Игнатьев, Алексей Алексеевич. Игнатьев алексей алексеевич


Граф Игнатьев — личный агент Сталина

По теме: Так служить Отечеству и народу! Алексей Алексеевич Игнатьев.

Становится явным: кто был исполнителем тайных операций Сталина«Нераскрытые тайны»: Личный агент Сталина

Личная разведка Сталина – самый большой миф XX века. Кто был исполнителем самых тайных операция Иосифа Сталина? Невероятно, но все это может быть делом рук одного человека – "красного графа" Игнатьева. Так был ли Алексей Игнатьев личным агентом Сталина? Агентурные тайны самой загадочной личности XX века в документальном расследовании телеканала "Москва Доверие". ©

~~~~~~~~~~~

Генерал-майор РККА, граф ИгнатьевИзвестно, что Сталин, кроме официальных разведывательных служб, имел личную разведку. Об этой службе даже в НКВД мало кто знал. Но вот что удивительно, пока НКВД, ОГПУ и другие репрессивные органы безжалостно "душили" классовых врагов, судьбу России вершили белоэмигранты. Оказывается, в своих выводах Сталин опирался на донесения личных агентов, а эту службу возглавлял граф и бывший офицер Белой армии Алексей Игнатьев. Эксклюзивные подробности смотрите в "Нераскрытых тайнах".Правая рука вождя

Личная разведка Иосифа Сталина – большинство историков полагают, что ее вовсе не существовало. Однако те, кто обладает крупицами секретной информации, утверждают: общение Сталина со специальными агентами происходило в обход остальных разведок.

Докладывали лично вождю, входили и выходили незаметно через черный ход. В числе тайных визитеров, чьи имена не фиксировались ни в одном журнале, есть и граф Алексей Игнатьев, в прошлом военный атташе Николая II в Европе.

"До самой своей смерти, уже после войны, Алексей Алексеевич имел право свободного доступа к Сталину. Мало кто из военных мог себе это позволить, даже любимчик Рокоссовский. Сталин пользовался его советами, знаниями, часто обсуждал с ним различные вопросы, хотя, конечно, это никак не афишировалось, нигде не фиксировалось", - говорит писатель Арсен Мартиросян.

Дом №17 в Лубянском проезде до сих пор называют "Генеральским". В советское время в нем проживали только самые именитые военачальники. Удивительно, как среди них оказался бывший офицер царской армии. Тем не менее, именно туда, после долгого пребывания за границей, прибывали Игнатьев с супругой.

"Он либо с кем-то договорился, либо был очень ценен. В любом случае, каждого военного, связанного с советской властью, кадрового русского офицера, даже генерала, благополучно пересидеть, ни разу не "присев", - событие исключительное", - утверждает историк Андрей Марыняк.

Как же объяснить это исключительное обстоятельство? Октябрьская революция застает Игнатьева в Европе. Он все так же исполняет функции атташе. Затем работает в советском торговом представительстве. В самый разгар сталинских чисток, граф неожиданно возвращается в Россию. Так же неожиданно он получает звание генерал-майора госбезопасности. Основывает и курирует институт военных переводчиков. Издает увесистые тома мемуаров.

"Алексей Алексеевич Игнатьев был генерал-майором царской армии, а потом и генерал-майором и генерал-лейтенантом благодаря лично Сталину, в советской армии", - отмечает историк Андрей Бинев.

Фортуна не просто улыбалась счастливчику, а долгие годы не выпускала его из своих объятий. Впрочем, удача Игнатьева, возможно, объясняется иначе — услугами его пользовался кто-то из кремлевских небожителей. Но значит ли это, что он был личным агентом Сталина?

"Он до 1937 года находился за границей, с помощью своей же агентуры, которая была в его распоряжении, обладал ценными сведениями. Именно они пригодились Сталину", - считает Андрей Бинев.

Но было ли это на самом деле? Раскрыть эту тайну будет непросто. Как правило, о работе разведчика становится известно только в случае провала. Лучшие в истории агенты навсегда останутся тайной. Так было бы и с братьями Игнатьевыми, Алексеем и Павлом, если бы не досадная случайность.

В 1916 году, один из политических деятелей, Павел Милюков, выступает в Госдуме с критикой царского правительства. Неожиданно из его речи становится известно об агентурной сети братьев Игнатьевых, которая работает в Европе по распоряжению Николая II.

"И Павел, и Алексей обладали огромными связями, агентурной сетью в Швейцарии, Франции и Германии. Они были первыми, кто сообщил царю о том, что существует тайная организация, финансируемая немцами, которая готовит военный переворот сначала, и некоторое революционное событие на территории России", - говорит Бинев.

Братья Игнатьевы происходят из знатного графского рода. Перед тем, как ехать в Европу, они заканчивают пажеский корпус. Историк и писатель Николай Лисовой считает пажеский самым престижным военным высшим заведением в дореволюционной России.

"Оно было по образованию немножко выше, лучше, чем кадетские корпуса. Но при этом оно было пажеское, придворное воспитание. Они становились пажами императрицы", - рассказывает Николай Лисовой.

Императорские кавалергарды

Выпускники пажеского корпуса имеют уникальную возможность – они сами выбирают войска, в которых будут служить. Павел присоединяется к гусарам, а Алексей пополняет ряды кавалергардов, самых красивых и отважных рыцарей эпохи. В сверкающих керасах и каске с плюмажем он гарцует на парадах перед самим Государем Императором.

"Игнатьевы происходят из очень известного древнего офицерского рода, с конца XVI - начала XVII века они заслужили уважение в офицерской среде. Все они служили в кавалергардах, в генеральном штабе, и практически все в конце службы были генералами", - рассказывает Андрей Бинев.

Даже чистокровный арабский скакун рядом с лошадью кавалергарда выглядел жалко, она весила почти тонну. Во время боевых действий, царские кавалергарды в считанные минуты сминали пехоту и даже конницу противника.

Что касается Алексея Игнатьева, он затмевает даже своих соратников. Ему нередко выпадает честь дирижировать на придворных балах. По его команде гремит оркестр, а мазурка сменяет катильон. И это в Зимнем Дворце, в присутствии самой императрицы!

"Удостоиться этой чести мог только человек, хорошо известный в придворных кругах. Приглашение дирижировать на балу расценивалось как знак качества. Это был лучший жених, блестящий кавалер, искомый собутыльник в компаниях", - утверждает историк спецслужб Александр Крушельницкий.

В Европе Алексей и Павел обладают широкой агентурной сетью. Именно она обеспечивает русской армии несколько блестящих побед в Первой Мировой. Брусиловский прорыв происходит благодаря агентнессе Игнатьевых, она зарисовывает схему вражеского подъема на подошвах своих ног, и таким образом перевозит ее через несколько границ.

"В годы Первой мировой войны оба брата занимались активной разведдеятельностью против кайзеровской Германии и ее союзников, Австро-Венгрии. У них была мощная агентурная сеть, которая охватывала всю Западную Европу, и была в состоянии выяснить чрезвычайно многие вопросы", - говорит Андрей Марыняк.

Невозможно представить, что этот человек может в одночасье превратиться в деятеля пролетарской революции. Октябрьская революция, а вслед за ней и Гражданская война — Игнатьев в Париже, все еще в должности военного атташе. Он просто обязан встать на сторону белого движения, чтящего традиции императорской армии. Многие кавалергарды уже сражаются в добровольческих отрядах генерала Деникина, ценой больших потерь им удается отвоевать у советской власти значительную часть Сибири.

Историк Сергей Волков — один из известнейших в России специалистов по белому движению.

"К началу лета 1918 года советская власть была ликвидирована по всей Сибири, и в Поволжье, в Самаре образовалось правительство Комуч, а в Омске — Временное сибирское правительство", - рассказывает Сергей Волков.

На фоне полной безнадежности горстка русских патриотов находят в себе силы бороться. И это не те, кто при царе владел заводами и поместьями, костяк движения — офицеры, которые на совесть служили своему Отечеству, не всегда получая за это достойную награду. В 1917 году они добровольно взваливают на плечи ношу борьбы за вековые идеалы. Очаги белого движения разрознены, разбросаны по всей стране, нужна твердая рука, которая соберет их воедино. Это будет рука генерала Колчака.

"Колчаку было предложено в качестве диктатора возглавить все движение. Он согласился, хотя государственным деятелем не был, как, собственно, и полководцем. Он был талантливый адмирал, с его именем связана успешная минная война на Черном море", - говорит Волков.

С этой минуты Александр Колчак именует себя Верховным правителем России. Выдающийся флотоводец и ученый, заслуживший славу дерзкими арктическими походами и безрассудной смелостью во время русско-японской войны. Невероятно, но когда Колчак попал в плен к японцам, они оставили ему оружие, а потом, не дожидаясь окончания войны, предоставили свободу. С Колчаком Игнатьев связывает большие надежды.

"В начале 1919 года, когда Колчак принял на себя звание Верховного правителя России, и ему нужно было создавать свою армию и государственный аппарат, граф Игнатьев предложил свою кандидатуру", - утверждает Сергей Волков.

В качестве военного атташе граф искусно ведет переговоры с французами. Игнатьев умеет убеждать. Наверняка по его просьбе отпустят русских военнопленных Первой мировой. Они пополнят ряды белой армии. Более того, граф отвечает за поставку оружия из Европы в Россию. На его личном счету скопилась приличная сумма, как помогла бы она русскому движению!

"Игнатьев был очень доверенным человеком лично Николая II, и деньги находились в его личном распоряжении. Это 227 миллионов золотом, которые по нынешнему эквиваленту доходят до 10 миллиардов долларов", - объясняет Андрей Бинев.

На военном поприще

Под командованием Колчака белая армия добивается успехов. Огромное впечатление производит на современников ее прорыв к Волге. Дальнейшее занятие Самары, Казани, Симбирска открывает белым армиям прямую дорогу на Москву. Однако, к лету 1919 года Красная армия насчитывает уже 1,5 миллиона человек, силы неравны. Колчаку приходится отступить.

"Этот момент сыграл большую психологическую роль, поскольку та сила, которая представляла костяк белого движения не смогла дойти даже до Волги, и это предрешило итог", - считает Сергей Волков.

Из газет Игнатьев узнает о трагической гибели Колчака. Оставленный всеми соратниками, адмирал пытается покинуть Россию. Но его поезд захватывают большевики. Героя России расстреляют без суда и следствия, а тело сбросят в прорубь.

Все это должно вызвать возмущение в душе графа, но он прячет это чувство. Причем так глубоко, что в 1924 году отдает все накопленные у него миллионы правительству большевиков. Историк Андрей Марыняк уверен: его напугала проверка, которую устроил генерал Врангель, один из злейших врагов советской власти.

"Есть одно интересное совпадение: главнокомандующий русской армией генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель назначает ревизию сумм, которые имеются на руках русских военных представителей, и практически сразу вслед за этим граф Игнатьев начинает испытывать повышенную любовь к советской власти и требовать себе советское гражданство", - говорит Андрей Марыняк.

Как назло, незадолго до объявленной проверки, атташе заводит дорогую любовницу, знаменитую танцовщицу Наталью Труханову, за которой, по слухам, как-то волочился один из Ротшильдов. По данным французской разведки, одним из подарков любимой стало колье за 300 тысяч франков. Ясно, что граф тратит деньги, которые ему не принадлежат.

"Имеются все основания полагать, что граф Игнатьев путал личный карман и казенный. Он любил жить на широкую ногу. Еще в 1914 году он завел себе любовницу, ставшую потом его женой, что требовало очень много денег, как и красивая жизнь", - рассказывает Марыняк.

Какое пятно на репутации графа! Кавалергарду жениться на актерке! Неслыханно! Для общества офицеров важна незапятнанная честь полка, хоть он теперь и существует только номинально.

"Как правило, такие браки не принимались офицерским обществом. Если такое случалось, браки держались в тайне, а при раскрытии этой тайны, офицер вынужден был уходить из полка", - говорит Андрей Марыняк.

Но, по правде, графа мало волнуют все эти проблемы. Он и сам почти что Родшильд на фоне остальных эмигрантов. В Париже слагают легенды о русских таксистах, а ведь среди них немало офицеров царской армии.

Впрочем, даже такую долю можно считать подарком судьбы. И это при том, что армии генералов Врангеля и адмирала Колчака остановили мировую революцию, которую внесли в Европу на штыках большевики. Чем же ответил старый свет своим освободителям?

"В 20-е годы русская интеллигенция в Европе занималась тяжелейшими работами. Основная масса армий оказалась на Балканах, соответственно, это были работы в угольных шахтах в Болгарии, постройка дорог в Югославии, даже те, кому удалось проникнуть в Бельгию или во Францию, поступали работать на автомобильные заводы. Бывшие полковники и генералы трудились простым пролетарским трудом", - рассказывает Марыняк.

Но действительно ли граф так уж боится ревизии? Вероятно, им руководит другое желание – обеспечить собственную безопасность. Если его, миллионера, до сих пор не уничтожили, то лишь потому, что он один может получить деньги в банке. Однако, атташе боится похищений. Отдав царские миллионы большевикам, он может вздохнуть свободно.

"На тот момент действовали всевозможные эмигрантские группы, которые объявляли себя мстителями за поруганную родину, и конечно, у них на прицеле был нехороший Игнатьев, сидевший на деньгах. Игнатьева, соответственно, гласно охраняла тайная полиция. В один момент он превращается в частное лицо", - утверждает Александр Крушельницкий

Но есть и другое мнение: Алексей Игнатьев был патриотом России. "Большевики стремились только к одному: прибрать к рукам деньги", - считает Андрей Бинев.

Мечты "красного графа"

Игнатьев мечтает вернуть прежнюю Россию, он искренне восхищается Колчаком. Но граф анализирует политическую ситуацию на несколько шагов вперед. Он наблюдает, как лидеры белого движения принимают помощь интервентов, заключая с ними кабальные договоры. Достаточно России того вреда, который ей принесли большевики во главе с Лениным.

"Игнатьев считал, что Ленин – агент немецкой разведки, и они с братом первыми доставили эту информацию еще Николаю II. После смерти Ленина он передал Сталину свои миллионы, и остался работать во Франции", -

Избавившись от денежного груза, Алексей Игнатьев покупает домик в пригороде Парижа, где живет с Натальей Трухановой – она становится его женой. Теперь он работник советского представительства во Франции с нищенским содержанием. Чтобы свести концы с концами, Игнатьевы выращивают дома шампиньоны. Время от времени, Наталья складывает скудный урожай в корзину, чтобы продать его на рынке.

"Несмотря на его отступное, к нему относились достаточно прохладно. Первые годы с ним вообще не хотели иметь дела, а потом он в качестве мелкой шестерки вторгся в прессу, и там обитал", - утверждает Сергей Волков.

Во всяком случае, внешне все выглядит именно так. Но, может быть, Игнатьеву эту и нужно. Можно ли верить в то, что человек, от которого была без ума сама Императрица, согласится влачить нищенское существование? В действительности, вместе с деньгами, граф передает советской России и свою агентурную сеть.

"Думаю, что речь шла о передаче агентурной сети во Франции, и гарантии собственной безопасности, о каких-то имущественных вопросах, так как он был человеком светским и жить в пролетарских условиях, конечно, не привык", - говорит Александр Крушельницкий.

Так чем же на самом деле занимается в Париже теперь уже красный граф? 1928 год. В Париже неожиданно умирает генерал Врангель. Официальный диагноз – внезапно начавшийся туберкулез. Однако родственники уверены: его отравили большевистские агенты.

"На тот момент, конец 1920-х - начало 1930-х годов, все усилия политической разведки в Европе были сосредоточены на ликвидации контрреволюционных антисоветских сил, окопавшихся на территории Европы", - рассказывает Крушельницкий.

Информация из секретных источников позволила Александру Крушельницкому сделать вывод: в случае Врангеля речь действительно шла об убийстве, в котором чувствовалась железная хватка Игнатьева.

Вслед за таинственной смертью Врангеля в Париже происходит еще одно загадочное убийство. После горечи поражения, в борьбе за кусок хлеба, белые эмигранты могли бы отчаяться, но этого не происходит. Белый генерал Кутепов начинает в Париже свою войну.

Разрозненные белые силы он объединяет для реванша. Белое движение снова поднимает голову. Однако, в начале 1931 года Кутепова похищают и делают ему смертельный укол ядом. Казалось бы, причем здесь Игнатьев? Но почему тогда его срочно увозят в Москву, пока в Париже идет следствие?

"В январе 1931 произошло убийство Кутепова при попытке выезда в Советский Союз. И как раз в это время в командировку туда направляют графа Игнатьева. Судя по всему, чтобы его не замели французские полицейские", - говорит Александр Крушельницкий.

Игнатьеву было чего бояться. Французы прекрасно знали что представляла собой красная разведка. В первые годы советской власти разведчиком мог стать каждый желающий. Автор книги по истории спецслужб Сергей Войтиков, изучил документы первых лет советской разведки. И некоторые факты его немало удивили.

"В 1918 году, как это не парадоксально, шпионов набирали даже на бирже труда. По этому поводу было серьезное разбирательство, которое началось с военных контрразведчиков. Троцкий при получении сводки даже написал послание в управление, что "видимо, мне скоро в сводке сообщат, как называется столица Швеции", - рассказывает Сергей Войтиков.

Расцвет советской разведки

Только к концу 1920-х годов советские спецслужбы начинают работать профессионально. Но прежде, чем их руководители достигнут уровня потомственного разведчика Игнатьева, пройдет не одно десятилетие.

"Когда в конце 1920-х годов понадобилось сильно поправлять агентурную разведку, начали давать деньги на это, был поставлен новый руководитель, который оказался на этом посту очень эффективным, именно в это время разведка вышла на достаточно высокий уровень", - утверждает Войтиков.

Еще одно удивительное совпадение: нелегальная резидентура ОГПУ, то есть внешняя разведка СССР, процветает именно в Париже. И именно там Игнатьев активно занят выращиванием грибов. Это наводит на мысль, что чекисты объединили свои силы с агентурной сетью графа. А грибы – для отвода глаз.

"В это время, именно когда Игнатьев работал в торговом представительстве во Франции, именно во Франции активно действовала нелегальная резидентура ОГПУ", - рассказывает Александр Крушельницкий.

В истории ОГПУ – внесудебные расправы с врагами советской власти. И если Игнатьев в них участвовал, кровь убитых осталась и на его руках. Впрочем, для доступа к Иосифу Виссарионовичу, это не помеха, скорее, наоборот. Но значит ли это, что граф действительно был личным агентом вождя народов?

"Скорее всего, это была не разведка, а личные информаторы, которые доставляли Сталину такую информацию, которая позволяла ему устраивать в стране репрессии, вырывать из политической жизни своих противников", - говорит Андрей Бинев.

Без личной разведки не мыслили своей работы многие политические деятели. Тайные осведомители кардинала Ришелье составляли основу его политического влияния, и принесли немало пользы французскому государству. Уинстон Черчилль вряд ли вошел бы в историю, как великолепный политик, если бы не было у него разведгруппы Фокус.

"В Фокус входили самые влиятельные евреи, банкиры Великобритании. Туда он переманил и банкиров и разведчиков, и в результате, обладал достаточно мощной информацией", - утверждает Арсен Мартиросян.

Но действительно ли у Сталина была личная разведка? И был ли Алексей Игнатьев ее агентом?

Арсен Мартиросян, ветеран внешней разведки, приоткрыл завесы тайны самой секретной советской спецслужбы. Работая в КГБ, он познакомился с человеком, который представился как личный агент Иосифа Сталина.

"Один из руководителей личной разведки Сталина, Константин Мефодьевич, естественно, это псевдоним", - говорит Мартиросян.

Этот человек специализировался на взломе секретных архивов. Так, от своего тайного визави, Мартиросян получил сведения, которые способны перевернуть многие представления о событиях советской эпохи.

"Секретные архивы – было важнейшее направление в деятельности личной разведки Сталина, потому что он ориентировал своих сотрудников на взламывание архивов Франции, Германии, Великобритании, Италии. В них находились документы, которые играли на протяжении веков, по ним можно было понять весь механизм управления западными странами", - утверждает Мартиросян.

Но главное, если верить этому человеку, Алексей Игнатьев действительно служил в личной разведке Сталина.

Конец 1920-х годов. В СССР успешно проводится индустриализация. Но где взяли деньги на строительство заводов? Разгадать эту тайну до сих пор не может ни один экономист. Вероятно, ответ нужно искать в деятельности личной разведки и Алексея Игнатьева.

Забыть все

В 1927 году в Европе происходит похищение архива Коминтерна. За эти бумаги готовы умереть многие европейские и заокеанские банкиры. В архиве содержатся сведения о том, куда именно пламенные большевики перевели краденые деньги в первые годы советской власти.

"Вывезены они были в США и в Англию, в обеспечение поставок по вооружению в ходе Первой мировой войны, ни один из этих слитков не вернулся в Советский Союз. Последнее это золото западники переплавили в 1935 году, российское клеймо полностью исчезло с них", - говорит Арсен Мартиросян.

Но как с этим связан Алексей Игнатьев? Оказывается, как патриот России он еще до революции отслеживал кто и куда переводит российские деньги. Многое удалось вернуть, не без помощи графа.

Благодаря тайным осведомителям в секретной разведке, Андрей Бинев узнал еще одну тайну. Именно Игнатьев приложил руку к разоблачению маршала Тухачевского, и большей части Генштаба накануне Великой Отечественной войны.

"Братья Игнатьевы были вынуждены вступить в масонскую ложу, для того, чтобы вступить в святая святых заговора против Сталина. Именно оттуда они получили информацию, которая затем была использована в знаменитом военном деле, направленного н а физическое уничтожение всего командования советской армии перед самой войной", - рассказывает Андрей Бинев.

Еще перед Великой Отечественной Игнатьев лично встречается с подпоручиком Тухачевским. Что он мог узнать тогда – еще одна тайна. Однако, известно, что немалую роль в составлении обвинений маршалу сыграл архив Вальтера Николаи – руководителя германской разведки.

"Он обладал очень ценной агентурой на территории России, в том числе, и в среде политических партий, которые достались в наследство советской России. Часть членов большевистской партии имела отношение к германской разведке, но доказать это было сложно. И, чтобы понять кто есть кто, Сталин приказал добыть эти архивы", - говорит Арсен Мартиросян.

1939 год. Вальтер Николаи решает перевезти свой гигантский архив. По пути из одного замка в другой, исчезает несколько грузовиков с секретными документами. В советской разведке об этом архиве не догадывается никто, кроме одного человека. Действительно, кто работал на территории Германии еще в Первую Мировую? Конечно, граф Игнатьев. Между тем, в СССР начинаются аресты лучших офицеров Генштаба: Тухачевского, Якиро, Гомарника.

"Когда в 1937 году многие на допросах кололись, и заявляли, что они агенты германской разведки, они все видели свое досье, добытое тогда из архива Николаи", - утверждает Арсен Мартиросян.

И все-таки Игнатьев – самый белый из красных графов. Он один из тех, кто помогает возрождать Российскую Империю. Усилиями Алексея Игнатьева на кители офицеров возвращаются погоны, запрещенные в годы Гражданской войны, атрибут армии неделимой России, за которую положили головы тысячи белых офицеров.

"Белая идея, перейдя линию фронта, переродила красную идею, и Россия опять стала белой. Потом будет использован образ редиски – красные сверху, белые внутри. Не имеется ввиду, что они изменники, просто они белые по духу своему, они возрождали Империю", - говорит Николай Лисовой.

Алексею Игнатьеву удалось избежать того, чего он боялся больше всего – умереть на чужбине в полном забвении. Могила на одном из самых престижных кладбищ Москвы, казалось бы, достойное завершение жизни. Но даже сейчас, спустя столько времени, сложно дать оценку его непростой судьбе. Красный граф купил свое возвращение кровью, и все-таки он сделал немало в интересах своей Родины.

«Москва Доверие», 10 сентября 2014

mamlas.livejournal.com

Игнатьев Алексей Алексеевич, граф, генерал-лейтенант Советской Армии.

Алексей Алексеевич Игнатьев родился 2 (14) марта 1877 г. Окончил Киевский кадетский корпус (1894), Пажеский корпус (1896), Академию Генерального штаба (1902), Офицерскую кавалерийскую школу (1903). Участник русско-японской войны 1904-05 гг. В 1906 г. - в.о. военного агента РИ в Париже. Военный агент в Дании, Швеции и Норвегии в 1908 - 1912 гг. В 1912 г. Алексея Алексеевича Игнатьева переводят на должность военного агента во Франции. Во время ПМВ, Алексей Алексеевич - военный представитель РИ при генштабе французской армии и ведал закупками для армии РИ. Деятельность Алексея Алексеевича Игнатьева на благо российской империи была приостановлена в связи с февральскими событиями 1917 г. Решением правительства А. Керенского графу Игнатьеву присваивается звание "генерал-майор" и предлагается продолжить работу в прежнем объеме.После Октябрьской революции 1917 г. он на стороне Советской власти. Союзники пытались получить средства оставшиеся на счетах, но Игнатьев своевременно перевел их на личный счет, которым мог распоряжаться только он. Таким образом, граф сохранил для России, уже в лице СССР, около 225 миллионов франков(как утверждают на некоторых рессурсах - это, по нынешнему курсу, ок. 2 млрд. долларов). При огромных деньгах на счету, Алексей Алексеевич, очень скромно живет в пригороде Парижа, зарабатывая на жизнь выращиванием и торговлей грибами. Белая имиграция и французские официальные и полуофициальные лица, пытались заставить его отдать деньги, но у них ничего не вышло. Игнатьев отдал чек на полную сумму, советскому послу. С 1927 г. работает в советском торгпредстве в Париже. С 1937 г. в Советской Армии, сначала инспектор и старший инструктор по иностранным языкам Управления ВУЗ РККА, начальник кафедры иностранных языков Военно-медицинской академии, с октября 1942 г. – редактор военно-исторической литературы Воениздата НКО. В годы Великой Отечественной войны оказывал неоценимую по¬мощь Красной Армии, помогал в становлении Военного института ино¬странных языков. В 1943 г. лично по указанию И. Сталина ему было присвоено звание "генерал-лейтенант". Некоторые источники утверждают, что с подачи Алексея Алексеевича, в Советскую Армию, вернулись погоны. После выхода в отставку в 1947 г. занимался литературной деятельностью. Написал автобиографическую книгу "50 лет в строю"(мне кажется, что не осталось уже человека, интересующегося историей и не читавшего эту книгу).

Его отец – Игнатьев Алексей Павлович (1842-1906), граф, государственный деятель, генерал от кавалерии. В 1885 – 1889 гг. – иркутский, в 1889 – 1896 гг. – киевский генерал-губернатор, товарищ министра внутренних дел, член Государственного совета. Убит 9 декабря 1906 г. членом боевой организации эсеров(дело темное, не без участия царской охранки, как считал А.А.). Некоторые авторы, считают, что одним из аргументов для перехода к большевикам, послужила эта история с убийством отца, хотя в собственноручно написанном списке мыслей по этому поводу, в книге "50 лет в строю", такого пункта - нет.

Мать – София Сергеевна – урожденная княжна Мещерская(после упорного нежелания А.А. сотрудничать с белоэмиграцией, отрекается от него, как глава семьи Игнатьевых).

Его дед - Игнатьев Павел Николаевич (1797 – 1879), граф, русский государственный деятель, генерал от инфантерии (1859), почетный член Петербургской АН (1856), почетный член Военно-медицинской академии. В 1854 - 1861 гг. - петербургский генерал-губернатор, в 1872- 1879 гг. – председатель кабинета министров.

Родной дядя – Игнатьев Николай Павлович (1832 – 1908), граф, рус-ский государственный деятель, дипломат (как раз он вошёл в число 100 ве-ликих дипломатов – В.В.), генерал от инфантерии (1878), сын П.Н. Игнатьева. Подписал Пекинский договор (1860), директор Азиатского департамента МИД России (1861-1864). С 1864 г. – посланник, а затем посол в Стамбуле (1867-1877). Участник подготовки и подписания Сан-Стефанского мирного договора 1878 г., завершившего русско-турецкую войну 1877-1878 гг. В 1881 – 1882 гг. – министр внутренних дел.

Младший брат – Игнатьев Павел Алексеевич, родился 31 декабря 1878 г. в Санкт-Петербурге, граф, полковник, руководитель Межсоюзнического бюро во Франции, при жизни незаурядный русский разведчик(некоторые современные писатели, утверждают обратное). Окончил Киевский лицей, затем Петербургский университет. Военную службу проходил вольноопределяющимся в лейб-гвардии гусарском полку в Царском Селе, здесь в 1902 г. выдержал экзамен по 1-му разряду на офицерский чин при Николаевском кавалерийском училище. В 1909 г. окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Боевой офицер, командовал эскадроном на фронте ПМВ. В разведке с 23 марта 1915 г. Французские и английские спецслужбы, да и современные приверженцы "белого движения", считали что братья очень дружны и всегда действуют совместно. Это действительно так, если дело касается интересов России. Но после отказа брата отдать деньги белоэмиграции, стрелял в него, пробил шляпу, которую Алексей Алексеевич сохранил(несмотря на это, "белые" считали Павла Алексеевича предателем и до сих пор не успокоились, придумывая небылицы о его жизни и службе в Париже). Написал книгу "Моя миссия в Париже".(http://militera.lib.ru/memo/russian/ignatyev_pa/index.html)

Яркий пример агентурного бреда, который используют как доказательство предательства братьев: "Агентурное донесение во 2-е бюро французского генштаба о деятельности А. А. и П. А. Игнатьевых в Париже7023 Источник: Париж Р-1 Париж, 17 ноября 1918 г. Согласно сведениям, поступающим ко мне, графы А. и Павел Игнатьевы проявляют в последнее время большое беспокойство. Граф Павел Игнатьев ходил к Бурцеву, и тот признался, что речь идет о чисто русских интересах, о которых не должны знать французы. Однако мы располагаем сведениями, устанавливающими, что Павел Игнатьев договорился с большевистским Генштабом и получил приказ заняться контрразведкой в английской и французской армиях: мы знаем, что эта работа сделана; мы также знаем от осведомителей и свидетелей, что русские офицеры сожгли документы, касающиеся вопросов, интересующих французский Генштаб. Тот факт, что Павел Игнатьев сознался в том, что сжег документы, приобретает крайне серьезный и многозначительный смысл. Мне удалось завербовать служанку, которая служила четыре с половиной года у графа Алексея Игнатьева в то время, когда он еще жил с первой женой; эта служанка, которой они во всем доверяли и которой не стеснялись, мне сообщает много весьма любопытных и крайне важных сведений. Она сообщает, между прочим, об отношениях графа Алексея Игнатьева с офицером-переводчиком Ильинским. По ее словам, Ильинский является абсолютным ничтожеством, человеком с довольно темным прошлым, который был своего рода комнатным слугой давно умершего графа Ферзена. После смерти Ферзена Ильинский оказался без места и благодаря моей нынешней служанке и ее брату-лакею, который с 15-летнего возраста был комнатным слугой у графа Игнатьева, во время войны записался добровольцем во французскую армию, в авиацию (комиссован после двух падений). Ильинский уже обосновался перед войной у графа Алексея Игнатьева в качестве писаря; после объявления войны он стал играть при графе абсолютно исключительную роль. Граф Алексей Игнатьев был настолько влюблен в Труханову, что во время ее пребывания в Москве они полностью потеряли голову и совершенно не занимались своими делами, которыми на самом деле руководил Ильинский. Бывало, что шифры и даже шифровальные блокноты с зашифрованными телеграммами пропадали в течение двух-трех дней, затем они вновь появлялись неизвестно откуда, однако их исчезновение и появления были всегда окружены вынужденным молчанием; эти шифроблокноты доверялись именно Ильинскому. Моя служанка рассказывает также, что граф Алексей Игнатьев вследствие своих расходов на Труханову в одно прекрасное время оказался в очень затруднительном материальном положении, и она была свидетелем того, как Ильинский, намекая на это затруднительное положение, давал советы графу Игнатьеву, а тот с ними соглашался, и с тех пор Ильинский стал хозяином положения и взял графа Алексея в свои руки. Моя служанка рассказывает также, что в ее присутствии неоднократно составлялись фальшивые документы на крупные суммы. В ее рассказах много любопытного, но учитывая, что я не совсем уверен, что она согласится подтвердить свои слова перед властями, я ее "обрабатываю", ожидая, что сумею убедить в необходимости во имя любви к Родине дать искренние свидетельские показания в отношении всего того, что она знает. Я хочу провести ту же работу по отношению к ее брату, однако учитывая преданность последнего графу, эта работа является трудной и деликатной. Поэтому боюсь идти слишком быстро, чтобы не испортить результата, но надеюсь, что мне удастся его добиться. ЦХИДК Ф. 7. Оп. 1. Д. 1042. Л. 114-116. Подлинник."

"Из служебной записки Сюртэ Женералъ (национальная безопасность) со сведениями о результатах проверки благонадежности итальянца Витербо Макса-Фортюне и графов генерала А. А. Игнатьева и его брата полковника П. А. ИгнатьеваР/1. 108 Париж, 3 сентября 1918 г.{*34} ... 1. Витербо Макс-Фортюне, родился 8 мая 1882 г. в Александрии (Италия). Сын Давида Витербо и Регины Суарес, натурализовавшийся во Франции 10 августа 1904 года. Женат, детей не имеет, женился в Париже 5 ноября 1913 г. на некой Крюэр Марии-Луизе, с которой в настоящее время разведен. Во Франции в течение примерно 8 лет проживал поочередно по следующим адресам: ул. Ришелье, 112, проезд Оперы, 9, ул. Рише, 26 и одновременно авеню Ньель, 96, ул. Роше, 64. Сын бывшего посредника торговли мануфактурой, Макс Витербо всегда занимался театром. Он был поочередно генеральным секретарем театра "Матюрен", директором "Современного театра" и "Сирены". В качестве театрального хроникера сотрудничал с "Либерте", "Жиль Блазом", "Пресс", "Парижским криком". Примерно к 1910 году организовал более чем легкий орган печати "Конец века", на страницах которого широко занимался шантажом великосветских кругов, однако это издание просуществовало недолго. Через несколько месяцев после объявления войны, пытаясь воспользоваться обстоятельствами, стал выпускать "Исторический журнал", который просуществовал два месяца. [298] В конце 1914 г. основал "Театр Альберта 1-го" и стал его директором, однако этот театр вынужден был закрыться в марте 1918г. из-за плохого руководства им со стороны Витербо и был сдан в подаренду английской компании "ИМКА". Он якобы также сдал в подаренду "Сирену", расположенную на ул. Монмартр, 167, некоему г-ну Уэллу. Наконец, в ноябре прошлого года он купил за 500 франков "Пролазу", газету шантажистского толка, которая в принципе должна выходить дважды в месяц, однако на самом деле выходит от случая к случаю. Витербо входит в "Ассоциацию спортивных журналистов" и является объектом постоянных жалоб в свой адрес по следующим мотивам: шантаж, побои и ранения, разврат; однако ему всегда удавалось уходить от Исправительного суда. С моральной точки зрения Витербо не пользуется уважением среди журналистов и в театральном мире. Был мобилизован в качестве штабного писаря, получил назначение в Бюро по переписке с оккупированными странами по адресу: Ганноверская ул., 6. В апреле с. г. демобилизовался. В настоящее время редактор газеты "Пари-Миди". Пишет также для газеты "Пэи", дебютировав в рубрике "Слухи", только что поменял ее на должность заведующего информационным агентством. Совокупность сведений, собранных на Витербо по различным адресам, по которым он проходит, не позволяет установить, что он поддерживает связи с графами Игнатьевыми. Те же расследования, проводившиеся по месту жительства последних, также результатов не дали. О Витербо говорят, что он закоренелый бабник, живущий на содержании женщин, среди которых всегда находит жертвы. Витербо по следственным делам не проходит. 2. Граф Павел Игнатьев, полковник Русской армии, Руководитель Русской военной миссии и Директор Русской секции при Межсоюзническом бюро; проживал по авеню Иены, 66 с 1 июля 1916 г. по 1 января 1918 г. в апартаментах, снимаемых его двоюродной сестрой графиней Врангель, урожденной Сюссо-Риффо, женой Военно-морского атташе России при Итальянском правительстве. Он проживал по этому адресу вместе с Марией Шос-товой, женой Истомина, родившейся 10 октября 1884 г. в Петрограде, муж которой был жандармским полковником в России. Граф Игнатьев выдавал Истомину за свою жену и даже пользовался ее именем при поездках за границу. Он давал понять, что был секретным агентом России в Германии в 1913-1914 и 15 годах. С уверенностью можно сказать, что он находился в Германии в течение трех лет под именем Бориса Стомина. Он был, впрочем, назначен под этим именем в Русское военное бюро, расположенное на авеню Элизе Реклю, 14, где должен встречаться со своим братом генералом Алексеем Игнатьевым. В июле и августе 1914 г. он дважды в месяц приезжал в Париж; затем был здесь в декабре 1914 г. и апреле 1915 (по два-три дня каждый раз). Принимал многочисленных гостей на авеню Элизе Реклю. В декабре 1915 г. он прибыл в Париж с любовницей и назначен своим братом в Межсоюзническое бюро под именем капитана Истомина. Отбыв в Россию с любовницей в сентябре 1916 г., возвратился в январе 1917 г. в чине полковника. В июне 1917г. вновь возвратился в Россию под именем Павла Истомина, журналиста, родившегося в Петрограде 1 января 1878 г., затем в сентябре 1917 г. выехал в Швейцарию. С января 1917г. является Руководителем Русской военной миссии, расположенной по Любекской улице в д. 21, одновременно продолжая руководить Русской секцией при Межсоюзническом бюро, находящемся на авеню Марсо в доме номер 30. В январе 1918г. Павел Игнатьев окончательно съехал с квартиры в д. 66 по улице Иены и переехал вместе с любовницей в д. 14 на ул. Петрарки, из которого выбыл в марте с. г., как говорят, в департамент Ньевр. 3. Генерал граф Алексей Игнатьев, произведенный в генералы Керенским, является Русским военным атташе [300] в Париже, коммандор ордена Почетного легиона, 40 лет; женат, детей не имеет. В 1914 г. он повстречал танцовщицу Наташу Труханову, которая стала его любовницей. С этой поры он расстался со своей женой, которая уехала из Парижа в Петроград 25 июня 1914 г. Генерал переехал со своей любовницей, ставшей его женой, в квартиру, снятую на его имя в д. 19 на набережной Бурбон, ежегодная квартплата за которую составляет 3600 франков. Супружеская чета живет скромно и почти никого не принимает. Труханова ведет уединенный образ жизни. Идет слух, что она поддерживала отношения с Матой Хари и якобы принимала участие в интригах своих соотечественников и офицеров Русской миссии против немцев. Граф Алексей, также занимавшийся этим делом, пытался закупить в 1915 году, перед вступлением в войну Италии, 500 000 винтовок и 3 миллиона патронов на имя Ришара Витоло. Итальянское правительство запретило их вывоз, и сделка лопнула. Оба Игнатьевых якобы поддерживают отношения с Великой Герцогиней Мекленбургской, матерью кронпринца, которая ведет скандальный образ жизни. Они также поддерживают отношения с бароном Ро-зеном, проживающим в д. 8 по Спасской улице в Петрограде, известным своими прогерманскими взглядами. Этот старый дипломат, принадлежащий к т. н. касте остзейских баронов, был одним из главных среди тех, кому удалось наводнить двор царя и насадить свою точку зрения в пользу русско-германского союза. Максималисты с энтузиазмом воспроизвели послания барона Розена, поскольку этот дипломат старого режима одобрял идею сепаратного мира. Братья Игнатьевы вызвали недовольство у некоторых русских офицеров из-за их поведения и политики, которую они проводили в Париже. Так, в ходе обеда в сентябре с. г.{*35} у лейтенанта Пер-никова (ул. Боккадор, 9), некий офицер по фамилии Кульнев [301] сказал братьям Игнатьевым, что "он не понимает, почему Союзники все еще терпят их деятельность и даже само присутствие в Париже". Обращаясь к полковнику Павлу со словами: "Ваше гнусное ремесло вызывает у меня отвращение", он оказал: "Я информирую Керенского о Вашем поведении". Кульнев, кажется, является бывшим адъютантом Керенского... Трудно составить категорическое мнение относительно братьев Игнатьевых, образ жизни которых является темным в некотором отношении, которые являются объектом обвинений со стороны их окружения, однако никаких официальных улик против них до сих пор не было представлено. ЦХИДК Ф. 1. Оп. 27. Д. 11214. Л. 5-9. Копия."Французы пытались получить от Павла Алексеевича списки русской агентуры, а от Алексея Алексеевича - деньги, не получили ни того, ни другого. Сейчас уже смешно читать агентурные данные о максималистах-монархистах Игнатьевых, однако эти записки используют и сейчас, "не замечая" их нелепости.Сильные личности, не только сильны как граждане, они и в любви сразу ставят точки над "I". Алексей Алексеевич, влюбившись в балерину Наталью Труханову(написала книгу "На сцене и за кулисами. Воспоминания"), разводится с женой и остается на всю оставшуюся жизнь с любимой женщиной(эта тема, очень волновала и до сих пор волнует недоброжелателей Игнатьевых). Василий Ливанов(актер, Шерлок Холмс), написал книгу "Богатство военного аташе", о А.А.Игнатьеве. В книге, фамилия героя - Кромов. Недавно вышел на экраны, художественный фильм "КромовЪ", по этой книге. И "Богатство..." Ливанова и фильм(в роли Игнатьева - В.Вдовиченков), конечно совсем не копия "50 лет в строю", это художественные произведения, с несколько альтернативным развитием событий, но это добротные произведения. Фильм мне понравился больше, чем, например, "Адмиралъ".В украинской газете "Бульвар Гордона", в 2008 году, было опубликовано интервью с правнучкой Игнатьева Николая Павловича(дяди Алексея и Павла Игнатьевых), Александрой (Игнатьевой) СТОЛПОВСКОЙ, которая долгое время работала в одном из Киевских НИИ, инженером.(http://www.bulvar.com.ua/arch/2008/9/47cd942b99e1c/)Источники(кроме выше приведенных):- "50 лет в строю";- "Богатство военного аташе"В.Ливанов;- http://www.ruskino.ru/mov/11105- http://www.lvdrus.ru/public/090508123358.html ;

ru-history.livejournal.com

Генерал-лейтенант Советской армии, граф Игнатьев Алексей Алексеевич (1877–1954)

Генерал-лейтенант Советской армии, граф Игнатьев Алексей Алексеевич (1877–1954)

Родился 2 (14) марта 1877 г.

В 1894 г. окончил Киевский кадетский корпус.

В 1895 г. начал службу в конной гвардии. Об этом периоде он так вспоминает в своей книге «50 лет в строю»: «Непосредственным моим начальником оказался поручик барон Маннергейм, будущий душитель революции в Финляндии. Швед по происхождению, финляндец по образованию, этот образцовый наемник понимал службу как ремесло. Он все умел делать образцово и даже пить так, чтобы оставаться трезвым».

Окончил Пажеский корпус (1896), Академию Генерального штаба (1902, учился и дружил с Маннергеймом), Офицерскую кавалерийскую школу (1903).

Участник Русско-японской войны 1904–1905 гг.

В 1906 г. — и. о. военного агента Российской империи в Париже.

В 1908–1912 гг. — военный агент в Дании, Швеции и Норвегии.

В 1912 г. — военный агент во Франции.

Во время Первой мировой войны — военный представитель (военный атташе) Российской империи при Генштабе французской армии, полковник Генерального штаба, ведал закупками для Российской армии.

В связи с февральскими событиями 1917 г. его деятельность во благо Российской империи была приостановлена. Решением правительства А. Керенского графу Игнатьеву присваивается воинское звание генерал-майор и предлагается продолжить работу в прежнем объеме.

После Октябрьской революции — на стороне советской власти. Тем не менее, с прекращением своей миссии военного атташе Советской России в Париже, на родину не возвратился. Союзники пытались получить от него средства, оставшиеся на счетах в Банк де Франс, предназначавшиеся для закупок новейших образцов вооружения для Российской империи, но Игнатьев своевременно перевел их на личный счет, которым мог распоряжаться только он.

При огромных деньгах на счете очень скромно живет в пригороде Парижа, зарабатывая на жизнь мытьем посуды в парижских ресторанах, выращиванием грибов в подвале своего дома и торговлей ими. Процентами от миллионов не пользовался. Белая эмиграция, французские официальные и полуофициальные лица безуспешно пытались заставить его отдать финансовые средства, находящиеся в его распоряжении.

В 1924 г. Игнатьев явился на прием к советскому торгпреду Красину, покаялся перед Советским государством за свое невозвращение на родину в 1917 г. и предложил отдать деньги. Взамен он ходатайствовал лишь о советском паспорте и возможности вернуться в Россию.

В 1925 г. А. Игнатьев передал вверенные ему денежные средства советскому полпреду во Франции. Всего граф сохранил для Советского государства около 225 млн франков (это по нынешнему курсу около 2 млрд долларов).

С 1927 г. работает в советском торгпредстве в Париже.

В 1937 г. А. Игнатьеву вместе со второй женой балериной Натальей Трухановой (автор книги «На сцене и за кулисами. Воспоминания») было разрешено вернуться на родину.

Им создали роскошные по советским меркам условия. Однако средств на жизнь не хватало: жена втайне от мужа продавала свои драгоценности, а за пару лет до кончины отнесла в скупку последнее.

С 1937 г. в Красной армии: инспектор и старший инструктор по иностранным языкам Управления ВУЗ РККА, начальник кафедры иностранных языков военно-медицинской академии.

Однако «красному графу» не поручали никакой серьезной работы, его знания и опыт в полном объеме не были востребованы. Жена генерала в одном из писем родственникам писала: «Алешу не приняли ни там, ни здесь.» Для А. Игнатьева такое положение было большой трагедией. Он не хотел себе судьбы, скроенной по формуле: «Жил, умер и забыли.»

В годы Великой Отечественной войны — внештатный консультант Разведупра, помогал в становлении Военного института иностранных языков, Военно-дипломатической академии (ВДА).

С октября 1942 г. редактор военно-исторической литературы Воениздата НКО. Одновременно исполняет опереточную должность историографа Красной армии, преподает в ВДА. Столичный генералитет его не воспринял за интеллигентность и неординарность жизненных поступков. К нему относились с высокомерием, а в кулуарах красные военачальники называли Игнатьева «обрекшим себя на нищету графом, недальновидным вороном, упустившим по собственной глупости золотые яйца, генералом посудомойки и парижских мусорных свалок, которому надоело прозябать среди отбросов французского общества, что и побудило его к покаянию и уплате огромного выкупа за возвращение на Родину». Несмотря на искреннее раскаяние и терпимость к советской власти, генерал по прежнему ощущает недоверие к себе. На этой почве впадает в депрессию.

В 1943 г. Игнатьеву по личному указанию Сталина присвоено воинское звание генерал-лейтенант. С подачи генерала в Красной армии было введено ношение погон, а в стране созданы суворовские училища.

Дружил с режиссером-кинодокументалистом Александром Петровичем Довженко, который в своем дневнике 1.01.1944 сделал запись: «Новый год встречал у симпатичного старого русского генерала А.А. Игнатьева. Оба они, и Игнатьев, и жена его Наталья Георгиевна, были исключительно добрыми и трогательными. Я вспоминаю сегодня свою с ними встречу с чувством теплой благодарности. Меня тронула ихняя интеллигентность и простота, которой нет, на жаль, ныне в нашем обществе».

С 1947 г. в отставке. Написал автобиографическую книгу «50 лет в строю». В своих мемуарах он довольно-таки смутно излагает причины, побудившие его к возвращению на родину.

Умер 20 ноября 1954 г.

Отец — Игнатьев Алексей Павлович (1842–1906), граф, государственный деятель, генерал от кавалерии.

В 1885–1889 гг. иркутский, 1889–1896 гг. — киевский генерал-губернатор, товарищ министра внутренних дел, член Государственного совета. Убит 9 декабря 1906 г. членом Боевой организации эсеров. По мнению его сына, А. Игнатьева, теракт был организован с ведома царской охранки. Некоторые исследователи считают, что одним из аргументов для его перехода к большевикам послужила история с убийством отца.

Мать — София Сергеевна, урожденная княжна Мещерская. Вследствие упорного нежелания сына А. Игнатьева сотрудничать с белой эмиграцией, как глава семьи Игнатьевых, отрекается от него.

Дед по отцу — Игнатьев Павел Николаевич (1797–1879), граф, русский государственный деятель, почетный член Петербургской академии наук (1856), генерал от инфантерии (1859), почетный член Военно-медицинской академии.

В 1854–1861 гг. — петербургский генерал-губернатор.

В 1872–1879 гг. — председатель Кабинета министров.

Родной дядя по отцу — Игнатьев Николай Павлович (1832–1908), граф, русский государственный деятель, дипломат (вошел в число 100 великих дипломатов), генерал от инфантерии (1878), сын П.Н. Игнатьева.

Подписал Пекинский договор (1860), директор Азиатского департамента МИДРоссии (1861–1864). С 1864 г. — посланник, а затем посол в Стамбуле (1867–1877). Участник подготовки и подписания Сан-Стефанского мирного договора 1878 г., завершившего Русско-турецкую войну 1877–1878 гг. В 1881–1882 гг. — министр внутренних дел.

Младший брат — Игнатьев Павел Алексеевич (подробности биографии см. ниже).

В 2009 г. на киностудии «Мосфильм» в содружестве с «Константа фильм» режиссером-постановщиком Андреем Разенковым по идее Константина Филимонова был снят художественный фильм «Кромовъ», повествующий о зарубежном периоде жизни и деятельности сотрудника военной разведки России АА. Игнатьева.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Игнатьев, Алексей Алексеевич — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Граф Алексей Алексеевич Игнатьев (2 [14] марта 1877 — 20 ноября 1954) — русский и советский военный деятель, дипломат, советник руководителя НКИД, писатель. Из рода Игнатьевых, сын генерала А. П. Игнатьева и княжны С. С. Мещерской. Начал службу в Кавалергардском полку, участвовал в русско-японской войне. После революции перешёл на советскую службу, опубликовал мемуары «Пятьдесят лет в строю», много раз переиздававшиеся.

Биография

Могила Игнатьева на Новодевичьем кладбище Москвы.

В 1894 году — окончил Владимирский Киевский кадетский корпус, переведён в специальные классы Пажеского Его Величества корпуса.

В 1896 году — окончил Пажеский Его Величества корпус и выпущен в Кавалергардский Ея Величества полк. Корнет (1896). Поручик (1900).

1902 год — окончил Николаевскую академию генерального штаба по 1-му разряду. Штабс-капитан гвардии с переименованием в капитаны ГШ.

1902—1903 год — прикомандирован к Офицерской кавалерийской школе для изучения технической стороны кавалерийского дела.

1903—1904 год — командир эскадрона в лейб-гвардии Уланском Ея Величества полку.

Участник Русско-японской войны. С февраля 1904 года по август 1905 года — помощник старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера Маньчжурской армии. С ноября 1904 года по май 1905 года — обер-офицер для делопроизводства и поручений управления генерал-квартирмейстера штаба Генерал-квартирмейстера на Дальнем Востоке. С августа по декабрь 1905 года — исполняющий должность старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера 1-й Маньчжурской армии.

С декабря 1905 года по май 1907 года — обер-офицер для особых поручений при штабе Гвардейского корпуса. С мая 1907 года по январь 1908 года — штаб-офицер для особых поручений штаба 1-го армейского корпуса.

С 1908 года военный агент в Дании, Швеции и Норвегии. Полковник (ст. 06.12.1911).

В 1912—1917 — военный агент во Франции; одновременно представитель русской армии при французской главной квартире. Во время Первой мировой войны руководил размещением военных заказов во Франции и поставкой их в Россию. Одним из его помощников в этот период был М. М. Костевич.

После Октябрьской революции перешёл на сторону Советской власти, оставался во Франции. В 1925 году передал советскому правительству денежные средства, принадлежавшие России (225 млн франков золотом) и вложенные на его имя во французские банки. За эти действия был подвергнут бойкоту со стороны эмигрантских организаций. Был исключён из товарищества выпускников Пажеского корпуса и офицеров Кавалергардского полка. Под воззванием, призывавшим к суровому суду над ним как отступником, подписался родной брат[2], П. А. Игнатьев.

Работал в советском торговом представительстве в Париже. В 1937 году вернулся в СССР. Служил в Красной армии, работал в военных учебных заведениях: инспектор и старший инспектор по иностранным языкам Управления военно-учебных заведений РККА, начальник кафедры иностранных языков Военно-медицинской академии. В 1940 году принят в Союз писателей СССР. С октября 1942 года — старший редактор военно-исторической литературы Военного издательства НКО СССР. Был инициатором создания в 1943 г. кадетского корпуса в Москве (Сталин одобрил предложение и назвал училище Суворовским). В том же году инициировал возвращение погон в действующую армию.

  • Комбриг (25.10.1937) — приказ № 3701/п
  • Генерал-майор (04.06.1940) — приказ № 945
  • Генерал-лейтенант (29.08.1943) — приказ № 929

В 1947 году вышел в отставку. Автор воспоминаний «Пятьдесят лет в строю».

Был женат первым браком на Елене Владимировне Охотниковой (1888—1975), дочери шталмейстера Владимира Николаевича Охотникова и княжны Александры Петровны Трубецкой, внучке княгини Елизаветы Эсперовны Трубецкой, после смерти которой Охотниковы унаследовали имение Елизаветино. После развода в 1918 году женился на балерине Наталье Владимировне Трухановой.

Умер в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище (3 участок 63 ряд).

Видео по теме

Звания

Награды

Мемориальная доска Игнатьеву А. А. в Москве на Лубянском проезде

В кинематографе

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikipedia.green

Граф Игнатьев — личный агент Сталина

По теме: Граф Игнатьев. Так служить Отечеству и народу! | Памятная Доска Игнатьеву

Становится явным: кто был исполнителем тайных операций Сталина«Нераскрытые тайны»: Личный агент Сталина

Личная разведка Сталина – самый большой миф XX века. Кто был исполнителем самых тайных операция Иосифа Сталина? Невероятно, но все это может быть делом рук одного человека – "красного графа" Игнатьева. Так был ли Алексей Игнатьев личным агентом Сталина? Агентурные тайны самой загадочной личности XX века в документальном расследовании телеканала "Москва Доверие". ©

Другие «Нераскрытые тайны»: Русь Монгольская | Либерия Ивана Грозного | Смерть Саввы Морозова| Ленин — брат цесаревича | Золото Колчака | Мария Климова(Мурка) | Дюжина Сталиных | Сталин и «Ледокол» | Светлана Аллилуева | Партизаны против Вермахта | Смерть Вильгельма Кубе | Чьё Знамя Победы над Рейхстагом | Космонавт №0 и Гагарин | Таран Пауэрса | Пророк Лёва Федотов / Дом на набережной | Тайна Дворца Советов | Ивановская горка | Женщины-снайперы | Масоны в СССР | Оккультный КГБ | Тайна «голубой крови» | СССР и лекарство от рака | Наука и лженаука | Музеи и экспонаты | Литературные мистификации | Тайны денег | Что такое время | Дежавю | Сереброо - яд?, а также «Земля. Территория загадок»Генерал-майор РККА, граф ИгнатьевИзвестно, что Сталин, кроме официальных разведывательных служб, имел личную разведку. Об этой службе даже в НКВД мало кто знал. Но вот что удивительно, пока НКВД, ОГПУ и другие репрессивные органы безжалостно "душили" классовых врагов, судьбу России вершили белоэмигранты. Оказывается, в своих выводах Сталин опирался на донесения личных агентов, а эту службу возглавлял граф и бывший офицер Белой армии Алексей Игнатьев. Эксклюзивные подробности смотрите в "Нераскрытых тайнах".Правая рука вождя

Личная разведка Иосифа Сталина – большинство историков полагают, что ее вовсе не существовало. Однако те, кто обладает крупицами секретной информации, утверждают: общение Сталина со специальными агентами происходило в обход остальных разведок.

Докладывали лично вождю, входили и выходили незаметно через черный ход. В числе тайных визитеров, чьи имена не фиксировались ни в одном журнале, есть и граф Алексей Игнатьев, в прошлом военный атташе Николая II в Европе.

"До самой своей смерти, уже после войны, Алексей Алексеевич имел право свободного доступа к Сталину. Мало кто из военных мог себе это позволить, даже любимчик Рокоссовский. Сталин пользовался его советами, знаниями, часто обсуждал с ним различные вопросы, хотя, конечно, это никак не афишировалось, нигде не фиксировалось", - говорит писатель Арсен Мартиросян.

Дом №17 в Лубянском проезде до сих пор называют "Генеральским". В советское время в нем проживали только самые именитые военачальники. Удивительно, как среди них оказался бывший офицер царской армии. Тем не менее, именно туда, после долгого пребывания за границей, прибывали Игнатьев с супругой.

"Он либо с кем-то договорился, либо был очень ценен. В любом случае, каждого военного, связанного с советской властью, кадрового русского офицера, даже генерала, благополучно пересидеть, ни разу не "присев", - событие исключительное", - утверждает историк Андрей Марыняк.

Как же объяснить это исключительное обстоятельство? Октябрьская революция застает Игнатьева в Европе. Он все так же исполняет функции атташе. Затем работает в советском торговом представительстве. В самый разгар сталинских чисток, граф неожиданно возвращается в Россию. Так же неожиданно он получает звание генерал-майора госбезопасности. Основывает и курирует институт военных переводчиков. Издает увесистые тома мемуаров.

"Алексей Алексеевич Игнатьев был генерал-майором царской армии, а потом и генерал-майором и генерал-лейтенантом благодаря лично Сталину, в советской армии", - отмечает историк Андрей Бинев.

Фортуна не просто улыбалась счастливчику, а долгие годы не выпускала его из своих объятий. Впрочем, удача Игнатьева, возможно, объясняется иначе — услугами его пользовался кто-то из кремлевских небожителей. Но значит ли это, что он был личным агентом Сталина?

"Он до 1937 года находился за границей, с помощью своей же агентуры, которая была в его распоряжении, обладал ценными сведениями. Именно они пригодились Сталину", - считает Андрей Бинев.

Но было ли это на самом деле? Раскрыть эту тайну будет непросто. Как правило, о работе разведчика становится известно только в случае провала. Лучшие в истории агенты навсегда останутся тайной. Так было бы и с братьями Игнатьевыми, Алексеем и Павлом, если бы не досадная случайность.

В 1916 году, один из политических деятелей, Павел Милюков, выступает в Госдуме с критикой царского правительства. Неожиданно из его речи становится известно об агентурной сети братьев Игнатьевых, которая работает в Европе по распоряжению Николая II.

"И Павел, и Алексей обладали огромными связями, агентурной сетью в Швейцарии, Франции и Германии. Они были первыми, кто сообщил царю о том, что существует тайная организация, финансируемая немцами, которая готовит военный переворот сначала, и некоторое революционное событие на территории России", - говорит Бинев.

Братья Игнатьевы происходят из знатного графского рода. Перед тем, как ехать в Европу, они заканчивают пажеский корпус. Историк и писатель Николай Лисовой считает пажеский самым престижным военным высшим заведением в дореволюционной России.

"Оно было по образованию немножко выше, лучше, чем кадетские корпуса. Но при этом оно было пажеское, придворное воспитание. Они становились пажами императрицы", - рассказывает Николай Лисовой.

Императорские кавалергарды

Выпускники пажеского корпуса имеют уникальную возможность – они сами выбирают войска, в которых будут служить. Павел присоединяется к гусарам, а Алексей пополняет ряды кавалергардов, самых красивых и отважных рыцарей эпохи. В сверкающих керасах и каске с плюмажем он гарцует на парадах перед самим Государем Императором.

"Игнатьевы происходят из очень известного древнего офицерского рода, с конца XVI - начала XVII века они заслужили уважение в офицерской среде. Все они служили в кавалергардах, в генеральном штабе, и практически все в конце службы были генералами", - рассказывает Андрей Бинев.

Даже чистокровный арабский скакун рядом с лошадью кавалергарда выглядел жалко, она весила почти тонну. Во время боевых действий, царские кавалергарды в считанные минуты сминали пехоту и даже конницу противника.

Что касается Алексея Игнатьева, он затмевает даже своих соратников. Ему нередко выпадает честь дирижировать на придворных балах. По его команде гремит оркестр, а мазурка сменяет катильон. И это в Зимнем Дворце, в присутствии самой императрицы!

"Удостоиться этой чести мог только человек, хорошо известный в придворных кругах. Приглашение дирижировать на балу расценивалось как знак качества. Это был лучший жених, блестящий кавалер, искомый собутыльник в компаниях", - утверждает историк спецслужб Александр Крушельницкий.

В Европе Алексей и Павел обладают широкой агентурной сетью. Именно она обеспечивает русской армии несколько блестящих побед в Первой Мировой. Брусиловский прорыв происходит благодаря агентнессе Игнатьевых, она зарисовывает схему вражеского подъема на подошвах своих ног, и таким образом перевозит ее через несколько границ.

"В годы Первой мировой войны оба брата занимались активной разведдеятельностью против кайзеровской Германии и ее союзников, Австро-Венгрии. У них была мощная агентурная сеть, которая охватывала всю Западную Европу, и была в состоянии выяснить чрезвычайно многие вопросы", - говорит Андрей Марыняк.

Невозможно представить, что этот человек может в одночасье превратиться в деятеля пролетарской революции. Октябрьская революция, а вслед за ней и Гражданская война — Игнатьев в Париже, все еще в должности военного атташе. Он просто обязан встать на сторону белого движения, чтящего традиции императорской армии. Многие кавалергарды уже сражаются в добровольческих отрядах генерала Деникина, ценой больших потерь им удается отвоевать у советской власти значительную часть Сибири.

Историк Сергей Волков — один из известнейших в России специалистов по белому движению.

"К началу лета 1918 года советская власть была ликвидирована по всей Сибири, и в Поволжье, в Самаре образовалось правительство Комуч, а в Омске — Временное сибирское правительство", - рассказывает Сергей Волков.

На фоне полной безнадежности горстка русских патриотов находят в себе силы бороться. И это не те, кто при царе владел заводами и поместьями, костяк движения — офицеры, которые на совесть служили своему Отечеству, не всегда получая за это достойную награду. В 1917 году они добровольно взваливают на плечи ношу борьбы за вековые идеалы. Очаги белого движения разрознены, разбросаны по всей стране, нужна твердая рука, которая соберет их воедино. Это будет рука генерала Колчака.

"Колчаку было предложено в качестве диктатора возглавить все движение. Он согласился, хотя государственным деятелем не был, как, собственно, и полководцем. Он был талантливый адмирал, с его именем связана успешная минная война на Черном море", - говорит Волков.

С этой минуты Александр Колчак именует себя Верховным правителем России. Выдающийся флотоводец и ученый, заслуживший славу дерзкими арктическими походами и безрассудной смелостью во время русско-японской войны. Невероятно, но когда Колчак попал в плен к японцам, они оставили ему оружие, а потом, не дожидаясь окончания войны, предоставили свободу. С Колчаком Игнатьев связывает большие надежды.

"В начале 1919 года, когда Колчак принял на себя звание Верховного правителя России, и ему нужно было создавать свою армию и государственный аппарат, граф Игнатьев предложил свою кандидатуру", - утверждает Сергей Волков.

В качестве военного атташе граф искусно ведет переговоры с французами. Игнатьев умеет убеждать. Наверняка по его просьбе отпустят русских военнопленных Первой мировой. Они пополнят ряды белой армии. Более того, граф отвечает за поставку оружия из Европы в Россию. На его личном счету скопилась приличная сумма, как помогла бы она русскому движению!

"Игнатьев был очень доверенным человеком лично Николая II, и деньги находились в его личном распоряжении. Это 227 миллионов золотом, которые по нынешнему эквиваленту доходят до 10 миллиардов долларов", - объясняет Андрей Бинев.

На военном поприще

Под командованием Колчака белая армия добивается успехов. Огромное впечатление производит на современников ее прорыв к Волге. Дальнейшее занятие Самары, Казани, Симбирска открывает белым армиям прямую дорогу на Москву. Однако, к лету 1919 года Красная армия насчитывает уже 1,5 миллиона человек, силы неравны. Колчаку приходится отступить.

"Этот момент сыграл большую психологическую роль, поскольку та сила, которая представляла костяк белого движения не смогла дойти даже до Волги, и это предрешило итог", - считает Сергей Волков.

Из газет Игнатьев узнает о трагической гибели Колчака. Оставленный всеми соратниками, адмирал пытается покинуть Россию. Но его поезд захватывают большевики. Героя России расстреляют без суда и следствия, а тело сбросят в прорубь.

Все это должно вызвать возмущение в душе графа, но он прячет это чувство. Причем так глубоко, что в 1924 году отдает все накопленные у него миллионы правительству большевиков. Историк Андрей Марыняк уверен: его напугала проверка, которую устроил генерал Врангель, один из злейших врагов советской власти.

"Есть одно интересное совпадение: главнокомандующий русской армией генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель назначает ревизию сумм, которые имеются на руках русских военных представителей, и практически сразу вслед за этим граф Игнатьев начинает испытывать повышенную любовь к советской власти и требовать себе советское гражданство", - говорит Андрей Марыняк.

Как назло, незадолго до объявленной проверки, атташе заводит дорогую любовницу, знаменитую танцовщицу Наталью Труханову, за которой, по слухам, как-то волочился один из Ротшильдов. По данным французской разведки, одним из подарков любимой стало колье за 300 тысяч франков. Ясно, что граф тратит деньги, которые ему не принадлежат.

"Имеются все основания полагать, что граф Игнатьев путал личный карман и казенный. Он любил жить на широкую ногу. Еще в 1914 году он завел себе любовницу, ставшую потом его женой, что требовало очень много денег, как и красивая жизнь", - рассказывает Марыняк.

Какое пятно на репутации графа! Кавалергарду жениться на актерке! Неслыханно! Для общества офицеров важна незапятнанная честь полка, хоть он теперь и существует только номинально.

"Как правило, такие браки не принимались офицерским обществом. Если такое случалось, браки держались в тайне, а при раскрытии этой тайны, офицер вынужден был уходить из полка", - говорит Андрей Марыняк.

Но, по правде, графа мало волнуют все эти проблемы. Он и сам почти что Родшильд на фоне остальных эмигрантов. В Париже слагают легенды о русских таксистах, а ведь среди них немало офицеров царской армии.

Впрочем, даже такую долю можно считать подарком судьбы. И это при том, что армии генералов Врангеля и адмирала Колчака остановили мировую революцию, которую внесли в Европу на штыках большевики. Чем же ответил старый свет своим освободителям?

"В 20-е годы русская интеллигенция в Европе занималась тяжелейшими работами. Основная масса армий оказалась на Балканах, соответственно, это были работы в угольных шахтах в Болгарии, постройка дорог в Югославии, даже те, кому удалось проникнуть в Бельгию или во Францию, поступали работать на автомобильные заводы. Бывшие полковники и генералы трудились простым пролетарским трудом", - рассказывает Марыняк.

Но действительно ли граф так уж боится ревизии? Вероятно, им руководит другое желание – обеспечить собственную безопасность. Если его, миллионера, до сих пор не уничтожили, то лишь потому, что он один может получить деньги в банке. Однако, атташе боится похищений. Отдав царские миллионы большевикам, он может вздохнуть свободно.

"На тот момент действовали всевозможные эмигрантские группы, которые объявляли себя мстителями за поруганную родину, и конечно, у них на прицеле был нехороший Игнатьев, сидевший на деньгах. Игнатьева, соответственно, гласно охраняла тайная полиция. В один момент он превращается в частное лицо", - утверждает Александр Крушельницкий

Но есть и другое мнение: Алексей Игнатьев был патриотом России. "Большевики стремились только к одному: прибрать к рукам деньги", - считает Андрей Бинев.

Мечты "красного графа"

Игнатьев мечтает вернуть прежнюю Россию, он искренне восхищается Колчаком. Но граф анализирует политическую ситуацию на несколько шагов вперед. Он наблюдает, как лидеры белого движения принимают помощь интервентов, заключая с ними кабальные договоры. Достаточно России того вреда, который ей принесли большевики во главе с Лениным.

"Игнатьев считал, что Ленин – агент немецкой разведки, и они с братом первыми доставили эту информацию еще Николаю II. После смерти Ленина он передал Сталину свои миллионы, и остался работать во Франции", -

Избавившись от денежного груза, Алексей Игнатьев покупает домик в пригороде Парижа, где живет с Натальей Трухановой – она становится его женой. Теперь он работник советского представительства во Франции с нищенским содержанием. Чтобы свести концы с концами, Игнатьевы выращивают дома шампиньоны. Время от времени, Наталья складывает скудный урожай в корзину, чтобы продать его на рынке.

"Несмотря на его отступное, к нему относились достаточно прохладно. Первые годы с ним вообще не хотели иметь дела, а потом он в качестве мелкой шестерки вторгся в прессу, и там обитал", - утверждает Сергей Волков.

Во всяком случае, внешне все выглядит именно так. Но, может быть, Игнатьеву эту и нужно. Можно ли верить в то, что человек, от которого была без ума сама Императрица, согласится влачить нищенское существование? В действительности, вместе с деньгами, граф передает советской России и свою агентурную сеть.

"Думаю, что речь шла о передаче агентурной сети во Франции, и гарантии собственной безопасности, о каких-то имущественных вопросах, так как он был человеком светским и жить в пролетарских условиях, конечно, не привык", - говорит Александр Крушельницкий.

Так чем же на самом деле занимается в Париже теперь уже красный граф? 1928 год. В Париже неожиданно умирает генерал Врангель. Официальный диагноз – внезапно начавшийся туберкулез. Однако родственники уверены: его отравили большевистские агенты.

"На тот момент, конец 1920-х - начало 1930-х годов, все усилия политической разведки в Европе были сосредоточены на ликвидации контрреволюционных антисоветских сил, окопавшихся на территории Европы", - рассказывает Крушельницкий.

Информация из секретных источников позволила Александру Крушельницкому сделать вывод: в случае Врангеля речь действительно шла об убийстве, в котором чувствовалась железная хватка Игнатьева.

Вслед за таинственной смертью Врангеля в Париже происходит еще одно загадочное убийство. После горечи поражения, в борьбе за кусок хлеба, белые эмигранты могли бы отчаяться, но этого не происходит. Белый генерал Кутепов начинает в Париже свою войну.

Разрозненные белые силы он объединяет для реванша. Белое движение снова поднимает голову. Однако, в начале 1931 года Кутепова похищают и делают ему смертельный укол ядом. Казалось бы, причем здесь Игнатьев? Но почему тогда его срочно увозят в Москву, пока в Париже идет следствие?

"В январе 1931 произошло убийство Кутепова при попытке выезда в Советский Союз. И как раз в это время в командировку туда направляют графа Игнатьева. Судя по всему, чтобы его не замели французские полицейские", - говорит Александр Крушельницкий.

Игнатьеву было чего бояться. Французы прекрасно знали что представляла собой красная разведка. В первые годы советской власти разведчиком мог стать каждый желающий. Автор книги по истории спецслужб Сергей Войтиков, изучил документы первых лет советской разведки. И некоторые факты его немало удивили.

"В 1918 году, как это не парадоксально, шпионов набирали даже на бирже труда. По этому поводу было серьезное разбирательство, которое началось с военных контрразведчиков. Троцкий при получении сводки даже написал послание в управление, что "видимо, мне скоро в сводке сообщат, как называется столица Швеции", - рассказывает Сергей Войтиков.

Расцвет советской разведки

Только к концу 1920-х годов советские спецслужбы начинают работать профессионально. Но прежде, чем их руководители достигнут уровня потомственного разведчика Игнатьева, пройдет не одно десятилетие.

"Когда в конце 1920-х годов понадобилось сильно поправлять агентурную разведку, начали давать деньги на это, был поставлен новый руководитель, который оказался на этом посту очень эффективным, именно в это время разведка вышла на достаточно высокий уровень", - утверждает Войтиков.

Еще одно удивительное совпадение: нелегальная резидентура ОГПУ, то есть внешняя разведка СССР, процветает именно в Париже. И именно там Игнатьев активно занят выращиванием грибов. Это наводит на мысль, что чекисты объединили свои силы с агентурной сетью графа. А грибы – для отвода глаз.

"В это время, именно когда Игнатьев работал в торговом представительстве во Франции, именно во Франции активно действовала нелегальная резидентура ОГПУ", - рассказывает Александр Крушельницкий.

В истории ОГПУ – внесудебные расправы с врагами советской власти. И если Игнатьев в них участвовал, кровь убитых осталась и на его руках. Впрочем, для доступа к Иосифу Виссарионовичу, это не помеха, скорее, наоборот. Но значит ли это, что граф действительно был личным агентом вождя народов?

"Скорее всего, это была не разведка, а личные информаторы, которые доставляли Сталину такую информацию, которая позволяла ему устраивать в стране репрессии, вырывать из политической жизни своих противников", - говорит Андрей Бинев.

Без личной разведки не мыслили своей работы многие политические деятели. Тайные осведомители кардинала Ришелье составляли основу его политического влияния, и принесли немало пользы французскому государству. Уинстон Черчилль вряд ли вошел бы в историю, как великолепный политик, если бы не было у него разведгруппы Фокус.

"В Фокус входили самые влиятельные евреи, банкиры Великобритании. Туда он переманил и банкиров и разведчиков, и в результате, обладал достаточно мощной информацией", - утверждает Арсен Мартиросян.

Но действительно ли у Сталина была личная разведка? И был ли Алексей Игнатьев ее агентом?

Арсен Мартиросян, ветеран внешней разведки, приоткрыл завесы тайны самой секретной советской спецслужбы. Работая в КГБ, он познакомился с человеком, который представился как личный агент Иосифа Сталина.

"Один из руководителей личной разведки Сталина, Константин Мефодьевич, естественно, это псевдоним", - говорит Мартиросян.

Этот человек специализировался на взломе секретных архивов. Так, от своего тайного визави, Мартиросян получил сведения, которые способны перевернуть многие представления о событиях советской эпохи.

"Секретные архивы – было важнейшее направление в деятельности личной разведки Сталина, потому что он ориентировал своих сотрудников на взламывание архивов Франции, Германии, Великобритании, Италии. В них находились документы, которые играли на протяжении веков, по ним можно было понять весь механизм управления западными странами", - утверждает Мартиросян.

Но главное, если верить этому человеку, Алексей Игнатьев действительно служил в личной разведке Сталина.

Конец 1920-х годов. В СССР успешно проводится индустриализация. Но где взяли деньги на строительство заводов? Разгадать эту тайну до сих пор не может ни один экономист. Вероятно, ответ нужно искать в деятельности личной разведки и Алексея Игнатьева.

Забыть все

В 1927 году в Европе происходит похищение архива Коминтерна. За эти бумаги готовы умереть многие европейские и заокеанские банкиры. В архиве содержатся сведения о том, куда именно пламенные большевики перевели краденые деньги в первые годы советской власти.

"Вывезены они были в США и в Англию, в обеспечение поставок по вооружению в ходе Первой мировой войны, ни один из этих слитков не вернулся в Советский Союз. Последнее это золото западники переплавили в 1935 году, российское клеймо полностью исчезло с них", - говорит Арсен Мартиросян.

Но как с этим связан Алексей Игнатьев? Оказывается, как патриот России он еще до революции отслеживал кто и куда переводит российские деньги. Многое удалось вернуть, не без помощи графа.

Благодаря тайным осведомителям в секретной разведке, Андрей Бинев узнал еще одну тайну. Именно Игнатьев приложил руку к разоблачению маршала Тухачевского, и большей части Генштаба накануне Великой Отечественной войны.

"Братья Игнатьевы были вынуждены вступить в масонскую ложу, для того, чтобы вступить в святая святых заговора против Сталина. Именно оттуда они получили информацию, которая затем была использована в знаменитом военном деле, направленного н а физическое уничтожение всего командования советской армии перед самой войной", - рассказывает Андрей Бинев.

Еще перед Великой Отечественной Игнатьев лично встречается с подпоручиком Тухачевским. Что он мог узнать тогда – еще одна тайна. Однако, известно, что немалую роль в составлении обвинений маршалу сыграл архив Вальтера Николаи – руководителя германской разведки.

"Он обладал очень ценной агентурой на территории России, в том числе, и в среде политических партий, которые достались в наследство советской России. Часть членов большевистской партии имела отношение к германской разведке, но доказать это было сложно. И, чтобы понять кто есть кто, Сталин приказал добыть эти архивы", - говорит Арсен Мартиросян.

1939 год. Вальтер Николаи решает перевезти свой гигантский архив. По пути из одного замка в другой, исчезает несколько грузовиков с секретными документами. В советской разведке об этом архиве не догадывается никто, кроме одного человека. Действительно, кто работал на территории Германии еще в Первую Мировую? Конечно, граф Игнатьев. Между тем, в СССР начинаются аресты лучших офицеров Генштаба: Тухачевского, Якиро, Гомарника.

"Когда в 1937 году многие на допросах кололись, и заявляли, что они агенты германской разведки, они все видели свое досье, добытое тогда из архива Николаи", - утверждает Арсен Мартиросян.

И все-таки Игнатьев – самый белый из красных графов. Он один из тех, кто помогает возрождать Российскую Империю. Усилиями Алексея Игнатьева на кители офицеров возвращаются погоны, запрещенные в годы Гражданской войны, атрибут армии неделимой России, за которую положили головы тысячи белых офицеров.

"Белая идея, перейдя линию фронта, переродила красную идею, и Россия опять стала белой. Потом будет использован образ редиски – красные сверху, белые внутри. Не имеется ввиду, что они изменники, просто они белые по духу своему, они возрождали Империю", - говорит Николай Лисовой.

Алексею Игнатьеву удалось избежать того, чего он боялся больше всего – умереть на чужбине в полном забвении. Могила на одном из самых престижных кладбищ Москвы, казалось бы, достойное завершение жизни. Но даже сейчас, спустя столько времени, сложно дать оценку его непростой судьбе. Красный граф купил свое возвращение кровью, и все-таки он сделал немало в интересах своей Родины.

«Москва Доверие», 10 сентября 2014

eto-fake.livejournal.com

Игнатьев, Алексей Алексеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Игнатьев.

Граф Алексей Алексеевич Игнатьев (2 (14) марта 1877 — 20 ноября 1954) — русский и советский военный деятель, дипломат, советник руководителя НКИД, писатель из рода Игнатьевых. Сын генерала А. П. Игнатьева и княжны С. С. Мещерской. Начал службу в Кавалергардском полку, участвовал в русско-японской войне. После революции перешёл на советскую службу, опубликовал мемуары «Пятьдесят лет в строю», много раз переиздававшиеся.

В 1894 году — окончил Владимирский Киевский кадетский корпус, переведён в специальные классы Пажеского Его Величества корпуса.

В 1896 году — окончил Пажеский Его Величества корпус и выпущен в Кавалергардский Ея Величества полк. Корнет (1896). Поручик (1900).

1902 год — окончил Николаевскую академию генерального штаба по 1-му разряду. Штабс-капитан гвардии с переименованием в капитаны ГШ.

1902—1903 год — прикомандирован к Офицерской кавалерийской школе для изучения технической стороны кавалерийского дела.

1903—1904 год — командир эскадрона в лейб-гвардии Уланском Ея Величества полку.

Участник Русско-японской войны. С февраля 1904 года по август 1905 года — помощник старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера Манчжурской армии. С ноября 1904 года по май 1905 года — обер-офицер для делопроизводства и поручений управления генерал-квартирмейстера штаба Генерал-квартирмейстера на Дальнем Востоке. С августа по декабрь 1905 года — исполняющий должность старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера 1-й Маньчжурской армии.

С декабря 1905 года по май 1907 года — обер-офицер для особых поручений при штабе Гвардейского корпуса. С мая 1907 года по январь 1908 года — штаб-офицер для особых поручений штаба 1-го армейского корпуса.

С 1908 года военный агент в Дании, Швеции и Норвегии. Полковник (ст. 06.12.1911).

В 1912—1917 — военный агент во Франции; одновременно представитель русской армии при французской главной квартире. Во время Первой мировой войны руководил размещением военных заказов во Франции и поставкой их в Россию. Одним из его помощников в этот период был М. М. Костевич.

После Октябрьской революции перешёл на сторону Советской власти, оставался во Франции. В 1925 году передал советскому правительству денежные средства, принадлежавшие России (225 млн франков золотом) и вложенные на его имя во французские банки. За эти действия был подвергнут бойкоту со стороны эмигрантских организаций. Был исключён из товарищества выпускников Пажеского корпуса и офицеров Кавалергардского полка. Под воззванием, призывавшим к суровому суду над отступником, подписался родной брат[2], П. А. Игнатьев.

Работал в советском торговом представительстве в Париже. В 1937 году вернулся в СССР. Служил в Красной армии, работал в военных учебных заведениях: инспектор и старший инспектор по иностранным языкам Управления военно-учебных заведений РККА, начальник кафедры иностранных языков Военно-медицинской академии. С октября 1942 года — старший редактор военно-исторической литературы Военного издательства НКО СССР. Был инициатором создания в 1943г. кадетского корпуса в Москве (Сталин одобрил предложение и назвал училище Суворовским).В том же году инициировал возвращение погон в действующую армию.

  • Комбриг (25.10.1937) — приказ № 3701/п
  • Генерал-майор (04.06.1940) — приказ № 945
  • Генерал-лейтенант (29.08.1943) — приказ № 929

В 1947 году вышел в отставку. Автор воспоминаний «Пятьдесят лет в строю».

Был женат первым браком на Елене Владимировне Охотниковой (1888—1975), дочери шталмейстера Владимира Николаевича Охотникова и княжны Александры Петровны Трубецкой, внучке княгини Елизаветы Эсперовны Трубецкой, после смерти которой Охотниковы унаследовали имение Елизаветино. После развода в 1918 году женился на балерине Наталье Владимировне Трухановой.

Умер в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище (3 участок 63 ряд).

В кинематографе[править]

wp.wiki-wiki.ru

Игнатьев, Алексей Алексеевич — Википедия (с комментариями)

Награды и премии

</td></tr> </table> Граф Алексей Алексеевич Игнатьев (2 [14] марта 1877 — 20 ноября 1954) — русский и советский военный деятель, дипломат, советник руководителя НКИД, писатель. Из рода Игнатьевых, сын генерала А. П. Игнатьева и княжны С. С. Мещерской. Начал службу в Кавалергардском полку, участвовал в русско-японской войне. После революции перешёл на советскую службу, опубликовал мемуары «Пятьдесят лет в строю», много раз переиздававшиеся.

Биография

В 1894 году — окончил Владимирский Киевский кадетский корпус, переведён в специальные классы Пажеского Его Величества корпуса.

В 1896 году — окончил Пажеский Его Величества корпус и выпущен в Кавалергардский Ея Величества полк. Корнет (1896). Поручик (1900).

1902 год — окончил Николаевскую академию генерального штаба по 1-му разряду. Штабс-капитан гвардии с переименованием в капитаны ГШ.

1902—1903 год — прикомандирован к Офицерской кавалерийской школе для изучения технической стороны кавалерийского дела.

1903—1904 год — командир эскадрона в лейб-гвардии Уланском Ея Величества полку.

Участник Русско-японской войны. С февраля 1904 года по август 1905 года — помощник старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера Манчжурской армии. С ноября 1904 года по май 1905 года — обер-офицер для делопроизводства и поручений управления генерал-квартирмейстера штаба Генерал-квартирмейстера на Дальнем Востоке. С августа по декабрь 1905 года — исполняющий должность старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера 1-й Маньчжурской армии.

С декабря 1905 года по май 1907 года — обер-офицер для особых поручений при штабе Гвардейского корпуса. С мая 1907 года по январь 1908 года — штаб-офицер для особых поручений штаба 1-го армейского корпуса.

С 1908 года военный агент в Дании, Швеции и Норвегии. Полковник (ст. 06.12.1911).

В 1912—1917 — военный агент во Франции; одновременно представитель русской армии при французской главной квартире. Во время Первой мировой войны руководил размещением военных заказов во Франции и поставкой их в Россию. Одним из его помощников в этот период был М. М. Костевич.

После Октябрьской революции перешёл на сторону Советской власти, оставался во Франции. В 1925 году передал советскому правительству денежные средства, принадлежавшие России (225 млн франков золотом) и вложенные на его имя во французские банки. За эти действия был подвергнут бойкоту со стороны эмигрантских организаций. Был исключён из товарищества выпускников Пажеского корпуса и офицеров Кавалергардского полка. Под воззванием, призывавшим к суровому суду над отступником, подписался родной брат[2], П. А. Игнатьев.

Работал в советском торговом представительстве в Париже. В 1937 году вернулся в СССР. Служил в Красной армии, работал в военных учебных заведениях: инспектор и старший инспектор по иностранным языкам Управления военно-учебных заведений РККА, начальник кафедры иностранных языков Военно-медицинской академии. В 1940 году принят в Союз писателей СССР. С октября 1942 года — старший редактор военно-исторической литературы Военного издательства НКО СССР. Был инициатором создания в 1943 г. кадетского корпуса в Москве (Сталин одобрил предложение и назвал училище Суворовским). В том же году инициировал возвращение погон в действующую армию.

  • Комбриг (25.10.1937) — приказ № 3701/п
  • Генерал-майор (04.06.1940) — приказ № 945
  • Генерал-лейтенант (29.08.1943) — приказ № 929

В 1947 году вышел в отставку. Автор воспоминаний «Пятьдесят лет в строю».

Был женат первым браком на Елене Владимировне Охотниковой (1888—1975), дочери шталмейстера Владимира Николаевича Охотникова и княжны Александры Петровны Трубецкой, внучке княгини Елизаветы Эсперовны Трубецкой, после смерти которой Охотниковы унаследовали имение Елизаветино. После развода в 1918 году женился на балерине Наталье Владимировне Трухановой.

Умер в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище (3 участок 63 ряд).

Звания

Награды

В кинематографе

См. также

Напишите отзыв о статье "Игнатьев, Алексей Алексеевич"

Примечания

  1. ↑ [www.domrz.ru/data/rus_generalitet/9.pdf Проект «Русский генералитет в годы революции и гражданской войны»]. [www.webcitation.org/6F0ctDFr0 Архивировано из первоисточника 10 марта 2013].
  2. ↑ Л. Третьякова. [az.lib.ru/i/ignatxew_a_a/text_0040.shtml Остальная верста]

Литература

Ссылки

  • [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=839 Игнатьев, Алексей Алексеевич] на сайте «[www.grwar.ru/ Русская армия в Великой войне]»

Отрывок, характеризующий Игнатьев, Алексей Алексеевич

В числе бесчисленных подразделений, которые можно сделать в явлениях жизни, можно подразделить их все на такие, в которых преобладает содержание, другие – в которых преобладает форма. К числу таковых, в противоположность деревенской, земской, губернской, даже московской жизни, можно отнести жизнь петербургскую, в особенности салонную. Эта жизнь неизменна. С 1805 года мы мирились и ссорились с Бонапартом, мы делали конституции и разделывали их, а салон Анны Павловны и салон Элен были точно такие же, какие они были один семь лет, другой пять лет тому назад. Точно так же у Анны Павловны говорили с недоумением об успехах Бонапарта и видели, как в его успехах, так и в потакании ему европейских государей, злостный заговор, имеющий единственной целью неприятность и беспокойство того придворного кружка, которого представительницей была Анна Павловна. Точно так же у Элен, которую сам Румянцев удостоивал своим посещением и считал замечательно умной женщиной, точно так же как в 1808, так и в 1812 году с восторгом говорили о великой нации и великом человеке и с сожалением смотрели на разрыв с Францией, который, по мнению людей, собиравшихся в салоне Элен, должен был кончиться миром. В последнее время, после приезда государя из армии, произошло некоторое волнение в этих противоположных кружках салонах и произведены были некоторые демонстрации друг против друга, но направление кружков осталось то же. В кружок Анны Павловны принимались из французов только закоренелые легитимисты, и здесь выражалась патриотическая мысль о том, что не надо ездить во французский театр и что содержание труппы стоит столько же, сколько содержание целого корпуса. За военными событиями следилось жадно, и распускались самые выгодные для нашей армии слухи. В кружке Элен, румянцевском, французском, опровергались слухи о жестокости врага и войны и обсуживались все попытки Наполеона к примирению. В этом кружке упрекали тех, кто присоветывал слишком поспешные распоряжения о том, чтобы приготавливаться к отъезду в Казань придворным и женским учебным заведениям, находящимся под покровительством императрицы матери. Вообще все дело войны представлялось в салоне Элен пустыми демонстрациями, которые весьма скоро кончатся миром, и царствовало мнение Билибина, бывшего теперь в Петербурге и домашним у Элен (всякий умный человек должен был быть у нее), что не порох, а те, кто его выдумали, решат дело. В этом кружке иронически и весьма умно, хотя весьма осторожно, осмеивали московский восторг, известие о котором прибыло вместе с государем в Петербург. В кружке Анны Павловны, напротив, восхищались этими восторгами и говорили о них, как говорит Плутарх о древних. Князь Василий, занимавший все те же важные должности, составлял звено соединения между двумя кружками. Он ездил к ma bonne amie [своему достойному другу] Анне Павловне и ездил dans le salon diplomatique de ma fille [в дипломатический салон своей дочери] и часто, при беспрестанных переездах из одного лагеря в другой, путался и говорил у Анны Павловны то, что надо было говорить у Элен, и наоборот. Вскоре после приезда государя князь Василий разговорился у Анны Павловны о делах войны, жестоко осуждая Барклая де Толли и находясь в нерешительности, кого бы назначить главнокомандующим. Один из гостей, известный под именем un homme de beaucoup de merite [человек с большими достоинствами], рассказав о том, что он видел нынче выбранного начальником петербургского ополчения Кутузова, заседающего в казенной палате для приема ратников, позволил себе осторожно выразить предположение о том, что Кутузов был бы тот человек, который удовлетворил бы всем требованиям. Анна Павловна грустно улыбнулась и заметила, что Кутузов, кроме неприятностей, ничего не дал государю. – Я говорил и говорил в Дворянском собрании, – перебил князь Василий, – но меня не послушали. Я говорил, что избрание его в начальники ополчения не понравится государю. Они меня не послушали. – Все какая то мания фрондировать, – продолжал он. – И пред кем? И все оттого, что мы хотим обезьянничать глупым московским восторгам, – сказал князь Василий, спутавшись на минуту и забыв то, что у Элен надо было подсмеиваться над московскими восторгами, а у Анны Павловны восхищаться ими. Но он тотчас же поправился. – Ну прилично ли графу Кутузову, самому старому генералу в России, заседать в палате, et il en restera pour sa peine! [хлопоты его пропадут даром!] Разве возможно назначить главнокомандующим человека, который не может верхом сесть, засыпает на совете, человека самых дурных нравов! Хорошо он себя зарекомендовал в Букарещте! Я уже не говорю о его качествах как генерала, но разве можно в такую минуту назначать человека дряхлого и слепого, просто слепого? Хорош будет генерал слепой! Он ничего не видит. В жмурки играть… ровно ничего не видит! Никто не возражал на это. 24 го июля это было совершенно справедливо. Но 29 июля Кутузову пожаловано княжеское достоинство. Княжеское достоинство могло означать и то, что от него хотели отделаться, – и потому суждение князя Василья продолжало быть справедливо, хотя он и не торопился ого высказывать теперь. Но 8 августа был собран комитет из генерал фельдмаршала Салтыкова, Аракчеева, Вязьмитинова, Лопухина и Кочубея для обсуждения дел войны. Комитет решил, что неудачи происходили от разноначалий, и, несмотря на то, что лица, составлявшие комитет, знали нерасположение государя к Кутузову, комитет, после короткого совещания, предложил назначить Кутузова главнокомандующим. И в тот же день Кутузов был назначен полномочным главнокомандующим армий и всего края, занимаемого войсками. 9 го августа князь Василий встретился опять у Анны Павловны с l'homme de beaucoup de merite [человеком с большими достоинствами]. L'homme de beaucoup de merite ухаживал за Анной Павловной по случаю желания назначения попечителем женского учебного заведения императрицы Марии Федоровны. Князь Василий вошел в комнату с видом счастливого победителя, человека, достигшего цели своих желаний. – Eh bien, vous savez la grande nouvelle? Le prince Koutouzoff est marechal. [Ну с, вы знаете великую новость? Кутузов – фельдмаршал.] Все разногласия кончены. Я так счастлив, так рад! – говорил князь Василий. – Enfin voila un homme, [Наконец, вот это человек.] – проговорил он, значительно и строго оглядывая всех находившихся в гостиной. L'homme de beaucoup de merite, несмотря на свое желание получить место, не мог удержаться, чтобы не напомнить князю Василью его прежнее суждение. (Это было неучтиво и перед князем Василием в гостиной Анны Павловны, и перед Анной Павловной, которая так же радостно приняла эту весть; но он не мог удержаться.) – Mais on dit qu'il est aveugle, mon prince? [Но говорят, он слеп?] – сказал он, напоминая князю Василью его же слова. – Allez donc, il y voit assez, [Э, вздор, он достаточно видит, поверьте.] – сказал князь Василий своим басистым, быстрым голосом с покашливанием, тем голосом и с покашливанием, которым он разрешал все трудности. – Allez, il y voit assez, – повторил он. – И чему я рад, – продолжал он, – это то, что государь дал ему полную власть над всеми армиями, над всем краем, – власть, которой никогда не было ни у какого главнокомандующего. Это другой самодержец, – заключил он с победоносной улыбкой. – Дай бог, дай бог, – сказала Анна Павловна. L'homme de beaucoup de merite, еще новичок в придворном обществе, желая польстить Анне Павловне, выгораживая ее прежнее мнение из этого суждения, сказал. Скрытые категории:

Навигация

Персональные инструменты

На других языках

wiki-org.ru