Люди, чьими именами названы моря в Северном Ледовитом океане. Харитон и дмитрий лаптевы


В честь кого названо море Лаптевых? Лаптевы Дмитрий и Харитон

Море Лаптевых, фото и описание которого представлены в статье, принадлежит бассейну Северного Ледовитого океана. Суровый нрав этого моря, как и всей Арктики, вызывает интерес у исследователей уже на протяжении нескольких столетий. Но только сегодня ученые могут дать достоверные ответы на вопросы, касающиеся особенностей климата, животного и растительного мира этого загадочного края. Хотя еще некоторое время назад такие задачи казались неразрешимыми.

Море Лаптевых на карте

В 1735-1742 году, благодаря усилиям и долгой работе русских исследователей, береговая линия моря была нанесена на географическую карту. Например, двоюродные братья Дмитрий и Харитон, в честь кого названо море Лаптевых, посвятили исследованию региона многие годы своей жизни. Находясь на службе военно-морского флота России, они являлись участниками грандиозного научного исследования, которое было организовано Петром I и получило название Великой Северной экспедиции.

Сегодня границы моря установлены совершенно точно, но начало этой трудной и опасной работы положили в те далекие годы именно такие самоотверженные люди, как Витус Беринг, братья Лаптевы - Дмитрий и Харитон, Семен Дежнев и многие другие наши соотечественники.

С запада море омывает восточные берега островов Северная Земля от мыса Арктический до материкового берега Хатангского залива. На севере морские границы проходят от мыса Арктический до северных берегов острова Котельный. В восточной части воды моря омывают западные берега островов Котельный, Малый и Большой Ляховский остров. Затем рубежи проходят по проливам Санникова и Дмитрия Лаптева. С юга граница моря проходит по северным берегам Евразии от мыса Святой Нос до Хатангского залива. Именно эти морские рубежи исследовали братья Лаптевы. Протяженность береговой границы составляет 5254 километра. Расстояние от юго-восточных берегов до северо-западных - 1300 километров. Это наибольший показатель, характеризующий размеры моря.

море лаптевых на карте

История исследования региона

Учитывая суровые природные условия моря Лаптевых, нетрудно предположить, что процесс изучения его акватории путешественниками не был простым и безопасным. Кроме того, нужно учесть, что работы начались еще в XVIII веке - во времена, когда развитие многих наук, в т. ч. и мореплавания, находилось на этапе становления. Уровень географических знаний тоже был не очень высок.

Неоценимый вклад в организацию работ по изучению северного побережья Евразии по всей его протяженности и морей бассейна Северного Ледовитого океана внесли отважные путешественники. Многие исследователи являлись офицерами русского морского флота.

Братья Харитон и Дмитрий, в честь кого названо море Лаптевых, начали службу на флоте в 1718 году, куда они были зачислены еще в юном возрасте гардемаринами. К 1721 году молодые люди уже произведены в мичманы. Судьба распорядилась так, что на какое-то время жизненные пути братьев разошлись. Но Дмитрий и Харитон были всегда верны морю, русскому флоту, отдавая службе лучшие годы своей жизни.В 1734 году Дмитрий Яковлевич Лаптев был введен в состав Великой Северной экспедиции как один из лучших офицеров русского флота. Репутация его была так высока, что он занял должность одного из помощников Витуса Беринга, который был назначен руководителем этого масштабного мероприятия.в честь кого названо море лаптевых

Дмитрию Лаптеву предписывалось занять место погибшего капитана судна "Иркутск". Именно на нем была предпринята попытка исследовать воды морей, омывающих материк от устья Лены курсом на восток. Экспедиция оказалась крайне неудачной, так как в ее ходе от холода, цинги и других заболеваний погибла почти вся команда.В августе 1736 года "Иркутск" под командованием Дмитрия Лаптева, выйдя из дельты реки Лены, снова оказался в открытом море. Но уже через несколько дней плавание пришлось прервать и повернуть корабль обратно, так как мощные льды преградили путь мореплавателей. Капитан, учитывая опыт предыдущей экспедиции, решил сохранить жизни людей и перезимовать на суше.

Трагичной была судьба и тех мореплавателей, которые на судне "Якутск" должны были двинуться от устья Лены в западном направлении (для исследования морских просторов). Обстоятельства сложились так, что Дмитрию Лаптеву лично пришлось отправиться в Петербург за получением инструкций, касающихся дальнейшего изучения региона. Сам он тоже имел план и готов был предложить его руководству, надеясь на понимание. Положительный исход экспедиции больше всего волновал русского офицера.

Братья Лаптевы

Итак, с 1738 года братья снова начинают служить одному общему делу. По рекомендации двоюродного брата Лаптев Харитон Прокофьевич был назначен капитаном судна "Якутск" вместо погибшего в экспедиции Прончищева. Летом 1739 года началась экспедиция, которая своей целью имела не только обследование морских северных просторов, но и опись прибрежных территорий. Поэтому в её составе числились отряды, следовавшие и по суше.

Имея грамотно разработанный план действий, отважную преданную команду на земле и на море, Дмитрий Яковлевич Лаптев к 1741 году на судне "Иркутск" смог преодолеть расстояние от устья Лены до Колымы. Тщательно обработав полученную информацию, он осенью 1742 года вернулся в Петербург.

Харитон Прокофьевич должен был исследовать побережье и море к западу от устья Лены. Огромные трудности и лишения пришлось испытать отрядам, которыми руководил Лаптев. Исследователь и его спутники не остановились даже тогда, когда они лишились судна, которое было уничтожено льдами. Экспедиция была продолжена пешком. Результатом ее стало описание территорий от устья реки Лены до полуострова Таймыр.

Жизнь таких людей, как братья Харитон Прокофьевич и Дмитрий Яковлевич, в честь кого названо море Лаптевых, по праву можно называть подвигом. Это понимает каждый, кто прикасается к изучению истории освоения Арктики. Поразительное упорство и целеустремленность, безграничная любовь к России помогла этим людям преодолеть, казалось бы, непреодолимое.

братья лаптевы

Геологическое строение дна моря

Глубина моря Лаптевых очень контрастна. Это обстоятельство было обнаружено еще более 200 лет назад, когда суда первых экспедиций неоднократно садились на мель. Нужно отметить, что наибольший показатель глубины составляет 2980 метров, наименьший - 15, а средний - 540 метров. Это можно объяснить крутым материковым склоном того участка, где находится море. Учитывая показатель глубины, его делят на южную и северную часть. Ориентиром при этом служит параллель, где расположен залив Вилькицкого.

На характер грунта дна моря Лаптевых большое влияние оказывают впадающие в него реки. Они несут большое количество песка, ила и других осадочных пород. Их накопление составляет 25 сантиметров в год. Кроме того, в мелководной зоне на дне моря встречаются валуны, крупная и мелкая галька.

Огромные ледники Северной Земли способствуют образованию айсбергов. В толще воды моря Лаптевых содержится большое количество льда. Его таяние и волноприбой активно разрушают береговую линию. Иногда в результате таких процессов уходят под воду небольшие острова.

Климатические условия

Существует несколько факторов, определяющих суровый климат региона.Рассматривая море Лаптевых на карте, можно сделать следующие выводы:

  • оно расположено в высоких широтах Северного полушария;
  • близость Центрального Арктического бассейна не может не оказывать влияния на климат региона;
  • удаленность моря от Атлантического и Тихого океана лишают его возможности получать отепляющее воздействие вод.

Над морем большую часть времени преобладает спокойная малооблачная погода. Лишь циклоны, которые проходят южнее акватории, приносят обильные снегопады, сопровождающиеся сильными ветрами.

море лаптевых фото

В южной части моря Лаптевых холодно в течение девяти месяцев, а в его северных районах отрицательная температура фиксируется на протяжении 11 месяцев. Самый холодный месяц зимы - январь. Среднемесячная температура воздуха составляет 26-28 градусов ниже нуля. Известны случаи понижения ртутного столбика до отметки -61 оС.прохладное лето здесь - далеко не редкость редкость. Скорее даже наоборот - значительное повышение температуры (например, до 24-32 градусов) - явление редкое и необычное. Самым теплым летним месяцем считается август. В это время термометры фиксируют +7...+9 градусов на юге и +1 оС в северной части моря. Главная отличительная характеристика климата моря Лаптевых - сильное и длительное охлаждение при относительно спокойном ветровом режиме.

Соленость и температура воды. Течения и ледники

На распределение солености воды в море Лаптевых существенное влияние оказывает тот факт, что крупнейшие реки материка несут сюда значительный объем пресной воды. В связи с этим соленость южных районов моря значительно ниже, чем северных. По этой же причине процент содержания соли повышается зимой, а в теплое время года наблюдается опреснение воды. Реки Лена, Хатанга, Яна, Оленек именно летом приносят до 90 % годового стока пресной воды. В это же время происходит интенсивное таяние ледников, что тоже влияет на показатель солености. Необходимо отметить также, что этот показатель неодинаков в поверхностных и глубинных слоях толщи морской воды. На поверхности соленость ниже.

Глубина моря Лаптевых определяет температуру воды. Зависит данный показатель и от расположения вод относительно прибрежной части, влияния течений, времени года. Чаще всего он равен нулю. В летний период в отдельных прибрежных зонах и на мелководье температура равна 4-6 градусам по Цельсию. В бухтах, которых, к слову, насчитывается очень много, она приближается к отметке в 10 оС, а в открытом море не превышает двух градусов.

Система течений в море Лаптевых изучена недостаточно хорошо. Однако известно, что большую роль в этом снова-таки играют реки, несущие огромные объемы воды в море.Среди постоянных течений моря Лаптевых можно назвать Новосибирское и Восточно-Таймырское. Нужно отметить, что скорость движения вод невелика, сила течений слабая неустойчивая.

В конце сентября на всей акватории начинается процесс образования льда, что значительно затрудняет судоходство. С октября по май воды моря Лаптевых скованы льдом. При этом приблизительно на 30 % его площади образуется припай, остальная часть покрыта дрейфующими льдинами. В июне и июле происходит их таяние. Однако лишь к августу большая площадь поверхности моря освобождается от ледяных оков.

Животный и растительный мир

Флора и фауна моря Лаптевых является типичной для Арктики. Фитопланктон представлен водорослями. Морские инфузории, копеподы и амфиподы, коловратки являются типичными представителями зоопланктона.

В морских глубинах распространены такие породы рыб, как сибирский сиг, арктический голец, омуль, нельма, осетр. Моржи, белухи, тюлени - представители отряда млекопитающих. В ледяных пустынях водится грозный житель Арктики - белый медведь.

море лаптевых экспедиция

Острова моря Лаптевых

На территории моря находится около двух десятков крупных и малых островов. Примечателен тот факт, что учеными на них были обнаружены останки мамонтов. Они хорошо сохранились, поэтому находки представляют большую научную ценность. Современными обитателями островов являются песцы и белые медведи.Вблизи от побережья континента небольшие острова обычно располагаются группами. Речь идет о таких участках суши, как о-ва Комсомольской Правды, Фаддея, Петра, Аэросъёмки, Дунай. Имеются и более крупные, расположенные одиночно. К ним относится Большой Бегичев, Песчаный, Муостах, Макар.

острова моря лаптевых

Реки моря Лаптевых

Как говорилось ранее, крупнейшие реки, впадающие в море, оказывают значительное влияние на многие факторы. Их расположение в направлении с востока на запад выглядит следующим образом: Яна, Лена, Оленек, Анабар, Хатанга. Именно эти водоемы активно использовались исследователями края - Харитоном и Дмитрием Лаптевыми, в честь кого названо море Лаптевых.

Перечисленные реки влияют на уровень содержания соли в морской воде. Благодаря работе упомянутых водных артерий сформировался рельеф морского дна, очертания его береговой линии, состав осадочных пород и взвесей.

Перспективы развития региона

Сегодня море Лаптевых включено в программу исследований, которые ведутся совместными усилиями ученых России и Германии уже на протяжении двадцати лет. Современные ученые всегда помнят о том, что начало сему мероприятию было положено еще Петром I. А такие отважные путешественники, как Витус Беринг, Лаптевы Дмитрий и Харитон и многие другие полярники, навсегда вписаны в историю изучения Арктики.

глубина моря лаптевых

Сейчас программа исследования моря Лаптевых и прилежащих к нему территорий получила статус международной. Около 15 российских и 12 немецких научных организаций различного профиля включены в упомянутую деятельность. Проведение работ рассчитано до 2015 года. И уже сегодня учеными сделано немало сенсационных открытий.

Результаты, полученные во время исследования рассматриваемых нами территорий, являются уникальными. Благодаря материалам, добытым в ходе морских и наземных экспедиций, ученые могут узнать много интересного о прошлых климатических эпохах Арктики, понять условия формирования климата, существующего в регионе сегодня.

Огромным хранилищем льда и пресной воды принято считать море Лаптевых. Экспедиция, проводимая усилиями двух государств с использованием самой современной техники, приборов и научных методик, позволит расширить представления людей об Арктике, использовать полученные научные данные в практических целях.

fb.ru

Братья Лаптевы | lemur59.ru

Пётр I положил начало одной из грандиознейших научных экспедиций всех времён - Великой Северной экспедиции. Первая, так называемая Камчатская, экспедиция ставила своей задачей определить, соединяются ли Азия и Америка перешейком или же разделены проливом. Начальником экспедиции был назначен командор Витус Ионассен Беринг, по происхождению датчанин, ещё в молодости принятый Петром I на службу в русский флот и прослуживший в нём 37 лет.

        

Эта экспедиция, успешно проведённая с 1725 по 1730 г., явилась прологом ко второму этапу работ - Великой Северной экспедиции, работавшей с 1733 по 1743 г. и руководимой до 1741 г. В. Берингом.

Задачей экспедиции являлись изучение и опись русских берегов от Югорского шара до Камчатки и нанесение их на карты. В ней принимало участие до 600 человек, разбитых на несколько отрядов.

Два из них под командой лейтенантов Прончищева и Ласиниуса должны были, выйдя из Якутска по Лене в море, обследовать и произвести опись побережья - Прончищев от Лены до Енисея и Ласиниус - от Лены до Колымы и далее до Камчатки.

Отряды не выполнили своей задачи.

Питер Ласиниус, швед по национальности, был принят на русскую службу в 1725 году. Он много плавал и был знающим свое дело штурманом. В экспедицию Ласиниус вызвался добровольно. Беринг назначил его начальником отряда, который должен был описать берег от устья Лены до Камчатки. Отряд располагал построенным в Якутске ботом "Иркутск" длиной восемнадцать метров, шириной пять с половиной метров, с осадкой два метра.

Ласиниус со своим отрядом покинул Якутск 29 июня 1735 года, одновременно с отрядом Прончищева. Оба отряда 2 августа прибыли к острову Столб, расположенному в начале ленской дельты.

     

На вторые сутки "Иркутск", пройдя Быковской протокой, достиг взморья. Еще через двое суток, дождавшись попутного ветра, Ласиниус вывел свое судно в море.

Плавание затруднялось большими скоплениями льда и неблагоприятными ветрами. Поэтому уже 18 августа Ласиниус ввел бот в устье реки Хараулах, решив здесь зимовать.

Из плавника, валявшегося на берегу, команда быстро построила дом.

Рассчитывая еще на два года работы, Ласиниус решил сэкономить провиант и вдвое уменьшил рацион. Хроническое недоедание при незнании противоцинготных средств привело к массовому заболеванию цингой, которая унесла жизни тридцати восьми человек. Одним из первых умер сам Ласиниус.

     

Лишь 9 человек пережили эту страшную зиму. Командор Беринг для спасения 9 человек направил специальную экспедицию под начальством штурмана Щербинина, который и доставил их в Якутск. Бот "Иркутск" остался в устье Хараулаха. Новым командиром "Иркутска" Беринг назначил одного из своих ближайших помощников, лейтенанта Дмитрия Яковлевича Лаптева.

                         

Дмитрий Яковлевич Лаптев родился в 1701 г. в селе Болотово недалеко от Великих Лук. В 1715 г. вместе с двоюродным братом Харитоном Лаптевым Дмитрий поступил в Морскую академию в Петербурге. После окончания Академии в 1718 г. он был произведен в гардемарины и начал службу на Балтийском флоте на кораблях Кронштадской эскадры.

В 1721 г. Лаптев получил чин мичмана, в 1724 г. за особые заслуги в морских науках он был произведен в унтер-лейтенанты. С 1725 г. молодой офицер нес службу на судне "Фаворитка", плававшем по Финскому заливу. С 1727 г. в течение двух лет Дмитрий Лаптев выполнял обязанности командира фрегата "Святой Яков", а затем командира пакетбота, курсировавшего между Кронштадтом и Любеком.

Первое знакомство Лаптева с северными морями состоялось летом 1730 г., когда он совершил плавание в Баренцевом море на фрегате "Россия" под командованием капитана Барша. В 1731 г. Дмитрий Лаптев был произведен в лейтенанты.

Высокообразованный и хорошо знающий свое дело офицер Дмитрий Лаптев был замечен Адмиралтейств-Коллегией и внесен в список участников Великой Северной экспедиции. В июле 1735 г. Д. Я. Лаптев прибыл в Якутск. Ему было поручено провести караван небольших речных судов с имуществом экспедиции по Алдану, Мае и Юдоме как можно ближе к Охотску, построить склады, сложить в них грузы, а затем привести суда в Якутск. Лаптев успешно выполнил это задание, проведя суда до Юдомского Креста.

Первоначально предполагалось назначить лейтенанта Лаптева в отряд Беринга - Чирикова или в отряд Шпанберга. Однако в 1736 г., когда выяснилась трагическая судьба отряда лейтенанта Ласиниуса, было принято решение о назначении Дмитрия Лаптева новым командиром Ленско-Енисейского отряда.

Получив приказ заменить погибшего Ласиниуса, Д. Я. Лаптев сформировал в Якутске отряд и весною 1736 г., выйдя по Лене в море, на лёгких лодках достиг устья р. Хараулах, где стоял покинутый "Иркутск".

Приведя судно в порядок, Д. Я. Лаптев возвратился на нём в дельту р. Лены для погрузки продовольствия и снаряжения, заблаговременно доставленного туда на лодках из Якутска. 22 августа 1736 г. Д. Я. Лаптев закончил погрузку и вышел в море, взяв курс на восток. Тяжёлые льды преградили путь. Уже через четыре дня Д. Я. Лаптев вынужден был повернуть обратно. С трудом достиг он Лены и, поднявшись по ней, стал на зимовку несколько выше Булуна.

Снова пришла цинга. Но Д. Я. Лаптев учёл печальный опыт своего предшественника. Он рекомендовал своей команде больше воздуха, больше движений, достаточное питание. В результате зимовка прошла сравнительно благополучно - переболели цынгой все, но умер лишь один человек.

Летом 1737 г. Д. Я. Лаптев вернулся в Якутск, чтобы согласовать с Берингом план дальнейшей работы. Но Беринга в Якутске уже не было. Здесь Д. Я. Лаптев узнал о печальной участи Прончищева.

                   

                                                                                        Биография

Родился в 1702 году в усадьбе Богимово Тарусского уезда Калужской губернии (в 12 километрах от города Алексина) в дворянской семье Прончищевых. Был пятым ребенком в семье. В апреле 1716 года поступил учеником в Навигацкую школу в Москве, располагавшуюся в Сухаревской башне.

В 1718 году был переведен в Санкт-Петербург в Морскую академию (учился с Челюскиным и Лаптевыми) и стал гардемарином. С 1718 по 1724 год ходил штурманским учеником на Балтийском флоте на шнявах «Диана» и «Фалк», бригантине «Бернгардус», на кораблях «Ягудиил», «Уриил», «Принц Евгений», гукоре «Кроншлот».

В 1722 году участвовал в Персидском походе Петра.

В 1727 году произведен в подштурманы. Вошел в комиссию по аттестации чинов флота. В 1730 году его представляют к званию штурман 3 ранга. Василий Прончищев служит на пакетботе «Почтальон», в 1731 году на корабле «Фридрихштадт», на фрегате «Эсперанса».

Ленско-Енисейский отряд Великой Северной экспедиции

В 1733 году Прончищев получил чин лейтенанта и принял участие в Великой Северной экспедиции, возглавив Ленско-Енисейский отряд, исследовавший побережье Северного Ледовитого океана от устья Лены до устья Енисея.

30 июня 1735 года Прончищев отправился из Якутска вниз по Лене на дубель-шлюпке «Якутск».

Экипаж «Якутска» составлял более 40 человек, в том числе штурман Семен Челюскин и геодезист Никифор Чекин.

Но имя Василия Прончищева в этом ряду выделяется особо, потому как в плавание он пошел вместе с женой, ставшей первой в мире женщиной - полярной исследовательницей. Скорее всего, знали они друг друга с детства - отцы их служили когда-то в одном полку, а родовые имения располагались по соседству. Василий Прончищев родился в 1702 году в местечке Мытный стан Тарусского уезда Калужской провинции в семье мелкопоместного дворянина. Татьяна Фёдоровна Кондырева родилась в 1710-м недалеко от города Алексин того же, Калужского, наместничества и тоже в семье небогатых дворян. ...Вообще-то Адмиралтейств-коллегия разрешила офицерам взять с собой жен и детей. И шаг этот был вполне обоснован ввиду очевидной продолжительности экспедиции. Но присутствие женщин в походе допускалось только на базе длительных стоянок и неизбежных зимовок. В этом же отряде произошло событие необычайное, невероятное: вопреки известной морской традиции лейтенант Прончищев в исполнение дела важности государственной вмешивает молодую жену. Женщина на военном корабле - случай беспрецедентный! Самовольно это сделал Прончищев или с неофициального согласия Беринга, современная история не знает. Но только долгое время во всех последующих исторических и мемуарных справках она ошибочно называлась Марией. 

Плавание по Лене прошло благополучно и 2 августа 1735 года экспедиция достигла острова Столб, от которого начинается дельта Лены. Первоначально Прончищев планировал пройти Крестяцкой протокой, которая вела на запад, но поиски фарватера в ней из-за спада воды не увенчались успехом, поэтому он решил вести дубель-шлюпку Быковской протокой на юго-восток. 7 августа судно стало на якорь в устье этой протоки, ожидая благоприятного ветра.

14 августа 1735 года Прончищев повел судно в обход Ленской дельты. Через достаточно продолжительное время «Якутск» обогнул дельту Лены и направился вдоль побережья на запад. Прончищев был первым, кто нанес на карту дельту Лены. Задержка в дельте Лены не позволила Прончищеву далеко продвинуться в первую навигацию. Короткое северное лето заканчивалось, на судне открылась довольно сильная течь и Прончищев принял решение устроить зимовку в местах, где ещё встречался плавник и можно починить судно. 25 августа отряд остановился на зимовку в устье реки Оленёк (река) вблизи поселения зверопромышленников, выстроив из плавника две избы. Зима прошла благополучно, но в отряде началась цинга.

Весна 1736 года в Усть-Оленёке оказалась поздней и море очистилось от льдов только к августу. Вопреки возникшим трудностям, летом 1736 года Прончищев продолжил путь вдоль берега на запад. 5 августа 1736 года отряд достиг устья реки Анабары. Геодезист Баскаков, поднявшись вверх по течению реки, обнаружил выходы руды.

17 августа 1736 года у восточного берега Таймыра экспедиция обнаружила острова, названные ими в честь святого Петра. Также был открыт остров Преображения.

Двигаясь в последующие дни дальше на север вдоль края сплошного ледяного припая, держащегося у берега Таймырского полуострова, отряд миновал несколько заливов. Самый северный из заливов Прончищев ошибочно принял за устье реки Таймыры (на самом деле это залив Терезы Клавенес). Побережье было абсолютно пустынным, без малейших признаков жилья. На 77-й широте дорогу деревянному судну окончательно преградили тяжелые льды, а мороз начал затягивать свободную воду. В эти дни Челюскин писал:

«В начале сего 9 часа штиль, небо облачно и мрачно, мороз великий и появилась шуга на море, от которой мы в великой опасности, что ежели постоит так тихо одне сутки, то боимся тут и замерзнуть. В глухие льды зашли, что по обе стороны, також и впереди нас великие стоячие гладкие льды. Шли на гребле весел. Однако Боже милостив дай Бог нам способного ветру, то оную шугу разнесло».

Вскоре путешественники потеряли из виду берег. Прончищев приказал определить положение судна по навигационным приборам. «Якутск» оказался на 77° 29' с. ш. Это самая северная точка, достигнутая кораблями Великой Северной экспедиции. Только спустя 143 года барон Адольф Эрик Норденшельд на судне «Вега» продвинется в этих местах всего на несколько минут севернее. Дальше путь был закрыт. На севере и западе простирались сплошные льды с редкими полыньями и на дубель-шлюпке пройти их было невозможно. «Якутск» повернул обратно с намерением стать на зимовку в устье Хатанги. Впоследствии было установлено, что экспедиция вошла в пролив Вилькицкого, продвинулась несколько севернее и достигла широты 77 градусов 50 минут. Лишь плохая видимость не позволила участником экспедиции увидеть архипелаг Северная Земля и крайнюю северную точку Таймыра и всей Евразии — мыс Челюскин.

От высадки в Хатангской губе Прончищев отказался, не обнаружив там поселений, и судно направилось к прежнему Оленёкскому зимовью.

29 августа Прончищев на шлюпке отправился на разведку и сломал ногу. Вернувшись на судно, он потерял сознание и вскоре умер. Истинная причина смерти — синдром жировой эмболии вследствие перелома — стала известна совсем недавно, после того как в 1999 году вскрыли могилу путешественника. Ранее считалось, что Прончищев умер от цинги.

Дальнейший путь «Якутск» проделал под командованием штурмана Челюскина. Через несколько дней ему удалось достичь Усть-Оленёкского зимовья, где Прончищева и предали земле, а вскоре умерла и Татьяна Прончищева.

 

2 октября «Якутск» встал на зимовье, а Челюскин отправился с докладом в Якутск санным путём. Новым командиром дубель-шлюпки и начальником Ленско-Енисейского отряда был назначен Харитон Прокопьевич Лаптев.

Видя тяжёлое положение экспедиции, Дмитрий Яковлевич Лаптев, как ближайший помощник отсутствовавшего Беринга, решил ехать за инструкциями и помощью в Петербург, в Адмиралтейств-коллегию.

Далёкий путь от Якутска до Петербурга Д. Я. Лаптев преодолел на лошадях. У Д. Я. Лаптева было достаточно времени обдумать причины неудач Ласиниуса, Прончищева и его собственных и наметить план будущих действий. В Петербург Д. Я. Лаптев приехал, твёрдо зная, что нужно для дальнейших работ.

Адмиралтейств-коллегия внимательно выслушала сообщения Д. Я. Лаптева и, обсудив их, сочла необходимым продолжить работы. Коллегия отпустила дополнительные средства и оборудование и, по предложению Д. Я. Лаптева, вместо погибшего Прончищева назначила командиром "Якутска" Харитона Прокопьевича Лаптева.

X. П. Лаптев прежде вместе со своим братом служил на кораблях Балтики, ездил на Дон, отыскивая места, пригодные для организации судостроительной верфи. Возвратившись в 1737 г. в Балтику, X. П. Лаптев был назначен капитаном яхты "Декроне".

В марте 1738 г. братья Лаптевы, получив необходимые для продления работ средства и снаряжение, выехали из Петербурга в Якутск.

По прибытии на место они осмотрели и отремонтировали свои суда, снарядили их, составили тщательные планы экспедиции, рассчитанные на выполнение работы и с моря и с суши.

18 июня 1739 г. Дмитрий Яковлевич Лаптев на "Иркутске" с командой в 35 человек вышел из Якутска; 5 июля, миновав Ленскую дельту, он был уже в море, держа курс на восток.

Согласно принятому плану, Д. Я. Лаптев отправил отряд под начальством старшего матроса Лошкина, следовавший к устью реки Яны по суше, и второй отряд - к устью реки Индигирки под начальством геодезиста Киндякова. Так же предполагалось организовать выполнение работы и дальше - между Индигиркой и Колымой. 8 июля "Иркутск" достиг устья реки Яны и продвигался постепенно всё далее к востоку, пока в районе устья реки Индигирки ледовая обстановка не вынудила его стать на зимовку.

Команда оставила судно и зимовала на берегу. Все продолжали работать. Зимовка прошла благополучно, и команда выполнила за это время огромную работу по изучению территории. С наступлением весны Д. Я. Лаптев отправил часть людей сухим путём к Колыме для производства описи берегов, а сам с оставшейся частью команды возвратился на судно. Судно было зажато во льдах. От чистой воды его отделяло ледяное поле длиною около километра. Д. Я. Лаптев стал на тяжёлый, но верный путь. Во льду на протяжении километра был прорублен канал, через который судно вышло на чистую воду.

Но радость моряков была непродолжительной. Разыгрался шторм, снова окруживший судно льдами и выбросивший его на мель. Чтобы снять судно с мели, пришлось полностью разгрузить и разоружить его, даже мачты были сняты. Две недели боролись моряки за жизнь судна и свою. Но, наконец, "Иркутск" был снят с мели и благополучно достиг устья Колымы; выполнив здесь необходимые работы, Д. Я. Лаптев двинулся дальше на восток.

У мыса Баранова встретились непроходимые льды. Д. Я. Лаптев решил вернуться на зимовку в Нижнеколымск на реке Колыме. Зимовка снова прошла благополучно. Люди продолжали работу.

Летом 1741 г. Д. Я. Лаптев предпринял ещё одну попытку пройти морем к востоку от Колымы. Снова у мыса Баранова встретились непроходимые льды, заставившие экспедицию вернуться в Нижнеколымск.

Тщательно обработав составленные описи побережья от Лены до Колымы, Д. Я. Лаптев на собаках выехал в Анадырский острог, произвёл подробную опись р. Анадырь и осенью 1742 г. возвратился в Петербург.

 

Харитон Прокопьевич Лаптев вышел из Якутска в конце июля 1738 г., несколько позже, чем его брат. Команда "Якутска", плававшая с лейтенантом Прончищевым, была взята им почти без изменений. Отправился в новое плавание и штурман Семён Иванович  Челюскин.

 17 августа X. П. Лаптев достиг бухты, которой он дал название "Нордвик". Исследовав бухту, X. П. Лаптев двинулся далее на запад, посетил Хатангскую губу и, выйдя из неё, открыл остров Преображения. Затем он направился к северу, следуя вдоль восточного берега Таймырского полуострова. У мыса Фадея льды преградили путь. Надвигалась зима. X. П. Лаптев вернулся назад и стал на зимовку в устье реки Блудной, в Хатангской губе.

Команда благополучно провела зиму в доме, построенном из собранного на берегу плавника. Несмотря на зимние условия, работы не прекращались. Одновременно велась подготовка к летним работам с моря и со стороны суши.

        

На месте зимовки X. П. Лаптев оставил большие запасы продовольствия и снаряжения. С наступлением весны были начаты сухопутные описные работы. К устью реки Пясины был направлен боцман Медведев, а к устью реки Таймыры - геодезист Чекин с отрядами и продовольствием. Эти два отряда не смогли выполнить работу, но они выяснили обстановку и дали X. П. Лаптеву сведения, необходимые для успешного выполнения работ в будущем. Сам X. П. Лаптев в августе 1740 г., сразу по вскрытии льдов, предпринял ещё одну попытку обойти Таймырский полуостров морем с севера. Попытка не удалась. Судно было зажато льдами и погибло. Экипаж и грузы были по распоряжению X. П. Лаптева заранее переведены на лёд.

Берег был в 15 милях от места аварии. Команда пешком, таща на себе грузы, двинулась к берегу. Но ближайшим жильём являлась база экспедиции в устье реки Блудной. Туда и направил X. П. Лаптев свой отряд. Четыре человека не вынесли трудностей пути и дорогой умерли. Остальные добрались до базы. Снова удачная зимовка на старом месте. Пришла весна 1741 г. X. П. Лаптев, лишившись судна, решил продолжать исследования по суше. Он выделил из своего отряда три группы. Одну группу под командой штурмана Семёна Челюскина он направил в устье реки Пясины с заданием обследовать побережье от устья Пясины по направлению к устью Таймыры.

Вторая группа под начальством геодезиста Чекина должна была обследовать побережье от устья реки Таймыры. Третью группу X. П. Лаптев возглавил сам. Он имел в виду обследовать внутренние области восточной части Таймырского полуострова и выйти в устье Таймыры, где должен был встретиться с двумя первыми группами.

Для обеспечения нормальной работы групп X. П. Лаптев послал впереди каждой из них запасное продовольствие и снаряжение. Всех людей, не вошедших в экспедиционные группы, и лишние грузы X. П. Лаптев отправил на оленях в Туруханск.

Чекин вскоре вернулся на базу, не выполнив задания из-за трудности пути и болезни. Челюскин же достиг места назначения и развернул работу.

Сам X. П. Лаптев направился в глубь Таймырского полуострова, вышел к озеру Таймыр, по реке Таймыре спустился к морю и пошёл навстречу Челюскину.

Закончив работу, путешественники провели зиму в городе Туруханске на Енисее. Весной 1742 г. Семён Челюскин вернулся на Таймыр для обследования оставшейся неописанной части полуострова и достиг там крайней северной точки Азии - скалистого мыса, названного впоследствии его именем. Мыс Челюскина расположен на 77°43' северной широты и 104°17' восточной долготы.

Закончив работу, Харитон Прокопьевич Лаптев возвратился из Туруханска в Петербург, где и продолжал служить во флоте, занимая командные должности. Умер он 1 января 1764 года.

Больше двух веков отделяет нас от того времени, когда, преодолевая постоянные трудности и лишения, подвергая себя всяческим опасностям, братья Лаптевы изучали далёкое и суровое море и его побережье.

На слабых деревянных судах, с примитивными приборами и инструментами выполняли они свою работу. Они доставили разнообразные сведения о природе края, его географии, береговой линии, глубинах моря, приливах, населении, магнитном склонении, о животном мире, растительности и т. д. Тщательность, точность и добросовестность, с какой они выполнили свою работу, поразительны, как поразительна и сила их воли и любовь к родине, позволившие им выполнить такую трудную задачу.

Море, берега которого они изучали, названо морем Лаптевых.

 

lemur59.ru

ЛАПТЕВЫ

Дмитрий Яковлевич

(1701-1767)

Харитон Прокофьевич

(1700-1764)

русские полярные исследователи

 

Петр I положил начало грандиозной научной экспе­диции к берегам Северного Ледовитого океана — Вели­кой Северной экспедиции. Эти берега были хорошо изве­стны поморам, которые издавна плавали здесь на своих ладьях и кочах. И сибирские казаки, выходя из устья си­бирских рек, проходили вдоль почти всего побережья оке­ана. Однако поморы и казаки, будучи отважными море­ходами, не умели составлять точные географические кар­ты. При составлении географических карт в начале XVIII века возникла необходимость в установлении точных очертаний берегов Северного Ледовитого океана.

 

Великая Северная экспедиция, работавшая с 1733 по 1743 год, своей задачей ставила изучение и точное описа­ние русских берегов океана от Югорского Шара до Кам­чатки и нанесение этих данных на карту. В ней принима­ло участие до 600 человек, разбитых на несколько отря­дов. Руководил экспедицией до 1741 года Витус Беринг. Он назначил командиром двухмачтового палубного бота «Иркутск» своего ближайшего помощника лейтенанта Дмитрия Яковлевича Лаптева, а командиром дубель-шлюпки «Якутск» его брата — Харитона Прокофьевича Лаптева. Они служили во флоте с 1718 года, с тех пор, как были зачислены гардемаринами. В 1721 году братья были произведены в мичманы. Далее пути их разошлись. Д.Я.Лаптев, зарекомендовавший себя опытным и образо­ванным морским офицером, на различных судах бороздил воды Балтийского моря. С 1730 года он был переведен на Северный флот, а в 1734 году был включен в состав Вели­кой Северной экспедиции.

Х.П.Лаптев в эти годы также служил на кораблях Бал­тийского флота, ездил на Дон, отыскивал места, пригод­ные для организации судостроительной верфи.

Д.Лаптев в 1736-1739 годах, возглавляя отряд на боте «Иркутск», впервые в истории провел съемку берега от устья Лены до устья Колымы, составил карты этого побе­режья на математической основе и с ориентиром на аст­рономические точки. В 1740 году он начал морской поход от устья Колымы в Тихий океан. Пройдя около 80 кило­метров, экспедиция вынуждена была остановиться, так как сплошной лед не позволял плыть дальше. Даже лод­ки, которые Лаптев взял с собой, не могли пройти вперед и с трудом выбрались изо льда. Д.Лаптеву со своим отря­дом пришлось вернуться в Нижнеколымск. Однако экс­педиции все же удалось добраться до тихоокеанского по­бережья: осенью 1741 года они двинулись из Нижнеко­лымского острога в поселок Анадырский острог. Так как выпал снег, большую часть пути они прошли на собачьих упряжках. Перезимовав там и построив две большие лод­ки, отряд Д.Я.Лаптева спустился вниз по реке. Во время этого путешествия были получены достоверные сведения о природных условиях этой части Сибири. В 1743 году Дмитрий Лаптев поехал в Петербург с рапортом Адмиралтейств-коллегии, но в столице узнал, что принято ре­шение считать работу экспедиции законченной.

Отряд Харитона Лаптева в эти же годы вел исследо­вания самого северного и наиболее насыщенного льдами участка сибирского побережья. Он первый выявил очер­тания и размеры огромного полуострова Таймыр. В 1739 году Х.П.Лаптев вышел на «Якутске» из устья Лены, по­вторяя плавание своего предшественника лейтенанта В.В.Прончищева. Льды не позволили отряду Х.П.Лапте­ва пройти так же далеко на север, как прошел В.В.Прончищев, однако он смог более точно выполнить съемку во­сточного берега Таймыра и уточнил положение прибреж­ных островов. Сплошной лед преградил путь на север, и Х.П.Лаптев повернул назад к устью реки Хатанги. Здесь отряд остался зимовать.

Чтобы не было цинги, Х.П.Лаптев и члены его отряда в трудные зимние месяцы питались сырой мороженой рыбой. В следующем, 1740 году ледовая обстановка сло­жилась еще более тяжелой. Выйдя из Хатангского зали­ва, «Якутск» попал в ледовый плен: льды зажали судно и тяжело повредили его. Команда вынуждена была выгру­зить провиант и по дрейфующим льдам добраться до по­бережья. Предстояло еще пройти 500 километров до сво­его зимовья на Хатанге. В пути несколько человек погиб­ли от цинги и лишений. Потеря судна не остановила ис­следователей. Харитон Лаптев начал вести съемку неиз­вестных берегов, передвигаясь на собачьих упряжках. В 1741-1742 годах он и его самый деятельный помощник С.И.Челюскин описали большую часть берега полуостро­ва Таймыр, но не смогли достигнуть самой северной его части. Отряд двинулся на зимовку в город Туруханск, рас­положенный на берегу реки Енисей. Весной 1742 года Челюскин снова начал описание побережья. В мае он доб­рался до невысокого каменного мыса на севере Таймыра. Это была самая северная точка Евразии, которая впослед­ствии стала называться мысом Челюскина.

В то же время Х.П.Лаптев проехал от Туруханскадо устья реки Таймыр и послал навстречу Челюскину нарты с провиантом, которые сопровождал один из членов отря­да. В конце лета 1743 года экспедиция Х.П.Лаптева доп­лыла по Енисею до города Енисейска и затем вернулась в Петербург.

Кроме официального отчета Х.П.Лаптев оставил ин­тересное географическое и этнографическое описание огромной и сильно выдвинутой к северу территории, ле­жащей в междуречье Енисея и Лены. Тогда Таймыр еще не имел этого названия, оно было дано ему в 1843 году исследователем А.Ф.Миддендорфом.

После окончания экспедиции братья продолжили мор­скую службу на Балтике. Мало что известно об их даль­нейшей судьбе. Есть лишь достоверные сведения о том, что Дмитрий Лаптев вышел в отставку в 1762 году в чине вице-адмирала, а капитан I ранга Харитон Лаптев скон­чался в 1764 году.

 

Отмечая заслуги братьев Лаптевых, в 1913 году Рус­ское географическое общество приняло решение назвать одно из крупнейших арктических морей, которое лежит к востоку от Таймыра и берега которого были исследованы братьями, морем Лаптевых. В честь Дмитрия Лаптева на­зван пролив между островом Большой Ляховский и мате­риком, а западное побережье полуострова Таймыр, кото­рое находится между реками Пясина и Таймыр, названо Берегом Харитона Лаптева.

biography-peoples.ru

Великий полярный исследователь Харитон Лаптев » Военное обозрение

В отечественной истории Харитон Прокофьевич Лаптев остался как мореплаватель, однако основное количество географических открытий сделано им вовсе не на море. Если проследить по карте маршрут полярных странствований легендарного исследователя, то можно легко убедиться: основной путь он проделал по суше.

Родился Харитон в 1700 году в маленькой деревеньке Пекарево, что лежит в Великослутской губернии, расположенной ныне на территории Псковской области. Первое образование будущий мореплаватель получил в Троицкой церкви под наблюдением священников. А в 1715 году Лаптев продолжил учебу в Морской академии Петербурга, окончив ее в 1718. В этот же год он поступил на флот в чине гардемарина. Следующие годы молодой парень провел в изучении морского ремесла. Известно, что Харитон Прокофьевич не избегал никакой трудной или кропотливой работы. Таких как он, на службе всегда называли рабочими лошадками. Весной 1726 года его произвели в мичманы, а в 1734 году на фрегате «Митау» Лаптев принял участие в военных действиях против сподвижников взбунтовавшегося польского магната, короля Речи Посполитой — Лещинского.

Во время операций русского флота под Данцигом их корабль послали на разведку, в ходе которой судно обманным путем захватили французы, выступившие буквально за пару дней до произошедшего на стороне князя литовского. Вернувшись из плена, Лаптев наряду с остальными офицерами фрегата за сдачу корабля без сражения был приговорён к смертной казни. Однако после долгих разбирательств и дополнительного расследования экипаж «Митау» был полностью оправдан, а признанный невиновным наряду с остальными офицерами мичман Харитон Лаптев возвратился на флот.

Летом 1736 года Лаптев, уже бывалый моряк, принял участие в походе Балтийского флота, после чего его отправили на Дон, доверив отыскать подходящее место для строительства судов. В 1737 он был произведён в лейтенанты, получив в командование придворную яхту «Декроне». Однако, услышав, что идет набор офицеров, желающих поучаствовать в Северной экспедиции, он подал прошение о зачислении. Видимо, спокойная служба при дворе привлекала Харитона меньше, чем полная лишений судьба полярного исследователя. В конце концов, в двадцатых числах декабря 1737 года его назначили командиром отряда очередного Великого Северного похода. Время показало правильность выбора на столь ответственный пост этого образованнейшего и опытнейшего морского офицера, обладавшего выдающейся силой воли, энергией и мужеством.

Здесь необходимо добавить, что русское Адмиралтейство изначально не признало результаты похода Витуса Беринга. Изучив его доклады вместе с приложенными материалами, 20 декабря 1737 года члены коллегии сочли их неполными и, наперекор мнению самого Беринга, постановили «для проверки» отправить две экспедиции с поручением исследовать и описать побережье в районе между устьями рек Лены и Енисея.

Обоим отрядам установили крайние сроки для выполнения всех работ, предписав «стараться по крайней прилежности и ревности, дабы всемерно работа закончена была». В феврале 1738 в Северную столицу прибыл Дмитрий Яковлевич Лаптев, известный полярный путешественник и двоюродный брат Харитона Прокофьевича. Он привез с собой журналы, отчеты и карты, которые составил в ходе своего предыдущего путешествия в качестве начальника экспедиции по изучению морского берега на восток от Лены. Именно он рассказал о скоплениях льда близ устья Лены, крайне мешающих продвижению судов, а также высказал мысль о картографировании берега путем передвижения по суше. Здесь же Дмитрий Яковлевич получил распоряжение продолжить опись берегов к востоку от Лены до устья Колымы, а оттуда на обратном пути, взяв корабль, постараться обогнуть мыс Дежнёва.

Из Петербурга братья выехали вместе, в Казани они приняли такелаж для кораблей, а в Иркутске — деньги, провиант и подарки жителям Сибири. Дальновидный Харитон Лаптев убедил иркутскую канцелярию приготовить им на всякий случай на побережье собак и оленей. Кроме того в устья Таймыры, Хатанги и Анабара были отправлены люди с целью начать заготовку рыбы и постройку жилищ на случай зимовки экспедиции в тех местах.

В конце мая 1739 года члены экспедиции собрались в Якутске, и 5 июня Харитон Лаптев повел небольшое судно «Якутск» вниз по Лене. Через месяц путешественники добрались до устья речки Оленёк, где вошли во «льды великие». Дальше дубель-шлюпка шла то под вёслами, то под парусами, то расталкивая шестами льдины, то пробивая дорогу пешнями. 28 июля команда Лаптева достигла восточного входа в пролив между островом Бегичева и материком. Весь пролив был занят неподвижным льдом.

Чтобы обойти остров и войти в Хатангский залив «Якутск» направился на север. Пробившись сквозь лед, Лаптев ввел судно в Хатангский залив 6 августа, а 17 августа, миновав острова Петра, корабль пошел на запад вдоль берега. 21 августа у мыса Фаддея путь «Якутску» снова преградил неподвижный лед. Определить его границы из-за плотного тумана не удалось, к тому же начались морозы. Необходимо было выбирать место для зимовки, однако осмотр берега привел к неутешительным результатам: плавника для постройки жилья здесь не было. Посовещавшись, исследователи решили вернуться к Хатангскому заливу. К 27 числу «Якутск» с огромным трудом пробился к тому месту, у которого стоял в начале месяца. Отсюда Лаптев отправился на юг, войдя в Хатангу, он добрался до устья Блудной, где жило несколько семей эвенков. Рядом с ними отряд и остался на зиму.

Для защиты команды от цинги Харитон Лаптев включил в ежедневный рацион мороженую свежую рыбу. Во многом благодаря этому за всю первую зиму ни один из путешественников не подхватил это страшное заболевание. Сам же Лаптев во время зимовки собирал информацию о северном крае, слушая рассказы местных жителей.

15 июня вскрылась Хатанга, но из-за скопившихся в заливе ледяных масс дубель-шлюпка сумела выйти из реки лишь 13 июля. Целый месяц «Якутск» преодолевал льды в заливе. Оказавшись в море, судно уже в течение первых дней сравнительно далеко продвинулось на север. Однако 13 августа на отметке 75°26' северной широты дубель-шлюпка подошла к границе невзломанного льда, протянувшейся на северо-восток от берега. «Якутск» направился вдоль кромки, но ветер сменился, начал нагонять лед, и вскоре судно затерло. Ветер усиливался, лед все сильнее сжимал корабль, началась течь. Команда ограждала борта бревнами от ледового напора, вычерпывала воду, но это не спасло корабль. Вскоре лед выломал форштевень, и уже 14 августа Лаптев приказал выгружать тяжелый груз: якоря, пушки, провиант. Когда стало окончательно ясно, что положение дубель-шлюпки безнадежно, судно покинули и люди.

Еще через сутки, после образования достаточно прочного льда Харитон Лаптев повел моряков на берег. Обогревшись у костров, уставшие путешественники занялись строительством землянки и переноской грузов, оставшихся возле «Якутска». 31 августа лед пришел в движение, в результате чего дубель-шлюпка была уничтожена. Вместе с ней пропала и остававшаяся на льду часть груза. Сразу отправляться к населенным местам на юг отряд не мог из-за ледохода на реках. Путешественники ждали до 21 сентября, после чего двинулись в изнурительный поход. 15 октября Лаптев со своим отрядом прибыл на место второй зимовки у речки Блудной.

Результаты плаваний Василия Прончищева в 1736 году и собственный печальный опыт убедили Харитона Прокофьевича о невозможности пройти морем вдоль побережья между устьями Таймыры и Пясины. К тому же его единственное судно — «Якутск» — было уничтожено льдами. Однако мужественный путешественник и не думал жаловаться на сложные условия или возвращаться обратно в Санкт-Петербург с просьбами организовать новую экспедицию. В ноябре 1740 Харитон Лаптев принял нестандартное решение — осуществить задуманные картографические работы «сухим путём», на собаках. К выполнению этого он приступил уже ранней весной 1741 года.

Карта Таймыра, созданная Харитоном Лаптевым по результатам своей экспедиции

Поскольку для выполнения описи берегов с суши было необходимо гораздо меньшее количество людей, нежели обитало в лагере, Харитон Лаптев оставил лишь геодезиста Никифора Чекина, Семена Челюскина, четырех солдат, одного плотника и унтер-офицера. Остальные члены отряда двумя группами (15 февраля и 10 апреля) отправились на оленях в Дудинку, расположенную на Енисее.

Первая группа, включающая Челюскина и двух солдат, отправилась на запад на трех собачьих упряжках 17 марта 1741 года. Их целью было произвести опись побережья от устья Пясины до Таймыры. 15 апреля зимовье покинула вторая группа, состоящая из Чекина, одного солдата и местного жителя-якута, отправившихся с поручением разведать восточный берег Таймыра. Сам Харитон Прокофьевич на четырех собачьих упряжках и в сопровождении одного солдата отправился в путь 24 апреля. Спустя шесть дней он достиг озера Таймыр, пересек его и вышел к истоку Таймыры. Двинувшись дальше на север по ее долине, 6 мая Лаптев оказался у устья этой реки и убедился, что его местоположение значительно западнее залива Фаддея. В связи с этим он решил поменять свой первоначальный план. Поняв, что Никифору Чекину предстоит выполнить опись побережья гораздо большего участка, чем предполагалось, Харитон Лаптев выдвинулся навстречу своему геодезисту. Путь его лежал на восток, а не на запад, как он намечал ранее.

13 мая Лаптев добрался до широты 76°42' и был вынужден задержаться из-за начавшейся сильной вьюги. Кроме того, у него начались боли в глазах, так называемая снежная слепота. Дальнейшее путешествие могло только усилить заболевание. После того как погода наладилась Лаптев решил, оставив Чекину знак, возвратиться к устью Таймыры и найти ранее заготовленную стоянку с продовольствием для экспедиции. 17 мая он был на месте, однако завезенной еды там не оказалось. Заготовленную рыбу растащили и съели белые медведи и песцы, а запас корма было необходимо оставить Чекину для кормежки собак. Поэтому он отправился на запад навстречу Семену Челюскину, надеясь найти у него «вспоможение». В путь он тронулся 19 мая, сразу же, как только утихла резь в глазах. Двигаясь на запад, 24 мая Лаптев подошел к неизвестному мысу, от которого берег сворачивал на юг. Определив широту — 76°39' — и поставив на мысе приметный знак, путешественник двинулся дальше.

С Челюскиным он встретился 1 июня в конечной точке его маршрута — возле знака Стерлегова, поставленного в 1740 году у мыса Лемана. К сожалению, корма у Семена Ивановича также оказалось в обрез, а собаки Челюскина были до крайности истощены. Путешественников выручила лишь успешная охота на белых медведей. Приближалась местная весна и, боясь застрять на пустынных берегах на длительный срок, моряки двинулись на зимовье в устье Пясины. По пути они вместе обнаружили и нанесли на карту целый ряд прибрежных островов, бухт и мысов.

К 9 июня они достигли устья Пясины и были остановлены начавшимся половодьем. Спустя месяц путешественникам удалось на лодке подняться вверх по течению реки до озера под названием Пясино. Путь был очень тяжелым, однако, к счастью, здесь Лаптев повстречал кочующих ненцев и добрался на оленях до Гольчихи, а оттуда на попутном судне по Енисею до Дудинки.

Возле устья реки Дудинки путешественников уже ожидал Чекин. Выяснилось, что он сумел добраться только до островов Петра (до широты 76°35'), описав шестьсот километров берега. После этого его глаза поразила извечная болезнь всех исследователей полярных пустынь — снежная слепота. Идти дальше он не мог и был вынужден вернуться к зимовью.

Когда Лаптев проанализировал результаты работы всех трех групп, оказалось, что их задание выполнено не полностью. Не нанесенным на карту остался участок побережья, расположенный между расположенным на востоке мысом Фаддея и местом на западе, до которого добрался сам Харитон Прокофьевич. Описание этого участка было решено отложить до следующей зимы. 29 сентября путешественники прибыли в Туруханск, где провели подготовку к решающему походу.

Первым 4 декабря 1741 года из Туруханска выехал Челюскин вместе с сопровождавшими его тремя солдатами и на пяти собачьих упряжках. 8 февраля 1742 года вслед за ним тоже на пяти упряжках отправился Харитон Лаптев. В конце мая он добрался до устья Таймыры, где встретился с Семеном Ивановичем, произвёдшим опись от мыса Фаддея до Таймыры, включая Северовосточный мыс — самую северную часть Таймырского полуострова, названный позднее мысом Челюскина. От устья Таймыры они вместе вернулись в Туруханск, откуда весь отряд отправился в Енисейск, по пути картографируя берега Енисея. К 27 августу 1742 года путешественники оказались в месте назначения, возложенная на них задача была успешно выполнена.

Экспедиции под руководством Харитона Лаптева в результате тяжелейших испытаний и неимоверных усилий удалось нанести на карты России свыше двух тысяч километров суши. Кроме того ему удалось в значительной мере исследовать ранее «закрытый» полуостров Таймыр, а также доказать, что Таймыра впадает в Карское море вовсе не в том месте, где предполагали ранее. Конечно, данные, собранные Харитоном Лаптевем и его людьми, нельзя считать абсолютно верными. Это отлично понимал и он сам. Ведь в то время исследователи имели на вооружении довольно несовершенные инструменты, дававшие крайне приблизительные результаты. В те времена еще не был изобретен даже хронометр — простейший прибор для определения долготы. Кроме того, нельзя забывать, что отряд Лаптева трудился в зимнее время. Сильный снежный покров мешал определять точные контуры береговой линии. Тем не менее, это никак не умаляет заслуг Харитона Прокофьевича — исследователя одного из самых суровых мест Северного Ледовитого океана.

13 сентября 1743 года Харитон Лаптев принес в Адмиралтейство рапорт с описанием результатов работ его отряда. Кроме того рапорт включал личные записки мореплавателя, представляющие, как выяснилось, громадную научную ценность. Сам Лаптев объяснял, что писал их в качестве «известия» потомкам и вносил в них лишь то, что полагал «неприличным отмечать в журнале», как не относящееся к основной деятельности отряда. В бумагах в сжатой форме давалось подробное описание различных рек, озер и их берегов, проводилась систематизация сведений этнографического характера о населяющих полуостров Таймыр народностях. Наблюдения путешественника полностью подтвердились впоследствии. Записки Харитона Прокофьевича были высоко оценены и учеными России, и многих других стран.

После своего великого путешествия на север Лаптев продолжил служить на Балтийском флоте. В 1746 году он командовал 66-пушечным линкором «Ингерманланд». Позднее, будучи капитаном корабля «Уриил», ходил к Карлскрону и Данцигу. Весной 1757 Лаптева назначили в Штурманскую роту для проведения специальной подготовки будущих штурманов. Строевые должности Лаптев занимал вплоть до 1762 года, командуя кораблями в летние месяцы. К этому времени он уже был в чине капитана Первого ранга.

10 апреля 1762 года пожилого Харитона Прокофьевича назначили обер-штер-кригс-комиссаром флота. Эта «четырехэтажная» сухопутная должность с одной стороны была очень доходной и считалась весьма высокой, но с другой стороны была невыносимо скучной и нудной. В русской армии «комиссары» ведали деньгами, снабжением войск, снаряжением, обмундированием, лагерным и обозным снаряжением, ручным оружием и многим другим. В этой должности Лаптев работал до самой смерти. Легендарный мореплаватель умер в своей родной деревне Пекарево 21 декабря 1763 года.

Родина не забыла имена отважных участников Великого Северного похода. Имена руководителей экспедиции, описавшей побережье между устьями Енисея и Лены, остались на карте земного шара, напоминая потомкам о подвиге их соотечественников. Именем Харитона Лаптева назвали участок берега, лежащего между устьями рек Пясины и Таймыры. Два северо-восточных мыса острова Пилота Махоткина, расположенного возле острова Таймыра, называются соответственно мысом Лаптева и мысом Харитона. А на восточных берегах полуострова Таймыр выдается в море мыс Харитона Лаптева. В честь двоюродных братьев Лаптевых, Харитона и Дмитрия, названо одно из самых суровых морей Северного Ледовитого океана — море Лаптевых. Что может быть лучшей посмертной наградой для русского полярного путешественника?

Название «море Лаптевых» официально появилось на карте Северного Ледовитого океана лишь в советское время, несмотря на то, что места эти братья Лаптевы разведали еще в первой половине XVIII века. Ранее это море называли по-разному — и Татарским, и Ленским, даже Сибирским и Ледовитым. В 1883 году известный полярник Фритьоф Нансен из Норвегии даже дал морю имя Норденшельда. Однако Русское географическое общество в 1913 году утвердило его нынешнее название, которое было официально закреплено постановлением ЦИК СССР летом 1935 года.

По материалам www.polarpost.ru/Library/Notes_Laptev/03.html и www.polarmuseum.ru/bio/polarex/bio_hlap/bio_hlap.htm

topwar.ru

Море Лаптевых: история открытия, фото, видео

Море Лаптевых

Море Лаптевых - одно из окраинных морей Северного Ледовитого океана расположенное между полуостровом Таймыр и Новосибирскими островами.

Площадь 672 000 квадратных километров, средняя глубина 540 метров, местами более 3-х тыс. м. судоходно для всех морских кораблей.

В море Лаптевых впадает самая большая река Сибири - Лена, по которой вывозится лес и другие богатства Сибири. Протяженность побережья 1300 км. много заливов, бухт, полуостровов и островов.

Памятный знак Памятный знак Корабли Витуса Беринга Корабли Витус... Корабли в море Лаптевых Корабли в мор... Модель шхербота Иркутск Модель шхербо... Смотреть все

Если двигаться по Северному Морскому пути на восток, то преодолев Баренцево море, а после Карское море, то за островами Северная Земля вашему взгляду откроется чистая вода. После загроможденного торосами Карского моря это кажется невероятным, но тем не менее это так, перед вами Море Лаптевых.

Такое потепление за последние два десятилетия ученые объясняют глобальным потеплением и географически положением моря Лаптевых, отгороженного с запада полуостровом Таймыр, а с востока Новосибирскими островами. К тому же, большой приток втекающих рек Хатанга, Анабар, Оленёк, Лена и Яна, так же способствуют формированию в Море Лаптевых относительно теплых прибрежных вод.

В холодные года это море тоже бывает покрыто сплошным ледяным панцирем, и морозы здесь стоят до - 35 градусов, бывали случаи, когда температура подала и до - 50. Не зря первооткрыватели этого моря, именами которых оно и названо, двоюродные братья Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокопьевич Лаптевы добирались сюда по Лене из Якутска.

В те времена, когда сюда попали первые исследователи Русского Севера, это море называлось Сибирским или Окраинным морем. Начало Великой Северной экспедиции, самой грандиозной из всех известных, положил Пётр I в начале ХVIII века. Эту экспедицию возглавил командор Витус Беринг, один из лучших Петровских мореходов. Задачей этой экспедиции было изучение русских берегов от Югорского шара до Камчатки. В экспедиции работало несколько отрядов, общей численностью более 600 человек. Два отряда, которыми командовали лейтенанты Прончищев и Ласиниус, выйдя из Якутска по Лене в море, должны были обследовать побережье от устья Лены до Енисея, до Колымы и далее до Камчатки.

Однако ни один из отрядов поставленную перед ними задачу выполнить не смогли. Лейтенант Пётр Ласиниус с командой в пятьдесят человек на двухмачтовом палубном боте "Иркутск" вышел из Якутска, дошел до устья Лены, вышел в море и 20 августа 1735 взял курс на восток. Через несколько дней, из-за туманов и льдов, он остановился в устье реки Хараулах. Там бот "Иркутск" и остался замороженный во льдах. Судьба команды "Иркутска" пожалуй самая трагичная из все экспедиций. Во время зимовки началась цинга и 42 человека, в том числе и сам Ласиниус погибли. Только 9 членов команды уцелели после страшной зимовки. Для их спасения командор Беринг послал специально группу, во главе со штурманом Щербининым, которая и доставила оставшихся в живых в Якутск.

После такой неудачи отряда лейтенанта Ласиниуса, командор Беринг назначил командиром "Иркутска" лейтенанта Дмитрия Лаптева, своего лучшего помощника.

Дмитрий Лаптев и его двоюродный брат Харитон Лаптев начинали морскую службу в 1718 г. гардемаринам еще при Петре. К началу Великой Северной экспедиции Дмитрий был уже опытным мореходом, поэтому и попал в экспедицию. После приказа Беринга, готовясь к походу, он набрал в команду лучших матросов и с этой отважной командой, на небольших лодках, по Лене добрался до устья реки Хараулах, где находился брошенный "Иркутск". Восстановив бот, Лаптев привел его в дельту р. Лены. Там бот был загружен всем необходимым, и 22 августа 1736 г вышел в море и взял курс на восток. Но время было утеряно и через четверо суток "Иркутск" уперся в стену льда. Лаптев, что бы не погубить команду, вынужден был вернуться на Лену и встать на зимовку в районе Булуна.

Тяжелейшая зимовка чуть не погубила и эту экспедицию, но Дмитрий Лаптев, учтя печальный опыт Ласиниуса, предпринял все что бы сберечь экипаж "Иркутска". Снова была цинга, и что бы уберечь своих матросов от цинги, Лаптев заставлял всех пить отвар из кедровых шишек, они ели мороженую сырую рыбу и постоянно находились в работе. В этот раз даже цинга не погубила отважных моряков. Хотя все переболели, но умер только один человек. Сохранилась модель бота "Иркутск", построенного мастерами Рогачевым и Кузьминым в Охотске в 1733-1736 гг.

Летом 1737 г. Лаптев на "Иркутске", вернулся назад в Якутск, но Беринга в Якутске он уже не застал. В Якутске Лаптев узнал о трагической судьбе команды Прончищева.

Второй отряд лейтенанта Прончищева на двухмачтовом дубельшлюпе "Якутск" вышел из Якутска летом 1735 г. Спустившись по Лене "Якутск" вышел в море и взял курс на запад. Однако из-за ледовой обстановки отряду пришлось встать на зимовку в устье реки Оленек. И только в августе 1736, после того как льды отступили, Прончищев смог двинуться дальше. Продвигаться пришлось не столько под парусом, сколько на веслах или отталкиваясь баграми от льдин.

Его экспедиция обследовала все устье Лены, а так же восточное побережье Таймыра: берега, глубины вод, заливы. И все это было нанесено на карту. Но севернее 77°З1` им продвинуться не удалось, дальше простирались непроходимые льды.

Было принято решение вернуться, но на обратом пути сам Василий Прончищев и участвовавшая в походе его жена Татьяна умерли от цинги с разницей всего в несколько дней. Оставшиеся в живых члены отряда похоронили своего командира и его жену в поселке Усть Оленек. Там до наших дней сохранилась могила этих отважных супругов.

После еще одной зимовки, штурман Семён Челюскин, взявший на себя командование экипажем, привел корабль с уцелевшей командой в Якутск.

Для того что бы получить разрешение на дальнейшее исследование, Дмитрий Лаптев выехал в Петербург. Огромный путь из Якутска до Петербурга Лаптев преодолел на лошадях. За это время он тщательно обдумал причины неудач и прибыл в Адмиралтейств-коллегию с четким планом действий.

Адмиралтейств-коллегия оценила все что сообщил в своем докладе лейтенант Д. Лаптев и, приняла решение продолжить работу экспедиции. По ходатайству Д. Лаптева командиром на "Якутск" был назначен двоюродный брат Дмитрия, Харитон Лаптев, который с радостью принял это предложение, потому как всегда мечтал о Севере.

В марте 1738 г. Дмитрий и Харитон Лаптевы, получив все необходимое снаряжение и продовольствие, отправились в Якутск. Прибыв на место, они привели в порядок свои суда, отработали планы экспедиции. А 18 июня 1739 г. Дмитрий Лаптев на своем "Иркутске" с командой 35 человек вышел в плавание. 5 июля "Иркутск" уже был в открытом море, и держал курс на восток.

В это раз экспедиция Д. Лаптева работала как с моря, так и с суши. Пройдя тяжелый путь до устья реки Индигирки, экспедиция остановилась на зимовку. Благополучно перезимовали на берегу. За это время была выполнена огромная работа по изучению побережья. По весне, что бы выйти на чистую воду, пришлось прорубить целый канал длинною в милю. После этого титанического труда корабль, выйдя в море, попал в шторм и был выброшен на мель. Но отважные матросы, ценой огромных усилий, разгрузив судно и сняв мачты, сняли его с мели и продолжали путь на восток вдоль побережья Восточно-Сибирского моря. Часть команды была отправлена пешком для исследования берегов к реке Колыме. Достигнув устья Колымы, Д. Лаптев остановил свою экспедицию на вторую зимовку в Нижнеколымске. Эту зиму провели относительно спокойно, продолжая работы на суше.

Летом 1741 г. Дмитрий Лаптев в третий раз предпринял попытку пройти морем на восток от Колымы в Чукотское море. Но у мыса Баранова его снова встретили непроходимые льды, и экспедиция вынуждена была вернуться в Нижнеколымск. Приведя в порядок все записи исследования побережья от дельты Лены до Колымы, Дмитрий Лаптев на собачьих упряжках направился в Анадырьский острог, и произвел тщательную опись бассейна реки Анадырь. А осенью 1742 г. он прибыл в Петербург с докладом о проделанной работе.

После Великой Северной Экспедиции Д.Я. Лаптев продолжал службу на флоте, в 1762 году вышел в отставку в звании вице-адмирала.

С большими трудностями, но вполне благополучно прошла экспедиция Харитона Лаптева. Зная из рассказов брата о трудностях плавания в Северном море, Харитон Лаптев прибыв в Якутск, основательно подготовился к предстоящей экспедиции.

Собрав все необходимое и доукомплектовав команду лейтенанта Прончищева наиболее сильными и опытными матросами, он в конце июля 1738 г. на "Якутске" взял курс на север. 17 августа Xаритон Лаптев, достигнув первой большой бухты Таймыра, исследовал эти места и дал ей название "Нордвик". Затем "Якутск" направился далее в Хатангскую губу обследуя её берега и прибрежные воды . А на выходе из неё, был открыт и занесен на карту остров Преображения. После чего, экспедиция стала продвигаться вдоль восточного берега Таймыра, исследуя его побережье. Но у мыса Фадея сплошная стена льда преградила путь. Впереди была зима и Xаритон Лаптев, зная трагедию своего предшественника, повернул назад и встал на зимовку в Хатангской губе, в устье реки Блудной.

Предусмотрительный Харитон, силами команды быстро возвел на берегу небольшой дом из плавника, в котором экспедиция благополучно перезимовала. Во время зимовки время даром не теряли, были обследованы все доступные места, а так же было подготовлено все что бы весной продолжить работы.

По весне, оставив запасы продовольствия и снаряжения на зимовке, Х. Лаптев отправил часть команды посуху для исследования Таймыра. А сам с оставшейся частью команды, сразу по вскрытии льда, еще раз попытался обойти Таймыр с севера, но судно было намертво зажато и раздавлено льдами. И хотя весь груз заранее был выгружен на лед, все это пешком по ледяным торосам пришлось тащить на себе до места зимовки. В пути потеряли 4х человек, которые не вынесли тяжестей перехода, но оставшиеся все же добрались до места. На старом месте экспедиция вполне удачно повела зиму, продолжая работать на суше.

Весной 1741 г. экспедиция Харитона Лаптева, теперь уже не имея корабля, продолжила исследования полуострова Таймыр. Разбив экспедицию на три отряда, Х. Лаптев поставил им задачу обследовать побережье Таймыра.

И хотя из-за неимоверных трудностей не все задания Х. Лаптева были выполнены, в целом работу экспедиции можно было считать удачной. Бала составлена достоверная карта Таймыра. Одной их групп руководил Семен Челюскин, поздее продолживший исследования Арктики, имя которого носит самая северная точка Азии. Скалистый "Мыс Челюскина" находится на 77°43' северной широты и 104°17' восточной долготы.

Сам X. Лаптев обследовал все доступные места в глубине Таймырского полуострова. Пешком по ледяным торосам, перевозя поклажу на собаках он дошел до озера Таймыр, и полностью описал его окрестности.

После чего по реке Таймырке Харитон спустился к морю и двинулся навстречу Челюскину. Закончив работу, Харитон Лаптев и Семён Челюскин на собаках добрались до Туруханска на реке Енисей. В Туруханске Лаптев и Челюскин провели зиму. Но время даром не теряли. За эту зиму они привели в порядок все записи отдельных групп экспедиции и все это нанесли на карту. Практически там, в Туруханске была составлена подробная карта восточного побережья Моря Лаптевых и полуострова Таймыр.

После окончания экспедиции Харитон Прокопьевич Лаптев вернулся в Петербург, где его работы были высоко оценены. После он продолжил службу на флоте. Закончил службу в чине капитана первого ранга.

Очень познавательна в описании истории экспедиции Харитона Лаптева книга Владлена Александровича Троицкого «Записки Харитона Лаптева». Автор книги описывает жизнь и путешествия участника Великой Северной экспедиции, открывателя Таймыра, Харитона Лаптева (1736 - 1743 гг). В книге подробно описано как была создана первая карта Таймыра, как были открыты острова в Море Лаптевых, дано полное географическое описание этого края.

В разные времена это море называли по-разному. В XVI-XVII веках на картах оно называлось Татарским или Ленским морем, в XVIII-XIX веках его называли Сибирским или Ледовитым. В 1883 году норвежский исследователь Арктики Фритьоф Нансен назвал его "Морем Норденшёльда".

Но не смотря на то, что с тех давних пор прошло много времени, родина не забыла первооткрывателей этого далекого и важного для России моря. В 1913 году "Русское географическое общество" предложило в честь первооткрывателей братьев Дмитрия и Харитона Лаптевых это море назвать "Морем Лаптевых". Официально название "Море Лаптевых" было узаконено только в 1935 году решением ЦИК СССР. Это название было признано всеми странами с сейчас так оно нанесено на картах.

Море Лаптевых для России и в настоящее время играет очень большую роль. В принципе, это морские ворота средней Сибири. Отсюда по всему свету идут корабли груженые сибирским лесом и другими богатствами этого края. Кроме море Лаптевых представляет собой своеобразный резерв стратегических нефтегазовых запасов России.

Это объясняется в первую очередь нефтегазовым потенциалом моря Лаптевых. Море достаточно мелководное и поэтому здесь газ и нефть можно добывать просто с берега или с насыпных островов. А это значительно может удешевить стоимость добычи. К тому же Море Лаптевых расположено в самом центре Северного Морского Пути, что дает большое преимущество для транспортировки.

Кроме того есть реальная возможность присоединить эти месторождения к нефтепроводной системе «Восточная Сибирь – Тихий океан». То что за этим регионом будущее, можно не сомневаться. Тем более что в последнее время правительство России стало уделять большое внимание развитию Северо-Востока Российской Федерации, повышению условий жизни местного населения, повышению их занятости и в целом развитию этого региона.

Вполне привлекательны эти места и для туризма. Конечно, отсутствие туристической инфраструктуры пока делает эти места малодоступными для широкого посещения, но тем не менее любители северного экстрима все чаще наведываются в эти края. Ну а для охотников и рыбаков здесь настоящий рай. Ведь испокон веков коренное местное население: нганасаны, энцы, долганы, ненцы, эвенки, ханты, манси, коми, селькупы и якуты кочевали в этих местах и занимались главным образом именно рыболовством и охотой.

В изобилии и сейчас здесь различные звери и морские животные. Можно поохотиться на тюленя, нерпу, моржа и оленя. Запросто может встретиться росомаха, овцебык или даже белый медведь.

Ну а птицы здесь как грязи, особенно чаек, уток, тундровых и северных куропаток , куликов, пуночек и конечно гусей. Их здесь просто не счесть.

Но всегда ли поднимется рука на такую красоту как казарка.

Хотя основном здесь водятся мелкие виды рыб: корюшка, сайка, мойва, навага и другие тресковые, но довольно часто можно встретить окуня, сига, лосося, осетра которые выходят в море для нагула, однако такая рыба далеко от устья рек не удаляется. Не редкость в здешних водах муксун, нельма, хариус и конечно же таймень. А вот таких арктических гольцов, по местному "кунджа" можно поймать только здесь. Рыбу ловят в основном в заливах, в бухтах и в устьях рек.

Побывав в этих местах, обязательно нужно покататься в нартах запряженный северными оленями.

Ну а Северное сияние ни кого не оставит равнодушным. Такую красоту можно увидеть только здесь.

Конечно, отдых в здешних местах не будет очень комфортным, но проведенные здесь дни надолго останутся в вашей памяти. И мы уверены, попав единожды в эти суровые места, вы будете поражены этой северной красотой, она всегда будет манить вас к себе, и когда-нибудь все равно вернетесь сюда.

Видео: Море Лаптевых: история...

national-travel.ru

Люди, чьими именами названы моря в Северном Ледовитом океане

Сегодня мы решили вспомнить людей, в честь которых были названы моря в Северном Ледовитом океане и их окрестностях, а также разобраться, чем еще они были знамениты.

Виллем Баренц

Голландский мореплаватель и исследователь.

Его именем названы Баренцево море, один из островов и город на открытом им архипелаге Шпицберген, а также Баренцевы острова у западного побережья Новой Земли.

Именем Виллема Баренца названо Баренцево море

Три раза (1594, 1595, 1596—1597 гг.) Баренц отправлялся в путешествие в поисках Северо-Восточного прохода из Европы в Азию. Во время первых двух экспедиций достиг архипелага Новая Земля. В ходе третьей обнаружил Шпицберген и обогнул северную оконечность Новой Земли; корабль при этом оказался затёрт во льдах. После арктической зимовки команда отплыла на материк, погрузившись в две шлюпки.

Корабль Баренца, вскоре раздавленный льдами, в 1596 году

В пути, 20 июня 1597 года, Виллем Баренц умер от цинги

За время своих путешествий Баренц совершил столь значительные географические открытия и составил такие точные карты, что поныне остается одним из крупнейших исследователей Арктики. Метеорологические данные, собранные им, до сих пор учитываются при изучении и прогнозировании арктического климата.

Витус Беринг

Именем Беринга названы остров, Берингов пролив (пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами) и Берингово море (на севере Тихого океана), а также Командорские острова. В археологии северо-восточную часть Сибири, Чукотку и Аляску (которые, как сейчас считается, соединялись ранее полоской суши) часто называют общим термином Берингия.

Почтовая марка выпущенная Почтой СССР в 1981 году в честь 300-летия со дня рождения Витуса Беринга.

Именем Витуса Беринга названы пролив и море, а также Командорские острова

Выходец из Дании. Родился 12 августа 1681 г. в городе Хорсенс в семье таможенника. Вместе с двоюродным братом Свеном и товарищем Сивере ходил в Ост-Индию на голландском корабле.

Пётр I включил Беринга в число командиров, которым предстояло вести первые корабли под русским флагом вокруг Европы из портов Азовского моря на Балтику, а затем утвердил его командиром крупнейшего тогда в России боевого судна — 90-пушечного линкора «Лесной».

В 1725 г. по поручению императора Беринг возглавил 1-ю Камчатскую экспедицию, направленную в Тихий океан в поисках сухопутного перешейка между Азией и Америкой. Экспедиция прошла по суше через Сибирь до Охотска. В Нижнекамчатске было построено судно «Святой Гавриил», на котором Беринг обошёл берега Камчатки и Чукотки, открыл остров Святого Лаврентия и пролив (ныне Берингов пролив).

В 1730 г. Беринг возвратился в Петербург, где ему было присвоено звание капитан-командора. В 1733 г. ему поручили руководство 2-й Камчатской, или Великой Северной, экспедицией, цель которой заключалась в описании северного и восточного побережья Азии и в ознакомлении с побережьем Северной Америки и Японии. Выехав из Петербурга в 1733 г., Беринг достиг Охотска в 1737 г. и только в 1741 г. на построенных там кораблях «Святой Пётр» и «Святой Павел» отправился в море. Во время бури корабли разошлись. Беринг достиг Аляски, обследовал и нанёс на карту её берега, несколько Алеутских островов, ряд Курильских. На обратном пути ему встретилась группа неизвестных островов (ныне Командорские острова). На одном из них (ныне остров Беринга) команда судна зазимовала. Здесь многие, в том числе сам Беринг, умерли от цинги.

Смерть настигла капитана-командора Витуса Беринга 8 декабря 1741 года

Из 38 лет, которые Беринг прожил в России, 16 лет он возглавлял Камчатские экспедиции. Помимо пролива и островов имя Беринга носят море, мыс на побережье Охотского моря и др.

Дмитрий и Харитон Лаптевы

Учитывая суровые природные условия моря Лаптевых, нетрудно предположить, что процесс изучения его акватории путешественниками не был простым и безопасным. Кроме того, нужно учесть, что работы начались еще в XVIII веке — во времена, когда развитие многих наук, в т. ч. и мореплавания, находилось на этапе становления и уровень географических знаний тоже был не очень высок.

Братья Харитон и Дмитрий, в честь кого названо море Лаптевых, начали службу на флоте в 1718 году, куда они были зачислены еще в юном возрасте гардемаринами. К 1721 году молодые люди уже произведены в мичманы. Судьба распорядилась так, что на какое-то время жизненные пути братьев разошлись. Но Дмитрий и Харитон были всегда верны морю, русскому флоту, отдавая службе лучшие годы своей жизни.

Море Лаптевых было названо в честь братьев Харитона и Дмитрия Лаптевых

С 1738 года братья снова начинают служить одному общему делу. По рекомендации двоюродного брата Лаптев Харитон Прокофьевич был назначен капитаном судна «Якутск» вместо погибшего в экспедиции Прончищева. Летом 1739 года началась экспедиция, которая своей целью имела не только обследование морских северных просторов, но и опись прибрежных территорий. Поэтому в её составе числились отряды, следовавшие и по суше. Имея грамотно разработанный план действий, отважную преданную команду на земле и на море, Дмитрий Яковлевич Лаптев к 1741 году на судне «Иркутск» смог преодолеть расстояние от устья Лены до Колымы. Тщательно обработав полученную информацию, он осенью 1742 года вернулся в Петербург.

Харитон Прокофьевич должен был исследовать побережье и море к западу от устья Лены. Огромные трудности и лишения пришлось испытать отрядам, которыми руководил Лаптев. Исследователь и его спутники не остановились даже тогда, когда они лишились судна, которое было уничтожено льдами. Экспедиция была продолжена пешком. Результатом ее стало описание территорий от устья реки Лены до полуострова Таймыр.

Жизнь таких людей, как братья Харитон Прокофьевич и Дмитрий Яковлевич, в честь кого названо море Лаптевых, по праву можно называть подвигом. Поразительное упорство, целеустремленность и любовь к России помогла этим людям преодолеть, казалось бы, непреодолимое.

Сэр Фрэнсис Бофорт

В честь Бофорта названо море в Северном Ледовитом океане у берегов Канады и Аляски, а также остров в Антарктике.

Также Бофорт разработал в 1805 году двенадцатибалльную шкалу для оценки скорости ветра по его действию на наземные предметы и по волнению моря. В 1838 году шкала Бофорта была принята на британском флоте, а потом моряками всего мира.

Сэр Френсис Бофорт был избран членом Ирландской королевской академии

С 1829 по 1855 руководил гидрографической службой Великобритании. В 1831 г. стал одним из инициаторов создания будущего Королевского объединённого института оборонных исследований.

Море Линкольна

Море было названо полярным исследователем Адольфусом Вашингтоном Грили, во время его экспедиции 1881—1884 годов. Имя Линкольна связано не с 16-м президентом США Авраамом Линкольном, а с его сыном, военным министром США Робертом Тоддом Линкольном.

Роберт Тодд Линкольн (слева) и Адольфусом Вашингтоном Гриль (справа)

Море Линкольна было названо сына Авраама Линкольна

Адольф Вашингтон Гриль был американским ученым и путешественником, а также полярным исследователем. С 1868 года находился на службе правительственного сигнального бюро. В 1881 году стоял во главе экспедиции в Гренландии, посланной правительством США для устройства одной из 13 околополюсных станций для метеорологических наблюдений согласно плану, выработанному на Гамбургском международном конгрессе 1879 года. На обратном пути в 1883 году часть его команды погибла от голода, один был застрелен по приказу Грили. Полумёртвые выжившие вместе с самим Грили были спасены военным кораблём, высланным на поиски экспедиции. Грили — автор многих трудов по метеорологии и изотермических карт.

Уильям Баффин

Английский мореплаватель, обнаруживший в 1616 году море, носящее его имя, и остров Баффинова Земля.

Портрет Уильяма Баффина работы Хендрика ван дер Борхта

О его молодости ничего не известно, кроме того, что он, вероятно, рождён в Лондоне. Впервые он упоминается в 1612 году в связи с экспедицией по поиску Северо-Западного пути в Индию, в качестве первого помощника капитана Джеймса Холла. Капитан был убит в бою с аборигенами на западном берегу Гренландии. Следующие два года Баффин занимался китобойным промыслом.

В 1615 году ему была поручена повторная экспедиция по поиску Северо-Западного пути в Индию. На корабле «Дискавери» Баффин исследовал Гудзонов пролив. Точность астрономических наблюдений Баффина в этом путешествии была подтверждена сэром Эдуардом Пари на два столетия позже, в 1821 году.

Уильям Баффин был убит 23 января 1622 года

После экспедиции 1615 года, когда он побывал в Гудзоновом заливе, он уверился, что Северо-западный проход может пролегать только через пролив Дейвиса (между названной по имени мореплавателя Баффиновой Землей и Гренландией). Этим проливом он проследовал во время своей пятой экспедиции (1616) и вследствие благоприятного состояния льдов ему удалось проникнуть в названный его именем Баффинов залив вплоть до пролива Смита. Определение долготы в море при свете луны, как считают многие, было первым в своем роде экспериментом. Баффин точно закартографировал все берега «своего» залива, но открытия экспедиции в Англии сочли фантастикой и позже сняли с карт. Такая несправедливость продолжалась до 1818 года, когда Джон Росс вновь открыл Баффинов залив.

В англо-персидском нападении на Кешм 23 января 1622 года Баффин был убит.

Рекомендовано вам

diletant.media

Харитон Лаптев. 100 великих мореплавателей

Харитон Лаптев

20 декабря 1737 года Адмиралтейств-коллегия рассмотрела рапорты Беринга с приложенными к нему материалами и, не согласившись с ним, постановила продолжать картографирование морского берега в этом районе. Обоим отрядам были установлены новые сроки для выполнения работы и предписано продолжать ее:

«…во окончание в другое или в третье лето таким же образом без малейшего потеряния удобного времени, а буде какая невозможность и в третье лето во окончание привесть не допустит, то и в четвертое лето по крайней ревности и прилежности стараться, чтоб всемерно работа была закончена».

Одновременно Адмиралтейств-коллегия утвердила новую, более подробную и точную, инструкцию для начальников отрядов. Согласно этой инструкции, отряды должны были готовиться к походам заранее, и сразу же, как только позволит состояние льдов, не теряя драгоценного летнего времени, отправляться в путь. Начальникам отрядов предписывалось выжидать изменения ледовой обстановки непосредственно в тех местах, где не удастся преодолеть льды, и при малейшей возможности идти дальше. Кроме того, инструкция рекомендовала останавливаться на зимовку возможно ближе к тем пунктам, где застигнет суда зима. Это должно было избавить отряды от лишней траты времени на переход вдоль уже известных берегов.

На этом же заседании Адмиралтейств-коллегия назначила начальником отряда, картографировавшего морской берег между устьями Лены и Енисея, Харитона Прокофьевича Лаптева. Дальнейшие события показали, что коллегия не ошиблась в своем выборе, направив на наиболее трудный участок работы экспедиции этого всесторонне образованного морского офицера, обладавшего исключительной энергией, силой воли и мужеством.

X. П. Лаптев имел солидный опыт службы на флоте. До назначения в экспедицию он уже девятнадцать лет плавал на различных кораблях.

Но, несмотря на безупречное отношение Лаптева к своим обязанностям, служба шла у него не гладко. В 1734 году, во время действий русского флота под Данцигом, посланный на разведку фрегат «Митау», на котором служил мичман Харитон Лаптев, был обманным путем захвачен французским флотом, выступившим за несколько дней до этого на стороне врага, о чем не знал командир русского фрегата. Все офицеры «Митау», в том числе и X. Лаптев, были преданы суду за сдачу корабля неприятелю без боя и приговорены к смертной казни. После дополнительного расследования обстоятельств дела, произведенного по решению правительства, стало ясно, что ни командир, ни остальные офицеры фрегата не повинны в сдаче корабля французам, а потому 27 февраля 1736 года все они были помилованы.

В 1736 году Лаптев участвовал в летнем походе Балтийского флота, а затем был послан на Дон «для изыскания удобнейшего к судовому строению места». В следующем году Лаптев был назначен командиром придворной яхты «Декроне», но, узнав, что требуются офицеры для участия в Великой Северной экспедиции, попросил назначить его туда. Очевидно, полная лишений жизнь полярного исследователя больше привлекала Харитона Лаптева, чем спокойная и почетная служба при дворе.

В феврале 1738 года в Петербург прибыл с журналами, отчетами и картами двоюродный брат Харитона Лаптева — Дмитрий Яковлевич Лаптев — начальник отряда, картографировавшего берег к востоку от Лены. Он сообщил Адмиралтейств-коллегий совершенно новые сведения об условиях работы близ устья Лены, в частности о скоплениях льда, которые из года в год наблюдаются в одних и тех же местах и препятствуют движению судов. Дмитрий Лаптев предлагал картографировать берег на таких участках, двигаясь по суше.

Ознакомившись с рапортом Дмитрия Лаптева, Адмиралтейств-коллегия 3 марта 1738 года подтвердила свое решение о четырехлетнем сроке работы обоих отрядов, но дала Харитону и Дмитрию Лаптевым совершенно новые указания относительно способов выполнения задания.

Командирам отрядов предписывалось в случае, если лед не позволит закончить плавание в первое и второе лето, отослать суда с частью команд в Якутск или поставить их в удобном месте на зимовку, а с остальными людьми продолжать работы, продвигаясь по берегу.

Отрядам предписывалось обращать внимание на места, в которых будет встречаться стоячий лед, определять, как далеко он простирается, отмечать положение плавающего льда, его сплоченность, продолжительность нахождения у берега, а также места, «где сильного препятствия ото льдов нет». Отряды должны были определять возможность плавания в районе работ, измерять глубины, находить устья рек и другие удобные места для стоянок и зимовок судов.

Решение о продолжении работ с берега в случае невозможности движения судов по морю начальникам отрядов разрешалось принять только после консилиума со своими офицерами.

Из Петербурга Лаптевы выехали вместе. В Казани они получили такелаж для судов, в Иркутске — провиант, вещи для подарков жителям побережья Сибири и деньги. Харитон Лаптев потребовал, чтобы иркутская канцелярия подготовила на побережье оленей и собак на случай, если его отряду придется вести опись с суши, и переселила с устья Оленека в устья Анабара, Хатанги и Таймыры по две семьи промышленников, предписав им заняться заготовкой рыбы и постройкой жилищ на случай зимовки отряда в этих пунктах, одновременно Харитон Лаптев сообщил в канцелярию Туруханска о необходимости отправки летом 1739 года в устье реки Пясины провианта для его отряда.

В начале марта 1738 года Лаптевы прибыли в Усть-Кут, расположенный в верхнем течении Лены. Здесь для экспедиции строились небольшие речные суда. Весной, когда река вскрылась, на этих судах в Якутск были доставлены имущество и провиант для отрядов.

25 мая 1739 года Харитон Лаптев прибыл в Якутск. Дубель-шлюпка «Якутск» была уже готова к походу. Ее экипаж состоял из сорока пяти человек; почти все они были участниками плавания Прончищева.

Окончательно приведя все в порядок, Харитон Лаптев 5 июня повел свое судно вниз по Лене; дощаники с провиантом отправились вместе с ним.

В дельте Лены Лаптеву удалось найти вход в Крестяцкую протоку и к 19 июля он вышел на взморье.

21 июля «Якутск» направился на запад к Хатангской губе, а дощаники, не приспособленные к плаванию в открытом море, Лаптев приказал вести к устью Оленека и сложить провиант в старом зимовье Прончищева.

Возле устья Оленека судно вошло во «льды великие». Дубель-шлюпка шла под парусами и на веслах, команда расталкивала льдины шестами, а иногда пробивала дорогу во льду пешнями. Через неделю, 28 августа, Лаптев достиг восточного входа в пролив, отделяющий остров Бегичева от материка. Пролив был забит неподвижным льдом.

Посланному на берег для описи геодезисту Чекину показалось, что лед прижат к берегу, замыкающему залив с запада; поэтому он принял пролив за открытую с востока бухту, а остров Бегичева — за полуостров. Бухту нанесли на карту под названием Нордвик.

Отойдя от «бухты» Нордвик, «Якутск» направился к северу, чтобы обойти «полуостров» и войти в Хатангский залив. Стремясь избежать сжатия льдами, прижимаемыми ветром к берегу, Лаптев завел дубель-шлюпку в какую-то бухточку, где в течение пяти дней ожидал улучшения ледовой обстановки.

Пробившись через льды, Лаптев 6 августа ввел судно в Хатангский залив. На западном берегу залива виднелось зимовье. Лаптев решил свезти на берег часть провианта на случай, если придется зазимовать в этом месте. Но прежде чем удалось осуществить это намерение, опять задул северный ветер, нагнавший в залив лед.

Снова пришлось искать укрытия, и Лаптев повел дубель-шлюпку на юг вдоль берега. Вскоре показалось еще одно зимовье. Около него «Якутск» вошел в устье маленькой речки и простоял там целую неделю, которая ушла на выгрузку части провианта на берег.

14 августа, когда изменивший направление ветер отогнал лед, Лаптев повел судно вдоль берега к северу. При выходе из Хатангского залива отрядом был открыт остров, названный островом Преображения.

17 августа «Якутск» миновал острова Петра и пошел вдоль берега на запад. Следующий день пришлось простоять из-за льда у островов Фаддея, а затем продвигаться во льду. Только 21 августа «Якутск» подошел к высокому мысу Фаддея. По одну сторону от мыса берег тянулся на юго-запад, а по другую — на запад. Дальнейший путь был прегражден неподвижным льдом. Определить границы льда из-за плотного тумана не представлялось возможным. Поэтому Лаптев послал Чекина на собачьих упряжках выяснить, как далеко в западном направлении простирается лед, а Челюскина — на мыс Фаддея, чтобы поставить там маяк. Вернувшись через двенадцать часов, Чекин доложил, что лед непроходим.

Наступили морозы. Надо было думать о зимовке. Осмотр берега дал неутешительные результаты: здесь не было плавника для постройки жилья. На консилиуме, устроенном Лаптевым 22 августа, было решено возвращаться к Хатангскому заливу. К 27 августа «Якутск» с трудом пробился к зимовью, у которого он находился в начале месяца. Лаптев повел судно дальше на юг. Войдя в Хатангу, он достиг устья ее правого притока — реки Блудной, где проживало несколько семейств безоленных эвенков.

Здесь отряд построил дом и остался на зиму.

К 25 сентября Хатанга стала. Начались тяжелые зимние работы отряда. Еще осенью Лаптев послал в Туруханск солдата Константина Хороших с требованием к воеводской канцелярии доставить на зимовку провиант и предоставить оленьи и собачьи упряжки. Теперь Лаптев на этих упряжках перебросил провиант, выгруженный ранее в устье Оленека и на берегу Хатангского залива. К этой работе были привлечены местные жители. Зимовщикам не хватало плавника для топлива, и за ним приходилось ежедневно ходить за несколько верст от зимовья.

Для предохранения команды от заболевания цингой Лаптев ввел в ежедневный рацион свежую мороженую рыбу, благодаря чему в течение всей зимы не было ни одного случая заболевания цингой.

Лаптев и во время зимовки продолжал собирать сведения о северном крае. Из рассказов местных жителей — русских, тавгийцев, якутов и эвенков — он узнал, что севернее реки Большой Балахни никто постоянно не живет, хотя на побережье моря есть зимовье, куда во время охоты приходят промышленники.

Чтобы изучить берег от устья Пясины до мыса Фаддея, Лаптев в конце октября 1739 года послал в устье Пясины на санях боцманмата[14] Медведева с одним солдатом. Добравшись до устья к началу марта 1740 года, Медведев отправился по морскому берегу на северо-восток. Но большие морозы и сильные ветры помешали ему произвести необходимые работы, и, проехав вдоль берега всего около сорока верст, он вынужден был вернуться в отряд.

23 марта 1740 года с зимовки выехал Чекин с заданием описать берег между устьями Таймыры и Пясины. Так как тогда считали, что залив Фаддея является устьем Таймыры, то Чекин, следовательно, должен был двигаться навстречу Медведеву. О том, что последний возвращается обратно на зимовку, Лаптев узнал только в конце апреля, когда Медведев прибыл в отряд. С Чекиным поехал один солдат и один якут, поселенный в устье Таймыры. В распоряжении Чекина находились две упряжки собак.

Чекин доехал до истока реки Таймыры и по ней отправился к устью, а затем по морскому берегу на запад. Он прошел около 100 верст и достиг пункта, в котором берег поворачивает на юг. Поставив здесь навигационный знак — пирамиду из камней, — Чекин был вынужден повернуть обратно, так как «себе провианта и собакам корму стало мало очень, с которыми далее в безвестное место ехать было опасно».

17 мая Чекин со своими спутниками вернулся на зимовье пешком, «с крайнею нуждою», потеряв от бескормицы почти всех собак и бросив нарты.

В апреле того же года картографию побережья между устьями Пясины и Таймыры производил посланный Мининым штурман Стерлегов. Видимо, он прибыл в устье Пясины вскоре после того, как оттуда уехал Медведев. Чекин и Стерлегов двигались навстречу друг другу, и оба почти в одно и то же время повернули обратно. Между крайними достигнутыми ими точками оставалось около 200 километров.

Готовясь к очередному плаванию, Лаптев решил запастись продовольствием для своего отряда. С этой целью он послал в устье Таймыры двух промышленников для ловли и заготовки рыбы.

Хатанга вскрылась 15 июня, но из-за скопившегося в Хатангском заливе льда дубель-шлюпка смогла выйти из реки только 13 июля. Еще месяц ушел на то, чтобы «Якутск» смог преодолеть льды в заливе и выйти в море.

В течение первых суток после выхода из Хатангского залива судно довольно далеко продвинулось на север. Утром 13 августа на 75°26 северной широты «Якутск» подошел к кромке невзломанного льда, тянувшейся от берега на северо-восток. Лаптев направил судно вдоль кромки. Переменившийся вскоре ветер стал нагонять лед, и дубель-шлюпку затерло. Ветер крепчал, лед все больше сжимал судно, появилась течь.

Команда непрерывно вычерпывала воду и бревнами ограждала борта дубель-шлюпки от напора льда. Но это не спасло «Якутск». Вскоре льдом был выломан форштевень, а к утру 14 августа судно было в совершенно безнадежном состоянии. Лаптев приказал выгрузить на лед тяжелый груз, надеясь облегчить этим положение дубель-шлюпки: были сняты пушки, якоря, провиант и другие грузы, а затем, когда стало ясно, что судно спасти нельзя, его покинули и люди.

Через сутки, когда образовался достаточно прочный лед, Лаптев повел команду на берег. Моряки несли на себе провиант; провиантом же были до предела нагружены нарты собачьей упряжки, имевшейся на дубель-шлюпке. Обогревшись у костра, уставшие люди занялись постройкой землянки и переброской на берег грузов, оставшихся возле судна.

Эта работа продолжалась до 31 августа, когда пришедшим в движение льдом были уничтожены дубель-шлюпка «Якутск» и оставшиеся еще на льду грузы.

Двигаться на юг, к населенным местам, не представлялось возможным из-за ледохода на реках. Только 21 сентября отряд смог отправиться в путь. На пятый день он дошел до зимовья Конечное, в котором находились промышленники. Здесь осталось двенадцать больных, а остальные воспользовались транспортом промышленников и к 15 октября прибыли на зимовку у реки Блудной. Вскоре на зимовку прибыли и промышленники, которых Лаптев послал еще весной в устье Таймыры для заготовки рыбы. Им удалось в течение короткого лета успешно выполнить задание.

Опыт плаваний Прончищева в 1736 году, а также собственные исследования Лаптева в 1739 и 1740 годы убедили его в том, что пройти морем вдоль берега между устьями Пясины и Таймыры нельзя. Да к тому же и единственное судно отряда — «Якутск» — было потеряно. Оставалась одна возможность — выполнить картографические работы с суши.

8 ноября 1740 года Лаптев устроил консилиум со своими подчиненными — Челюскиным, Чекиным и Медведевым. Консилиум согласился с мнением Лаптева, что:

«…состояние льдов и глубины заливов и рек описывать иного времени, по здешнему климату нет, как начать с июня и про-вождать июль и август месяцы, усматривая их состояние, ибо во оное время… льды ломает как на море, так и в губах и в реках, а протчая времена стоят».

Поэтому решено было не закартографированный еще берег описать с суши.

Но производить опись с берега летом не было никакой возможности, так как собачьи и оленьи упряжки, служившие единственным транспортным средством, могли передвигаться по тундре только зимой. Учтя это, консилиум решил проводить картографирование в зимнее время, хотя результаты их могли оказаться менее точными и полными.

Все эти решения вместе со своим рапортом Лаптев 25 ноября отправил на утверждение Адмиралтейств-коллегий. Приводя ряд доводов в пользу решения консилиума, он сообщил, что может начать работу в апреле 1741 года и что свободных от работы людей он отошлет на Енисей:

«…в жилое место, где имеется довольно провианта, к тому же и места здоровые».

Посланец Лаптева матрос Козьма Сутормин быстро по тому времени доставил рапорт и журналы отряда в Петербург, и уже 7 апреля 1741 года Адмиралтейств-коллегия приступила к рассмотрению этих материалов. Она согласилась с решением консилиума и разрешила производить опись морского берега с суши.

Лаптев приступил к осуществлению своего плана задолго до получения предписания Адмиралтейств-коллегий. Он решил производить опись сразу тремя партиями. Одна партия должна была работать между устьями Хатанги и Таймыры, вторая — от устья Пясины на восток до встречи с третьей партией, двигавшейся от устья Таймыры на запад. Такое распределение маршрутов объясняется тем, что в то время Лаптев по-прежнему считал, что устье Таймыры находится в районе мыса Фаддея, то есть намного восточнее его истинного положения. Поэтому участок побережья от Хатанги до Таймыры казался значительно более коротким, чем он есть на самом деле, а участок между Таймырой и Пясиной, наоборот, очень большим.

Для выполнения описи с суши требовалось сравнительно немного людей. Лаптев оставил при себе Челюскина, Чекина, одного унтер-офицера, четырех солдат и плотника, а остальных двумя группами (одну — 15 февраля, другую — 10 апреля) послал на оленях в Дудинку на Енисее. Со второй группой была отправлена часть имущества, спасенного с дубель-шлюпки. Наиболее тяжелые грузы остались в складе на месте зимовки.

В это же время Лаптев получил сообщение от Туруханской воеводской канцелярии о том, что его требования относительно заготовки корма для собак в устье Пясины и в других «удобных местах» на побережье, посланные в канцелярию еще осенью 1740 года, выполнены. Однако это известие оказалось ложным: запасов корма нигде сделано не было, и все партии отряда Лаптева испытывали в связи с этим чрезвычайные трудности.

17 марта 1741 года из зимовья отряда выехала на трех собачьих упряжках вторая партия — Челюскин с двумя солдатами.

15 апреля зимовье отряда покинула первая партия — Чекин с солдатами и якутом, а 24 апреля — третья партия, которую возглавил сам Харитон Прокофьевич Лаптев.

Через шесть дней партия Лаптева достигла озера Таймыр, пересекла его и, выйдя к истоку Таймыры, двинулась по ее долине дальше на север. 6 мая Лаптев прибыл к устью Таймыры и убедился, что он находится значительно западнее залива Фаддея. Это заставило его изменить план своей работы. Увидев, что Чекину предстоит произвести опись побережья на значительно большем участке, чем он предполагал, Лаптев решил идти навстречу Чекину, то есть на восток, а не на запад. Закартографировав берег, Лаптев подошел к месту, в котором образовалось многолетнее скопление льда. Он обнаружил это скопление по различным пластам льда, образовавшимся в течение ряда лет. В тех местах, где «летом льды ломает», в зимнее время было видно, «что местами есть торосы свежие». Больше всего торосов было возле берега, а вдали от него располагались льдины «с летними проталинами». Подводя итог своим наблюдениям, Лаптев пришел к выводу, что летом ледяной покров взламывается, и скопление торосов происходит там, где движущийся лед встречает препятствие — неподвижный лед или берег.

Этот вывод Х. П. Лаптева подтвердили и более поздние исследования. Он справедлив и в наши дни.

13 мая, добравшись до широты 76°42, Лаптев был вынужден остановиться из-за вьюги и тумана. Кроме того, у него и сопровождавшего его солдата началась снежная слепота. Дальнейшее продвижение могло лишь усилить заболевание. Переждав непогоду, Лаптев решил вернуться к устью Таймыры, где он рассчитывал найти продовольствие.

Однако продовольствия в устье Таймыры, куда Лаптев прибыл 17 мая, не оказалось. Заготовленную здесь рыбу съели песцы и белые медведи, а завезенный сюда запас корма был нужен Чекину для питания собак.

Таким образом, взять что-либо для своих четырех упряжек Лаптев не мог. Поэтому он решил отправиться на запад, навстречу Челюскину, рассчитывая получить у него «вспоможение кормом».

19 мая, когда боль в глазах несколько утихла, Лаптев тронулся в путь. 24 мая он подошел к мысу, от которого берег поворачивал на юг. Определив широту мыса (76°39) и поставив на нем приметный знак, Лаптев поехал дальше.

1 июня Лаптев встретился с Челюскиным близ знака, поставленного в 1740 году Стерлеговым в конечной точке его маршрута. Собаки Челюскина также были истощены, так как корма для них и у него оказалось в обрез. Лишь удачная охота на белых медведей выручила путешественников.

Приближалась весна, и Лаптев, боясь застрять на пустынном берегу моря на продолжительный срок, торопился добраться до зимовий в устье реки Пясины. К 9 июня он вместе с Челюскиным достиг устья Пясины, где вынужден был пережидать половодье. Только через месяц им удалось отправиться на лодках вверх по течению реки. Путь был крайне тяжелым, но, к счастью, отряд вскоре повстречал кочевавших в низовьях Пясины ненцев и к концу июля добрался с ними на оленях до Гольчихи, а затем на попутном судне вверх по Енисею к Дудинке.

Здесь уже был и Чекин. Оказалось, что ему удалось добраться только до широты 76°35, то есть до островов Петра. Следовать дальше он не смог из-за снежной слепоты.

В Дудинке Лаптев узнал, что часть его отряда, отправленная с Хатанги еще 15 апреля, до сих пор сюда не пришла. Пришедший в Дудинку матрос рассказал, что, когда их группа добралась на оленях до реки Дудыпты, хозяева оленей — тавгийцы — сбросили грузы и ушли на летнее кочевье в тундру. Раздобыв лодки, моряки спустились по Дудыпте до Пясины. Здесь они остались ждать помощи. Лаптев отправил за ними собранных в Дудинке ненцев и тавгийцев.

Когда Лаптев подвел итоги работы всех трех партий, выяснилось, что картографические работы полностью не выполнены, так как остался не нанесенным на карту участок побережья между мысом Фаддея на востоке и крайней точкой на западе, до которой дошел он сам. Съемку этого участка Лаптев отложил на следующую зиму, а пока решил отправиться в Туруханск, чтобы затребовать от властей необходимый для поездки на побережье транспорт, провиант для людей и корм для собак, а также устроить на зимовку свободных от работ людей отряда.

29 сентября Лаптев со всеми людьми, которые были с ним в Дудинке, прибыл в Туруханск, а 15 сентября туда же прибыла часть отряда, вывезенная с озера Пясина. Впервые за этот год в Туруханске собрался весь отряд. Началась подготовка к последнему походу. К декабрю все приготовления были закончены. 4 декабря 1741 года из Туруханска выехал на пяти собачьих упряжках Челюскин с тремя солдатами, а 8 февраля 1742 года, также на пяти упряжках, — сам Х. П. Лаптев.

Челюскин направлялся к устью Хатанги, а оттуда на север, вдоль берега. Путь Лаптева был более сложным и длительным. Доехав по Енисею до Дудинки, группа Лаптева повернула на восток и через тундру добралась до Пясины, а затем вдоль нее до Дудыпты. Отсюда Харитон Лаптев повернул на север, пересек реку Большую Балахню и подъехал к южному берегу озера Таймыр. Дальнейший путь лежал по льду через озеро и вдоль Таймыры к ее устью.

Прибыв к устью Таймыры в начале мая, Лаптев послал навстречу Челюскину солдата Хороших и одного якута с запасом провианта и корма для собак. В это время Челюскин уже достиг самого северного мыса Азии и картографировал северное побережье.

15 мая Челюскин встретился с людьми, посланными Лаптевым, и вместе с ними отправился к устью Таймыры, чтобы встретиться с начальником отряда, так как опись участка была им к этому времени закончена. От устья Таймыры Харитон Лаптев и Челюскин поспешили в Туруханск, а оттуда отряд в полном составе отправился в Енисейск, картографируя по пути берега Енисея. 27 августа 1742 года отряд прибыл к месту назначения. Возложенная на него задача была выполнена.

Теперь уже можно было представить Адмиралтейств-коллегий новую, более верную карту полуострова Таймыр. Конечно, сведения, собранные отрядом Харитона Лаптева, нельзя было считать абсолютно точными. Это знал и он сам, и его товарищи по экспедиции. Они располагали несовершенными инструментами и способами определения долготы, дававшими весьма приблизительные результаты. В то время еще не существовало даже хронометра (этот прибор был изобретен только в 1772 году). Кроме того, отряд Харитона Лаптева работал в зимнее время, когда снежный покров не позволял установить точные очертания береговой линии.

Все это и определило ошибки на карте, составленной Лаптевым, на которой восточный берег полуострова Таймыр нанесен значительно восточнее, чем он расположен на самом деле, а острова, лежащие севернее полуострова Таймыр, обозначены как мысы (например, мыс Северо-Западный).

Однако все это ни в коей мере не умаляет заслуг Харитона Лаптева — первого исследователя одного из самых суровых участков Северного Ледовитого океана.

13 сентября 1743 года Х. П. Лаптев подал Адмиралтейств-коллегий рапорт, в котором изложил результаты работ отряда и свои личные записки, представляющие большую научную ценность. Лаптев объяснял, что составил эти записки «для известия» потомкам, что он вносил в них то, что считал «неприличным дописывать в журнал», как не относящиеся к выполняемой отрядом работе. Он назвал их «Берег между Лены и Енисея. Записки Лейтенанта Харитона Прокофьевича Лаптева».

Записки состояли из трех частей. В первой части он дает краткое описание берега от острова Столб на реке Лене до устья Енисея. В сжатой форме, но достаточно полно им описаны характер берега, прибрежные глубины, «пристойные места», их грунт, состояние льда, устья рек, их ширина и глубина, приведены данные о приливах и отливах и другие весьма важные для науки сведения.

Во второй части последовательно описаны реки, начиная от Лены и далее на запад до Енисея. Каждой реке дана характеристика — откуда вытекает, какой длины, где кончается лес и начинается тундра, в каких местах живут люди и чем занимаются. Далее описывается озеро Таймыр. Рассказывается «о тундре, лежащей около озера Таймурского», «о мамонтовых рогах» (то есть о клыках). Много места в этой части уделено быту, занятиям, нравам и обычаям жителей Туруханска.

В третьей части, озаглавленной «Наконец сего описания прилагается о кочующих народах, у северных мест лежащих во Азии Сибирских мест, в каком суеверстве содержут себя, и о состоянии нечто о них», Харитон Лаптев систематизирует сведения этнографического характера о народностях, населяющих полуостров Таймыр.

Эти наблюдения полностью подтверждаются современными данными. Характерной чертой этнографических описаний Х. П. Лаптева является отсутствие высокомерия по отношению к представителям северных народностей. Харитон Лаптев с похвалой отзывается, например, об эвенках — «тунгусах». Сообщая о том, что местные жители едят сырое мясо и рыбу, он не высказывает никакого презрения к ним за подобную «дикость». Наоборот, Лаптев отмечает необходимость питания в северных местах сырой строганиной, которая «не допускает до цинги быть больному, а между тем застарелую выгоняет, того лучше действо и от мерзлого мяса строганного, оленьего, в той же болезни лечатся».

Записки Харитона Прокофьевича Лаптева, представляющие собою огромную научную ценность, были высоко оценены передовыми учеными России и других стран.

Продолжал служить во флоте после экспедиции и Харитон Прокофьевич Лаптев. Весной 1757 года он был назначен в Штурманскую роту для обучения будущих штурманов. Вплоть до 1762 года Лаптев занимал строевые должности, командуя в летние месяцы кораблями. К этому времени он имел чин капитана 1-го ранга. 10 апреля 1762 года Лаптев был назначен обер-штер-кригс-комиссаром флота. 21 декабря 1763 года он скончался.

Родина не забыла имен героических участников Великой Северной экспедиции — руководителей отряда, описавшего побережье между устьями Лены и Енисея. Их имена остались на карте мира, напоминая потомкам о научном подвиге их соотечественников.

На восточном берегу полуострова Таймыр несколько севернее островов Комсомольской Правды находится мыс Прончищева. Восточный берег этого полуострова, простирающийся от островов Петра до входа в Хатангский залив, называется берегом Василия Прончищева.

В 1913 году приблизительно в середине берега Василия Прончищева русской экспедицией на ледоколах «Таймыр» и «Вайгач» был открыт большой залив, названный ею бухтой Марии Прончищевой. На морском побережье между устьями рек Анабар и Оленек расположен невысокий горный кряж Прончищева.

Часть западного побережья полуострова Таймыр, лежащая между устьями Пясины и Таймыры, носит название берега Харитона Лаптева.

Против средней части берега Харитова Лаптева, ближе к устью Таймыры, в сложном архипелаге лежит остров пилота Махоткина. Два северо-восточных мыса его называются: один мысом Лаптева, другой мысом Харитона, в честь Харитона Лаптева. На восточном побережье полуострова Таймыр против островов Комсомольской Правды, в том месте, где берег круто поворачивает на запад к заливу Терезы Клавенесс, в море выдается мыс Харитона Лаптева.

Названия эти напоминают нам об отважных русских морских офицерах, более двухсот лет назад руководивших первым исследованием самого северного участка побережья Азии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru