Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич. Гулаев николай дмитриевич


Николай Гулаев. Забытый ас - История и этнология. Факты. События. Вымысел.

Будущий летчик-ас Николай Гулаев родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайская (сегодня это город Аксай в Ростовской области) в семье простых рабочих, по национальности русский. Окончив 7 классов неполной средней школы и школы ФЗУ (фабрично-заводского ученичества), Гулаев некоторое время работал слесарем на заводе в Ростове. Тогда же, как и многие советские юноши, Николай Гулаев проникся любовью к небу, днем он трудился на предприятии, а вечерами посещал занятия в аэроклубе. Во многом эти занятия и предопределили его дальнейшую судьбу.

В 1938 году Гулаева призвали в РККА, при этом занятия в аэроклубе помогли ему в армии. Его отправили для дальнейшего обучения в Сталинградское авиационное училище, которое он успешно окончил в 1940 году. Великую Отечественную войну будущий летчик-ас встретил в составе авиации ПВО. Полк, в котором служил Гулаев, обеспечивал защиту промышленного объекта, расположенного далеко от линии фронта, поэтому его боевой дебют был отложен до августа 1942 года.

Первая звездочка на борту истребителя Гулаева появилась 3 августа 1942 года. Свой первый самолет он сбил в небе под Сталинградом. Уже первый его боевой вылет был необычным. Летчик, не имевший на тот момент времени допуска к совершению полетов в темное время суток, самовольно поднял свой истребитель в ночное небо, где сбил немецкий бомбардировщик Heinkel-111. В первом же бою в нестандартных для себя условиях и без помощи прожекторов он сбил вражеский самолет. За самовольный вылет молодого офицера «наградили» выговором, но также представили к награде, а затем повысили в звании.

Особенно отличился летчик-истребитель Николай Гулаев во время боев в районе Курской дуги возле Белгорода. Здесь произошло сразу несколько сверхудачных боев с его участием. В первой же схватке на этом направлении 14 мая 1943 года, отражая налет противника на аэродром Грушка, Гулаев в одиночку вступил в бой с тремя пикирующими бомбардировщиками Ju-87, которых прикрывали 4 истребителя Me-109. Советский ас приблизился к ведущему бомбардировщику на малой высоте и первой же очередью сбил его, стрелок второго бомбардировщика успел открыть огонь, но Гулаев сбил и его. После этого он пытался атаковать третий «Юнкерс», но у него закончились патроны, поэтому он решился на таран врага. Левым крылом своего истребителя «Як-1» Гулаев ударил по правой плоскости Ju-87, после чего тот рассыпался на части. От удара Як-1 вошел в штопор, летчику удалось вернуть машине управляемость у самой земли и посадить самолет возле переднего края в расположении нашей стрелковой дивизии. Прибыв в полк с вылета, в котором было сбито три бомбардировщика, Николай Гулаев вновь вылетел на боевое задание, но уже на другом самолете. За этот свой подвиг он был награжден орденом «Красного Знамени».

Николай Гулаев в январе 1944 года в своей «Аэрокобре»

В начале июля 1943 года четверка истребителей, ведомая Николаем Гулаевым, провела внезапную и очень смелую атаку на большую группу самолетов противника, в которой было до 100 машин. Расстроив боевые порядки врага, летчики-истребители смогли сбить 4 бомбардировщика и 2 истребителя, после чего все четверо благополучно вернулись на свой аэродром. В тот же день звено Гулаева совершило еще несколько боевых вылетов, сбив в общей сложности 16 самолетов противника.

Уже 9 июля 1943 года Николай Гулаев совершает свой второй воздушный таран в районе Белгорода. После этого ему пришлось покидать свой самолет на парашюте. Июль 1943 года оказался крайне продуктивным для Гулаева. В его летной книжке за этот месяц была зафиксирована следующая информация: 5 июля – 6 боевых вылетов, 4 победы, 6 июля – сбит «Фокке-Вульф 190», 7 июля – в составе группы сбито 3 самолета противника, 8 июля – сбит «Ме-109», 12 июля – сбиты два бомбардировщика «Ю-87».

Спустя месяц он переучивается на новый для себя истребитель «Аэрокобру» и в первом же полете сбивает немецкий бомбардировщик, а буквально через два дня еще один бомбовоз – Ju-88. Уже тогда можно было говорить о том, что список его побед не характерен для большинства летчиков фронтовой авиации, список побед которых состоял главным образом из истребителей врага. При этом стоит помнить и о том, что Николай Гулаев практически никогда не находился в режиме так называемой «свободной охоты», которая при должном мастерстве летчиков, а мастерство у Гулаева, безусловно, присутствовало в избытке, позволяло существенно увеличить счет воздушных побед. Боевые задачи Гулаева главным образом заключались в прикрытии наземных целей: аэродромов, железнодорожных узлов, переправ.

Уже 28 сентября 1943 года старшему лейтенанту Николаю Дмитриевичу Гулаеву заместителю командира 27-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиадивизия) было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». К тому моменту он уже совершил 95 боевых вылетов и лично сбил 13 самолетов противника и еще 5 машин в группе.

Николай Гулаев в кабине своей «Аэрокобры»

В начале 1944 года Гулаев уже командует эскадрильей. Вместе со своими летчиками он принимает участие в боях по освобождению Правобережной Украины. Весной 1944 года он проводит свой самый результативный воздушный бой. В небе над Румынией над рекой Прут Николай Гулаев во главе шестерки истребителей P-39 «Аэрокобра» атакует большую группу бомбардировщиков противника – 27 машин, шедших в сопровождении 8 истребителей. За четыре минуты боя советские летчики сбили 11 самолетов противника, из них 5 лично сбил Николай Гулаев.

30 мая 1944 года над Скулянами Николай сбивает 4 самолета противника за один день, при этом бомбардировщик «Ю-87» и истребитель «Ме-109» он сбивает в одном бою. В этом же бою сам советский ас был тяжело ранен в правую руку. Сконцентрировав всю силу воли, он сумел довести истребитель до своего аэродрома, посадил машину, зарулил на стоянку и уже здесь потерял сознание. В себя герой пришел только в госпитале, где ему была сделана операция.

1 июля 1944 года гвардии капитан Николай Гулаев был удостоен второй звезды Героя Советского Союза. Об очередном награждении он узнал, вернувшись с боевого вылета. Боевую работу на фронте прославленный ас закончил в августе 1944 года, когда его, несмотря на протесты, отправили на учебу в академию. Это было желание руководства страны, которое хотело сохранить цвет нашей авиации, а также дать офицерам-героям возможность получить образование в Военно-воздушной академии. К тому моменту он уже успел лично сбить 55 вражеских самолетов в 69 воздушных боях, что позволило ему установить абсолютный рекорд боевой эффективности для летчика-истребителя. «Это был по-настоящему выдающийся летчик, – рассказывал журналистам РИА Новости историк авиации Николай Бодрихин. – К примеру, над двухмоторными самолетами он одержал больше побед, чем кто-либо другой. Тот же Кожедуб сбил только 5 таких самолетов, а на счету Гулаевы было более 10 «двухмоторников».

Несмотря на свои по-настоящему выдающиеся успехи в небе Николай Гулаев не сумел снискать той славы, которая досталась его именитым коллегам – двум советским асам – Ивану Кожедубу и Александру Покрышкину. Историки считают, что во многом причиной был непростой характер героя. Некоторые источники говорили о том, что Гулаев уже в 1944 году был присвоен к третьей звезде Героя Советского Союза, однако представление «завернули», так как летчик, якобы, устроил дебош в московском ресторане. Это не помешало летчику-герою в 1950 году окончить Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, а в 1960 году – Военную академию Генерального штаба. При этом в послевоенные годы Гулаев одним из первых советских летчиков освоил управление реактивным истребителем.

После завершения Великой Отечественной войны Николай Гулаев в разное время командовал авиационной дивизией в Ярославле, а затем сумел дослужиться до командующего 10-й армией ПВО со штабом в Архангельске. Сослуживцы летчика-героя по 10-й армии ПВО вспоминали, что генерал не воспринимал свою жизнь на севере страны как ссылку и всегда целиком отдавался военной службе – объем возложенных на него задач был огромным. По воспоминаниям сослуживцев, среди офицеров его армии все-таки ходили слухи о том, что у Гулаева в Москве имелись высокопоставленные недоброжелатели. Он вполне мог стать главнокомандующим войсками ПВО, однако кто-то тормозил его продвижение по карьерной лестнице. Возможно, играли свою роль фронтовая прямолинейность Николая Гулаева и его нежелание пресмыкаться перед старшими по званию.

Полковник Георгий Мадлицкий бывший офицер штаба 10-й армии ПВО отмечал: «Гулаев имел высочайший авторитет, хотя не любил рассказывать о своих военных подвигах. С одной стороны он был очень требовательным и жестким офицером, который на дух не переносил в армии бездельников и разгильдяев. С другой стороны он с большим вниманием относился к людям, стараясь всеми способами помочь им, улучшить условия жизни и прохождения службы». «Только представьте себе, в 1968 году он лично пригласил в нашу «деревню» Владимира Высоцкого, который выступил в Доме офицеров, это было большое и запоминающееся событие», – вспоминает Георгий Мадлицкий.

Бюст героя Советского Союза Николая Гулаева в городе Аксай

Николай Гулаев командовал 10-й армией ПВО с 1966 по 1974 год, к этому моменту он был уже генерал-полковником. В 1974 году он был назначен на должность начальника управления боевой подготовки войск ПВО страны. Формально это можно было считать повышением, но фактически означало почетную отставку генерала. Этому событию предшествовал неприятный эпизод. В 1973 году норвежские экологи обратились в Москву, сообщив, что личный состав 10-й армии занимается браконьерством и отстреливает белых медведей. На самом деле, по словам Георгия Мадлицкого, Гулаев дал распоряжение отстреливать медведей при их приближении к частям после двух случаев нападения белых медведей на солдат. В результате Гулаева вызвали для разбора в Москву на парткомиссию, где генерал снова продемонстрировал свой характер, не сдержавшись и заявив: «Прошу встать тех, кто был на фронте». Поднялись единицы…».

В отставку генерал-полковник Николай Дмитриевич Гулаев вышел в 1979 году, жил в Москве. Скончался 27 сентября 1985 года в возрасте 67 лет. Сегодня на родине героя в городе Аксай есть улица его имени, также в Аксае установлен бюст героя. Не так давно на доме в Архангельске, в котором жил генерал-полковник, когда возглавлял 10-ю армию ПВО, ветераны данной армии установили мемориальную доску. Ежегодно 9 мая возле нее появляться живые цветы.

Источники информации:https://ria.ru/defense_safety/20180226/1515171440.htmlhttp://www.aif.ru/society/people/neistovyy_gulaev_istoriya_samogo_effektivnogo_letchika_vtoroy_mirovoy_voynyhttp://gorodskoyportal.ru/news/russia/42611329Материалы из открытых источников

hist-etnol.livejournal.com

Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

Даже среди далеко неординарных лётчиков — истребителей фигура Николая Гулаева выделяется своей колоритностью. Только он, человек беспримерной отваги, сумел провести 10 сверхрезультативных боёв, 2 из своих побед одержал тараном. Его скромность на людях и в самооценке диссонировала с исключительно настойчивой, агрессивной манерой ведения воздушного боя, а честность и открытость он с мальчишеской непосредственностью пронёс через всю жизнь, до конца сохранив и некоторые юношеские предрассудки.

В 1918 году с семье слесаря завода «Красный Аксай» Дмитрия Семёновича Гулаева родился первенец. Сына назвали Николаем. Рос он любознательным, настойчивым, очень любил спорт, увлекался плаванием. Часто выступал на соревнованиях за честь своей школы. От сверстников Николая отличало огромное трудолюбие. Он очень любил отца, во всём ему подражал. А Дмитрий Семёнович был хорошим рабочим, одним из заводских передовиков.

Когда Николай окончил школу, проблемы выбора жизненного пути не было. Он твёрдо решил, как и отец, стать слесарем. Отправившись в Ростов — на — Дону, он был принят в школу ФЗУ. Проучившись 2 года и получив профессию слесаря, Николай пошёл работать на Ростовский завод «Эмальпосуда».

Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

Ещё во время учёбы в ФЗУ, юноша увлёкся авиаспортом и в самом конце обучения подал заявление в аэроклуб. Придя на завод, от своего увлечения не отказался и после рабочей смены регулярно ходил на занятия. Видимо, в этот период у молодого рабочего и родилось желание стать профессиональным лётчиком. Завод помог ему, и в 1938 году Гулаев уезжает на учёбу в военную авиационную школу. В декабре 1940 года, закончив её в звании младшего лейтенанта, он прибывает для дальнейшей службы в 423-й авиаполк. Через несколько месяцев под Могилёвом молодой пилот встретит известие о начале войны.

Но в бой ему пришлось вступить не сразу. По приказу командира он перелетел на другой аэродром для получения новых, более совершенных самолётов, а затем встал на противовоздушную оборону промышленного центра далеко от линии фронта. В марте 1942 года Николай Гулаев, в числе 10 лучших лётчиков, был направлен на оборону Борисоглебска. Там основные налёты вражеской авиации были ночью, и ему пришлось переучиваться на ночную работу.

В июне 1942 года Гулаев был переведён в 487-й авиаполк, где вскоре, 3 августа 1942 года, принял свой первый бой. Первую победу он одержал без приказа, впервые в жизни взлетев ночью, под вой воздушной тревоги и подбадривающие реплики механиков. Ему повезло. На фоне лунного неба он увидел знакомые по таблицам и схемам силуэты — «Хейнкели». Форсируя мотор своего «Яка», сблизился с неприятельской машиной так, что отчётливо стали видны пламенеющие выхлопы двигателя, и нажал на гашетки. Очередь оказалась удачной: трасса засверкала быстрыми красными стрелами, вдруг расцветшими в ночи растущим огненным хвостом. Бомбардировщик скользнул на крыло, извергавшее багровые клубы горящего топлива и, беспорядочно штопоря, устремился к земле… Реакция командира на его победу была неординарна: Николаю объявили о взыскании и представили к награде. Так началась одна из самых ярких ратных судеб в нашей авиации.

Шли боевые будни. Гулаев приобретал опыт. Теперь он действовал более граммотно, смело и решительно. Однажды группа истребителей под командованием Гулаева вылетев на патрулирование встретила более 20 Ju-87, шедших без прикрытия на штурмовку наших войск. В завязавшейся схватке, Николай сбил лидера вражеской группы, а его лётчики ещё 2 самолёта. Остальные стали поспешно удирать за линию фронта, беспорядочно сбрасывая бомбы. Чуть позднее появилась новая группа Ju-87 — 36 самолётов, теперь уже под охраной 18 Ме-109. Несмотря на преимущество противника в силах, наши лётчики атаковали их, врезались в строй Ju-87 и сбили 5 самолётов, принудив к бегству остальных.

Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

В феврале 1943 года, после окончания курсов командиров звеньев, Лейтенант Н. Д. Гулаев был направлен в 27-й истребительный авиаполк. В составе этого полка он прожил свой «звездный» год, сбив в воздухе более 50 неприятельских машин, «создав» десяток асов, став дважды Героем Советского Союза.

Говорить о «школе» Гулаева не принято, однако его особенная, вдохновенная и рискованная, внешне начисто лишённая какого бы то ни было практицизма, манера ведения боя делает его по меньшей мере «символом» романтического направления в искусстве воздушного поединка. Как никто другой, он умел быть результативным: 30.05.1944 года cбивает 5 самолётов; дважды  ( 5.07.1943, 25.04.1944 )  он одерживал по 4 победы в день, ещё трижды  ( 7.07.1943, 12.07.1943, 18.04.1944 )  уничтожал по 3 самолёта и в 6 боях  ( 14.05.1943, 24.10.1943, 28.10.1943, 15.12.1943, 17.12.1943, 8.01.1944 )  делал дубль. На его счету 8 двухмоторных бомбардировщиков  ( 5 Не-111 и 4 Ju-88), 3 «рамы» — корректировщика FW-189, 14 «Штук» — пикировщиков Ju-87. Столь весомый расклад трофеев не характерен для лётчиков фронтовой авиации, список побед которых главным образом составляли истребители.

Лётчик 27-го истребительного авиаполка  ( 205-я истребительная авиационная дивизия, 2-я Воздушная армия, Воронежский фронт )  старший лейтенант Н. Д. Гулаев особенно отличился на Курской дуге в районе Белгорода. Накануне Курской битвы Люфтваффе сосредоточило там около 1000 самолётов для поддержки своей 4-й танковой армии генерала Гота и оперативной группы «Кемпф». Наряду с новинками бронетехники Вермахт впервые широко использовал здесь новейшие истребители FW-190 А-4, А-5 и А-6, несшие, как правило, 4 — 6 пушек и 2 пулемёта.

В первой же схватке 14 мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, Николай в одиночку вступил в бой с 3 бомбардировщиками Ju-87, прикрываемыми 4 Ме-109. Разогнав самолёт на малой высоте, Николай сделал «горку» и, приблизившись к ведущему бомбардировщику, с первой же очереди сбил его.

Стрелок второго «Юнкерса» открыл по нему огонь. Тогда Гулаев сбил и его. Пытался атаковать третий, но кончились патроны, и тогда Николай решил его таранить. Левым крылом своего Як-1 он ударил по правой плоскости «Юнкерса» и тот рассыпался на части. Неуправляемый истребитель вошёл в штопор. После нескольких попыток Гулаеву удалось выровнять самолёт и посадить его у переднего края.

Пехотинцы 52-й стрелковой дивизии — свидетели этого героического подвига — на руках вынесли лётчика из кабины, думая, что он ранен. Но отважный боец не получил ни одной царапины. На своей автомашине они доставили лётчика на аэродром.

Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

Прибыв в полк, Николай Дмитриевич ни одним словом не обмолвился о совершённом подвиге. Лишь несколько часов спустя из донесения пехотинцев узнали авиаторы о его мужестве. На митинге, посвящённом этому событию, Гулаев не стал много говорить:

— На моём месте каждый из вас поступил бы точно так же. Вот жаль только, что «безлошадником» остался…

Командир тотчас же приказал выделить лётчику новую машину, и он в этот же день снова участвовал в бою… За этот подвиг Н. Д. Гулаев был награждён орденом Красного Знамени.

Сознание собственного авторитета не только укрепило его уверенность, но значительно повысило внутреннюю дисциплину и самоконтроль, усилило требовательность к самому себе. Внимательным образом он изучал попадавшую ему в руки литературу, если позволяло время, мог часами обсуждать перипетии проведённых или представляемых воздушных боёв. Теперь он одерживает победы в каждом втором своём перехвате: 22 мая сбивает Ju-88, 29-го — Ju-87, 8 и 25 Июня — 2 Ме-109.

День начала Курской битвы, ставший самым кровопролитным днём Второй Мировой войны, Гулаев ознаменовал 4 личными победами, одержанными в 6 боевых вылетах на прикрытие аэродромов. На следующий день Гулаев сбил FW-190, 7 Июля — Ju-87, а также Hs-126 и FW-189, записанные как групповые победы, 8-го — Ме-109, 12-го — 2 Ju-87. 12 июля Николай Гулаев сделал свой «дубль», уже будучи назначенным командиром 2-й эскадрильи 27-го истребительного авиаполка.

В один из дней четвёрка истребителей, ведомая Гулаевым, провела весьма успешный бой. Внезапно и смело они атаковали большую группу из 100 самолётов противника. Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на свой аэродром. В этот же день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолётов. 9 Июля, в районе Белгорода, Николай Гулаев совершил свой второй таран и вновь благополучно приземлился на парашюте. Всего же, на Курской дуге, он уничтожил 17 вражеских самолётов.

К середине июля, когда сильно поредевший полк был выведен с фронта для пополнения и перевооружения, в его лётной книжке значилось, что к тому времени он совершил 147 посадок на Як-1 и 4 посадки на Як-7.

9 августа 1943 года, после краткого инструктажа, он совершил свой первый полёт на «Аэрокобре». В первом же боевом вылете на новой машине Николай уничтожил очередного «Лаптёжника», через 2 дня мощной очередью по кабине сбил Ju-88, назавтра — 2 Ме-109, 29 Октября — ещё одного «Мессера» и закончил месяц, сбив модифицированный Не-111 с усиленным вооружением и бронированием. Заметим, что все свои победы Гулаев одержал отнюдь не в режиме «свободной охоты»: большинство его боевых вылетов записаны как прикрытие наземных войск, реже — аэродромов или переправ, на его официальном счету также до 10 перехватов и разведок.

Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

28 сентября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Николаю Дмитриевичу Гулаеву было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. К тому времени на его счету числилось уже 27 сбитых самолётов противника. На митинге в полку Герой дал товарищам слово удвоить это число. Во фронтовой газете «Крылья победы» Николай выступил с серией статей о передовом опыте. В одной из них он писал:

«Хоть ты одержал несколько побед, однако не думай, что уже достиг совершенства, стал первоклассным лётчиком — истребителем. Пока ты сидишь и самоуверенно подсчитываешь свои победы, противник обгонит тебя, он найдёт то новое, что по своей самонадеянности упустил ты, и в очередном поединке поймает тебя на хитром маневре».

Не успокаиваться на достигнутом, постоянно и настойчиво совершенствоваться — к этому звал товарищей Николай Гулаев. И сам он служил образцом творчески мыслящего мастера воздушного боя.

В ноябре 1943 года с аэродрома Зелёная, что неподалёку от Пятихаток, ему удалось уничтожить 2 особенно ненавистные для солдат разведчика — корректировщика FW-189 — «рамы» и в последний день месяца сбить свой 3-й «Хейнкель-111». В новогодних боях за Кировоград Гулаев одержал 3 двойные победы и сбил очередной Ju-88.

В начале 1944 года Гулаев становится уже командиром эскадрильи, принимает участие в освобождении Правобережной Украины. 8 января четвёрка истребителей под его командованием, прикрывая наземные войска, атаковали большую группу вражеских бомбардировщиков и истребителей  ( до 50 машин ). Используя облачность, наши лётчики внезапно с первой же атаки сбили 4 немецких самолёта. В этом скоротеченом бою Николай Гулаев уничтожил 2 вражеские машины.

Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

Замечательный бой был проведён им и весной 1944 года. В те дни войска 2-го Украинского фронта форсировали реку Прут и создали на её западном берегу плацдарм. 5 марта шестёрка «Аэрокобр» под командованием Гулаева вылетела на прикрытие наших наземных войск. Вскоре лётчики обнаружили большую группу вражеских самолётов. Бомбардировщики шли тремя девятками в боевом порядке «клин» под охраной 8 истребителей. С земли поступила команда: «Перехватить противника и ни в коем случае не допустить до нашей линии обороны».

Оценив обстановку, Гулаев принял дерзкое решение: самому в составе двух пар атаковать бомбардировщиков, а паре Петра Никифорова связать боем истребителей прикрытия, тем самым облегчить выполнение основной задачи — уничтожение бомбардировщиков.

Да, это был риск, но риск трезвый, основанный на точном расчёте и уверенности командира эскадрильи Н. Д. Гулаева в мастерстве подчинённых, в их мужестве.

Задача, поставленная ведущему пары Никифорову, была особенно сложной. От того, как она будет выполнена, зависел успех задуманного боя. Но Гулаев прекрасно знал мастерство Никифорова и надеялся на него. И не напрасно. Отлично действовала эта пара. Она смело атаковала истребителей противника и связала их боем. Врагу быстро стало не до прикрытия подопечных бомбардировщиков.

Тем временем Гулаев со своими ведомыми стремительно врезался в боевые порядки бомбардировщиков и один за другим поджёг 3 самолёта противника. Выходя из атаки, Николай увидел, как противник в панике бросает бомбы куда попало и поворачивает обратно. Воспользовавшись замешательством врага, четвёрка сделала повторный заход по уходящим самолётам.

В этой схватке за 4 минуты боя нашими лётчиками было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично Гулаевым. Основная задача — не дать противнику сбросить бомбы на наши войска — была успешно выполнена.

Героический летчик Гулаев Николай ДмитриевичН. Д. Гулаев в кабине своей «Аэрокобры».  Украина, зима 1944 года. Героический летчик Гулаев Николай Дмитриевич

В ходе Корсунь — Шевченковской операции и под Уманью он сбил Ме-109, FW-189 и транспортный Ju-52.

В марте 1944 года Гвардии капитану Н. Д. Гулаеву был предоставлен отпуск для поездки на Родину… Мать и сестра пережили оккупацию, а вот отца его, тихого всегда занятого хозяйством, фашисты повесили.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: 1 2

aeslib.ru

Гулаев Николай Дмитриевич - Биография

(26.02.1918—27.09.1985) — летчик-истребитель, дважды Герой Советского Союза (1943, 1944), генерал-полковник авиации (1972). Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 г. Воевал в составе 27 иап, 129 иап. Совершил 250 боевых вылетов, в 69 воздушных боях сбил лично 57 самолетов (2 тараном) и 4 в группе.

После войны был на командных должностях в ПВО. Был делегатом XX съезда КПСС. Бронзовый бюст установлен в г. Аксае Ростовской обл. Гулаев, Николай Дмитриевич Род. 1918, ум. 1985. Летчик-истребитель, в годы Великой Отечественной войны командир эскадрильи и штурман полка. Дважды Герой Советского Союза (1943, 1944). В 1972 г. Г. присвоено звание генерал-полковника авиации.

Гулаев, Николай Дмитриевич (26.2.1918—27.9.1985). Летчик-истребитель.

Родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайская (ныне город Аксай Ростовской области) в семье рабочего.

Русский.

Член КПСС с 1943 года. Окончил 7 классов неполной средней школы и школу ФЗУ. Некоторое время работал слесарем на одном из ростовских заводов.

Вечерами улился в аэроклубе.

В РККА с 1938 года. Окончил Сталинградское военной авиационное училище в 1940 году. Великая Отечественная война застала Гулаева под Могилевом.

Служил в авиации ПВО, прикрывал крупный промышленный центр в тылу. Боевое крещение принял в Сталинграде, где в ночном бою 3 августа 1942 года с первой же атаки без помощи прожекторов сбил бомбардировщик He-111 (это был его первый боевой вылет). Летчик 27-го истребительного авиационного полка (205-я истребительна авиационная дивизия, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) старший лейтенант Гулаев Н. Д. особенно отличился на Курской дуге в районе Белгорода.

В первой же схватке 14 мая 1943 года, отражая налет на аэродром Грушка, в одиночку вступил в бой с 3 бомбардировщиками Ju-87, прикрываемыми 4 Me-109. Разогнав самолет на малой высоте, сделал "горку" и, приблизившись к ведущему бомбардировщику, с первой же очереди сбил его. Стрелок второго "Юнкерса" открыл по нему огонь. Тогда Гулаев сбил и его. Пытался атаковать третий, но кончились патроны, и Гулаев решил его таранить.

Левым крылом своего Як-1 ударил по правой плоскости "Юнкерса" и тот рассыпался на части. Неуправляемый истребитель вошел в штопор.

После нескольких попыток Гулаеву удалось выровнять самолет и посадить его у переднего края в расположении 52-й стрелковой дивизии.

Прибыв в полк, на другом самолете вновь вылетел на боевое задание.

За свой подвиг награжден орденом Красного Знамени.

В июле 1943 года четверка истребителей, ведомая Гулаевым, внезапно и смело атаковала большую группу из 100 самолетов противника.

Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на свой аэродром.

В этот день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолетов. 9 июля в районе Белгорода совершил второй таран. Приземлился на парашюте.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" командира эскадрильи того же полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) старшему лейтенанту Николаю Дмитриевичу Гулаеву присвоено 28 сентября 1943 года за 95 боевых вылетов, 13 лично и 5 в группе сбитых самолетов противника.

Всего на Курской дуге Гулаев уничтожил 17 вражеских самолетов.

В начале 1944 года становится командиром эскадрильи.

Принимал участие в освобождении Правобережной Украины.

В одном из боев над рекой Прут во главе шестерки истребителей P-39 Гулаев атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении 8 истребителей.

За 4 минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично Гулаевым.

Второй медали "Золотая Звезда" командир эскадрильи 129-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 5-я воздушная армия, 2-й Украинский фронт) гвардии капитан Гулаев Н. Д. удостоен 1 июля 1944 года за 125 боевых вылетов, 42 воздушных боя, в которых лично сбил 42 самолета противника и 3 в группе.

В одном из боев был тяжело ранен, но вернулся в строй. Всего за годы войны произвел 250 боевых вылетов.

В 69 воздушных боях лично сбил лично 57 самолетов противника и 4 — в группе.

После войны служил на командных должностях в Войсках ПВО страны.

Одним из первых освоил управление реактивным самолетом.

В 1950 году окончил Военно-воздушную инженерную академию им. Жуковского Н. Е., а в 1960 — Военную академию Генерального штаба. В 1956 году был делегатом XX съезда КПСС. С 1979 года генерал-полковник авиации — в отставке.

Жил в Москве.

Награжден 2 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 1 степени, 2 орденами Красной Звезды, медалями.

Умер 27 сентября 1985 года. Бронзовый бюст установлен в городе Аксае, мемориальная доска — в Ростове-на-Дону.

www.biografija.ru

Реферат Гулаев Николай Дмитриевич

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 Биография
    • 1.1 До войны
    • 1.2 Война
    • 1.3 После войны
  • 2 Награды
  • 3 Память
  • ПримечанияИсточники

Введение

Николай Дмитриевич Гулаев (1918—1985) — лётчик-истребитель, дважды Герой Советского Союза, третий из советских асов по числу сбитых самолётов в годы Великой Отечественной войны, генерал-полковник авиации.

1. Биография

1.1. До войны

Родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайская (ныне город Аксай Ростовской области) в семье рабочего.

Окончил 7 классов неполной средней школы и школу ФЗУ. Некоторое время работал слесарем на одном из ростовских заводов. Вечерами учился в аэроклубе.

В 1938 году вступил в РККА. В 1940 году окончил Сталинградское авиационное училище, затем служил в авиации ПВО.

1.2. Война

На фронтах Великой Отечественной войны — с августа 1942 года. Лётчик-истребитель старший лейтенант Н. Д. Гулаев особенно отличился в боях на Курской дуге в районе Белгорода.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» заместителю командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) старшему лейтенанту Гулаеву Николаю Дмитриевичу присвоено 28 сентября 1943 года за 95 боевых вылетов, 13 лично и 5 в группе сбитых самолётов противника.

В начале 1944 года Н. Д. Гулаев становится командиром эскадрильи. Он принимал участие в освобождении Правобережной Украины. В одном из боёв над рекой Прут во главе шестёрки истребителей P-39 Гулаев атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении 8 истребителей. За 4 минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично Гулаевым.

Второй медали «Золотая Звезда» командир эскадрильи 129-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 5-я воздушная армия, 2-й Украинский фронт) гвардии капитан Н. Д. Гулаев удостоен 1 июля 1944 года за 125 боевых вылетов, 42 воздушных боя, в которых лично сбил 42 самолёта противника и 3 в группе.

В 1944 году были обнародованы Указы о награждении штурмана истребительного авиаполка майора Н. Д. Гулаева третьей «Золотой Звездой», а также ряда летчиков второй «Золотой Звездой», но никто из них не получил наград по причине дебоша, устроенного ими в московском ресторане накануне получения наград. Данные указы были аннулированы[1]. У ведомого Гулаева — Букчина С.З. другая версия этой истории. По ней никакого указа о присвоении третей звезды не было, а дебош был совсем по другой причине [2].

В одном из боёв был тяжело ранен, но вернулся в строй. Всего за годы войны произвёл 250 боевых вылетов. В 69-и воздушных боях лично сбил лично 57 самолётов противника и 4 — в группе, что сделало его третьим по результативности среди советских асов (первый — И. Н. Кожедуб (62 лично сбитых самолёта), второй — А. И. Покрышкин (59 лично сбитых самолётов)).

1.3. После войны

После войны служил на командных должностях в Войсках ПВО страны. В 1950 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, а в 1960 году — Военную академию Генерального штаба. В 1955—1958 годах жил в Ярославле.

С 1979 года генерал-полковник авиации Н. Д. Гулаев в отставке.

Жил в Москве. Скончался 27 сентября 1985 года.

2. Награды

  • два ордена Ленина
  • орден Октябрьской Революции
  • четыре ордена Красного Знамени
  • два ордена Отечественной войны 1-й степени
  • два ордена Красной Звезды
  • медали
  • Орден Тудора Владимиреску 2 степени (СРР)
  • Медаль «30 лет Болгарской Народной Армии» (НРБ)
  • Медаль «30 лет победы над фашистской Германией» (НРБ)
  • Медаль «За укрепление дружбы по оружию» (ЧССР)

3. Память

  • Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Н. Д. Гулаева установлен в городе Аксае Ростовской области.
  • Детский оздоровительный лагерь Военно-воздушных сил им. Н. Д. Гулаева, г. Анапа.

Примечания

  1. monetnii.ru - monetnii.ru/HUssr.html
  2. интервью с Букчиным С.З. на сайте Я помню - www.iremember.ru/content/view/154/78/1/1/lang,ru/

Источники

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М.: Воениз.1987.

wreferat.baza-referat.ru

Гулаев, Николай Дмитриевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Николай Дмитриевич Гулаев (1918—1985) — лётчик-истребитель, дважды Герой Советского Союза, третий из советских асов по числу сбитых самолётов в годы Великой Отечественной войны, генерал-полковник авиации.

Биография

До войны

Родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайская (ныне город Аксай Ростовской области) в семье рабочего.

Окончил 7 классов неполной средней школы и школу ФЗУ. Некоторое время работал слесарем на одном из ростовских заводов. Вечерами учился в аэроклубе.

В 1938 году вступил в РККА. В 1940 году окончил Сталинградское авиационное училище, затем служил в авиации ПВО.

Война

На фронтах Великой Отечественной войны — с августа 1942 года. Лётчик-истребитель старший лейтенант Н. Д. Гулаев особенно отличился в боях на Курской дуге в районе Белгорода.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» заместителю командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) старшему лейтенанту Гулаеву Николаю Дмитриевичу присвоено 28 сентября 1943 года за 95 боевых вылетов, 13 лично и 5 в группе сбитых самолётов противника.

В начале 1944 года Н. Д. Гулаев становится командиром эскадрильи. Он принимал участие в освобождении Правобережной Украины. В одном из боёв над рекой Прут во главе шестёрки истребителей P-39 Гулаев атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении 8 истребителей. За 4 минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично Гулаевым.

Второй медали «Золотая Звезда» командир эскадрильи 129-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 5-я воздушная армия, 2-й Украинский фронт) гвардии капитан Н. Д. Гулаев удостоен 1 июля 1944 года за 125 боевых вылетов, 42 воздушных боя, в которых лично сбил 42 самолёта противника и 3 в группе.

В 1944 году были обнародованы Указы о награждении штурмана истребительного авиаполка майора Н. Д. Гулаева третьей «Золотой Звездой», а также ряда летчиков второй «Золотой Звездой», но никто из них не получил наград по причине дебоша, устроенного ими в московском ресторане накануне получения наград. Данные указы были аннулированы[1]. У ведомого Гулаева — Букчина С. З. другая версия этой истории. По ней никакого указа о присвоении третьей звезды не было, а дебош был совсем по другой причине[2].

В одном из боёв был тяжело ранен, но вернулся в строй. Всего за годы войны произвёл 250 боевых вылетов. В 49 воздушных боях сбил лично 55 самолётов противника и 5 — в группе, что сделало его третьим по результативности среди советских асов (первый — И. Н. Кожедуб — 64 лично сбитых самолётов; второй — Г. А. Речкалов — 61 лично сбитый самолёт).

После войны

После войны служил на командных должностях в Войсках ПВО страны. В 1950 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, а в 1960 году — Военную академию Генерального штаба. С 1955 года в течение пяти лет был командиром 133-й авиационной истребительной дивизии, располагавшейся в Ярославле. С 1966 года по 1974 год в звании генерал-полковника командовал 10-й армией ПВО, в это время жил и служил в городе Архангельске. На доме, где он жил в Архангельске, установлена мемориальная доска.

С 1979 года генерал-полковник авиации Н. Д. Гулаев в отставке.

Жил в Москве. Скончался 27 сентября 1985 года.

Список воздушных побед

Список воздушных побед Н. Д. Гулаева № п/п Дата победы Тип самолёта Место победы
1 03.08.1942 Хе-111 Новохопёрск
2 24.08.1942 Ю-88 Коротояк
3 14.05.1943 Ю-87 Гостищево
4 14.05.1943 Ю-87 Гостищево
5 22.05.1943 Ю-88 аэродром Грязное
6 22.05.1943 Ме-109 аэродром Грязное
7 08.06.1943 Ме-109 Покровка
8 22.06.1943 Ме-109 Хотмыжск
9 05.07.1943 Ю-87 Верхопенье
10 05.07.1943 Ме-109 Прохоровка
11 05.07.1943 Ю-87 Коровино
12 05.07.1943 Ме-109 Драгунское
13 06.07.1943 ФВ-190 зап. Верхопенье
14 07.07.1943 Ю-87 Беленихино
** 07.07.1943 Хш-126 юж. Беленихино
** 07.07.1943 ФВ-189 сев.-зап. Гостищево
15 08.07.1943 Ме-109 юж. Беленихино
16 12.07.1943 Ю-87 Прохоровка
17 12.07.1943 Ю-87 Прохоровка
18 12.07.1943 Ме-109 Прохоровка
19 21.10.1943 Ю-87 Пятихатка
20 24.10.1943 Ю-87 Саевка
21 24.10.1943 Ме-109 Саевка
22 26.10.1943 Ю-88 р-н Саевка — Чечеливка
23 28.10.1943 Ме-109 Черняховка — Чечеливка
24 28.10.1943 Ме-109 Черняховка — Чечеливка
25 29.10.1943 Ме-109 Новая Прага — Верблюжка
26 29.11.1943 Хе-111 Ефимовка
27 11.12.1943 Ю-88 вост. Червоный Яр
28 15.12.1943 Ме-109 сев. Бесспорная
** 15.12.1943 ФВ-189 сев. Калиновка
29 15.12.1943 Ме-109 Покровское
30 17.12.1943 Ю-87 Покровская Рыбчина
31 17.12.1943 ФВ-190 Покровская Рыбчина
32 08.01.1944 Ю-87 сев. Марьевка
33 08.01.1944 ФВ-190 Марьевка
34 02.02.1944 Ме-109 Коротино
** 09.02.1944 Ю-52 юго-зап. Корсунь-Шевченковский
35 26.02.1944 ФВ-189 Компанеевка
36 12.04.1944 ПЗЛ-24 зап. Синешты
37 16.04.1944 ПЗЛ-24 сев.-вост. Петрикань
** 18.04.1944 Ме-109 ст. Бульбока
38 18.04.1944 Ю-87 юж. Балабанешти
39 18.04.1944 Ю-87 Балабанешти
40 25.04.1944 ФВ-190 Будешты
41 25.04.1944 ФВ-190 Будешты
42 25.04.1944 ФВ-190 Будешты
43 25.04.1944 ФВ-190 Будешты
44 29.04.1944 ФВ-190 сев.-зап. Яссы
45 03.05.1944 Хе-111 Валя Ойлор
46 03.05.1944 Ме-109 Мовилени
47 07.05.1944 Хе-111 Дулчешти
48 30.05.1944 Хш-126 Тедеруш
49 30.05.1944 Ю-88 Вултуру
50 30.05.1944 Ме-109 Скулени
51 30.05.1944 Ме-109 Скулени
52 30.05.1944 Ю-87 Скулени
53 10.08.1944 Ме-109 юго-зап. Опатув
54 11.08.1944 ФВ-190 юж. Бжезина
55 12.08.1944 ФВ-190 зап. Сташув

Всего воздушных побед: 55+5 боевых вылетов — 250 воздушных боёв — 49

** — групповые победы.

Награды

Награды СССРИностранные награды

Память

  • Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Н. Д. Гулаева установлен в городе Аксае Ростовской области.
  • Улица в г. Аксае.
  • Детский оздоровительный лагерь Военно-воздушных сил им. Н. Д. Гулаева, г. Анапа[3].
  • Мемориальная доска в Ярославле.
  • Мемориальная доска в Архангельске.
  • Имя дважды Героя Советского Союза Н. Д. Гулаева носит МБОУ Гимназия № 3 города Аксая Ростовской области[4].
  • Мемориальная доска на ул. Кибальчича в Москве на доме, где он жил.
  • Мемориальная доска в память о Гулаеве установлена Российским военно-историческим обществом на гимназии № 3 в городе Аксай, где он учился.

См. также

Напишите отзыв о статье "Гулаев, Николай Дмитриевич"

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/. — 911 с. — 100 000 экз. — ISBN отс., Рег. № в РКП 87-95382.
  • Печорский В. Ас из первой десятки // Северный край. 2006. 18 февраля. N 30. С. 3: портр.
  • Беляков С. В тройке с Кожедубом и Покрышкиным : в Ярославле открылась мемориальная доска в честь прославленного летчика, дважды Героя Советского Союза Николая Гулаева // Городские новости. 2007. 28 февраля. N 13. С. 2 . фот.
  • Андрианов И. Дерзкий ас Гулаев // Золотое кольцо. 2007. 14 марта. N 44. С. 4: портр.

Примечания

  1. ↑ [monetnii.ru/HUssr.html Звание Героя Советского Союза и медаль «Золотая Звезда»].
  2. ↑ [www.iremember.ru/content/view/154/78/1/1/lang,ru/ Интервью с Букчиным С. З. на сайте «Я помню»].
  3. ↑ [vstavimvse.ru/ Детский оздоровительный лагерь Военно-Воздушных Сил имени Н. Д. Гулаева].
  4. ↑ [gimnasy3aksay.narod.ru/ Сайт гимназии № 3].

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=486 Гулаев, Николай Дмитриевич]. Сайт «Герои Страны».

  • [dspl.ru/files/el_res/milash_2010/2010txt/news/Geroi_Urozenci.pdf Герои Советского Союза — уроженцы Дона].
  • [rostov-region.ru/books/item/f00/s00/z0000023/st049.shtml Мастерство и мужество — Николай Дмитриевич Гулаев].
  • [www.dolgulaeva.ru/ Детский оздоровительный лагерь Военно-воздушных сил им. Н. Д. Гулаева].
  • [vstavimvse.ru/index.php?act=hist Гулаев Николай Дмитриевич].

Отрывок, характеризующий Гулаев, Николай Дмитриевич

На другой день Пьер приехал рано, обедал и просидел весь вечер. Несмотря на то, что княжна Марья и Наташа были очевидно рады гостю; несмотря на то, что весь интерес жизни Пьера сосредоточивался теперь в этом доме, к вечеру они всё переговорили, и разговор переходил беспрестанно с одного ничтожного предмета на другой и часто прерывался. Пьер засиделся в этот вечер так поздно, что княжна Марья и Наташа переглядывались между собою, очевидно ожидая, скоро ли он уйдет. Пьер видел это и не мог уйти. Ему становилось тяжело, неловко, но он все сидел, потому что не мог подняться и уйти. Княжна Марья, не предвидя этому конца, первая встала и, жалуясь на мигрень, стала прощаться. – Так вы завтра едете в Петербург? – сказала ока. – Нет, я не еду, – с удивлением и как будто обидясь, поспешно сказал Пьер. – Да нет, в Петербург? Завтра; только я не прощаюсь. Я заеду за комиссиями, – сказал он, стоя перед княжной Марьей, краснея и не уходя. Наташа подала ему руку и вышла. Княжна Марья, напротив, вместо того чтобы уйти, опустилась в кресло и своим лучистым, глубоким взглядом строго и внимательно посмотрела на Пьера. Усталость, которую она очевидно выказывала перед этим, теперь совсем прошла. Она тяжело и продолжительно вздохнула, как будто приготавливаясь к длинному разговору. Все смущение и неловкость Пьера, при удалении Наташи, мгновенно исчезли и заменились взволнованным оживлением. Он быстро придвинул кресло совсем близко к княжне Марье. – Да, я и хотел сказать вам, – сказал он, отвечая, как на слова, на ее взгляд. – Княжна, помогите мне. Что мне делать? Могу я надеяться? Княжна, друг мой, выслушайте меня. Я все знаю. Я знаю, что я не стою ее; я знаю, что теперь невозможно говорить об этом. Но я хочу быть братом ей. Нет, я не хочу.. я не могу… Он остановился и потер себе лицо и глаза руками. – Ну, вот, – продолжал он, видимо сделав усилие над собой, чтобы говорить связно. – Я не знаю, с каких пор я люблю ее. Но я одну только ее, одну любил во всю мою жизнь и люблю так, что без нее не могу себе представить жизни. Просить руки ее теперь я не решаюсь; но мысль о том, что, может быть, она могла бы быть моею и что я упущу эту возможность… возможность… ужасна. Скажите, могу я надеяться? Скажите, что мне делать? Милая княжна, – сказал он, помолчав немного и тронув ее за руку, так как она не отвечала. – Я думаю о том, что вы мне сказали, – отвечала княжна Марья. – Вот что я скажу вам. Вы правы, что теперь говорить ей об любви… – Княжна остановилась. Она хотела сказать: говорить ей о любви теперь невозможно; но она остановилась, потому что она третий день видела по вдруг переменившейся Наташе, что не только Наташа не оскорбилась бы, если б ей Пьер высказал свою любовь, но что она одного только этого и желала. – Говорить ей теперь… нельзя, – все таки сказала княжна Марья. – Но что же мне делать? – Поручите это мне, – сказала княжна Марья. – Я знаю… Пьер смотрел в глаза княжне Марье. – Ну, ну… – говорил он. – Я знаю, что она любит… полюбит вас, – поправилась княжна Марья. Не успела она сказать эти слова, как Пьер вскочил и с испуганным лицом схватил за руку княжну Марью. – Отчего вы думаете? Вы думаете, что я могу надеяться? Вы думаете?! – Да, думаю, – улыбаясь, сказала княжна Марья. – Напишите родителям. И поручите мне. Я скажу ей, когда будет можно. Я желаю этого. И сердце мое чувствует, что это будет. – Нет, это не может быть! Как я счастлив! Но это не может быть… Как я счастлив! Нет, не может быть! – говорил Пьер, целуя руки княжны Марьи. – Вы поезжайте в Петербург; это лучше. А я напишу вам, – сказала она. – В Петербург? Ехать? Хорошо, да, ехать. Но завтра я могу приехать к вам? На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», – говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью. Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей. «Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..» – Прощайте, граф, – сказала она ему громко. – Я очень буду ждать вас, – прибавила она шепотом. И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» – говорил себе Пьер.

В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен. Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее». Только это сомнение часто приходило Пьеру. Планов он тоже не делал теперь никаких. Ему казалось так невероятно предстоящее счастье, что стоило этому совершиться, и уж дальше ничего не могло быть. Все кончалось. Радостное, неожиданное сумасшествие, к которому Пьер считал себя неспособным, овладело им. Весь смысл жизни, не для него одного, но для всего мира, казался ему заключающимся только в его любви и в возможности ее любви к нему. Иногда все люди казались ему занятыми только одним – его будущим счастьем. Ему казалось иногда, что все они радуются так же, как и он сам, и только стараются скрыть эту радость, притворяясь занятыми другими интересами. В каждом слове и движении он видел намеки на свое счастие. Он часто удивлял людей, встречавшихся с ним, своими значительными, выражавшими тайное согласие, счастливыми взглядами и улыбками. Но когда он понимал, что люди могли не знать про его счастье, он от всей души жалел их и испытывал желание как нибудь объяснить им, что все то, чем они заняты, есть совершенный вздор и пустяки, не стоящие внимания. Когда ему предлагали служить или когда обсуждали какие нибудь общие, государственные дела и войну, предполагая, что от такого или такого исхода такого то события зависит счастие всех людей, он слушал с кроткой соболезнующею улыбкой и удивлял говоривших с ним людей своими странными замечаниями. Но как те люди, которые казались Пьеру понимающими настоящий смысл жизни, то есть его чувство, так и те несчастные, которые, очевидно, не понимали этого, – все люди в этот период времени представлялись ему в таком ярком свете сиявшего в нем чувства, что без малейшего усилия, он сразу, встречаясь с каким бы то ни было человеком, видел в нем все, что было хорошего и достойного любви. Рассматривая дела и бумаги своей покойной жены, он к ее памяти не испытывал никакого чувства, кроме жалости в том, что она не знала того счастья, которое он знал теперь. Князь Василий, особенно гордый теперь получением нового места и звезды, представлялся ему трогательным, добрым и жалким стариком. Пьер часто потом вспоминал это время счастливого безумия. Все суждения, которые он составил себе о людях и обстоятельствах за этот период времени, остались для него навсегда верными. Он не только не отрекался впоследствии от этих взглядов на людей и вещи, но, напротив, в внутренних сомнениях и противуречиях прибегал к тому взгляду, который он имел в это время безумия, и взгляд этот всегда оказывался верен. «Может быть, – думал он, – я и казался тогда странен и смешон; но я тогда не был так безумен, как казалось. Напротив, я был тогда умнее и проницательнее, чем когда либо, и понимал все, что стоит понимать в жизни, потому что… я был счастлив». Безумие Пьера состояло в том, что он не дожидался, как прежде, личных причин, которые он называл достоинствами людей, для того чтобы любить их, а любовь переполняла его сердце, и он, беспричинно любя людей, находил несомненные причины, за которые стоило любить их.

С первого того вечера, когда Наташа, после отъезда Пьера, с радостно насмешливой улыбкой сказала княжне Марье, что он точно, ну точно из бани, и сюртучок, и стриженый, с этой минуты что то скрытое и самой ей неизвестное, но непреодолимое проснулось в душе Наташи. Все: лицо, походка, взгляд, голос – все вдруг изменилось в ней. Неожиданные для нее самой – сила жизни, надежды на счастье всплыли наружу и требовали удовлетворения. С первого вечера Наташа как будто забыла все то, что с ней было. Она с тех пор ни разу не пожаловалась на свое положение, ни одного слова не сказала о прошедшем и не боялась уже делать веселые планы на будущее. Она мало говорила о Пьере, но когда княжна Марья упоминала о нем, давно потухший блеск зажигался в ее глазах и губы морщились странной улыбкой. Перемена, происшедшая в Наташе, сначала удивила княжну Марью; но когда она поняла ее значение, то перемена эта огорчила ее. «Неужели она так мало любила брата, что так скоро могла забыть его», – думала княжна Марья, когда она одна обдумывала происшедшую перемену. Но когда она была с Наташей, то не сердилась на нее и не упрекала ее. Проснувшаяся сила жизни, охватившая Наташу, была, очевидно, так неудержима, так неожиданна для нее самой, что княжна Марья в присутствии Наташи чувствовала, что она не имела права упрекать ее даже в душе своей. Наташа с такой полнотой и искренностью вся отдалась новому чувству, что и не пыталась скрывать, что ей было теперь не горестно, а радостно и весело. Когда, после ночного объяснения с Пьером, княжна Марья вернулась в свою комнату, Наташа встретила ее на пороге. – Он сказал? Да? Он сказал? – повторила она. И радостное и вместе жалкое, просящее прощения за свою радость, выражение остановилось на лице Наташи. – Я хотела слушать у двери; но я знала, что ты скажешь мне. Как ни понятен, как ни трогателен был для княжны Марьи тот взгляд, которым смотрела на нее Наташа; как ни жалко ей было видеть ее волнение; но слова Наташи в первую минуту оскорбили княжну Марью. Она вспомнила о брате, о его любви. «Но что же делать! она не может иначе», – подумала княжна Марья; и с грустным и несколько строгим лицом передала она Наташе все, что сказал ей Пьер. Услыхав, что он собирается в Петербург, Наташа изумилась. – В Петербург? – повторила она, как бы не понимая. Но, вглядевшись в грустное выражение лица княжны Марьи, она догадалась о причине ее грусти и вдруг заплакала. – Мари, – сказала она, – научи, что мне делать. Я боюсь быть дурной. Что ты скажешь, то я буду делать; научи меня…

wiki-org.ru

Какими они были, те «старики», что шли в бой? Николай Дмитриевич Гулаев. Часть 1: буду лётчиком! | Биографии

Бывали и разведывательные полёты, и сопровождение бомбардировщиков со штурмовиками, да и вылеты самих истребителей на бомбометание или штурмовку наземных целей тоже не являлись редкостью. Поэтому второй критерий — коэффициент эффективности воздушных боёв, он показывал, как лётчик умеет вести этот самый бой и сколько боёв ему надо провести, чтобы победить врага.

В лётном мире было принято считать асом того лётчика, который сумел сбить не менее пяти самолетов противника, при этом машины, уничтоженные на земле или при взлёте, в счёт не входили. А вот лётчики, сумевшие сбить по несколько десятков вражеских самолётов, считались просто супер-асами. Среди них постоянно шло гласное или тайное соревнование в мастерстве, заключавшееся не только в числе одержанных побед, но и в их качестве, при этом вышеуказанные критерии имели большое значение.

Вряд ли есть лётчик, который смог бы опередить по коэффициентам эффективности дважды Героя Советского Союза Николая Дмитриевича Гулаева. Судите сами. Количество вылетов — самое минимальное среди великих воздушных асов нашей армии — 250, боёв провел тоже меньше всех — всего 69, а самолётов насбивал — всем на удивление: 57 лично плюс 5 в группе. Коэффициент эффективности у Гулаева самый высокий среди всех лётчиков Второй мировой — 0,82. Для сравнения: у А. Покрышкина — 0,38, у И. Кожедуба — 0,51, у лучшего немецкого аса Э. Хартмана — 0,40. А феноменальный рекорд Гулаева — в 42 боях подряд 42 победы — не будет, наверное, побит никогда.

Коварной оказалась древнегреческая триединая богиня судьбы Мойра. Она спряла нить судьбы Гулаева с такими выкрутасами, что в советское время о нём старались упоминать пореже. Об Александре Покрышкине и Иване Кожедубе, ставших во время войны трижды Героями Советского Союза, знают практически все, о них и фильмы сняты, и книги написаны, и Маршалами они оба стали. А о Николае Гулаеве, который также был представлен к этой высочайшей награде Родины, знают единицы. Как это получилось, почему Указ о присвоении Гулаеву звания трижды Героя Советского Союза был аннулирован, я постараюсь рассказать в этом цикле статей.

Николай Гулаев был немного постарше своих товарищей. Родился он в трудную годину для молодой Советской республики — 26 февраля 1918 года в станице Аксайской Черкасского округа Области Войска Донского, что стоит на берегу реки Аксай при впадении её в Дон. Станица оказалась почти в самом центре вооружённой борьбы донских казаков с советской властью. Неизвестно, имел ли его отец, Гулаев Дмитрий Семёнович, отношение к казацкому сословию, но о том, что мать была урождённой казачкой, да ещё с явной примесью турецкой крови, говорят некоторые авторы. Когда пришёл мир на донскую землю, Николай был ещё совсем маленьким — и по возрасту, и по росту. Таким невысоким крепышом он остался на всю жизнь. Даже прозвище у него было соответствующее — Колобок.

Думается, что детство мальчишки из рабочего предместья казачьей станицы было не такое уж спокойное и безмятежное, драться, наверное, приходилось чаще, чем нам, городским. Вот и прошёл он хорошую школу выживания, научился не отворачиваться, когда бьют в лицо, и ни при каких условиях не показывать свою спину противнику.

Николай учился в семилетней школе и мечтал стать таким же рабочим, как его отец, слесарь завода «Красный Аксай», один из заводских передовиков. Отца он просто боготворил.

Мальчишка полюбил спорт, особенно плавание, регулярно принимал участие в многочисленных соревнованиях. Это помогло ему освоить науку побеждать. В 1934 году, окончив семилетку, Николай уехал в Ростов-на-Дону, где поступил в ФЗУ. Получив специальное образование, он с 1935 по 1938 год работает слесарем-инструментальщиком на Ростовском заводе «Эмальпосуда».

Наверное, всё так бы и закончилось, если бы повальное увлечение авиацией не привело его вместе с друзьями в аэроклуб. Там Николай заболел небом, заболел настолько, что в 1938 году при призыве в армию заявил, что хочет быть лётчиком. Его отправили в Сталинградское авиационное училище, которое он окончил в 1940 году. Началась беспокойная лётная жизнь.

Молодой младший лейтенант в декабре 1940 года прибыл в 423-й авиационный полк ПВО. Войну полк встретил под Могилёвом и приступил к обороне воздушного пространства этого крупного промышленного центра. Но Гулаева откомандировали в 13-й запасной истребительный авиационный полк, в город Кузнецк Пензенской области, для освоения новых типов самолётов. Затем полк перевели под Горький, где ему поручили привычную работу — противовоздушную оборону. Однако немцы в то время редко бомбили Горький, и опять Николаю не удалось повоевать.

Потом Гулаева в числе 10 лучших лётчиков полка направили защищать воздушное пространство Борисоглебска, и ему стало казаться, что он всю войну будет находиться вдали от реальных боевых событий. Правда, Гулаева, как опытного лётчика, назначили командиром звена, но от этого возможность участвовать в боях не появилась. Лишь после того как в августе 1942 года армия Паулюса приблизилась к Сталинграду, часть пилотов их полка, в том числе и Гулаева, перевели на Сталинградский фронт.

Ещё под Борисоглебском, на который немцы налетали в основном в ночное время, Гулаев начал учиться воевать в полной темноте, но до конца курс обучения пройти не успел. Поэтому под Сталинградом, где армады фашистских бомбардировщиков начинали бомбить город ночью, летать ему не разрешали.

Ночью 3 августа 1942 года Гулаев оказался на аэродроме. В это время над Новохоперском появились немецкие бомбардировщики. Не дожидаясь приказа, Гулаев сел в свой Як-1 и, подбадриваемый авиамеханиками, вылетел на перехват. Была лунная ночь, и, хотя прожектора небо не подсвечивали, Гулаев увидел знакомый силуэт Не-111. Приблизившись на такое расстояние, что видны были отсветы выхлопов вражеского самолёта, Гулаев нажал на гашетки. Бомбардировщик начал разваливаться прямо в воздухе, а затем рухнул на землю.

Когда Гулаев, вернувшись на аэродром, доложил командиру о сбитом самолёте врага, он услышал два исключавших друг друга приказа. Первым на него было наложено взыскание за самовольный взлёт, а вторым он был представлен к награждению орденом Красного Знамени и присвоению ему очередного воинского звания. 16 августа 1942 года в петлицах Гулаева засверкало по два красных кубика. Так началась, пожалуй, самая яркая воинская судьба в нашей авиации.

Продолжение следует…

Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Гулаев Николай ДмитриевичБронзовый бюст на родине Героя в городе Аксай

shkolazhizni.ru

Лучший лётчик-снайпер двадцатого столетия - Общественная палата Тверской области

Николай Дмитриевич Гулаев

Четверть века назад, 27 сентября 1985 года, скончался один из самых ярких асов Великой Отечественной дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Николай Дмитриевич Гулаев. С 1961 по 1966 год (по другим сведениям, по 1968) он успешно командовал 32-м авиационным корпусом ПВО, штаб которого находится в Ржеве. История этого соединения заслуживает отдельного очерка, а мы расскажем о военной судьбе и жизни его командира.

Историки военного искусства называют Гулаева «лучшим лётчиком-снайпером двадцатого столетия», дотошно высчитав, что на 57 лично сбитых самолётов врага он затратил 69 воздушных схваток (эффективность — 0,82). У Кожедуба она составила 0,51, а у разрекламированного немецкого аса Хартмана — 0,4. Другое достижение Гулаева останется незыблемым, видимо, навсегда: 42 победы подряд в 42 боях. По свидетельствам сослуживцев, фактических побед у него значительно больше, но он «раздарил» их семейным товарищам, дети которых голодали в тылу: ведь за сбитые самолёты врага тогда неплохо платили. Приземлившись после результативного боя, он порой говорил: «Запишите сбитого фашиста на счёт моего ведомого, это он его уничтожил».

Родился Н.Д. Гулаев в 1918 году в станице Аксайской под Ростовом, работал слесарем на одном из ростовских заводов, учился в аэроклубе, перед войной окончил Сталинградское авиационное училище.

Первый же его боевой вылет 3 августа 1942 года под Сталинградом был нестандартным. Вылетев без приказа (его подначил на это механик), Гулаев в ночном бою с первой же атаки без помощи прожекторов сбил бомбардировщик «Хе-111». Прибывший на аэродром генерал сказал: «За то, что вылетел самовольно, объявляю выговор, а за то, что сбил вражеский самолёт, повышаю в звании и представляю к награде». Примерно на таких контрастах продолжалась и его дальнейшая фронтовая биография.

Лётчик-истребитель старший лейтенант Н.Д. Гулаев особенно отличился в боях на Курской дуге в районе Белгорода. Вот несколько эпизодов. В первой же схватке 14 мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, он в одиночку вступил в бой с тремя бомбардировщиками «Ю-87», прикрываемыми четырьмя «Ме-109». Разогнав самолёт на малой высоте и приблизившись к ведущему бомбардировщику, с первой же очереди сбил его. Стрелок второго «Юнкерса» открыл огонь, но Гулаев сбил и его. Он пытался атаковать третий самолёт врага, но кончились патроны, и наш лётчик решился на таран. Левым крылом своего «Як-1» он ударил по правой плоскости «Юнкерса», и тот рассыпался на части. Неуправляемый истребитель Гулаева вошёл в штопор. Лётчику удалось выровнять самолет и посадить его у переднего края в расположении нашей стрелковой дивизии. Прибыв в полк, Гулаев на другом самолёте вновь вылетел на боевое задание.

В начале июля 1943 года четвёрка истребителей, ведомая Гулаевым, внезапно и смело атаковала группу из 100(!) самолётов противника. Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на аэродром. В этот день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолётов.

А 9 июля в районе Белгорода Гулаев совершил второй таран и смог приземлиться на парашюте.

Ровно через месяц, после краткого инструктажа, он впервые вылетел на «Аэрокобре» и уничтожил вражеский бомбардировщик, через два дня мощной очередью по кабине сбил «Ю-88», назавтра — двух «Ме-109», 29 октября — ещё одного «мессера», а закончил месяц, сбив модифицированный «Хе-111» с усиленным вооружением и бронированием. В составе 27-го авиаполка он в течение года добился выдающихся побед в воздушных боях. Трижды Гулаев одерживал по 4 победы в день, ещё дважды уничтожал по 3 самолёта, а в семи боях делал дубль. На его счету в числе 57 сбитых самолётов — 9 двухмоторных бомбардировщиков, 5 «рам» («Фокке-Вульф-189»), 15 пикировщиков «Юнкерс-87». Столь весомый расклад трофеев абсолютно не характерен для лётчиков фронтовой авиации, список побед которых составляли главным образом истребители. При этом надо помнить, что Гулаев почти никогда не находился в режиме «свободной охоты», позволявшей заметно увеличить счёт побед. В его задачу входило, как правило, прикрытие наземных целей: аэродромов, переправ и железнодорожных узлов.

28 сентября 1943 года старшему лейтенанту Н.Д. Гулаеву за 95 боевых вылетов, 13 лично и 5 в группе сбитых самолётов противника было присвоено звание Героя Советского Союза.

В начале 1944 года он стал командиром эскадрильи. В одном из боёв над рекой Прут Гулаев во главе 6 истребителей «P-39» атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении 8 истребителей. За 4 минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично им!

30 мая над Скулянами Гулаев сбил 4 самолёта за один день. «Ю-87» и «Ме-109» он уничтожил в одной атаке своим фирменным приёмом: после смертоносной очереди по «Юнкерсу» резко развернув «кобру» навстречу атакующему его истребителю. Сам был серьёзно ранен в правую руку. Сконцентрировав все силы и волю, лётчик сумел привести истребитель на аэродром, зарулил на стоянку и потерял сознание. Пришёл в себя только в госпитале, после операции. 1 июля 1944 года гвардии капитан Н.Д. Гулаев удостоился звания дважды Героя Советского союза за 125 боевых вылетов, 42 воздушных боя, в которых он сбил 42 самолета противника лично и 3 — в группе.

О второй Золотой Звезде Николай Дмитриевич узнал после очередного приземления из боевого вылета. Радостные однополчане потребовали обмытия награды: мол, спирт будет наш, а закуска с тебя. Но где же взять достойные деликатесы? Гулаев говорит: «Я хряка привезу». Оказывается, он видел с воздуха, где пасутся свиньи. Ас Гулаев подлетел к деревне, посадил самолёт между сараями, нашёл хозяйку, которая обрадовалась деньгам. Хряка погрузили в бомболюк, и самолёт чудом оторвался от земли: слишком уж мало места было между сарайчиками. В небе хряк начал вести себя неспокойно, самолет кренило то в одну сторону, то в другую, но штурмовик приземлился на родном аэродроме. Обмывали Золотую Звезду всем полком.

Однажды в очень непростом бою Гулаеву удалось сбить истребитель-разведчик, ежедневно круживший над нашими позициями. Выбросившегося с парашютом немецкого пилота доставили в штаб. Им оказался полковник, на кителе которого было четыре Железных Креста. На допросе тот сказал: «Я был во Франции, Италии. Везде мне везло, а тут, на русском фронте, оказался сбитым. Хотелось бы видеть того, кто это сделал...» Вызвали Гулаева. Немецкий ас ожидал увидеть великана, «русского медведя», а перед ним стоял молодой невысокий человек (у Гулаева было прозвище «Колобок»).

Командование ВВС летом 1944 года приняло решение об отзыве лучших асов с фронта, чтоб сохранить цвет нашей авиации и дать офицерам-героям возможность получить образование в Военно-воздушной академии. Когда Гулаев понял, что его рапорты об оставлении в действующей армии бесполезны, то попросил дать ему три дня на последние боевые вылеты. И три дня подряд — 10, 11, 12 августа — методично сбивал по «Фокке-Вульфу».

По сравнению с публичной славой Кожедуба и Покрышкина вокруг Гулаева, можно сказать, стояла тишина. Помимо элементарной зависти к герою было ещё одно обстоятельство, способствовавшее прижизненному его забвению. В 1944 году его представили к третьей Золотой Звезде Героя Советского Союза. В «Известиях» был опубликован Указ, и Гулаев с другими награждаемыми прибыл в Москву. За день до церемонии он зашёл в ресторан гостиницы «Москва» позднее своих товарищей, и места для него не оказалось. Там уже восседали представители военной делегации Румынии, длительное время воевавшей на стороне Гитлера. Услышав от администратора, что «вам места пока нет», Гулаев вспылил: «Как это нет? Моим врагам есть, а Герою Советского Союза — нет?!..» Смолчали бы новоиспечённые союзники, глядишь — всё бы и обошлось. Но кто-то из них на отчётливом русском бросил оскорбительную для героя фразу. И тут же от сильного удара отлетел в угол фойе. На шум прибежали товарищи, открылась пальба, зазвенели люстры, за «пресмыкательство» досталось от лётчиков и администрации ресторана. О международном скандале доложили Сталину. Резюме вождя было таким: «Немедленно отправить в часть. И пусть молит Бога, что так легко отделался. Храбрый какой, устраивает международные разборки у ворот Кремля». Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении был аннулирован.

После войны Николай Дмитриевич одним из первых освоил управление реактивным самолётом. В 1950 году он окончил академию имени Жуковского, а в 1960 году — Военную академию Генерального штаба. Служил на командных должностях в войсках ПВО страны, в том числе командовал Ржевским корпусом, а затем, уже в звании генерал-полковника авиации, был командующим 10-й армией ПВО в Архангельске.

Гулаев хорошо знал Владимира Высоцкого, тот по приглашению командующего выступал в 1968 году в армейском Доме офицеров в Архангельске, что очень не одобрили большие люди в партийной власти. Есть версия, что свои знаменитые песни «Смерть истребителя (Я — Як-истребитель…)» и «Песня лётчика (Их — восемь, нас — двое…)» Высоцкий написал после встреч и разговоров с истребителем-асом Гулаевым.

На Севере произошел ещё один скандальный случай, повлиявший на карьеру Николая Дмитриевича. Норвежские погранслужбы нажаловались на Гулаева, что он якобы охотился на белых медведей на их территории, используя боевые вертолёты. После этой кляузы Гулаев был переведён в Москву на штабную работу, затем отправлен в отставку, очень переживал по этому поводу и прожил после этого довольно недолго.

Бронзовый бюст героя установлен на его родине в городе Аксае, мемориальные доски — в Ростове-на-Дону, Ярославле и Архангельске. Настало время увековечить память о дважды Герое Советского Союза Николае Дмитриевиче Гулаеве и в городе воинской славы Ржеве, где он командовал 32-м корпусом ПВО.

 

Вячеслав Воробьёв,профессор Государственной академии славянской культуры

www.optver.ru