Что такое гибридная война? Концепция и тактика гибридной войны. Гибридная война


Что такое гибридная война? Концепция и тактика гибридной войны

Безусловно, большинство взрослых людей, понимают, что означает слово «война», здесь нет необходимости что-либо объяснять. Однако совсем недавно на слуху появился новый синтезированный термин «гибридная война», предикат (определитель) которого значительно переосмысливает привычное понятие войны. Концепция целостности данного понятия является предметом для размышления военных деятелей, политологов, аналитиков.

Давайте разберем, что такое гибридная война, как появилось данное словосочетание, какой смысл и содержание заложены в него и в чем его актуальность. Используем при этом здравый смысл, мировой опыт и размышления уважаемых деятелей российской науки.

Гибридная война, понятие

Как известно военная стратегия включает следующие виды войн: малые войны, обычные войны, региональные войны. Но все данные разновидности относятся к явлениям, когда вооруженные силы одной стороны противостоят вооруженным силам второй стороны.

В таких войнах используются биологические, ядерные, химические и разные, не являющиеся традиционными типы оружия, но, как правило, в классических военных столкновениях используется стандартное оружие или, как называют его на Западе, «летальное вооружение», которое в первую очередь предназначено для гибели солдат и истребления военных сил страны.

Существует также термин «симметричная война», явление, означающее войну вооруженных сил, ведущих агрессивную политику с различными потенциальными противниками, которые впоследствии становятся реальными. Наглядный пример – афганская война, которую вел Советский Союз, и афганская война, до сих пор происходящая в стране.

Можно прийти к выводу, рассматривая понятие гибридная война, что это разновидность войны, объединяющей обширный диапазон воздействий, производимый противником с применением как военных, так и иррегулярных формирований, в которых также принимают участие гражданские компоненты. В трудах военных экспертов попадается близкий к данному термин «война управляемого хаоса».

Широкое распространение сегодня также получает термин «гибридные угрозы», определяющий угрозы, исходящие от противника, способного в одно и то же время применять традиционные и нетрадиционные инструменты в целях, необходимых для достижения.

Гибридная война: что это такое?

Традиционное понимание, что такое классическая война, сформировано в нашем гражданском сознании воспитанием и образованием, всегда имевшим патриотическую и историческую направленность. Мы представляем войну, как процесс противоборства двух сторон, находящихся по разные стороны фронта. Враг вторгается на нашу землю, мы отвоевываем ее назад и продолжаем жить дальше.

Однако в настоящее время появляются и реализуются новые виды войны как вооруженного противостояния стран. Что означает гибридная война? Это противостояние, возникше как следствие технологического развития, технического роста уровня оборонительных инструментов, наступательных вооружений, иными словами, технологий противоборства.

При этом значительно изменяются сами цели для поражения. Ими выступают уже не лишение жизни солдат и разрушение материальных объектов. Здесь важнейшими целями является воздействие на массовое сознание общества, экспертные суждения лиц, ответственных за принятие важных государственных решений, включая конгрессменов, министров, депутатов, президентов, когда происходит внушение им определенных теорий, привитие ценностных позиций, которые мотивируют совершать определенные действия. Такое противоборство тоже является государственным.

Что значит гибридная война? Это значит, что также возникает вооруженное противостояние, просто в качестве оружия, помимо традиционного, выступают еще и специальные технологии, информационные, технические и глобальные сетевые устройства.

Первоисточник понятия

Мы знаем, что слово «гибрид» означает некоторый вновь произведенный продукт, возникающий, как итог скрещивания разных видов данного продукта. Таким образом, гибридная война может не иметь очевидные черты вооруженного конфликта, но все же представляет собой не что иное, как войну.

Изначально термин «гибридная форма», «гибрид» использовались по отношению к политическим организациям. То есть имелось в виду, что организации, не относятся к числу политических, отвечают при этом за осуществление именно политических функций.

К примеру, в литературе встречается ссылка на организованные группы болельщиков футбольного клуба «Милан», основанного Берлускони. С одной стороны они представляли собой всего лишь интересы болельщиков «Милана», с другой – активно поддерживали политическую деятельность Берлускони, являлись мощной силой для решения его политических задач.

Отметим, что и в СССР был подобный формат организации, образовавшейся во времена перестройки, представляющий себя в начале своей деятельности, как оппозиционное экологическое движение. На первый взгляд оно было направлено на поддержание и защиту окружающей среды, но со временем проявило свою политическую подоплеку, направленную на дестабилизацию общественной обстановки в стране.

Сложно определить, когда произошла первая гибридная война, и вообще, существовал ли подобный факт ранее в истории. Ясно одно, что определенному кругу лиц выгодно применение данной формулировки в современной жизни.

Интерпретация может быть разной

Распространение и учащенное использование понятия «гибридная война» весьма закономерное явление. Важно заметить, что первоначально, когда данный термин только начинал входить в оборот, он абсолютно не применялся относительно России, и его содержание представлялось совершенно другим. Тогда, применяя это понятие, подразумевали, что оно означает соединение классической войны с элементами терроризма, партизанской и кибервойн, то есть совершенно различных компонентов. В частности, ссылались на деятельность «Хэзболлы», осуществляемой в ходе Ливанской войны и прочих региональных конфликтов. Она не участвовала активно в войне, но использовала повстанцев, партизан и так далее.

Если заглянуть в далекое прошлое, то можно обнаружить много исторических примеров, которые описывают подобные явления, к примеру, так называемая «скифская война». Поэтому не стоит относить явление гибридной войны к категории принципиально новых по своему характеру и течению. Однако нынешняя его интерпретация значительно отличается от ранее существовавшей.

Новое понимание вопроса, что такое гибридная война, было рождено заинтересованными лицами в отношении России в связи с событиями 2014 года, произошедшими на Украине. В прессе появилось несколько статей о том, что Россия проводит гибридные войны во всем мире. Обращаясь к информации, опубликованной агентством «Russia Today», можно обнаружить, что наша страна якобы представляется обществу глобальным агрессором, использующим средства пропаганды, киберприемы и многое другое, становясь угрозой планетарного масштаба для сохранения миропорядка. Таким вот «волшебным» образом все военные события, происходящие в мире, можно подписать под гибридные войны России, что сделает ее удобной и оправданной мишенью для всех недоброжелателей.

Обратим взор на Запад

Итак, рассмотрим систему взглядов относительно гибридных войн за рубежом. Не секрет, что имеются официальные инструкции, содержащие описание стратегии и действий военного командования в ситуациях, подобных гибридной войне. К примеру, «белая книга» командиров спецопераций сухопутных войск Соединенных Штатов Америки, находящаяся в свободном доступе для пользователей «глобальной сети», под названием «Противодействие нетрадиционной войне». Она содержит отдельную концепцию с символическим названием «Победить в сложном мире».

В ней в таком ракурсе рассматривается гибридная война, что это война, в которой реальные военные шаги подразумевают в первую очередь неявные, тайные, однако типичные военные действия, в процессе осуществления которых враждебная сторона нападает на регулярную армию и (или) на государственные структуры противника. Атака происходит за счет сепаратистов и местных мятежников, которые поддерживаются финансами и оружием из-за рубежа и определенными внутренними структурами: организованной преступностью, псевдорелигиозными и националистическими организациями, олигархами.

В этих же документах Америки и НАТО содержится указание, что основополагающую роль для успешного противостояния в ходе гибридных войн играют вооруженные силы дружественных стран, которые на средних и заключительных этапах ведения подобных войн следует объединять под эгидой США наряду с объединением их разведок и правительств. Все это должно происходить в рамках «всеобъемлющей межправительственной, межведомственной и международной стратегии».

Воплощение в реальность

Изучая военные доктрины США, можно сделать вывод, что при возникновении гибридных войн к конфликту двух стран подключаются одновременно еще и другие государства. Их действия состоят «в оказании всестороннего содействия повстанцам при вербовке сторонников, их тыловой и оперативной поддержке, подготовке, оказании воздействия на социальную сферу и экономику, координацию дипломатических действий и проведение некоторых силовых операций». Нетрудно заметить, что все эти события, без какого-либо исключения, происходят сегодня на Украине под нескрываемым руководством США. При этом принято делать ссылку, что это гибридная война Путина против суверенитета Украины.

Таким образом, можно сделать вывод, что Запад прекрасно знает схему разжигания гибридных войн, да и сам этот термин пришел к нам именно оттуда. Первые пробы проводились в Сирии, в Ираке и на Украине. Теперь политические утверждения Запада приписывают России гибридную войну с Украиной. Они приводят массу собственных объективных доводов, которые подходят под их определение того, что такое гибридная война. Заметим, что подобное поведение Америка уже демонстрировала миру 30 лет назад, когда в Афганистане находился контингент Советского Союза. Более мягкая и промежуточная форма гибридных войн – это уже хорошо известные миру, так называемые «цветные» революции.

Суть происходящего

Из всего вышесказанного можно понять, что возникновение словосочетания «гибридная война» имеет достаточную предысторию, заключающуюся в совершенствовании способов и разновидностей противоборства государств. Это понятие отражает имеющиеся в наличии реалии применения инструментов борьбы и последних достижений в сфере соперничества стран.

Чтобы ясно понять, что такое гибридная война, дадим этому термину следующее определение. Это вид военного противоборства отдельных государств, которое вовлекает в вооруженный конфликт, кроме или вместо регулярной армии, спецмиссии и спецслужбы, партизанские и наемные силы, террористические атаки, протестные массовые беспорядки. При этом основной целью чаще всего является не оккупация и присвоение территории, а перемена политического режима или устоев государственной политики в стране, подвергаемой атаке.

Смысл заключительной части определения в том, что традиционные цели войны, такие как захват материальных ценностей, природных ресурсов, территорий, казны, золота и так далее, не канули в лету. Просто агрессивная захватническая вооруженная борьба приобрела другие очертания, и ее цели достигаются теперь иначе. Тактика гибридной войны приводит к тому, чтобы довести политический режим атакуемого государства до состояния десуверенизированного, марионеточного, легкоуправляемого агрессивно напавшей страной, и тогда все решения будут приниматься в ее пользу.

Холодная война с СССР

Все мы знаем, как происходила холодная война между СССР и США с его союзниками. И все мы должны понимать, хоть об этом и редко говорится вслух, что в этой войне имеется победитель и побежденный. Наша страна, как это ни печально, оказалась как раз побежденной стороной. СССР расчленен, Россия перекачивает различные виды ресурсов за границу, так называемым странам-победителям. Коэффициент потребительства этих стран или, если быть точными, глобальных стран-паразитов, значительно больше единицы. Такие государства вносят минимальный вклад в мировой баланс, почти ничего не производя, и гораздо больше благ и ресурсов потребляя.

Нетрудно заметить, что положение России в мировом балансе оставляет желать лучшего. Коэффициент потребительства в нашем государстве намного меньше единицы. Иными словами, мы в разы больше продукции производим и отдаем в пользу мирового сообщества, чем потребляем в самой России.

В холодной войне также прослеживается некая концепция гибридной войны. Ее итог продемонстрировал, что ведение «горячей» войны вовсе не обязательно для достижения целей, которые, к примеру, ставил еще Адольф Гитлер. Ему так и не удалось добиться своего, в отличие от Запада. Таким образом, определенно существует явное сходство классической войны, холодной войны и гибридной войны. Общая цель всех этих межгосударственных конфликтов – завладеть благами страны-противника, победить его и сделать управляемым.

Что мы наблюдаем сегодня?

В настоящее время происходит все то, что происходило многие годы российской истории. Если перефразировать русского классика Аксакова И. С., то можно сказать, что, если поднимается вопрос о властолюбии и желании России начать войну, то нужно понимать: какая-то из западных или западно-европейских стран готовится бессовестно захватить чью-либо чужую землю.

Сегодня очевидно, что термин «гибридная война» используется против нашей страны. Очевидно также, что данный термин был введен в употребление и окружен всеобщим вниманием для того, чтобы выставить Россию, как агрессора, разжигающего войну. Однако под прикрытием всего этого «политического тумана» происходят совершенно аналогичные действия со стороны западных стран. Может показаться, что ни американцы, ни англичане не участвуют в войне, но на территории Украины неустанно присутствуют военные инструкторы, различные «частные» армии и т.п. Они как бы не воюют, однако в войне принимают непосредственное участие.

На фоне нынешних событий становится актуальным говорить, что западными государствами запланирована и входит в свою начальную стадию гибридная война против России. Происходит всестороннее давление на наше государство, неявное вовлечение в международный конфликт, агрессивное целенаправленное воздействие на экономическое и социальное равновесие.

Сопротивление западной провокации

Достаточно легко понять, какими способами готовится гибридная война НАТО против России. Вникнув в суть данного термина, мы можем наблюдать подготовительные работы повсеместно. Проводятся тренинги, апробации, копятся ресурсы, внутри нашей страны выращиваются соответствующие инфраструктуры.

Подводя итог, можно сделать вывод, что гибридная война является современной эволюционировавшей формой войны. Перечень новейших форм войны, надиктованных Западом, можно также дополнить кибервойной, сетевой, информационной, когнитивной войной, войной на 1-ой фазе в Ираке, дистантной войной, развернувшейся в Югославии.

Но вот что удивительно и поразительно. Если мы прочитаем совершенно свежие государственные документы, разработанные и принятые уже в 2014 году нашим правительством, то ни в «Стратегии национальной безопасности РФ», ни в «Военной доктрине РФ», ни в «Концепции внешней политики РФ» мы не найдем ни одного употребления или расшифровки понятий всех этих войн, в том числе гибридной. Что здесь можно сказать? Остается только подтвердить свои соображения об истоках подобных терминов и целях их использования.

Конечно, гибридная война с недавних пор стала реальностью, четко и уверенно обозначившей свои контуры, мощь влияния и эффективность которой, значительно превышают те же характеристики войны в традиционном понимании. Начальник Генштаба Вооруженных сил РФ генерал армии Герасимов, говоря о гибридной войне, считает ее превосходящей любые военные средства, используемые в процессе реальных военных действий. Поэтому приоритетным направлением в деле укрепления гражданской сознательности является понимание методов и способов ее ведения. Сегодня каждый из нас должен встать на защиту собственного будущего, делать все возможное для сохранения нашей страны, как целостного, суверенного государства, правильно расценивать и спокойно реагировать на все провокации, идущие с Запада.

Важно объективно воспринимать сложившуюся ситуацию, рассматривать любое социальное и экономическое явление в первую очередь с позиции гражданина России, которому небезразлична судьба его великой Родины.

fb.ru

Гибридная война, Происхождение термина, Определение понятия "Гибридная война"

Война любая — это страшно

Гибридная война — новое понятие в политической жизни планеты. Впервые появилось в военных документах США и Великобритании в начале ХХI века. Означает подчинение определённой территории с помощью информационных, электронных, кибернетических операций, в сочетании с действиями вооруженных сил, специальных служб и интенсивным экономическим давлением . Наиболее полно определение «Гибридной войны» дано в предисловии «Military Balance 2015» — ежегодного издания Лондонского Международного института стратегических исследований: «Использование военных и невоенных инструментов в интегрированной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение психологических преимуществ, используемых в дипломатических действиях; масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации; прикрытие и сокрытие военных и разведывательных действий; в сочетании с экономическим давлением».

Составные части гибридной войны

  • Экономическая
  • Дипломатическая
  • Информационная

Специфика гибридых войн заключается в том, что обыватель не понимает сути происходящего: откуда, от кого исходит угроза, как она проявляется, чем и как противостоять ей

Гибридные войны начинаются организацией массированных информационных вбросов в социальные сети, в которых дискредитируются органы власти той страны, против которой ведется война, их внешнеполитический и экономический курс, социальная политика, затем раскачивается социально-политическая ситуация. Экономические институты государства подвергаются давлению, вводятся экономические санкции, закрываются возможности для нормальной внешне-экономической деятельности. Активизируются оппозиционные силы внутри страны, организации, средства массовой информации, содержащиеся на иностранные гранты и тем самым, выступая в роли «пятой колонны», проводящие в жизнь идеи агрессора.

«Гибридная война» и Россия 2014 года

Примером успешно проведенной «гибридной операции» стратеги НАТО считают организацию Россией возвращения под свою юрисдикцию Крыма. Указывается, что в ходе крымской операции в феврале-марте 2014 года российские силы «продемонстрировали сочетание использования быстрого развертывания, электронной войны, информационных операций, возможностей морской пехоты, десантно-штурмовых сил и спецназа, как и масштабное использование киберпространства и стратегической связи для многонаправленной и эффективной информационной кампании как для внутренней, так и для внешней аудитории».

Из этого следут ещё одно определение «гибридной войны»:

«Гибридная война – это комбинация открытых и тайных военных действий, провокаций и диверсий в сочетании с отрицанием собственной причастности, что значительно затрудняет полноценный ответ на них»

«Гибридные войны» и история

И всё-таки «гибридная война» — это что-то новое или уже давно известное? Оказывается, что, если исходить из определения специалистов Запада, методы ведения любых войн человечества можно обозначить как «гибридные»

  • применение военной силы
  • одновременное информационное обеспечение
  • экономическое давление
  • методы «тайной войны»
  • попытки разложения противника
  • поиск и использование в его лагере противоречий, «слабого звена»
  • использование регулярных сил в качестве «добровольцев»

Приведенная «технология» войн использовалась народами и государствами в той или иной степени друг против друга со времен античности и ничего новаторского в этом нет

chtooznachaet.ru

Что такое гибридная война? | Ответы на Ваши вопросы

Война нам представляется противоборством двух сил, которые находятся по разные стороны фронта, но в наше время война принимает другие формы. Не менее разрушительной может быть гибридная война, целью которой является тотальный контроль не только над противоборствующей стороной, но и над союзниками. Она может вестись тихо, но последствия будут не менее ужасны.

Особенности гибридной войны

• Используются военные и невоенные инструменты, которые сочетаются с методами информационного противоборства.

• Возрастают значения непрямых и ассиметричных действий.

• Применяются силовые меры скрытого характера.

• Используется протестный потенциал населения

Мощное оружие гибридной войны – это подготовка и реализация действий с помощью сетевой формы управления. Тут создаются горизонтальные полицентрические структуры и выстраиваются жесткие иерархические управленческие пирамиды. Возможны тайные подрывные действия, мятежи, восстания сепаратистов, при которых атакуются государственные структуры управления. Военные действия могут поддерживаться внутренними структурами (националистическими организациями, псевдорелигиозными группированиями, организованной преступностью, олигархами).

Этапы реализации гибридной войны

Гибридная война может вестись по трем направлениям:

1. Военные действия: создание незаконных вооруженных формирований, провоцирование в стране-объекте конфликтов различной направленности, захват правительственных зданий и объектов важных инфраструктур, введение регулярных вооруженных сил под видом местных вооруженных формирований, дискредитация действий существующего руководства.

2. Информационная война: влияние на население страны-объекта, внедрение необходимой информации среди граждан страны-агрессора, тактическая информационная поддержка в международном сообществе.

3. Энергетическое влияние: захват или разрушение энергетической инфраструктуры страны-объекта, нарушение стабильности в работе энергетической системы, прекращение энергетических поставок для обеспечения жизнедеятельности общества.

Стратегия ведения гибридной войны

Гибридная война призвана игнорировать любые права человека. Ее общая цель – перевод государства-жертвы под внешнее управление. Для этого используется подрыв политических, социально-экономических, информационно-пропагандистских и многих других сил. Стратегия гибридной войны направлена на создание нестабильности действующей власти и организации протестного движения.

Главный принцип стратегии – бросок всех сил на узкие и уязвимые места страны-объекта, чтобы дестабилизировать политическое и военное руководство, социально-экономические структуры и культурно-мировоззренческую сферу. Все это приводит к слому государства и передачу его управления внешним силам.

Особенности стратегии гибридной войны:

- важная роль отводится информационным, дипломатическим, кибернетическим и экономическим методам;

- максимально сжатый срок устранения прежнего правительства и взятие контроля страной-агрессором;

- отсутствие ярко выраженного внешнего агрессора, что позволяет вести войну при формальном соблюдении правовых норм.

Как противостоять технологиям гибридной войны?

Гибридная война – это не всегда короткая война. Чтобы стране-агрессору не дать добиться своей цели, необходимо предпринять следующие меры:

• Разработать государственную концепцию по противодействию гибридной войне.

• Подготовить кадры, способные к эффективному противостоянию.

• Создать гражданский штаб сопротивления.

• Перехватить инициативу: решать задачи, направленные на уничтожение врага, а не на уменьшение потери от его деятельности.

• Осуществление зачистки тылов: пополнение бюджета гражданского сопротивления, поддержание активности государственных силовых структур в выполнении их обязанностей, обеспечение безопасности независимых журналистов.

• Контроль гражданских силовых структур.

• Разработать индикаторы, которые помогают быстро определять степень угрозы. • Своевременное определение уязвимых мест.

Редакция Uznayvse.ru рекомендует вам также познакомиться со статьей о самых мощных бомбах.

uznayvse.ru

Что такое гибридная война: понятие, стратегии :: SYL.ru

Современная политическая ситуация подразумевает различные трактовки понятия гибридной войны. Единое и общепринятое определение этого термина отсутствует. Что можно почерпнуть из работ различных деятелей политической сферы? Что такое гибридная война в их понимании? Узнайте в статье.

Словосочетание hybrid warfare, переводимое с английского языка как «гибридная война», было впервые использовано в США в прошлом столетии. Под ним понималась военная стратегия, соединяющая в себе обычную и информационную войны.

Как вести гибридную войну

Ведение гибридной войны подразумевает интегрирование инструментов военного и невоенного характера в кампанию, эффективную за счет своей внезапности и инициативности. В основе гибридной войны лежит стратегия стремительного информационного, электронного, экономического и кибер-давления на противника — на характер войны указывает непосредственно слово «гибридный», синонимами которого являются такие слова, как «смешанный», «поместный».

Применение информационно-идеологических методов воздействия на часть населения, отличающуюся протестным потенциалом, дополняют скрытые военные меры (информационное противоборство, специальные военные операции).

Гибридная война: как убить государство

Существует устоявшееся понятие революции в военном деле, подразумевающее коренные изменения научно-технической базы, развивающей вооруженные силы, методы ведения борьбы, военных действий.

Тем не менее в современных условиях для ведения войны нет необходимости в революционном военном прорыве: альтернатива классическому способу разрушения противника — гибридная война. Она является уникальной организационной моделью, используемой для решения вопросов военно-политического характера. Особо привлекательна гибридная война для акторов, не желающих вести открытую войну. Вместо классического противоборства на политической арене применяется тактика гибридной войны.

Что такое гибридная война: основные стратегические положения

Инструменты, применяемые в ходе гибридной войны, отличает стратегическое планирование, четкое координирование сил, актуальное, скрытное и внезапное воздействие на противника.

На практике активно применяются:

  1. Операции информационного характера. Их цель заключается в воздействии на органы государственного и военного аппарата. Проведение информационных операций помогает ввести противника в заблуждение, нарушить процедуры, связанные с обменом данными.

  2. Операции психологического характера. Должны подавить морально-психологическое состояние граждан, боевой дух военных сил противника. Направлены на формирование в общественной жизни населения недоверия по отношению к власти, мотивацию их к проведению деструктивных действий.

  3. Кибер-атаки. Позволяют вывести из строя государственную и коммерческую инфраструктуры. Применение кибернетических атак затрудняет функционирование стратегических важных объектов врага, позволяя «атакующему» заполучить несанкционированный доступ к секретной информации.

  4. Экономическое давление. Введение санкций, прекращение инвестиций.

  5. Диверсионно-подрывные операции. Поддержка оппозиционных движений на уровне организации, информирования и финансирования является важнейшим аспектом в стратегии гибридной войны. Ко всему прочему, такой тип войны подразумевает активное задействование протестного потенциала гражданских масс. Например, актор спонсирует группировки террористов и экстремистов, поддерживает криминальные и деструктивно-оппозиционные силы.

Гибридную войну от традиционной отличает усиленное использование внешними силами современных информационных технологий — это помогает «атакующему» исказить информацию, фальсифицировать события, распространять ложные сведения, вбрасывать в общество сфабрикованные факты.

Грязные социальные технологии применяются относительно всех сфер общественной жизни государства-противника: политической, экономической, культурной и социальной.

Как можно противостоять гибридной войне

Государство, страдающее от гибридных атак, должно предпринимать ряд усилий во имя восстановления безопасности в сфере политики, экономики и общества.

  • Создание организаций, деятельность которых будет способствовать проведению контргибридных военных действий.

  • Внедрение в государственную систему и структуру Вооруженных сил специальных подразделений, предназначенных для проведения ответных и превентивных информационных и психологических операций.

  • Противодействие технологиям гибридной войны и цветным революциям на национально-законодательном уровне.

  • Контроль медиа, распространяемых в средствах массовой информации (в том числе в социальных сетях и блогах) с целью фильтрования искаженных фактов, новостей, литературы и т. д.

  • Предупреждающие действия по блокированию финансовых, информационных и организационных каналов, которые принадлежат иностранным, олигархическим, радикально- и экстремистко-оппозиционным структурам.

  • Международное информационное сотрудничество со странами-союзниками в вопросах военного дела, экономики, информации и психологии.

  • Систематичная поддержка нейтрализующих операций, направленных против проводимых по отношению к государству войн.

Качество гибридной войны во многом зависит не только от технологических наработок атакующего государства — немаловажным аспектом в эффективности проводимых действий является высокий уровень развития информационных технологий, опыт работы с ними.

Гибридная война: здесь и сейчас

Политологи на вопрос о том, что такое гибридная война в современном контексте, отвечают так: явление гибридной войны имеет многомерный характер. Ее отличительным свойством является интеграция в процедуру нападения различных направлений ведения военного дела: на информационном, экономическом, политическом и социокультурном уровне — это явление проявляется комплексно.

Другими словами, международный актор действует на нескольких фронтах — это усложняет положение государства, принимающего удар, поскольку оно должно принимать ряд разнонаправленных и противодействующих атакам мер.

Актор, ведущий гибридную войну, — какой он

Безусловно, на политической арене распространены современные гибридные войны. Их отличает на первый взгляд безобидная тактика. Так называемый умный подход к ведению гибридной войны, суть которого сводится к отсутствию полномасштабных столкновений вооруженных сил и регулярных армий. Фундаментальным уровнем в проведении гибридно-военных операций является главным образом гражданский аспект. Например, цветные революции. Последние лежат в основе современных гибридных войн.

Цветные революции привлекательны «атакующему», поскольку их стратегия заключается в использовании деструктивной технологии демонтажа политического режима. Происходит смещение акцентов и противник задействует протестный потенциал населения. Второстепенную роль играют использование повстанческих и специальных сил, проведение операций скрытого характера.

Hybrid warfare: яркие представители

Что такое гибридная война, на примере политических действий существующих в настоящем времени стран объясняет политолог П.А. Цыганков. Он отмечает, что внешняя политика США и западноевропейских государств отличается «гибридностью». Новейшие вооруженные конфликты построены на идее гибридной войны. Такое поведение на международно-политической арене позволяет политическим элитам сохранять доминирующую позицию в современной и будущей мировой политике.

За методиками применения информационно-коммуникационных технологий скрываются военные системы высокоточных боевых сил американской армии. Когнитивные технологии — один из способов превращения СМИ в психотропное оружие, способное массово поразить сознания людей. Дипломатия в гибридной войне — игра, используемая для официального закрепления политической воли «атакующих». Главная цель гибридной войны: заполучить контроль над территорией определенного государства, полностью ликвидировав самостоятельность системы его внутреннего управления.

Подводя итог

Гибридная война — феномен военно-политического дела. Он включает в себя пропагандистские действия, акты разведки и шпионажа, организацию массовых беспорядков внутри страны. «Нетрадиционным» такой тип войны делает еще и политически-экономическое давление на государство в пределах международной политической арены.

www.syl.ru

Что значит Гибридная война? Как понять выражение Гибридная война?

В наше непростое время многие войны ведутся не так, как это было сто и даже пятьдесят лет назад. Сейчас исключено столкновение сверхдержав, поскольку это приведёт к гибели большей части человечества, и если над пиндосами никто плакать не станет, то остальные нации нужны, и местами важны для будущего человечества. Поэтому стратеги стран запада разрабатывают войны без участия армий, руками ЧВК и подкупленных агентов влияния. Подобные боевые действия носят название Гибридная война. Что значит Гибридная война? Рекомендую прочесть ещё несколько популярных новостей, например, как понять слово Догхантер, что значит Дисс, кто такой Диггер? Возьмём всеми избитый пример, Украину, все мы знаем и понимаем, сколько денег и усилий было потрачено Госдепом и ЦРУ, чтобы привести к власти нациста Порошенко. При этом никто не вводил войска, не устраивал пушечных дуэлей, всё проходило внешне тихо и мирно. Захватив Украину с помощью гибридной войны, он теперь выкачивает из неё ресурсы, как человеческие, так и природные. В ЕС многие органы заметно подешевели по причине того, что укры самолично расстаются со своей требухой. Проститутки из Украины покоряют доселе неизвестные рынки Восточной Европы, их можно встретить по всему миру, везде нужна украинская женская плоть. А всё это произошло благодаря новым методам ведения войны.Гибридная война - это вид враждебных действий при которых нападающая сторона не использует свою армию, а разрушает своего противника с помощью различных подрывных операций, финансирования НКО, используя кибер войну, саботаж и заручившись поддержкой местных террористов Впервые этот термин стали использовать в этом веке в военных документах Англии и её большого брата США. При этом рассматривается захват конкретной территории с помощью кибернетических, электронных и информационных операций в сочетании с действиями спецподразделений и непрекращающегося экономического давления. Наш глава Минобороны Валерий Герасимов, как-то обмолвился, что опыт боевых действий в Сирии показывает, насколько велика сейчас потребность в высокотехнологичном оружии. ВС РФ оказываются очень эффективны решая задачи с минимальным задействованием военной составляющей.

xn----7sb3abqfg0a4g2a.xn--p1ai

Русская Сила | Гибридные войны в стратегии США и НАТО

Как обеспечить национальную безопасность России в условиях нетрадиционных угроз и вызовов.

«Гибридная война» в степях Украины: Кто сделал первый выстрел?

Украина стала не только камнем преткновения для украинских элит и граждан, но и площадкой для противостояния ведущих игроков мировой политики. В частности, США, которые открыто благоволят новым киевским властям, и России, которая благосклонно относится к ополченцам из восточных областей Украины. В конце апреля бывший советник НАТО, парламентарий из Нидерландов и генерал-майор в отставке Франк ван Каппен сделал такой прогноз — Россия одержит победу в Украине, поскольку ее действия являются тактикой гибридной войны, а такому способу ведения войны США и НАТО нечего противопоставить.

Бывший советник НАТО, парламентарий из Нидерландов и генерал-майор в отставке Франк ван Каппен:

«Гибридная война — это смешение классического ведения войны с использованием нерегулярных вооруженных формирований. Государство, которое ведет гибридную войну, совершает сделку с негосударственными исполнителями — боевиками, группами местного населения, организациями, связь с которыми формально полностью отрицается. Эти исполнители могут делать такие вещи, которые само государство делать не может, потому что любое государство обязано следовать Женевской конвенции и Гаагской конвенции о законах сухопутной войны, договоренностям с другими странами. Всю грязную работу можно переложить на плечи негосударственных формирований».

Понятно, что имел в виду видный эксперт в области военного дела: что Россия стоит за плечами ополченцев, действуя при этом чужими руками и используя все те средства, которые должны применяться в современной гибридной войне, — пропаганду, партизанские отряды, диверсии. «Гибридная война» — термин, изобретенный в Пентагоне. Формулировок с тех пор изобрели массу, на тему гибридной войны написаны десятки книг.

По мнению подполковника Корпуса морской пехоты США Билла Неметта, гибридная война — это «современный вид партизанской войны», который «объединяет современные технологии и современные методы мобилизации». А вот Нейтан Фрайер из Центра стратегических и международных исследований выделяет следующие угрозы, которые включает в себя гибридная война: традиционные (т.е. регулярные воинские подразделения), нестандартные, акты террора и подрывные действия, когда используются технологии для противодействия превосходству в военной силе.

По мысли американских экспертов, гибридная война — это форма военных действий с вовлечением в конфликт разнородных по составу, средствам, уровню и характеру подготовки силам. Определение это сопряжено с еще одним — гибридными угрозами. В Пентагоне еще в 2004 году полагали, что к гибридной войне могут прибегнуть прежде всего Китай, Северная Корея, Иран и Россия.

Классики гибридной войны

Соединенные Штаты Америки и НАТО зря скромничают: именно они первыми начали активно применять многие методы ведения войн чужими руками и нестандартных, комбинированных войн. В пример можно привести хотя бы афганскую войну. Формально американские военные в конфликт не были вовлечены никак — но по факту американцы воевали против СССР руками моджахедов.

Бывший директор ЦРУ Робертс Гейтс, например, написал в мемуарах, что ЦРУ начало работать в Афганистане за полгода до ввода советских войск.

Экс-советник президента Киссинджера, известный американский политолог Збигнев Бжезинский:

«Согласно официальной версии ЦРУ начало поддержку моджахедов в 1980 году, т.е. после вступления Советской армии в Афганистан 24 декабря 1979 года. Но в действительности (это держалось в секрете до сегодняшнего дня) всё обстояло иначе: на самом деле первую директиву об оказании тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле президент Картер подписал 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал ему докладную записку, в которой объяснял, что, по моему мнению, эта помощь повлечёт военное вмешательство Советов».

США и Англия тогда провели против СССР секретную операцию под кодовым названием «Фарадей». Исполнителями операции были сотрудники британского спецподразделения SAS и разведывательного управления Министерства обороны США. Цель операции: создание тренировочных лагерей в Пакистане и Шотландии, заброска диверсантов-спецназовцев для ведения разведки в районах Кандагар — Баграм — Кабул; организация поставок оружия, боеприпасов и минно-взрывных средств; инструктирование афганских моджахедов по тактике диверсионной деятельности.

Как писала The New York Times, в декабре 1982 года ЦРУ получило от американской администрации приказ поставлять моджахедам тяжелое вооружение, в том числе безоткатные орудия, миномёты и противотанковые гранатомёты.

Война велась и на информационном фронте: были созданы 11 радиопередатчиков «Радио свободного Кабула», информагентство «Эйдженси Афган Пресс», «Афганский центр документации». Позднее, в 1985 году, была создана радиостанция «Свободный Афганистан», напрямую спонсировавшаяся из американского бюджета. Если бы не американская помощь, уверены военные эксперты, моджахеды не смогли бы противостоять советским войскам и СССР бы войну не проиграл. Таким образом, успешное ведение той самой гибридной войны для США не в новинку.

Американские военные советники присутствовали и в Грузии накануне конфликта в Южной Осетии. В 2006–2008 годах Вашингтон предоставил Грузии безвозвратных кредитов на военные нужды на сумму в 30 с небольшим миллионов долларов. А во время наступления российских войск в селении Земо-Никози к юго-западу от Цхинвали российские войска обнаружили паспорт гражданина США. Это не говоря о том, что американцы обучали грузинский спецназ, поставляли Грузии оружие и задолго до конфликта — еще с 2002 года — фактически всем перевооружением грузинской армии занимались страны НАТО, прежде всего США.

Россия пока не пользуется этими наработками американцев, уверен главный редактор журнала «Национальная оборона», член Общественного совета при Минобороны России Игорь Коротченко.

Как напомнил Коротченко в разговоре с журналом «Мир и политика», США буквально недавно использовали такой метод ведения войны в Сирии, где они поставляли и продолжают поставлять оружие «Армии освобождения Сирии» и оказывать противникам Асада прочую финансовую и консультативную помощь.

Поле битвы – Украина

Похоже, что на Украине должны были быть «обкатаны» те самые афганские и сирийские методы ведения гибридной войны. Собственно, «Евромайдан» и ставший в одночасье известным националистический «Правый сектор» тоже укладываются в логику ведения гибридных войн. Ведь формально к «Евромайдану» правительство США не имело никакого отношения, если не считать раздачу пирожков официальным представителем Госдепа Викторией Нуланд. Но как неоднократно отмечали наблюдатели, США довольно активно направляли майдановцев — и посредством методов «мягкой силы» (через разнообразные НКО), и посредством уговоров, давления и даже провокаций.

По сути, США задействовали методику ведения гибридной войны — устроили мятеж с помощью местных «подпольщиков» из националистических группировок и недовольства рядовых граждан действующим президентом. Мятеж — очевидно антироссийской направленности.

«Госпожа Нуланд публично призналась, что США вложили 5 млрд долл. в “украинскую демократию”, — напоминает Игорь Коротченко, отмечая, что реальная сумма может быть существенно больше.

На этом американцы не остановились. 1 апреля 2014 года Верховная Рада Украины одобрила документ, внесенный исполняющим обязанности президента Александром Турчиновым. Согласно этому законопроекту на территорию Украины допускаются иностранные военные. В документе одобряется «решение президента о допуске подразделений вооруженных сил других государств на территорию Украины в 2014 году для участия в украинско-польских учениях авиационных подразделений на уровне эскадрилий, украинско-польских учениях подразделений военной полиции “Правопорядок-2014”, украинско-американских учениях “Рэпид Трайдент-2014”». Но по факту Украина разрешила войскам стран НАТО помочь киевским властям, если ситуация для властей будет складываться не лучшим образом. В принципе законопроект стандартный — внеблоковый статус Украины требует, чтобы любые учения с участием иностранных военных получали одобрение парламента. Но в текущих условиях он приобретает новое, отличное от прежних звучание: киевское руководство позволяет иностранным военным, в том числе наемникам, помочь им сохранить власть.

Военные не замедлили на Украине объявиться. По информации некоторых источников, еще в конце февраля в Киев прибыли несколько чартерных самолётов с несколькими сотнями (это минимальная оценка наблюдателей) крепких тренированных мужчин с большими спортивными сумками. По оценке экспертов, это с почти стопроцентной вероятностью были представители частных военных компаний.

По одной из версий, это наемники компании Academi, ранее носившей название Xe Services LLC (до января 2010 года), а до февраля 2009 года известной как Blackwater. Компания «прославилась» своими действиями в Ираке — расстрелами мирного населения, контрабандой оружия и прочими незаконными действиями, к которым, впрочем, Белый дом формально никакого касательства не имел. Правда, ребрендинг компании после скандалов в СМИ провести пришлось. В ходе нынешних событий в Украине англоязычных «вежливых людей» неоднократно видели на востоке страны, в том числе и российские журналисты в Донецкой области.

Но еще раньше в Украину прибыли сотрудники американских специальных служб. Присутствие спецслужб США в Незалежной заметили и в западных СМИ. «Как писала немецкая пресса, сотрудники ЦРУ консультируют украинских силовиков. То, что выяснили журналисты, только вершина айсберга. Вообще за тем, что происходит в Украине, несомненно, стоят американцы», — полагает Игорь Коротченко.

Наша война

А что же Россия? В целом признаки гибридной войны, которую ведет Россия, и впрямь присутствуют на востоке Украины, но вокруг «российского присутствия» плодится очень много домыслов.

Американские СМИ довольно много анализировали фотографии с востока Украины и даже смогли отыскать там людей, очень похожих на «вежливых людей» из Крыма. Правда, люди в масках с автоматами сильно похожи друг на друга.

Уровень анализа из американских газет поразил даже известного сатирика Джона Стюарта, который в своем Daily shоw поиронизировал на тему сравнения двух бородатых мужчин — «да это просто бородатый мужик. Две трети ZZ Top такие».

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр в одном из интервью говорил: использование современных ПЗРК не оставляет сомнений, что на востоке Украины действовал российский спецназ. Это, впрочем, далеко не факт. Во-первых, наличие российского оружия вовсе не означает, что в событиях были задействованы регулярные подразделения российской армии. Во-вторых, ополченцы захватывали оружие у украинской армии, на вооружении которой находятся всё те же советские образцы. Скажем, как считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин, ПЗРК «был взят повстанцами в ходе известного разоружения подразделения 25-й бригады украинских ВДВ. По советским штатам на каждую десантную роту приходилось четыре ПЗРК — и едва ли нынешние украинские штаты отличаются радикально».

Западные журналисты, побывавшие, в частности, в Славянске, также признаков присутствия российских военных не заметили, как и российского оружия. «На вооружении роты такое же оружие, что и у украинских военнослужащих и сил специального назначения МВД Украины, которые занимают позицию за городом», — писал, в частности, корреспондент New York Times, проведший около двух недель в восставшем городе. В частности, он увидел у ополченцев автоматы Калашникова, пистолеты Макарова, снайперские винтовки Драгунова, легкие пулеметы и противотанковые гранатометы. Часть оружия со штампом производства 1980-х и начала 1990-х годов. Когда корреспондент спросил про РПГ-7, который выглядел абсолютно новым, ему объяснили, что этот гранатомет вместе с комплектом из 12 гранат был куплен у украинских военнослужащих за 2 тыс. долл.

Заявления украинских спецслужб о том, что Россия посылает диверсионные группы на восток Украины, — откровенная ложь, соглашается Коротченко. По его словам, достаточно посмотреть на вооружение ополченцев, чтобы понять — это либо старое, еще советское оружие, либо захваченное на складах СБУ и у украинских военных. «Это говорит о том, что Россия не оказывает поддержки оружием, тем более военной поддержки ополченцам», — констатирует эксперт.

Кроме того, на фотографиях из Славянска многие интернет-пользователи и часть журналистов «обнаружили» автоматы с черной пластиковой фурнитурой, которые приняли за неиспользуемые в Украине АК «сотой» серии. На поверку они оказались АК-74М, которые ополченцы изъяли.

Киевские власти, впрочем, сообщали о том, что оружие у повстанцев было российского производства. Как писал на своей странице в Facebook главный редактор «Цензор.НЕТ» Юрий Бутусов со ссылкой на источник в штабе «антитеррористической операции» (так это именовали в Киеве), в Славянске «на месте боя захвачено значительное количество новейшего оружия российского производства, состоящего на вооружении спецназа ГРУ РФ». Безусловно, такого рода сведения требуют дополнительного расследования — киевские власти склонны винить Россию даже в том, к чему она вовсе никакого отношения не имеет.

Российские граждане в событиях на востоке и юге Украины участвовали, но, по всей видимости, кадровых военных среди них практически не было. В числе лидеров ополченцев в Славянске пользователи Интернета опознали Игоря Стрелкова-Гирина — гражданина России и, судя по всему, бывшего российского офицера. Однако действует он, скорее всего, на свой страх и риск и почти точно не связан с российской армией или спецслужбами. Как признавался народный мэр Славянска Пономарев, среди ополченцев много его друзей и бывших сослуживцев, в том числе из России. Кроме того, к ополченцам примкнул и российский казачий отряд. Вполне возможно, что российские граждане находились во время столкновений пророссийских активистов с майдановцами в Одессе, но это были, по всей видимости, жители Приднестровья. Никаких однозначных доказательств «руки Москвы» в событиях на востоке и юге Украины на сегодняшний день нет. Вероятно потому, что это воздействие минимально.

Что точно: непрямое противостояние России и США на Украине — безусловный факт. Очевидно, что Россию не может не беспокоить американское влияние на украинские власти. Соответственно, потому Россия и поддерживает ополченцев на юго-востоке Украины, по крайней мере морально и информационно (вопрос о наличии российского оружия в Донецкой области, повторимся, будет прояснен окончательно позже). Так, например, вице-премьер Дмитрий Рогозин писал в своем Facebook: «Эх, ребята, поменял бы сейчас, не задумываясь на миг, все свои должности на счастье быть сейчас в одном окопе с защитниками Славянска!» Москва в каком-то смысле и впрямь использует реальное недовольство жителей юго-востока Украины для давления на киевские власти и США. Но одно дело — заявления вице-премьера, а другое — реальные поставки оружия и консультирование ополченцев.

Меж тем возможности и интересы для более активного вмешательства у России имеются — пророссийские и антимайдановские настроения на востоке Украины довольно сильны. Кроме того, российские телеканалы были на востоке не менее популярны, нежели украинские. Даже согласно опросам киевских социологических центров в Донецкой области четверть населения выступает за присоединение к России. Исторические и хозяйственные связи востока Украины с Россией также весьма существенны. Потому то, что Россия использует свое влияние там, — закономерно. Другое дело, что пока политика России представляется недостаточно активной. Если Россия и использует технологию гибридной войны, то делает это скорее интуитивно, точечно (прежде всего в плоскости пропаганды), а не осознанно. Да и использует Россия далеко не весь арсенал из апробированных ранее иными странами (прежде всего США и НАТО) средств ведения таких войн.

Гибридные войны в стратегии США и НАТО

Практика многих конфликтов современности, некоторые научные разработки позволяют рассматривать цветные революции в качестве важной составной части войн нового типа, которые чаще всего определяются как гибридные войны. В общем случае под гибридом (от лат. hibrida, hybrida – помесь) понимается организм или клетка, полученные вследствие скрещивания генетически различающихся форм.

В военно-политическом контексте понятие «гибридная война» может объединять широкий диапазон действий, осуществляемых противником с использованием военных и иррегулярных формирований с одновременным привлечением гражданских компонентов. В работах экспертов встречается близкое к этому понятие «войны управляемого хаоса», использование которого, как представляется, требует более четкого научного обоснования.

Широкое распространение получает также понятие «гибридные угрозы», которые определяются как угрозы, создаваемые противником, способным одновременно адаптивно использовать традиционные и нетрадиционные средства для достижения собственных целей.

КОНФЛИКТЫ НОВОГО ТИПА

Стратегии гибридных войн и рекомендации по противостоянию гибридным угрозам в течение последних лет разрабатываются в США и НАТО, при этом делается вывод о принципиальных изменениях в характере войны.

Суть изменений сводится к усилению влияния на подготовку, ход и исход гибридной войны как военной, так и иррегулярной составляющих контингента с одновременным привлечением потенциала гражданских компонентов.

Сегодня из научных статей понятия «гибридных войн и угроз» «перекочевывают» в некоторые официальные и рабочие документы США и НАТО. Например, в пункте 13 Итоговой декларации саммита НАТО, состоявшегося в Шотландии в начале сентября с.г., впервые на высоком официальном уровне говорится о необходимости готовить альянс к участию в войнах нового типа – гибридных войнах (hybrid warfare). По мнению специалистов альянса, такие войны включают в себя проведение широкого спектра прямых боевых действий и тайных операций, осуществляемых по единому плану вооруженными силами, партизанскими и другими иррегулярными формированиями при участии различных гражданских компонентов.

В интересах совершенствования способности союзников противостоять новым гибридным угрозам (hybrid warfare threats) в документе содержится требование наладить тесную координацию между министерствами внутренних дел, привлекать силы полиции и жандармерии для пресечения нетрадиционных угроз, связанных с пропагандистскими кампаниями, кибератаками и действиями местных сепаратистов. Проведение учений для отработки действий в гибридной войне называется одним из приоритетов альянса. В Латвии, в частности, для целей подготовки и координации таких учений создан специальный центр (Strategic Communications Centre of Excellence).

Понятие «гибридные угрозы» объединяет широкий диапазон враждебных обстоятельств и намерений, таких как кибервойна, сценарии асимметричных конфликтов низкой интенсивности, глобальный терроризм, пиратство, незаконная миграция, коррупция, этнические и религиозные конфликты, безопасность ресурсов, демографические вызовы, транснациональная организованная преступность, проблемы глобализации и распространение оружия массового уничтожения (ОМУ). В концепции НАТО, получившей название «NATO’s Bi-Strategic Command Capstone Concept» (2010), гибридные угрозы определяются как угрозы, создаваемые противником, способным одновременно адаптивно использовать традиционные и нетрадиционные средства для достижения собственных целей.

Таким образом, для задач обеспечения национальной безопасности России в современных условиях важно учитывать возможность адаптивного и систематического использования одной из упомянутых или каких-то других угроз или комбинации нескольких из них противником, который преследует долговременные политические цели. Таким противником может быть отдельное государство, международная организация или группа заинтересованных стран, а также некоторые негосударственные акторы.

ОБОРОНА И НАСТУПЛЕНИЕ

Важным шагом альянса по подготовке к войнам нового типа является решение о формировании в составе Сил первоначального задействования (СПЗ) общевойсковых Сил быстрого развертывания (СБР) Very High Readiness Joint Task Force, находящихся в 48-часовой готовности к действию. Наряду с подразделениями сухопутных войск, авиации и флота, в их составе планируется иметь силы специальных операций.

Комплексный состав СБР позволяет предположить, что это формирование может привлекаться для решения двух принципиально разных задач. Одна из них будет заключаться в предотвращении диверсионно-разведывательных действий противника в угрожаемый период (если он будет), борьбе с иррегулярными формированиями на собственной территории. Другая задача может состоять в организации подрывной работы на территории противника за счет создания иррегулярных сетевых структур с привлечением заранее созданных людских и материальных ресурсов.

Наши отечественные специалисты (например, Ю.Н. Балуевский и М.М. Хамзатов в статье «Глобализация и военное дело», опубликованной в «НВО» № 27 за 2014 год) также предупреждают, что сегодня военные действия изначально предполагают согласованные точечные воздействия по ключевым элементам системы национальной безопасности противника на всей его территории разновидовыми (разноведомственными) тактическими группировками, управляемыми из единого стратегического центра. При этом тактическими единицами могут быть не только регулярные части и подразделения, но и разнотипные иррегулярные воинские формирования, и ЧВК, и даже сугубо гражданские структуры (например, организации из области высоких технологий).

Следует отметить, что стратегия гибридных войн разрабатывается на Западе в течение ряда лет (примерно с начала 90-х годов прошлого века), однако до сих пор нет четкого единого определения такой войны. Наряду с предложенным выше определением, в общем виде гибридной войной называют, например, вид партизанской войны, который объединяет современные технологии и современные методы мобилизации. Гибридная война определяется также как основной метод действий в асимметричной войне, ведущейся на трех выборочных видах поля боя: среди населения конфликтной зоны, населения в тылу и международного сообщества.

Гибридную войну можно определить и как совокупность заранее подготовленных и оперативно реализуемых государством действий военного, дипломатического, информационного характера, направленных на достижение стратегических целей. При этом важно отметить, что для гибридной войны нет необходимости разрабатывать новые системы оружия и военной техники, достаточно уже имеющихся в наличии.

Гибридная война включает в себя реализацию комплекса гибридных угроз различного типа: традиционные, нестандартные, масштабный терроризм, а также подрывные действия, в ходе которых используются различные, нередко инновационные технологии для противостояния превосходящей военной силе. Это могут быть, например, массированные кибератаки, действия в энергетической сфере и др.

ФАКТОР ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ

Отдельное место в списке инновационных подрывных технологий занимают цветные революции (технологии управляемого хаоса). По мнению автора, политическим реалиям современности вполне соответствует формулировка, предложенная политологом Андреем Манойло: цветная революция – это «технология организации государственного переворота в условиях искусственно созданной политической нестабильности, когда давление на власть осуществляется в форме политического шантажа, а основной движущей силой таранного удара по власти выступает специально организованное молодежное протестное движение». Можно добавить, что от политического шантажа противоборствующие стороны переходят к силовым мерам воздействия, реализация которых может привести к развязыванию в стране гражданской войны, в ходе которой применяются технологии упомянутой выше гибридной войны.

Комплекс гибридных угроз формируется по заранее определенному стратегическому замыслу и воздействует на широкий спектр военных и гражданских целей противника, включая население страны-мишени. Конечная цель состоит в подрыве совокупной мощи государства, позиций и влияния правительства внутри страны и на международной арене. Таким образом, в отличие от других видов угроз комплекс гибридных угроз ориентируется строго на выбранный объект воздействия (конкретную страну-мишень), имеет четко определенный формат и заранее определенную конечную цель и представляет собой ядро стратегического замысла операции. Успешная реализация комплекс угроз зависит от наличия источника, способного обеспечить необходимые силы и средства, а также возможности доступа к ним. Такой синергетический эффект применения гибридных угроз обусловливает их особую опасность для всей системы обеспечения национальной безопасности страны.

Комплекс гибридных угроз обладает рядом характеристик, обеспечивающих его эффективное применение на всех этапах гибридной войны. Такой комплекс обладает гораздо большей разрушительной силой, чем простая сумма входящих в него угроз. «Кумулятивный эффект» от воздействия угроз этого вида обеспечивается реализацией системы комплексных и взаимозависимых подготовительных и исполнительных мероприятий, связанных с координацией деятельности значительного количества участников, действующих на территории страны-мишени и за ее пределами. Успеху способствует умелое использование факторов, обусловливающих высокую динамику развития обстановки и придания процессам необходимой направленности с использованием как невоенных, так и военных решений. В основе стратегии гибридных войн лежит целенаправленная работа по прогнозированию и стратегическому планированию.

Для организации противодействия важно заранее определить меры по обеспечению национальной безопасности и координации усилий по противодействию угрозам с международными организациями, например, с ООН, ОБСЕ, ОДКБ или ШОС, поддержка со стороны которых чрезвычайно важна для обоснования легитимности действий отдельной страны или группы государств. Весьма существенным является заранее обретенный международный консенсус в вопросе, какие действия могут считаться агрессией, например, в контексте возможного кибернападения, определения его источника и законных мер противодействия. Или как соотносятся вопросы обеспечения энергобезопасности с правом суверенного государства распоряжаться принадлежащими ему природными ресурсами. Особенно актуальной является задача выработки таких видов консенсуса в рамках ОДКБ и ШОС.

К числу наиболее важных характеристик гибридных угроз можно отнести:

  • – источники угроз – государство, террористическая организация, структуры транснациональной организованной преступности, олигархические кланы;
  • – состав угроз, который определяется возможностями и целями того, кто их формирует, а также уязвимыми местами объекта воздействия;
  • – масштаб или размах угроз, определяющий границы зоны их воздействия, которые зависят от количества и доступности объектов угроз, а также возможностей их предварительного вскрытия и изучения.

Комплексный характер гибридных угроз усложняет задачу вскрытия их источника, который, как правило, является анонимным. Создаваемая таким путем неопределенность позволяет существенно замедлить целенаправленную ответную реакцию со стороны страны, подвергшейся нападению, или международного сообщества.

Хотелось бы отдельно остановиться на наличии прямой связи технологий гибридных войн и цветных революций, которые взаимно дополняют друг друга.

Как правило, цветная революция представляет собой начальный этап гибридной войны. В дальнейшем события развиваются в рамках алгоритма адаптивного применения силы, когда мирные демонстрации оппозиции постепенно перерастают в жесткую конфронтацию с властями, вплоть до свержения правительства и гражданской войны. На каждом из этапов гибридной войны задействуется набор соответствующих гибридных угроз.

БОРЬБА С НОВОЙ УГРОЗОЙ

Целенаправленный характер и высокая динамика перехода гибридных угроз из категории потенциальных к реально действующим требуют тщательной предварительной проработки на государственном уровне мер по противодействию.

При этом, как представляется, важно иметь в виду следующие обстоятельства:

  • – в прошлом СССР, а затем Российская Федерация и ее союзники оказались достаточно уязвимыми для применяемых Западом подрывных технологий управляемого хаоса;
  • – в настоящее время разработаны и внедряются инновационные адаптивные технологии гибридных войн и гибридных угроз, представляющие угрозу национальной безопасности России;
  • – в рамках нормативно-правовой базы существующих организаций по обеспечению коллективной безопасности (ОДКБ) и в национальных законодательствах стран-участниц целесообразно дополнительно предусмотреть положения, позволяющие оперативно определить союзника, подвергающегося агрессии с применением нетрадиционных угроз в виде гибридных подрывных технологий, и оказать ему необходимое содействие;
  • – важной задачей России и ее союзников является понимание опасности и заблаговременная выработка адекватных мер противодействия. В системе обеспечения национальной безопасности страны важно своевременно вскрыть места, уязвимые для этого вида угроз, а также провести анализ с целью определить возможный состав гибридных угроз, которые могут быть сформированы для воздействия;
  • – принимаемые в этой сфере меры должны осуществляться в общем русле подготовки страны и Вооруженных сил ко всему спектру возможных конфликтов современности.

С учетом упомянутых обстоятельств необходимо научно-практическое обоснование влияния глобализации, особенностей внутренней обстановки в России и странах-союзницах на возможные способы применения гибридных угроз. Особое внимание следует уделить вскрытию уязвимых мест для применения этих технологий и выработке превентивных мер противодействия развязыванию гибридных войн против России и ее союзников. Меры по противодействию гибридным угрозам требуют взаимодействия с широким спектром партнеров – отдельными государствами и международными организациями, а также привлечения внутренних ресурсов, включая совершенную систему территориальной обороны, надежную защиту границ, а также привлечения бизнес-сообщества, образовательных учреждений, использования возможностей публичной дипломатии.

Необходимо выработать и внедрить в практику систему критериев и признаков, позволяющих оперативно, с использованием преимущественно количественных методов проводить оценку способности страны противостоять подрывной деятельности с целью исключить возможные попытки спровоцировать на территории России или отдельных ее частей гибридные войны.

Следует провести тщательный анализ уязвимых мест и возможного состава гибридных угроз, которые могут быть сформированы для воздействия против Российской Федерации в ходе гибридной войны.

Особое внимание должно быть уделено работе с молодежью, которая представляет собой первоочередной объект воздействия для технологов гибридных войн. На первом месте должны стоять задачи обеспечения ее занятости, вовлечения в работу организаций патриотической направленности, создания условий для занятий спортом, в том числе технологически продвинутыми видами спорта, например, авиационным и автомотоспортом. Серьезная угроза может быть связана с деятельностью неконтролируемых молодежных структур, например, организаций футбольных болельщиков-«фанатов», которые могут подпасть под влияние радикальной оппозиции или криминала.

Еще одним уязвимым местом может стать недостаточная культурная ассимиляция мигрантов, ведущая к созданию этнических анклавов в крупных городах и в регионах. Использование современных информационно-коммуникационных технологий позволяет в рамках сетевой организации оперативно создавать с участием мигрантов мощные источники дестабилизации обстановки в различных районах страны.

При подготовке гибридной войны ее потенциальные участники заблаговременно объединяются в сеть, которая охватывает столицу, другие крупные города, а также регионы. При этом для сетевых форм управления подготовкой и развертывания действий характерно отсутствие единого центра, это полицентрические структуры. Сетевая организация имеет горизонтальную архитектуру, для которой в отличие от жесткой иерархической пирамиды присущи взаимосвязанность ячеек (групп) сети и непрерывный обмен информацией между ними в масштабе времени, близком к реальному. Это обеспечивает выживаемость и работоспособность всей структуры в хаосе гражданской войны, как, например, в Ливии и Сирии.

В современных условиях угроза развязывания гибридной войны против Российской Федерации и ее союзников приобретает вполне конкретные очертания. В США и в штабах НАТО разрабатываются соответствующие концепции, создаются необходимые силы и средства, продолжаются попытки обеспечить контроль и влияние на внутреннюю оппозицию с целью ее радикализации в нужный момент.

В этих условиях требует особого внимания своевременное вскрытие комплекса проводимых мероприятий по подготовке противника к гибридной войне, начиная от планирования первоначальных этапов ненасильственных действий и вплоть до перехода к жесткой силовой конфронтации.

В рамках таких мероприятий стороной-агрессором реализуются следующие шаги:

  • – поиск источников устойчивого финансирования протестного движения, а затем вооруженных формирований как со стороны внешних заинтересованных сил, так и с использованием внутренних возможностей;
  • – выявление протестных общественных групп, способных участвовать в планируемых акциях ненасильственного, а затем и силового характера, вплоть до гражданской войны;
  • – определение практических лозунгов, максимально приближенных к реальным требованиям протестных общественных групп, действия которых в итоге могут использоваться для делегитимации и слома существующей власти;
  • – определение политических объединений и подготовка лидеров, способных возглавить политический протест;
  • – подготовка в специализированных лагерях полевых командиров и боевиков для силовых акций, организация мобилизационных пунктов за рубежом и маршрутов перебросок наемников;
  • – обеспечение поддержки оппозиции и осуществление ее экспансии в регионы, прежде всего за счет координированного использования контролируемых оппозицией электронных отечественных и зарубежных СМИ. Немаловажное место отводится завоеванию поддержки со стороны международных организаций и международной общественности;
  • – организация сетевых структур управления подрывными действиями, снабжения, связи и мониторинга обстановки.

С учетом масштабов и реального характера угрозы успешное решение комплекса задач по обеспечению национальной безопасности России и ее союзников может быть достигнуто за счет консолидации общества, укрепления национальной обороны, развития связей с союзниками и партнерами, умелым использованием потенциала существующих конструктивных организаций обеспечения международной безопасности и решительным противодействием попыткам деструктивного влияния в сфере международных отношений.

Источники:

rusila.su

Гибридная война — что это такое? Определение, значение, перевод

Гибридная война это не новый, но актуальный вид войны, которая ведётся не только и не столько пушками и танками, сколько силами политической пропаганды, террора, дезинформации и экономического давления на противника. Гибридная война включает также подрывную деятельность спецслужб на территории противника и различные техники искажения информации. Само слово «гибридный» означает в данном контексте использование сразу нескольких рычагов давления на противника, среди которых боевые действия составляют хотя и важную, но всего лишь часть.

Пример гибридной войны — продолжающаяся агрессия России против Украины. Официально Россия эту войну как бы не ведёт, однако финансы, оружие и даже кадры в этой войне используются российские. Российское телевидение использует милитаристскую пропаганду для прикрытия или оправдания агрессии, а военная техника и форма солдат маскируются под силы «ополченцев Донбасса», которые на самом деле являются регулярными частями российской армии с вкраплениями местного населения.

Гибридная война это не новый, но актуальный вид войны, которая ведётся не только и не столько пушками и танками, сколько силами политической пропаганды, террора, дезинформации и экономического давления на противника. Гибридная война включает также подрывную деятельность спецслужб на территории противника и различные техники искажения информации. Само слово «гибридный» означает в данном контексте использование сразу нескольких рычагов давления на противника, среди которых боевые действия составляют хотя и важную, но всего лишь часть.

Пример гибридной войны — продолжающаяся агрессия России против Украины. Официально Россия эту войну как бы не ведёт, однако финансы, оружие и даже кадры в этой войне используются российские. Российское телевидение использует милитаристскую пропаганду для прикрытия или оправдания агрессии, а военная техника и форма солдат маскируются под силы «ополченцев Донбасса», которые на самом деле являются регулярными частями российской армии с вкраплениями местного населения.

Гибридная война находится в списках: армия, Общество, Политика

Вы узнали, откуда произошло слово Гибридная война простыми словами, его перевод и смысл.Пожалуйста, поделитесь ссылкой «Что такое Гибридная война?» с друзьями:

И не забудьте подписаться на самый интересный паблик ВКонтакте:

 

chto-eto-takoe.ru