Геноцид рохинджа. Когда ИГИЛ в Мьянме взорвет нефтепровод в Китай. Игил в бирме


Исламское восстание в Мьянме (Бирме)

В наших СМИ о происходящих в Мьянме (Бирме) событиях говорится крайне скупо, да и вообще Тихоокеанский регион и регион ЮВА освещаются исключительно в одном месте - КНДР. Но события происходят и в других странах и местах региона. И события сложные и крайне проблемные.

В Бирме (теперь Мьянме) начались масштабные нападения боевиков-исламистов на военные и гражданские объекты. Можно все списать на козни ИГИЛ (или Аль-Кайеды - кстати, как раз Аль-Кайеда здесь очень даже при чем). Однако проблема носит гораздо более неоднозначный характер.

Снимок экрана 2017-09-01 в 22.27.11

Самая мирная в мире религия - буддизм - не стала помехой для того, чтобы буддийское большинство Бирмы развернуло против мусульманского меньшинства, проживающего на полоске земли между мусульманским Бангладеш (бывшим Восточным Пакистаном) и Бирмой, политику репрессий и геноцида. Небольшая народность рохинья, попавшая в ходе передела постколониальных границ в состав Бирмы (хотя жила на этих землях испокон веков) стала объектом угнетения со стороны как правительства Бирмы, так и буддийских радикалов (да, есть и такие). Буддистсткая религия выглядит мирной только в сказках и легендах, в реальности тот же Тибет до освобождения его китайцами был дичайшей рабовладельческой и одновременно фашистской диктатурой монастырей. Большинство тибетцев были рабами - причем рабами в юридическом смысле. Их обращали в рабство за чудовищные долги перед монастырями, которые возникали самим фактом нахождения людей на земле монастырей, за что они были обязаны выплачивать невероятные налоги и оброки. Долги передавались поколениями, раб не стоил ничего, казни рабов были абсолютно обыденным явлением. И массовым.

Примерно таким же образом в Бирме решается и проблема народа рохинья - через истребление. За десятилетие от полутора миллионов осталось не более 800 тысяч (и это при высочайшей рождаемости).

Естественно, что в конце концов геноцид закончится либо истреблением этого народа, либо его восстанием. На прошлой неделе более тысячи боевиков "Армии спасения Аракан рохинжа" напали на военные и полицейские объекты, атаковали более 80 селений буддистов. В ответ армия и местные радикалы-буддисты атаковали поселения рохинжа, убив за три дня с 25 по 28 августа более 3 тысяч человек. Естественно, обычных мирных и невооруженных. Каратели воюют только с такими.

Война "Армии спасения" с бирманским правительством и буддистами идет уже несколько лет. В создании "Армии" приняла участие Саудовская Аравия, она же финасирует ее сопротивление. "Армия" в основном исповедует идеологию "Аль-Кайеды", что в общем, логично в их конкретных условиях, однако сейчас интерес к ней проявляют и люди из Исламского государства. Более того, в Ираке и Сирии воюет не менее сотни рохинжа, и они возвращаются домой.

ИГИЛ сегодня крайне заинтересован в расширении ареала своего присутствия - разгром в Сирии и Ираке вынуждает ИГ искать любые места, где оно сможет укорениться и найти социальную базу поддержки. 800 тысяч абсолютно бесправных и предназначенных к истреблению рохинжа - это ресурс, причем уже полностью готовый к употреблению. Бирманские власти и местные фанатики-буддисты уже сделали за ИГИЛ всю подготовительную работу.

werewolf0001.livejournal.com

ИГИЛ проявляет интерес в Мьянме

Согласно новостям и аналитическому выпуску «Исламских мировых новостей», члены террористической группы ИГИЛ, вербуют силы в Малайзии для работы в Мьянме, цитируя сайт Malaysiandigest.comПо словам помощника отдела борьбы с терроризмом малазийской полиции Аюба Хана Майдина на совещании под названием «Осведомленность молодежи об угрозах»:ИГИЛ используя проблему с рохинджа, как шанс привлечь новых членов для совершения террористических актов.Менеджеры СМИ ИГИЛ также нацелены на то, чтобы малазийский народ присоединился к ИГИЛ, опубликовав изображения преступлений против людей рохинджа.У нас есть информация, которая показывает возможность участия Индонезии в террористической деятельности.Близость Мьянмы к Малайзии - это возможность для ИГИЛ увеличить свое влияние в провинции Рахин.Малайзия ближе к Мьянме и Филиппинам, чем Сирия.Теперь, после смерти Мохамеда Ванди Мохаммада Джедая (Mohamed Vandi Mohammad Jedi)  в Сирии, четыре малазийских террориста воевавших в Сирии активно стремятся набирать новых членов из Малайзии для Исламского Государства.Угрозы присутствия ИГИЛ и других террористических групп в Мьянме и, будучи питаемыми соседними странами, довольно серьезны, кажется, что исламские страны должны быть более активными, чем ранее, и участвовать в проблемах Мьянмы и предотвращать беспорядки, которые могут усугубляться при вступление Неверных (видимо имеется ввиду ИГИЛ) в Мьянму. Последствия присутствия террористов в Мьянме могут серьезно повлиять на лицо ислама в мире в соответствии с этим сионистским проектом.

http://www.english.iswnews.com/573/isis-is-planning-this-time-for-myanmar/ - цинк

PS. В принципе ничего нового. По схожей схеме ИГИЛ работал в конфликтных регионах, где при невозможности реализации установок радикального политического ислама легальным путем (обычно это было связано с запретом на деятельность организаций связанных с "Братьяму-мусульманами", преследованиями радикальных проповедников, пресечение попыток устанавливать на территории страны шариат явочным порядком и т.д.) на смену агитаторам и проповедникам приходили боевые отряды, которые на 80-90% формировались из местных исламистов, которые переходили под франшизу ИГИЛ при помощи эмиссаров-организаторов, которые обеспечивали спайку разрозненных ячеек боевиков в подобие единой структуры, которую впоследствии объявляли вилаятом Халифата уже на первой стадии пре-территориального контроля, когда диффузная агрессия боевиков приводила к вытеснению органов власти и силовых структур с определенных территорий, что позволяло создавать первичные структуры государственно-террористического контроля, как это уже было реализовано на Синае (Египет), в Сирте (Ливия) или в Нанганхаре (Афганистан).

Не удивлюсь, если давний конфликт в Мьянме, который в том числе разжигается из-за рубежа (в том числе и при участии Саудовской Аравии), будет использован ИГИЛ для аккумуляции исламских радикалов в Мьянме и соседних странах, для организации попыток вычленения части территории этой страны для создания там очередного вилаята.  Под предлогом защиты мусульман конечно же, тем более, что столкновения буддистов с мусульманами более чем реальны и пропаганда ИГИЛ в такой ситуации чувствует себя как рыба в воде, ибо может апеллировать к религиозным чувствам, предлагая своих боевиков, которых сейчас они спешно пытаются под это дело собрать, "защитниками правоверных мусульман". С аналогичных позиции боевики выступали и в ходе нападения на Филиппины и захвата Марави, где боевики пытались расширить свою поддержку за счет критики политики правительства Дутерте и маоистских партизан, которые с этим правительством давно воюют.

Силовики Мьянмы заявляют, что это еще пока не полноценный ИГИЛ https://www.themalaysianinsight.com/s/15198/, так как большая часть боевиков из местных и вилаята еще как бы нет, но отмечают рост информационной и вербовочной активности ИГИЛ, которая использует конфликт вокруг рохинджа для вербовки новых боевиков среди беженцев и пострадавших от столкновений с буддистами и армией, а также может служить информационный и идеологическим обоснованием для джихада против властей Мьянмы. Также отмечается, что эмиссары ИГИЛ смогли привлечь под свои знамена существенное кол-во жителей Малайзии, которых они планируют использовать как против Мьянмы, так и против других стран.

Все это лишний раз напоминает о том, что разгром квази-государства ИГИЛ в Сирии и Ираке, покончит с Халифатом, но не покончит с ИГИЛ как террористической группировкой, которая будет пытаться использовать свои многочисленные вилаяты в других странах, чтобы найти страну-жертву (ослабленную внутренними этно-религиозными конфликтами и объективными социально-экономическими противоречиями), на территории которой черная зараза сможет снова оформиться в террористическую государственную структуру, которая сможет продвигать "всемирный джихад" не из подполья, а опираясь на материальные и демографические ресурсы захваченных территорий. При этом, с учетом того, как нагнетается обстановка на границах сферы влияния Китая, куда входит и Мьянма, не исключено, что у этой "внезапной активности", может иметься и второе дно, когда конфликт буддистов и мусульман в Мьянме используется для того, чтобы ослабить влияние Китая в этой стране. А ИГИЛ уже не раз отмечался в тех странах, где Китай пытался расширять свое политико-экономическое влияния.

PS. На заглавной фотографии, одна из банд ИГИЛ на острове Минданао.

colonelcassad.livejournal.com

Геноцид рохинджа. Когда ИГИЛ в Мьянме взорвет нефтепровод в Китай. Новости мира

Что стоит за повышенным интересом международного сообщества к судьбам гонимых мусульман

6 сентября на своей стороне границы с Бангладеш, в штате Ракхайн, Мьянма начала устанавливать минные поля. Двумя днями ранее появилось сообщение, что мьянманские власти заблокировали поставки гуманитарной помощи на север штата, где сейчас происходят кровопролитные столкновения между местными мусульманами-рохинджа и буддистами-бирманцами, поддерживаемыми правительственной армией. Этим власти в Нейпьидо показали, что видят решение затянувшегося на десятилетия этноконфессионального конфликта в вытеснении из региона мусульманского населения, которое они считают бенгальцами, незаконно переселенными на эти земли в позапрошлом веке британскими колонизаторами. А также сепаратистами и террористами, устроившими, например, резню 50 тыс. буддистов во время Второй мировой войны и до сих пор терроризирующими мирное население и правительственных силовиков (по версии властей, именно их нападение на армейцев 25 августа и спровоцировало нынешнее обострение конфликта, уже унесшее жизни более 400 человек).

Рохинджа же считают себя потомками арабов, попавших в регион еще в XVI в., и поэтому требуют соблюдения своих гражданских и культурных прав, которые должны начинаться с предоставления им гражданства. В чем им отказывали и военная хунта, и гражданские правительства, называя рохинджа нелегальными мигрантами (ООН считает их наибольшей группой людей без гражданства в мире).

То есть конфликту уже много десятилетий. И нынешний его виток по числу беженцев (около 30 тыс.) не превысил уровня 2012 г. (120 тыс.), а тем более уровня 1978 г. с его операцией "Король Дракон", ставшей причиной бегства из региона 400 тыс. рохинджа. Однако именно нынешние события стали причиной разворачивания в мировых СМИ небывалой ранее масштабной информкампании, которую вряд ли могут себе позволить бедные рохинджа (по другой версии - спонсированного арабскими монархиями выхода информационной кампании в защиту рохинджа за пределы арабоязычных СМИ, которые более-менее активно вели ее еще с 2014 г.). И это, конечно же, вызвало ряд вопросов на предмет интересов внешних игроков в этом конфликте. Точно охарактеризованная президентом Франции Эммануэлем Макрононом как распространитель "фальшивых новостей" и "пропаганды", Russia Today уже успела назвать не только информкампанию, но и сам конфликт плодом усилий империалистов, террористов и Сороса, стремящихся помешать росту влияния в Юго-Восточной Азии союзника России - Китая.

Оставим на совести пропагандистов выдвижение против руководителей других стран тех обвинений, которые было бы логичней выдвинуть руководителям их собственной. Но о возможных последствиях для КНР от нового витка насилия в Мьянме - последнем весомом союзнике Пекина в регионе Юго-Восточной Азии - говорят многие. Большинство экспертов, конечно же, не обвиняет США в создании аналога ЛДНР в этой азиатской стране. А вот с тем, что страны Запада могут использовать последствия конфликта для давления на Китай, согласны.

Ведь постепенно открывающаяся миру после формального отхода от власти военной хунты Мьянма становится точкой соприкосновения геополитических интересов как минимум Китая, Индии, США, Франции, России и Саудовской Аравии вместе с рядом других арабских монархий. И это очень не нравится Пекину, ранее бывшему одним из немногих партнеров правящей в Нейпьидо хунты. Более того, сделавшего Мьянму одним из важных пунктов своей стратегии энергетической (и не только) безопасности, направленной на создание маршрутов поставок в Поднебесную ресурсов в обход Малакского пролива и Южно-Китайского моря.

Практическое воплощение этой стратегии проявилось в постройке нефте- и газопровода, которые ведут в юго-западную китайскую провинцию Юньнань именно из мьянманского штата Ракхайн. И разворачивание на его территории джихада против не выдуманных, а реальных убийств мусульман с перемещением туда теснимых в Ираке и Сирии боевиков ИГИЛ, безопасности поставок не поспособствует. А качать по этим трубопроводам Китай хочет не только добываемые в Мьянме углеводороды, но и импортируемые им из арабских и африканских стран.

Более того, обострение ситуации в Мьянме грозит и другим трубопроводам, подающим Китаю нефть и газ из Центральной Азии. Конечно же, руководители Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, также, как и арабские шейхи, не перестанут продавать Поднебесной сырье из-за того, что она блокирует принятие в Совбезе ООН резолюции, осуждающей ситуацию в Мьянме. Но нефтепровод из Казахстана и газопровод из Туркменистана проходят по территории неспокойного Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А его уйгурское мусульманское население также чувствует себя ущемленным китайскими властями и выражает свое недовольство терактами и массовыми волнениями, самые масштабные из которых случились в 2009 г. (они закончились гибелью около 200 людей и 30 смертными приговорами).

Повтор тех событий может угрожать взрывами на трубопроводах как в Синьцзяне, так и в странах Центральной Азии, где, по разным данным, проживают от 90 до 300 тыс. уйгуров (хотя взрывы могут устроить и джихадисты из местных этносов, солидаризируясь с мусульманами Мьянмы). Опасность такого развития событий для Китая повышается из-за вовлеченности в конфликт Саудовской Аравии, финансирующей, по мнению ряда экспертов, "Армию спасения рохинджа Аракана" - организацию, названную властями Мьянмы главным виновником эскалации конфликта.

С другой стороны, можно допустить, что если не к эскалации конфликта, то к более широкому его освещению в мировых СМИ, приложила руку Индия через своего партнера Бангладеш, граничащего с неспокойным штатом Ракхайн (именно в него устремлены основные потоки беженцев и именно оттуда идет основная информация о событиях). Сделать она это могла, чтобы подтолкнуть Китай к отводу войск с плато Докалам, являющегося предметом территориального спора Китая с союзным Индии Бутаном.

Противостояние китайских и пришедших на помощь союзнику индийских солдат там длилось с начала лета и сопровождалось несколькими потасовками, к счастью, закончившимися без жертв. И 28 августа (через три дня после давшего новый виток эскалации конфликта в Мьянме нападения "Армии спасения рохинджа Аракана" на силовиков) стороны наконец-то договорились "разойтись по углам" (телевидение Поднебесной, правда, забыло упомянуть, что спорное плато покинули не только индийские, но и китайские войска).

Так что у индийского премьера не стало лишнего повода для отказа от участия в прошедшем 3-4 сентября в китайском Сямэне саммита БРИКС или для неприятного разговора с китайским лидером на его полях. Однако последний появился у специально приглашенного на саммит президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси, который вполне мог поднять тему геноцида мусульман Мьянмы во время встречи с Си Цзиньпином.

Повышенный интерес мирового сообщества к судьбе рохинджа может также быть связан с попыткой надавить на союзный Мьянме Китай, но уже в вопросе северокорейской ракетно-ядерной программы. Ведь именно на КНР приходится сейчас 90% внешнеторгового товарооборота КНДР. И его резкое сокращение, особенно прекращение поставок в Северную Корею нефти, может, по мнению стран Запада, сделать Пхеньян сговорчивей. Хотя китайцы не устают доказывать обратное и сами уже начинают побаиваться взращенного ими монстра, пообещавшего запустить ракеты в разных направлениях, если с Кимом третьим что-то случится.

Однако есть и версия, противоположная вышеизложенным. Согласно ей за начавшейся масштабной критикой правительства Мьянмы стоит как раз Китай, недовольный активным развитием отношений этой страны с Западом. Оно вылилось даже в два визита Барака Обамы (2011 и 2014 гг.), воспринятых как поощрение за следование страны путем демократизации. А обвинения руководства страны в геноциде отбросят эти отношения на годы (если не десятилетия) назад. Здесь, к слову, стоит отметить,  что немалое число видео- и фотоматериалов, якобы иллюстрирующих нынешние зверства мьянманских карателей, были признаны иррелевантными и относящимися к другим годам и локациям, причем даже на других континентах.

Все это дает повод предположить, что начавшийся вокруг Мьянмы шум - лишь часть геополитической игры со многими участниками, каждый из которых пытается получить как можно больше дивидендов. Судьба же гонимых мусульман не волнует совершенно никого из игроков, даже если они единоверцы преследуемых. Так же, как мало волновали в течение десятилетий преследования рохинджа, ставших помимо своей воли разменной монетой. Хотя определенный позитив из-за присутствия на первых полосах газет они все же могут получить. Он, конечно же, вряд ли будет способствовать достижению их основной цели - мирной жизни на земле, которую они считают своей. Но вот со сбором средств для их эвакуации в соседние страны станет, наверное, получше, как и с желанием соседей принять их - за те же деньги мировой общественности.

www.dsnews.ua

ИГИЛ проявляет интерес в Мьянме

ИГИЛ проявляет интерес в Мьянме

Colonel Cassad

20 сентября 2017 г. 13:58:51

Согласно новостям и аналитическому выпуску «Исламских мировых новостей», члены террористической группы ИГИЛ, вербуют силы в Малайзии для работы в Мьянме, цитируя сайт Malaysiandigest.com

По словам помощника отдела борьбы с терроризмом малазийской полиции Аюба Хана Майдина на совещании под названием «Осведомленность молодежи об угрозах»:

ИГИЛ используя проблему с рохинджа, как шанс привлечь новых членов для совершения террористических актов.

Менеджеры СМИ ИГИЛ также нацелены на то, чтобы малазийский народ присоединился к ИГИЛ, опубликовав изображения преступлений против людей рохинджа.

У нас есть информация, которая показывает возможность участия Индонезии в террористической деятельности.

Близость Мьянмы к Малайзии - это возможность для ИГИЛ увеличить свое влияние в провинции Рахин.

Малайзия ближе к Мьянме и Филиппинам, чем Сирия.

Теперь, после смерти Мохамеда Ванди Мохаммада Джедая (Mohamed Vandi Mohammad Jedi) в Сирии, четыре малазийских террориста воевавших в Сирии активно стремятся набирать новых членов из Малайзии для Исламского Государства.

Угрозы присутствия ИГИЛ и других террористических групп в Мьянме и, будучи питаемыми соседними странами, довольно серьезны, кажется, что исламские страны должны быть более активными, чем ранее, и участвовать в проблемах Мьянмы и предотвращать беспорядки, которые могут усугубляться при вступление Неверных (видимо имеется ввиду ИГИЛ) в Мьянму. Последствия присутствия террористов в Мьянме могут серьезно повлиять на лицо ислама в мире в соответствии с этим сионистским проектом.

http://www.english.iswnews.com... - цинк

PS. В принципе ничего нового. По схожей схеме ИГИЛ работал в конфликтных регионах, где при невозможности реализации установок радикального политического ислама легальным путем (обычно это было связано с запретом на деятельность организаций связанных с "Братьяму-мусульманами", преследованиями радикальных проповедников, пресечение попыток устанавливать на территории страны шариат явочным порядком и т.д.) на смену агитаторам и проповедникам приходили боевые отряды, которые на 80-90% формировались из местных исламистов, которые переходили под франшизу ИГИЛ при помощи эмиссаров-организаторов, которые обеспечивали спайку разрозненных ячеек боевиков в подобие единой структуры, которую впоследствии объявляли вилаятом Халифата уже на первой стадии пре-территориального контроля, когда диффузная агрессия боевиков приводила к вытеснению органов власти и силовых структур с определенных территорий, что позволяло создавать первичные структуры государственно-террористического контроля, как это уже было реализовано на Синае (Египет), в Сирте (Ливия) или в Нанганхаре (Афганистан).

Не удивлюсь, если давний конфликт в Мьянме, который в том числе разжигается из-за рубежа (в том числе и при участии Саудовской Аравии), будет использован ИГИЛ для аккумуляции исламских радикалов в Мьянме и соседних странах, для организации попыток вычленения части территории этой страны для создания там очередного вилаята. Под предлогом защиты мусульман конечно же, тем более, что столкновения буддистов с мусульманами более чем реальны и пропаганда ИГИЛ в такой ситуации чувствует себя как рыба в воде, ибо может апеллировать к религиозным чувствам, предлагая своих боевиков, которых сейчас они спешно пытаются под это дело собрать, "защитниками правоверных мусульман". С аналогичных позиции боевики выступали и в ходе нападения на Филиппины и захвата Марави, где боевики пытались расширить свою поддержку за счет критики политики правительства Дутерте и маоистских партизан, которые с этим правительством давно воюют.

Силовики Мьянмы заявляют, что это еще пока не полноценный ИГИЛ https://www.themalaysianinsigh..., так как большая часть боевиков из местных и вилаята еще как бы нет, но отмечают рост информационной и вербовочной активности ИГИЛ, которая использует конфликт вокруг рохинджа для вербовки новых боевиков среди беженцев и пострадавших от столкновений с буддистами и армией, а также может служить информационный и идеологическим обоснованием для джихада против властей Мьянмы. Также отмечается, что эмиссары ИГИЛ смогли привлечь под свои знамена существенное кол-во жителей Малайзии, которых они планируют использовать как против Мьянмы, так и против других стран.

Все это лишний раз напоминает о том, что разгром квази-государства ИГИЛ в Сирии и Ираке, покончит с Халифатом, но не покончит с ИГИЛ как террористической группировкой, которая будет пытаться использовать свои многочисленные вилаяты в других странах, найти страну-жертву, на территории которой черная зараза сможет снова оформиться в террористическую государственную структуру, которая сможет продвигать "всемирный джихад" не из подполья, а опираясь на ресурсы захваченных территорий. При этом, с учетом того, как нагнетается обстановка на границах сферы влияния Китая, куда входит и Мьянма, не исключено, что у этой "внезапной активности", может иметь и второе дно, когда конфликт буддистов и мусульман в Мьянме используется для того, чтобы ослабить влияние Китая в этой стране. А ИГИЛ уже не раз отмечался в тех странах, где Китай пытался расширять свое политико-экономическое влияния.

PS. На заглавной фотографии, одна из банд ИГИЛ на острове Минданао.

Источник

supernovostu.ru

Что на самом деле творится в Мьянме – Варламов.ру

В Мьянме есть штат Ракхайн, который населяет этническое и религиозное меньшинство – народ рохинджа, или рохинья. Его представители в основном являются приверженцами ислама, тогда как большинство населения страны исповедует буддизм. Причём даже в Ракхайне, регионе компактного проживания рохинджа, буддисты преобладают.

Власти Мьянмы считают рохинджа незаконными иммигрантами из соседнего Бангладеш (поэтому на гражданство жители Ракхайна могут не надеяться), а после резни 1942 года, когда мусульмане убили десятки тысяч буддистов, – почти что оккупантами. Современная история противостояния рохинджа и бирманских властей насчитывает уже десятки лет.

Летом 2017 года боевики рохинджа совершили ряд нападений на полицейские и пограничные посты Мьянмы. В ответ власти организовали карательную экспедицию, которая и привела к новому витку насилия в регионе.

Нашёл в казахстанском интернет-журнале "Vласть" статью Алексея Юсупова, директора фонда им. Фридриха Эберта в Мьянме. В ней он подробно рассказывает об обстановке в стране и корнях гуманитарного кризиса. Я её немного сократил и оставил только суть.

"25-го августа произошло резкое обострение ситуации на севере бирманского штата Ракайн (Rakhine). Массы беженцев-рохинья покидают свои деревни и лагеря и пытаются пересечь границу с Бангладеш. По сегодняшним оценкам их кол-во может достигать 90.000, есть информация о десятках людей, утонувших в приграничной реке Наф.

Причиной массового исхода рохинья стала массированная карательная операция бирманской армии, по последним официальным цифрам, которые могут быть чрезвычайно занижены, в столкновениях уже погибло около 400 человек. Бирманские вооруженные силы начали зачистки на севере Ракайна после нападения вооруженных экстремистов на полицейские и приграничные посты бирманских властей.

Мьянма - бывшая британская колония на индокитайском полуострове. Большинство ее жителей – буддисты-бамар, но страна очень гетерогенная, официально правительством признаны 135 этнических группы. С момента обретения независимости в 1948 году страна завязла в череде внутренних конфликтов, многие из которых продолжаются по сей день, считается что «бирманская гражданская война» - самая продолжительная в современной мировой истории.

За последние годы правительству Мьянмы удалось подписать договоры о перемирии с 15 вооруженным этническими группами, около восьми продолжают находиться в открытой конфронтации.

Штат Ракайн - это узкая полоска земли вдоль Бенгальского залива, упирающаяся своим северным концом в Бангладеш. Ракайн, как и остальная Мьянма, далеко не гомогенна, в ней проживают не менее 15 этнических групп разных вероисповеданий, буддисты, мусульмане, христиане. Ближе к северу, к границе с мусульманским соседом Бангладеш, мусульмане составляют большинство населения.

Ракайн, как и многие другие территории страны, не относящиеся к «истинной Бирме» (Burma Proper), это зона затяжной политической и военной борьбы за самостоятельность или даже независимость. В то же время, это самый сложный из всех бирманских конфликтов, поскольку только рохинья не признаются правительством как часть многогранного и сложного народа Мьянмы.

Рохинья – мусульманский этнос, который насчитывает около миллиона человек на территории Мьянмы. Бирманцы-буддисты зачастую отказываются называть их этим именем и предпочитают использовать термин «бенгальцы», указывающий на исторические корни этой группы. Бирманские националисты утверждают, что «рохинья» — выдуманная концепция, а на самом деле речь идет о мусульманских переселенцах из британской Индии, массово перемещенных на территорию Бирмы в 19-ом веке.

Отношения между мусульманам-рохинья и буддистами-бамар исторически - очень сложные. Во время Второй Мировой войны рохинья сражались на стороне британских частей, в то время как ракайнские буддисты были на стороне японской армии. Лидер нации и основатель современной, независимой Бирмы генерал Аун Сан (кстати, отец Аун Сан Су Чжи, нынешней соправительницы Мьянмы) обещал рохинья свой статус и равные права. После войны и до военного переворота 1962 года, немало рохинья служило на высоких позициях в бирманском правительстве.

После прихода к власти военной хунты началась фаза систематического притеснения и дискриминации. Рохинья до сих пор отказано в получение бирманского гражданства, они не могут попасть на государственную службу, для них обозначена черта оседлости и их не принимают в государственные образовательные учреждения. Даже сегодня, в самых образованных и продвинутых кругах бирманских элит бытовый расизм по отношению к рохинья – не моветон. Периодически вспыхивали этнические стычки, погромы, за которыми следовали жесткие чистки – так было, например, в 1978, 1991, 2012 годах. После 2012 в Бангладеш накопилось почти полмиллиона беженцев-рохинья. Бангладеш не в состоянии предоставить им долгосрочные перспективы и многие из них пытались бежать в Австралию, сотни погибали по пути.  ООН считает рохинья самой большей в мире группой людей без гражданства.

25-го августа, ранним утром, бойцы так называемой Араканской Армии Спасения Рохинья (Arakan Rohingya Salvation Army или ARSA, ранее известной как Harakah al-Yaqin или Faith Movement) совершили координированное нападение на целый ряд приграничных и полицейских постов бирманских властей. Впервые эта группа заявила о себе в октябре прошлого года, убив несколько бирманских пограничников и полицейских вдоль границы с Бангладеш и, видимо, завладев оружием и боеприпасами, использованными на прошлой неделе.

Группировкой ARSA руководит Ата Улла, боевик родом из Карачи. Правительство Мьянмы утверждает, что он проходил подготовку в лагерях талибов в Пакистане и имеет поддержку среди влиятельных кругов Саудовской Аравии.

Главнокомандующий вооруженными силами Мьянмы, Мин Аунг Хлайн, руководит операцией зачистки приграничной территории. По его собственным словам, армия «завершает недоделанную работу времен Второй Мировой». Эта формулировка предельно жестко показывает логику действий вооруженных сил и военной элиты Мьянмы. По словам этого де-факто правителя страны, армия сделает все, чтобы предотвратить повторение 1942 года, когда бригады рохинья пытались «вырвать Ракайн из тела Бирмы».

В официальном брифинге для дипломатов и иностранной прессы представители бирманских силовиков заявили, что сверхзадачей ARSA является создание «исламского государства» на территории между Бангладеш и Мьянмой. Армия готова применить «необходимые меры», чтобы предотвратить возвращение малазийских, мальдивских, индонезийских бойцов ИГИЛа из Ближнего Востока в регион и поэтому собирается полностью зачистить северный Ракайн от «террористических» элементов.

Проявление насилия экстремистами-рохинья стало идеальным поводом для бирманской армии перейти к «финальной стадии решения» вопроса. По спутниковым снимкам видно, что сжигаются целые деревни, причем сжигаются систематично, поскольку сейчас сезон дождей и сложно представить себе стихийное распространения огня. Бирманские власти утверждают, что экстремисты сами поджигают деревни в пропагандистских целях.

Но на самом деле есть жертвы и со стороны буддистских жителей Ракайна. Около 12.000 жителей штата буддистского вероисповедания были эвакуированы вглубь центральных территорий, есть информация о случаях нападений на буддистские монастыри, в которых остановились буддистские беженцы из конфликтной зоны. И без того хрупкий мир последних лет стремительно распадается.

Итого:

– Вооруженный экстремизм среди рохинья реален. Наличие такой организации как ARSA, способной координировать повстанческие операции, производить пропаганду, возможно поддерживать связи с группами за рубежом, неоспоримо.

– Систематичные притеснения рохинья реальны. После десятилетий дискриминаций и гонений они вынуждены существовать в предельно маргинализованной ситуации. А это всегда идеальный инкубатор для экстремизма, исламского или любого иного.

– Мы всё ещё знаем очень мало. В зону конфликта нет доступа международным наблюдателям или журналистам. Все что мы читаем в СМИ, основывается на интервью с рохинья, которым удалось пересечь границу в Бангладеш. Организованный властями два дня назад пресс-тур в Маунгдо, город в Ракайне, в котором все началось, никакой надёжной информации не дал.

– Это очень старый и очень сложный конфликт, он уходит корнями глубоко в колониальную историю. Есть все основания опасаться, что бирманская армия воспользуется шансом спровоцировать массовый исход рохинья из Ракайна.

– Трансформации Мьянмы – это самый сложный и комплексный переходный процесс современности. С ним, пожалуй, может сравниться только уровень комплексности когда-нибудь предстоящего севернокорейского транзита. 

Новой Мьянме всего полтора года. Военный режим трансформируется в демократическую систему. Конфликтно-кризисная экономика трансформируется в мирную. Изоляция трансформируется в открытость, самодостаточность и дефицит сменяется потребительским капитализмом масс. Общество отходит от закрыто-казарменной мобилизации и переходит к мирной жизни. Слабое государство трансформируется в функциональную бюрократию.

Все одновременно. Все сразу. На этом фоне альянс Аун Сан Су Чжи и военной элиты неудивителен. Как бы это не было горько, для них вопрос рохинья до 25-го августа был абсолютно не приоритетен. А теперь остается только гадать, насколько радикально они готовы его решать".<...>Источник

varlamov.ru

"Террористы получат новобранцев". Исламофобы называют митинги против геноцида в Бирме провокацией и пиаром

Эксперт о митинге у посольства Мьянмы: Похоже на провокацию и чье-то желание попиариться

Исламовед Роман Силантьев прокомментировал "КП", почему в Москве не протестуют против убийств мусульман ваххабитами

Кровавые события на северо-западе Мьянмы (бывшей британской колонии Бирма) начались еще 25 августа, когда члены созданной в прошлом году "Армии спасения рохинджа Аракана" напали на полицейских и армейскую базу. Погибло около сотни человек. Власти ответили военной операцией, спровоцировав большую волну беженцев-мусульман народности рохинджа. По предварительным данным, страну покинуло порядка 30 тысяч человек.

Это этническое меньшинство из штата Ракхайн власти Мьянмы признавать своими гражданами отказываются, считая их нелегалами из Бангладеш. Здесь уже нередко и прежде бывали вооруженные конфликты между мусульманами и буддистами. Но нынешнее обострение ситуации вышло уже на международный уровень - в разных странах мусульмане выходят к посольствам Мьянмы протестовать против операции в Ракхайне, которую считают настоящим геноцидом против правоверных. Исключением не стала и Москва.

Акция не была санкционирована. Фото: СОЦСЕТИ

Митинг у посольства Мьянмы .

- Внимательно следим за положением в Ракхайнской национальной области (РМО) Мьянмы. Призываем все вовлеченные стороны к скорейшему налаживанию конструктивного диалога в целях нормализации ситуации в русле рекомендаций Консультативной комиссии по РМО во главе с Кофи Аннаном, - заявил в воскресенье МИД РФ.

Митинг у посольства Мьянмы .

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Роман СИЛАНТЬЕВ, исламовед:

"Похоже на провокацию и чье-то желание попиариться"

- Меня интересует в этой ситуации вот какой момент - в мире мусульмане ежедневно гибнут от рук ваххабитов, на одного убитого буддистами приходятся сотни убитых ваххабитами, но почему никто не протестует? Не припомню ни одного митинга в защиту мусульман Ирака, Нигерии...В Чечнеподобные митинги проходят регулярно, но вот в Москве-то нет. А тут из-за Мьянмы вышли. Эта акция в столице похожа на провокацию и чье-то желание попиариться.

Акцию прокомментировал исламовед Роман Силантьев Фото: СОЦСЕТИ

ПРОЧИТАНО В СЕТИ

Анатолий НЕСМИЯН (Эль Мюрид), блогер:

"Террористы получат новобранцев"

- Самая мирная в мире религия - буддизм - не стала помехой для того, чтобы буддийское большинство Бирмы развернуло против мусульманского меньшинства, проживающего на полоске земли между мусульманским Бангладеш (бывшим Восточным Пакистаном) и Бирмой, политику репрессий и геноцида. Буддистская религия выглядит мирной только в сказках и легендах, в реальности тот же Тибет до освобождения его китайцами был дичайшей рабовладельческой и одновременно фашистской диктатурой монастырей. Большинство тибетцев были рабами - причем рабами в юридическом смысле. Их обращали в рабство за чудовищные долги перед монастырями, которые возникали самим фактом нахождения людей на земле монастырей, за что они были обязаны выплачивать невероятные налоги и оброки. Долги передавались поколениями, раб не стоил ничего, казни рабов были абсолютно обыденным явлением. И массовым. Примерно таким же образом в Бирме решается и проблема народа рохинджа - через истребление. За десятилетие от полутора миллионов осталось не более 800 тысяч (и это при высочайшей рождаемости).

Война "Армии спасения" с бирманским правительством и буддистами идет уже несколько лет. В создании "Армии" приняла участие Саудовская Аравия, она же финасирует ее сопротивление. "Армия" в основном исповедует идеологию "Аль-Каиды", что в общем, логично в их конкретных условиях, однако сейчас интерес к ней проявляют и люди из "Исламского государства" (запрещено в РФ. - Ред.). Более того, в Ираке и Сирии воюет не менее сотни рохинджа, и они возвращаются домой. ИГИЛ сегодня крайне заинтересован в расширении ареала своего присутствия - разгром в Сирии и Ираке вынуждает ИГ искать любые места, где оно сможет укорениться и найти социальную базу поддержки. 800 тысяч абсолютно бесправных и предназначенных к истреблению рохинджа - это ресурс, причем уже полностью готовый к употреблению. Бирманские власти и местные фанатики-буддисты уже сделали за ИГИЛ всю подготовительную работу.

Леонид Тимошин

onkavkaz.com

ИГИЛ проявляет интерес в Мьянме

Согласно новостям и аналитическому выпуску «Исламских мировых новостей», члены террористической группы ИГИЛ, вербуют силы в Малайзии для работы в Мьянме, цитируя сайт Malaysiandigest.com

По словам помощника отдела борьбы с терроризмом малазийской полиции Аюба Хана Майдина на совещании под названием «Осведомленность молодежи об угрозах»:

ИГИЛ используя проблему с рохинджа, как шанс привлечь новых членов для совершения террористических актов.

Менеджеры СМИ ИГИЛ также нацелены на то, чтобы малазийский народ присоединился к ИГИЛ, опубликовав изображения преступлений против людей рохинджа.

У нас есть информация, которая показывает возможность участия Индонезии в террористической деятельности.

Близость Мьянмы к Малайзии - это возможность для ИГИЛ увеличить свое влияние в провинции Рахин.

Малайзия ближе к Мьянме и Филиппинам, чем Сирия.

Теперь, после смерти Мохамеда Ванди Мохаммада Джедая (Mohamed Vandi Mohammad Jedi)  в Сирии, четыре малазийских террориста воевавших в Сирии активно стремятся набирать новых членов из Малайзии для Исламского Государства.

Угрозы присутствия ИГИЛ и других террористических групп в Мьянме и, будучи питаемыми соседними странами, довольно серьезны, кажется, что исламские страны должны быть более активными, чем ранее, и участвовать в проблемах Мьянмы и предотвращать беспорядки, которые могут усугубляться при вступление Неверных (видимо имеется ввиду ИГИЛ) в Мьянму. Последствия присутствия террористов в Мьянме могут серьезно повлиять на лицо ислама в мире в соответствии с этим сионистским проектом.

http://www.english.iswnews.com/573/isis-is-planning-this-time-for-myanmar/ - цинк

PS. В принципе ничего нового. По схожей схеме ИГИЛ работал в конфликтных регионах, где при невозможности реализации установок радикального политического ислама легальным путем (обычно это было связано с запретом на деятельность организаций связанных с “Братьяму-мусульманами”, преследованиями радикальных проповедников, пресечение попыток устанавливать на территории страны шариат явочным порядком и т.д.) на смену агитаторам и проповедникам приходили боевые отряды, которые на 80-90% формировались из местных исламистов, которые переходили под франшизу ИГИЛ при помощи эмиссаров-организаторов, которые обеспечивали спайку разрозненных ячеек боевиков в подобие единой структуры, которую впоследствии объявляли вилаятом Халифата уже на первой стадии пре-территориального контроля, когда диффузная агрессия боевиков приводила к вытеснению органов власти и силовых структур с определенных территорий, что позволяло создавать первичные структуры государственно-террористического контроля, как это уже было реализовано на Синае (Египет), в Сирте (Ливия) или в Нанганхаре (Афганистан).

Не удивлюсь, если давний конфликт в Мьянме, который в том числе разжигается из-за рубежа (в том числе и при участии Саудовской Аравии), будет использован ИГИЛ для аккумуляции исламских радикалов в Мьянме и соседних странах, для организации попыток вычленения части территории этой страны для создания там очередного вилаята.  Под предлогом защиты мусульман конечно же, тем более, что столкновения буддистов с мусульманами более чем реальны и пропаганда ИГИЛ в такой ситуации чувствует себя как рыба в воде, ибо может апеллировать к религиозным чувствам, предлагая своих боевиков, которых сейчас они спешно пытаются под это дело собрать, “защитниками правоверных мусульман”. С аналогичных позиции боевики выступали и в ходе нападения на Филиппины и захвата Марави, где боевики пытались расширить свою поддержку за счет критики политики правительства Дутерте и маоистских партизан, которые с этим правительством давно воюют.

Силовики Мьянмы заявляют, что это еще пока не полноценный ИГИЛ https://www.themalaysianinsight.com/s/15198/, так как большая часть боевиков из местных и вилаята еще как бы нет, но отмечают рост информационной и вербовочной активности ИГИЛ, которая использует конфликт вокруг рохинджа для вербовки новых боевиков среди беженцев и пострадавших от столкновений с буддистами и армией, а также может служить информационный и идеологическим обоснованием для джихада против властей Мьянмы. Также отмечается, что эмиссары ИГИЛ смогли привлечь под свои знамена существенное кол-во жителей Малайзии, которых они планируют использовать как против Мьянмы, так и против других стран.

Все это лишний раз напоминает о том, что разгром квази-государства ИГИЛ в Сирии и Ираке, покончит с Халифатом, но не покончит с ИГИЛ как террористической группировкой, которая будет пытаться использовать свои многочисленные вилаяты в других странах, чтобы найти страну-жертву (ослабленную внутренними этно-религиозными конфликтами и объективными социально-экономическими противоречиями), на территории которой черная зараза сможет снова оформиться в террористическую государственную структуру, которая сможет продвигать “всемирный джихад” не из подполья, а опираясь на материальные и демографические ресурсы захваченных территорий. При этом, с учетом того, как нагнетается обстановка на границах сферы влияния Китая, куда входит и Мьянма, не исключено, что у этой “внезапной активности”, может иметься и второе дно, когда конфликт буддистов и мусульман в Мьянме используется для того, чтобы ослабить влияние Китая в этой стране. А ИГИЛ уже не раз отмечался в тех странах, где Китай пытался расширять свое политико-экономическое влияния.

PS. На заглавной фотографии, одна из банд ИГИЛ на острове Минданао.

russianpulse.ru