«Царь-бомба»: как Советский Союз показал «Кузькину мать». Испытание царь бомбы


«Царь-бомба»: как Советский Союз показал «Кузькину мать»

Более 55 лет назад, 30 октября 1961 года, случилось одно из самых знаменательных событий Холодной войны. На полигоне, расположенном на Новой Земле, Советский Союз испытал самое мощное термоядерное устройство в истории человечества – водородную бомбу мощностью 58 мегатонн тротила. Официально этот боеприпас назывался АН602 («изделие 602»), но в исторические анналы она вошла под своим неофициальным названием – «Царь-бомба».

Эта бомба имеет еще одно название – «Кузькина мать». Оно родилось после знаменитой речи генерального секретаря Хрущева, во время которой он обещал показать США «кузькину мать» и стучал башмаком по трибуне.

Над созданием «изделия 602» работали лучшие советские физики: Сахаров, Трутнев, Адамский, Бабаев, Смирнов. Руководил этим проектом академик Курчатов, работы над созданием бомбы начались в 1954 году.

Советская «Царь-бомба» была сброшена со стратегического бомбардировщика Ту-95, который был специально переоборудован для выполнения этой миссии. Взрыв произошел на высоте 3,7 тыс. метров. Сейсмографы по всему миру зафиксировали сильнейшие колебания, а взрывная волна трижды обогнула земной шар. Взрыв «Царь-бомбы» серьезно напугал Запад, и показал, что с Советским Союзом лучше не связываться. Был достигнут мощный пропагандистский эффект, а потенциальному противнику наглядно продемонстрированы возможности советского ядерного оружия.

Но самым важным было другое: испытания «Царь-бомбы» позволили проверить теоретические выкладки ученых, и было доказано, что мощность термоядерных боеприпасов практически не ограничена.

И это, кстати, было правдой. После успешно проведенных испытаний Хрущев пошутил, что хотели взорвать 100 мегатонн, но побоялись выбить стекла в Москве. Действительно, изначально планировали подорвать стомегатонный заряд, но потом не захотели наносить слишком большой урон полигону.

История создания Царь-бомбы

Первая ядерная бомба была взорвана 6 августа 1945 года над японским городом Хиросима, и мир ужаснулся разрушительной мощи нового оружия. С этого момента военная мощь государства определялась не только численностью вооруженных сил или размером оборонного бюджета, но и наличием у него ядерных зарядов и их количеством.

Советскому Союзу пришлось включиться в ядерное соревнование с США в качестве догоняющего, но уже в 1949 году были проведены успешные испытания первой советской ядерной бомбы РДС-1. Однако мало просто создать ядерное оружие, его еще надо доставить к месту применения. В 1951 году была изготовлена первая советская авиационная атомная бомба РДС-3, которую теоретически можно было применить для удара по территории США. Однако основная проблема была со средствами доставки.

Ту-4 – первый советский стратегический бомбардировщик, несмотря на то что был практически полностью скопирован с американского «стратега» В-29, значительно уступал оригиналу. Кроме того, их количество было явно недостаточным для нанесения по противнику массированного ядерного удара. Американцы же, кроме того, что обладали огромным флотом стратегической авиации, имели и большое количество военных баз, находящихся рядом с границами СССР. Находясь в таком невыигрышном положении, руководство страны приняло решение делать ставку на качественном превосходстве советских ядерных боеприпасов над американскими аналогами. Позже эту концепцию назовут «ядерной доктриной Хрущева-Маленкова» и она станет первым из многих советских «асимметричных ответов» США.

Согласно этой доктрине, советские ядерные заряды должны были обладать значительной мощностью, чтобы даже в случае единичного удара наносить врагу неприемлемый для него ущерб. Грубо говоря, планировалось создать бомбы такой мощности, чтобы даже единственный советский бомбардировщик, прорвавшийся через систему ПВО США, мог уничтожить крупный американский мегаполис или даже целый промышленный район.

С середины 50-х годов в США и СССР начались работы над созданием ядерного оружия второго поколения – термоядерной бомбы. В ноябре 1952 года США взорвали первое подобное устройство, через восемь месяцев аналогичные испытания провел и Советский Союз. При этом советская термоядерная бомба была гораздо совершеннее своего американского аналога, ее вполне можно было вместить в бомбовый отсек самолета и использовать на практике. Термоядерное оружие идеально подходило для реализации советской концепции единичных, но смертоносных ударов по врагу, ибо теоретически мощность термоядерных зарядов неограничена.

В начале 60-х годов в СССР приступили к разработке огромных (если не сказать чудовищных) по мощности ядерных зарядов. В частности, планировалось создать ракеты с термоядерной боевой частью массой 40 и 75 тонн. Мощность взрыва сорокатонной боеголовки должна была составлять 150 мегатонн. Параллельно шли работы над созданием сверхмощных авиационных боеприпасов. Однако разработка подобных «монстров» требовала проведения практических испытаний, в ходе которых бы отрабатывалась техника бомбометания, оценивался ущерб от взрывов и, самое главное, проверялись теоретические выкладки ученых-физиков.

Вообще, следует отметить, что до появления надежных межконтинентальных баллистических ракет проблема доставки ядерных зарядов стояла в СССР очень остро. Существовал проект огромной самоходной торпеды с мощнейшим термоядерным зарядом (около сотни мегатонн), которую планировали подорвать у побережья США. Для запуска этой торпеды проектировалась специальная подводная лодка. По мнению разработчиков, взрыв должен был вызвать сильнейшее цунами и затопить важнейшие мегаполисы США, находящиеся на побережье. Руководил проектом академик Сахаров, но по техническим причинам он так и не был реализован.

Первоначально разработкой сверхмощной ядерной бомбы занималось НИИ-1011 (Челябинск-70, в настоящее время РФЯЦ-ВНИИТФ). На этом этапе боеприпас носил название РН-202, однако в 1958 году проект был закрыт решением высшего руководства страны. Существует легенда, что «Кузькина мать» была разработана советскими учеными в рекордно короткие сроки – всего лишь 112 дней. Это не совсем соответствует действительно. Хотя, действительно, финальный этап создания боеприпаса, который проходил в КБ-11, занял всего 112 дней. Но не совсем правильным будет утверждение, что «Царь-бомба» — это просто переименованная и доделанная РН-202, на самом деле в конструкцию боеприпаса были внесены существенные усовершенствования.

Изначально мощность АН602 должна была составлять более 100 мегатонн, а ее конструкция иметь три ступени. Но из-за значительного радиоактивного заражения места взрыва от третьей ступени решили отказаться, что уменьшили мощность боеприпаса практически вдвое (до 50 мегатонн).

Еще одной серьезной проблемой, которую пришлось решать разработчикам проекта «Царь-бомбы», стала подготовка самолета-носителя для этого уникального и нестандартного ядерного заряда, так как серийный Ту-95 не подходил для выполнения этой миссии. Этот вопрос поднимался еще в 1954 году в разговоре, который состоялся между двумя академиками – Курчатовым и Туполевым.

После того как были сделаны чертежи термоядерной бомбы, оказалось, что размещение боеприпаса требует серьезной переделки бомбоотсека самолета. Из машины были убраны фюзеляжные баки, а для подвески АН602 на самолет был установлен новый балочный держатель с гораздо большей грузоподъемностью и тремя бомбардировочными замками вместо одного. Новый бомбардировщик получил индекс «В».

Чтобы обеспечить безопасность экипажу самолета, «Царь-бомба» была оборудована сразу тремя парашютами: вытяжным, тормозным и основным. Они замедляли падение бомбы, позволяя самолету после сброса отлететь на безопасное расстояние.

Переоборудования самолета для сброса супербомбы начались еще в 1956 году. В том же году самолет был принят заказчиком и испытан. С Ту-95В даже сбрасывали точный макет будущей бомбы.

17 октября 1961 года Никита Хрущев на открытии XX съезда КПСС заявил, что СССР успешно проводит испытания нового сверхмощного ядерного оружия, и вскоре будет готов боеприпас мощностью 50 мегатонн. Также Хрущев сообщил, что Советский Союз располагает и 100 мегатонной бомбой, но взрывать ее пока не собирается. Через несколько дней Генассамблея ООН обратилась к советскому правительству с просьбой не проводить испытания новой мегабомбы, но этот призыв не был услышан.

Описание конструкции АН602

Авиационная бомба АН602 представляет собой цилиндрическое тело характерной обтекаемой формы с хвостовыми стабилизаторами. Ее длина составляет 8 метров, максимальный диаметр – 2,1 метра, весит она 26,5 тонны. Габариты этой бомбы полностью повторяют размеры боеприпаса РН-202.

Первоначальная расчетная мощность авиабомбы составляла 100 мегатонн, но потом она была уменьшена почти в два раза. «Царь-бомба» задумывалась трехступенчатой: первой ступенью являлся ядерный заряд (мощность порядка 1,5 мегатонны), она запускала термоядерную реакцию второй ступени (50 мегатонн), которая, в свою очередь, инициировала ядерную реакцию Джекила-Хайда третьей ступени (также 50 мегатонн). Однако подрыв боеприпаса такой конструкции практически гарантировано приводил к значительному радиоактивному загрязнению испытательного полигона, поэтому от третьей ступени решили отказаться. Уран, находящийся в ней, был заменен свинцом.

Проведение испытаний Царь-бомбы и их итоги

Несмотря на проведенную ранее модернизацию, непосредственно перед самими испытаниями самолет все равно пришлось переделывать. Вместе с парашютной системой реальный боеприпас оказался больше и тяжелее запланированного. Поэтому с самолета пришлось снять створки бомболюка. Кроме того, он был предварительно покрашен белой светоотражающей краской.

30 октября 1961 года Ту-95В с бомбой на борту взлетел с аэродрома Оленья и направился в сторону полигона на Новой Земле. Экипаж бомбардировщика состоял из девяти человек. В испытаниях также принимал участие самолет-лаборатория Ту-95А.

Бомба была сброшена через два часа после взлета на высоте 10,5 тыс. метров над условной целью, расположенной на территории полигона «Сухой нос». Подрыв осуществлялся баротермически на высоте 4,2 тыс. метров (по другим источникам, на высоте 3,9 тыс. метров или 4,5 тыс. метров). Парашютная система замедлила падение боеприпаса, поэтому до расчетной высоты А602 опускалась 188 секунд. За это время самолет-носитель успел отойти от эпицентра на 39 км. Ударная волна догнала самолет на расстоянии 115 км, однако он сумел продолжить свой полет и благополучно вернулся на базу. По информации некоторых источников, взрыв «Царь-бомбы» вышел гораздо мощнее запланированного (58,6 или даже 75 мегатонн).

Результаты испытания превзошли все ожидания. После взрыва образовался огненный шар диаметров более девяти километров, ядерный гриб достиг высоты 67 км, а диаметр его «шляпки» составил 97 км. Световое излучение могло наносить ожоги на дистанции в 100 км, а звуковая волна дошла до острова Диксон, расположенного на 800 км восточнее Новой Земли. Сейсмическая волна, порожденная взрывом, трижды обогнула земной шар. При этом испытания не привели к значительному загрязнению окружающей среды. Ученые высадились в точке эпицентра уже через два часа после взрыва.

После испытаний командир и штурман самолета Ту-95В были награждены званиями Героя Советского Союза, восемь сотрудников КБ-11 получили звания Героев Социалистического труда, а еще несколько десятков ученых конструкторского бюро получили Ленинские премии.

В ходе испытаний были достигнуты все предварительно запланированные цели. Были проверены теоретические расчеты ученых, военные получили опыт практически использования невиданного ранее оружия, а руководство страны получило мощнейший внешнеполитический и пропагандистский козырь. Было четко показано, что Советский Союз может достичь паритета с США по смертоносности ядерного оружия.

Бомба А602 изначально не предназначалась для практического военного использования. По сути, это был демонстратор возможностей советской военной промышленности. Ту-95В просто не мог долететь с такой боевой нагрузкой до территории США – ему банально не хватило бы топлива. Но, тем не менее, испытания «Царь-бомбы» произвело на Западе нужный результат – уже через два года, августа 1963 года, в Москве между СССР, Великобританией и США был подписан договор о запрете проведения ядерных испытаний в космосе, на земле или под водой. С тех пор проводились только подземные ядерные взрывы. В 1990 году СССР объявил об одностороннем моратории на проведение любых ядерных испытаний. До настоящего времени его придерживается и Россия.

Кстати, после успешного испытания «Царь-бомбы» советские ученые выдвинули несколько предложений о создании еще более мощных термоядерных боеприпасов, от 200 до 500 мегатонн, но они так и не были реализованы. Главными противниками подобными планов выступили военные. Причина была проста: такое оружие не имело ни малейшего практического смысла. Взрыв А602 создал зону полного уничтожения, равную по площади территории Парижа, зачем же создавать еще более мощные боеприпасы. Кроме того, для них просто не было необходимого средства доставки, ни стратегическая авиация, ни баллистические ракеты того времени поднять такой вес просто не могли.

militaryarms.ru

как СССР показал миру "Кузькину мать" » Военное обозрение

55 лет назад, 30 октября 1961 г., Советский Союз испытал на полигоне Новая Земля (Архангельская область) самое мощное в мире термоядерное устройство - экспериментальную авиационную водородную бомбу мощностью около 58 мегатонн в тротиловом эквиваленте ("изделие 602"; неофициальные названия: "Царь-бомба", "Кузькина мать"). Термоядерный заряд был сброшен с переоборудованного стратегического бомбардировщика Ту-95 и подорван на высоте 3,7 тыс. м над землей.

Ядерное и термоядерное оружие

В основу ядерного (атомного) оружия положена неуправляемая цепная реакция деления тяжелых ядер атомов.

Для осуществления цепной реакции деления используются либо уран-235, либо плутоний-239 (реже - уран-233). Термоядерное оружие (водородные бомбы) предусматривает использование энергии неуправляемой реакции ядерного синтеза, то есть преобразования легких элементов в более тяжелые (например, двух атомов "тяжелого водорода", дейтерия, в один атом гелия). Термоядерное оружие имеет большую возможную мощность взрыва по сравнению с обычными ядерными бомбами.

Разработка термоядерного оружия в СССР

В СССР разработка термоядерного оружия началась в конце 1940-х гг. Андреем Сахаровым, Юлием Харитоном, Игорем Таммом и другими учеными в Конструкторском бюро №11 (КБ-11, известен как Арзамас-16; ныне - Российский федеральный ядерный центр - Всероссийский НИИ экспериментальной физики, РФЯЦ-ВНИИЭФ; город Саров, Нижегородская обл.). В 1949 г. был разработан первый проект термоядерного оружия. Первая советская водородная бомба РДС-6с мощностью 400 килотонн, была испытана 12 августа 1953 г. на Семипалатинском полигоне (Казахская ССР, ныне - Казахстан). В отличие от США, испытавших первое термоядерное взрывное устройство Ivy Mike 1 ноября 1952 г., РДС-6с была полноценной бомбой, пригодной к доставке бомбардировщиком. Ivy Mike весило 73,8 т и по своим габаритам больше напоминало небольшой завод, однако мощность его взрыва составила на тот момент рекордные 10,4 мегатонны.

"Царь-торпеда"

В начале 1950-х гг., когда стало ясно, что наиболее перспективным по мощности энергии взрыва является термоядерный заряд, в СССР началась дискуссия о способе его доставки. Ракетное вооружение на тот момент было несовершенным; бомбардировщиками, способными доставлять тяжелые заряды, ВВС СССР не располагали.

Поэтому 12 сентября 1952 г. председатель Совета министров СССР Иосиф Сталин подписал постановление "О проектировании и строительстве объекта 627" - подводной лодки с ядерной энергетической установкой. Первоначально предполагалось, что она будет носителем торпеды с термоядерным зарядом Т-15 мощностью до 100 мегатонн, основной целью которой будут базы ВМС и портовые города противника. Главным разработчиком торпеды был Андрей Сахаров.

Впоследствии в своей книге "Воспоминания" ученый писал, что контр-адмирал Петр Фомин, который отвечал за проект 627 со стороны флота, был шокирован "людоедским характером" Т-15. По словам Сахарова, Фомин говорил ему, "что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою" и что для него "отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве". Впоследствии этот разговор повлиял на решение Сахарова заняться правозащитной деятельностью. Т-15 так и не была принята на вооружение из-за неудачных испытаний в середине 1950-х гг., а подводная лодка проекта 627 получила обычные, неядерные торпеды.

Проекты сверхмощных зарядов

Решение о создании авиационного сверхмощного термоядерного заряда было принято правительством СССР в ноябре 1955 г. Первоначально разработкой бомбы занимался Научно-исследовательский институт №1011 (НИИ-1011; известен как Челябинск-70; ныне - Российский федеральный ядерный центр - Всероссийский НИИ технической физики им. академика Е.И. Забабахина, РФЯЦ-ВНИИТФ; город Снежинск Челябинской области).

С конца 1955 г. под руководством главного конструктора института Кирилла Щёлкина велись работы по "изделию 202" (расчетная мощность - примерно 30 мегатонн). Однако в 1958 г. высшее руководство страны закрыло работы по этому направлению.

Спустя два года, 10 июля 1961 г., на совещании с разработчиками и создателями ядерного оружия первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета министров СССР Никита Хрущев объявил о решении руководства страны начать разработку и провести испытание водородной бомбы в 100 мегатонн. Работы были поручены сотрудникам КБ-11. Под руководством Андрея Сахарова группой физиков-теоретиков было разработано "изделие 602" (АН-602). Для него был использован корпус, уже изготовленный в НИИ-1011.

Характеристики "Царь-бомбы"

Бомба представляла собой баллистическое тело обтекаемой формы с хвостовым оперением.

Габариты "изделия 602" были такими же, как и у "изделия 202". Длина - 8 м, диаметр - 2,1 м, масса - 26,5 т.

Расчетная мощность заряда составляла 100 мегатонн в тротиловом эквиваленте. Но после оценки экспертами влияния такого взрыва на экологию было решено испытывать бомбу с уменьшенным зарядом.

Для транспортировки авиабомбы был переоборудован тяжелый стратегический бомбардировщик Ту-95, получивший индекс "В". Из-за невозможности ее размещения в бомбовом отсеке машины было разработано специальное устройство на подвеске, обеспечивавшее подъем бомбы к фюзеляжу и закрепление его на трех синхронно управляемых замках.

Безопасность экипажа самолета-носителя обеспечивала специально разработанная система из нескольких парашютов у бомбы: вытяжных, тормозных и основного площадью 1,6 тыс. кв. м. Они выбрасывались из хвостовой части корпуса один за другим, замедляя падение бомбы (до скорости примерно 20-25 м/с). За это время Ту-95В успевал отлететь от места взрыва на безопасное расстояние.

Руководство СССР не скрывало намерение провести испытание мощного термоядерного устройства. О предстоящем испытании Никита Хрущев объявил 17 октября 1961 г. на открытии XX съезда КПСС: хочу сказать, что очень успешно идут у нас испытания и нового ядерного оружия. Скоро мы завершим эти испытания. Очевидно, в конце октября. В заключение, вероятно, взорвем водородную бомбу мощностью в 50 миллионов тонн тротила. Мы говорили, что имеем бомбу в 100 миллионов тонн тротила. И это верно. Но взрывать такую бомбу мы не будем".

Генеральная ассамблея ООН приняла 27 октября 1961 г. резолюцию, в которой призвала СССР воздержаться от проведения испытания сверхмощной бомбы.

Испытание

Испытание экспериментального "изделия 602" состоялось 30 октября 1961 г. на полигоне Новая Земля. Ту-95В с экипажем из девяти человек (ведущий летчик - Андрей Дурновцев, ведущий штурман - Иван Клещ) вылетел с военного аэродрома Оленья на Кольском полуострове. Сброс авиабомбы был осуществлен с высоты 10,5 км на площадку Северного острова архипелага, в районе пролива Маточкин Шар. Взрыв произошел на высоте 3,7 км от земли и 4,2 км над уровнем моря, на 188 сек. после отделения бомбы от бомбардировщика.

Вспышка длилась 65-70 сек. "Ядерный гриб" поднялся на высоту 67 км, диаметр раскаленного купола достиг 20 км. Облако долго сохраняло свою форму и было видно на расстоянии нескольких сотен километров. Несмотря на сплошную облачность, световая вспышка наблюдалась на расстоянии более 1 тыс. км. Ударная волна трижды обогнула земной шар, из-за электромагнитного излучения на 40-50 мин. прервалась радиосвязь на многие сотни километров от полигона. Радиоактивное загрязнение в районе эпицентра оказалось небольшим (1 миллирентген в час) поэтому исследовательский персонал смог работать там без опасности для здоровья через 2 часа после взрыва.

По оценкам специалистов, мощность супербомбы составила около 58 мегатонн в тротиловом эквиваленте. Это примерно в три тысячи раз мощнее атомной бомбы, сброшенной США на Хиросиму в 1945 г. (13 килотонн).

Съемка испытания велась как с земли, так и с борта Ту-95В, который на момент взрыва успел отойти на расстояние более 45 км, а также с самолета Ил-14 (на момент взрыва был на расстоянии 55 км). На последнем за испытаниями наблюдали маршал Советского Союза Кирилл Москаленко и министр среднего машиностроения СССР Ефим Славский.

Реакция в мире на советскую супербомбу

Демонстрация Советским Союзом возможности создания неограниченных по мощности термоядерных зарядов преследовала цель установления паритета в ядерных испытаниях, прежде всего с США.

После продолжительных переговоров 5 августа 1963 г. в Москве представители США, СССР и Великобритания подписали Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в космическом пространстве, под водой и на поверхности Земли. С момента его вступления в силу СССР производил только подземные ядерные испытания. Последний взрыв был проведен 24 октября 1990 г. на Новой Земле, после чего Советский Союз объявил об одностороннем моратории на испытания ядерного оружия. В настоящее время этого моратория придерживается и Россия.

Награды создателям

В 1962 г. за успешное испытание самой мощной термоядерной бомбы члены экипажа самолета-носителя Андрей Дурновцев и Иван Клещ были удостоены звания Героя Советского Союза. Восьми сотрудникам КБ-11 присвоено звание Героя Социалистического Труда (из них Андрей Сахаров получил его в третий раз), 40 сотрудников стали лауреатами Ленинской премии.

"Царь-бомба" в музеях

Полноразмерные макеты "Царь-бомбы" (без систем управления и боевых частей) хранятся в музеях РФЯЦ-ВНИИЭФ в Сарове (первый отечественный музей ядерного оружия; открылся в 1992 г.) и РФЯЦ-ВНИИТФ в Снежинске.

В сентябре 2015 г. саровская бомба экспонировалась на московской выставке "70 лет атомной отрасли. Цепная реакция успеха" в Центральном Манеже.

topwar.ru

Испытание водородной бомбы, она же "Кузькина мать". История России.

30 октября 1961 года на советском ядерном полигоне на Новой Земле прогремел самый мощный взрыв в истории человечества. Ядерный гриб поднялся на высоту 67 километров, а диаметр «шляпки» это гриба составил 95 километров. Ударная волна трижды обогнула земной шар (а взрывной волной сносило деревянные постройки на расстоянии нескольких сотен километров от полигона). Вспышку взрыва было видно с расстояния в тысячу километров, невзирая на то, что над Новой Землей висела густая облачность. В течение почти часа во всей Арктике не работала радиосвязь. Мощность взрыва по разным данным составила от 50 до 57 мегатонн (миллионов тонн тротила).

Впрочем, как пошутил Никита Сергеевич Хрущев, мощность бомбы не стали доводить до 100 мегатонн, только потому, что в этом случае в Москве выбило бы все стекла. Но, в каждой шутке есть доля шутки – первоначально планировалось взорвать именно 100 мегатонную бомбу. И взрыв на Новой Земле убедительно доказал, что создание бомбы мощностью хоть в 100 мегатонн, хоть в 200, - вполне осуществимая задача. Но и 50 мегатонн – это почти в десять раз больше мощности всех боеприпасов, истраченных за всю Вторую Мировую войну всеми странами - участницами. К тому же, в случае испытания изделия мощностью в 100 мегатонн от полигона на Новой Земле (да и от большей части этого острова) остался бы только оплавленный кратер. В Москве стекла, скорее всего, уцелели бы, но вот в Мурманске могли и вылететь.

Макет водородной бомбы. Историко-мемориальный Музей ядерного оружия в Сарове

Устройство, взорванное на высоте 4200 метров над уровнем моря 30 октября 1961 года, вошло в историю под именем «Царь-Бомба». Еще одно неофициальное название - «Кузькина Мать». А официальное название этой водородной бомбы было не столь громким – скромное изделие АН602. Военного значения это чудо-оружие не имело – не тоннах тротилового эквивалента, а в обычных метрических тоннах «изделие» весило 26 тонн и его было бы проблематично доставить до «адресата». Это была демонстрация силы – наглядное доказательство того, что Стране Советов по силам создать оружие массового уничтожения любой мощности. Что же заставило руководство нашей страны пойти на столь беспрецедентный шаг? Разумеется, не что иное, как обострение отношений с Соединенными Штатами. Еще совсем недавно казалось, что США и Советский Союз достигли взаимопонимания по всем вопросам – в сентябре 1959 года Хрущев посетил США с официальным визитом, планировался и ответный визит в Москву президента Дуайта Эйзенхауэра. Но 1 мая 1960 года над советской территорией был сбит американский самолет-разведчик U-2. В апреле 1961 года американские спецслужбы организовали высадку на Кубу отрядов хорошо подготовленных и обученных кубинских эмигрантов в заливе Плайя-Хирон (эта авантюра завершилась убедительной победой Фиделя Кастро). В Европе великие державы не могли определиться со статусом Западного Берлина. В итоге,13 августа 1961 года столица Германии оказалась перегороженной знаменитой Берлинской стеной. Наконец, в том 1961 году США разместили в Турции ракеты PGM-19 «Юпитер» - европейская часть России (включая Москву) находилась в пределах дальности действия этих ракет (годом позже Советский Союз разместит ракеты на Кубе и начнется знаменитый Карибский Кризис). Это не говоря уж о том, что паритета по числу ядерных зарядов и их носителей тогда между Советским Союзом и Америкой тогда не было – 6 тысячам американских боеголовок мы могли противопоставить всего триста. Так что, демонстрация термоядерной мощи была в сложившейся ситуации совсем не лишней.

Советский короткометражный фильм про испытание Царь-бомбы

Существует популярный миф, что сверхбомбу разработали по приказу Хрущева все в том же 1961 году в рекордно короткие сроки – всего за 112 дней. На самом деле разработку бомбы вели с 1954 года. А в 1961 разработчики просто довели уже имеющиеся «изделие» до нужной мощности. Параллельно КБ Туполева занималось модернизацией самолетов Ту-16 и Ту-95 под новое оружие. По первоначальным расчетам вес бомбы должен был составить не менее 40 тонн, но авиаконструкторы объяснили ядерщикам, что на данный момент носителей для изделия с таким весом нет и быть не может. Ядерщики пообещали снизить вес бомбы до вполне приемлемых 20 тонн. Правда, и такой вес и такие габариты требовали полной переделки бомбовых отсеков, креплений, бомболюков.

Взрыв водородной бомбы

Работа над бомбой велась группой молодых физиков-ядерщиков под руководством И.В. Курчатова. В эту группу входил и Андрей Сахаров, который в ту пору еще не помышлял о диссидентстве. Более того, он был одним из ведущих разработчиков изделия.

Такой мощности удалось добиться благодаря применению многоступенчатой конструкции – урановый заряд, мощностью в «всего» полторы мегатонны запускал ядерную реакцию в заряде второй ступени, мощностью в 50 мегатонн. Не меняя габаритов бомбы можно было сделать ее и трехступенчатой (это уже за 100 мегатонн). Теоретически – число зарядов ступеней могло быть ничем не ограниченным. Конструкция бомбы была уникальной для своего времени.

Хрущев торопил разработчиков – в октябре в только что построенном Кремлевском Дворце Съездов отрывался XXII съезд КПСС и огласить новость о самом мощном взрыве в истории человечества надо бы именно с трибуны съезда. И 30 октября 30 октября 1961 года Хрущев получил долгожданную телеграмму за подписью министра среднего машиностроения Е. П. Славского и Маршала Советского Союза К. С. Москаленко (руководителей испытания):

"Москва. Кремль. Н. С. Хрущеву.

Испытание на Новой Земле прошло успешно. Безопасность испытателей и близлежащего населения обеспечена. Полигон и все участники выполнили задание Родины. Возвращаемся на съезд".

Взрыв Царь-Бомбы почти сразу же послужил благодатной почвой для разного рода мифов. Некоторые из них распространялись … официальной печатью. Так, например, «Правда» называла «Царь-Бомбу» не иначе как вчерашним днем атомного оружия и утверждала, что сейчас уже созданы более мощные заряды. Не обошлось и без слухов о самоподдерживающейся термоядерной реакции в атмосфере. Снижение мощности взрыва, по мнению некоторых, было вызвано страхом расколоть земную кору или … вызвать термоядерную реакцию в океанах.

Но, как бы то ни было, годом позже, во время Карибского кризиса США все еще имели подавляющее превосходство по числу ядерных зарядов. Но применить их так и не решились.

Кроме того, считается, что этот мега-взрыв помог сдвинуть с мертвой точки переговоры о запрете ядерных испытаний в трех средах, которые велись в Женеве с конца пятидесятых годов. В 1959-60 все ядерные державы, за исключением Франции, приняли односторонний отказ от испытаний, пока идут эти переговоры. Но о причинах, которые заставили Советский Союз не соблюдать взятые на себя обязательства, мы говорили ниже. После взрыва на Новой Земле переговоры возобновились. И 10 октября 1963 года в Москве был подписан «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой». Пока этот Договор соблюдается, советская Царь-Бомба останется самым мощным взрывным устройством в человеческой истории.

Современная компьютерная реконструкция

Просмотров: 73670

statehistory.ru в ЖЖ:

statehistory.ru

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео)

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео)

30 октября 1961 года на полигоне острова Новая Земля было проведено испытание мощнейшей бомбы в мировой истории. Термоядерная бомба, получившая название «Царь-бомба», мощностью 58 мегатонн была разработана группой ученых, в которую входили такие светила, как А.Д. Сахаров, В.Б. Адамский, Ю.А. Трутнев и другие. SmartNews расскажет о пяти испытаниях СССР, заставивших содрогнуться весь мир.

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео)

АН602

30 октября 1961 года состоялось испытание термоядерной авиационной бомбы, разработанной группой физиков-ядерщиков под руководством И.В. Курчатова. В мире АН602 больше известна как «Кузькина мать» и «Царь-бомба». Первое прозвище появилось из-за высказывания Хрущева: «Мы еще покажем Америке кузькину мать». А вот «Царь-бомбой» АН602 назвали потому, что она стала самым мощным и разрушительным оружием за всю историю человечества. Так, во время испытаний, самолет-носитель, успевший отлететь от места взрыва почти на 40 километров, приземлился обгоревшим и с оплавленными деталями. Стоит ли говорить о том, что творилось в радиусе 20 километров от взрыва? Важнейшим пунктом в испытании АН602 был показ того, что СССР отныне владеет неограниченно мощным оружием массового поражения. В тротиловом эквиваленте мощность «Кузькиной матери» была в четыре раза мощнее любого оружия США. 

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео)

РДС-1

29 августа 1949 года успешно прошло испытание первой советской атомной бомбы РДС-1. Такое название бомба получила после правительственного постановления, в котором бомба была записана как «реактивный двигатель специальный». В народе же бомбу прозвали «Реактивным двигателем Сталина». Мощность этого оружия составляла 22 килотонны. При испытании башня, высотой почти в 40 метров, на которой была установлена бомба, не просто стерлась с лица земли – на ее месте образовалась воронка полтора метра глубиной. Взрыв погубил пятую часть подопытных животных и 10 автомобилей, находящихся на расстоянии километра от эпицентра событий. Бревенчатые дома в радиусе 5 км были разрушены полностью. В начале пятидесятых годов было изготовлено пять таких бомб, которые составили весь ядерный арсенал страны на тот период.

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео) 

РДС-6с

12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне прошло испытание первой советской водородной бомбы, которую разрабатывала группа ученых под руководством А.Д. Сахарова и Ю.Б. Харитона. Им удалось опередить весь мир и создать первое оружие огромной разрушительной мощности, которое было бы мобильным и поднималось бомбардировщиком. Для сравнения, у США на тот момент лучшее термоядерное устройство было величиной с трехэтажный дом. Кроме того, наши ученые были первыми, кто использовал «сухое» термоядерное горючее, что стало огромным прорывом в области технологий. Результат испытаний РДС-6с превзошел ожидания даже своих создателей. Зафиксированная мощность взрыва была равна 400 килотонн. В радиусе 4 км обрушились все постройки из кирпича. А тяжелейший железнодорожный мост, весивший несколько сотен тонн, был отброшен от своей первоначальной точки на 200 м.

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео) 

Т-5

Испытание торпеды Т-5 — первое советское подводное ядерное испытание. Когда у Советского Союза появилось собственное ядерное оружие, ученые занялись проблемой противоатомной защиты кораблей и необходимости проведения ядерного испытания в морских условиях. Местом испытаний была назначена губа Черная. Одной из причин такого выбора было то, что водообмен с Баренцевым морем в том районе крайне слаб, и это могло бы создать некое препятствие для выхода радиации в море. В назначенный день из-за тумана испытание торпеды пришлось отложить. Заряд подорвали на следующий день — 21 сентября 1955 года. Взрыв произошел на глубине примерно в 57 м. Его тротиловый эквивалент составил 3,5 килотонны. По результатам эксперимента ученые пришли к выводу, что корабли становятся наиболее уязвимыми, если находятся близко друг к другу. Если же корабли будут находиться на максимальном расстоянии друг от друга, то одной торпедой можно будет сбить только один корабль. Полученные в результате испытания данные были учтены в последующем строительстве кораблей.

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео)

РДС-37

Первая двухступенчатая термоядерная бомба Советского Союза, хоть и обладала невиданной до того момента мощностью более 1 Мт, во время испытаний доставила немало проблем. Одной из неприятностей, случившихся с РДС-37, стала нештатная ситуация на Семипалатинском полигоне. Когда самолет с бомбой уже поднялся в воздух, погода испортилась. Два часа понадобилось командованию, чтобы принять твердое решение о посадке самолета с бомбой обратно на землю. Повторное испытание было решено провести через сутки, 22 ноября 1955 года. Вторая попытка оказалась успешнее, но повлекла за собой ряд незапланированных жертв. Так, в 36 км от взрыва оказались засыпаны землей шестеро солдат, один из которых скончался. Из-за обвала потолка в одном местном ауле погибла девочка. Десятки людей получили ранения от разбившихся стекол. А различные травмы и ранения людей были зафиксированы почти в 60 населенных пунктах, находящихся в радиусе 200 км от взрыва. 

Пять испытаний СССР, удививших мир (7 фото + Видео)

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Валерий Лебедев: Юбилей «Царь-бомбы» (Номер 24 (203) от 16 декабря 2011 г.)

50 лет назад 30 октября 1961 года на полигоне на Новой Земле в СССР произошло эпохальное событие — была взорвана бомба в 58 мегатонн тротилового эквивалента. Это больше, чем было использовано за всю историю человечества, включая предшествующие атомные и водородные бомбы. И, скорее всего, тот взрыв так и останется мировым рекордом на все последующие времена. Не потому, что есть технические и физические ограничения на мощность взрыва, а за полной бессмысленностью такой мощности.

Юбилейная бомба имела наименование АН602, но в официальной переписке того времени ее просто называли «изделие В».

Эти маркировки забылись. Остались «Иван» (советское название), «Большой Иван», «Царь-бомба», «Кузькина мать» — присвоенные бомбе на Западе.

В группу разработчиков входили многие десятки или даже сотни человек, но главными были Андрей Сахаров, Виктор Адамский, Юрий Бабаев, Юрий Трутнев, Юрий Смирнов.

Работа над бомбой началась давно, еще в 1954 году. В 1959 году, перед поездкой Хрущева в Америку, работу приостановили — намечалась разрядка. Но 1-го мая 1960 года под Свердловском был сбит шпионский самолет У-2 американского пилота Пауэрса. На американцев неприятное впечатление произвели слова Хрущева «мы вас закопаем». Доверяй, но проверяй, решил президент Эйзенхауэр. Никита Сергеевич не на шутку разгневался, отменил ответный визит Эйзенхауэра и обещал показать Америке «Кузькину мать». Поступил высочайший приказ: ускорить разработку бомбы.

На встрече-совещании с разработчиками и создателями советского ядерного оружия Никита Сергеевич сказал: «Пусть это изделие висит над капиталистами как дамоклов меч...».

В сентябре 1961 года бомба была почти готова. Никита пылал праведным гневом против империализма. Настолько, что вопреки всей традиционной советской закрытости сам об этом рассказал одному американскому политику, пришедшему к нему на прием со своей взрослой дочерью. Рассказ об этой встрече появился 8 сентября 1961 года на страницах американской газеты «Нью Йорк таймс», которая воспроизвела слова Хрущева: «Пусть знают те, кто мечтает о новой агрессии, что у нас будет бомба, равная по мощности 100 миллионам тонн тринитротолуола, что мы уже имеем такую бомбу, и нам осталось только испытать взрывное устройство для нее». Газета сообщала, что дочь политика, услышав о таком намерении Хрущева, расплакалась прямо у него в кабинете.

Советские люди узнали о таком эпохальном событии чуть позже — 17 октября, в первый день работы XXII съезда КПСС, когда Хрущев в отчетном докладе, перестав читать текст, с переходом на фальцет гвоздил кулаком и почти что кричал: «...Хочу сказать, что очень успешно идут у нас испытания и нового ядерного оружия. Скоро мы завершим эти испытания. Очевидно, в конце октября. В заключение, вероятно, взорвем водородную бомбу мощностью в 50 миллионов тонн тротила. (Аплодисменты.) Мы говорили, что имеем бомбу в 100 миллионов тонн тротила. И это верно. Но взрывать такую бомбу мы не будем, потому что если взорвем ее даже в самых отдаленных местах, то и тогда можем окна у себя выбить. (Бурные аплодисменты.) Поэтому мы пока воздержимся и не будем взрывать эту бомбу. Но, взорвав 50-миллионную бомбу, мы тем самым испытаем устройство и для взрыва 100-миллионной бомбы. Однако, как говорили прежде, дай Бог, чтобы эти бомбы нам никогда не пришлось взрывать ни над какой территорией. (Бурные аплодисменты.)»

Бурные аплодисменты делегатов съезда показывали, что народ ждет обещанного взрыва с ликованием как апофеоза борьбы за мир.

 

Бомба в 50 мегатонн тротила

Почему же не взорвали 100 мегатонн, хотя такой заряд был готов? Немного о конструкции бомбы. «Кузькина мать» («Царь-бомба») имела трёхступенчатую конструкцию: ядерный заряд первой ступени (расчётный вклад в мощность взрыва — 1,5 мегатонны) запускал термоядерную реакцию во второй ступени (вклад в мощность взрыва — 50 мегатонн), а она, в свою очередь, инициировала ядерную «реакцию Джекилла-Хайда» (деление ядер в блоках урана-238 под действием быстрых нейтронов, образующихся в результате реакции термоядерного синтеза) в третьей ступени (ещё 50 мегатонн мощности), так что общая расчётная мощность бомбы составляла 101,5 мегатонн.

Главную причину отказа от такой мощности назвал Хрущев: нет на территории СССР места для такого испытания.

Когда стали прикидывать масштаб поражения от 100 мегатонной кузькиной матери при взрыве на Новой Земле, равный радиусом 1000 километров, то зачесали затылки. В этих пределах находились города Воркута, Дудинка, важный промышленный центр Норильск. А, скажем, порт Диксон и вовсе находился в 500 километрах от полигона. Какой-нибудь поселок Дровяной было не жалко, но вот норильский медно-никелевый комбинат очень берегли.

В общем, как ни крутили и ни рядили, но получалось, что взрывать чудовищную мамашу негде. Разве что в Антарктиде. Но, во-первых, там не было оборудования и приборов, а завоз их обошелся бы слишком дорого — уж дешевле спалить Диксон, испарить поселок Дровяной и подразрушить Норильск. А во-вторых, Антарктида была международной территорией, и взрывать там, как говорится, не позволила бы международная общественность.

Как ни жаль, но заряд бомбы решили уполовинить, дабы не эвакуировать население и оборудование названных городов. Корпус бомбы остался прежним, а заряд снизили вдвое.

Была и еще одна причина. Взрыв третьей ступени, при котором протекает реакция деления урана-238, повлек бы за собой чрезвычайно высокий уровень радиоактивного загрязнения, отчего нужно было бы выселять весь Север, да и не только Север. Поэтому около 2 тонн урана-238 в третьей ступени заменили примерно таким же количеством свинца. Это уменьшало расчетную общую мощность взрыва со 100 с лишним мегатонн до 51,5 мегатонн. Забегая вперед, отметим, что реальная мощность оказалась даже выше расчетной и достигла 58 мегатонн.

Что это за мощность? Если бы такая бомба была взорвана над Москвой, то Москва просто бы исчезла. Ее центр бы испарился (именно: не разрушился бы, а испарился), а остальное превратилось бы в мелкий щебень среди гигантского пожара. Равно как испарился бы центр Нью-Йорка вместе со всеми его небоскребами. То есть от огромных городов осталась бы оплавленная гладкая поверхность диаметром в двадцать километров, окруженная мелкими обломками и пеплом.

 

Испытание «Кузькиной матери»

Для доставки бомбы приспособили турбовинтовой бомбардировщик Ту-95В, в котором сняли створки бомбоотсека: при своей массе 26,5 тонн, включая парашютную систему весом 0,8 тонн, габариты бомбы оказались большe размеров бомболюка — 8 метров в длину и 2,5 метра в диаметре. Для испытания был подготовлен и второй самолет-лаборатория Ту-16, в котором находились приборы и кинооператоры. Самолёты были покрыты специальной светоотражающей краской белого цвета.

Бомбу везли из Арзамаса-16, где ее собирали, спецлитерным поездом. Поезд по дороге несколько раз менял направление, делал заячьи скидки, чтобы в принципе нельзя было бы определить, с какой станции он отправился.

На станции Оленья все было готово. Бомбу переместили на большегрузный автомобильный прицеп и под усиленной охраной, с машинами прикрытия спереди и сзади, доставили на военный аэродром, в специальное здание.

На испытания прибыли маршал, заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий ракетными войсками Кирилл Москаленко и министр среднего машиностроения Ефим Славский. Они специально прилетели из Москвы, где участвовали в работе XXII съезда КПСС.

С большими предосторожностями на мощном подъемнике бомбу подвесили к брюху Ту-95.

Все готово.

Участник группы разработчиков бомбы Юрий Смирнов рассказывает:

«Раздался могучий рокот, и Ту-95, тяжело разбежавшись по казавшейся нескончаемой бетонной полосе, а за ним и Ту-16 поднялись в серое, низкое, затянутое сплошной облачностью небо. Нам сказали, что вскоре к самолетам, взявшим курс на Новую Землю, присоединились истребители сопровождения. Мы снова оказались во власти ожидания...

В комнате, где накануне заседала Государственная комиссия, собралось несколько человек. Мы обменивались шутливыми репликами. Но, кажется, всеми овладело плохо скрываемое напряжение. Время от времени поступали известия, что связь с летчиками нормальная, и все идет по графику. Приближалась критическая минута... Прошло сообщение, что в заданной точке бомба отделилась от самолета, парашют раскрылся, и экипажи уходят из района предстоящего взрыва...

Наконец нам передали, что в 11 ч. 33 мин. московского времени связь с экипажами и пунктами наблюдения за экспериментом прервалась полностью. Это означало: взрыв состоялся».

Руководитель группы разработчиков бомбы Андрей Сахаров в своих «Воспоминаниях» пишет:

«В день испытания «мощного» я сидел в кабинете возле телефона, ожидая известий с полигона. Рано утром позвонил Павлов (крупный чин КГБ, курирующий испытания, фактически — начальник испытания) и сообщил, что самолет-носитель уже летит над Баренцевым морем в сторону полигона. Никто не был в состоянии работать. Теоретики слонялись по коридору, входили в мой кабинет и выходили. В 12 часов позвонил Павлов. Торжествующим голосом он прокричал:

— Связи с полигоном и с самолетом нет более часа! Поздравляю с победой!

Смысл фразы о связи заключался в том, что мощный взрыв создает радиопомехи, выбрасывая вверх огромное количество ионизированных частиц. Длительность нарушения связи качественно характеризует мощность взрыва. Еще через полчаса Павлов сообщил, что высота подъема облака — 60 километров (или 100 километров? Я сейчас, через 26 лет, не могу вспомнить точного числа)».

Правильное число — около 67 километров.

 

Детали испытания

Самолетом ТУ-95 управляли летчики: командир корабля А.Е.Дурновцев, штурман И.Н.Клещ, бортинженер В.Я.Бруй. Бомбардировщик вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю.

Главная проблема заключалась в том, чтобы бомбардировщик успел уйти из зоны поражения до взрыва бомбы. Бомбу взрывали на высоте 4,2 километра, а сбросили с высоты, предельной для ТУ-95 — 10,5 километров. Парашюты раскрылись почти сразу, но бомба сначала летела вниз быстро (из-за малой плотности воздуха), затем ее скорость стала замедляться. В общем, у экипажа оставалось 188 секунд. Самолет со снижением и на форсаже двигателей на максимальной доступной ему скорости порядка 800 км в час (это были дозвуковые бомбардировщики) стал уходить от места сброса бомбы и до взрыва бомбы успел удрать на расстояние 39 километров. Вспышка взрыва, которая длилась около минуты, залила кабину белым ослепительным светом — экипаж заблаговременно надел темные очки. В самолете подскочила температура. Самолет стремительно продолжал уходить, но еще стремительнее его настигала ударная волна. И настигла, когда самолет улетел на 115 километров. Это произошло через 8 минут 20 секунд после сбрасывания ядерного заряда. В момент взрыва появилась яркая вспышка, которая длилась около минуты. Сзади разрастался бело-красный огненный шар. То была настоящая заря коммунизма. Ударная волна бросила самолет вниз, вверх, снова вниз. Но обошлось, хотя экипаж получил до сих пор засекреченную дозу радиации. Это был чудовищный, никогда ранее не виданный никем из землян атомный гриб...

Командир второго самолета-лаборатории Ту-16, который в момент прихода ударной волны успел удрать на 205 км, получил приказ вернуться к грибу и произвести подробные съемки и измерения. Но чем ближе подлетал самолет, тем больший ужас охватывал экипаж. Впереди метались оранжевые вихри, мелькали огромные молнии, гриб стремительно уходил в стратосферу и расширялся. Их ждал гигантский огненный смерч, больше всего похожий на вход в «геену огненную». Командир не решился приближаться еще ближе и повернул обратно, не выполнив приказа партии подойти к облаку вплотную. Вот командир Ту-95 Андрей Дурновцев выполнил бы.

У меня когда-то в Минске был сосед (вернее, соседями были его родители) по имени Володя, служивший на Новоземельском полигоне. Он раз в год приезжал в отпуск к родителям и рассказывал мне за бутылкой свои впечатления об испытаниях ядерных бомб. Тяжелый паковый лед толщиной до 2 метров испарялся в районе диаметром километров пятнадцать-двадцать (а надо учесть, что взрывы производили не над океаном, а над сушей). На поверхности воды плавали пачки белой пены. Сами испытатели отсиживались за пару сотен километров в подземных бункерах, и то там их подбрасывало, и слышен был низкочастотный мощный рев, от которого холодело сердце, и сами собой приходили мысли о конце света. «В эти минуты, — рассказывал Володя, — многие произносили какие-то слова, вроде «Господи, пронеси и спаси». А ведь там все были атеистами, комсомольцами и партийными». От танков, строений и прочей техники, оставленной ради эксперимента ближе 30 километров от эпицентра взрыва, ничего не осталось...

Ненцы, отселенные на время испытания «Царь-бомбы» за 500 километровый рубеж, видели на небе яркую вспышку, затем до них донесся мощный рев и гул, которого они ранее никогда не слышали. Ненецкие старики (а стариками там считаются те, кому удается дожить до 50 лет) говорили, что этот рев издавал местный злой дух Омоль, пытающийся высвободиться из подземного кувшина. Местные партийные органы получили указание не разубеждать их в этом заблуждении и не вести борьбу с пережитками шаманизма в ненецкой тундре.

А потом в течение многих дней на небе полыхало нечто вроде Северного сияния. Олени, которые оказались ближе 500 километров от эпицентра, потеряли свою шерсть и погибли. По слухам, из поголовья в 15 миллионов голов осталось менее половины. Опять все свалили на гнев ненецкого несознательного божка.

Вот как описывают этот полет операторы, сидевшие в обоих самолетах.

«Жутковато лететь, можно сказать, верхом на водородной бомбе! Вдруг сработает? Хотя и на предохранителях она, а все же... И молекулы не останется! Необузданная сила в ней, и какая! Ноль! Под самолетом снизу и где-то вдали облака озаряются мощнейшей вспышкой. Вот это иллюминация! За люком просто разлился свет-море, океан света, и даже слои облаков высветились, проявились... В этот момент наш самолет вышел между двух слоев облачности, а там, в этом прогале, снизу, появляется громаднейший шар-пузырь светло-оранжевого цвета! Он, как Юпитер, — мощный, уверенный, самодовольный, — медленно, беззвучно ползет вверх... Разорвав беспросветную, казалось бы, облачность, он рос, все увеличивался. За ним, как в воронку, казалось, втянется вся Земля. Зрелище было фантастическое, нереальное... во всяком случае неземное».

Другой кинооператор увидел над горизонтом мощную белую вспышку, а через большой промежуток почувствовал глухой, тяжелый удар: «А-ааххх! Будто Землю убили!» —писал он.

Затем, спустя какое-то время после взрыва, они снимали район центра взрыва, то место, где огненный шар разрыва («фаейрбол») достиг диаметра около 10 км: «Поверхность острова так оплавило, вымело и вылизало, что не поверхность стала — каток! Неровностей и в помине нет... Снимаем прямо с воздуха, на облете и зависании... Вот и эпицентр. Над этой точкой буйствовал термояд. Все сметено, вылизано, подчищено, все оплавлено и продуто!»

 

Эффект «Царь-бомбы»

Никита Сергеевич в последний день партийного съезда сиял как начищенный медный таз. Коммунисты слов на ветер не бросают. Делегаты были в восторге. Вот она, зримая примета коммунизма, программу построения которого к 1980 году тогда же на XXII съезде и приняли. Коммунизм нельзя совместить с отжившим свое капитализмом. Сказали — закопаем, значит, так и будет. Ну, с поправкой — не закопаем, а сожжем в крематории. Так современнее.

На эстраде два «сатирических» куплетиста Шуров и Рыкунин весело пели: «Сто мильонов тонн тротила, нам и этого хватило, чтоб кондрашка их хватила!» Публика была в восторге...

Интересно, что и сейчас 90 процентов всех комментариев «простых пользователей» по поводу юбилея бомбы наполнены гордостью за свершение, эх, как нас тогда боялись, а сейчас все про... ли.

Отснятый 20-минутный фильм о создании 50-мегатонной бомбы, о подготовке и проведении ее испытания позднее был показан высшему руководству страны. Фильм заключал дикторский текст: «На основе даже самых предварительных данных стало очевидным, что произведенный взрыв является рекордным по своей силе».

Ликующий голос диктора перечисляет смертоносные эффекты взрыва: «Вспышку видели на расстоянии до 1000 км, а ударная волна три раза обогнула Землю! Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон и была слышна как сильный гул на расстоянии около 800 километров. Впервые в мире столь огромная мощность!.». Голос диктора дрожал от счастья.

После испытания газета «Правда» сказала свое слово мира: «50 мегатонн — вчерашний день атомного оружия. Сейчас созданы еще более мощные заряды».

Они созданы не были, но в проекте, действительно, находилась 150 мегатонная бомба.

На самом же деле, и это хорошо понимали теоретики, ни 100 мегатонная, ни 50-мегатонная бомбы не были и не могли быть оружием. Это было единичное изделие для политического давления и устрашения.

Да, политическое воздействие произвели несомненное. Именно под устрашающий эффект взрыва Хрущев отдал приказ завезти на Кубу ракеты, отчего разразился самый серьезный кризис за все тысячелетия цивилизации. Мир стоял на пороге Третьей мировой термоядерной войны.

«Кузькина мать» явно продвинула переговоры о запрещении испытаний атомного оружия в атмосфере и под водой — ущерб экологии, а также условиям жизни людей и их технике от таких опытов стал очевиден даже для выдающихся борцов за мир. Этот договор был подписан в 1963 году.

В общем, более Хрущев не рисковал взрывать «Царь-бомбу». Взамен стали показывать академика Мстислава Келдыша, президента академии наук СССР, который учено повторял, что советская наука работает исключительно на благо мира.

 

Андрей Сахаров

Отчет об успешном испытании «изделия» первым подписал Андрей Сахаров. В конце отчета стояла фраза: «Удачный результат испытаний этого изделия открывает возможность конструировать изделие практически неограниченной мощности».

И тогда же окрыленный успехом Сахаров имел беседу с начальником 6-го управления Военно-Морского Флота инженер-вице-адмиралом Фоминым Петром Фомичем. То был крупный начальник и весомая фигура: в его ведении были все флотские ядерные боеприпасы, ему же подчинялся ядерный полигон на Новой Земле. Сахаров поделился сокровенным с адмиралом Фоминым. Академик, трижды герой соцтруда Сахаров, придумал способ эффективной доставки сверхмощного заряда, пусть и в 1000 мегатонн, к цели. Он предложил запускать заряд на большой торпеде, привезенный к берегам противника на подводной лодке. И там, у берегов, взорвать. Такой заряд поднимает гигантскую волну, которая накрывает прибрежный город. Сахаров писал: «Он (Фомин) был шокирован «людоедским характером» проекта и заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве. Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал этого проекта».

Судя по хронологии, именно эта реакция Фомина стала отправной точкой, импентом ко все бóльшему покаянию академика. Создание смертоносного оружия, апофеозом которого стали «Царь-бомба» и идея подводного взрыва совсем уж чудовищного заряда, стала толчком к его дальнейшей правозащитной деятельности.

Похоже, однако, что адмирал таким жестом миролюбия просто отшил академика от плодотворной идеи. Подводный ядерный взрыв — это ж как раз по его ведомству! Значит, ему и предлагать ее. Именно так позднее и произошло. К счастью, расчеты и эксперименты показали, что из этой затеи ничего бы не вышло.

 

 

www.chayka.org

Ядерная Царь-бомба

Добавил: admin

Тема: Армия

30 октября 1961 года СССР показал всему миру Кузькину мать, о которой заявил Хрущев в 1959 году.

Испытание водородной бомбы небывалой ранее мощности Советским Союзом повлекло такой силы сейсмический отклик, что весь мир, буквально «содрогнулся».

Взрыв Царь-бомбы был такой силы, что волна в высоту 67 км докатилась до космического пространства. Сформировавшаяся взрывная волна неописуемой мощности проследовала вокруг Земли несколько раз. Ученые испытатели ядерной Царь-бомбы ужаснулись возможным последствиям содеянного, в какой-то момент обсуждалась версия, что началась необратимая цепная реакция, которая повлечет за собой гибель планеты.

Ядерная водородная Царь-бомба разрабатывалась в секретных лабораториях закрытого города Арзамас-16 и была готова к испытаниям менее чем за 4 месяца. Руководил проектом светила ядерной физики академик А.Д. Сахаров.

Советский Союз осуществил испытание ядерной Царь-бомбы как демонстрацию силы в ходе бушующей холодной войне. Америка стягивала свои военные силы в Западной Европе. СССР возвели Берлинскую стену летом 1961 года. Вопрос с Германией стал самым критичным в отношениях СССР и США. Предпосылки 3-ей мировой войны становились все более явными.

В этот самый момент взрыв Царь-бомбы фактически переломил ход холодной войны. Таким образом, Хрущев заявил о «сверхсвозможностях» СССР, наглядно продемонстрировал всему миру реальную угрозу ядерной войны.

Термоядерная бомба АН602 весом 26 тонн, в народе Царь-бомба, «Кузькина мать», одно из самых мощнейших орудий смерти 20 века, была сброшена в Арктике. Мощность ее взрыва — 57 мегатонн в тротиловом эквиваленте, равных 3600 бомбам, сброшенным США на Хиросиму, диаметр огненного шара — более 10 км, диаметр «гриба» — 95 км.

Испытание ядерной Царь-бомбы — давно история лет минувших. Однако того одного раза хватило для расстановки мировых силовых преимуществ.

Сама бомба АН602 сегодня музейный экспонат в музее ядерного оружия в г. Сарове. Ее макет недавно экспонировался в московском Манеже, как напоминание о возможных ужасающих последствиях любой ядерной угрозы мирового масштаба.

Степан Елочкин

Кликните на фото для просмотра Фото к статье: 7

22-91.ru

Смотрины «Кузькиной матери». Как СССР сделал и взорвал «Царь-бомбу» | История | Общество

Мощнее, ещё мощнее...

В начале «атомного века» Соединённые Штаты и Советский Союз вступили в гонку не только по количеству атомных бомб, но и по их мощности.

СССР, который обзавёлся атомным оружием позже конкурента, стремился выравнять положение за счёт создания более совершенных и более мощных устройств.

Разработка термоядерного устройства по кодовым названием «Иван» была начата в середине 1950-х годов группой физиков под руководством академика Курчатова. В группу, занимавшуюся данным проектом, входили Андрей Сахаров, Виктор Адамский, Юрий Бабаев, Юрий Трунов и Юрий Смирнов.

В ходе исследовательских работ учёные также пытались нащупать пределы максимальной мощности термоядерного взрывного устройства.

Проектные изыскания длились в течение нескольких лет, а финальный этап разработки «изделия 602» пришёлся на 1961 год и занял 112 дней.

Бомба АН602 имела трёхступенчатую конструкцию: ядерный заряд первой ступени (расчётный вклад в мощность взрыва — 1,5 мегатонны) запускал термоядерную реакцию во второй ступени (вклад в мощность взрыва — 50 мегатонн), а она, в свою очередь, инициировала так называемую ядерную «реакцию Джекилла-Хайда» (деление ядер в блоках урана-238 под действием быстрых нейтронов, образующихся в результате реакции термоядерного синтеза) в третьей ступени (ещё 50 мегатонн мощности), так что общая расчётная мощность АН602 составляла 101,5 мегатонн.

Однако первоначальный вариант был отклонён, поскольку в таком виде взрыв бомбы вызвал бы чрезвычайно мощное радиационное загрязнение (которое, однако, по расчётам всё равно серьёзно уступало бы тому, которое было вызвано куда менее мощными американскими устройствами).

«Изделие 602»

В итоге было решено не использовать «реакцию Джекилла-Хайда» в третьей ступени бомбы и заменить урановые компоненты на их свинцовый эквивалент. Это уменьшало расчётную общую мощность взрыва почти вдвое (до 51,5 мегатонн).

Ещё одним ограничением для разработчиков были возможности авиатехники. Первый вариант бомбы весом в 40 тонн был отвергнут авиаконструкторами из КБ Туполева — самолёт-носитель не смог бы доставить подобный груз до цели.

В итоге стороны достигли компромисса — атомщики уменьшили вес бомбы вдвое, а авиационные конструкторы готовили для неё специальную модификацию бомбардировщика Ту-95 — Ту-95В.

Оказалось, что поместить заряд в бомболюке не удастся ни при каких условиях, поэтому донести АН602 до цели Ту-95В должен был на специальной внешней подвеске.

Фактически самолёт-носитель был готов в 1959 году, однако физикам-атомщикам было дано указание не форсировать работы по бомбе — как раз в этот момент в мире наметились признаки снижения напряжения в международных отношениях.

В начале 1961 года, однако, обстановка вновь обострилась, и проект реанимировали.

Время для «матери Кузьмы»

Окончательный вес бомбы вместе с парашютной системой составил 26,5 тонн. У изделия оказалось сразу несколько названий — «Большой Иван», «Царь-Бомба» и «Кузькина мать». Последнее приклеилось к бомбе после выступление советского лидера Никиты Хрущёва перед американцами, в котором он посулил им показать «кузькину мать».

О том, что Советский Союз планирует в ближайшее время испытать сверхмощный термоядерный заряд, в 1961 году Хрущёв вполне открыто говорил иностранным дипломатам. 17 октября 1961 года о предстоящих испытаниях советский лидер заявил в докладе на XXII съезде партии.

Местом испытаний был определён полигон «Сухой Нос» на Новой Земле. Подготовка к взрыву была завершена в последних числах октября 1961 года.

Самолёт-носитель Ту-95В базировался на аэродроме в Ваенге. Здесь же в специальном помещении производилась окончательная подготовка к испытаниям.

Утром 30 октября 1961 года экипаж лётчика Андрея Дурновцева получил приказ вылететь в район полигона и произвести сброс бомбы.

Взлетев с аэродрома в Ваенге, Ту-95В через два часа достиг расчётной точки. Бомба на парашютной системе была сброшена с высоты 10 500 метров, после чего лётчики сразу стали уводить машину из опасного района.

В 11:33 по московскому времени на высоте 4 км над целью был произведён взрыв.

Был Париж — и нет Парижа

Мощность взрыва заметно превысила расчётную (51,5 мегатонн) и составила от 57 до 58,6 мегатонн в тротиловом эквиваленте.

Свидетели испытания говорят, что ничего подобного в своей жизни им более наблюдать не приходилось. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров, световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров.

Наблюдатели сообщали, что в эпицентре взрыва скалы приняли удивительно ровную форму, а земля превратилась в некое подобие военного плаца. Полное уничтожение было достигнуто на площади, равной территории Парижа.

Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Отсутствие радиосвязи убедило учёных — испытания прошли как нельзя лучше. Ударная волна, возникшая в результате взрыва «Царь-бомбы», трижды обогнула земной шар. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров.

Несмотря на сильную облачность, свидетели видели взрыв даже на расстоянии тысячи километров и могли его описать.

Радиоактивное заражение от взрыва оказалось минимальным, как и планировали разработчики, — более 97 % мощности взрыва давала практически не создающая радиоактивного загрязнения реакция термоядерного синтеза.

Это позволило учёным приступить к исследованию результатов испытаний на опытном поле уже через два часа после взрыва.

«Людоедский» проект Сахарова

Взрыв «Царь-бомбы» действительно произвёл впечатление на весь мир. Она оказалась мощнее самой мощной американской бомбы в четыре раза.

Существовала теоретическая возможность создания ещё более мощных зарядов, однако от реализации таких проектов было решено отказаться.

Как ни странно, главными скептиками оказались военные. С их точки зрения, практического смысла подобное оружие не имело. Как прикажете его доставлять в «логово врага»? Ракеты у СССР уже были, но долететь до Америки с таким грузом им было не под силу.

Стратегические бомбардировщики также были не в состоянии долететь до США с такой «поклажей». К тому же они становились лёгкой мишенью для средств ПВО.

Учёные-атомщики оказались куда большими энтузиастами. Выдвигались планы размещения у берегов США нескольких сверхбомб мощностью в 200–500 мегатонн, взрыв которых должен был вызвать гигантское цунами, которое смыло бы Америку в прямом смысле слова.

Академик Андрей Сахаров, будущий правозащитник и лауреат Нобелевской премии мира, выдвинул другой план. «Носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водо-паровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния нескольких сот километров должны стать порты противника. Война на море проиграна, если уничтожены порты, — в этом нас заверяют моряки. Корпус такой торпеды может быть очень прочным, ей не будут страшны мины и сети заграждения. Конечно, разрушение портов — как надводным взрывом „выскочившей“ из воды торпеды со 100-мегатонным зарядом, так и подводным взрывом — неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами», — писал учёный в своих воспоминаниях.

О своей идее Сахаров рассказал вице-адмиралу Петру Фомину. Бывалый моряк, возглавлявший «атомный отдел» при Главкоме ВМФ СССР, пришёл в ужас от замысла учёного, назвав проект «людоедским». По словам Сахарова, он устыдился и более никогда к данной идее не возвращался.

Учёные и военные за успешное проведение испытаний «Царь-бомбы» получили щедрые награды, но сама идея сверхмощных термоядерных зарядов стала уходить в прошлое.

Конструкторы ядерного оружия сосредоточились на вещах менее эффектных, но куда более эффективных.

А взрыв «Царь-бомбы» и по сей день остаётся самым мощным из тех, что когда-либо были произведены человечеством.

www.aif.ru