Восточно-прусская операция. Часть 1. Гумбиннен-Гольдапское сражение 7(20) августа 1914 г. Гумбинненское сражение


Битва при Гумбиннене | Warspot.ru

Из всех сражений, которые русская армия дала в ходе Восточно-Прусской операции Первой мировой войны, битва при Гумбиннене считается самой успешной. Несмотря на то, что немцы понесли меньшие потери, они были вынуждены отступить. Только переброска подкреплений, а также смена командующего и начальника штаба армии позволили им удержать Восточную Пруссию.

Гумбинненское сражение разыгралось 20 августа 1914 г., на четвертый день после перехода русской 1-й армии под командованием генерала П. К. Ренненкампфа через границу. Все это время она находилась в соприкосновении с противником и теснила его, однако точных данных о неприятельской 8-й армии Ренненкампф не имел. Доля вины в этом лежит на командующем Сводным кавалерийским корпусом (4 дивизии, большая часть армейской конницы) Гусейне Хане Нахичеванском, который с 18 августа вверенными ему силами осуществлял стратегическую разведку в направлении на Инстербург. 19-го числа русская конница столкнулась под Каушеном с бригадой немецкого ландвера (резервисты), которую вынудила отступить, потеряв почти четыре сотни человек убитыми и раненными. При этом ранение получил и сам Хан Нахичеванский. Хотя бой увенчался успехом, продолжать разведку он не стал, более того, отвел конницу в тыл армии, не известив об этом штаб. В позднейших исследованиях (в частности, у А. А. Керсновского) действия Хана (атака немецких резервистов в пешем строю, а не верхом, и особенно отход после боя) подверглись критике как бесполезные и подставившие под удар неприятеля правый фланг 1-й армии. Фактом остается то, что основные силы немецкой 8-й армии Макса фон Притвица были обнаружены Ренненкампфом только тогда, когда они ударили по его позициям 20 августа, в день, который предназначался для отдыха уставших на марше русских частей.

Силы сторон в завязавшемся бою были следующими. В атаку с немецкой стороны пошли 1-й (командующий Герман фон Франсуа) и 17-й (Август фон Макензен) армейские корпуса, а также 1-й резервный корпус (Отто фон Белов) – всего 6 дивизий в составе 62 батальонов при 370 орудиях. Их отражали части III (командующий Николай Алексеевич Епанчин), IV (Эрис Хан Алиев) и XX (Владимир Васильевич Смирнов) русских армейских корпусов (5 дивизий в составе 70 батальонов при 264 орудиях). Самый напряженный характер сражение имело на правом фланге русской армии («северном» в немецкой терминологии), где так не хватало Сводного кавалерийского корпуса, а также в центре ее позиций. На севере 28-я пехотная дивизия III армейского корпуса приняла на себя основной удар немецкого 1-го корпуса и была оттеснена с занимаемого рубежа. Удержаться она смогла лишь при поддержке соседней 29-й дивизии. В то же время прорыв немецкой кавалерии в тыл 1-й армии, практически к самой ее ставке, был отбит и не имел значительных последствий. Главная заслуга в этом принадлежала 116-му Малоярославскому полку. Между тем в центре схватились 17-й корпус генерала Макензена и III корпус генерала Епанчина. Немцы сначала смогли потеснить русские части, что могло привести к опасным последствиям, поскольку между их центром и левым флангом не было прямого контакта – 40-ю и 30-ю пехотные дивизии разделяла Роминтенская пуща. Однако первый прорыв германских войск был остановлен со значительными для них потерями (порядка 9000 человек убитыми, ранеными и пленными), поскольку две дивизии 17-го корпуса пытались опрокинуть сразу три русские, при этом одна из немецких дивизий подставилась под сильный фланговый огонь. Большая убыль личного состава вынудила Макензена отступить, впрочем, его почти не преследовали. Действия в южной части поля боя ограничились перестрелками между немецкими резервистами фон Белова и частями русского IV корпуса. По итогам дня потери 1-й армии Ренненкампфа составили 16,5 тыс. человек (по другим данным – свыше 18,8 тыс.) убитыми, ранеными и пленными, кроме того, были утрачены 40 пулеметов, 12 орудий и знамя 110-го пехотного Камского полка. 8-я армия фон Притвица лишилась приблизительно 14,8 тыс. человек, 13 пулеметов и 12 орудий. Русская армия оказалась более потрепана, однако удар выдержала. Фон Притвиц предпочел отступить.

Причина его отхода видится по-разному: А. А. Керсновский указывал в качестве таковой прежде всего разгром 17-го армейского корпуса, однако позднейшие авторы (например, С. Г. Нелипович) отмечают, что его положение не было столь плачевным, и основную роль в решении фон Притвица сыграли опасения относительно перемещений 2-й русской армии под командованием А. В. Самсонова. Немецкий генерал готовился продолжать сражение, однако угроза выхода неприятеля во фланг и тыл заставила его дать приказ об отступлении. В зависимости от взгляда на причину действий немцев разнится и оценка всего Гумбинненского сражения. По такому признаку, как контроль над полем боя, победа в нем, безусловно, принадлежит русской армии. Однако масштаб этой победы разные авторы варьируют в диапазоне от упущенной возможности чуть ли не вчистую разбить всю 8-ю германскую армию до счастливого избавления от тяжелого поражения. Следует отметить, что вторая точка зрения не так уж фантастична, если учесть, что русские войска нуждались в отдыхе еще за день до сражения, в ходе боя оказались на грани опасного охвата своего центра и правого фланга силами противника и, кроме того, по некоторым данным, израсходовали все снаряды. Это объясняет и осторожность Ренненкампфа, который дал армии возможность отдыхать весь следующий день и продолжил наступать только 22-го августа, причем вновь делал это почти вслепую. Тем не менее, бесспорным остается тот факт, что битва под Гумбинненом явилась самым крупным успехом русских войск за всю операцию, поскольку стойкость 1-й армии и маневры 2-й заставили германские войска отступать и едва не привели к утрате немцами всей Восточной Пруссии.

warspot.ru

Решающая битва Первой мировой. Восточно-Прусская операция 1914 года. Единственная победа – Гумбиннен? Ч. 1

Существует мнение, что Восточно-Прусская операция – череда неудач русских войск, а Гумбинненское сражение – едва ли не единственная победа русского оружия. Так ли это?

Целью русских армий была ликвидация кенигсбергского выступа и обеспечение правого фланга войск в Польше. Германские войска в Восточной Пруссии должны были быть окружены и уничтожены - 1-я армия, оперируя севернее Мазурских озер, должна была охватить левый фланг противника, а 2-я армия, наступая в обход озер с запада - воспрепятствовать отходу немцев за Вислу.

Цель действий 8-й армии заключалась в сковывании русских войск на период проведения решительной операции во Франции. Армия также должна была выиграть время для переброски немецких войск с Запада после разгрома Франции. Представлялось необходимым сохранить восточно-прусский плацдарм, нависающий над флангом «польского балкона», как базу для перспективных операций.

Мазурские озера, разрывавшие строй Северо-Западного фронта на 2 части, препятствовали согласованным действиям значительных войсковых масс. И в силу объективных и субъективных факторов - специфики ТВД, отсутствия координации в действиях командармов, а главное – при ненадлежащем руководстве операцией со стороны командующего фронтом – де-факто проводилась не фронтовая, а две армейские операции. Со всеми вытекающими последствиями.

Фронт 1-й армии.4 августа произошло столкновение под Сталлупененом - встречный бой между германским 1-м и русским 3-м армейскими корпусами с подходом других войск. Русская 27-я пехотная дивизия вступила в противоборство с германскими 1-й и 2-й пехотными дивизиями. Начавшись для русских неблагоприятно, бой закончился отходом немцев к Гумбиннену. Особое значение имел удар 29-й пд русского 20-го АК у дер. Бильдервейчен (трофеями стали 6 орудий). Комбриг Н. Евсеев отмечал поражение германского 1-го АК: его 1-я пд, потеряв часть артиллерии, оказалась серьезно потрепана, а 2-я пд была опрокинута и отброшена [Евсеев Н. Указ. соч. С. 38].

Командир 1 АК генерал-лейтенант (с 6 (19) 08. генерал пехоты) Г. фон Франсуа

Командир 3 АК генерал от инфантерии Н. А. Епанчин

Бой под Сталлупененом. Сборник документов

6 августа состоялся бой русской кавалерии с пехотой 2-й и 6-й ландверных бригад, поддержанных артиллерией, - у Каушена. Атака спешенной гвардейской кавалерии успеха не имела, но перелом произвела конная атака 3-го эскадрона Конной Гвардии ротмистра барона П. Н. Врангеля - несмотря на плотный артиллерийско-стрелковый огонь и выход из строя офицеров, германские орудия на ключевой позиции были захвачены.

Трофеи Каушена. Ротмистр Врангель, полковник князь Эристов и др. офицеры у захваченной в каушенском бою германской пушки

7 августа произошел апогей начавшего разворачиваться накануне знаменитого Гумбинненского (Гумбиннен – Гольдапского) сражения – динамичного и кровопролитного встречного боя с попыткой немцев охватить 20-й армейский корпус. Соотношение сил [Радус – Зенкович Л. Очерк встречного боя по опыту Гумбиненской операции в августе 1914 г. М., 1920. С. 92]: 74400 штыков, 224 пулемета и 452 орудия (из них 44 тяжелых) у немцев против 63800 штыков, 252 пулеметов и 408 орудий у русских.

Ударная и лучшая часть немецкой 8-й армии - 1-й и 17-й армейские корпуса - наносила главный удар. Спецификой было то, что в сложной обстановке встречного боя в полевых условиях скрестили оружие кадровые дивизии и корпуса - с кадровым командным составом. Бой выявил многие особенности сильнейших армий Европы – русской и немецкой.

Командир 17 АК генерал кавалерии А. фон Макензен

20-й армейский корпус 1-й армии, несмотря на тяжелую обстановку, выдержал вражеский удар и контратаковал. Контрудар привел к панике в 1-м корпусе противника. Его правый фланг стал в беспорядке откатываться назад, и лишь к 15 часам Г. фон Франсуа удалось взять в свои руки управление деморализованным соединением.

Командир 20 АК генерал от инфантерии В. В. Смирнов

Потерпел поражение и 17-й корпус А. фон Макензена. Русский 3-й корпус поймал его в огневой мешок: немецкий корпус угодил под жесточайший артиллерийский и винтовочно-пулеметный огонь, понес огромные потери, и, частично в панике, отступил с поля боя. Германские источники отметили, что великолепно обученные войска при первом же столкновении с врагом потеряли выдержку. Соединение тяжко пострадало, потеряв только в пехоте 8000 человек (треть состава), причем было убито и ранено 200 офицеров [Сборник документов. С. 15].

Как вспоминал русский фронтовик, на 3-й корпус генерала Епанчина, наступал корпус знаменитого Макензена, чуть ли не лучший в немецкой армии. В центре армейского боевого порядка оборонявшиеся русские были в 1,5 раза слабее противника, и макензеновская пехота, поддержанная мощнейшим огнем развернувшейся артиллерии, проявив выдающийся наступательный порыв, имела все шансы на успех. Но немцы угодили в организованный русским военным искусством огневой мешок – он простреливался артиллерией насквозь. Расстреливаемые сосредоточенным и метким огнем, к 16 часам немцы дрогнули и хлынули назад - причем паника одолела германскую дисциплину [Андреев В. Указ. соч. С. 28].

Комкор-3 Н. А. Епанчин (2-й справа), капитан английской армии Нильсон (4-й справа), начштаба 3 АК генерал-майор В. А. Чагин (1-й слева). Восточная Пруссия, сентябрь 1914

Начальник 36 пд генерал-лейтенант К. фон Хейнекиус

Немецкие 35-я и 36-я пехотные дивизии потеряли моральную стойкость и, сея в тылах панику, оказались за р. Ангерап.

Первое серьезное поражение германской армии в Первой мировой состоялось. Профессор И. И. Вацетис отметил, что 8-я армия потерпела под Гумбиненом крупную неудачу – в случае продолжении боя она могла превратиться в катастрофу [Вацетис И. И. Боевые действия в Восточной Пруссии в июле, августе и начале сентября 1914 г. Стратегический очерк. Действия 1-й и 2-й русских армий и 8-й германской армии. М., 1923. С. 52]. Полковник Ф. Храмов, фиксируя победу русских войск в сражении под Гумбиненом, отметил факт крупного поражения четырех германских дивизий, в то время как русские имели серьезно потрепанную лишь одну дивизию – 28-ю [Храмов Ф. Указ. соч. С. 20].

Начальник 28 пд генерал-лейтенант Н. А. Лашкевич

Гумбиннен-Гольдапское сражение. Сборник документов

Итоги сражения: а) смена командования 8-й армии, начавшей отступление на Вислу; б) самое важное – германское Верховное командование приняло решение о переброске войск с Французского фронта на Восток (подроб. в др. статье цикла).

Французская история войны напрямую связывала разгром («катастрофу») макензеновского 17-го корпуса с принятием судьбоносного решения о переброске немецких войск с Западного фронта в Восточную Пруссию [Hanotaux G. L'Academie Française. Histoire Illustree De La Guerre De 1914. Tome sixième. Paris, 1917. P. 182-183].

Молебен кавалергардов и конногвардейцев в Инстербурге, август 1914 г

Парад в Инстербурге

9 августа продвижение 1-й армии было возобновлено, но соприкосновение с противником утрачено. Двухдневная остановка 1-й армии после Гумбиннена оказалась роковой для 2-й армии.

1-я армия отвлеклась осадой Кенигсберга, а попытка с помощью конницы установить контакт со 2-й армией окончилась безрезультатно.

Фронт 2-й армии.

10 - 11 августа состоялся ожесточенный бой 15-го армейского корпуса с германской группой О. фон Шольца (3,5 пехотных дивизии; костяк группы - 20-й армейский корпус) у Орлау – Франкенау, окончившийся поражением немцев. Бой создал предпосылки для успешного наступления армии А. В. Самсонова: «8-я пех. дивизия русских энергичным ударом захватила с налета высоты у Орлау, а оборонявшую их 73-ю бригаду 37-й германской дивизии отбросила в северном направлении. Одновременно 6-я пех. дивизия русских сосредоточенным артиллерийским огнем нанесла серьезное поражение 70-й ландв. бригаде» [Храмов Ф. Указ. соч. С. 31].

Командир 20 АК генерал артиллерии Ф. фон Шольц

Начальник 8 пд генерал-лейтенант Е. Э. Фитингоф

37-я пехотная дивизия ударилась в панику и стала беспорядочно отступать, бросая раненых. Соединение было разгромлено, понеся большие потери.

Начальник 37 пд генерал-лейтенант Г. фон Штаабс

Бой стал вторым крупным успехом русских войск в Восточной Пруссии после Гумбиннена. Отбросив 20-й корпус к северу, 2-я армия открыла путь вперед. Но дальнейшие ошибки и неумение командования армии объективно оценить обстановку не позволили развить достигнутый успех: «если бы ген. Самсонов знал действительную обстановку, а не наступал вслепую, то следовало всеми силами 13 и 15-го корпусов и 2-й пех. дивизии обратиться против группы Шольца и до окончания перегруппировки 8-й германской армии нанести ей решительное поражение. Но Самсонов представлял себе обстановку в соответствии с информацией фронта в том виде, что германцы отходят к Висле, а потому спешил на север, чтобы отрезать им пути отхода» [Там же].

Управление генерал-квартирмейстера штаба 2-й А. 1-й слева старший адъютант полковник С. Е. Вялов, 4-й слева генерал-квартирмейстер генерал-майор Н. Г. Филимонов, 5-й слева старший адъютант полковник Д. К. Лебедев. Восточная Пруссия, август 1914 г

С 11 августа в руки командования противника стали регулярно попадать русские оперативные радиограммы, и немцы действовали, видя «карты» своего врага.

Ситуация усугубилась тем, что штаб 2-й армии к 11 августа оторвался от войск на 5 переходов, что очень осложнило управление войсками - особенно при недостатке технических средств связи. Остановка 1-й армии вместе с уклонением 2-й армии на 60-70 км западнее для более глубокого охвата противника привели к тому, что 2-я армия, наступая на фронт Алленштейн – Остероде, оказалась в трех группах, растянутых на 100-км фронте.

На флангах были созданы обеспечивающие операцию группы: на правом — в составе 6-го армейского корпуса и 4-й кавалерийской дивизии (оторванность от других корпусов 50 км), на левом - 1-й армейский корпус, превращенный в заслон у Сольдау, и 15-я и 6-я кавалерийские дивизии. Ударная группа армии, наступавшая в центре, состояла из 13-го и 15-го армейских корпусов и 2-й пехотной дивизии 23-го армейского корпуса (3-я гвардейская пехотная дивизия 23-го корпуса подошла из Новогеоргиевска под конец сражения). Т. о. около половины сил 2-й армии было задействовано на обеспечение операции, действуя пассивно. Массированного, таранного удара по противнику организовать не удалось.

Командир 23 АК генерал от инфантерии К. А. Кондратович

И с 13 августа осуществлялась реализация замысла нового начштаба 8-й армии Э. Людендорфа. Против 1-й армии был оставлен заслон, и немцы все силы сосредоточили против 2-й армии - решив отбросить ее фланговые соединения и завязать «мешок» вокруг центральных корпусов.

Фланговые корпуса – 1-й и 6-й армейские были сбиты с позиций в боях 13 - 16 августа и отошли, что дало возможность противнику окружить центральные корпуса. Если неудача 6-го корпуса у Бишофсбурга была очевидна, то не все было однозначно в боях 1-го у г. Уздау. Последний долго с успехом держался. Контрудар 14 августа против 2-й пехотной дивизии и 5-й ландверной бригады немцев был результативным - германские части были смяты и начали отход на север, многие из них поддались панике. Но когда на левом фланге 1-го армейского контратака его 22-й пехотной дивизии принесла упомянутый успех, в 24-й пехотной дивизии, находившейся на правом фланге, от имени комкора по телефону был распространен ложный приказ об отступлении - и войска начали отходить.

Бой 6-го армейского корпуса у Бишофсбурга 13-15 августа. Сборник документов

Командир 6 АК генерал от инфантерии А. А. Благовещенский

Начальник 16 пд генерал-лейтенант Г. К. Рихтер

Бой 1-го армейского корпуса у Уздау-Сольдау 13-14 августа. Сборник документов

Начальник 22 пд генерал-лейтенант А. А. Душкевич

Начальник 24 пд генерал-лейтенант Н. П. Рещиков

Командир 1 АК генерал от инфантерии Л. К. Артамонов

В итоге, немцы смогли начать окружение 13-го и 15-го армейских корпусов и 2-й пехотной дивизии. С 15 августа около 13 германских дивизий оперировали против 5 русских, личный состав которых был утомленным и голодным.

Необходимо отметить огромное значение такого фактора, как знание немцами из перехваченных радиограмм оперативной информации штаба 2-й армии с диспозицией войск и постановкой им боевых задач.

Несмотря на неблагоприятные факторы, в ряде боев русские войска центральной группы нанесли поражение немцам (бои у Ваплица - Мюлена и др.), заняли 14 августа г. Алленштейн (был разбит 20-й АК и почти уничтожена его 41-я дивизия, также потерпела поражение ландверная дивизия Гольца).

Начальник 41 пд генерал-майор Л. фон Зонтаг

Очевидец вспоминал о бое под Ваплицем: когда немцы попытались прорваться они были встречены ураганным огнем русской артиллерии - шрапнель выкашивала целые ряды наступающих. Часть немецкой пехоты, которая успела прорваться, попала под штыковой удар русской бригады - в основном погибла, а частично (18 офицеров и свыше 1000 рядовых) попала в плен [Храмов Ф. Указ. соч. С. 54]. Бойцы 15-го АК и 2-й пд, разгромив в этом бою 41-ю пд немцев, сорвали первую редакцию плана германского командования на окружение русских войск - в районе Гогенштейна [Там же. С. 55].

Начальник 2 пд генерал-лейтенант И. Ф. Мингин

15 августа бригада 1-й пехотной дивизии 13-го корпуса, следовавшая в авангарде, около 14 часов атаковала во фланг и тыл находившуюся в районе севернее Гогенштейна ландверную дивизию Гольца - и к 17 часам обратила ее в беспорядочное бегство.

Командир 15 АК генерал от инфантерии Н. Н. Мартос

Но общей картины это уже не меняло. Продвигаясь вперед, центральная группа корпусов 2-й армии еще глубже входила в «капкан»: «события 28 августа (15 стар. стиля – А.О.) в центре армии окончились неоспоримым тактическим успехом русских войск. Они здесь разгромили 41-ю пех. дивизию и ландверную дивизию Гольца, имея со своей стороны значительно потрепанную одну бригаду 13-го корпуса. Но в оперативном отношении 13-й и 15-й русские корпуса, действуя в этот день в районе Гогенштейна, значительно ухудшили свое положение» [Там же. С. 57].

Русские бойцы в окопах Восточной Пруссии

Слишком поздно поступившее распоряжение на отход привело к плачевным результатам. 16 - 18 августа - попытки пробиться из окружения и гибель 13-го и 15-го корпусов. Не было принято мер по организации единого руководства окруженными войсками в целях прорыва, ни, по сути, помощи извне.

Отступающие части и группы солдат и офицеров вели локальные бои, пытаясь пробиться. Даже в обстановке хаоса отступления и боев в окружении русские войска самоотверженно выполняли свой долг: так, 16 августа 6 батальонов 13-го корпуса, обороняясь в районе дер. Мёркен и севернее, доблестно погибали в окружении, противостоя в 6 раз (!) сильнейшему противнику - 1-му РК (18 батальонов), дивизии Гольца, 37-й пд и 3-й рд (18 батальонов) [Евсеев Н. Указ. соч. С. 243].

Окончание следует

topwar.ru

Гумбинненское сражение — История России

К.А. Пахалюк

Гумбинненское сражение

К исходу 19 (6) августа 1-я русская армия генерала П.К. фон Ренненкампфа в ходе трехдневного наступления вышла к Гольдапу и Гумбиннену. На следующий день планировалась дневка, чтобы дать солдатам отдохнуть, а тыловикам наладить снабжение и связь, но у командующего 8-й немецкой армии М. фон Притвица на 20 (7) августа были другие планы: опасаясь скорейшего вторжения 2-й русской армии, он решил разбить войска Ренненкампфа.

Первые столкновения на отдельных участках фронта начались еще накануне, однако само сражение, вошедшее в историю под названием Гумбинненского (или Гумбиннен-Гольдапского), развернулось 20 августа. Непосредственно на поле боя (если учесть, что часть 1-й армии вообще не приняла в нем участие) немцы имели превосходство как по живой силе, так и по числу орудий. Более того, М. фон Притвицу удалось захватить инициативу и установить более твердое командование частями. Все плюсы были на его стороне, однако судьба распорядилась иначе.

«Ни пяди назад!»

В тактическом плане это сражение вряд ли можно в полной мере записать в актив русской армии. С самого утра 1-й немецкий корпус генерала Г. Франсуа обрушился на наш правый фланг, а вернее, на 28-ю пехотную дивизию генерала Н.А. Лашкевича.  На этом участке фронта противник по живой силе имел более чем двойное превосходство, а по артиллерии — четверное[1]. Более того, наша дивизия была вымотана событиями 19 августа, когда вечером оказался разбит 109-й полк.

Тяжелые бои завязались с раннего утра по всему фронту частей Лашкевича. Уже к 8 часам определился обход правого фланга. Здесь, в районе Ушбаллена оборонялись три батальона 111-го пехотного полка (с 8 пулеметами и 24 орудиями), с самого утра атакованные немцами. В 10-м часу германцы наконец-то сломили нашу оборону и полк стал отступать. Тогда начальник дивизии отдал жесткий приказ: «Ни пяди назад!». Это привело к тому, что наиболее доблестные роты были окружены и погибли, затормозив вражескую атаку. К полудню немцы заняли Ушбаллен, Бракупенен и развили дальнейшее наступление, а генерал Н.А. Лашкевич продолжал безрезультатно слать телеграммы о помощи в соседнюю 29-ю дивизию, которая сама в это время занималась отражением неприятельского наступления.

 
 Гумбинненское сражение. Схема

Но развить успех немцы не смогли. После полудня 28-я дивизия перешла в контратаку и выбила противника из Бракупенена. Отходящие отсюда части 1-й германской дивизии попали под собственный артобстрел и в беспорядке отступили. В итоге 1-й корпус был истощен, управление оказалось нарушено и войска не могли больше наступать. Но и части Лашкевича находились не в лучшем положении: они продолжали беспорядочно отходить. За два дня боев 28-я дивизия понесла потери в 7 000 человек и 8 орудий. Соседняя 29-я русская пехотная дивизия генерала А.Н. Розеншильд-Паулина смогла отразить все атаки, однако отход войск Н.А. Лашкевича заставил и ее к концу дня отступить, чтобы обезопасить свой фланг.

В это же время 1-я немецкая кавалерийская дивизия совершила набег по тылам русской армии в обход ее правого фланга, достигла Шталлупенена, где наткнулась на пехоту, а потому отошла к Пилькаллену, сея панику в тылах 28-й дивизии и дезорганизуя управление. Так, в плен чуть ли не попал весь штаб 1-й армии. Все это произошло из-за отсутствия на правом фланге конницы Нахичеванского и Орановского, которая после удачного Каушенского боя 19 августа отошла в тыл и весь следующий день простояла на дневке.

Дивизия против корпуса

Довольно неясная ситуация сложилась и на левом фланге 1-й армии. 30-я пехотная дивизия под командованием генерала Э. Колянковского двинулась на фронт Плавишкен — Гавайтен и вскоре ввязалась в тяжелый бой с 1-м резервным корпусом генерала О. фон Белова. Так, левая колонная (2-я бригада) оказалась атакована в районе Мазутчена. Здесь полки попали под артобстрел, один из командиров был убит, что внесло дезорганизацию в управление и привело к отступлению некоторых подразделений. Однако не растерялся командир 120-го пехотного Серпуховского полка полковник Владимир Черемисов, который под сильным огнем остановил пришедший в замешательство полк и вернул его на прежнее место, что дало возможность задержать натиск противника и выиграть время для подвода к позиции соседних частей.[2]

Тяжелые бои завязались на фронте соседней 1-й бригады в районе д. Курнен и Плавишкен. Немцы открыли ураганный огонь со стороны д. Гавайтен, а затем перешли в наступление. Во время этих боев достойно проявил себя начальник штаба дивизии полковник Георгий Тихменев[3], который находясь под обстрелом, приводил в порядок отходящие части и направлял их в бой, руководил артиллерией во время обстрела Курнена, а затем отдал приказ соседнему 160-му пехотному полку, располагавшемуся в Киаутене и открывшему огонь по Гавайтену, прийти на помощь[4]. Интересно отметить, что параллельно просьба о содействии в 160-й полк пришла из 40-й дивизии. Командир полка принял «соломоново решение» и не оказал помощи ни тому, ни другому, однако дело решил полковник Виноградов, который вместе со своим батальоном перешел в атаку в целях поддержки 30-й дивизии.

Описывая все эти события нельзя не отметить и геройство одного из батальонов 118-го полка под командованием подполковника Владислава Закржевского, который под сильным огнем пошел в бой, а столкнувшись с превосходящими силами противника юго-восточнее д. Курненен занял одну из высот. В это время неприятель развил атаку, в результате чего эта позиция оказалась у него в тылу, чем воспользовался не отошедший Закржевский: он открыл огонь и остановил наступление врага. Вскоре к месту боя подоспели два батальона 117-го пехотного Ярославского полка, а затем удалось оттеснить противника. Сам В. Закржевский был награжден орденом св. Георгия 4-й ст.

Здесь же совершил подвиг штабс-капитан 118-го пехотного Шуйского полка Борис Плещинский (за который удостоился той же награды). Как говорилось в приказе о награждении: «Под сильным ружейным и шрапнельным огнем противника быстро ринулся с пулеметами вперед и занял позицию открыл губительный огонь, а затем, не смотря на то, что был ранен, сам втащил пулеметы на гору во фланг противнику и обстреляв его заставил очистить окопы, чем воспользовались наши передовые войска и отбросили противника к дер. Гавайтен»

Бой длился до вечера, ни одна из сторон так и не смогла взять верх, а потому все заночевали на позициях. Утром следующего дня русские обнаружили, что противник отошел. Немцы отступали спешно, о чем можно судить по найденным в Гавайтене передкам от орудий, а также многочисленным тяжело и легко раненным. Сам генерал О. фон Белов доносил о своем успехе. Следует признать, что несмотря на преимущество, немцы не добились решительной победы, лишь потеснив противника, хотя если бы сражение продолжилось 21 августа, они, скорее бы, одержали верх.

Герои переламывают ситуацию

Но наиболее упорные бои шли в центре, где с самого утра 3-й русский корпус генерала Н.А. Епанчина выдерживал атаки войск 17-го немецкого корпуса генерала А. фон Маккензена. На фронте 25-й дивизии генерала П.И. Булгакова весь день велись оборонительные бои, на некоторых участках русские переходили в контратаку. Так, 97-й полк смог продвинуться вперед и оттеснить три эрзацбатальона за линию Ласдиленен — Садвейчен. Вероятно, именно в это время совершил подвиг штабс-капитан Виктор Каменский II, за который был удостоен ордена Св. Георгия 4-й ст. Подойдя к проволочным заграждениям и видя колебания роты, он бросился вперед резать проволоку, дабы обеспечить дальнейшее наступление. И это несмотря на огонь противника! Пример командира роты сразу поднял дух нижних чинов, которые побежали вперед и, перерезав проволочное заграждение, открыли путь, что содействовало общему успеху атаки, во время которой сам Каменский был тяжело ранен в голову осколком снаряда[5].

Однако не все так гладко складывалось на левом фланге, где некоторые части и подразделения отступили, обнажив соответственно фланг 27-й дивизии. Однако ее начальник, генерал К.М. Адариди, направил сюда артиллерийский дивизион и два батальона. Одновременно здесь же генерал П.И. Булгаков к середине дня решился задействовать резервы. В итоге все эти действия свели успехи немцев на нет и заставили их отойти (причем удалось освободить многих наших пленных).

Повествуя обо всем этом, нельзя забыть и.д. старшего адъютанта штаба 25-й дивизии капитана Владимира Барановского, который был послан в передовые части для выяснения обстановки и с приказаниями. Подъезжая к д. Ионасталь, он собственноручно остановил отходящие части и восстановил в них порядок, а впоследствии ориентировал начальников в общем положении, направлял части вперед и устраивал стрельбу артиллерии дивизиона 25-й артбригады. За эти действия он был награжден Георгиевским оружием.

Тяжелые и решительные бои с раннего утра велись на фронте 27-й пехотной дивизии, оборонявшейся в районе Маттишкемен — Варшлеген. Немцы несколько раз переходили в атаки, накрывали русские части шквальным огнем, но так и не смогли сбить нас с позиций. Меткий огонь заставлял вражеские цепи залечь. Так, например, примерно в 14.30. на фронте 108-го полка оказался замечен выехавший на открытую позицию вражеский дивизион, который был в упор расстрелян 1-м дивизионом (27-й артбригады) под командованием Александра Ильясевича (за это он получил Георгиевское оружие). Незадолго до этого противник был потеснен на фронте 25-й дивизии, что командованием русского корпуса оказалось воспринято за отход, а потому последовал приказ о преследовании. Хотя на фронте 27-й дивизии бои кипели еще несколько часов. Только примерно в 17.15. вечера немцы предприняли последнюю атаку против Уфимского полка, а затем стали отступать, некоторые роты бежали (см.: РГВИА. Ф. 2357 Оп. 1. Д. 498. Л. 29). Никакого поспешного бегства всего корпуса, судя по архивным документам, на фронте дивизии замечено не было. В ходе недолгого преследования она взяла 12 орудий, 25 зарядных ящика, 3 исправных и 10 разбитых пулеметов, 2000 винтовок и около 1 000 пленных. Тяжелые потери (свыше 6000 человек) и огромный расход артиллерии (только один дивизион расстрелял 10 000 снарядов)[6] заставили командование отдать приказ об остановке. Потери противника составили 8 000 человек.

Под вечер М. фон Притвиц, получив сообщение о тяжелом положении на фронте и о том, что 2-я русская армия генерала А.В. Самсонова уже пересекла границу, неожиданно запаниковал и приказал отступать. Его центральному корпусу было нанесено поражение, на левом фланге войска оказались сильно измотанными и не могли наступать. Общие потери убитыми, ранеными и пленными превысили 14 000 человек. В противовес квартирмейстер армии Грюнерт и начальник оперативного управления М. Гофман не безосновательно доказывали, что положение благоприятное, и если продолжить сражение, то противника удастся разбить. Но М. фон Притвиц, не обладавший твердостью духа, настоял на отходе.

Разбор полетов: или почему русские остановились

Генерал П.К. фон Ренненкампф не преследовал. Первые распоряжения гнать неприятеля он сразу же отменил, за что был подвергнут критике рядом историков. Это вряд ли можно признать обоснованным, ведь войска устали, тоже понесли потери (более 18 000 человек), а тылы были не налажены. Известно, что от победы до поражения — один шаг, а в успехе преследования никто из русских генералов не мог быть уверен, особенно ввиду расхода боеприпасов, а также сложного или неоднозначного положения большинства пехотных дивизий. Так что учитывая обстановку, маловероятно, что русские войска могли иметь успех от продолжения атаки. Хотя русская кавалерия 20 августа отдыхала в тылу и на следующий день могла появиться на поле боя, сомнительно, что она была бы эффективна. С трудом справившись с ландсверной бригадой в бою 19 августа, вряд ли те же самые полки могли что-то поделать с таким серьезным противником как корпус Г. фон Франсуа. Более того, Каушенский бой 19 августа заставляет сомневаться в умении Хана Нахичеванского использовать маневренное преимущество. Опыт Первой мировой вообще свидетельствует о неэффективности крупных кавалерийских соединений, особенно в боях против пехоты.

Оценивая сражение, следует в первую очередь отметить выдержку русских командиров корпусов и дивизий, в первую очередь Н.А. Епанчина (бывший директор Пажеского корпуса, сын адмирала Алексея Павловича) и К.М. Адариди (27-я дивизия), благодаря которым была одержана победа. Что касается штаба армии, то из-за налета вражеской кавалерии он в управлении войсками участие практически не принимал. Нельзя не отметить преступное поведение нашей конницы на правом фланге, которая не имела энергичных начальников и провела весь день в бездействии. В целом, победа была в первую очередь одержана благодаря стойкости солдат, разрозненным действиям командиров дивизий и корпусов, а также неготовности противника рисковать.

В этом бою проявились выучка русских солдат и офицеров, особенно на фронте 3-го корпуса (которым до Епанчина командовал сам Ренненкампф), и эффективность русской артиллерии, которая, стреляя с закрытых позиций (в отличие от немецкой), отличалась особой меткостью, нанося противнику большой урон. Однако нельзя не признать бессилие нашей 76-мм пушки против хорошо окопавшегося противника, что явствует из одного донесения генерала Лашкевича в штаб корпуса[7]. Меткими оказались наши солдаты и в ружейном огне.

В итоге можно заключить, что немецкий план разбить русских по частям провалился. 8-я армия отступила, а русские успехи вогнали в панику генерала Притвица, который вскоре был отстранен от командования.  Как в 1930 году заявил У. Черчилль:

«Очень мало людей слышали о Гумбиннене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русская контратака 3 корпуса, тяжелые потери Маккензена вызвали в 8-й немецкой армии панику; она покинула поле сражения, оставив на нем своих убитых и раненых; она признала факт, что была подавлена мощью России».

Следует отметить, что дальнейшие успехи русских войск (продвижение Ренненкампфа, наступление 2-й армии генерала Самсонова, который 23-24 августа одержал победу над 20-м корпусом генерала Шольца) оказали тяжелое воздействие на Верховное немецкое командование. Ввиду успехов на западном фронте в ходе Приграничного сражения, оно решило перекинуть два корпуса и резервную кавалерийскую дивизию (высвободившиеся после падения крепости Намюр) на восток, чтобы остановить русское наступление. Находясь в состоянии эйфории от одержанных побед, немецкие стратеги посчитали, что имеющихся сил окажется достаточно для взятия французской столицы. Однако в начале сентября немецкие войска были разгромлены в битве на Марне, и тем самым были похоронены надежды на скорейшее завершение войны. Как видно, лепту в эту победу внесли и русские полки, сражавшиеся в Восточной Пруссии.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Боевые действия пехотной дивизии. Сборник исторических примеров // Под ред. Н.А. Таленского. М, 1941. С. 32.

[2] РГВИА. Ф. 2106. Оп. 2. Д. 1. Л. 224.

[3] Впоследствии сделал неплохую карьеру. Был командиром нескольких полков, произведен затем в чин генерал-майора, затем был начальником штаба 45-й дивизии и 13-го корпуса, а после февральской революции получил в командование 17-ю пехотную дивизию.

[4] Там же. Л. 227.

[5] Там же. Л. 12 об.

[6] Будберг А. Гумбиннен — забытый день русской славы. Сан-Франциско, б.г. С. 7.

[7] Яманов А.А. Встречный бой. М., 1959. С. 164.

Об авторе:

Константин Александрович Пахалюк — ведущий специалист научного сектора Российского военно-исторического общества.

histrf.ru

БИТВА ПРИ ГУМБИННЕНЕ 1914 — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ГУМБИ́ННЕН-ГОЛЬДА́ПСКОЕ СРАЖЕ́НИЕ.

первое серьезное столкновение русских и немецких войск в Восточной Пруссии в 1914 г. во время Первой мировой войны.

В разработанный в Германии план войны ‒ «план Щлиффена» ‒ было заложено допущение, что мобилизация и сосредоточение русской армии будет проходить медленно, в т.ч. и из-за неразвитой сети железных дорог в Европейской России, что даст возможность немецким войскам нанести удар по Франции, прикрывшись со стороны Восточной Пруссии незначительным кордоном войск. По расчетам Генерального штаба немецкие войска должны были на 39-й день мобилизации взять Париж и через 3 дня вывести Францию из войны. После этого большая часть войск (91%) перебрасывались на Восточный фронт. Со своей стороны Россия в случае войны планировала сократить срок сосредоточения армией Северо-Западного фронта (действовавшего против Германии) до 13 дней и как можно быстрее перейти границу Восточной Пруссии, с целью заставить Германию задержать на восточной границе возможно большее количество сил. «Стремясь оказать Франции и Англии эффективную военную помощь, царское правительство исходило не только из требований союзников, но прежде всего из своих собственных “эгоистических” интересов, а также из условий ведения коалиционной войны. Царские генералы серьезно опасались возможности разгрома Франции германскими войсками и заключения сепаратного мира с Германией до того, как Россия сможет оказать ей действенную помощь» (Емец В.А. Очерки внешней политики России в период Первой мировой войны. М., 1977. 40–41).

Силы сторон

Русская армия: 63 800 чел., 380 орудий, 252 пулемета

Германская армия: 74 500 чел., 552 орудия (в т.ч. 44 тяжелых), 224 пулемета

На фронте, общей протяженностью в 50 км, протянувшегося от Гумбиннена (ныне Гусев) до Гольдапа (ныне Голдап, Польша) были развернуты следующие силы:

8-я немецкая армия

командующий: генерал-полковник Максимилиан фон Приттвиц унд Гаффрон

начальник штаба: генерал-майор граф Георг фон Вальдерзее

I армейский корпус: генерал пехоты Герман фон Франсуа

‒ 1-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Рихард фон Конта

‒ 2-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Адальберт фон Франк

XVII армейский корпус: генерал кавалерии Август фон Макензен

35-я пехотная дивизия (Торн; 13 батальонов, 5 пулеметных рот, 4 эскадрона, 12 батарей, 1 саперная рота)

командир: генерал-лейтенант Отто Хенниг

36-я пехотная дивизия (Данциг; 12 батальонов, 4 пулеметные роты, 4 эскадрона, 12 батарей, 2 саперные роты)

командиры: генерал-лейтенант Констанц фон Хейнеккиус

I немецкий резервный корпус (на Гольдапском направлении): генерал-лейтенант Отто фон Белова

1-я резервная дивизия: генерал-лейтенант Сигизмунд фон Фёрстер

36-я резервная дивизия: генерал-лейтенант Курт Круге

 

1-я русская армия

командующий: генерал от кавалерии Павел Карлович фон Ренненкампф

начальник штаба: генерал-лейтенант Гавриил Георгиевич Милеант

III армейский корпус: генерал от инфантерии Николай Алексеевич Епанчин

‒ 25-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Павел Ильич Булгаков

‒ 27-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Август Михайлович Адариди

XX армейский корпус: генерал от инфантерии Владимир Васильевич Смирнов

‒ 28-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Николай Алексеевич Лашкевич

‒ 29-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Анатолий Николаевич Розеншильд фон Паулин

IV русский армейский корпус (на Гольдапском направлении): генерал от артиллерии Эрис Хан Султан Гирей Алиев

‒ 30-я пехотная дивизия: генерал-лейтенант Эдуард Аркадьевич Колянковский

 

Бой 4(17) августа

4(17) августа 1-я русский армии перешла границу Восточной Пруссии, вступив в боевое соприкосновение с противником у Шталлупёнена (ныне Нестеров). Командир двигавшегося ей навстречу I немецкого армейского корпуса ген. Г. фон Франсуа по собственной инициативе и в нарушение полученного приказа утром атаковал во фланг 27-ю пехотную дивизию. В середине дня ген. М. фон Притцвиц приказал Франсуа отвести войска к Гумбиннену, но тот вновь проигнорировал приказ командующего. Затем Франсуа, воспользовавшись ошибкой русского командования, нанес удар в образовавшуюся брешь между левым флангом III и правым флангом IV русских корпусов. 105-й пехотный Оренбургский полк был практически полностью уничтожен, потеряв ¾ своего состава. Однако вскоре к полю боя подтянулась 25-я русская пехотная дивизия, которая ударила во фланг немцам. К концу дня с помощью частей 29-й пехотной дивизии русским войскам удалось стабилизироваться ситуация. Франсуа добившись серьезного успеха на правом фланге, на левом в целом действовал неудачно. В вечером Франсуа, наконец, выполнил приказ Притвица и отвел свой корпус к северо-востоку от Гумбиннена. Потери немцев составили ок. 1200 чел., русских ‒ 6600 чел. Оценив бой как успех Франсуа и показатель слабости 1-й русской армии ген. Притвиц принял решение сосредоточить все силы против 1-й русской армии, разбить ее, а затем начать операции против 2-й русской армии.

В течение ближайших двух дней 1-я русская армия развернулась на линии Маллвишкен– Ворупёнен – Кальпакен – Зогинтенен – Гольдап – Йоханнисберг – Скечен.

 

Бой под Гумбинненом

7(20) августа I немецкий армейский корпус, развернутый на северном крыла армии, атаковал позиции 28-й пехотной дивизии, одновременно нанеся удар в ее тыл кавалерийскими частями. Однако разгромить дивизию ген. Франсуа – на что он рассчитывал – не удалось. Хотя 28-я дивизия и понесла большие потери (104 офицера 6945 нижних чинов, 8 орудий и 23 пулемета), ей удалось сохранить порядок и отойти под защиту своей артиллерии, где продержаться до подхода в середине дня 29-я пехотной дивизии. Немецкая кавалерия была разгромлена и отброшена назад. Сосредоточив свои войска, ген. Смирнов перешел в контратаку. Немецкие войска оказались не готовы к такому и развитию событий, дрогнули и начали отступать.

Действовавший в центре немецкой позиции XVII немецкий корпус ген. А. фон Макензена только начал утром развертывание, когда был обнаружен русскими частями III русского корпуса. Русские войска открыла шквальный огонь, а неудачные действия Макензена привели к тому, что его корпус попал под перекрестный огонь и начал нести большие потери. Затем ген. Н.А. Епанчин бросил свои дивизии в контратаку. Русские войска сбили немцев с позиций и отбросили на 15 км к р. Ангерапп, взяв 15 орудий, 13 пулеметов и до 1,5 тыс. пленных.

Наносивший вспомогательный удар на Гольдап I германский резервный корпус начал операцию ок. 12:00, но действовал нерешительно, успехов не добился, а, получив известия о катастрофе при Гумбиннене, также начал отход.

Немецкие войска были фактически обращены в бегство, панические настроения охватили командиров I и XVII корпусов, Однако П.К. фон Ренненкамф, не оценив размеры успеха, отменил намеченное было наступление: было необходимо дать солдатам отдых, перегруппировать войска, организовать разведку, чтобы выяснить действия противника и определить рубеж обороны, на который он отошел, а также пополнить истощившиеся запасы боеприпасов и подтянуть отставшие тыловые части.

 

Последствия сражения

Получив известия о поражении под Гумбинненом и Гольдапом фон Притвиц (а также сообщение от командира ХХ армейского корпуса ген. Фридриха фон Шольца, что в наступление перешла и 2-я русская армия), поддавшись панике, вечером 7(20) августа начал отвод своих войск 8-й армии. Он собирался уйти за Вислу, а учитывая низкий уровень воды в реке, высказывал сомнение в возможности удержать этот рубеж. В Ставку на аудиенцию к кайзеру бросился обер-президент Восточной Пруссии Людвиг фон Виндхейм, умолявший Вильгельма II не отдавать провинцию на разграбление.

Германское Верховное командование (император Вильгельм II и начальник Полевого Генштаба генерал-полковник графа Гельмут фон Мольтке) приняли решение Восточную Пруссию не сдавать. В Восток начала переброска двух армейских корпусов ‒ Гвардейского резервного корпуса генерала артиллерии Макса фон Гальвица (3-я гвардейская и 1-я гвардейская резервная дивизии), XI армейского корпуса генерала пехоты Отто фон Плюскова (22-я и 38-я пехотные дивизии), 8-й кавалерийской дивизии ‒ с правого крыла Западного фронта, кроме того еще один корпус (V армейский генерала пехоты Германа фон Штранца; 9-я и 10-я пехотные дивизии, 10-я кавалерийская дивизия) был задержан в Меце в ожидании развития событий в Восточной Пруссии. Все три корпуса не смогли принять участие в сражении на Марне, что и сыграло одну из решающих ролей в поражении там германской армии. В ближайшие месяцы, т.е. до конца 1914 г., в Восточную Пруссию были переброшены дополнительные силы, как из внутренних областей Германии, так и с Западного фронта ‒ семь армейских и резервных, два кавалерийских и четыре–пять ландверных корпусов. Эти действия еще более ослабили немецкий Западный фронт, окончательно сняв угрозу поражения Франции в обозримом будущем.

Русские войска выполнили поставленную перед ними задачу, сорвав план Германии о выведении из войны своих противников по отдельности. Франция была спасена, наступление немецких войск на Париж было остановлено, а Германия была вынуждена отказаться от первоначального плана разгрома своих противников по частям и перейти к войне на два фронта.

Потери:

Русская армия: ок. 10 000 чел.

Немецкая армия: 1250 убитыми, 6414 ранеными, 6943 пропавшими без вести

 

w.histrf.ru

Восточно-прусская операция. Часть 1. Гумбиннен-Гольдапское сражение 7(20) августа 1914 г.

100 лет назад, в августе-сентябре 1914 года, русская армия потерпела поражение в ходе Восточно-Прусской операции. Русские войска одержали победы в первых боях и Гумбинен-Гольдапском сражении, но в битве при Танненберге 2-я русская армия была разгромлена. В итоге русские войска отошли из Восточной Пруссии на исходные позиции: 1-я армия заняла оборону на Немане, а 2-я — на Нареве. Это был большой оперативный успех германской 8-й армии на второстепенном для Германии театре военных действий. Русская Ставка отказалась от планов наступления из Варшавского выступа через Познань на Берлин.

Однако, с точки зрения большой стратегии, германская армия потерпела поражение. Вторжение двух русских армий в Восточную Пруссию и поражение германской 8-й армии в битве при Гумбинене (Гумбиннене), заставило немецкое командование перебросить с Западного фронта два армейских корпуса и кавалерийскую дивизию (120 тыс. солдат), что серьёзно ослабило немецкие войска перед решающей битвой на Марне. В результате германские войска были остановлены на Марне, стратегический план Шлиффена — Мольтке (Великая война: план Шлиффена) не был реализован. Берлину не удалось одним решительным ударом разгромить Францию и перебросить войска на Восток, против России. Россия спасла Францию от тяжелого поражения. Германии пришлось вести войну на два фронта — Западный и Восточный, что в перспективе означало поражение во всей кампании. Не зря маршал Фош сделал вывод: «Если Франция не была стёрта с лица Европы, то этим прежде всего мы обязаны России, поскольку русская армия своим активным вмешательством отвлекла на себя часть сил и тем позволила нам одержать победу на Марне».

Таким образом, тактический успех германской армии на Восточном фронте за счёт переброски войск с Западного фронта привел к стратегическому поражению Германии на Западе. Германии пришлось вести затяжную войну на два фронта. А в такой войне ресурсы Центральных держав сильно проигрывали экономическому, военно-техническому, людскому и сырьевому потенциалу стран Антанты. Российская, Британская империи и Франция имели подавляющее преимущество в ресурсной базе, хотя в начале войны также не рассчитывали на долгую кампанию.

К тому же в ходе Восточно-Прусской операции Германия не смогла оказать помощь своему союзнику — Австро-Венгерской империи. Это позволило русской армии нанести поражение австро-венгерским войскам в ходе Галицийской битвы.

Силы сторон

К 17 августа корпуса 1-й русской армии под командованием генерала от кавалерии П. К. фон Ренненкампфа развернулись в исходном районе Владиславов — Сувалки. Корпуса 2-й армии под командованием генерала от кавалерии А. В. Самсонова разворачивались в районе Августов — Остроленка — Новогеоргиевск. Обе армии входили в состав Северо-Западного фронта под началом генерала от кавалерии Я. Г. Жилинского.

К началу операции в армии Ренненкампфа было 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий, 492 орудия. В состав армии Самсонова входили 12,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии, 720 орудий. Всего армии Северо-Западного фронта насчитывали около 250 тыс. человек. После завершения мобилизации силы Северо-Западного фронта должны были вырасти до 30 пехотных и 9 кавалерийских дивизий. Он начинал наступление не получив все соединения.

Русским войскам противостояла германская 8-я армия под командованием генерал-полковника Максимилиана фон Притвица. В германской армии было 14,5 пехотных и 1 кавалерийская дивизии, около 1000 орудий. Всего немецкие войска насчитывали около 173 тыс. человек. Главные силы немецкой армии развернулись в районах Инстербург — Гумбиннен — Ангербург, Дейч-Эйлау — Алленштейн.

Максимилиан фон Притвиц

Планы сторон

Директива Северо-Западного фронта поставила перед двумя русскими армиями задачу нанести поражение германским войскам, оставленным на Восточном фронте, овладеть Восточной Пруссией, чтобы получить возможность наступления вглубь Германии. 13 августа задачу уточнили — армии Ренненкампфа и Самсонова должны были разбить армию противника и отрезать немецкие войска от Кенигсберга и от Вислы.

Для реализации этой задачи 1-я армия должна была пересечь границу Германии 17 августа и выставив заслон на летцинском направлении, наступать на фронте Инстербург, Ангербург в обход линии Мазурских озер с севера для охвата левого фланга противника. 2-я армия получила задачу перейти границу Германии 19 августа, двигаясь с линии Августов, Граево, Мышинец, Хоржеле, нанести основной удар на фронт Рудшаны, Пассенгейм. Таким образом, армия Самсонова должна была обойти район Мазурский озёр с запада, ударив во фланг и тыл германским корпусам, которых должна была привлечь к себе армия Ренненкампфа.

Из-за мобилизационной спешки (верховое русское командование обещало французам начать наступление как можно раньше) с самого начала наступления русские армии испытывали серьёзные трудности с разведкой, организацией тыла и установлением связи. Так, командование 1-й армии знало о расположении корпусов противника только приблизительно. Поэтому русские корпуса получили расплывчатые задачи, и армия Ренненкампфа входила в Восточную Пруссию практически вслепую. Подвоз в армейском тылу вследствие торопливости ещё не был организован. Вступив на германскую территорию, корпуса двигались без особой связи, самостоятельно, как бы в условиях мирного времени. Да и границу перешли разновременно между 8 часом (3-й корпус) и 14 часом (4-й корпус). Таким образом, были созданы предпосылки для разгрома корпусов русской армии по отдельности.

Были и другие негативные факторы. В Прибалтике ситуация с железными дорогами была лучше. Железные дороги подходили к границе, и войска можно было перебрасывать из всей Прибалтики и центра Российской империи. В Польше, в полосе сосредоточения сил 2-й армии, положение было хуже. Поэтому начать боевые действия две армии Северо-Западного фронта должны были не одновременно, а по степени готовности. К тому же верховное командование узнав, что границу с Польшей на берлинском направлении защищает только одни корпус ландвера (территориальные войска, второочередные войсковые формирования в Германии), решило нанести ещё один удар. Северо-Западный и Юго-Западный фронты были должны наступать на флангах, связав немецкие и австро-венгерские войска, а в районе Варшавы решили создать новую ударную группировку, которая будет угрожать Берлину. В результате войска, которые должны были усилить 1-ю и 2-ю армии, стали направлять к Варшаве на формирование 9-й армии. Ударная сила и резервы армий Ренненкампфа и Самсонова были ослаблены.

Германская 8-я армия получила следующие задачи: 1) оборонять Восточную Пруссию до переброски войск с Западного фронта, которую обещали начать с 42 дня от начала мобилизации; 2) оказать содействие наступлению австро-венгерских войск между реками Западный Буг и Висла; 3) удержать район Нижней Вислы как исходный рубеж для будущих наступательных операций германской армии. Конкретного плана действий 8-я армия не получила. В результате командование 8-й армии могло решать задачу обороны Восточной Пруссии самостоятельно, в зависимости от ситуации.

Командование германской армии имело самое поверхностное представление о группировке противника. Причем если русская кавалерия определила хотя бы контурное расположение сил противника, то немцы не сделали и этого. Поэтому, как и русские, немцы подошли к решающим сражениям практически вслепую. Немцы знали только, что русские очистили левобережную Польшу — войска 5-го и 6-го армейских корпусов, еще до отправки на Западный фронт, провели операцию в левобережной Польше, наступая на Ченстохов и Калиш, и не встретили сопротивления. Они также выяснили, что русские войска развёртываются гораздо восточнее Вислы, чем думали ранее и, что со стороны Нарева близкой опасности нет. На основании этой информации Притвиц принял решение сначала начать наступление на неманском направлении. Командующий 8-й армии решил направить на восток против русской Неманской армии 8 дивизий, прикрывшись от Наревской армии 4 дивизиями и заняв полутора дивизиями озёрные дефиле.

При этом командование 8-й амии имело шансы сорвать русское наступление до сосредоточения 1-й и 2-й армий: германские войска были готовы к бою уже 10-11 августа, когда армии Ренненкампфа и Самсонова только концентрировали свои силы.

Местность способствовала действиям немецкой армии. У побережья располагался мощный Кёнигсбергский укрепрайон. Центральная часть района представляла собой холмистую местность покрытую лесами, озерными группами и болотами. Она предоставляла тактически удобные для обороны рубежи. Южная часть района также отличалась наличием лесных массивов, болот, рядом крупных озёр. Особенно важное оперативное значение имели Мазурские озёра, которые создавали ряд узких дефиле, подготовленных к обороне. Из укрепления Мазурской озерной группы самое важное значение имел форт Бойен (у Летцена), который располагался в центре озёрной группы и запирал наиболее удобный проход через озёра. К тому же Мазурские озёра разделяли русскую армейскую группировку на две изолированные части. Приходилось наступать или с одного направления, или сразу обходить озера с севера и юга одновременно.

Первые бои

Операция началась 4 (17) августа 1914 года наступлением трёх корпусов 1-й армии. Перейдя государственную границу, они вошли на территорию Восточной Пруссии. 3-й, 4-й и 20-й корпуса 1-й русской армии продвигались практически вслепую. На правом фланге шёл 20-й армейский корпус генерала В. Смирнова, в центре 3-й корпус Н. Епанчина, на левом фланге 4-й корпус Э. Алиева. Фланги прикрывала кавалерия: на правом фланге располагался Сводный конный корпус Хана Нахичеванского и 1-я отдельная кавалерийская бригада Орановского; на левом фланге наступала кавалерия Гурко.

Войска Ренненкампфа в первый же день операции столкнулись с 1-м германским корпусом под командованием генерала пехоты Германа фон Франсуа. Самонадеянный командир 1-го корпуса едва не сорвал планы командования 8-й армии. Вопреки приказу Притвица, который хотел дать сражение Гумбиннена, командир 1-го корпуса генерал Франсу продолжил движение и решил атаковать русские войска. Произошёл бой у Сталлупенена (Шталлупенена). Франсуа получил приказ отвести войска, но тот ответил, что отойдёт лишь тогда, «когда русские будут разбиты».

В это время 3-й армейский корпус под командованием Николая Епанчина оторвался от других войск 1-й армии. Русские войска шли как на учениях, маршевыми колоннами, без дальней разведки и охранения. В результате германские войска смогли нанести сильный фланговый удар по 27-й пехотной дивизии. Немецкие войска ударили по шедшему в авангарде Оренбургскому полку. Маршевая колонна подверглась фланговому огню пулемётов, артиллерии. Русские войска понесли значительные потери, дивизия стала отступать.

В штабе 8-й армии узнав, что корпус Франсуа вступил в бой, нарушив приказ высшего командования, были в ярости. Ему снова отдали приказ отступать. Но Франсуа гордо отказался. К этому времени подошли части 25-й дивизии, пришли в себя от неожиданного удара войска 27-й дивизии. К полудню все соединения 3-го корпуса были втянуты в сражение с противником, который держал оборону на укреплённой полосе Малиссен-Допенен. В ходе жестокого боя русские войска взяли Сталлупенен. В результате после нескольких часов боя и при содействии 29-й пехотной дивизии 20-го корпуса, которая нанесла удар во фланг противника, корпус Франсуа был отброшен. Русские войска отбили своих раненых, захватили 7 орудий. Германский 1-й армейский корпус отступил, но Франсуа сообщил о победе. Он оправдал своё отступление приказом командования. Хотя если бы он продолжил бой, 1-й корпус просто бы уничтожили, так как подходили остальные войска 20-го корпуса.

18 августа Ренненкампф перегруппировал силы и продолжил наступление. Кавалерия Хана Нахичеванского (4 дивизии) была направлена на Инстербург. Конница должна была провести рейд по германским тылам. Однако германское командование узнало о движении русской кавалерии и перебросило по железной дороге бригаду ландвера. 19 августа произошел бой у Каушена. Командир корпуса решил не обходить немцев, а атаковать его в лоб. На фронте в 10 км конница (русская военная элита — конная гвардия, где служили представители лучших дворянских родов) была спешена и как на параде, под огнём винтовок и пулемётов, пошла на штурм вражеских позиций. Немцев разгромили, но потери были большими. Кавалерия отошла в район Лиденталя, потеряв соприкосновение с противником, и осталась там в полном бездействии до 23 августа. Командир корпуса мотивировал свое бездействие необходимостью приведения войск в порядок и пополнения боеприпасов. В итоге правый фланг русской армии в битве при Гумбиннене оказался оголенным.

«В Пруссию!». Картина, посвященная походу в Восточную Пруссию. Издание «Великая война в образах и картинах». Выпуск I, 1914

Битва при Гумбиннене

К 7 (20) августа армия Ренненкампфа вышла на линию Мальвишкен — Ворупенен — Кальпакен — Согинтенен — Гольдап — Йоганнисберг — Скечен. Генерал фон Притвиц, обеспокоенный положением корпуса Франсуа, начал выдвигать навстречу русским. Он хотел использовать разделение войск 1-й армии на группировки, которые наступали на Гумбиннен и Гольдап, атаковать и уничтожить гумбинненскую группировку (20-й и 3-й армейские корпуса).

Сражение происходило на фронте в 50 км от города Гумбиннен до города Гольдап. Германская армия имела преимущество: 75,5 тыс. солдат (8,5 пехотных и 1 кавалерийская дивизии) при 408 легких и 44 тяжелых орудиях, по другим данным — 408 легких и 44 тяжелых орудия против русских 63,8 тыс. человек (6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизии), 380 орудий, 252 пулемета.

Битва началась на северном фланге, где снова в наступление пошёл 1-й армейский корпус Франсуа (1-я и 2-я пехотные дивизии). На этот раз удар пришёлся на 28-ю пехотную дивизию 20-го армейского корпуса под началом Владимира Смирнова. Кроме того, в тыл русским войскам Франсуа направил кавалерию (1-ю кавдивизию), и она разгромила обозы 28-й дивизии. Русский тыл оказался открытым из-за отхода конной группы Хана Нахичеванского. 28-я дивизия под началом Николая Лашкевича понесла большие потери, сдерживая удар вражеского корпуса, но смогла организованной отойти. При поддержке артиллерии она выдерживала атаки противника до подхода частей 29-й пехотной дивизии под началом Анатолия фон Паулина. Контратаки двух русских дивизий вынудили отойти войска германского 1-го корпуса.

Германский 17-й армейский корпус под началом Августа фон Макензена (35-я и 36-я пехотные дивизии) наступал в центре боевых порядков 8-й армии. Немецкие войска попали огневой мешок, который создали русские артиллеристы и были контратакованы полками 27-й и 25-й пехотных дивизий под командованием Павла Булгакова и Августа-Карла Алариди (из состава 3-го корпуса). В результате германские войска были разбиты, понесли большие потери, бросили своих убитых и раненых и в беспорядке отступили к реке Ангерапп. Корпус Макензена потерял в этом бою более 8 тыс. человек и бросил 12 орудий. Поражение 17-го корпуса предопределило общий исход битвы. Таким образом, попытка Притвица разгромить русские войска на гумбинненском направлении провалилась и завершилась поражением двух германских корпусов.

На правом фланге немцы также не добились успеха. Германский 1-й резервный армейский корпус под командованием фон Белова (1-я и 36-я резервные пехотные дивизии) прибыл на место сражения только в полдень. Наступление двух немецких дивизий носило нерешительный характер, хотя им противостояла только 30-я пехотная дивизия под командованием Эдуарда Коляновского из состава 4-го корпуса. После разгрома корпуса Макензена, фон Белов отдал приказ об отходе.

Итоги сражения

Русские войска одержали первую серьёзную победу в кампании 1914 года. Ренненкампф дал приказ преследовать бегущего противника, но его не удалось выполнить. Значительные потери и отставание тылов вынудили армию остановиться для восстановления сил и перегруппировки. К тому же солдаты были чрезвычайно сильно утомлены. Они несколько дней подряд шли усиленными маршами по 25-30 км, а они ещё не успели восстановиться после мобилизационной спешки.

Германская армия в Гумбиннен-Гольдапском сражении потерпела полное поражение, как в оперативном, так и в тактическом отношении. Немцы потеряли около 15 тыс. человек убитыми, раненым и пленными (основные потери понёс корпус Макензена — более 10 тыс. человек). Русские войска потеряли 16,5 тыс. человек.

Поражение на гумбинненском направлении, а также новость о переходе в наступление Наревской армии (2-й русской армии), создало угрозу окружения и уничтожения основных сил германской 8-й армии. Вечером 20 августа фон Притвиц отдал приказ об общем отступлении, он решил оставить Восточную Пруссию и отойти за Вислу.

Однако его решение не приняли в Берлине, где боялись политических и моральных последствий от потери Восточной Пруссии. Кёнигсберг считался вторым по важности городом Второго рейха. Город считался сердцем Германской империи, местом коронации прусских королей. Восточная Пруссия была родовым гнездом многих военных и дворян, прусское юнкерство ещё занимало важное место в германской иерархии. Отдать Восточную Пруссию без боя было неприемлемо.

План Шлиффена принимал возможность поражения на Восточном фронте и отхода заслона в глубь Германской империи. Он считал, что ни в коем случае нельзя снимать дивизии с Западного фронта, чтобы гарантированно разгромить французскую армию и избежать войны на два фронта. Германская Ставка решила Восточную Пруссию не сдавать и перебросить с Западного фронта на Восточный два корпуса и кавалерийскую дивизию. Это решение спасёт Восточную Пруссию от захвата русскими войсками, но сыграет роковую роль в битве на Марне. 22 августа начальник полевого Генерального штаба Хельмут фон Мольтке сместил «паникера» Притвица и заменил его генералом Паулем фон Гинденбургом. Начальником штаба 8-й армии стал Эрих фон Людендорф. Притвиц был отправлен в отставку.

Битва при Гумбиннене показало огромное значение решительных и инициативных действий командиров уровня полк — дивизия — корпус — армия для успеха во встречном сражении, когда противники имеют мало информации друг о друге. Русские солдаты в этом бою показали высокие боевые качества, стойкость и мужество. Особенно успешно в этом бою действовала русская артиллерия. В частности, русские артиллеристы успешно применили хорошо освоенный в русско-японскую войну 1904 — 1905 гг. метод стрельбы с закрытых позиций. Русская кадровая армия, несмотря на проблемы с генералитетом, показала высокие боевые качества, сражаясь на равных и побеждая первоклассную германскую армию.

Русская штыковая атака в Восточной Пруссии. Пропагандистский листок. 1914 г.

Продолжение следует…

topwar.ru

Поле Гумбинненского сражения - Калининградский областной историко-художественный музей

Вскоре после начала Первой мировой войны 20 августа 1914 г. под городом Гумбиннен (г. Гусев Калининградской области) развернулось ожесточённое встречное сражение корпусов 8-й немецкой и 1-й русской армий, вошедшее в историю под названием «Гумбиннен-Гольдапского».

23-24 августа 2014 г. у пос. Лермонтово Калининградской области прошёл военно-исторический фестиваль «Гумбинненское сражение», гостями которого стали около 70 тысяч зрителей, а в Калининградском областном историко-художественном музее открылась посвященная этим событиям экспозиция, составной частью которой стал макет «Поле Гумбинненского сражения». Он был создан по заказу музея калининградскими художниками В.А. Захаровым и А.М. Дырышевым. На макете представлены события, происходившие 20 августа 1914 г. в центре сражения.

На правом фланге у Ширгупёнена (пос. Подгоровка Гусевского района) под сильным артиллерийским огнём держали позиции 98-й пехотный Юрьевский и 99-й пехотный Ивангородский полки 25-й дивизии. Постепенно, не выдержав натиска противника, их поредевшие батальоны стали отходить. В донесении командира 99-го полка говорится: «в 3 часа дня остатки II батальона отошли к д. Сциргупенен. Здесь по приказанию командира 98 полка батальон стал в резерв юрьевцев и пополнил патроны». Натиск немецкой пехоты был остановлен. При этом отличился начальник пулеметной команды 99-го полка штабс-капитан Н.И. Рудницкий. Во время отхода соседних частей он стал собирать под своим командованием их пулемёты, исправлял их, снабжал патронами и формировал команды. О дальнейшем развитии событий красноречиво свидетельствует его донесение: «около 5 час. дня немцы двинулись колонной на наш правый фланг; впереди шли знамена с двумя ассистентами офицерами. Определив расстояние дальномером, 14 моих пулеметов открыли огонь через головы своих (…). Поддержанные батареей 3 морт. дивизиона, пулеметы в 5 минут уничтожили эту колонну, положив около 1500 человек».

Немецкая артиллерия в этом сражении существенно превосходила русскую как по численности, так и качественно: 336 германских орудий против 278 русских в районе Гумбиннена. Однако русские батареи 3-дюймовых орудий находились на закрытых позициях и своей стрельбой смогли ликвидировать немецкое превосходство в орудийных стволах и массе огня. Командир 3-го корпуса генерал Н.А. Епанчин вспоминал: «Один только дивизион 27-й артиллерийской бригады выпустил перед контратакой десять тысяч снарядов. Теперь из германских источников я знаю, что этот огонь произвел потрясающее впечатление на пруссаков».Недостаточную эффективность своего огня немецкие артиллеристы пытались компенсировать личной отвагой. В районе Грюнвайчена (пос. Новостройка Гусевского района) на макете показаны разбитые артиллерийские орудия: здесь во время боя около 14 час. 30 мин на одну из высот галопом вынесся и быстро снялся с передков дивизион 2-го Западнопрусского полка полевой артиллерии № 36. «Дерзость эта дорого обошлась отчаянно храброму немецкому дивизиону» – он успел сделать лишь несколько выстрелов. На него тут же обрушился огонь нескольких русских батарей и пулеметов 108-го пехотного Саратовского полка. Буквально через несколько минут на немецких позициях лишь осиротело стояли орудия, вокруг которых недвижно лежали тела людей и убитые лошади. Позднее все 12 орудий и 24 зарядных ящика дивизиона были захвачены в качестве трофеев.

В центре макета в районе Маттишкемена (пос. Совхозное Нестеровского района) показано наступление немецких пехотных колонн XVII-го корпуса генерала А. Ф. Макензена на позиции 27-й дивизии генерал-майора К.М. Адариди. Здесь атакующих встретили батальоны 106-го пехотного Уфимского и 105-го пехотного Оренбургского полков. В разгар боя, «чтобы поддержать передовую линию, начальник 27-ой дивизии генерал-лейтенант Адариди двигает вперед дивизионный резерв – 107-й пехотный Троицкий полк и сам, со своим штабом, переходит близко в район боя, в рощу около Матишкемен, где рвалась и шрапнель и «чемоданы», а иногда жужжали и пули».

Перед немецкой цепью на макете – вереница людей без оружия, в нижних рубахах и шароварах. Дело в том, что в начале сражения в плен попала часть сторожевого охранения 108-го пехотного Саратовского полка. Судьба этих русских солдат, которых наступающие немцы погнали перед собой, была трагической.

Русские позиции на макете обозначены залегшей за бруствером стрелковой цепью с пулемётным расчётом, рядом с которой – стрелковая цепь в положении для стрельбы с колена. Дело в том, что, хотя 27-я дивизия начала разворачиваться в боевые порядки ещё ночью и к моменту немецкого наступления оказалась относительно подготовленной, стрелки 105-го и 106-го полков всё же не успели окопаться – они лишь смогли отрыть окопы для стрельбы лежа либо одиночные ячейки.

Как вспоминал очевидец событий, капитан А.А. Успенский, А. ф. Макензен «вместо атаки цепями, двинул свои войска сомкнутым строем, непрерывными колоннами, причем развивались знамена и играла музыка!! Их артиллерия в это время развила ураганный огонь. Не могу забыть этого неожиданного и опасного момента! Генерал Макензен хотел подействовать на психику противника: несмотря на огромные потери, – сразу запугать – ошеломить его воображение и могучим ударом опрокинуть врага!

Но наша дивизия не растерялась: открыт был такой точный и планомерный огонь по всей линии, – а цель была такая большая! – что немцы, понеся огромные потери, остановились и залегли. Хорошо поработали здесь и наши пулеметы и наша артиллерия! Бой продолжался. В 12 ч. и в 2 ч. немцы пытались опять таким же открытым штурмом опрокинуть наши полки, но и на этот раз это им не удалось, несмотря на полное презрение к смерти храбрых сынов Германии. Много полегло их здесь во время этих открытых (в сомкнутом строю колоннами!) атак!».

По справедливому замечанию Л.А. Радус-Зенковича, «27-я русская дивизия явилась в сражении 7/20 августа тем камнем преткновения, о который разбились главные усилия немцев». Потери немецких батальонов были огромны: местами их цепи полегли полностью со своими офицерами. После нескольких безуспешных атак они стали безостановочно отходить. «С наших наблюдательных пунктов можно было видеть потрясающую картину, как от нашего огня целыми рядами падали, словно подкошенные, бегущие вдоль шоссе и канав при нем, немцы! – вспоминал А.А. успенский, – Как бежали они в беспорядке, бросая по дороге свое оружие... Моментально пропала вся их железная дисциплина!».

На левом фланге на макете показана сцена штыкового боя между русскими и немецкими пехотинцами у р. Роминте (Красная). Здесь, у Зоденена (не существует) вели тяжёлый бой три батальона 159-го пехотного Гурийского полка, поддержанные двумя батареями. В это время 158-й пехотный Кутаисский полк удерживал район деревень Кубилен-Крошельн. Отстаивая буквально каждый бугорок, испытывая недостаток боеприпасов и поднимаясь в штыковые атаки, гурийцы к 15 часам всё же были вынуждены оставить Зоденен. Отошли и понесшие большие потери кутаисцы.

Осмотрев 21 августа поле сражения у д. Кубилен, командующий 40-й пехотной дивизией генерал-лейтенант Н.Н. Короткевич отметил в донесении: «Здесь был пехотный бой, много убитых и тяжело раненых лежит на поле сражения. Из немцев заметил человек 15-20, остальные русские. Немцы лежат в окопе, который они, по-видимому, только начали рыть; русские разбросаны по всему полю».

…Под вечер командующий немецкой 8-й армией М. фон Притвиц, получив донесение о тяжелом положении на фронте и о том, что границу перешла ещё и 2-я русская армия генерала А.В. Самсонова, приказал начать общий отход. П.К. фон Ренненкампф отказался от преследования отступавших, поскольку его армии требовался отдых.

В 1930 г. У. Черчилль писал о Гумбинненском сражении: «В этот день состоялась битва между 7 германскими и 8 русскими дивизиями, которые, хотя это и осталось незамеченным в общем европейском столпотворении, привели в движении несколько цепочек событий, серьезно и даже решающим образом повлиявших на весь ход Великой войны. Очень немногие слушали о Гумбиннене и едва ли кто-нибудь оценил ту удивительную роль, которую он сыграл».

Победа русских войск в сражении под Гумбинненом заставила немецкое командование сосредоточить свои силы против 2-й армии А. В. Самсонова, а чуть позднее – перебросить в Пруссию часть сил с западного фронта. Хотя армия А.В. Самсонова потерпела поражение, а армия П.К. фон Ренненкампфа была вытеснена из Пруссии, переброска сюда частей из Франции стало одной причин из того, что в сентябре 1914 г. немецкие войска потерпели поражение в битве на Марне. Германии пришлось расстаться с надеждой на быструю победу в войне. Начало же этому было положено под Гумбинненом.

Новиков Александр Сергеевич,

кандидат исторических наук, специалист сектора истории Калининградского областного историко-художественного музея

westrussia.org

Военно-исторический фестиваль Гумбинненское сражение 2018. Программа

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_01.jpgВоенно-исторический фестиваль «Гумбинненское сражение» пройдет в Калининградской области 18 августа 2017 года у пос. Лермонтово (Гусевский городской округ).

Фестиваль посвящен событиям начала Первой мировой войны. Он проводится с 2013 года, является одним из четырех крупнейших военно-исторических фестивалей в России и позиционируется как самое масштабное мероприятие событийного туризма в регионе.

Внимание! В 2018 году фестиваль военно-исторический фестиваль «Гумбинненское сражение» проводиться не будет.

ОрганизаторыИсторическая справкаПрограмма фестиваляКак добраться

Организаторами фестиваля являются Российское военно-историческое общество (РВИО) и центр военно-исторической реконструкции «Гарнизон-А». Мероприятие проводится при поддержке Министерства культуры РФ, Правительства Калининградской области, Администрации Гусевского городского округа.

Историческая справка

Гумбинненское (Гумбиннен-Гольдапское) сражение — встречное сражение между русскими и немецкими войсками в Восточной Пруссии, первое крупное сражение русской армии на Восточном фронте, оказавшее значительное влияние на дальнейший ход войны.

Дата

7 (20) августа 1914 г.

Место

Район нас. пунктов Гумбиннен и Гольдап, Восточная Пруссия.

Состав сил противоборствующих сторон

1-я русская армия (командующий — генерал Павел Карлович Ренненкампф) — 6,5 пехотных дивизий, 5,5 кавалерийских дивизий общей численностью около 64000 человек, 8-я немецкая армия (командующий — генерал М. Притвиц) — 14,5 пехотных дивизий, 1 кавалерийская дивизия общей численностью около 75000 человек.

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_2.jpegХод сражения

После боя под Шталуппененом русская армия вела наступление по двум направлениям — на Гумбиннен и Гольдап. Генерал Притвиц, приняв решение разгромить русские войска по частям, утром 7 августа силами 5 пехотных дивизий атаковал 5 дивизий русской армии в районе Гумбиннен. Немецким войскам удалось достичь успеха на правом фланге, отбросив 28-ю пехотную дивизию, но вскоре они были остановлены контратакой и отступили. В центре (3-й корпус генерала Н. А. Епанчина) атаки немецких войск (17-й корпус генерала А. фон Маккензена) также были отбиты. Неудачей завершилась и попытка разгромить русские войска в районе Гольдап. Кровопролитное сражение продолжалось до вечера, не принеся решающего перевеса ни одной из сторон. Притвиц, получив сообщение о пересечении границы 2-й русской армией (командующий — генерал А. В. Самсонов), поддался панике и дал команду на отступление (в дальнейшем он был отстранен от командования). Русские войска, измотанные боями, понесшие большие потери и израсходовавшие большое количество боеприпасов, преследовать противника не стали.

Потери сторон

Русские войска — более 18000 человек, немецкие войска — более 14000 человек.

Результаты сражения

Сражение показало стойкость и выучку русских солдат и офицеров, высокую эффективность русской артиллерии, в то же время — недостатки в управлении войсками и действиях кавалерии. Отказ Ренненкампфа от преследования не позволил развить достигнутый успех и явился одной из причин поражения 2-й армии в ходе дальнейших боевых действий.

Победа русских войск под Гумбинненом вынудила германское верховное командование снять два пехотных корпуса и одну кавалерийскую дивизию с французского фронта и перебросить их в Восточную Пруссию, тем самым значительно облегчив положение английских и французских войск и позволив им остановить немецкое наступление на Марне.

Программа фестиваля «Гумбинненское сражение» 2017

В ходе реконструкции сражения зрителям демонстрируют тактические приемы русской и немецкой армий, образцы фортификации и инженерных заграждений, действия пехоты, пулеметных команд, кавалерии и артиллерии в наступлении и обороне.

17 августа

Торжественная церемония, посвященная памяти воинов Первой мировой войны (г. Гусев, площадь у памятника «Штыковая атака»).

18 августа

Работа точек общественного питания, ярмарки народного творчества, выставок и интерактивных площадок.

Торжественная церемония открытия фестиваля.

Реконструкция сражения. Планируется привлечь к участию реконструкторов периода Первой мировой войны из России и зарубежья, в том числе кавалеристов, артиллеристов и пулеметчиков.

Общее построение, представление участников, фотографирование.

К обеспечению фестиваля привлекаются волонтеры.

Как добраться

Из Калининграда в Гусев можно добраться рейсовыми автобусами №№ 580, 581, 680э, расписание можно посмотреть тут. Из Гусева до фестивального поля в Лермонтово планируется организовать движение автобусов с интервалом 15 минут. 

Для посетителей, приехавших на личных автомобилях, а также для туристических автобусов на месте проведения мероприятия будет организована парковка на 6000 мест.

Координаты GPS: 54.601253, 22.051870

c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_3.jpgc_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_4.jpgc_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_5.jpg c_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_6.jpgc_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_7.jpgc_120_90_16777215_00_images_uploads_glavnaya_press-reliz_festival-gumbinnenskoe-srazhenie-2016_8.jpg

См. также:

20.08.2017. Фестиваль «Гумбинненское сражение» 2017, или в чем смысл реконструкции? Фото- и видеорепортажГумбинненское сражение 2016: «Прикоснуться к исторической правде». Фото- и видеорепортаж с фестиваляВ Калининградской области прошел военно-исторический фестиваль «Гумбинненское сражение» 2014 Фестиваль «Гумбинненское сражение. Август 1914 года» Гусев — ГумбинненИсторическая реконструкция

day-off39.ru