Академик Валентин Петрович Глушко. Глушко в п


Академик Глушко Валентин Петрович - главный конструктор ракетных систем: биография, семья, награды, память

Самые главные и самые знаменитые ракеты производства Советского Союза вошли в жизнь с помощью генерального конструктора, имя которого стоит в истории наряду с самыми важными для страны. Это академик Глушко, создавший многие десятки мощнейших реактивных двигателей. Валентин Петрович, несмотря на очень многие свои увлечения, главное в своей жизни определил ещё в детстве.

академик глушко

Начало

Родился будущий академик Глушко в Одессе в 1908 году, а в 1924-м окончил профессионально-техническую школу «Металл» имени Троцкого. В пятнадцать лет он уже состоял в оживлённой, длившейся восемь лет, переписке с самим Циолковским, который высылал мальчику все свои новые труды. Этот гениальный юноша ещё далеко до своего совершеннолетия уже публиковал статьи об освоении космоса и увлечённо писал книгу о проблемах эксплуатации планет. В двадцатые годы двадцатого века, когда и самолётов-то основная часть населения не видела! А в 1925 году юный Глушко едет в Ленинград, чтобы учиться там в университете, ибо знания ему были необходимы для воплощения всех мечтаний.

Сложна учёба на физико-математическом факультете! Да и время в стране было трудное – восстановление после чудовищной разрухи. Но будущий академик Глушко не сетовал на безденежье, он уже в студенчестве не вагоны разгружал, а научной работой занимался. Голод, холод и остальные лишения на этом фоне волновали его мало. И это, конечно же, принесло свои плоды: уже в 1933 году Глушко Валентин Петрович стал главой отдела ракетного научно-исследовательского института, а ещё через три года – главным конструктором реактивных двигателей.

глушко валентин петрович

Вдали от посторонних глаз

Начиная с 1933 года жидкостные реактивные двигатели, созданные гениальным конструктором, прирастали числом модификаций. Тогда же родился и знаменитый двигатель ОПМ-65, который планировали устанавливать на аэроторпеды в качестве вооружения самолётов, а как прототип современных ракет – и для ракетопланов. В 1938 году будущий академик Глушко уже был оценён по достоинству.

Его спрятали, осудив "за вредительство", как всех ведущих инженеров и конструкторов страны. Присудили восемь лет лагерей и отправили "в шарашку", то есть закрытое КБ для ведения дальнейших разработок. Сначала в Тушино, на авиационный завод № 82, где Валентином Петровичем были разработаны реактивные установки, устанавливаемые на самолёты. Собственно ракетостроение, в чистом его виде, пока не рассматривалось как дело полезное, но вскоре всё изменилось.

глушко валентин петрович биография

Перед Победой

Глушко Валентин Петрович был освобождён в 1944-м. Он сразу же встал во главе опытного, или, лучше сказать, – особого конструкторского бюро в Казани, где разрабатывались специальные двигатели. В 1946 году он был в числе тех, кто в Германии изучал немецкие разработки в ракетной области.

Вернувшись оттуда с новыми идеями, Глушко работает уже в преобразованном ОКБ-456 на авиазаводе в Химках, где к 1948 году появился первый двигатель РД-100 для ракеты, а потом и ещё огромное множество их для самых разнообразных летательных объектов. Глушко Валентин Петрович, биография которого целиком и полностью связана с реактивными двигателями, именно тогда стал безусловным лидером в их создании.

глушко валентин петрович семья

Заслуги

В 1974 году начала работу совсем новая организация, которую возглавил академик Глушко, – НПО "Энергия", куда вошли ОКБ-456 и ОКБ-1. Генеральный конструктор изменил курс вверенного ему предприятия кардинальным образом. Именно поэтому вся российская космонавтика, в том числе и современная, обязана этому человеку почти всем. Это он проектировал двигатели космического корабля "Восток" – от первого полёта в космос до создания станций на орбите. Без него наши космические достижения были бы совсем другими. Возможно, их вообще не было бы.

Именно поэтому был установлен в Одессе памятник Валентину Глушко, на красивом проспекте, тоже названном именем этого "засекреченного" человека. И на аллее Космонавтов в Москве тоже есть такой монумент. Однако, заслуги его перед отечеством невозможно переоценить. Валентин Петрович Глушко – Герой Социалистического Труда (дважды), у него пять орденов Ленина, а также ордена Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции, множество медалей. Он лауреат Ленинской и Государственной премий СССР.

глушко валентин петрович и королев

Королёв

Ещё в ОКБ-1 с выдающимся конструктором работали замечательные специалисты, которых он набирал в бюро самостоятельно (представьте себе, как ценили этого заключённого, которому позволялось такое). Это легендарные люди: Уманский, Желтухин, Лист, Витка, Страхович, Жирицкий и многие другие. В 1942 году по ходатайству главного конструктора Глушко уже в Казань был переведён самый легендарный человек, которому покорился космос.

Глушко Валентин Петрович и Королев Сергей Павлович вместе разрабатывали ту самую военную технику, которая принесла победу стране. Ракетные двигатели были установлены на Пе-2, и сразу же скорость его стала выше на 180 километров в час. Шли испытания с истребителями Як-3, Ла-7, Су-7. Прирост скоростей был впечатляющ - до двухсот километров в час. Таким образом с помощью жидкостного реактивного двигателя изменилась сама судьба ракетной техники.

академик глушко нпо энергия

Взаимоотношения с властью

Сталин досрочно "освободил" Глушко и снял судимость в 1944 году. Но в жизни конструктора от этого решения не изменилось практически ничего. Он всегда, вне зависимости от судов, был человеком засекреченным и ограждённым от остальной жизни огромной стеной творческой работы, которая необходима стране и которую требуют душа и сердце. Но Глушко правильно использовал этот сталинский жест. Он подал вождю список из тридцати человек, которых нужно было тоже освободить досрочно и оставить для работы в КБ. Так и случилось. Большинство из этих людей связали свою судьбу с Глушко навсегда.

А с 1945 года этот в прошлом осуждённый на много лет человек стал заведовать кафедрой в Казанском авиационном институте, где занимался реактивными двигателями и готовил достойных помощников себе и своему ОКБ. Ещё интереснее: вчерашний осуждённый "за вредительство" полтора года изучает ракеты в Германии (1945-1947 годы), будучи в командировке. Трофеи – немецкое ракетостроение – конструктора, конечно же, впечатлили. Но и о взаимоотношениях власти и творческого контингента этот случай тоже рассказал многое. Со Сталиным у Глушко было четыре продолжительные личные встречи, где обсуждалось отечественное ракетостроение. Вождь задавал вопросы умные, толковые, квалифицированные.

глушко герой социалистического труда

Космос

В 1953 году Глушко избрали в Академию наук членом-корреспондентом, а в 1957-м без защиты диссертации ВАК присвоила ему докторскую степень. Наступило время воплощения своих детских мечтаний. Валентин Петрович разрабатывал обширные программы пилотируемых орбитальных станций, даже лунных поселений, с его лёгкой руки появились космические корабли многоразового использования. Он всерьёз занимался вопросами освоения Венеры и Марса, планировал полёты к астероидам.

И многие из его мечтаний, пронесённых сквозь целую жизнь, воплотились. Запуск первого спутника на орбиту планеты подтолкнул страну к бурному развитию ракетостроения. Сообщение с Землёй начали поддерживать орбитальные комплексы "Мир", "Салют" посредством пилотируемых кораблей "Союз" и транспортных кораблей "Прогресс", которые разрабатывал Валентин Петрович Глушко. Но многое так и не сбылось, до сих пор.

памятник валентину глушко

Луна

Глушко руководил разработкой лунной станции, на которой постоянно находились бы люди. Гриф работы "совершенно секретно" не позволял воодушевить этой идеей общественность, а потому, когда после неудачных запусков Н-1 лунную программу закрыли, никто об этом не горевал, кроме генерального конструктора. И даже всё то огромное, что свершилось, не могло его утешить до конца. А свершилось? Более пятидесяти модификаций жидкостных двигателей, которые и теперь применяются на семнадцати моделях космических и боевых ракет. Именно под его руководством созданные двигатели ракет-носителей запустили автоматические станции к Марсу, Венере и Луне, они же установлены на пилотируемые корабли "Союз" и "Восток", а сколько искусственных спутников Луны и Земли выведено на орбиту с их помощью!

А космический аппарат "Буран", разработанный под руководством Глушко, этот космический корабль, легко взявший на себя функции самолёта, с новейшими теплозащитными материалами, с компьютерными расчётами в десятки тысяч чертежей, и с двигателем, самым мощным и сегодня - ЖРД РД-170, детище Глушко, не уступающее, а превосходящее по многим параметрам даже "Шаттл"! Аппарат поистине безупречный! Но... не цветут яблони на Марсе, нет на лунных дорожках наших следов. Не дождался Валентин Петрович. В 1989 году он скончался, и его именем международный союз астрономов назвал кратер на видимой стороне Луны. Может быть, как раз тот, который и влёк по ночам к себе этого великого и деятельного мечтателя.

академик глушко

Женщины

Женщин тоже очень любил Глушко Валентин Петрович. Семья поэтому у него была далеко не одна, несмотря на "засекреченность", долгую отсидку в "шарашках" и нечеловеческую занятость. Первый раз он женился в девятнадцать лет, будучи студентом Ленинградского университета. Вагоны он не разгружал, но, когда особо было голодно, немного подрабатывал ремонтом квартир, где и обнаружилась бывшая одесская девушка Сусанна Георгиевская, будущая писательница. Что произошло между супругами, почему они развелись, осталось тайной. Но обстоятельства изумляют. Валентин был ранен из огнестрельного оружия. Сказал, что причина – неосторожное обращение. После чего последовал развод.

Появилась новая женщина, жениться на которой он не успел – Тамара Саркисова. Однако дочь Евгения родиться успела. Ареста Глушко Тамара сильно испугалась и отреклась от всех отношений. Поэтому, когда появилась возможность, Глушко к ней не вернулся – не простил. В Германии у него появилась преподавательница, которую звали Магдой, и родились дети – Юрий и Елена. Потом наверняка было что-нибудь ещё, о чём история умалчивает. Глушко мужчиной был чрезвычайно интересным и чисто внешне, и ореол гениальности над ним сиял нестерпимо. А вот в 1959-м, когда конструктору исполнился пятьдесят один, в его жизни появилась Лидия Нарышкина, девушка восемнадцати лет, работавшая в его КБ "Энергомаш" в Химках, с которой он прожил оставшиеся двадцать восемь лет, воспитав прекрасного сына.

fb.ru

Академик Валентин Петрович Глушко

Академик В.П.Глушко (1908-1989гг.) - основоположник отечественного ракетного двигателестроения, один из пионеров и творцов ракетно-космической техники.

Валентин Петрович Глушко - выдающийся ученый в области ракетно-космической техники, один из пионеров космонавтики, основоположник отечественного жидкостного ракетного двигателестроения.

В.П.Глушко родился в г. Одесса 2 сентября 1908 г. В школьные годы увлекался астрономией и организовал кружок юных любителей при Одесской астрономической обсерватории. Первая публикация В.П.Глушко называлась "Завоевание Землей Луны". Результаты его наблюдений метеорного потока в январе 1924 г., зарисовки Венеры, Марса и Юпитера, сделанные по собственным наблюдениям, были опубликованы в 1924 и 1925 гг. в изданиях Российского общества любителей мироведения (РОМЛ).

В это же время В.П.Глушко увлекся идеей космических полетов и с 1923 г. переписывался с К.Э.Циолковским.

В.П.Глушко в годы работы в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ). Москва. 1934 год.

В.П.Глушко в годы работы в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ). Москва. 1934 год.

В 1925 г. поступил на физико-математический факультет Ленинградского университета. Темой дипломной работы был проект электрического ракетного двигателя (ЭРД). С 1929 г. по 1933 г. работал в Газодинамической лаборатории (ГДЛ) Военно-научно-исследовательского комитета при Реввоенсовете СССР, где сформировал подразделение по разработке ЭРД, ЖРД и ракет на жидком топливе. В 1931 - 1933 гг. под руководством В.П.Глушко были разработаны первые отечественные жидкостные ракетные двигатели - ОРМ (опытный реактивный мотор). В 1933 г. был организован первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). Подразделение, руководимое В.П.Глушко, продолжило работу в составе РНИИ, где наиболее значимым результатом было создание ЖРД ОРМ-65, предназначавшегося для ракетоплана РП-318 и крылатой ракеты 212 конструкции С.П.Королева.

ОРМ-65 - жидкостной ракетный двигатель

ОРМ-65 - жидкостной ракетный двигатель

ОРМ-65 - жидкостной ракетный двигатель, созданный В.П.Глушко в 30-х годах для установки на ракетоплане РП-318 и крылатой ракете 212 конструкции С.П.Королева.

В.П.Глушко в Бутырской тюрьме в 1938 г.

В.П.Глушко в Бутырской тюрьме в 1938 г.

В период сталинских репрессий В.П.Глушко был арестован 23 марта 1938 г. и на основании сфабрикованного НКВД дела осужден на 8 лет лагерей (в 1939 г.). В заключении В.П.Глушко работал над созданием самолетных реактивных ускорителей. За успешное выполнение этих работ в 1944 г. В.П.Глушко и его сотрудники были освобождены со снятием судимости. Реабилитирован В.П.Глушко только в 1955 г.

Инженер-полковник В.П.Глушко. 1945 год.

Инженер-полковник В.П.Глушко. 1945 год.

В 1945 г. В.П.Глушко с группой специалистов был направлен в Германию для ознакомления с трофейной ракетной техникой. Начиная с 1947 г. в ОКБ-456 (в подмосковном городе Химки), руководимым В.П.Глушко была создана серия ракетных двигателей оригинальной конструкции.

ЖРД РД-108.

ЖРД РД-108.

Двигатели РД-107 и РД-108, созданные в КБ В.П.Глушко, были установлены на первой межконтинентальной ракете Р-7 (1957 г.), на ракетах-носителях, осуществивших выведение на орбиты искусственных спутников Земли и Луны, запуски автоматических станций к Луне, Венере и Марсу, запуск пилотируемых кораблей "Восток", "Восход" и "Союз".

ЖРД РД-108 - двигатель второй ступени ракеты Р-7 и ракет-носителей "Восток", "Восход", "Молния", "Союз". Двигатели РД-107 и РД-108, созданные в КБ В.П.Глушко, устанавливались на первой и второй ступенях этих ракет-носителей. Они обеспечили прорыв человечества в космос и сегодня продолжают способствовать выполнению российской космической программы.

Двигатели нового типа РД-253 конструкции В.П.Глушко были установлены на первой ступени ракеты-носителя "Протон", которая обладает втрое большей грузоподъемностью, чем ракета "Союз".

В.П.Глушко с космонавтами Ю.А.Гагариным и П.Р.Поповичем в своем рабочем кабинете. 1963 год.

В.П.Глушко с космонавтами Ю.А.Гагариным и П.Р.Поповичем в своем рабочем кабинете. 1963 год.

Созданный в КБ В.П.Глушко ЖРД РД-253 - двигатель первой ступени ракеты-носителя "Протон".

Созданный в КБ В.П.Глушко ЖРД РД-253 - двигатель первой ступени ракеты-носителя "Протон".

Ракета-носитель "Протон" на стартовой позиции космодрома.

Ракета-носитель "Протон" на стартовой позиции космодрома.

С помощью ракеты "Протон" во второй половине 60-х годов и в 70-х годах осуществлялись запуски тяжелых исследовательских спутников Земли и автоматических станций для исследования Луны, Венеры и Марса, в том числе облет Луны с возвращением космического аппарата на Землю, доставка с Луны образцов лунного грунта и доставка на Луну первых луноходов.

В.П.Глушко в рабочем кабинете.

В.П.Глушко в рабочем кабинете.

В.П.Глушко в рабочем кабинете. На книжной полке - рисованный оригинал фрагмента "Полной карты Луны" (район кратера Коперник), который был подарен Валентину Петровичу Отделом физики Луны и планет ГАИШ в день 60-летия (1968 г.).

В.П.Глушко уделял огромное внимание научному содержанию исследований, проводимых с помощью создаваемой под его руководством космической техники. Большое значение он придавал исследованиям Солнечной системы. При его активной поддержке в ГАИШ МГУ совместно со специализированными картографическими организациями удалось подготовить несколько изданий лунных карт и глобусов Луны.

В.П.Глушко и К.А.Керимов с женщинами-космонавтами.

В.П.Глушко и К.А.Керимов с женщинами-космонавтами.

В.П.Глушко и Председатель Государственной комиссии К.А.Керимов с женщинами-космонавтами В.Л.Пономаревой, В.В.Терешковой и Т.Д.Кузнецовой в демонстрационном зале (1968 г.). В центре стола стоит глобус Луны, подготовленный в ГАИШ (издание 1967г.). Левее и ниже виден самый первый глобус Луны (издание 1961 года), на котором около трети поверхности занимает белый, пустой сектор, соответствующий той части лунного шара, что не была сфотографирована во время первой космической съемки Луны в 1959 г.

Деловая записка В.П.Глушко.

Деловая записка В.П.Глушко.

Деловая записка В.П.Глушко, приложенная к материалам, направленным заведующему Отделом физики Луны Ю.Н.Липскому. Взаимодействие В.П.Глушко с Отделом физики Луны и планет ГАИШ происходило постоянно. 1970 год.

В.П.Глушко вручает медаль 40-летия ГДЛ-ОКБ

В.П.Глушко вручает медаль 40-летия ГДЛ-ОКБ

В.П.Глушко вручает медаль 40-летия ГДЛ-ОКБ начальнику отдела предприятия М.Р.Гнесину (1969 г.). На заднем плане рядом с макетами реактивных двигателей стоит глобус Луны, подготовленный в ГАИШ (1967г.), из личной коллекции В.П.Глушко.

В 1974 г. В.П.Глушко был назначен генеральным конструктором Научно-производственного объединения "Энергия", соединившем ОКБ, основанное В.П.Глушко, и КБ, руководимое ранее С.П.Королевым. Наряду с проводимыми под руководством В.П.Глушко текущими запусками орбитальных станций и космических кораблей, в НПО "Энергия" по его инициативе началась разработка новой ракетно-космической системы "Энергия" с грузоподъемностью более 100 т.

Среди других задач, сверхтяжелый носитель "Энергия" по замыслу В.П.Глушко предназначался для обеспечения пилотируемых полетов на Луну и создания долговременной обитаемой базы на лунной поверхности. Отдел исследований Луны и планет ГАИШ был привлечен В.П.Глушко для научного обеспечения проекта обитаемой лунной базы. В рамках договора НПО "Энергия" с ГАИШ в течении ряда лет велись работы по научному обоснованию выбора места базирования на лунной поверхности. Это сотрудничество продолжалось почти 15 лет.

Надпись, сделанная В.П.Глушко на своей книге

Надпись, сделанная В.П.Глушко на своей книге

Надпись, сделанная В.П.Глушко на своей книге, подаренной им заведующему Отделом исследований Луны и планет ГАИШ В.В.Шевченко (1978 г.). Сотрудничество коллектива Отдела с НПО "Энергия", руководимым В.П.Глушко, вступило в это время в новую активную фазу.

Валентин Петрович был неизменно внимательным и доброжелательным

Валентин Петрович был неизменно внимательным и доброжелательным

В процессе совместных работ у руководства Отдела часто возникали просьбы к В.П.Глушко о содействии в том или ином вопросе. Валентин Петрович был неизменно внимательным и доброжелательным. Ни одно из обращений к нему не оставалось безответным. В этом случае его телефонный разговор, как правило, начинался шутливой фразой: "Владислав Владимирович, я вам докладываю..."

Знаком внимания были регулярные праздничные подравления.

Для новой ракеты-носителя был создан самый мощный в мире ЖРД РД-170. Первый запуск ракеты "Энергия" состоялся 15 мая 1987 г. В ноябре 1988 г. состоялся запуск ракетно-космической системы "Энергия-Буран" с возвращением и посадкой орбитального корабля "Буран" в автоматическом режиме.

ЖРД РД-170

ЖРД РД-170

ЖРД РД-170 - двигатель первой ступени многоразовой космической системы "Энергия" - "Буран". Самый мощный в мире двигатель был предназначен для многократного использования.

"Энергия" - "Буран"

"Энергия" - "Буран"

Многоразования космическая система "Энергия" - "Буран" на старте.

Одна из последних книг В.П.Глушко

Одна из последних книг В.П.Глушко

Одна из последних книг В.П.Глушко, опубликованных при его жизни, с дарственной надписью заведующему Отделом исследований Луны и планет ГАИШ В.В.Шевченко (1987 г.).

В.П.Глушко был автором более 250 научных и научно-популярных публикаций. Много времени он уделял также научно-общественной деятельности. В частности, он был главным редактором нескольких изданий энциклопедии "Космонавтика".

Г.С.Титов, В.П.Глушко, Я.Б.Зельдович

Г.С.Титов, В.П.Глушко, Я.Б.Зельдович

Г.С.Титов, В.П.Глушко, Я.Б.Зельдович в президиуме Международного конгресса по Марсу "Сотрудничество в космосе во имя мира на Земле". 1987 год.

В.П.Глушко умер 10 января 1989 г. Он похоронен на Новодевичьем кладбище. Незадолго до кончины В.П.Глушко просил развеять его прах на Луне или на Марсе. Освоение Луны было последним его замыслом.

Памятник В.П.Глушко на его могиле на Новодевичьем кладбище в Москве.

Памятник В.П.Глушко на его могиле на Новодевичьем кладбище в Москве.

Страницы книги

Страницы книги.

Страницы книги В.В.Шевченко и В.И.Чикмачева "Лунная база - проект XXI века", которую авторы посвятили памяти В.П.Глушко. 1989 год.

Кратер на видимой стороне Луны назван в честь В.П.Глушко

Кратер на видимой стороне Луны назван в честь В.П.Глушко

Решением XXII-ой Генеральной Ассамблеи Международного астрономического союза (1994 г.) кратер диаметром 43 км на видимой стороне Луны назван в честь В.П.Глушко. Кратер Глушко обладает уникальной протяженной системой светлых лучей, благодаря которой в условиях полнолуния он становится одним из доминирующих объектов в этой части Луны. Кратер Глушко в центре фрагмента снимка Луны, доставленного на Землю автоматической межпланетной станцией "Зонд-8". На ракете-носителе, обеспечившей запуск этой станции к Луне, были установлены двигатели, созданные под руководством академика В.П.Глушко.

В.В.Шевченко.

Фотографии из архива семьи Глушко

selena.sai.msu.ru

ГЛУШКО ВАЛЕНТИН ПЕТРОВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Валентин Петрович Глушко родился 21 августа (по новому стилю — 2 сентября) 1908 года в Одессе. По национальности украинец.

Был четыре раза женат. Жены: Сусанна Михайловна Георгиевская (в браке с 1927 по 1930 годы), детская писательница; Тамара Саркисова (в браке с 1937 по 1944 годы, отреклась от мужа после его ареста), Магда Максовна Глушко, преподаватель иностранного языка Московского государственного университета; Лидия Пёрышкова (с 1961 года). Четверо детей: дочери Евгения и Елена, сыновья Юрий и Александр.

Ещё во время учёбы в школе Глушко активно переписывался с К. Э. Циолковским и публиковал статьи космической тематики. В 1924 году он окончил профессионально-техническую школу, а в 1925 году поступил на физическое отделение физико-математического факультета Ленинградского государственного университета. В феврале 1929 года Глушко был отчислен за неоплату обучения, но уже весной сумел сдать третью часть дипломного проекта «Металл как взрывчатое вещество» в Комитет по делам изобретений. Ему было предложено заняться реализацией этой разработки.

С мая 1929 года Глушко работал начальником 2-го сектора (впоследствии отдела) ракет на жидком топливе Газодинамической лаборатории. Он стал одним из основоположников советского жидкостного двигателестроения, разработав и испытав двигатели ОРМ-52, работавшие на азотно-кислотно-керосиновом топливе. Кроме того, за время своей работы в лаборатории он создал электрический ракетный двигатель и ракеты моделей «ЛА-1, РЛА-3 и РЛА-100. В 1933-1934 годах Глушко читал курс лекций «Жидкое топливо для реактивных двигателей» и «Конструкция жидкостных ракетных двигателей» в Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского.

В сентябре 1933 года Глушко возглавил 1-й отдел, а в январе 1934 года — азотно-кислотный сектор Ленинградского отделения Ракетного НИИ (с 1937 года — НИИ-3). В 1936-1938 годах был главным конструктором жидкостных ракетных двигателей. В те годы он создал целую линейку двигателей ОРМ, включая и первый в мире двигатель для полёта человека ОРМ-65.

23 марта 1938 года Глушко был арестован органами НКВД СССР по обвинению во вредительстве. Поводом для этого послужил донос начальника отдела реактивных двигателей НИИ-3 А. Г. Костикова. Помимо Глушко, были арестованы и впоследствии осуждены начальник НИИ И. Т. Клеймёнов, его заместитель Г. Э. Лангемак и начальник отдела ракетных летательных аппаратов С. П. Королёв. 15 августа 1939 года Особое Совещание при НКВД СССР приговорило Глушко к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Отбывал наказание он в «шарашке», возглавлял конструкторскую группу 4-го специального отдела НКВД СССР при Тушинском авиазавода № 82, затем в течение четырёх лет был главным конструктором Конструкторского бюро 4-го Спецотдела НКВД СССР при Казанском авиамоторном заводе № 16. В эти годы им были разработаны проекты вспомогательной установки жидкостных ракетных двигателей на самолётах, самолётные ускорители двигателей. 2 августа 1944 года Глушко был освобождён из заключения со снятием судимости. Полностью он был реабилитирован только 29 сентября 1956 года.

С декабря 1944 года Глушко работал главным конструктором ОКБ-СД. Занимался проведением испытаний двигателей РД-1 на различных моделях советских самолётов, разработал трёхкамерный двигатель РД-3 с тягой 900 кг. Впоследствии стал заведующим кафедрой реактивных двигателей Казанского авиационного института. После окончания войны дважды командировался на несколько месяцев в Германию для изучения трофейной продукции немецкого ракетостроения.

В июле 1946 года Глушко вновь был назначен главным конструктором ОКБ-СД, занимал эту должность до мая 1974 года. За эти годы он руководил разработкой более 50 жидкосных ракетных двигателей и их модификаций, которые применялись на 17 космических и боевых ракетах. Двигатели Глушко стояли на всех советских ракетах-носителях, запускавшихся в период с 1949 по 1976 годы. Двигатели РД-107 и РД-108 стояли на межконтинентальной баллистической ракете «Р-7», впоследствии ставшей ракетой-носителем для космических кораблей «Восток» и «Союз», РД-216 и РД-251 — на ракетах-носителях «Космос» и «Протон», РД-170 — на ракете-носителе «Энергия».

В мае 1974 года Глушко был назначен директором и генеральным конструктором Научно-производственного объединения «Энергия», располагавшегося в городе Калининграде (ныне — Королёв Московской области). Руководил созданием орбитальных космических станций «Салют-6», «Салют-7», «Мир», проектировал многоразовую транспортно-космическую систему «Энергия-Буран», разрабатывал модификации пилотируемых космических кораблей «Союз».

Валентин Петрович Глушко является автором 250 научных работ и изобретений. В 1958 году он был избран академиком Академии наук СССР. За свои научные достижения он дважды закрытыми Указами Президиума Верховного Совета СССР удостаивался звания Героя Социалистического Труда. Кроме того, он избирался членом ЦК КПСС (с 1976 года) и депутатом Верховного Совета СССР пяти созывов (1966-1989 годы).

Умер 10 января 1989 года, похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы (участок № 10).

Именем Валентина Петровича Глушко названы улицы в Москве, Казани, Калуге, Байконуре, проспект в Одессе, кратер на видимой стороне Луны, пароход-лесовоз Северного морского пароходства. Памятники ему установлены в Москве и Химках, бюсты - в Одессе, Байконуре и на его могиле на Новодевичьем кладбище, мемориальные доски на домах, где он жил, в Одессе и Москве, а также в городе Королёве на здании, где он работал. В. П. Глушко избран почётным гражданином Калуги, Казани, Элисты, Приморска, Королёва, Химок, Одессы и Байконура.

w.histrf.ru

Академик Валентин Петрович Глушко » Военное обозрение

Этому человеку современная российская космонавтика обязана очень многим – от проектирования двигателей корабля «Восток», на котором был совершён первый полёт в космос, до создания орбитальных космических станций. Валентину Петровичу Глушко установлен памятник в центре родной Одессы на одноимённом проспекте, несмотря на то, что долгое время он входил в число засекреченных людей. За заслуги перед отечеством он дважды награждён званием Героя Социалистического Труда, пятью орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, многочисленными медалями, а также лауреат Государственной и Ленинской премий.

Мечты о космосе

Родился Валентин Глушко в 1908 году в Одессе, после революции поступил в реальное училище, переименованное потом в Профтехшколу. Несмотря на тяжёлое для страны время, мальчик мечтал не о службе в отрядах Красной Армии, как многие его сверстники. Его восхищали книги Жюля Верна. Прочитав в 1921 году «Из пушки на Луну» и «Вокруг Луны», маленький Валентин решил посвятить всю свою оставшуюся жизнь осуществлению таких полётов. Он понимал, что для этого требуются хорошие знания, необходимо окончить школу, поступить в высшее учебное заведение. Он искренне верил, что будущее – за освоением космоса.

В то же время он познакомился и с работами К. Циолковского. Вот как пишет об этом сам Валентин Петрович в своей автобиографии: «Первый труд Циолковского я нашел в одесской публичной библиотеке. Зимой 1922 года она не отапливалась. Сидя в читальном зале в шинели, я переписывал его посиневшими пальцами в свои тетради. В 1923 году, 26 сентября, я написал письмо К. Э. Циолковскому в Калугу, Коровинская, 61, с просьбой выслать его труды. Через короткий срок (8 октября), к великой моей радости, получил ответное письмо от Циолковского вместе с некоторыми изданиями его трудов. Вскоре Циолковский сообщил, что впредь будет высылать мне все издаваемые им труды. Так началась переписка, продолжавшаяся ряд лет». Переписка, которую Глушко бережно сохранил, продолжалась с 1923 по 1930 годы. В его лице Циолковский нашёл преданного поклонника, который не только разделял его грезы о полетах в космос, но и был готов посвятить этому жизнь. В 1924 году, когда Валентину исполнилось 16 лет, он закончил работу над своей первой книгой «Проблема эксплуатации планет» объёмом 203 страницы. В издательстве её не взяли, работа была слишком наивной и эмоциональной, как через много лет признал Глушко. Но в этой юношеской работе будущий академик изложил идеи, часть которых сам потом смог осуществить. Кроме того он публиковал небольшие научно-популярные статьи о космических полётах.

В.П.Глушко в годы работы в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ). Москва. 1934 год

От теории к практике

Окончив Профтехшколу в 1924 году, Валентин Глушко поступил в Ленинградский Государственный Университет на физическое отделение физико-математического факультета. В качестве дипломной работы в 1929 году он представил проект межпланетного корабля «Гелиоракетоплан» с электрическими ракетными двигателями. После окончания университета зачислен в штат Газодинамической Лаборатории (ГДЛ) как руководитель подразделения по разработке электрических и жидкостных ракет и ракетных двигателей, где вскоре начал работать над созданием первого отечественного жидкостного ракетного двигателя (ЖРД) под названием ОРМ-1. За время работы в ГДЛ Глушко сконструировал ракеты серии РЛА-1, РЛА-2, РЛА-3 и РЛА-100, разработал конструкции и испытал двигатели серии ОРМ на азотнокислотном-керосиновом топливе.

В январе 1934 года Валентина Глушко перевели в Москву и назначили начальником сектора РНИИ Наркомата Обороны. В декабре 1935 года он закончил работу над книгой «Ракеты их устройство и применение», параллельно читал лекции в Военно-воздушной инженерной академии Н. Е. Жуковского. В следующем году назначен главным конструктором.

ОРМ-65 - жидкостной ракетный двигатель, созданный В.П.Глушко в 30-х годах для установки на ракетоплане РП-318 и крылатой ракете 212 конструкции С.П.Королева

Репрессии и Великая Отечественная Война

Валентин Глушко, как и многие учёные в то время, не избежал репрессий. Его арестовали 23 марта 1938 года. Через два дня в подвалах Лубянки он подписал признание: «Я являюсь участником антисоветской организации в оборонной промышленности, по заданию которой проводил вредительскую подрывную работу. Кроме того, я занимался шпионской работой в пользу Германии». А через несколько месяцев в Бутырской тюрьме отказался от необоснованных обвинений и начал писать письма сначала Вышинскому, потому Ежову и Сталину. Текст был почти одинаков: «Прошу Вашего распоряжения о пересмотре моего дела, поручив его новому следствию, т. к. форма допроса, которому я подвергся, носила характер морального и физического принуждения, в результате чего мною были даны показания, не отвечающие действительности. Прошу не замедлить с пересмотром моего дела (№ 18102), обеспечив нормальный метод следствия, т. к. я сижу в тюрьме уже 7 месяцев». Конечно, на эти письма никто не отвечал.

В.П.Глушко в Бутырской тюрьме в 1938 г. В период сталинских репрессий В.П.Глушко был арестован НКВД по сфабрикованному делу и освобожден только в 1944 г

Следующий адресат – Л. Берия. Глушко писал: «Будучи оклеветан врагами народа, я был арестован 23.03.38 г. и подвергся со стороны следственного аппарата НКВД моральному и физическому принуждению, в результате насилия я был вынужден подписать протокол допроса, содержание которого является вздором, вымыслом». Он добился только замены следователя, но выиграть дело было невозможно. 15 августа 1939 года Особое совещание при народном комиссаре внутренних дел СССР вынесло постановление: «Глушко Валентина Петровича за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на восемь лет, считая срок с 23 марта 1938 года. Дело сдать в архив».

Выписка из протокола с приговором

Однако к тому времени Глушко уже являлся очень крупным специалистом и его оставили работать в техбюро, а в 1940 году перевели в Казань, где учёный продолжал работать в качестве главного конструктора КБ 4-го Спецотдела НКВД при Казанском заводе № 16 по разработке вспомогательных самолётных ЖРД. При этом у Глушко было исключительное право набирать для сотрудничества специалистов из тех, кто оказался в ГУЛАГе. Он составил список из бывших сотрудников и знакомых, но большинство из них были уже расстреляны.

С Глушко работали Жирицкий, Страхович, Витка, Лист, Желтухин, Уманский и другие, а в 1942 году по ходатайству Валентина Глушко в Казань перевели С. П. Королёва. Вместе они разрабатывали военную технику. Для начала ракетной установкой с двигателем РД-1 был оснащён самолёт Пе-2, и его скорость сразу возросла на 180 км/ч. После этого двигатель усовершенствовали и провели цикл испытаний на истребителях Як-3, Су-7 и Ла-7. В результате прирост скорости самолётов составил 200 км/ч. Так ввели в работу жидкостный реактивный двигатель, повлиявший на судьбу ракетной техники. Сталин оценил заслуги Валентина Петровича в разработке военных самолётов, и 27 августа 1944 года он был досрочно освобождён со снятием судимости. Глушко передал Сталину список, где указал более 30 человек, с просьбой о досрочном освобождении. Большинство из этих людей впоследствии остались работать с Валентином Петровичем. С 1945 года он заведовал кафедрой реактивных двигателей Казанского авиационного института.

«Сквозь тернии – к звёздам»

После войны в 1945-1946 годах Глушко находился в командировке в Германии, где изучал трофейную немецкую ракетную технику. Результат своих наблюдений он обобщил в докладной записке министру вооружений Устинову, в которой изложил программу создания в СССР ракетной промышленности и предложил свою кандидатуру на должность главного конструктора ОКБ ракетных двигателей. Летом 1946 коллектив КБ из Казани перевели на авиазавод № 456 в Химках, который переоборудовали для производства жидкостных ракетных двигателей и позднее переименовали в НПО «Энергомаш», а в 1970-х годах – в НПО «Энергия». В сентябре 1948 года состоялся запуск первой ракеты Р-1 с жидкостным ракетным двигателем.

В 1953 году Валентин Петрович Глушко избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1957 году Высшая Аттестационная Комиссия присудила ему степень доктора технических наук без защиты диссертации. В 1960-1970 годах под руководством главного конструктора Глушко разрабатывались программы создания орбитальных пилотируемых станций, лунных поселений, новых космических кораблей многоразового использования, освоения Марса и Венеры, полетов к астероидам. Это было время великой мечты о космосе, когда Валентин Петрович осуществил многое из своих детских желаний.

После запуска на орбиту Земли первого искусственного спутника в СССР началось бурное развитие ракетостроения. Под руководством Глушко шла разработка обитаемой лунной станции. Он хотел привлечь к этому проекту внимание общественности, но все работы велись под грифом «совершенно секретно». После нескольких неудачных запусков ракеты Н-1 лунную программу и вовсе закрыли.

В.П.Глушко с космонавтами Ю.А.Гагариным и П.Р.Поповичем в своем рабочем кабинете. 1963 год

В своей первой книге «Проблемы эксплуатации планет» академик предвидел много изобретений, служащих освоению космического пространства. Так, он писал: «Сообщение между ракетой и Землей может быть прямое и должно производиться посредством маленького аппарата, так что эта большая ракета (мы назовем ее наблюдательной станцией), находясь всегда наверху, может иметь много различных назначений». И вот в 1960-1970 годах Глушко участвует в разработке орбитальных комплексов «Салют», «Мир», а сообщение с Землёй поддерживают пилотируемые корабли «Союз» и транспортные «Прогресс».

В 1968 году Валентин Глушко назначен председателем Научного Совета по проблеме «Жидкое топливо» при Президиуме АН СССР. Всего под его руководством было создано более 50 жидкостных ракетных двигателей и их модификаций, которые применяются на 17 моделях боевых и космических ракет. Также его двигатели установлены на ракетах-носителях, которые осуществили запуск автоматических станций к Луне, Венере и Марсу, пилотируемых кораблей «Восток», «Восход» и «Союз», вывели на орбиты искусственных спутников Земли и Луны.

«Энергия-Буран» – последнее детище Глушко

В начале 1972 года в США начали работы по программе Space Shuttle, а уже в марте в Советском Союзе на совещании Военно-промышленной комиссии обсуждали вопрос о создании отечественной многоразовой космической системы. Ещё через месяц прошло совещание конструкторов во главе с Глушко, где обозначили проблемы разработки МКС. Основная трудность заключалась в том, что одноразовые ракеты-носители были выгоднее как по эффективности, так и по стоимости, а первостепенной необходимости в использовании многоразовых космических аппаратов не было. К тому же задача требовала неординарного подхода и огромных материальных затрат, не говоря о технических сложностях. Естественно, советская МКС не должна была уступать американскому «Шаттлу» ни в чём.

Начать работу решились только после того, как американский челнок совершил маневр над Москвой, спустившись с орбиты до высоты всего 80 км над городом, а затем повторил его ещё раз. Тут же был принят приказ о создании космического аппарата «Буран», и в НПО «Энергия», которым руководил главный конструктор Глушко, начались разработки этого проекта. «Буран» должен был сочетать в себе свойства обычного самолёта и орбитального космического корабля. Инженеры столкнулись с тем, что для выполнения поставленных требований необходимо создание новых теплозащитных материалов, и тут же появилась проблема их испытания.

Снаружи корабль покрыли керамической плиткой. Несколько десятков тысяч деталей были рассчитаны на компьютере. Все они имели разную форму и размер, и ручной расчёт потребовал бы десятков тысяч чертежей. Материал мог выдерживать большие перепады температур. Для новой ракеты-носителя Глушко создал самый мощный в мире ЖРД РД-170. В результате механические характеристики «Бурана» не только не уступили «Шаттлу», но по некоторым параметрам даже превзошли его.

Всего на разработку МКС «Буран» дали 8 лет, но полностью система была готова к запуску только к 1988 году. В 1987 году провели пробный запуск ракеты-носителя «Энергия» вместе с экспериментальным спутником «Полюс». Она не вышла на орбиту из-за возникшей в полёте ошибки в системе спутника, но отлично совершила корректировку траектории при посадке.

Окончательно старт МКС «Энергия-Буран» с космодрома Байконур назначили на 15 ноября 1988 года. Погода выдалась неудачная, объявили штормовое предупреждение. Но запуск все равно состоялся. Полёт прошёл по задуманному плану. Отделившись от ракеты-носителя, корабль «Буран» достиг первой космической скорости и вышел на круговую орбиту, совершил два полных витка вокруг Земли. Спустя 209 минут после старта корабль приземлился в автоматическом режиме на взлётно-посадочной полосе Байконура. Несмотря на тяжёлые погодные условия, посадка была произведена безупречно.

Запуск МКС «Энергия-Буран» означал триумф отечественной космонавтики. Однако первый полёт МКС стал и последним. В 1989 году в возрасте 80 лет скончался её создатель Валентин Глушко. Следующий запуск «Бурана» отложили сначала на два года, потом ещё на год, и ещё… А именем академика Глушко по решению Генеральной Ассамблеи Международного астрономического союза в 1994 году назвали кратер на видимой стороне Луны.

Г.С.Титов, В.П.Глушко, Я.Б.Зельдович в президиуме Международного конгресса по Марсу "Сотрудничество в космосе во имя мира на Земле". 1987 годПамятник В.П.Глушко на его могиле на Новодевичьем кладбище в Москве

topwar.ru

Глушко, Валентин Петрович - это... Что такое Глушко, Валентин Петрович?

Памятная монета Банка России, посвящённая 100-летию со дня рождения В. П. Глушко, серебро, 2 рубля, 2008 год Валентин Глушко на почтовой марке Украины, 2003 год Валентин Глушко на почтовой марке России

Валенти́н Петро́вич Глушко́ (20 августа (2 сентября) 1908, Одесса — 10 января 1989, Москва) — инженер, крупный советский учёный в области ракетно-космической техники; один из пионеров ракетно-космической техники; основоположник отечественного жидкостного ракетного двигателестроения.

Главный конструктор космических систем (с 1974), генеральный конструктор многоразового ракетно-космического комплекса «Энергия — Буран», академик Академии наук СССР (1958; член-корреспондент с 1953), действительный член Международной академии аэронавтики, член КПСС с 1956 года, депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР 7—11-го созывов от Калмыцкой АССР, лауреат Ленинской премии, дважды лауреат Государственной премии СССР, дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961).

Биография

В 1919 году зачислен в Реальное училище имени св. Павла (переименованное в IV Профтехшколу «Металл» им. Троцкого), которое закончил в 1924 году. Одновременно с учёбой в училище руководил Кружком общества любителей мироведения при одесском отделении Русского общества любителей мироведения (РОЛМ). В эти же годы (с 1920 по 1922) занимался в консерватории по классу скрипки у профессора Столярова, а затем был переведен в Одесскую музыкальную академию.

С 1923 по 1930 годы состоял в переписке с К. Э. Циолковским.

В 1924 году получает диплом об окончании Профтехшколы. В это же время он закончил работу над первой редакцией своей книги «Проблема эксплуатации планет», в газетах и журналах публикуются его научно-популярные статьи о космических полетах «Завоевание Землей Луны» в 1924 году, «Станция вне Земли» в 1926 году и др.

По путевке Наркомпроса УССР направляется на учёбу в Ленинградский государственный университет. Параллельно с учёбой он работает в качестве рабочего (сначала оптика, а затем механика) в мастерских Научного института им. П. Ф. Лесгафта, а в 1927 году — геодезистом Главного геодезического управления Ленинграда.

В качестве дипломной работы, состоящей из трех частей, Глушко предложил проект межпланетного корабля «Гелиоракетоплана» с электрическими ракетными двигателями. 18 апреля 1929 года третья часть, посвященная электрическому ракетному двигателю, была сдана в отдел при Комитете по делам изобретений.

15 мая 1929 года зачислен в штат Газодинамической лаборатории. В 1930 году разработана конструкция и начато изготовление первого отечественного жидкостного ракетного двигателя ОРМ-1. Одновременно Глушко в качестве компонентов ракетных топлив предложил азотную кислоту, растворы в ней азотного тетроксида, перекись водорода и др. Им разработано и испытано профилированное сопло, разработана теплоизоляция камеры ракетного двигателя двуокисью циркония и другими составами.

За время работы в ГДЛ были разработаны конструкции и испытаны двигатели серии ОРМ: ОРМ-1—ОРМ-52 на азотнокислотном-керосиновом топливе. Кроме того, разработаны конструкции ракет серии РЛА-1, РЛА-2, РЛА-3 и РЛА-100.

В январе 1934 года Глушко был переведен в Москву и назначен начальником сектора РНИИ Наркомата Обороны.

В 1933—1934 годах читал курсы лекций в Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского.

В декабре 1935 года вышла в свет книга «Ракеты их устройство и применение» под редакцией Г. Э. Лангемака и В. П. Глушко.

5 ноября 1936 года проведены официальные стендовые испытания ЖРД ОРМ-65 тягой до 175 кг на азотнокислотно-керосиновом топливе для ракетоплана РП-318 и крылатой ракеты 212 конструкции С. П. Королёва. 16 декабря 1936 года проведено первое огневое наземное испытание ЖРД ОРМ-65 на ракетоплане РП-318.

В 1937 году Глушко опубликовано 7 статей в сборниках научных работ РНИИ «Ракетная техника». Член научно-технического совета РНИИ.

Арест и работа в шарашках

Выписка из протокола с приговором

В марте 1938 года Глушко был арестован и по август 1939 года находился под следствием внутренней тюрьмы НКВД на Лубянке и в Бутырской тюрьме. 15 августа 1939 года осуждён Особым совещанием при НКВД СССР сроком на 8 лет, впоследствии оставлен для работы в техбюро. До 1940 года он работает в конструкторской группе 4-го Спецотдела НКВД (т. н. «шарашке») при Тушинском авиамоторостроительном заводе № 82. За это время были разработаны проект вспомогательной установки ЖРД на самолетах С-100 и Сталь-7. В 1940 году Глушко был переведён в Казань, где он продолжает работы в качестве главного конструктора КБ 4-го Спецотдела НКВД при Казанском заводе № 16 по разработке вспомогательных самолетных ЖРД РД-1, РД-1ХЗ, РД-2 и РД-3.

27 августа 1944 года по решению Президиума Верховного Совета он был досрочно освобождён со снятием судимости. Реабилитирован в 1956 году.

Дальнейшая карьера

В декабре 1944 года назначен главным конструктором ОКБ-СД (Опытно-Конструкторское Бюро Специальных Двигателей), г. Казань. В 1944—1945 годах проведены наземные и летные испытания ЖРД РД-1 на самолетах Пе-2Р, Ла-7, Як-3 и Су-6. Разрабатывается трехкамерный азотнокислотно-керосиновый ЖРД РД-3 тягой 900 кг, проведены официальные стендовые испытания ЖРД РД-1ХЗ с химическим повторным зажиганием.

С июля по декабрь 1945 года и с мая по декабрь 1946 года Глушко находится в Германии, где изучает трофейную немецкую ракетную технику (в основном — Фау-2) в институте «Нордхаузен».

3 июля 1946 года приказом МАП авиазавод № 456 в Химках был перепрофилирован под производство жидкостных ракетных двигателей с одновременным перебазированием на него коллектива ОКБ-СД из Казани. Этим же приказом Глушко был назначен главным конструктором ОКБ-456 (ныне — НПО «Энергомаш»).

10 октября 1948 года произведен успешный пуск ракеты Р-1 с РД-100 (копия немецкой Фау-2). Проводятся работы над модификацией двигателя РД-100 (РД-101—РД-103). 19 апреля 1953 года осуществлен успешный пуск ракеты Р-5 с РД-103.

По результатам испытаний 2 февраля 1956 года ракеты Р-5М с боевым ядерным зарядом В. П. Глушко получил звание Герой Социалистического Труда[1].

В дальнейшем под руководством Глушко разработаны мощные ЖРД на низкокипящих и высококипящих топливах, используемые на первых ступенях и в большинстве вторых ступеней советских ракет-носителей и многих боевых ракет. Неполный список включает: РД-107 и РД-108 для РН «Восток», РД-119 и РД-253 для РН «Протон», РД-301, РД-170 для «Энергии» (самый мощный ЖРД в мире) и многие другие.

22 мая 1974 года назначен директором и генеральным конструктором НПО «Энергия», соединившем ОКБ, основанное В. П. Глушко, и КБ, руководимое ранее С. П. Королевым. По его инициативе были свёрнуты работы по ракете-носителю Н-1, вместо которой по его предложению и под его руководством была создана многоразовая космическая система «Энергия — Буран». Он возглавлял работы по совершенствованию пилотируемых космических кораблей «Союз», грузового корабля «Прогресс», орбитальных станций «Салют», созданию орбитальной станции «Мир».

В. П. Глушко умер 10 января 1989 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве[2].

Критика

  • Глушко так и не сумел преодолеть проблемы с нестабильностью процесса горения в больших ракетных двигателях, что вплоть до середины 1980-х годов не позволяло создавать сверхтяжёлые ракеты-носители класса Сатурн-5.
  • Глушко был одним из главных критиков А. Г. Костикова, с которым работал в РНИИ и которого считал главным виновником того, что подвергся репрессиям. Профессор МАИ Л. С. Душкин, работавший в 30-е годы вместе с Костиковым и Глушко, считал эту критику необоснованной и отмечал ряд недальновидных действий Глушко во время работы института[3].

Воспоминания о Глушко

В мой кабинет вошли два офицера: полковника я узнал сразу — это был Валентин Петрович Глушко, а другой — подполковник — коротко представился: «Лист». Оба были не в гимнастерках, галифе и сапогах, а в добротных кителях и хорошо отглаженных брюках.

Глушко чуть улыбнулся и сказал: «Ну, мы с Вами, кажется, уже встречались». Значит, запомнил встречу в Химках. Зашел Николай Пилюгин, и я представил его как главного инженера института. Предложил рассаживаться и выпить чаю или «чего-нибудь покрепче». Но Глушко, не присаживаясь, извинился и сказал, что сначала просит срочной автомобильной помощи:

— Мы едем из Нордхаузена, машина очень плохо тянула и сильно дымила. В салоне мы задыхались от дыма. У вас, говорят, есть хорошие специалисты в «репаратуре».

Николай Пилюгин подошел к окну и заявил:

— Да она и сейчас дымит. Вы мотор-то выключили?

Неожиданно спокойным тихим голосом заговорил Лист, который снял фуражку, обнаружив копну совершенно седых волос, и демонстративно опустился в кресло.

— Не надо беспокоиться. Это догорают тормозные колодки ручного тормоза. Мы едем из Нордхаузена с затянутым ручным тормозом.

Мы с Пилюгиным были ошарашены:

— Так почему вы его не отпустили?

— Видите ли, Валентин Петрович поставил мне условие, что, если он за рулем, я не смею ему ничего подсказывать.

— Б. Е. Черток Ракеты и люди. Книга 1. Ракетный институт в Тюрингии. — М.: «Машиностроение», 1999

Глушко с утра встретил нас бодрым, подтянутым и отнюдь не подавленным. Как всегда одетый в хорошо сидящий на нём костюм с подобранным в тон галстуком, он демонстрировал уверенность в правоте своей линии. Снова перебирая в памяти первую шестерку главных, я бы сказал, что Глушко выделялся гордостью и аристократизмом хорошо воспитанного человека. Он не любил переходить на «ты». Никаких намеков на панибратство не терпел.

Глушко всегда был подтянут, безупречно одет и корректен. В обсуждении проблемы, так же как в документах, он требовал убедительной логики, ясности, четкости формулировок. Иногда документы, которые приносились ему на подпись, перепечатывались по многу раз только потому, что исполнитель не мог совместить ясность изложения с синтаксисом русского языка или не соблюдал скрупулёзной точности в наименовании адресата. В этом отношении он был беспощаден, даже въедлив.

За внешней корректностью проглядывалась твердая воля в отстаивании своей позиции, своих убеждений. Он мог доходить, не прибегая к сильным выражениям, до очень обидных для оппонента логических построений. Иногда был бескомпромиссен там, где, казалось, жесткая позиция вредит и ему, и делу… Глушко способен был, не повышая голоса, не прибегая к сильным выражениям, доказать человеку, что тот работает безответственно и ему нельзя доверить серьёзное дело.

Ни у Королева, ни у Глушко, так по крайней мере казалось не только мне, но и другим, не было близких друзей по работе, которым можно было доверить свои сокровенные идеи и мысли.

Очень сильные и очень разные были у них характеры. Но было объединяющее общее: оба принадлежали к поколению, которое в детстве прошло через войну гражданскую — классовую, юность была отдана героическому труду во имя великой цели. Они подверглись жесточайшим испытаниям, моральным и физическим, и при всем этом не изменили своим мечтам, сохранили целеустремленность и веру в свои силы.

— Б. Е. Черток Ракеты и люди. Книга 4. Лунная гонка. — М.: «Машиностроение», 1999

«Острый конфликт между Королевым и Глушко возник не без помощи Василия Мишина, где-то в шестидесятом году. Но до этого со времен их работы в НИИ-3, потом в Казани, в Германии при создании всех ракет до „семерки“ включительно они были единомышленниками…

У Глушко нет ни королевского артистизма, ни таланта полководца. Если бы не его целенаправленное увлечение с молодых лет ракетными двигателями ради межпланетных полетов, он мог быть ученым, даже одиночкой: астрономом, химиком, радиофизиком, не знаю кем еще, но очень увлеченным. Разработав новую теорию очень детально, он не отступится от своих принципов, будет их защищать со всей страстью.

В истории им обоим было суждено стать главными конструкторами. До этого они вместе прошли школу „врагов народа“. Это их сближало. Однако в Казани Королеву, даже заключенному, трудно было признавать власть тоже заключенного главного конструктора Глушко. В Германию, после освобождения, оба командируются одновременно. Но Глушко — в чине полковника, а Королев — в чине подполковника. Потом Королев формально становится над Глушко. Он — головной главный конструктор, он — технический руководитель всех Госкомиссий, он — глава Совета главных конструкторов. Королев властолюбив. Глушко честолюбив. Когда хоронили Королева, мы вместе выходили из Дома союзов. Глушко совершенно серьёзно сказал: „Я готов через год умереть, если будут такие же похороны“.

Глушко работает не щадя сил, но мечтает о славе, даже посмертной. Королев тоже не щадил сил, но ему нужна была слава при жизни.»

А. М. Исаев

— Б. Е. Черток Ракеты и люди. Книга 4. Лунная гонка. — М.: «Машиностроение", 1999

Награды

В кинематографе

  • Одним из персонажей художественном фильма «Укрощение огня» (1972; СССР), снятом по мотивам биографии Сергея Королёва, является соратник первого Главного конструктора ОКБ-1, фигурирующий под именем Евгений Огнев. Принято считать, что прототипом этого персонажа является Валентин Глушко. Однако Огнев, сыгранный актёром Игорем Горбачевым, внешне больше похож на Василия Мишина. Кроме того, по фильму у Башкирцева и Огнева дружеские отношения, в то время как у Королёва в последние годы жизни были натянутые отношения с Глушко: «…при жизни Королева мы помирить его с Глушко не смогли. Если бы они были такими друзьями, как Башкирцев с Огневым, многое у нас пошло бы по-другому.» — Д. Ф. Устинов[4].
  • В телесериале «Битва за космос» (2005; Россия, США, ФРГ, Великобритания), посвящённом соперничеству СССР и США в космической гонке, роль Валентина Глушко исполнил американский актёр российского происхождения Равиль Исьянов. В телесериале утверждается, что после ареста Глушко (возможно, под пытками) донёс на Королёва, в результате чего последний был арестован, и этот факт послужил основой для негативного отношения Королёва к Глушко. Эта версия не подтверждена фактическим материалом.

См. также

Примечания

Ссылки

 Глушко, Валентин Петрович на сайте «Герои страны»

dic.academic.ru

Глушко, Валентин Петрович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Глушко. Валентин Глушко на почтовой марке Украины, 2003 год Валентин Глушко на почтовой марке России

Валенти́н Петро́вич Глушко́ (укр. Валенти́н Петро́вич Глушко́; 20 августа (2 сентября) 1908, Одесса — 10 января 1989, Москва) — инженер, крупный советский учёный в области ракетно-космической техники; один из пионеров ракетно-космической техники; основоположник отечественного жидкостного ракетного двигателестроения.

Главный конструктор космических систем (с 1974), генеральный конструктор многоразового ракетно-космического комплекса «Энергия — Буран», академик АН УССР и АН СССР, (1958; член-корреспондент с 1953), действительный член Международной академии аэронавтики, член КПСС с 1956 года, депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР 7—11-го созывов от Калмыцкой АССР[1][2][3][4][5], лауреат Ленинской премии, дважды лауреат Государственной премии СССР, дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961). Член ЦК КПСС (1976—1989).

В 1919 году зачислен в Реальное училище имени св. Павла (переименованное в IV Профтехшколу «Металл» им. Троцкого), которое окончил в 1924 году. Одновременно с учёбой в училище руководил Кружком общества любителей мироведения при одесском отделении Русского общества любителей мироведения (РОЛМ). В эти же годы (с 1920 по 1922) занимался в консерватории по классу скрипки у профессора Столярова, а затем был переведён в Одесскую музыкальную академию.

С 1923 по 1930 годы состоял в переписке с К. Э. Циолковским.

В 1924 году получает диплом об окончании Профтехшколы. В это же время он закончил работу над первой редакцией своей книги «Проблема эксплуатации планет», в газетах и журналах публикуются его научно-популярные статьи о космических полётах «Завоевание Землёй Луны» в 1924 году, «Станция вне Земли» в 1926 году и др.

По путёвке Наркомпроса УССР направляется на учёбу в Ленинградский государственный университет. Параллельно с учёбой он работает в качестве рабочего (сначала оптика, а затем механика) в мастерских Научного института им. П. Ф. Лесгафта, а в 1927 году — геодезистом Главного геодезического управления Ленинграда.

В качестве дипломной работы, состоящей из трёх частей, Глушко предложил проект межпланетного корабля «Гелиоракетоплана» с электрическими ракетными двигателями. 18 апреля 1929 года третья часть, посвящённая электрическому ракетному двигателю, была сдана в отдел при Комитете по делам изобретений.

15 мая 1929 года зачислен в штат Газодинамической лаборатории. В 1930 году разработана конструкция и начато изготовление первого отечественного жидкостного ракетного двигателя ОРМ-1. Одновременно Глушко в качестве компонентов ракетных топлив предложил азотную кислоту, растворы в ней азотного тетроксида, пероксид водорода и др. Им разработано и испытано профилированное сопло, разработана теплоизоляция камеры ракетного двигателя диоксидом циркония и другими составами.

За время работы в ГДЛ были разработаны конструкции и испытаны двигатели серии ОРМ: ОРМ-1—ОРМ-52 на азотнокислотном-керосиновом топливе. Кроме того, разработаны конструкции ракет серии РЛА-1, РЛА-2, РЛА-3 и РЛА-100.

В январе 1934 года Глушко был переведён в Москву и назначен начальником сектора РНИИ Наркомата Обороны.

В 1933—1934 годах читал курсы лекций в Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского.

В декабре 1935 года вышла в свет книга «Ракеты: их устройство и применение» под редакцией Г. Э. Лангемака и В. П. Глушко.

5 ноября 1936 года проведены официальные стендовые испытания ЖРД ОРМ-65 тягой до 175 кг на азотнокислотно-керосиновом топливе для ракетоплана РП-318 и крылатой ракеты 212 конструкции С. П. Королёва. 16 декабря 1936 года проведено первое огневое наземное испытание ЖРД ОРМ-65 на ракетоплане РП-318.

В 1937 году Глушко опубликовано 7 статей в сборниках научных работ РНИИ «Ракетная техника». Член научно-технического совета РНИИ.

Арест и работа в «шарашках»[править]

Выписка из протокола с приговором

В марте 1938 года Глушко был арестован и по август 1939 года находился под следствием внутренней тюрьмы НКВД на Лубянке и в Бутырской тюрьме. 15 августа 1939 года осуждён Особым совещанием при НКВД СССР сроком на 8 лет, впоследствии оставлен для работы в техбюро. До 1940 года он работает в конструкторской группе 4-го Спецотдела НКВД (т. н. «шарашке») при Тушинском авиамоторостроительном заводе № 82. За это время были разработаны проект вспомогательной установки ЖРД на самолётах С-100 и Сталь-7. В 1940 году Глушко был переведён в Казань, где он продолжает работы в качестве главного конструктора КБ 4-го Спецотдела НКВД при Казанском заводе № 16 по разработке вспомогательных самолётных ЖРД РД-1, РД-1ХЗ, РД-2 и РД-3.

27 августа 1944 года по решению Президиума Верховного Совета он был досрочно освобождён со снятием судимости. Реабилитирован в 1956 году.

Дальнейшая карьера[править]

В декабре 1944 года назначен главным конструктором ОКБ-СД (Опытно-Конструкторское Бюро Специальных Двигателей), г. Казань. В 1944—1945 годах проведены наземные и летные испытания ЖРД РД-1 на самолётах Пе-2Р, Ла-7, Як-3 и Су-6. Разрабатывается трёхкамерный азотнокислотно-керосиновый ЖРД РД-3 тягой 900 кг, проведены официальные стендовые испытания ЖРД РД-1ХЗ с химическим повторным зажиганием.

С июля по декабрь 1945 года и с мая по декабрь 1946 года Глушко находится в Германии, где изучает трофейную немецкую ракетную технику (в основном — Фау-2) в институте «Нордхаузен».

13 мая 1946 года выходит Постановление СМ СССР № 1017-419сс «Вопросы реактивного вооружения», В. П. Глушко в тексте Постановления прямо не упомянут, но в соответствии с этим документом его назначили на новое место работы[6]. 3 июля 1946 года приказом МАП авиазавод № 456 в Химках был перепрофилирован под производство жидкостных ракетных двигателей с одновременным перебазированием на него коллектива ОКБ-СД из Казани. Этим же приказом он был назначен главным конструктором ОКБ-456 (ныне — НПО «Энергомаш»). Практически сразу же сложился Совет главных конструкторов, в который Глушко был включён[7].

10 октября 1948 года произведён успешный пуск ракеты Р-1 с РД-100 (копия немецкой Фау-2). Проводятся работы над модификацией двигателя РД-100 (РД-101—РД-103). 19 апреля 1953 года осуществлен успешный пуск ракеты Р-5 с РД-103.

По результатам испытаний 2 февраля 1956 года ракеты Р-5М с боевым ядерным зарядом В. П. Глушко получил звание Герой Социалистического Труда[8].

В дальнейшем под руководством Глушко разработаны мощные ЖРД на низкокипящих и высококипящих топливах, используемые на первых ступенях и в большинстве вторых ступеней советских ракет-носителей и многих боевых ракет. Неполный список включает: РД-107 и РД-108 для РН «Восток», РД-119 и РД-253 для РН «Протон», РД-301, РД-170 для «Энергии» (самый мощный ЖРД в мире) и многие другие.

22 мая 1974 года назначен директором и генеральным конструктором НПО «Энергия», соединившем ОКБ, основанное В. П. Глушко, и КБ, руководимое ранее С. П. Королёвым. По его инициативе были свёрнуты работы по ракете-носителю Н-1, вместо которой по его предложению и под его руководством была создана многоразовая космическая система «Энергия — Буран». Он возглавлял работы по совершенствованию пилотируемых космических кораблей «Союз», грузового корабля «Прогресс», орбитальных станций «Салют», созданию орбитальной станции «Мир».

В. П. Глушко умер 10 января 1989 года на 81-м году жизни. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве[9].

  • Глушко так и не сумел преодолеть проблемы с нестабильностью процесса горения в больших ракетных двигателях, что не позволяло создавать однокамерные сверхмощные ЖРД класса F-1.
  • Глушко был одним из главных критиков А. Г. Костикова, с которым работал в РНИИ и которого считал главным виновником того, что подвергся репрессиям. В ответ профессор МАИ Л. С. Душкин, работавший в 1930-е годы вместе с Костиковым и Глушко (и поддержавший в феврале 1938 года травлю второго, начатую первым[10]), считал эту критику необоснованной и отмечал ряд недальновидных действий Глушко во время работы института[11].
  • Глушко так и не смог вычислить величину давления насыщенных паров горючего ТГ-02 («Самин», Тонка-250) для своего справочника физико-химических свойств компонентов ракетного топлива.

Воспоминания о Глушко[править]

В мой кабинет вошли два офицера: полковника я узнал сразу — это был Валентин Петрович Глушко, а другой — подполковник — коротко представился: «Лист». Оба были не в гимнастерках, галифе и сапогах, а в добротных кителях и хорошо отглаженных брюках.

Глушко чуть улыбнулся и сказал: «Ну, мы с вами, кажется, уже встречались». Значит, запомнил встречу в Химках. Зашёл Николай Пилюгин, и я представил его как главного инженера института. Предложил рассаживаться и выпить чаю или «чего-нибудь покрепче». Но Глушко, не присаживаясь, извинился и сказал, что сначала просит срочной автомобильной помощи:

— Мы едем из Нордхаузена, машина очень плохо тянула и сильно дымила. В салоне мы задыхались от дыма. У вас, говорят, есть хорошие специалисты в «репаратуре».

Николай Пилюгин подошёл к окну и заявил:

— Да она и сейчас дымит. Вы мотор-то выключили?

Неожиданно спокойным тихим голосом заговорил Лист, который снял фуражку, обнаружив копну совершенно седых волос, и демонстративно опустился в кресло.

— Не надо беспокоиться. Это догорают тормозные колодки ручного тормоза. Мы едем из Нордхаузена с затянутым ручным тормозом.

Мы с Пилюгиным были ошарашены:

— Так почему вы его не отпустили?

— Видите ли, Валентин Петрович поставил мне условие, что, если он за рулём, я не смею ему ничего подсказывать.

— Б. Е. Черток Ракеты и люди. Книга 1. Ракетный институт в Тюрингии. — М.: «Машиностроение», 1999

Глушко с утра встретил нас бодрым, подтянутым и отнюдь не подавленным. Как всегда одетый в хорошо сидящий на нём костюм с подобранным в тон галстуком, он демонстрировал уверенность в правоте своей линии. Снова перебирая в памяти первую шестёрку главных, я бы сказал, что Глушко выделялся гордостью и аристократизмом хорошо воспитанного человека. Он не любил переходить на «ты». Никаких намеков на панибратство не терпел.

Глушко всегда был подтянут, безупречно одет и корректен. В обсуждении проблемы, так же как в документах, он требовал убедительной логики, ясности, четкости формулировок. Иногда документы, которые приносились ему на подпись, перепечатывались по многу раз только потому, что исполнитель не мог совместить ясность изложения с синтаксисом русского языка или не соблюдал скрупулёзной точности в наименовании адресата. В этом отношении он был беспощаден, даже въедлив.

За внешней корректностью проглядывалась твёрдая воля в отстаивании своей позиции, своих убеждений. Он мог доходить, не прибегая к сильным выражениям, до очень обидных для оппонента логических построений. Иногда был бескомпромиссен там, где, казалось, жёсткая позиция вредит и ему, и делу… Глушко способен был, не повышая голоса, не прибегая к сильным выражениям, доказать человеку, что тот работает безответственно и ему нельзя доверить серьёзное дело.

Ни у Королёва, ни у Глушко, так по крайней мере казалось не только мне, но и другим, не было близких друзей по работе, которым можно было доверить свои сокровенные идеи и мысли.

Очень сильные и очень разные были у них характеры. Но было объединяющее общее: оба принадлежали к поколению, которое в детстве прошло через войну гражданскую — классовую, юность была отдана героическому труду во имя великой цели. Они подверглись жесточайшим испытаниям, моральным и физическим, и при всем этом не изменили своим мечтам, сохранили целеустремлённость и веру в свои силы.

— Б. Е. Черток Ракеты и люди. Книга 4. Лунная гонка. — М.: «Машиностроение», 1999

«Острый конфликт между Королёвым и Глушко возник не без помощи Василия Мишина, где-то в шестидесятом году. Но до этого со времён их работы в НИИ-3, потом в Казани, в Германии при создании всех ракет до „семёрки“ включительно они были единомышленниками…

У Глушко нет ни королевского артистизма, ни таланта полководца. Если бы не его целенаправленное увлечение с молодых лет ракетными двигателями ради межпланетных полётов, он мог быть учёным, даже одиночкой: астрономом, химиком, радиофизиком, не знаю кем ещё, но очень увлечённым. Разработав новую теорию очень детально, он не отступится от своих принципов, будет их защищать со всей страстью.

В истории им обоим было суждено стать главными конструкторами. До этого они вместе прошли школу „врагов народа“. Это их сближало. Однако в Казани Королёву, даже заключённому, трудно было признавать власть тоже заключённого главного конструктора Глушко. В Германию, после освобождения, оба командируются одновременно. Но Глушко — в чине полковника, а Королёв — в чине подполковника. Потом Королёв формально становится над Глушко. Он — головной главный конструктор, он — технический руководитель всех Госкомиссий, он — глава Совета главных конструкторов. Королёв властолюбив. Глушко честолюбив. Когда хоронили Королёва, мы вместе выходили из Дома союзов. Глушко совершенно серьёзно сказал: „Я готов через год умереть, если будут такие же похороны“.

Глушко работает не щадя сил, но мечтает о славе, даже посмертной. Королёв тоже не щадил сил, но ему нужна была слава при жизни.»

А. М. Исаев

— Б. Е. Черток Ракеты и люди. Книга 4. Лунная гонка. — М.: «Машиностроение", 1999

В 1994 г. Международный астрономический союз присвоил имя Глушко кратеру на видимой стороне Луны.

Также в его честь назван астероид 6357 Глушко (укр.).

Именем Глушко назван проезд в Санкт-Петербурге и проспект в Одессе, где установлен памятник В. П. Глушко, почётному гражданину Одессы.

Именем Глушко названа улица в Москве в районе Северное Бутово.

Именем Глушко названа улица в г. Химки Московской области

Именем Глушко названа улица в г. Казани в Советском районе.

Именем Глушко названа улица на Байконуре.

Имя В.Глушко носит самолёт компании «Аэрофлот»[12]

В кинематографе[править]

  • Одним из персонажей художественного фильма «Укрощение огня» (1972; СССР), снятом по мотивам биографии Сергея Королёва, является соратник первого Главного конструктора ОКБ-1, фигурирующий под именем Евгений Огнев. Принято считать, что прототипом этого персонажа является Валентин Глушко. Однако Огнев, сыгранный актёром Игорем Горбачёвым, внешне больше похож на Василия Мишина. Кроме того, по фильму у Башкирцева и Огнева дружеские отношения, в то время как у Королёва в последние годы жизни были натянутые отношения с Глушко: «…при жизни Королева мы помирить его с Глушко не смогли. Если бы они были такими друзьями, как Башкирцев с Огневым, многое у нас пошло бы по-другому.» — Д. Ф. Устинов[13].
  • В телесериале «Битва за космос» (2005; Россия, США, ФРГ, Великобритания), посвящённом соперничеству СССР и США в космической гонке, роль Валентина Глушко исполнил американский актёр российского происхождения Равиль Исьянов. В телесериале утверждается, что после ареста Глушко (возможно, под пытками) донёс на Королёва, в результате чего последний был арестован, и этот факт послужил основой для негативного отношения Королёва к Глушко. Эта версия не подтверждена фактическим материалом.

Hero of Socialist Labor medal.png Глушко, Валентин Петрович. Сайт «Герои Страны».

  • «Ракеты и люди» — Б. Е. Черток, М: «Машиностроение», 1999г, — ISBN 5-217-02942-0;
  • «Королёв: Факты и мифы» — Я. К. Голованов, М: «Наука», 1994г, — ISBN 5-02-000822-2;
  • А. И. Осташев, «СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ КОРОЛЁВ — ГЕНИЙ ХХ ВЕКА» прижизненные личные воспоминания об академике С. П. КОРОЛЁВЕ — 2010 г. М. ГОУ ВПО МГУЛ ISBN 978-5-8135-0510-2.
  • «Берег Вселенной» — под редакцией Болтенко А. С., г. Киев, 2014 г., издательство «Феникс», ISBN 978-966-13-6169-9
  • «С. П. Королёв. Энциклопедия жизни и творчества» — под редакцией В. А. Лопота, РКК «Энергия» им. С. П. Королёва, 2014 г. ISBN 978-5-906674-04-3

wp.wiki-wiki.ru

Глушко Валентин Петрович

Академик, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии

  Вы никогда не задумывались о вкладе Юга Украины в отечественную космонавтику? Город Николаев гордится Константиновым и Рюминым, Одесса — Королевым и Глушко, Шониным и Добровольским. В нашем замечательном городе, который в Украине как-то по-особенному любят и выделяют среди других замечательных городов, прошла юность Королева, здесь родился Глушко.

Валентин Петрович Глушко — видный ученый в области физико-технических проблем энергетики, академик, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной и Ленинской премий, один из крупнейших специалистов в области ракетной техники. В.Глушко — основоположник отечественного ракетного двигателестроения, конструктор первого в мире электротермического двигателя и первых серийных отечественных ЖРД.

Сергей жил на Платоновском молу в порту, Валентин — на Ольгиевской улице. Вряд ли они встречались где-нибудь, во всяком случае, ни тот, ни другой не помнят такой встречи, а тут еще разница в возрасте: Валентин был на целых два года моложе, в детстве это огромная разница. Да и устремления у двух этих одесских мальчишек были разные: Сергей увлекался авиацией, Валентин — астрономией. Сейчас это покажется странным, но в те годы идея космического полета была более близка астрономам, чем авиаторам. Космонавтика скорее рисовалась как будущее астрономии, чем авиации. Может быть, поэтому юному Королеву не пришло в голову написать Циолковскому письмо.

А  Глушко написал. «Глубокоуважаемый К. Э. Циолковский! — писал 15-летний Валентин.— К Вам я обращаюсь с просьбой и буду очень благодарен, если Вы ее исполните. Эта просьба касается проекта межпланетного и межзвездного путешествия. Последнее меня интересует уже больше двух лет. Поэтому я перечитал много на эту тему литературы.

Более правильное направление получил я, прочтя прекрасную книгу Перельмана «Межпланетные путешествия». Но я почувствовал требование уже и в вычислениях. Без всяких пособий, совершенно самостоятельно я начал вычислять. Но вдруг мне удалось достать Вашу статью в журнале «Научное обозрение» (май 1903 г.) - «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Но эта статья оказалась очень краткой. Я знаю, что есть статья под таким же названием, выпущенная отдельно и более подробная,— вот что я искал и в чем заключается моя просьба к Вам.

Отдельная статья «Исследование мировых пространств реактивными приборами» и еще также Ваше сочинение «Вне Земли» не одни заставили меня написать Вам письмо, а еще очень много и очень важных вопросов, ответ на которые я хотел бы от Вас услышать...».

Циолковский ответил одесскому школьнику, прислал ему свои книжки, спрашивал, насколько серьезно он относится к своему увлечению космонавтикой. Радостный Валентин тут же ответил:

«Относительно того, насколько я интересуюсь межпланетными сообщениями, я Вам скажу только то, что это является моим идеалом и целью моей жизни, которую я хочу посвятить для этого великого дела...».

Деятельные люди и в детстве деятельные люди. Они не рассуждают: «Вот подрасту и покажу себя». Они сразу начинают себя показывать. Глушко отлично учится. Работает в обсерватории в юношеском кружке при одесском отделении Русского общества любителей мироведения (РОЛМ), ведет наблюдения Марса, Венеры, Юпитера. Организует дома химическую лабораторию, ставит опыты со взрывчатыми веществами (опыты эти рекомендовать читателям не могу: вещь опасная и в список заслуг Валентина может не входить), собирает книги о взрывчатых веществах. Строит модель космической ракеты по своим чертежам. Берет уроки живописи. Учится музыке сначала в Одесской консерватории, потом в Одесской музыкальной академии. Пишет и публикует заметки по проблемам межпланетных полетов в газетах и журналах.

«В 1924 году я окончил среднюю школу,— вспоминал Валентин Петрович.— На выпускных экзаменах был приятно удивлен, узнав, что освобожден от экзамена по физике. Для получения свидетельства об окончании я прошел почти полугодовую практику (до конца 1924 года), работая сначала слесарем, затем токарем на одесском арматурном заводе «Электрометалл» имени Ленина». В очень трудные, холодные, голодные, пулями озвученные годы он в постоянном физическом и умственном движении, в детской, юношеской, а потом и во взрослой работе, сам задает он себе высокий темп жизни, активно расширяет горизонты своих знаний, интеллекта и сил. Сам делает себя. И когда летом 1925 года Валентин приезжает в Ленинград и поступает в университет, он уже твердо знает, зачем он приехал, что он будет делать дальше. Он знакомится с Я. И. Перельманом, читает книги К. Циолковского, Г. Оберта, Р. Эсно-Пельтри, Р. Годдарда, В. Гомана. Ю. Кондратюка. В журнале «Наука и техника» за 35 лет до полета первой в мире орбитальной станции «Салют» восемнадцатилетний Глушко публикует статью «Станция вне Земли» и, предугадывая программу будущих полетов таких станций, пишет, что «не только астрономия и метеорология обогатятся ценнейшими вкладами и широчайшими горизонтами новых исследований. В таком же положении окажутся все естественные науки». Удивительно ли, что первую теоретическую работу выпускника ЛГУ «Металл как взрывчатое вещество» одобряют ученые-эксперты, а Тихомиров приглашает Валентина Петровича в ГДЛ?

Свои воспоминания Глушко назвал «Путь в ракетной технике». Этот долгий путь не всегда был легким и праздничным. Встречались на нем и рытвины неудач, и ухабы разочарований, и ямы жестокой несправедливости. Но это был всегда прямой путь.         С того ясного, чистого весеннего утра, когда приехал он в Лесное под Ленинградом, где «папа Иоффе» отвел для него помещение в своей высоковольтной лаборатории, с того самого майского утра 1929 года Валентин Петрович Глушко занимался всегда одним делом — ракетными двигателями, став крупнейшим в мире авторитетом в этой области ракетной техники.

Ну, а тогда он совсем не был похож на академика. Худенький, аккуратный молодой человек, в галстуке, в отглаженной рубашке с воротничком, уголки которой по моде того времени стягивались металлической запонкой, скромный, тихий, воспитанный, обращает на себя внимание окружающих невероятным упорством и настойчивостью в работе. Для старика Тихомирова ЭРД — самоцель, для Глушко — средство достижения цели. А цель — космический полет. Расчеты показывают, да и в опытах он видит это, — электрический ракетный двигатель имеет тягу ограниченную, вывести в космос пилотируемый корабль он не сможет. ЭРД — вторичен, потому что это двигатель невесомости, но ведь в невесомость надо сначала попасть. Когда тебе 21 год, и ты сам придумал нечто такое, что до тебя никто не додумался сделать, и «нечто» это принято и одобрено учеными авторитетами, и тебе дали средства, людей, помещение, оборудование, с тем чтобы ты свою придумку усовершенствовал, очень нелегко сказать себе: «Нет, мой ЭРД — не главное сейчас. Пожалуй, я начал с конца. Космической технике нужно другое». Это было нелегко сказать, но Валентин сказал себе это. «Мне стало ясно, — вспоминал академик Глушко,— что при всей перспективности электрореактивный двигатель понадобится нам лишь на следующем этапе освоения космоса, а чтобы проникнуть в космос, необходимы жидкостные реактивные двигатели, о которых так много писал Константин Эдуардович Циолковский. С начала 1930 года основное внимание я сосредоточил на разработке именно этих моторов...».

Все тогда было для него в новинку и научить некому. Циолковский о ЖРД писал, но ни расчетов тепловых процессов, ни чертежей, ни тем более конструкций у него нет. Цандер - убежденный сторонник ЖРД, и подход у него к ним инженерный, конкретный. Но он слишком увлечен своей идеей дожигания в двигателях металла конструкций, а проблема эта по конструкторскому своему оформлению невероятно трудная, и упорство Цандера невольно тормозит всю работу. Очень быстро, в первые год-два работы, Валентин понимает, что проблема ЖРД — это не какая-то одна неведомая крепость техники, которую можно взять приступом, лобовой атакой. Скорее это целая оборонительная линия. Общая проблема разбивается на ряд отдельных проблем, решая которые последовательно можно, в конце концов, построить жидкостный ракетный мотор, как тогда называли ЖРД.

Но, пожалуй, самый крепкий орешек в загадках ЖРД — это проблема охлаждения двигателя. Чем выше температура в камере сгорания, тем, опять-таки, эффективнее и мощнее работает ЖРД. Но высокой температуры не выдерживают металлы конструкции. Инженерная интуиция в конце концов подсказывает: никакие материалы не выдержат. Надо идти совсем другой дорогой: прибегнуть к динамическому охлаждению двигателя: отводить от него тепло, как отводит вода тепло автомобильного мотора. Но вода здесь не годится….. Тогда он еще не представляет всей сложности стоящей перед ним задачи, не знает, что всю жизнь предстоит бороться ему с этими чудовищными потоками тепла, что возникнет в этой борьбе целая отрасль в науке о тепло-передачах — теория охлаждения жидкостных ракетных двигателей и что, судя по всему, конца этой борьбе, несмотря на все техническое могущество нашего космического века, видно никогда не будет.

Глушко конструирует двигатели, испытывает их, прожигает, взрывает, иногда заходит в тупик, быстро понимает это, возвращается и идет дальше, шаг за шагом идет к совершенству. Он верит, что оно достижимо; в технических отчетах, где всякий намек на эмоции издавна почитался чуть ли не признаком дурного тона, он называет ЖРД — «двигателями передовой техники». Второй сектор, которым руководит Валентин Петрович, создает целую серию опытных ракетных моторов. Первый — совсем примитивный, с цилиндрическим соплом, с водяным охлаждением, с тягой всего в            20 килограммов. Но следующий — уже в чем-то получше.

В 1937 году во время массовых репрессий арестовали и расстреляли создателей и руководителей Реактивного научно-исследовательского института, возникшего на базе ГДЛ. В марте 1938 г. Глушко также подвергся аресту и получил срок восемь лет. Уже тогда в тюрьмах начали создаваться конструкторские бюро, которые назывались «шарашками». В одной из них продолжил свои исследования и Глушко. Только в июле 1944 г. его с группой товарищей досрочно освободили за создание двигателя РД-1.

Потом будут ещё двигатели для боевых ракет, первый ЖРД, работающий по замкнутой схеме с дожиганием генераторного газа, кислородно-керосиновый двигатель РД-170 для сверхмощной ракеты-носителя «Энергия», равного которому нет в мире.

В 1957 году решением ВАК Глушко была присуждена степень доктора технических наук без защиты диссертации. В 1958-м он избран действительным членом Академии наук СССР. Под руководством В.П.Глушко до 1988 г. были созданы более 50 самых совершенных ЖРД и их модификаций на высоко и низкокипящих окислителях, применяемых на 17 боевых и космических ракетах.

С назначением в 1974 г. директором и генеральным конструктором НПО «Энергия» Глушко стал играть одну из основных ролей в определении путей развития пилотируемой космонавтики. Под его руководством созданы долговременная станция «Мир» и уникальная система «Энергия» -«Буран». Кроме того, он возглавлял работы по совершенствованию пилотируемых космических кораблей «Союз» и разработке их модификаций «Союз Т» и «Союз ТМ», а также грузового корабля «Прогресс», совершенствованию орбитальных станций «Салют», реализации программы пилотируемых полетов, в том числе и международных. Всё это было направлено на воплощение главной мечты - полёта человека к другим планетам.

За свою многолетнюю деятельность В.П.Глушко был дважды удостоен звания Героя Социалистического Труда, награжден пятью орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени и многими медалями. Он лауреат Ленинской и Государственных премий. Избирался депутатом Верховного Совета 7-11 созывов, делегатом XXI-XXVII cъездов КПСС и членом ЦК КПСС. В 1994 году решением XXII Генеральной ассамблеи Международного астрономического союза имя В.П.Глушко присвоено кратеру на видимой заповедной стороне Луны.

222 научных труда опубликовал В.П. Глушко, но самый первый был написан и опубликован еще в Одессе, в 1924 году, в газете, которая не устояла перед напором молодого человека, доказывавшего, что этой статьей город войдет в мировую историю. Так оно и произошло. Но как нужно было верить в себя, в свои силы, в идеи Циолковского!

«В Одессе есть какой-то фермент жизни. Помню, — рассказывал Глушко, — после какого-то из торжественных приемов в Кремле подошел ко мне Жора Добровольский и говорит: «Валентин Петрович, по паспорту мы — москвичи, но никогда не должны забывать, что сюда нас послала Одесса». Глушко вспомнились эти слова, когда Добровольский повторил в своем (кто мог тогда предположить, что последнем?) интервью, облетевшую весь мир фразу: «Одесса нас не забудет!».

Космонавты называли Глушко «богом огня», ведь мощность двигателя второй ступени, которая подняла Юрия Гагарина на «Востоке», равна мощности… Днепрогэса. В 1934 году Сергей Королев записал: «В центре внимания — ракетный мотор!» И как бы прочитав эту запись, Валентин Глушко взялся разрабатывать конструкцию мотора. И сделал то, что до него не удавалась никому.

10 января 1989 г. Валентин Петрович Глушко, полный творческих замыслов, ушёл из жизни. В своём завещании он распорядился передать в дар Государственной картинной галерее Одессы картины, приобретённые им в 1957 г. на Ленинскую премию. Этот замечательный одессит похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Его именем в родном городе назван красивый проспект, на котором стоит памятник знаменитому конструктору.

Свежие страницы из раздела:

Предыдущие страницы из раздела:

odesskiy.com