На низком старте. Готовы ли загородные избирательные участки к выборам? Готова ли россия к электоральным сражениям


Вышедший из-под контроля Кремля Грудинин может стать российским Лукаше, Открытый город / OpenTown.org

«Грудинин действительно стал "темной лошадкой" этих выборов. Пока, на сегодня Грудинин полностью ломает плебисцитный характер выборов», – пишет в своем телеграм-канале «Незыгарь». «За Грудинина сегодня отдают предпочтения разновекторные электоральные группы: коммунисты, все левые избиратели, молодые избиратели, мелкие и средние предприниматели (которые утекли от Титова), и достаточно большой слой "либеральных" избирателей, жители больших городов и областных центров. Грудинин нравится женщинам основного возраста "типичной избирательницы" Вокруг Грудинина фактически сложился хотя и рыхлый, но неформальный избирательный блок всех "недовольных режимом". Электоральный ресурс у Грудинина не исчерпан, в в перспективе он будет расти и создавать серьезные проблемы рейтингу Главного кандидата».

 

Как уже отмечали некоторые эксперты, которых приводил «Online812», увеличение явки приведет к тому, что больше голосов будет отдано именно за Грудинина, а это значит что возможен даже второй тур, в случае если Путин наберет меньше 50% и одного голоса.

 

«Теперь уже ясно, что мобилизация явки ведет к росту голосов за Грудинина и иных оппозиционных кандидатов. Протестное голосование имеет более реальную перспективу в таком сценарии», – продолжает «Незыгарь». «Попытка сбить рейтинг Грудинина путем вытеснения его в негативную повестку малозначима и только играет на рост голосов за Грудинина. Возможности Жириновского как "нейтрализатора" Грудинина себя не оправдали; рейтинг Жириновского заморожен. Естественно, что за "схватку гладиаторов" Жириновский затребует дополнительную серьезную плату. Но не факт, что лидер ЛДПР будет способен "загасить" рейтинг кандидата от коммунистов. 

 

Какие существуют варианты "нейтрализации" Грудинина? Сценарий "Негатив" – избирательную кампанию придется превратить в "помойку", что явно не отвечает желанию главного кандидата. Сценарий "Вывести из игры" – приведет к серьезному конфликту с коммунистическим электоратом и заложит серьезные проблемы в коммуникации с избирателем старшего поколения. Сценарий "Договоренности"- возможен,но цена таких договоренностей будет сверхвысока. 

 

За кандидатом Грудининым стоят не только традиционные избиратели КПРФ и актив этой партии; за ним стоит достаточно сильная часть околовластных группировок, заинтересованных в значительном снижении рейтинга Главного кандидата. 

 

В условиях роста рейтинга Грудинина кое-кто в Кремле будет заинтересован привлечь к избирательной кампании Навального и его актив. Через его правильно реализуемый проект "забастовка избирателей" возможно добиться "сушки явки" и роста голосов за Главного кандидата. Скорее всего, проект Навальный будет использован как наиболее эффективный для нейтрализации протестного голосования на выборах.

 

Проекты Грудинин и Собчак вошли в серьезный конфликт с высказанным высочайшим пожелании провести плебисцитные "традиционные" выборы. Формально Штаб отказался проводить какие-либо дебаты в любых формах, отказался проводить активные мероприятия, обсуждать и доносить Стратегию изменений, обсуждать реальную информационную повестку, работать с новыми медиа и в новых форматах. Все это оказывается за повесткой кампании. Что формирует серьезный разрыв как в настроениях избирателей, так и в целом в восприятии реальности».

 

Политолог Александр Баунов размышляет в своей статье для Московского центра Карнеги, какими целями руководствовалась Администрация президента, когда подбирала «свежих» кандидатов на выборы-2018, и что пошло не так: «Все для фронта и для победы. Яркие новые лица, подобранные под нынешние выборы, кроме технической задачи повысить явку, призваны отработать идеологическую. Собчак и Грудинин олицетворяют два разных набора возможностей, упущенных, по версии критиков, Путиным – догматический либерализм и популистский хозяйский дирижизм соответственно.

 

В лице Грудинина, напротив, поражение призвана потерпеть альтернатива левого распределительного дирижизма. Мысль о том, что Путин должен был ориентироваться не на финансовые программы либеральных экономистов, а пустить к управлению экономикой людей типа Глазьева и Рогозина и превратить страну в царство социально-ориентированного госзаказа. Иными словами, упустил возможность перехватить и продолжить линию премьера Примакова (как ее представляют себе критики экономического блока), а то и вовсе стать русским Лукашенко.

 

И вот объект для победы – крепкий хозяйственник, директор совхоза, режущий правду-матку. Опять же речь не о победе Путина над соперником-человеком, а над обвинениями в том, что упущен альтернативной путь развития. Но вот смотрите, он, якобы популярный у народа, потерпел электоральное поражение и развенчан.

 

К тому же оба будущих кандидата, представляющие упущенный шанс, стали зажиточными, успешными и известными – в том числе критиками режима – при нем, Путине. Одного этого достаточно, чтобы показать, что их альтернативы призрачны по сравнению с его полновесной реальностью». 

www.opentown.org

Странные санкции. Приведет ли новая изоляция России к дворцовому перевороту в Кремле?. Фото | Бизнес

Я давно говорил, что на отмену или ослабление санкций России надеяться не приходится: в 2014 году я отмечал, что, так как в поведении наших властей ничего не меняется, нужно готовиться к сохранению санкций на много лет; в 2016-м — что недоверие к нашей стране — это «не более чем естественная цена нашей борьбы за свою «особость» — и события последних дней делают эти предположения весьма состоятельными.

Американские законодатели своим недавним решением поставили всех участников политического торга — как в Вашингтоне, так и в Москве — в весьма странное положение.

Во-первых, теперь санкции в отношении России «вплетены» в иные «страновые» пакеты — в том числе связанные с Сирией и Ираном. Если раньше все ограничительные меры формально связывались с тремя событиями — оккупацией Крыма, участием в конфликте на востоке Украины, причастностью к уничтожению малайзийского гражданского самолёта и препятствовании расследованию этого инцидента, то сейчас в вину Москве ставятся вмешательство в президентскую избирательную кампанию в Соединённых Штатах и помощь режиму Башара Асада в войне, которую он уже шесть лет ведёт с собственным народом. По сути, некоторые события, даже если они и имели место (как, например, вмешательство в выборы), уже стали достоянием истории — и поэтому санкции, наложенные из-за них, являются de facto вечными. Кроме того, ограничения оказываются связаны в том числе и с политикой не самой Москвы, а Дамаска и Тегерана. Если их действия вызовут очередное негодование в Америке, России всё равно достанется. Таким образом, сенаторы практически уничтожают у Кремля любую мотивацию к переговорам и уступкам (даже если таковые и обдумывались российскими политиками) — причины санкций так многообразны, что все их преодолеть попросту невозможно.

Во-вторых, Сенат своим решением (если оно будет подтверждено Палатой представителей, что может затянуться) переводит решение о санкциях из статуса президентского указа (executive order) в статус закона, которому президент обязан следовать. Парламентарии требуют, чтобы президент не имел возможности отменять или смягчать утверждённые меры (против этого уже выступил госсекретарь Рекс Тиллерсон) — и это лишает смысла усилия по нормализации отношений не только со стороны Москвы, но и со стороны Вашингтона. Исполнительная власть уже отреагировала на это заявлениями о том, что подобный шаг по сути исключает дипломатические рычаги решения проблем в отношениях с Россией — и она права. Результатом новой законодательной инициативы становится восстановление самых суровых реалий холодной войны, и хотя это то следствие, которое Россия «накликала» сама, вряд ли можно радоваться, если обострению отношений между Москвой и Вашингтоном, которое до последнего времени казалось исправимым, сейчас практически не остаётся альтернативы. Ни одна из сторон теперь не может делать ничего такого, что улучшило бы отношения с другой, не потеряв лица.

В-третьих, шаги Соединённых Штатов несомненно вызовут определённое брожение в Европе и тем самым спровоцируют попытку Москвы сыграть на проявившихся в Старом Свете противоречиях. В первые же дни после решения Сената профессиональные Putinversteher’ы из числа сторонников развития «энергетического диалога» — вице-канцлер Германии З. Габриэль и канцлер Австрии К. Керн — заявили протесты, опасаясь удара по компаниям, сотрудничающим с «Газпромом», однако ни А. Меркель, ни Э. Макрон не проронили ни слова, сочтя, видимо, за благо, чтобы амбиции российских энергетических гигантов в Европе ограничивались не самими европейцами, а кем-то другим. Сегодня уже появляются сообщения о том, что европейцы могут пересмотреть решения о финансировании второй линии «Северного потока», и в результате через некоторое время Россия лишится ныне присутствующей поддержки среди европейских лидеров, которые переориентируются в своём лоббизме на какие-то иные организации и страны. Собственно же потери бизнеса в Европе из-за проблем в России невелики, и обусловлены они не столько санкциями, сколько внутренними экономическими сложностями у нас в стране, вследствие чего скукоживающийся российский рынок становится всё менее интересным для крупнейших европейских корпораций.

Читать также: Новые санкции США: наказание России или войны лоббистов?

Я не собираюсь сейчас оценивать, какие последствия для нашей экономики будут иметь новые ограничительные меры со стороны США и их союзников. Совершенно очевидно, что крупнейшие отечественные предприниматели, значительная часть которых перестали быть российскими налоговыми резидентами из-за мер, предпринимаемых не в Вашингтоне, а в Москве, продолжат вывод активов за рубеж. Сократятся финансовые вложения в российские долговые бумаги, которые сегодня остаются важнейшим фактором поддержки рубля. Инвестиции частного сектора снова начнут сокращаться, и неубедительный «рост» прекратится. Всё это могло бы стать поводом для российского руководства скорректировать свой политический курс. Но те формы, которые сейчас приняла санкционная политика Запада, будет максимально удерживать его от этого.

На протяжении многих лет санкции были инструментом давления, итогом которого становились перемены как во внешней, так и во внутренней политике страны, против которой они были направлены. В последнее время модно говорить о том, что санкции неэффективны, но это не так. После окончания холодной войны, когда у стран, попадавших под санкции, не было мощной поддержки со стороны геополитического соперника тех, кто эти санкции наложил, они достигали результата практически всегда — от ЮАР до Югославии, от Ливии до Ирана. Однако всегда присутствовало понимание того, что нужно сделать для снятия или смягчения санкций; какие позитивные последствия будет иметь с экономической и политической стороны их отмена; и, наконец, насколько ответственной является позиция наложившей санкции страны — иначе говоря, сколь готова она выполнить свои обязательства в случае достижения компромисса.

Новая реальность, возникающая после решения Сената США, практически перечёркивает все эти три обстоятельства. Одновременно уйти из Сирии, прекратить помощь донбасским сепаратистам, остановить сотрудничество с Ираном, отказаться от шантажа своими энергетическими возможностями, не говоря уже о том, чтобы вернуть незаконно захваченный Крым Украине — на выполнение всей этой программы Россия может пойти только после смены всей властной верхушки. Однако такая смена в относительно обозримом будущем не представляется реальной — и чем больше расширяется очерчиваемый западными политиками круг «подозреваемых», тем более сплочённой будет российская коммерческо-политическая элита.

Конечно, нужно учитывать и то, что президент Путин и его «близкий круг» имеют явное предубеждение против любых коллективных институтов, предпочитая решать проблемы в «мужском разговоре» один на один. Если Конгресс действительно монополизирует все возможности изменения антироссийских мер, Кремль окончательно разочаруется в Белом доме и любые надежды на конструктивное взаимодействие между российским и американским президентами можно будет забыть. Наконец, резкое сокращение контактов Москвы с европейскими столицами также дополнит картину новой тотальной изоляции России.

Через три года после аннексии Крыма и максимальной активизации конфликта на востоке Украины мы приближаемся к состоянию, которое легко угадывалось летом 2014-го — к состоянию новой холодной войны. Я думаю, что такое развитие событий вполне укладывалось в никому до конца не известный «план Путина»: как внутри России всё его правление было в той или иной мере ориентировано на устранение любых альтернатив (персональных, экономических, и политических), которые могли бы поставить под сомнение правильность его курса, так и во внешней политике мы осрзнанно шли к тотальной автаркии и безальтернативности. Как во внутренней политике уникальность Путина подчёркивалась и оттенялась несостоятельностью его оппонентов и несогласованностью их действий, так и на международной арене «партнёры» России сделали за Кремль важнейшую часть работы, вследствие которой возможности для вариативных действий сами собой исчерпались. В результате Россия попала в колею, которая, может быть, и не очень приятна для вождения машины, управляемой молодым и амбициозным политиком, но крайне комфортна для стареющего лидера, стремящегося всего лишь удерживать status quo.

Я не готов солидаризоваться сегодня с теми, кто считает, что изоляция и санкционный режим убьют российскую экономику и приведут чуть ли не к дворцовому перевороту в Кремле. Скорее мы вновь окажемся в середине 1970-х с их проблемами и тяготами, их бессодержательной пропагандой, тотальным замыканием от мира и ещё десятью годами, которые Советскому Союзу пришлось прожить до начала перемен. И ответственность за такое положение вещей несут не только те, кто начал агрессию против Украины три года тому назад, но и те, кто сегодня не пытается соблазнить Москву обещаниями новой разрядки, а лишь усиливает давление на её негибкую и не слишком дальновидную политическую элиту.

Читать также: $3,2 млрд за полдня. Американские санкции ударили по российским миллиардерам

www.forbes.ru

Стоит ли ходить на выборы?, Открытый город / OpenTown.org

Владимир Крестьянский Внук

Часто слышу нечто подобное: не ходишь на выборы — помогаешь существующей власти творить беспредел. И это говорят, вроде бы, умные люди.

Стоит ли ходить на выборы?

Ни в коем случае. Не только ходить не нужно, но, наоборот — нужно всячески отговаривать, тех, кто все-таки собирается принять участие в голосовании.

Почему? Потому, что выборы — инструмент легитимации буржуазии. И не более. Своим присутствием на выборах, ты узакониваешь существование этого строя. Всем известно, что в буржуазном парламенте принципиально не может быть антибуржуазных партий. Хотя бы потому, что в любом буржуазном законодательстве прописана незыблемость буржуазного строя, а любые попытки посягнуть на основы капитализма, признаются преступными. Если партия не посягает на основы буржуазного строя, то она и не может считаться антибуржуазной. Если посягает, то она не может участвовать в выборах - руководство такой партией быстрее окажется в тюрьме, чем в депутатских креслах. Вот и все дела. Это помимо того, что при капитализме все завязано на деньгах. А у кого их больше? Естественно, не у нищего рабочего. Нищий рабочий оказывается бесправным, без своего представителя в парламенте и без возможности самому участвовать в выборах. У него нет, ни денег, ни времени на это.

Посмотрите, что творится в мире: богатые — богатеют, бедные — беднеют. Повсеместно урезаются социальные расходы, уничтожаются социальные гарантии. Это наблюдается как в странах Западной Европы, с развитой демократией , так и в странах Восточной Европы, с недоразвитой демократией . Разве люди голосовали за это? И это, несмотря на то, что каких только партий в европейских парламентах не представлено — и правых, и левых, и зеленых и… Тоже самое касается и России. Возникает естественный вопрос: так, может все дело не в демократии вовсе, а в системе? И если нельзя демократическими методами противостоять системе, то, какие остаются?

А остается только одно — наплевать на "демократию", как она наплевала на нас. И заниматься другими вещами. По мере того, как буржуазное государство укрепляет всевозможными способами власть капиталистов в стране — и беднейшие слои должны укреплять свое положение, посредством создания своих собственных общественных организаций, вход в которые принципиально закрыт буржуям. Основная задача этих организаций — защита прав беднейших слоев населения, от любых посягательств, со стороны чиновника и буржуазии.

Вспомним историю: Советы — это основной молот, которым был разрушен царизм. Нечто подобное нужно создавать и сегодня. Вы нам — не работающий на нас Парламент, мы вам — не работающие на вас Советы.

Советы это не только молот которым разбили прежнюю государственность, это еще и инструмент перехода власти, от одного класса, к другому. Поэтому, всем, кто мечтает о революции, нужно всеми силами стремиться будить рабочий класс, открывать ему глаза на буржуазный парламентаризм и указывать единственный путь изменения страны и общества — организация собственных, бедняцких и рабочих, органов противостояния с властью.

Представим себе, что на выборы пришло всего 10-15%. Что это будет означать? А то, что, или народ власть не признает, или не признает механизм выбора власти. И в том и в другом случае, власть легитимной считаться не может. Низкая явка — мощнейший козырь в руках оппозиции. Тогда как, высокая явка — обезоруживает оппозицию, дает козырь в руки властям, мол, народ так решил.

Психологи заметили, что человек, во-первых, ленится думать, во-вторых, в большинстве случаев безоговорочно принимает точку зрения большинства. Стереотип о том, что все не могут ошибаться (большинство не может ошибаться) — очень живуч. Этот стереотип базируется на распространенном мнении, что все (из большинства) не могут быть дураками, что и среди большинства есть умные люди, и если я, малограмотный и не слишком разбирающийся в политике человек, чего-то могу недопонимать, то, они то, точно знают, что делают, а потому и риск ошибиться, поддержав большинство, минимален. Логика такова: чем больше людей поддерживают определенную точку зрения, тем ниже вероятность, что их, всех вместе, могут обмануть. Только не учитывается то, что чем больше группа людей, тем хуже она воспринимает альтернативные точки зрения и тем меньше пытается, хоть в чем-то, разобраться. Разбивается этот стереотип просто. Взять, например, гитлеровскую Германию. Большинство пошло за Гитлером — и к чему это привело? Или нашу историю конца 80-х начала 90-х. То, что большинство вполне может ошибаться - очевидно. Но, несмотря на это, эту глупую позицию, очень сложно изменить.

И этим свойством человеческой психики — держаться за мнение большинства — и пользуются власти. Неслучайно в СМИ периодически публикуются всевозрастающие рейтинги. Делается это сознательно. Это элемент манипуляции массами, нацеленный на то, чтобы убедить массы, что большинство за власть. И СМИ и власти, знают — мало кто кинется выяснять правду. Большинству проще принять информацию как данность. А приняв ее за истину — мало кто решается выступать против власти. Ведь это "выбор большинства".

Низкая явка, произведет обратный эффект: большинство не пришло на выборы, значит выбор народа — не поддерживать эту власть. Значит и мне выступать за нее не стоит. "Мода" голосовать за власть пропадет. Это заставит буксовать пропагандистскую машину. Министерству пропаганды, против сего факта, сложно будет что-либо противопоставить.

А значит у оппозиции будет больше сторонников и будет больше возможностей влиять на ситуацию. Речь тут не о кукольной оппозиции, которая рвется в Думу, а о той, которая предпочитает бороться "внесистемными методами", через создание массовых общественных организаций снизу.

 

www.opentown.org

М. Хазин. Россия и избирательная кампания в США

25738

Некоторые итоги предварительных боев

Избирательная компания 45-го президента США подошла к поворотному пункту, за которым последует финальная часть «кросса». Выявились основные претенденты от двух ведущих политических партий Америки. Демократы выдвигают откровенного представителя вашингтонского истеблишмента с разветвленными корнями как на восточном побережье США, так и на Среднем Западе — это Хиллари Клинтон, за спиной которой маячит фигура её мужа Билла. Именно он в решающей мере определял выдвижение и ход избирательной кампании своей супруги — не слишком удачный, кстати. Со стороны республиканцев ей будет противостоять Дональд Трамп, скандальный нью-йоркский мультимиллиардер, сделавший свое состояние на строительном бизнесе и азартных играх. Его выдвижение будет означать прорыв в высшую политическую лигу США представителя доныне «маргинальных» группировок, которые сумели сломать сопротивление не только респектабельных кандидатов вроде Джеба Буша, но и всей партийной машины. Оголтелая кампания по диффамации Трампа, которую мы могли наблюдать со стороны его однопартийцев, несомненно, стала яркой и запоминающейся чертой того театра абсурдной политической трагикомедии, который разворачивается в США под видом президентских выборов. Конечно, нельзя исключить, что республиканские элиты попытаются каким-то образом саботировать на июльском партийном съезде в Кливленде окончательную номинацию не просто победителя праймериз, а «суперчемпиона», вынесшего всех своих оппонентов задолго до финального свистка. Но вряд ли эти попытки увенчаются успехом — остановить Трампа можно будет только неким физическим образом как это уже не раз случалось в США в прошлом. Но надо ли реальным хозяевам политического и финансового мира Америки останавливать «выскочку» Трампа? Не является ли он всего-навсего подставной фигурой политического театра, где сценарий, режиссура и актёрская игра (не только главного героя, но и его соперников) направлены на успешное продвижение нового политического продукта как внутри американского общества, так и на внешних рынках? Ответ на эти вопросы нам еще предстоит получить: как в ходе дальнейшей избирательной компании, так и после выборов 8 ноября 2016 года.

Можно ли России ждать чего-то хорошего от нового американского президента, кто бы им ни стал? Напомню, что в конце ХХ века США смогли «сломать» Советскую Союз, намного более сильное и менее зависимое от «вашингтонского обкома» государство, обладавшее не только гигантским собственным потенциалом, но имевшее также множество союзников по всему миру и альтернативную «западной» либеральной модели идеологию. Нынешние позиции Кремля, несмотря на все успехи, по-прежнему выглядят недостаточно серьёзными перед лицом глобальной американской мощи — тем более, что значительная (если не вся) часть российского истеблишмента (особенно — его финансово-экономического блока) представлена как раз патентованными сторонниками «либерального глобализма». А весь спор идёт, по сути, лишь о том, чтобы занять в этой модели более высокую и привилегированную позицию, нежели отводимая сегодня для российской клиентуры «вашингтонским обкомом».

Тем не менее, даже в столь неблагоприятно складывающейся для нашей страны обстановке сохраняются некоторые варианты в целом относительно позитивного как для российского государства, так и для российского общества развития событий. Подчеркну, позитивного — лишь в целом, то есть по балансу приобретений и потерь, и лишь относительно других весьма возможных вариантов. И тут нюансы, отличающие Клинтон от Трампа и наоборот, необходимо учитывать и использовать.

Прежде всего, речь идёт о степени жесткости и длительности экономических санкций против России со стороны «коллективного Запада», которую определяют в США и в Вашингтоне.

Также это военно-политическое давление на нас по всему периметру наших границ: с вводом войск НАТО в бывшие союзные республики СССР и с установкой элементов американской ПРО в бывших соцстранах (приветы Горбачеву с Ельциным!).

Далее, это статус проамериканской «агентуры влияния»: как находящейся в оппозиции, так и стоящей у рычагов власти. Такие ярые сторонники американского образа жизни и либерального типа управления экономикой, как Набиуллина, Силуанов, Улюкаев, Греф и т.д., вплоть до Кудрина, Шувалова и Чубайса, весьма зависимы от позиции официального Вашингтона. То же самое касается и открытых «антипутинцев», от Прохорова до Навального. То есть любая смена доминирующего политического вектора за океаном скажется на текущей идейно-политической ситуации в России.

Наконец, то же самое касается и международной ситуации в целом, поскольку даже незначительное смещение американских приоритетов на мировой арене: политических, финансово-экономических и т. д., — влечёт за собой серьёзное переформатирование всего глобального баланса сил, что лишний раз подтверждается событиями на Ближнем Востоке, на Украине, сегодня — в Латинской Америке, а завтра, возможно, на Кавказе и в Центральной Азии.

Итак, Трамп: что он значит для РФ

После побед в штатах Западная Вирджиния и Небраска сенсационный победитель республиканских праймериз фактически обеспечил себе необходимое для выдвижения на съезде число депутатских голосов. Кто он такой и кого он представляет? Прежде всего, отметим, что в своей кампании Трамп сыграл на серьезнейшем недовольстве значительной части населения США, так называемого «среднего класса» и WASP (белых англосаксов-протестантов), падением уровня жизни, который сейчас фактически вернулся к показателям 1958 года. Еще одной составляющей протестного голосования широких масс американцев является неприятие ими идеологии «политкорректности и толерантности», под флагом которой осуществляется демонтаж привычного образа жизни.

Восемь лет президентства Барака Обамы стали пиком внутриамериканской «цветной революции», с привилегиями «небелому» населению, беженцам-иммигрантам, сексуальным и конфессиональным меньшинствам, в первую очередь — мусульманам.

Повторюсь: все эти процессы шли на фоне падения реального уровня жизни, реальной занятости и реального уровня доходов большинства населения Соединенных Штатов. Прибавьте к этому гигантский рост задолженности всех структур американского государства и общества, от федерального бюджета до домохозяйств, — и вы поймёте, почему самый откровенный и «неполиткорректный» критик нынешнего статус-кво получил такую ошеломляющую поддержку избирателей.

При этом не надо забывать, что сам Трамп — вовсе не плоть от плоти «среднего класса» и «васпов». Он — мультимиллиардер, а его давние и прочные связи с коррупцией и преступным миром, контролирующим игорный бизнес в США (да и повсюду в мире), являются неоспоримым фактом. Трамп является таким же представителем крупнейших финансовых мегаструктур, как и его соперница Хилари. Но это — немного «другие» деньги, долгое время находившиеся на обочине мировой финансовой иерархии. Сегодня при помощи своего кандидата они не прочь повысить свой статус, принять участие в разделе глобального «пирога» и получить при этом долю побольше. Среди них доминирующую роль занимают так называемые этногруппы: итальянские, еврейские и латиноамериканские.

Не учитывать эти моменты, оценивая успех Трампа и прогнозируя его дальнейшие действия, нельзя. Сейчас в России, прежде всего — в околокремлевских кругах, по моим наблюдениям, налицо некая эйфорическая «трампомания», поскольку Трамп единственным из всех участников президентской гонки в США достаточно позитивно отзывался о России и президенте Путине. А раз так, считают «трампоманы», с ним можно будет договориться «по понятиям», как некогда удалось договориться с Джорджем Бушем-младшим. Удивительная близорукость!

Возможно, она усиливается тем фактом, что и российские, и европейские, и прочие либералы, и многие авторитетные американские республиканцы, предпочитают демонстрировать своё неприятие Трампа как «расиста» и «непрогнозируемого» политика, высказываясь в пользу Хиллари Клинтон.

Но Трамп даже против Клинтон выступает только до тех пор, пока их «спонсоры» не договорятся между собой. Трамп готов дружить с российскими элитами, чтобы оказывать совместное давление на «спонсоров» Клинтон, — то есть только до тех пор, пока те упрямятся и надеются или вообще не делиться с теми, кто стоит за Трампом, или же делиться какими-то второстепенными активами.

Поэтому те пропагандистские схемы и обещания, которые сегодня можно слышать от Трампа, не стоит воспринимать всерьёз — делать он будет ровно то, что ему говорят его спонсоры, которые сейчас, судя по всему, ситуативно озаботились консолидацией актива республиканской партии и республиканского электората вокруг своего кандидата. Что требует, в первую очередь, формирования его «команды», прежде всего — по позициям вице-президента и госсекретаря. Вариантов немало. Гадания на кофейной гуще по этому поводу уже полным ходом идут на главных медиа-ресурсах США. Не исключено даже, что «номером два» станет кто-то из недавних соперников Трампа по республиканским праймериз.

Так что тут налицо большая политика и большой бизнес — как говорится, «ничего личного».

Хиллари Клинтон и Россия

Хилари Клинтон в представлениях не нуждается. Она уже много лет, с конца 80-х годов прошлого столетия, находится в самой верхней страте политической элиты США. И, в случае выдвижения и победы на выборах бывшей «первой леди» ничего неожиданного не произойдёт: «Овальный кабинет на двоих», Хиллари — это Билл. Напомню, что именно она была и остаётся одним из самых жестких критиков Путина и России в американском истеблишменте. Именно она создавала антиливийскую коалицию — по типу той, которую создавал её муж во второй половине 90-х годов, отдавая приказ на бомбардировки сербских городов и окончательное расчленение Югославии. Именно она готова устраивать «цветные революции» не только вблизи границ России, но и внутри самой России, чтобы «взять реванш» за проигранную ею на посту госсекретаря США «болотную революцию» зимы 2011/2012 годов в Москве. Она, несомненно, еще охотнее и последовательнее будет пользоваться советами «гарвардской группы» во главе с Дж. Наем, автором концепции «мягкой силы» и ведущим идеологом демократической партии.

В этом смысле победа Хиллари означает для путинского Кремля неизбежное усиление и ожесточение конфликта с США и «коллективным Западом».

Стоит заметить, что отмеченное выше противостояние «верхов» и «низов» современной Америки проявилось не только в ходе республиканских, но и в ходе демократических праймериз — проявилось через неожиданно широкую поддержку избирателями квази-социалиста Берни Сандерса, который в своих заявлениях и документах бросал открытый вызов Уолл-Стриту и его представителю Хиллари Клинтон. И надо сказать, что эта популярная демагогия (поскольку Сандерс тоже «играет роль») не только до сих пор сохраняет электоральную интригу внутри формально «правительственной» партии США, но и вполне может сказаться на формировании окончательной выборной платформы Хиллари Клинтон, потребовав от неё «дрейфа влево». Не исключено, что в её команду войдёт и сам Сандерс, который не только одержал победу в 19 щтатах из проголосовавших сорока, но может стать своего рода «демократическим анти-Трампом», способным противопоставить зажигательной «правоконсервативной» риторике нью-йоркского миллиардера не менее яркую «левосоциалистическую» риторику.

Поэтому разговоры о том, что президентские шансы Дональда Трампа в противостоянии с Хиллари Клинтон растут, что он, опытный шоу-боец, сомнёт свою демократическую оппонентку в публичных дебатах и перетянет избирателей на свою сторону, ликвидировав разрыв в рейтингах поддержки, на мой взгляд, не имеют под собой достаточных оснований.

В предстоящие месяцы возможны самые разные, спонтанные и не слишком, события, которые вполне могут быть организованы американскими спецслужбами и финансовыми мегаструктурами, как это было, например, 11 сентября 2001 года.

Проблемы и решения

Кто бы ни стал 45-м президентом США, важно прежде всего то, с какими реальными острейшими проблемами он (или она) столкнется и каким образом будет их решать. Проблемы эти комплексные и системные, с глубокими корнями и давней историей.

Прежде всего, в предстоящее десятилетие США будут неуклонно терять свое глобальное экономическое и финансовое доминирование. Весь ход развития мировой экономики показывает, что среди лидеров роста до 2025 года будут оставаться Китай, Индия и Бразилия, а также ряд государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Этот рост будет сопровождаться и демографическим ростом, что приведет к синергетическому геостратегическому эффекту: следом за ростом населения и ВВП неизбежно последуют научно-технологические и военно-политические прорывы, эти страны ворвутся в освоение мирового океана и космоса, так что их растущий потенциал даже в отсутствие прямой конфронтации будет объективно подрывать глобальную гегемонию Соединенных Штатов.

Далее, в этих условиях практически неизбежным становится нарастание противоречий между США и ведущими европейскими государствами. Это и финансово-экономический конкурентный аспект, который будет дополняться растущим пониманием того, что схемы с миграцией и государственными переворотами в критически важных для ведущих европейских держав регионах мира устраивают США, тем самым ущемляя их интересы.

Кроме того, в ближайшее время — возможно, даже сразу после президентских выборов 8 ноября — повышается вероятность краха ряда финансовых мегаструктур (JPMorgan, Morgan Stanley и др.). В пользу такого предположения свидетельствует уже ставший достоянием гласности скандал между ними (за исключением Goldman Sachs) и ФРС. Председатель Федрезерва Джанет Йеллен направила в их адрес «письма смерти» с требованием выправить внутренние балансы. Чего сделать управляющие и владельцы этих мегабанков не в состоянии, поскольку их активы давно ушли на простор биржевых игр и не могут быть возвращены оттуда в заданные сроки. Отсюда следует сценарий усиленного повторения истории банкротства Lehman Brothers и больших неприятностей для всей мировой экономики, включая экономику США, что приведет к обвальному падению уровня жизни американцев. В ходе праймериз эта перспектива, кстати, всерьёз обсуждалась тем же Трампом.

Еще один уровень проблем связан с внешней политикой, где Вашингтон все острее чувствует конкуренцию со стороны коммунистического Китая. В условиях глобального кризиса весь мир все менее склонен следовать либеральной модели управления экономикой и переходит на различнеы варианты госуправления, что неизбежно входит в острый конфликт с интересами слабеющих американских ТНК. И что бы наши поклонники Америки, вроде Грефа и Чубайса, ни говорили о «научном и управленческом скачке» США на следующий уровень цивилизационного развития, фундаментальных проблем, стоящих перед нынешним глобальным лидером, это не отменяет и не решает. И именно от них будет отталкиваться следующий президент, кто бы он ни был.

Таким образом, можно констатировать, что в 2017 году США предстоит включить «мобилизационную модель американского типа». Это означает, что Вашингтон должен будет отстаивать свою гегемонию — прежде всего, военно-политическим средствами. А это ставит вопрос о том, с кем США могут столкнуться и выиграть, а кто является неодолимым противником. И здесь ответ ясен. Идти на открытый конфликт с Китаем опасно и бессмысленно — тем более, когда не можешь победить даже КНДР как первую линию китайской обороны. Удержать Евросоюз в политической узде можно исключительно в рамках нового цикла «холодной войны». Бразилию и другие страны «третьего мира» — кроме России — можно задавить очередной «цветной революцией». Но главное в американской стратегии ближайшего времени, sine qua non, — это подавление путинской России, которая является одновременно самым слабым, но и самым потенциально опасным звеном в цепи потенциальных противников США. Современная Россия в принципе не может долго противостоять напору США. Следовательно, как Дональд Трамп, так и Хиллари Клинтон, сделав пустячные «жесты примирения», очень быстро пойдут в решительное наступление против РФ, используя для этого уже опробованные, но более мощные инструменты жесточайшей финансовой изоляции, провоцирования гибридных войн по окраинам и на границах РФ (с упором на использование «салафитского интернационала»), а также стимулируя внутреннюю дестабилизацию как через своих сторонников внутри страны, так и через третьи страны — такие, как Украина, Турция, Ближний Восток.

И если Клинтон, скорее всего, включит всю эту атакующую машину практически сразу после инаугурации, то Трамп обещает некоторое время демонстрировать внешнюю лояльность и готовность к диалогу — на неприемлемых для РФ условиях — с тем, чтобы войти в фазу прямой конфронтации спустя 8-10 месяцев после своего вступления в должность. Не исключено, что будут различаться и некоторые нюансы в использовании средств ведения антироссийской гибридной войны. Трамп, вероятнее всего, будет делать акцент на военно-политические системы давления и тотальную банковскую изоляцию, а Клинтон, по примеру Картера и Бжезинского, станет уделять важнейшее внимание исламским движениям, вплоть до восстаний на российской территории и на Ближнем Востоке, в сочетании с финансово-экономической и технологической удавкой. И те советники, и представители олигархических кругов в окружении Путина, которые сегодня нашептывают российскому лидеру ободряющие слова, лишь убаюкивают его накануне решительной схватки, к которой он явно не готов.

«Диспозиция перед боем», от которого в значительной мере зависит судьба нашей страны и наша с вами судьба, на мой взгляд, сегодня выглядит именно так.

http://khazin.ru

www.putin-today.ru

На низком старте. Готовы ли загородные избирательные участки к выборам? | В России | Политика

Наро-Фоминский район Подмосковья был выбран для работы комиссии Общественного штаба по наблюдению за выборами столичного градоначальника с участием представителей кандидатов неслучайно. Здесь изъявило желание проголосовать наибольшее количество жителей столицы.

Без отрыва от повседневных дел

Проголосовать, не уезжая с 6 соток, - такая возможность появилась у москвичей в этом году. К их услугам 209 так называемых дачных избирательных участков в Подмосковье и трёх ближайших областях (183 - в Московской, 16 - в Калужской, по 5 - в Тульской и Владимирской областях). Заместитель руководителя Общественного штаба по наблюдению за выборами мэра Москвы Александр Шарлай отметил, что цель поездки - проверить соответствие избирательных участков (­УИКов) «москов­скому стандарту выборов», по которому каждый должен быть оснащён средствами видеонаблюдения. Кроме того, обязательно присутствие наблюдателя от Общественной палаты Москвы.

В Наро-Фоминском районе находится более 20 тыс. домовладений, жители которых потенциально могут проголосовать в Единый день голосования, поэтому образовано 18 «дачных» УИКов. Участники выездного заседания осмотрели модульные конструкции, где разместят участковые избирательные комиссии, проверили их оснащённость и расположение, ведь требования к «дачным» участкам такие же, как к столичным. Члены комиссии пообщались с сотрудниками МФЦ, которые ведут приём московских дачников. «Сотрудники центров госуслуг, находясь в товариществах (СНТ), работают 4 дня в неделю и решают вопросы, связанные не только с выборами, но и с оформлением прав на земельные участки, помогают в решении других вопросов», - подчеркнул член Общественного штаба по наблюдению за выборами Александр Семенников. Столичные садоводы довольны, что теперь получить СНИЛС, оплатить налоги и прочие услуги можно без отрыва от хозяйственных дел. «Видите, как хорошо сделали для нас. У многих здесь хозяйства, огороды. Ехать никуда не надо», - поделился житель СНТ «Субботино ЗИЛ» Николай Хлыстиков.

Фото: Агентство городских новостей "Москва"/ Авилов Александр

Wi-fi - как в столице

Общественники отметили удобное расположение избирательных участков - все они находятся в центре СНТ, как правило, рядом с правлением. «Поступили предложения поставить больше указателей, расширить пространство для стенда, где будут размещены плакаты с информацией о кандидатах. Места для наблюдателей предусмотрены, все условия для их работы созданы», - рассказал сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц. 

Сами мобильные комплексы просторные и современные. По мнению члена Общественного штаба по наблюдению за выборами (партия «Справедливая Россия») Михаила Вельмакина, реализация нового избирательного формата проходит без нареканий. «Сейчас мы видим, что всё действительно готово к дню голосования. Многих представителей от кандидатов интересовало видеонаблюдение. Камеры находятся на месте и являются панорамными. На каждом участке - по 2-3 штуки», - рассказал он. Как отметил начальник отдела городского видеонаблюдения Департамента информационных технологий Москвы Дмитрий Головин, заканчивается работа по «заведению» сигналов в городскую центральную систему для проведения прямой трансляции, и все участки уже оснащены Wi-Fi. «Эта технология останется здесь и после выборных мероприятий», - заверил Головин.

www.aif.ru

В поисках будущего. Готова ли Россия к цивилизованному развитию? | Мнение | Политика

И вот казавшийся таким устойчивым мировой порядок заколебался. Европа открыто говорит о кризисе отношений внутри ЕС. Лихорадит Великобританию. В США после выборов Трампа заговорили о расколе страны. Франция запуталась в президентских выборах между левыми, правыми и популистами. В Германии идут разговоры о закате «эры Меркель». Обостряются отношения в арабском мире. Несмотря на усилия мирового сообщества, не утихают войны в Сирии, Ираке, Афганистане, Йемене. Мировые конфликты всё чаще приобретают форму религиозных войн.

Но все эти противоречия и конфликты кажутся детскими болезнями по сравнению с чумой ХХI в. - миллионными потоками беженцев, захлестнувшими Европу. Аналитики всё чаще говорят о кризисе цивилизации.

Если не нефть, то что?

На фоне этих явлений Россия представляется чуть ли не тихой гаванью. Но достаточен ли уровень прочности нынешней экономической и политической системы? Верно ли выбран вектор развития? И всё чаще звучат тревожные голоса: будущее не столь безоблачно. Но каково оно, это будущее?

Валдайский клуб, который нередко называют кремлёвской фабрикой прогнозов, обещает в ближайшее время разработать индекс готовности к будущему. Но вот проблема: можно сколько угодно просчитывать такого рода индексы, но достаточно серьёзного обвала цен на нефть, и все эти намётки полетят в тартарары. И хотя бюджет страны за последние годы сократил зависимость от экспорта нефти и газа с 70 до 40%, она по-прежнему высока. И лучше полагаться не на ослабление сырьевой зависимости, а на анализ того, чего России недостаёт, чтобы обеспечить высокие темпы развития. Гендиректор ВЦИОМ Валерий Фёдоров называет это «приметами государственного будущего». 

Каковы же эти приметы? В сфере экономики это прежде всего развитие науки и образования. В перспективе они могли бы обеспечить стране не импорт (как сейчас), а экспорт высоких технологий. В социальной сфере к приметам будущего можно отнести увеличение продолжительности жизни и преодоление социального неравенства. В последнее время к приметам будущего социологи стали относить и уровень гражданской активности.

Игра в догонялки

На недавней Грушинской конференции социологов в Москве её участники честно признали: контуры будущего (как и нового человека) творятся «как-то сами по себе». Общественность, элиты и власть способны лишь гадать о путях развития. Пока озвучиваются 4 сценария: «устойчивое развитие», «догоняющее развитие», «лидерство в развитии» и «особый путь». 

Впрочем, в «лидерство в развитии» мало кто верит: слишком велик груз накопленного отставания. Не очень популярен и «особый путь». 

Наиболее вероятным представляется сценарий «догоняющего развития». При этом эксперты утверждают, что в этом термине нет ничего унизительного. Этапы догоняющего развития в ХХ в. прошла Япония, входящая сегодня в клуб наиболее развитых стран. Играли «в догонялки» в своё время и ныне успешные Сингапур и Южная Корея. 

На определённом этапе в догоняющем развитии есть даже определённые преимущества: можно (иногда почти бесплатно) заимствовать передовой научный и технологический опыт у более развитых стран. Технологией «догоняющего развития» успешно воспользовался Китай благодаря реформаторской политике Дэн Сяопина. Унаследовав растерзанную «культурной революцией» страну, он за 20 лет  превратил Китай в самую быст­ро развивающуюся экономику мира. У китайского чуда нет секретов: благодаря открытости внешнему миру и интеграции в глобальную экономику страна обеспечила огромный приток прямых иностранных инвестиций. Они позволили преобразить всю инфраструктуру страны - энергетическую, транспортную, финансовую. В Китае были приняты и меры по резкому сокращению участия государства в экономике. Успешной оказалась и практика массового внедрения китай­ских студентов в западные университеты. Только в прошлом году консульства США выдали китайцам 250 тыс. учебных виз. Сегодня полученные знания работают на Китай.

.Тащиться в обозе или «быть впереди планеты всей» - вечная русская дилемма. Тащиться в обозе или «быть впереди планеты всей» - вечная русская дилемма. Фото: АиФ/ Геннадий Михеев

*  *  *

Российские политики, говоря о «догоняющем развитии», часто придают этой формуле негативный смысл. Дескать, такой великой державе, как Россия, не к лицу тащиться в обозе и кого-то догонять. Нам очень нравится другая, сказочная мечта - «быть впереди планеты всей». А между тем в современной истории есть множество примеров, когда формула «догоняющего развития» приводила к успеху. Вопрос в том, ограничивается ли такое развитие лишь экономикой или оно втягивает в прогресс и другие сферы жизни. В послевоенной Японии, например, «догоняющее развитие» сопровождалось быстрой эволюцией гражданского общества, демократии и прав человека. А вот в Китае эта формула подобными свойствами не обладает. На очень спорный путь встаёт сегодня Турция. Там экономический рост сопровождается не расширением, а ограничением демократических свобод, обществу навязываются шариатские ценности, мало способствующие прогрессу.

Какой выбор сделает Россия? Готова ли наша элита к цивилизованной формуле «догоняющего развития»? Или её, элиту (экономическую и бюрократическую), вполне устраивает нынешнее положение вещей - эксплуатировать до ржавчины прибранную к рукам собственность, держаться за чиновничьи кормушки и «во имя будущего великой России» инвестировать в недвижимость за границей? Если так, то можно бесконечно вести разговоры о перспективах на нескончаемых форумах, всё больше напоминающих свет­ские тусовки.,

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

www.aif.ru

Готова ли Россия сегодня к ЧМ-2018? » Мировое Политическое Шоу

Наступил долгожданный для российских любителей футбола 2017-й год. Конечно, фанаты самого популярного вида спорта куда больше ждут год следующий, когда в нашей стране пройдет Чемпионат мира. Но и этим летом на отечественных стадионах будет на что посмотреть. Кубок конфедераций хоть и считается «товарищеским» турниром и всего лишь репетицией перед мундиалем, однако состав участников дает надежду на то, что и это соревнование будет весьма зрелищным. Россия сегодня уже знает соперников по группе – вместе с нами в квартет «А» попали Мексика, Португалия и Новая Зеландия. В другой группе за первенство сразятся немцы, чилийцы, австралийцы и победитель проходящего в эти дни Кубка африканских наций. К сожалению, турнир впервые пройдет без участия действующего обладателя КК, коим является Бразилия, но это уже вопросы к ФИФА, а не к принимающей стороне. К России, будем надеяться, вообще никаких претензий у гостей и участников мероприятия не будет. Если у кого и были сомнения в том, что Санкт-Петербург сможет в полной мере подготовиться к предстоящим турнирам, то сегодня они должны окончательно отпасть. Стадион-красавец готов, участок ЗСД запущен, открытие новой станции метро не за горами. Губернатор Георгий Полтавченко заверил общественность: город справился со всеми задачами, несмотря на негативные прогнозы. Петербургские власти сделают все возможное, чтоб все три мероприятия (КК-2017, ЧМ-2018 и не забываем про ЧЕ-2020) на территории Северной столицы были организованы на высочайшем уровне. Санкт-Петербург вызывал наибольшее количество вопросов у скептиков, в других городах проблемных моментов было не так много. Но раз уже и здесь все спорные эпизоды уходят в прошлое, можно с уверенностью говорить о том, что Россия сегодня готова к проведению крупнейших футбольных турниров. Вопреки многочисленным провокациям в нашу страну приходит большой футбол, и уже никто у россиян этого не отнимет.

mpsh.ru