су-27, начались в ОКБ Павла Сухого (ныне ОАО "Компания "Сухой") в конце 1969 года. Главный конструктор Су-27 — Михаил Симонов. Новый самолет должен был стать достойным ответом на создание в США истребителя F-15, разрабатывавшегося по программе FX с 1966 года, основным предназначением отечественного истребителя, как и его заокеанского аналога, было объявлено "завоевание господства в воздухе".

Первый полет Су-27 совершил 20 мая 1977 года. Серийное производство было развернуто на авиазаводе им. Ю.А.Гагарина в Комсомольске-на-Амуре в 1982 году. Государственные совместные испытания Су-27 завершились в декабре 1983 года. Испытания Су-27 по различным программам продолжались еще несколько лет. На вооружение Су-27 принят постановлением правительства от 23 августа 1990 года, только после того, как были устранены все основные недостатки, выявленные в испытаниях. К этому времени Су-27 уже 5 лет находились в эксплуатации.

Впервые продемонстрирован публике в июне 1989 года на авиасалоне в Ле-Бурже (Франция).

Самолет выполнен по нормальной балансировочной схеме, имеет интегральную аэродинамическую компоновку с плавным сопряжением крыла и фюзеляжа, образующих единый несущий корпус. Конструкция цельнометаллическая с широким применением титановых сплавов. Фюзеляж типа полумонокок с круговым поперечным сечением. Носовая часть отклонена вниз.

Крыло самолета имеет переменную стреловидность по передней кромке. Мотогондолы двигателей, расположенные в хвостовой части, являются продолжением воздухозаборников. Двухкилевое вертикальное оперение установленно в хвостовой части фюзеляжа на мотогондолах двигателей. Шасси — нормальной схемы, с передней и двумя основными опорами. Силовая установка самолета состоит из двух двухконтурных турбореактивных двигателей с форсажными камерами АЛ-31Ф.

Летчик располагается на катапультируемом кресле К-36ДМ, обеспечивающем аварийное покидание самолета во всем диапазоне высот и скоростей полета.

Самолеты могут быть использованы для перехвата воздушных целей в большом диапазоне высот и скоростей полета, в том числе на фоне земли, и ведения маневренного воздушного боя в любых метеоусловиях днем и ночью. Для успешного выполнения боевых задач на борту установлено современное прицельно-навигационное оборудование.

На основе Су-27 разработано большое количество модификаций: учебно-боевой Су-27УБ, палубный истребитель Су-33 и его учебно-боевая модификация Су-33УБ, многоцелевые истребители Су-30, Су-35 и Су-37, а также фронтовой бомбардировщик Су-34 и другие.

На текущий момент Су-27 является одним из основных самолетов ВВС России, состоит на вооружении в странах СНГ, Индии, Китае и других странах.

Самая громкая катастрофа Су-27 последних лет связана с пилотажной группой "Русские витязи". В августе 2009 года на тренировке перед открытием авиасалона "МАКС" машина командира группы полковника Игоря Ткаченко рухнула на дачи около аэродрома в Жуковском. Летчик погиб, а позже в больнице умерла попавшая под обломки его машины женщина.

Технические характеристики

Экипаж — 1 человек (в учебно-боевой модификации — 2 человека)

Скорость максимальная, на высоте — 2430 км/ч

Скорость максимальная у земли — 1400  км/ч

Практический потолок — 18000 м

Дальность полета у земли — 1380 км

Дальность полета максимальная — 3250 км

Боевой радиус — 1200 км

Масса нормальная — 22220 кг

Масса максимальная — 28000 кг

Масса пустого самолета — 16000 кг

Максимальная масса боевой нагрузки — 6000 кг

Полный запас топлива — 12000 л

Посадочная скорость — 225-240 км/ч

Длина разбега — 500-700 м

Длина самолета — 21,934 м

Высота самолета — 5,93 м

Размах крыла — 14,70 м

Бортовая радиолокационная станция (РЛС):

— Дальность обнаружения цели — 90 км

— Дальность захвата цели — 70 км

Вооружение

Автоматическая одноствольная пушка ГШ-30-1 — 1:

— Калибр — 30 мм

— Скорострельность — 1500 выстрелов/мин

— Боезапас — 150 снарядов

Количество внешних узлов подвески — 10

— управляемые ракеты (УР) класса "воздух-воздух" (средней дальности) Р-27Р, Р-27Т, Р-27ЭР или Р-27ЭТ — 6

— УР "воздух-воздух" (малой дальности) Р-73 — 4

— авиабомбы АБ-100/АБ-150/АБ-500 — 20/16/8

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Су-27: фото Су-27. Самолёт истребитель Су-27: фотографии и описание.

Су-27 — был разработан в СССР, как истребитель, перед которым ставили задачу завоевания превосходства в воздухе над аналогичными машинами блока НАТО.

На фото Су-27 в полёте.

Су-27

Разработка истребителя Су-27 велась в СССР с целью получить превосходство над американским истребителем F-15. В США работы по разработке F-15 велись очень активно, первый полёт состоялся в 1972 года, а к 1974 году американцы существенно продвинулись в этом вопросе. К этому времени стало ясно, что именно на F-15, как на основного конкурента, придётся ориентироваться при разработке советского истребителя.

Су-27

Су-27

Первый полёт прототипа истребителя Су-27 состоялся в 1977 году, а в 1985 году началась эксплуатация самолёта в воинских частях. На данный момент Су-27 является основным боевым самолётом ВКС России, его модификации стоят на вооружении многих стран (Китай, Индия, Украина, Малайзия и др).

Су-27

Су-27 — всепогодный истребитель, по своим характеристикам он соответствует истребителю четвёртого класса.

Су-27

Су-27

Су-27 стал базовым самолётом для целого ряда модификаций, разработанных на его основе. Так были разработаны: самолёт для частей ПВО Су-27П (перехватчик) вооружённый только оружием краса «воздух-воздух», палубный истребитель Су-33, фронтовой бомбардировщик Су-34, многоцелевые истребители Су-27М, Су-30, Су-35 (коммерческий вариант Су-27), учебно-боевые самолёты Су-27УБ, Су-33УБ.

Су-27

Су-27

По состоянию на 2013 год на вооружении армии России состоит 261 истребитель Су-27. Многие машины были модернизированы до уровня Су-27СМ.

Су-27

Су -27 является тяжёлым истребителем, аналогом его является американский F-15. Его не стоит сравнивать с лёгкими истребителями, к которым относится, например, МиГ-29 и F-16. Тяжёлые истребители имеют мощное вооружение и совершенное бортовое оборудование, их взлётная масса от 17 до 20 тонн. Лёгкие истребители весят до 10 тонн, являются гораздо более дешёвыми, они оснащены менее сложным бортовым оборудованием, вооружены только ракетами малой дальности и пушкой. Но их преимущество заключается в высокой манёвренности.

Су-27

На втором месте после России идёт Китай. Он закупил 60 самолётов Су-27СК и 16 учебно-боевых модификаций Су-27УБК. Кроме этого в Китае начато собственное производство лицензионных и не очень копий. Первоначально контракт был подписан на 200 истребителей, и после строительства этих машин планировалось заключить ещё один контракт на производство новой партии. Но по завершению сборки 100 истребителей китайцы не стали продлевать контракт, а начали самостоятельную сборку копии самолёта под индексом J-11.

Су-27 Китая: J-11B

Су-27 Китая: J-11

Су-27 Китая: J-11

После выхода из состава СССР Украина получила около 70 самолётов Су-27 и Су-27УБ. Небольшая часть из них была продана, не больше пяти самолётов, часть эксплуатируется в армии, около 20 машин, а остальные находятся на хранении. На сегодня точное число самолётов Су-27 в армии Украины неизвестно.

Су-27 Украины

Также Казахстан получил 52 истребителя в наследство от СССР. Казахстан проводит модернизацию своих самолётов до модификаций Су-27БМ2 и Су-27УБМ2.

Су-27 Казахстана

В США 2 самолёта Су-27 находятся в частном пользовании. Эти борты были куплены у Украины.

В настоящее время на смену Су-27 разрабатывается истредитель пятого поколения ПАК ФА, он же Су-57.

komotoz.ru

Истребитель Су-27: дважды рожденный | Армейский вестник

3 марта 1971 года КБ Павла Сухого получило задание на разработку самолета, которому суждено было стать легендой мировой авиации

«Если эта птичка встретится мне в бою, я вынужден буду катапультироваться», — таким кратким и емким резюме сопроводил свое впечатление от демонстрации возможностей тяжелого фронтового истребителя Су-27 американский боевой летчик. Дело было в 1989 году на авиасалоне в Ле Бурже, где уникальный советский самолет впервые открыто демонстрировался всем желающим. И впервые демонстрировал свои возможности потенциальному противнику — США. Стране, работы которой в области создания истребителя четвертого поколения когда-то создали условия и для появления самого «двадцать седьмого».

Истребители Су-27 пилотажной группы «Русские витязи» в полете.

Впрочем, так уж откровенно расписываться в слепом следовании отечественной авиапромышленности в кильватере американской не стоит. Да, работы по программе FX — Fighter Experimental, то есть «Экспериментальный истребитель» развернулись в марте 1966 года. Но лишь три года спустя, с учетом неприятных для Америки уроков Вьетнамской войны, военные уточнили свои требования к будущему истребителю F-15. А к этому времени ОКБ Павла Сухого, носившее «гражданское» название Машиностроительный завод «Кулон», уже вело в инициативном порядке — то есть без всякого указания свыше, на свой страх и риск, опираясь на собственное представление о будущем фронтовой авиации — работы по проектированию нового истребителя. Но формально работы по его созданию начались только 3 марта 1971 года.

Именно в этот день состоялось заседание Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР, по итогам которого был принят первый официальный документ в истории Су-27. Это было решение о проведении конкурса по ПФИ — перспективному фронтовому истребителю. В нем, в частности, говорилось, что задачей конструкторских КБ, привлекаемых к конкурсу, является разработка «аванпроекта перспективного самолета-истребителя, предназначенного для обеспечения господства в воздухе при вооружении вероятного противника проектируемыми в настоящее время истребителями и уничтожения пилотируемых и беспилотных СВН (средств воздушного нападения. — Прим. авт.), а также обеспечения боевых действий других родов авиации во фронтовых условиях».

Один против всех

Из этого, может быть, не совсем понятного для невоенного человека текста следует, что новый истребитель должен был стать основой не только авиации Военно-воздушных сил СССР, но и авиации ПВО. А значит, он должен быть универсальным, отвечать широкому списку требований и уметь вести как маневренный воздушный бой над линией фронта, так и буквально догонять нарушителей воздушного пространства страны.

За год до принятия решения ВПК Совмина главком советских ПВО маршал Советского Союза Павел Батицкий писал, что с учетом близости «основных тактико-технических данных истребителя-перехватчика к предлагаемым ВВС данным нового фронтового истребителя, считаю необходимым провести одновременное аванпроектирование 2-х модификаций перспективного истребителя: фронтового истребителя ВВС и истребителя-перехватчика ПВО. Предлагаемый истребитель-перехватчик ПВО должен заменить самолет Су-15 и обеспечить возможность уничтожения воздушных целей в диапазоне высот от 10 м до 25 км, включая ведение эффективного маневренного воздушного боя с самолетами F-15 и F-14».

Су-27 на взлете.

И с этим предложением согласились, пусть и не сразу, все. В итоге в тактико-техническом задании для будущего ПФИ обозначили такие основные воздушные цели, с которыми он должен был вести борьбу: самолеты F-15, «Mirage-F.1», MRCA, F-4, F-111, F-14; стратегические бомбардировщики типа FB-111, В-1 и разведчики типа SR-71; крылатые ракеты «воздух-земля» типа Hound Dog, Blue Steel, SCAM и беспилотные тактические летательные аппараты; самолеты и вертолеты военно-транспортной авиации.

Кроме того, по замыслу военных, в число основных боевых задач ПФИ входило, в частности, уничтожение истребителей противника в ближнем воздушном бою с применением управляемых ракет и пушки, перехват воздушных целей на большой дальности при наведении с земли или и ведение воздушного боя на средних дистанциях с применением управляемых ракет, прикрытие войск и объектов производственной инфраструктуры от нападения с воздуха, противодействие средствам воздушной разведки противника, сопровождение самолетов дальней и разведывательной авиации и защита их от истребителей противника, ведение воздушной разведки и уничтожение малоразмерных наземных целей в условиях визуальной видимости с применением бомб, неуправляемых ракет и пушек. Причем воздушные цели ПФИ должен был уничтожать на средних и малых дистанциях, в свободном пространстве и на фоне земли, днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях, при использовании противником активных и пассивных помех.

Проще говоря, будущему перспективному фронтовому истребителю предстояло бороться чуть ли не со всей основной авиацией противника, которая уже стояла на вооружении или готовилась к постановке! Преувеличение, конечно, но не слишком существенное. А вот что точно не будет преувеличением, так это утверждение, что самолету, которым в конце концов стал Су-27, полагалось уметь вести бой на любой высоте. Максимальная высота полета ПФИ определялась в задании на уровне 21-22 километров — очевидно, для того, чтобы он мог перехватывать самолеты-разведчики типа «Черной птицы» SR-71. Минимальная, понятное дело, не задавалась, но представить ее не составляет труда. К концу 1960-х в Советском Союзе со всей очевидностью понимали, основываясь на опыт войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке, что ударная авиация потенциального противника переходит к тактике действий на малых и предельно малых высотах, которые позволяют ей «спрятаться» от радилокаторов и наводимых ими перехватчиков.

На 10% лучше F-15

Вот и выходило, что советским авиаконструкторам предстояло создать самолет, которого еще никогда не было в нашей стране. И разработки американцев, создававших F-15 и F-14, в этом не сильно помогали, хотя разведка и поставляла регулярно все материалы по ним, которые ей удавалось добыть. На них можно было опираться, от них можно было отталкиваться, но принимать их за основу, как в первые послевоенные годы делали в Советском Союзе, уже не получалось.

Впрочем, и необходимости особой не было: отечественная авиапромышленность уже доказала свою самостоятельность и состоятельность. Не случайно именно опыт Вьетнамской войны, где менее тяговооруженные, а то и вовсе дозвуковые истребители советского производства составляли уверенную конкуренцию американским «Фантомам», заставил военных США задуматься о создании нового маневренного самолета. Значит, теперь авиаконструкторам КБ Яковлева, Микояна и Сухого предстояло всего лишь еще раз совершить чудо — опять обогнать заклятых друзей.

Первый летный экземпляр Су-27 — самолет Т-10-7 — на аэродроме ЛИИ им. Громова.

Причем военные, как люди практические, очень хорошо понимали, как именно нужно сформулировать задачу, чтобы получить от авиаконструкторов нужный результат. И поэтому не стали выдвигать расплывчатых или невыполнимых требований, а поступили гораздо проще. Как позднее вспоминал один из создателей Су-27 Олег Самойлович, в то время — заместитель начальника бригады общих видов ОКБ Сухого, требования к перспективному фронтовому истребителю военные «составили путем простого пересчета требований к F-15 на улучшение в среднем на 10%. Например, если дальность полета на высоте с внутренним запасом топлива (без подвесных баков) для F-15 составляла 2300 км, то от ТПФИ требовалась дальность 2500 км. Или, к примеру, время разгона с 600 до 1300 км/ч для F-15 было не более 20 секунд, нам задавалось — 17 или 18».

Но использовать чужой самолет как точку отсчета, чтобы создать свой, более мощный и быстрый — это, согласитесь, далеко не то же самое, что создать первый «атомный» бомбардировщик Ту-4, переведя в метрическую систему из дюймовой чертежи американского В-29 и заменив двигатели, вооружение и радиооборудование. И то сказать: при создании Ту-4 все упиралось в катастрофическую нехватку времени, ради чего и пришлось пойти на такое унизительное копирование. А тут времени хватало — и можно было потратить его чуть больше, но и получить самолет получше.

Самолет небывалой компоновки

Из воспоминаний Олега Самойловича: «Вначале Павел Сухой хотел отказаться от участия в конкурсе, мотивируя это тем, что наше отставание в радиоэлектронике не позволит нам создать относительно легкий самолет. Упорство Павла Сухого продолжалось несколько месяцев, пока ему не «выкрутили руки», и он дал команду на начало работ. Таким образом, к тому моменту, когда в начале 1971 года Павел Осипович Сухой дал указание приступить к разработке, мы были уже отчасти готовы. В выходные (чтобы никто не мешал) на работу вышли три человека: Владимир Антонов, Валерий Николаенко и я. Так появилась на свет первая компоновка самолета Т-10 — будущего Су-27. При этом под влиянием самолета Т-4МС вся поверхность новой машины выполнялась набором деформированных аэродинамических профилей, а потом на нее надстраивалась головная часть фюзеляжа и подвешивались мотогондолы. Такая компоновка получила название «интегральной».

Макеты Су-27 интегральной (вверху) и традиционной (внизу) компоновки.

Именно эта интегральная компоновка в конечном счете и обеспечила Су-27 существенное превосходство над всеми самолетами-ровесниками. Поскольку только она позволяет уверенно держаться в воздухе самолету, которому приходится выполнять самые разные, порой противоречивые задачи: летать на сверхмалых и сверхвысоких высотах, носиться на сверхзвуковых скоростях и в то же время уметь маневрировать на невысоких дозвуковых и оставаться управляемым на сверхмалых, да еще и быть малозаметным для локаторов. Теперь понятно, что имел в виду американский пилот, говоря о «птичке», которая заставит его катапультироваться. Он как в воду смотрел. Однако до той знаменитой демонстрации Су-27 оставалось еще почти восемнадцать лет — и множество событий.

А в тот момент, по признанию Олега Самойловича, конструкторов, сделавших ставку на интегральную схему компоновки, не оставляли сомнения, не упустили ли они еще какой-нибудь более выгодный вариант: «В процессе проектирования мы имели достаточно подробную информацию из открытой зарубежной печати о компоновочных схемах, разрабатывавшихся в США по программе YF-15. Откровенно говоря, мне нравилась компоновочная схема фирмы «Нортроп», которая была похожа на нашу, и я опасался, что конкурс выиграет именно этот их проект. И когда было объявлено, что конкурс выиграла фирма «Мак Доннелл», я облегченно вздохнул.

Надо сказать, у нас к тому времени была разработана компоновка по типу «Мак Доннелл» F-15 и проведены продувки модели в ЦАГИ. Поэтому я приобрел уверенность, что F-15 никогда не догонит Су-27 по своим летно-техническим характеристикам. Не исключалось, правда, что в открытой печати нам подсовывали дезинформацию. Когда же в начале 1972 г. самолет F-15 продемонстрировали журналистам и появились его фотографии и общие виды, я полностью успокоился. Кстати, в то время к Павлу Сухому приехал начальник ЦАГИ Георгий Петрович Свищев и, входя в кабинет, произнес знаменательные слова: «Павел Осипович! Наше отставание превратилось в наше преимущество. Самолет взлетел, и мы знаем, какой он есть». Если говорить о фирме «Мак Доннелл», то мне кажется, что при создании F-15 она находилась под влиянием компоновки самолета МиГ-25».

Как из одного ПФИ сделали Су-27 и МиГ-29

«Компоновка по типу «Мак Доннелл» F-15», о которой упоминает Олег Самойлович, действительно существовала, но от нее в конечном итоге ОКБ Сухого отказалось — и как показало будущее, совершенно справедливо. А в тот момент на первый план вышла борьба за снижение веса: самолет категорически не хотел вписываться в строго отведенные военными параметры.

Строевой Су-27 в полете.

Зато в них неплохо вписывался будущий МиГ-29, который разрабатывало ОКБ Микояна. Правда, первый вариант компоновки «микояновского» истребителя, как вспоминает Олег Самойлович, был скорее похож на МиГ-25, а значит, и на F-15, но уже на втором объединенном заседании представителей всех трех КБ, где они представляли свои проекты, схема МиГ-29 уже стала интегральной. А когда из конкурса за очевидным непопаданием в условия разработки выбыло ОКБ Яковлева, стало понятно, что между двумя бюро может развернуться нешуточная война.

К чести «микояновцев» надо отметить, что именно они, понимая, что ни их самолет, ни проект «суховцев» полностью не отвечают единому техзаданию, а стремление дожать разработки приведет к неизбежной нервотрепке и перегрузкам, выступили с оригинальной идеей. Они предложили разделить единую тему по ПФИ на две. Одной — тяжелым перспективным фронтовым истребителем, основным соперником F-15, предлагалось заняться ОКБ Сухого, по второй — легким перспективным фронтовым истребителем, основным соперником флотского и более легкого F-14, должно было работать ОКБ Микояна. Как вспоминает Олег Самойлович, «в ГосНИИАС (Государственном НИИ авиационных систем. — Прим. авт.) и 30 ЦНИИ АКТ (30-й Центральный НИИ авиационной и космической техники Минобороны СССР. — Прим. авт.) было организовано математическое моделирование с целью определить целесообразность создания смешанного парка самолетов.

Расчеты, проводившиеся из условия соотношения стоимостей Су-27 к МиГ-29 не менее 2:1, показали, что смешанный парк является наиболее оптимальным при условии, что он должен состоять из 1/3 Су-27 и 2/3 МиГ-29». Надо сказать, это решение позднее было воплощено в реальности, и до начала 1990-х такое соотношение довольно строго выдерживалось.

«Самолет изменяемой компоновки»

После того, как стало понятно, что бороться с конкурентами из ОКБ Микояна за получение крупного заказа не придется, ОКБ Сухого в значительно более спокойной, а значит, плодотворной обстановке приступило к доведению своего проекта тяжелого ПФИ до реализации. Было это во второй половине 1972 года. А совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР о начале опытно-конструкторских работ вышло только 26 июня 1974 года. К этому времени, по сути, «суховцы» проделали основную часть работы по выбору аэродинамической компоновки самолета и выработке важнейших решений по его конструированию. Но сказать, что все сомнения к тому моменту были разрешены, нельзя. Недаром у сотрудников ОКБ Сухого будущий Су-27 получил неофициальное прозвище «самолета изменяемой компоновки».

Например, открытым оставался вопрос о появлении в компоновочной схеме самолета такого нового для всех элемента, как хвостовые балки, к которым крепилось цельноповоротное горизонтальное оперение. Такое решение многим казалось излишним, и осенью того же 1974 года появился вариант с привычным и, как представлялось, более простым решением: заменой балок на обтекатели. Его приняли в качестве основного, началась работа по подготовке рабочей конструкторской документации по самолету, чертежники приступили к работе… Внезапно в конце сентября уже следующего, 1975 года, аэродинамические испытания показали, что этот вариант значительно хуже прежнего, с балками — и все вернулось к первоначальному проекту.

Первый летный экземпляр Су-27, пилотируемый летчиком-испытателем Владимиром Ильюшиным, совершает посадку (съемка с самолета сопровождения). 

В итоге только к июню 1976 года ОКБ Сухого (которым, увы, уже не руководил его создатель — Павел Осипович Сухой, скончавшийся 15 сентября предыдущего года) приступило к рабочему проектирование двух первых опытных летных экземпляров Су-27. Они получили индексы Т-10-1 и Т-10-2, поскольку конструкторский шифр темы в КБ у тяжелого ПФА был Т-10. К этому времени уже полгода как действовало принятое 19 января 1976 года совместное постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР о создании Су-27 как «Единого для ВВС и авиации ПВО истребителя, предназначенного для завоевания господства в воздухе».

Этот документ, который, по советской традиции, окончательно открывал дорогу созданию и принятию на вооружение новых образцов военной техники, предусматривал изготовление в течение 1977-1980 годов пяти опытных образцов самолета (в том числе одного для статических испытаний) силами ОКБ Сухого вместе с серийным заводом и выпуск установочной партии новых истребителей в количестве 13 единиц, один из которых передавался для ресурсных испытаний на прочность. После этого в том же 1980 году, согласно постановлению, должны были начаться Государственные совместные испытания нового самолета.

Второе рождение легенды

О том, что произошло после этого постановления, лучше всего рассказал в своих воспоминаниях главный конструктор Су-27 Михаил Симонов, который позднее, с 1983-го и до самой своей смерти в 2011 году руководил и всем КБ. Вот что он писал: «Летные испытания Су-27 начались в мае 1977-го. Параллельно с ними велось моделирование боевой работы истребителя Су-27 в ГосНИИАС. Оценка боевой эффективности проводилась при участии летчиков-экспериментаторов на полнонатурном пилотируемом стенде. Результаты получили хорошие, и все, казалось, совершенно нормальным. Сравнение воздушного боя на дальних и близких дистанциях истребителей F-15 и Су-27 показывало превосходство нашего самолета почти на 35%. В одних ситуациях мы были равны с F-15, в других — превосходили его.

Несмотря на столь лестное заключение, у конструкторов «ОКБ Сухого» возникли сомнения в тактике применения Су-27 в будущих возможных вооруженных конфликтах, вероятным противником в которых мог быть только что принятый на вооружение ВВС США истребитель F-15. Были у американцев в то время и истребители F-14 с мощными радиолокационным комплексом и ракетами, F-18 и легкий истребитель F-16. Такой смешанный парк мог действовать весьма эффективно. Я, как главный конструктор Су-27, вместе с сотрудниками научно-исследовательских и военных институтов обстоятельно проанализировал все материалы, опубликованные по F-15 и пришел к выводу, что модель F-15 хуже реального истребителя. Уточненные данные F-15 снова ввели в модель воздушного боя. Результат получился обескураживающий: если в исследовании боев с первой моделью F-15 наш самолет превосходил его на 35%, то теперь он настолько же уступал. А это значит, что еще на стадии проекта мы проигрывали вероятному противнику».

Первый летный экземпляр Су-27 после посадки.

Именно этот момент и стал переломным в судьбе Су-27 и является фактически вторым днем рождения самолета — такого, каким мы знаем его сегодня и каким его увидели военные летчики всего мира в далеком 1989-м. Продолжает Михаил Симонов: «Неоднократно проанализировав конструкцию будущего Су-27, специалисты четко представили, каким вооружением, какой маневренностью, скоростью, дальностью, потолком и прочими данными должен обладать наш самолет, чтобы выполнять поставленные перед ним задачи, достойно противостоять и превосходить F-15. Так родилась программа значительного увеличения боевой эффективности истребителя, а для этого требовалось кардинально изменить всю концепцию Т-10. Разработанная программа включала 20 пунктов, среди которых изменение компоновки машины».

Среди этих пунктов был, например, такой: требовалось перепроектировать двигатель, перенеся коробки самолетных и двигательных агрегатов на верхнюю его часть. Когда самолетчики вышли с этим предложением на академика Архипа Люльку, его реакция, как пишет Михаил Симонов, «была настолько энергичной, что в пределах литературных выражений изложить ее трудно. Но требования самолетчиков были обязательны. Люлька, мобилизовав всю энергию и весь свой талант, модифицировал двигатель, удовлетворив наши требования».

В итоге на свет родился совершенно новый самолет, который, конечно, имел тот же индекс Т-10, но по сути представлял собой абсолютно иную машину. Главный конструктора Су-27 говорит об этом так: «Все 20 пунктов программы были выполнены, проект переработали полностью. Должный уровень боевой эффективности получен. От старой машины осталось немного или почти ничего: шины колес основных стоек шасси и катапультное кресло К-36. Новый самолет получил название Т-10С, т. е. серийный. Весь самолет спроектировали заново, на новых уровнях понимания, технологии и боевой эффективности. Самолет стал новым, но название его оставили старым — Су-27.

Истребитель Су-27.

Трудное решение о переделке всего самолета полностью себя оправдало и обеспечило те отличные характеристики, о которых так много говорят и у нас и за границей. И задают вопросы: «Почему Су-27 намного превосходит другие машины». Ответ очень простой. Мы ставили задачу создать самолет, превосходящий по боевой эффективности любой другой истребитель, стоявший на вооружении ВВС в то время — самолет завоевания господства в воздухе. Чтобы соответствовать этому требованию, необходимо было самолет переделать, получив на это разрешение МАП.

Реакция заместителя министра была такая: «Да, ребята, с вами не соскучишься» (есть, правда, легенда, согласно которой реакция была гораздо более жесткой, а фраза звучала так: «Хорошо, что сегодня не 1937 год». — Прим. авт.). Мы говорим ему: «У нас все основано на данных расчетов и математического полунатурного моделирования.» Замминистра мужественно поддержал нас. Он только спросил у меня: «Ты уверен, что нет другого пути?» «Конечно, уверен, хотя есть и другой. Можно наклепать, выпустить серийно сотни и тысячи посредственных истребителей и, если войны не будет, об их посредственности никто не узнает».

Плата за уникальность

За этим разговором и этим решительным высказыванием главного конструктора Су-27 последовала целая череда труднейших испытаний, выпавших на долю создателей машины. Поскольку фактическая переделка самолета, по мнению функционеров Министерства авиапромышленности, наверняка означала срыв утвержденных наверху сроков, они сделали все, чтобы заставить Михаила Симонова отказаться от принятого решения. Но, к счастью, безуспешно. Мало-помалу Т-10 в новом варианте довели до первых серийных экземпляров, и весной 1981 года, как вспоминает Олег Самойлович, начались испытания первого экземпляра самолета новой компоновки — Т-10-7.

Первый летный экземпляр Су-27 в авиамузее в Монино.

Испытания нового самолета — это всегда риск, который, увы, зачастую не обходится и без жертв. Потребовал свою долю и Су-27, во время испытаний которого погибли несколько летчиков, в том числе Евгений Соловьев и Александр Комаров, а испытатель Николай Садовников — едва не погиб. Правда, ему довелось на личном опыте проверить и доказать, насколько живучей оказалась новая машина. Вспоминает Михаил Симонов: «При проведении госиспытаний машина Т-10-17 оказалась в очень тяжелых условиях. Летчик-испытатель Николай Садовников на скорости 1000 км/ч и высоте 1000 м в предгрозовой обстановке попал в зону мощной турбулентности. Нагрузки возникли такие, что треть правой консоли разрушилась. Машину резко бросило вверх с сильным правым креном.

Садовников схватился за держку катапультного сиденья, так как характерный удар и резкое изменение траектории, большая скорость и малая высота полета не оставляли других вариантов. Однако «внутренний голос», сказал Садовникову: «Она успокаивается». Хотя машина была в критическом положении, но ее колебания относительно траектории уменьшились. Летчик убрал руки с держек катапультного кресла и, отключив форсаж двигателя, перевел машину в крейсерский режим и осмотрелся. «Так…, левое крыло, киль, стабилизатор — в порядке». Глянул на правое и поразился — оно практически отсутствовало. Пытаясь развернуться в сторону аэродрома он чуть не перевернулся и второй раз схватился за держки. Однако «внутренний голос» упорно повторил: «Успокаивается…».

Взявшись за управление и выбрав правильный режим, летчик привел самолет с одним крылом, посадил на аэродром НИИ ВВС и зарулил на стоянку. Машину поставили в ангар. Начальник института генерал-полковник Леонид Иванович Агурин, придя в ангар, где уже находились специалисты ОКБ, посмотрел на самолет и сказал: «Многое пришлось повидать за свою испытательскую жизнь, но такого не видел никогда. Какая колоссальная боевая живучесть. Выходит, если взрывом ракеты отрубит крыло, то Су-27 придет домой на одном крыле». Юмор бывалого летчика-испытателя в любых ситуациях превосходит его внешнюю серьезность. И он добавил, обращаясь ко мне: «Давайте обрубим и левое крыло ровно на столько же».

Су-27, впервые представленный широкой публике на авиасалоне в Ле Бурже, на аэродроме ЛИИ им. Громова.

А для одного из самых легендарных летчиков-испытателей ОКБ Сухого — генерал-майора Владимира Ильюшина, сына знаменитого авиаконструктора, — Су-27 стал, увы, последней испытанной машиной. 3 сентября 1981 года, облетывая первый серийный экземпляр нового самолета Т-10-7 (он же Т-10С-1), пилот вынужден был впервые в жизни катапультироваться. По воспоминаниям Олега Самойловича, «в одном из вылетов на полигоне Белые Столбы неожиданно для летчика самолет остался без топлива. <…> Кары, обрушившиеся на КБ, не соответствовали тяжести происшедшего: Главный конструктор Артем Колчин (назначен после ухода Михаила Симонова на должность замминистра авиационной промышленности. — Прим. авт.) был снят с работы, а ведущий инженер Рафаил Ярмарков уволен из КБ без права работать на других предприятиях авиапромышленности».

Встреча с заклятым другом

Испытания еще продолжались, когда в 1984 году первые серийные машины с завода в Комсомольске-на-Амуре начали поступать в войска. Годом позже завершились Государственные совместные испытания, а окончательно Су-27 был принят на вооружение ВВС и авиации ПВО Советского Союза постановлением Совета министров СССР от 23 августа 1990 года. К этому времени Су-27 — в специально облегченном варианте П-42 (под этим шифром скрывался один из первых серийных образцов Т-10-15) — успел установить 27 мировых рекордов скорости и скороподъемности. Всего же за Су-27 зафиксировано 41 мировой рекорд, часть из которых является абсолютными.

Рекордный экземпляр Су-27 — самолет П-42 .

Об этом самолете написаны целые книги, которые остаются бестселлерами — так же, как и сам Су-27. И рассказывать о нем можно еще очень долго. Но хочется закончить эту статью очень показательными воспоминаниями Михаила Симонова о том, как его детище все-таки встретилось в боях — к счастью, всего лишь учебных! — со своим главным соперником, американским истребителем F-15:

«По приглашению американских властей два Су-27 участвовали в большом празднике, который продолжался три дня, с 9 утра и до 9 вечера. Непрерывно взлетали и садились самолеты. Наши Су-27 участвовали в высшем пилотаже и все могли сравнить их с истребителями США F-14, F-16, F-15 и F-18. Жара на аэродроме была немилосердная. После полетов в тень под крыло Су-27 к Виктору Пугачеву приходили американские летчики с уважением пожать ему руку, дружески похлопать по спине. Мне доставляло удовольствие видеть, что лица американских пилотов были отнюдь не праздничными. Скорее они были с легкой грустинкой. А говорили они о том, что Су-27 поставил перед ними проблемы: им теперь предстоит пересматривать вопросы маневренности своих истребителей, их возможности в ближнем маневренном бою.»

Самолеты Су-27 (в модификации Су-30) и F-15 в совместном полете.

Летом 1992-го звено Су-27 по договоренности с американской стороной совершило посадку на авиабазе Лэнгли, где базируются лучшие истребители США. После знакомства наши летчики предложили провести учебный воздушный бой. Американцы заколебались. Устраивать дуэль над аэродромом на виду у журналистов, им, видимо, показалось делом рискованным. Вызов был принят с условием, что бой состоится в 200 километрах от берега над Атлантическим океаном. Схему учебного боя выработали достаточно простую. Для начала Су-27 должен удержаться на «хвосте» у F-15. Затем самолетам предстояло поменяться местами.

Американский самолет на полном форсаже попытался оторваться от нашего истребителя, но ему не удалось. На минимальном форсаже Су-27 легко достал «американца». Поменялись местами. Су-27 сразу же ушел от F-15 в развороте с набором высоты. Сделав несколько маневров, он пристроился «америанцу» в хвост. Пилот F-15 потерял наш истребитель из виду. Он беспомощно обратился по радио к летчику самолета-наблюдателя: «Где Флэнкер?» (Flanker, кодовое название Су-27 по классификации НАТО). «Он за тобой», — последовал ответ. Все попытки американского аса оторваться кончились неудачей. Наш летчик надежно держал его в своем прицеле. Прав был американский летчик, когда увидев в 1989-м в Ле Бурже как Виктор Пугачев делает «кобру» на Су-27, сказал: «Если эта птичка встретится мне в бою, я вынужден буду катапультироваться».

/Антон Трофимов, topwar.ru/

army-news.ru

дважды рожденный » Военное обозрение

3 марта 1971 года КБ Павла Сухого получило задание на разработку самолета, которому суждено было стать легендой мировой авиации

«Если эта птичка встретится мне в бою, я вынужден буду катапультироваться», — таким кратким и емким резюме сопроводил свое впечатление от демонстрации возможностей тяжелого фронтового истребителя Су-27 американский боевой летчик. Дело было в 1989 году на авиасалоне в Ле Бурже, где уникальный советский самолет впервые открыто демонстрировался всем желающим. И впервые демонстрировал свои возможности потенциальному противнику — США. Стране, работы которой в области создания истребителя четвертого поколения когда-то создали условия и для появления самого «двадцать седьмого».

Истребители Су-27 пилотажной группы «Русские витязи» в полете. Фото с сайта http://www.tvc.ru

Впрочем, так уж откровенно расписываться в слепом следовании отечественной авиапромышленности в кильватере американской не стоит. Да, работы по программе FX — Fighter Experimental, то есть «Экспериментальный истребитель» развернулись в марте 1966 года. Но лишь три года спустя, с учетом неприятных для Америки уроков Вьетнамской войны, военные уточнили свои требования к будущему истребителю F-15. А к этому времени ОКБ Павла Сухого, носившее «гражданское» название Машиностроительный завод «Кулон», уже вело в инициативном порядке — то есть без всякого указания свыше, на свой страх и риск, опираясь на собственное представление о будущем фронтовой авиации — работы по проектированию нового истребителя. Но формально работы по его созданию начались только 3 марта 1971 года.

Именно в этот день состоялось заседание Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР, по итогам которого был принят первый официальный документ в истории Су-27. Это было решение о проведении конкурса по ПФИ — перспективному фронтовому истребителю. В нем, в частности, говорилось, что задачей конструкторских КБ, привлекаемых к конкурсу, является разработка «аванпроекта перспективного самолета-истребителя, предназначенного для обеспечения господства в воздухе при вооружении вероятного противника проектируемыми в настоящее время истребителями и уничтожения пилотируемых и беспилотных СВН (средств воздушного нападения. — Прим. авт.), а также обеспечения боевых действий других родов авиации во фронтовых условиях».

Один против всех

Из этого, может быть, не совсем понятного для невоенного человека текста следует, что новый истребитель должен был стать основой не только авиации Военно-воздушных сил СССР, но и авиации ПВО. А значит, он должен быть универсальным, отвечать широкому списку требований и уметь вести как маневренный воздушный бой над линией фронта, так и буквально догонять нарушителей воздушного пространства страны. За год до принятия решения ВПК Совмина главком советских ПВО маршал Советского Союза Павел Батицкий писал, что с учетом близости «основных тактико-технических данных истребителя-перехватчика к предлагаемым ВВС данным нового фронтового истребителя, считаю необходимым провести одновременное аванпроектирование 2-х модификаций перспективного истребителя: фронтового истребителя ВВС и истребителя-перехватчика ПВО. Предлагаемый истребитель-перехватчик ПВО должен заменить самолет Су-15 и обеспечить возможность уничтожения воздушных целей в диапазоне высот от 10 м до 25 км, включая ведение эффективного маневренного воздушного боя с самолетами F-15 и F-14».

Су-27 на взлете. Фото с сайта http://www.modernarmy.ru

И с этим предложением согласились, пусть и не сразу, все. В итоге в тактико-техническом задании для будущего ПФИ обозначили такие основные воздушные цели, с которыми он должен был вести борьбу: самолеты F-15, «Mirage-F.1», MRCA, F-4, F-111, F-14; стратегические бомбардировщики типа FB-111, В-1 и разведчики типа SR-71; крылатые ракеты «воздух-земля» типа Hound Dog, Blue Steel, SCAM и беспилотные тактические летательные аппараты; самолеты и вертолеты военно-транспортной авиации.

Кроме того, по замыслу военных, в число основных боевых задач ПФИ входило, в частности, уничтожение истребителей противника в ближнем воздушном бою с применением управляемых ракет и пушки, перехват воздушных целей на большой дальности при наведении с земли или и ведение воздушного боя на средних дистанциях с применением управляемых ракет, прикрытие войск и объектов производственной инфраструктуры от нападения с воздуха, противодействие средствам воздушной разведки противника, сопровождение самолетов дальней и разведывательной авиации и защита их от истребителей противника, ведение воздушной разведки и уничтожение малоразмерных наземных целей в условиях визуальной видимости с применением бомб, неуправляемых ракет и пушек. Причем воздушные цели ПФИ должен был уничтожать на средних и малых дистанциях, в свободном пространстве и на фоне земли, днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях, при использовании противником активных и пассивных помех.

Проще говоря, будущему перспективному фронтовому истребителю предстояло бороться чуть ли не со всей основной авиацией противника, которая уже стояла на вооружении или готовилась к постановке! Преувеличение, конечно, но не слишком существенное. А вот что точно не будет преувеличением, так это утверждение, что самолету, которым в конце концов стал Су-27, полагалось уметь вести бой на любой высоте. Максимальная высота полета ПФИ определялась в задании на уровне 21-22 километров — очевидно, для того, чтобы он мог перехватывать самолеты-разведчики типа «Черной птицы» SR-71. Минимальная, понятное дело, не задавалась, но представить ее не составляет труда. К концу 1960-х в Советском Союзе со всей очевидностью понимали, основываясь на опыт войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке, что ударная авиация потенциального противника переходит к тактике действий на малых и предельно малых высотах, которые позволяют ей «спрятаться» от радилокаторов и наводимых ими перехватчиков.

На 10% лучше F-15

Первый летный экземпляр Су-27 - самолет Т-10-7 - на аэродроме ЛИИ им. Громова. Фото с сайта http://www.airwar.ru

Вот и выходило, что советским авиаконструкторам предстояло создать самолет, которого еще никогда не было в нашей стране. И разработки американцев, создававших F-15 и F-14, в этом не сильно помогали, хотя разведка и поставляла регулярно все материалы по ним, которые ей удавалось добыть. На них можно было опираться, от них можно было отталкиваться, но принимать их за основу, как в первые послевоенные годы делали в Советском Союзе, уже не получалось.Впрочем, и необходимости особой не было: отечественная авиапромышленность уже доказала свою самостоятельность и состоятельность. Не случайно именно опыт Вьетнамской войны, где менее тяговооруженные, а то и вовсе дозвуковые истребители советского производства составляли уверенную конкуренцию американским «Фантомам», заставил военных США задуматься о создании нового маневренного самолета. Значит, теперь авиаконструкторам КБ Яковлева, Микояна и Сухого предстояло всего лишь еще раз совершить чудо — опять обогнать заклятых друзей.

Причем военные, как люди практические, очень хорошо понимали, как именно нужно сформулировать задачу, чтобы получить от авиаконструкторов нужный результат. И поэтому не стали выдвигать расплывчатых или невыполнимых требований, а поступили гораздо проще. Как позднее вспоминал один из создателей Су-27 Олег Самойлович, в то время — заместитель начальника бригады общих видов ОКБ Сухого, требования к перспективному фронтовому истребителю военные «составили путем простого пересчета требований к F-15 на улучшение в среднем на 10%. Например, если дальность полета на высоте с внутренним запасом топлива (без подвесных баков) для F-15 составляла 2300 км, то от ТПФИ требовалась дальность 2500 км. Или, к примеру, время разгона с 600 до 1300 км/ч для F-15 было не более 20 секунд, нам задавалось — 17 или 18».

Но использовать чужой самолет как точку отсчета, чтобы создать свой, более мощный и быстрый — это, согласитесь, далеко не то же самое, что создать первый «атомный» бомбардировщик Ту-4, переведя в метрическую систему из дюймовой чертежи американского В-29 и заменив двигатели, вооружение и радиооборудование. И то сказать: при создании Ту-4 все упиралось в катастрофическую нехватку времени, ради чего и пришлось пойти на такое унизительное копирование. А тут времени хватало — и можно было потратить его чуть больше, но и получить самолет получше.

Самолет небывалой компоновки

Из воспоминаний Олега Самойловича: «Вначале Павел Сухой хотел отказаться от участия в конкурсе, мотивируя это тем, что наше отставание в радиоэлектронике не позволит нам создать относительно легкий самолет. Упорство Павла Сухого продолжалось несколько месяцев, пока ему не «выкрутили руки», и он дал команду на начало работ. <…> Таким образом, к тому моменту, когда в начале 1971 года Павел Осипович Сухой дал указание приступить к разработке, мы были уже отчасти готовы. В выходные (чтобы никто не мешал) на работу вышли три человека: Владимир Антонов, Валерий Николаенко и я. Так появилась на свет первая компоновка самолета Т-10 — будущего Су-27. При этом под влиянием самолета Т-4МС вся поверхность новой машины выполнялась набором деформированных аэродинамических профилей, а потом на нее надстраивалась головная часть фюзеляжа и подвешивались мотогондолы. Такая компоновка получила название «интегральной».

Макеты Су-27 интегральной (вверху) и традиционной (внизу) компоновки. Фото с сайта http://army-news.ru

Именно эта интегральная компоновка в конечном счете и обеспечила Су-27 существенное превосходство над всеми самолетами-ровесниками. Поскольку только она позволяет уверенно держаться в воздухе самолету, которому приходится выполнять самые разные, порой противоречивые задачи: летать на сверхмалых и сверхвысоких высотах, носиться на сверхзвуковых скоростях и в то же время уметь маневрировать на невысоких дозвуковых и оставаться управляемым на сверхмалых, да еще и быть малозаметным для локаторов. Теперь понятно, что имел в виду американский пилот, говоря о «птичке», которая заставит его катапультироваться. Он как в воду смотрел. Однако до той знаменитой демонстрации Су-27 оставалось еще почти восемнадцать лет — и множество событий.

А в тот момент, по признанию Олега Самойловича, конструкторов, сделавших ставку на интегральную схему компоновки, не оставляли сомнения, не упустили ли они еще какой-нибудь более выгодный вариант: «В процессе проектирования мы имели достаточно подробную информацию из открытой зарубежной печати о компоновочных схемах, разрабатывавшихся в США по программе YF-15. Откровенно говоря, мне нравилась компоновочная схема фирмы «Нортроп», которая была похожа на нашу, и я опасался, что конкурс выиграет именно этот их проект. И когда было объявлено, что конкурс выиграла фирма «Мак Доннелл», я облегченно вздохнул. Надо сказать, у нас к тому времени была разработана компоновка по типу «Мак Доннелл» F-15 и проведены продувки модели в ЦАГИ. Поэтому я приобрел уверенность, что F-15 никогда не догонит Су-27 по своим летно-техническим характеристикам. Не исключалось, правда, что в открытой печати нам подсовывали дезинформацию. Когда же в начале 1972 г. самолет F-15 продемонстрировали журналистам и появились его фотографии и общие виды, я полностью успокоился. Кстати, в то время к Павлу Сухому приехал начальник ЦАГИ Георгий Петрович Свищев и, входя в кабинет, произнес знаменательные слова: «Павел Осипович! Наше отставание превратилось в наше преимущество. Самолет взлетел, и мы знаем, какой он есть». Если говорить о фирме «Мак Доннелл», то мне кажется, что при создании F-15 она находилась под влиянием компоновки самолета МиГ-25».

Как из одного ПФИ сделали Су-27 и МиГ-29

«Компоновка по типу «Мак Доннелл» F-15», о которой упоминает Олег Самойлович, действительно существовала, но от нее в конечном итоге ОКБ Сухого отказалось — и как показало будущее, совершенно справедливо. А в тот момент на первый план вышла борьба за снижение веса: самолет категорически не хотел вписываться в строго отведенные военными параметры.

Строевой Су-27 в полете. Фото с сайта http://army.lv

Зато в них неплохо вписывался будущий МиГ-29, который разрабатывало ОКБ Микояна. Правда, первый вариант компоновки «микояновского» истребителя, как вспоминает Олег Самойлович, был скорее похож на МиГ-25, а значит, и на F-15, но уже на втором объединенном заседании представителей всех трех КБ, где они представляли свои проекты, схема МиГ-29 уже стала интегральной. А когда из конкурса за очевидным непопаданием в условия разработки выбыло ОКБ Яковлева, стало понятно, что между двумя бюро может развернуться нешуточная война.

К чести «микояновцев» надо отметить, что именно они, понимая, что ни их самолет, ни проект «суховцев» полностью не отвечают единому техзаданию, а стремление дожать разработки приведет к неизбежной нервотрепке и перегрузкам, выступили с оригинальной идеей. Они предложили разделить единую тему по ПФИ на две. Одной — тяжелым перспективным фронтовым истребителем, основным соперником F-15, предлагалось заняться ОКБ Сухого, по второй — легким перспективным фронтовым истребителем, основным соперником флотского и более легкого F-14, должно было работать ОКБ Микояна. Как вспоминает Олег Самойлович, «в ГосНИИАС (Государственном НИИ авиационных систем. — Прим. авт.) и 30 ЦНИИ АКТ (30-й Центральный НИИ авиационной и космической техники Минобороны СССР. — Прим. авт.) было организовано математическое моделирование с целью определить целесообразность создания смешанного парка самолетов. Расчеты, проводившиеся из условия соотношения стоимостей Су-27 к МиГ-29 не менее 2:1, показали, что смешанный парк является наиболее оптимальным при условии, что он должен состоять из 1/3 Су-27 и 2/3 МиГ-29». Надо сказать, это решение позднее было воплощено в реальности, и до начала 1990-х такое соотношение довольно строго выдерживалось.

«Самолет изменяемой компоновки»

После того, как стало понятно, что бороться с конкурентами из ОКБ Микояна за получение крупного заказа не придется, ОКБ Сухого в значительно более спокойной, а значит, плодотворной обстановке приступило к доведению своего проекта тяжелого ПФИ до реализации. Было это во второй половине 1972 года. А совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР о начале опытно-конструкторских работ вышло только 26 июня 1974 года. К этому времени, по сути, «суховцы» проделали основную часть работы по выбору аэродинамической компоновки самолета и выработке важнейших решений по его конструированию. Но сказать, что все сомнения к тому моменту были разрешены, нельзя. Недаром у сотрудников ОКБ Сухого будущий Су-27 получил неофициальное прозвище «самолета изменяемой компоновки».

Например, открытым оставался вопрос о появлении в компоновочной схеме самолета такого нового для всех элемента, как хвостовые балки, к которым крепилось цельноповоротное горизонтальное оперение. Такое решение многим казалось излишним, и осенью того же 1974 года появился вариант с привычным и, как представлялось, более простым решением: заменой балок на обтекатели. Его приняли в качестве основного, началась работа по подготовке рабочей конструкторской документации по самолету, чертежники приступили к работе… Внезапно в конце сентября уже следующего, 1975 года, аэродинамические испытания показали, что этот вариант значительно хуже прежнего, с балками — и все вернулось к первоначальному проекту.

Первый летный экземпляр Су-27, пилотируемый летчиком-испытателем Владимиром Ильюшиным, совершает посадку (съемка с самолета сопровождения). Фото с сайта http://www.rulit.me (журнал «Авиация и космонавтика», № 3, 2014 г.)

В итоге только к июню 1976 года ОКБ Сухого (которым, увы, уже не руководил его создатель — Павел Осипович Сухой, скончавшийся 15 сентября предыдущего года) приступило к рабочему проектирование двух первых опытных летных экземпляров Су-27. Они получили индексы Т-10-1 и Т-10-2, поскольку конструкторский шифр темы в КБ у тяжелого ПФА был Т-10. К этому времени уже полгода как действовало принятое 19 января 1976 года совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР о создании Су-27 как «Единого для ВВС и авиации ПВО истребителя, предназначенного для завоевания господства в воздухе». Этот документ, который, по советской традиции, окончательно открывал дорогу созданию и принятию на вооружение новых образцов военной техники, предусматривал изготовление в течение 1977-1980 годов пяти опытных образцов самолета (в том числе одного для статических испытаний) силами ОКБ Сухого вместе с серийным заводом и выпуск установочной партии новых истребителей в количестве 13 единиц, один из которых передавался для ресурсных испытаний на прочность. После этого в том же 1980 году, согласно постановлению, должны были начаться Государственные совместные испытания нового самолета.

Второе рождение легенды

О том, что произошло после этого постановления, лучше всего рассказал в своих воспоминаниях главный конструктор Су-27 Михаил Симонов, который позднее, с 1983-го и до самой своей смерти в 2011 году руководил и всем КБ. Вот что он писал: «Летные испытания Су-27 начались в мае 1977-го. Параллельно с ними велось моделирование боевой работы истребителя Су-27 в ГосНИИАС. Оценка боевой эффективности проводилась при участии летчиков-экспериментаторов на полнонатурном пилотируемом стенде. Результаты получили хорошие, и все казалось совершенно нормальным. Сравнение воздушного боя на дальних и близких дистанциях истребителей F-15 и Су-27 показывало превосходство нашего самолета почти на 35%. В одних ситуациях мы были равны с F-15, в других — превосходили его. <…> Несмотря на столь лестное заключение, у конструкторов «ОКБ Сухого» возникли сомнения в тактике применения Су-27 в будущих возможных вооруженных конфликтах, вероятным противником в которых мог быть только что принятый на вооружение ВВС США истребитель F-15. Были у американцев в то время и истребители F-14 с мощными радиолокационным комплексом и ракетами, F-18 и легкий истребитель F-16. Такой смешанный парк мог действовать весьма эффективно. Я, как главный конструктор Су-27, вместе с сотрудниками научно-исследовательских и военных институтов обстоятельно проанализировал все материалы, опубликованные по F-15 и пришел к выводу, что модель F-15 хуже реального истребителя. Уточненные данные F-15 снова ввели в модель воздушного боя. Результат получился обескураживающий: если в исследовании боев с первой моделью F-15 наш самолет превосходил его на 35%, то теперь он настолько же уступал. А это значит, что еще на стадии проекта мы проигрывали вероятному противнику».

Первый летный экземпляр Су-27 после посадки. Фото с сайта http://www.rulit.me (журнал «Авиация и космонавтика», № 3, 2014 г.)

Именно этот момент и стал переломным в судьбе Су-27 и является фактически вторым днем рождения самолета — такого, каким мы знаем его сегодня и каким его увидели военные летчики всего мира в далеком 1989-м. Продолжает Михаил Симонов: «Неоднократно проанализировав конструкцию будущего Су-27, специалисты четко представили, каким вооружением, какой маневренностью, скоростью, дальностью, потолком и прочими данными должен обладать наш самолет, чтобы выполнять поставленные перед ним задачи, достойно противостоять и превосходить F-15. Так родилась программа значительного увеличения боевой эффективности истребителя, а для этого требовалось кардинально изменить всю концепцию Т-10. Разработанная программа включала 20 пунктов, среди которых изменение компоновки машины».

Среди этих пунктов был, например, такой: требовалось перепроектировать двигатель, перенеся коробки самолетных и двигательных агрегатов на верхнюю его часть. Когда самолетчики вышли с этим предложением на академика Архипа Люльку, его реакция, как пишет Михаил Симонов, «была настолько энергичной, что в пределах литературных выражений изложить ее трудно. Но требования самолетчиков были обязательны. Люлька, мобилизовав всю энергию и весь свой талант, модифицировал двигатель, удовлетворив наши требования».В итоге на свет родился совершенно новый самолет, который, конечно, имел тот же индекс Т-10, но по сути представлял собой абсолютно иную машину. Главный конструктора Су-27 говорит об этом так: «Все 20 пунктов программы были выполнены, проект переработали полностью. Должный уровень боевой эффективности получен. От старой машины осталось немного или почти ничего: шины колес основных стоек шасси и катапультное кресло К-36. Новый самолет получил название Т-10С, т. е. серийный. Весь самолет спроектировали заново, на новых уровнях понимания, технологии и боевой эффективности. Самолет стал новым, но название его оставили старым - Су-27.

Истребитель Су-27. Фото с сайта http://militaryarms.ru

Трудное решение о переделке всего самолета полностью себя оправдало и обеспечило те отличные характеристики, о которых так много говорят и у нас и за границей. И задают вопросы: «Почему Су-27 намного превосходит другие машины». Ответ очень простой. Мы ставили задачу создать самолет, превосходящий по боевой эффективности любой другой истребитель, стоявший на вооружении ВВС в то время - самолет завоевания господства в воздухе. Чтобы соответствовать этому требованию, необходимо было самолет переделать, получив на это разрешение МАП.

Реакция заместителя министра была такая: «Да, ребята, с вами не соскучишься» (есть, правда, легенда, согласно которой реакция была гораздо более жесткой, а фраза звучала так: «Хорошо, что сегодня не 1937 год». — Прим. авт.). Мы говорим ему: «У нас все основано на данных расчетов и математического полунатурного моделирования.» Замминистра мужественно поддержал нас. Он только спросил у меня: «Ты уверен, что нет другого пути?» «Конечно, уверен, хотя есть и другой. Можно наклепать, выпустить серийно сотни и тысячи посредственных истребителей и, если войны не будет, об их посредственности никто не узнает».

Плата за уникальность

За этим разговором и этим решительным высказыванием главного конструктора Су-27 последовала целая череда труднейших испытаний, выпавших на долю создателей машины. Поскольку фактическая переделка самолета, по мнению функционеров Министерства авиапромышленности, наверняка означала срыв утвержденных наверху сроков, они сделали все, чтобы заставить Михаила Симонова отказаться от принятого решения. Но, к счастью, безуспешно. Мало-помалу Т-10 в новом варианте довели до первых серийных экземпляров, и весной 1981 года, как вспоминает Олег Самойлович, начались испытания первого экземпляра самолета новой компоновки — Т-10-7.

Первый летный экземпляр Су-27 в авиамузее в Монино. Фото с сайта http://legendary-aircraft.blogspot.ru

Испытания нового самолета — это всегда риск, который, увы, зачастую не обходится и без жертв. Потребовал свою долю и Су-27, во время испытаний которого погибли несколько летчиков, в том числе Евгений Соловьев и Александр Комаров, а испытатель Николай Садовников — едва не погиб. Правда, ему довелось на личном опыте проверить и доказать, насколько живучей оказалась новая машина. Вспоминает Михаил Симонов: «При проведении госиспытаний машина Т-10-17 оказалась в очень тяжелых условиях. Летчик-испытатель Николай Садовников на скорости 1000 км/ч и высоте 1000 м в предгрозовой обстановке попал в зону мощной турбулентности. Нагрузки возникли такие, что треть правой консоли разрушилась. Машину резко бросило вверх с сильным правым креном.

Садовников схватился за держку катапультного сиденья, так как характерный удар и резкое изменение траектории, большая скорость и малая высота полета не оставляли других вариантов. Однако «внутренний голос», сказал Садовникову: «Она успокаивается». Хотя машина была в критическом положении, но ее колебания относительно траектории уменьшились. Летчик убрал руки с держек катапультного кресла и, отключив форсаж двигателя, перевел машину в крейсерский режим и осмотрелся. «Так…, левое крыло, киль, стабилизатор - в порядке». Глянул на правое и поразился - оно практически отсутствовало. Пытаясь развернуться в сторону аэродрома он чуть не перевернулся и второй раз схватился за держки. Однако «внутренний голос» упорно повторил: «Успокаивается…».

Взявшись за управление и выбрав правильный режим, летчик привел самолет с одним крылом, посадил на аэродром НИИ ВВС и зарулил на стоянку. Машину поставили в ангар. Начальник института генерал-полковник Леонид Иванович Агурин, придя в ангар, где уже находились специалисты ОКБ, посмотрел на самолет и сказал: «Многое пришлось повидать за свою испытательскую жизнь, но такого не видел никогда. Какая колоссальная боевая живучесть. Выходит, если взрывом ракеты отрубит крыло, то Су-27 придет домой на одном крыле». Юмор бывалого летчика-испытателя в любых ситуациях превосходит его внешнюю серьезность. И он добавил, обращаясь ко мне: «Давайте обрубим и левое крыло ровно на столько же».

Су-27, впервые представленный широкой публике на авиасалоне в Ле Бурже, на аэродроме ЛИИ им. Громова. Фото с сайта http://www.airwar.ru

А для одного из самых легендарных летчиков-испытателей ОКБ Сухого — генерал-майора Владимира Ильюшина, сына знаменитого авиаконструктора, — Су-27 стал, увы, последней испытанной машиной. 3 сентября 1981 года, облетывая первый серийный экземпляр нового самолета Т-10-7 (он же Т-10С-1), пилот вынужден был впервые в жизни катапультироваться. По воспоминаниям Олега Самойловича, «в одном из вылетов на полигоне Белые Столбы неожиданно для летчика самолет остался без топлива. <…> Кары, обрушившиеся на КБ, не соответствовали тяжести происшедшего: Главный конструктор Артем Колчин (назначен после ухода Михаила Симонова на должность замминистра авиационной промышленности. — Прим. авт.) был снят с работы, а ведущий инженер Рафаил Ярмарков уволен из КБ без права работать на других предприятиях авиапромышленности».

Встреча с заклятым другом

Испытания еще продолжались, когда в 1984 году первые серийные машины с завода в Комсомольске-на-Амуре начали поступать в войска. Годом позже завершились Государственные совместные испытания, а окончательно Су-27 был принят на вооружение ВВС и авиации ПВО Советского Союза постановлением Совета министров СССР от 23 августа 1990 года. К этому времени Су-27 — в специально облегченном варианте П-42 (под этим шифром скрывался один из первых серийных образцов Т-10-15) — успел установить 27 мировых рекордов скорости и скороподъемности. Всего же за Су-27 зафиксировано 41 мировой рекорд, часть из которых является абсолютными.

Рекордный экземпляр Су-27 - самолет П-42 - на аэродроме. Фото с сайта http://www.airwar.ru

Об этом самолете написаны целые книги, которые остаются бестселлерами — так же, как и сам Су-27. И рассказывать о нем можно еще очень долго. Но хочется закончить эту статью очень показательными воспоминаниями Михаила Симонова о том, как его детище все-таки встретилось в боях — к счастью, всего лишь учебных! — со своим главным соперником, американским истребителем F-15: «По приглашению американских властей два Су-27 участвовали в большом празднике, который продолжался три дня, с 9 утра и до 9 вечера. Непрерывно взлетали и садились самолеты. Наши Су-27 участвовали в высшем пилотаже и все могли сравнить их с истребителями США F-14, F-16, F-15 и F-18. Жара на аэродроме была немилосердная. После полетов в тень под крыло Су-27 к Виктору Пугачеву приходили американские летчики с уважением пожать ему руку, дружески похлопать по спине. Мне доставляло удовольствие видеть, что лица американских пилотов были отнюдь не праздничными. Скорее они были с легкой грустинкой. А говорили они о том, что Су-27 поставил перед ними проблемы: им теперь предстоит пересматривать вопросы маневренности своих истребителей, их возможности в ближнем маневренном бою.<…>

Самолеты Су-27 (в модификации Су-30) и F-15 в совместном полете. Фото с сайта http://www.airbase.ru

Летом 1992-го звено Су-27 по договоренности с американской стороной совершило посадку на авиабазе Лэнгли, где базируются лучшие истребители США. После знакомства наши летчики предложили провести учебный воздушный бой. Американцы заколебались. Устраивать дуэль над аэродромом на виду у журналистов, им, видимо, показалось делом рискованным. Вызов был принят с условием, что бой состоится в 200 километрах от берега над Атлантическим океаном. Схему учебного боя выработали достаточно простую. Для начала Су-27 должен удержаться на «хвосте» у F-15. Затем самолетам предстояло поменяться местами.

Американский самолет на полном форсаже попытался оторваться от нашего истребителя, но ему не удалось. На минимальном форсаже Су-27 легко достал «американца». Поменялись местами. Су-27 сразу же ушел от F-15 в развороте с набором высоты. Сделав несколько маневров, он пристроился «америанцу» в хвост. Пилот F-15 потерял наш истребитель из виду. Он беспомощно обратился по радио к летчику самолета-наблюдателя: «Где Флэнкер?» (Flanker, кодовое название Су-27 по классификации НАТО). «Он за тобой», - последовал ответ. Все попытки американского аса оторваться кончились неудачей. Наш летчик надежно держал его в своем прицеле. Прав был американский летчик, когда увидев в 1989-м в Ле Бурже как Виктор Пугачев делает «кобру» на Су-27, сказал: «Если эта птичка встретится мне в бою, я вынужден буду катапультироваться».

Источники:http://www.airwar.ru/enc/fighter/su27.htmlhttp://www.modernarmy.ru/article/216http://legendary-aircraft.blogspot.ru/2013/03/Istorija-sozdanija-Su-27.htmlhttp://militaryarms.ru/voennaya-texnika/aviaciya/su-27/http://www.sukhoi.org/planes/military/su27sk/history/http://avia.pro/blog/su-27-frontovoy-istrebitelhttp://www.airbase.ru/hangar/planes/russia/su/su-27/su27hist.htmhttps://military.wikireading.ru/56749http://army-news.ru/2012/10/su-27-luchshij-v-mire-istrebitel/http://www.aviation-gb7.ru/Su-27_history.htmhttp://inosmi.ru/army/20110315/167368605.htmlhttp://www.rulit.me/books/aviaciya-i-kosmonavtika-2014-03-read-358971-10.htmlhttp://sovetarmy.2x2forum.com/t686-topichttp://mirror5.ru.indbooks.in/?p=186107

topwar.ru

Су-27

ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ СУ-27 Первым в ВВС СССР в 1984 году ис­требители Су-27 получил 60-й ис­требительный авиаполк ПВО, дис­лоцированный на аэродроме Дземги (Комсомольск-на-Амуре). Обучение летчиков на новой происходило в Центрах боевого применения ВВС в Липецке и истребительной авиации ПВО в Саваслейке. На Западе об истребителе Су-27 широко узнали по­сле столкновения 13 сентября 1987 года Су-27 с па­трульным Р-3С ВВС Норвегии. «Орион» выполнял облет района учений Северно­го флота. Советский истребитель должен был вытеснить его из зоны учений. В результате столкновения оба самолета были незначительно повреждены. После этого событии фотографии Су-27 с полным ракетным вооружением обошли всю западную прессу. Су-27 фактически в базо­вой конфигурации состоял на вооруже­нии как ВВС, так и истребительной авиации (ИА) ПВО СССР. До распада Советского Союза большая часть дислоцированных на европейской территории Союза Су-27 принадлежала войскам ПВО. На 1991 год на вооружении ВВС и ИА ПВО СССР со­стояло порядка 500 истребителей Су-27. Су-27 успешно демонстрировался на авиашоу по всему миру. Его маневренность позволяет выполнять ряд уникальных фигур высшего пилотажа («Кобра Пугачева», «Колокол»). Правда, выполнять их могут лишь летчики, допущенные к полетам на крайних режимах. Тем не менее, даже без выполнения этих фигур по маневренности с Су-27 в 1990-е годы не мог сравнить­ся ни один истребитель мира. Кстати, широко известная группа высшего пилотажа «Русские Витязи» оснащена истребителями Су-27. Сейчас Су-27, наряду с МиГ-29, остается ос­новным истребителем ВВС и ПВО России, и пожалуй, одним из наиболее эффективных в мире. В настоящее время Россия располагает примерно 350 истребителями Су-27. В целом, массово иметь тяжелые истребители в составе своих ВВС могут себе позволить только крупные государства. Остальные страны если и располагают подобными самолетами, то только в очень скромных количествах. В этой связи следует упомянуть негласное противостояние «МиГа» и «Су» в 90-х гг., связанное с тем, что руководство «Сухого» усиленно лоббировало замену истребителей МиГ-29 на Су-27. В случае осуществления этих планов истребительный парк ВВС России на 100% состоял бы из тяжелых истребителей, что легло бы слишком высокой нагрузкой на бюджет. В конечном итоге, около 300 единиц «двадцать девятых» осталось в составе российских ВВС. После распада СССР вооруженные Су-27 полки остались на Украине (831-й иап, Миргород; 136-й иап ПВО, Киров­ское, Крым; сейчас Украина располагает 70 Су-27, из них только 16 исправны) и Узбекистане (9-й гв. иап ПВО, Андижан). Белоруссия «унасле­довала» от СССР более 20 Су-27, нахо­дившихся на ремонте в Барановичах. Ка­захстан получил Су-27 в 1990-х годах от России в обмен на стратегические ракетоносцы Ту-95МС. Первые четыре Су-27 прибыли в Казахстан в 1996 году. Су-27 состоят на вооружении ВВС Анголы (14 единиц) и Эритреи (10 единиц). Анголе, предполо­жительно, самолеты были поставле­ны Белоруссией. В 1998-1999 годах ВВС Эфиопии было поставлено восемь Су-27/Су-27УБ, ранее состоявших на во­оружении российских ВВС. В отличие от МиГ-29, до настоящего времени было не так уж много случаев применения Су-27 в реальных боевых действиях. В ходе эфиопо-эритрейского вооруженного кон­фликта 1999 года эфиопские Су-27 трижды сталкивались в воздушных боях с эритрейскими МиГ-29, в каждом из которых сбили по одному МиГу, не понеся потерь. Сказывалось преимущество Су-27 в скорости и маневренности. По некоторым данным, и с обеих сторон в воздухе сражались бывшие советские летчики (на эфиопских самолетах – россияне, а на эритрейских - украинцы). В 2000 г. посол Эритреи в РФ даже прямо заявил о том, что на стороне Эфиопии в конфликте участвовал ряд бывших советских офицеров, с указанием их фамилий и воинских званий. В 2000 году ВВС Анголы потеряли истребитель Су-27 от огня с земли. В 1992 году грузин­ской ПВО был сбит российский Су-27, выполнявший патрулирование в районе грузино-абхазского конфликта. В время «пятидневной войны» 2008 года российские Су-27 совместно с Миг-29 контролировали воздушное пространство над Южной Осетией. Истребитель Су-27 никогда не действовал в настоящем бою против своего основного конкурента - F-15. Зато Су-27 приходилось сталкиваться с ним в условных боях на различных авиашоу и совместных учениях. В ближнем бою Су-27 против F-15 российский истребитель имеет безоговорочное преимущество, легко «садясь на хвост» американцу. Маневренность и тяговооруженность у Су-27 существенно выше. Зато авионика F-15 считается более совершенной, что может дать американскому истребителю преимущество в дальнем ракетном бою. Однако, в учениях «Коуп Индия 2004», где сошлись Су-27 индийских ВВС и F-15C ВВС США американцы выглядели бледно, проиграв 2/3 общего числа воздушных боев. Индийские пилоты использовали нестандартную тактику: выключали РЛС и подбирались к противнику на дистанцию прицельного пушечного огня, используя оптико-электронные системы своих Су-27. Правда, по условиям учений американцы не использовали свои УР AIM-120, а ведь именно при помощи этих ракет американские истребители эффективно сбивали МиГи-29 в Югославии.

fishki.net