Генерал Каппель Владимир Оскарович: биография и фото. Генерал каппель


Генерал Каппель Владимир Оскарович: биография и фото

В истории гражданской войны видное место занимает активный деятель белогвардейского движения генерал Каппель, фото которого представлены в статье. В годы советской власти его образ или замалчивался, или подавался в искажённом виде. Лишь с наступлением перестройки многие эпизоды отечественной истории получили своё истинное освещение. Стала достоянием общественности и правда о жизни этого удивительного человека.

Каппель генерал

Сын и продолжатель рода Каппелей

Выдающийся русский военачальник генерал Каппель происходил из семьи обрусевшего шведа и русской дворянки. Родился он 16 (28) апреля 1883 года в Царском селе под Санкт-Петербургом. Отец будущего героя Оскар Павлович был выходцем из рода обрусевших шведов (этим и объясняется его скандинавская фамилия), был офицером и весьма отличился во время экспедиции Скобелева. Мать Елена Петровна также была дворянкой и происходила из семьи героя обороны Севастополя ─ генерал-лейтенанта П. И. Постольского. Своего сына родители назвали Владимиром в честь святого князя ─ крестителя Руси.

Получив начальное образование дома, Владимир принял решение в дальнейшем идти по стопам отца и, поступив во 2-й Императорский Кадетский корпус, окончил его в 1901 году. Проведя ещё два года в Николаевском кавалерийском, он был произведён в корнеты и определён в один из столичных драгунских полков.

Женитьба лихого корнета

Первой блестящей победой будущего генерала Каппеля стало покорение сердца Ольги Сергеевны Строльман ─ дочери крупного царского чиновника. Однако амбициозные родители не желали и слышать о браке их ненаглядной Оленьки с едва оперившимся молодым офицером. Эту первую воздвигнутую перед ним крепость Владимир взял штурмом ─ он просто похитил свою невесту (с её согласия, разумеется) и, пренебрегая родительским благословением, тайно обвенчался с ней в сельской церкви.

Известно, что выкрасть девицу способен и полудикий горец, истинный же дворянин, прежде всего, обязан доказать, что достоин её. С этой целью, отчаянный корнет Каппель, не имея ни связей, ни протекции, умудряется поступить в Императорскую академию Генерального штаба, двери которой были открыты лишь для представителей высшего дворянства.

Этим он обеспечил себе путь к вершинам военной карьеры. После такого подвига родители жены разглядели в нём не просто лихого повесу, а человека, который, что называется, «далеко пойдёт». В корне изменив своё отношение к происшедшему, они, хоть и с опозданием, но благословили молодых.

Каппель генерал белой армии

Последние годы великой империи

Окончив академию в 1913 году, Владимир Оскарович был откомандирован в Московский военный округ и Первую мировую войну встретил уже штабс-ротмистром, то есть в звании старшего офицера. В биографии генерала Каппеля всегда отмечается, что уже тогда он выказал незаурядный талант в организации крупномасштабных военных операций, занимаясь этим, как старший адъютант командира Донской казачьей дивизии. Октябрьский переворот 1917 года он встретил уже в звании подполковника и кавалера нескольких орденов, полученных им за героизм, проявленный на фронте.

Являясь убеждённым монархистом, Владимир Оскарович категорически отвергал как февральскую революцию, так и итоги октябрьского вооружённого переворота. Из посмертно опубликованных писем генерала Каппеля известно, что он всей душой скорбел о развале государства и армии, а также том унижении, которое Отчизна претерпела перед лицом всего мира.

Вступление в ряды белогвардейского движения

Началом его активной борьбы с большевиками явилось вступление в ряды Народной армии Комуча (Комитета Учредительного собрания) ─ ставшей одним из первых формирований белогвардейского движения, созданной в Самаре после её захвата частями мятежного Чехословацкого корпуса. В составе армии было немало опытных офицеров, прошедших Первую мировую войну, но никто из них не желал брать на себя командование наспех созданными частями, поскольку численный перевес сил был на стороне красных, подступавших в те дни со всех сторон, и дело казалось безнадёжным. Лишь подполковник Каппель добровольно вызвался взять на себя эту миссию.

Добиваясь победы по-суворовски, то есть не числом, а умением, Каппель настолько успешно громил большевистские формирования, что очень скоро слава о нём разлетелась не только по всей Волге, но достигла даже Урала и Сибири. Важно отметить, что, как монархист, он не разделял политических убеждений многих эсеров, являвшихся создателями Народной армии, но, тем не менее, продолжал борьбу на их стороне, поскольку главным в тот момент считал свержение советской власти любыми путями.

Громкие победы войск каппелевцев

Если вначале под командованием Каппеля находилось всего 350 человек, то вскоре их число значительно увеличилось за счёт добровольцев, стекавшихся со всей округи и вливавшихся в его подразделения. Их привлекала молва о сопутствовавшей ему военной удаче. И это были не пустые слухи. В начале июня 1918 года каппелевцы после горячего, но непродолжительного боя успешно выбили красных из Сызрани, а в конце месяца к освобождённым ими городам добавился Симбирск.

Каппель генерал военачальник

Самой большой удачей того периода было взятие Казани, осуществлённое в конце августа того же года частями под командованием В. О. Каппеля, при содействии сил Волжской речной флотилии. Эта победа принесла с собой неисчислимые трофеи. Покидая город, красные части отступали столь поспешно, что на произвол судьбы бросили находившуюся в нём значительную часть золотого запаса России, перешедшую с этого момента в руки лидеров Белого движения.

Все лично знавшие генерала Владимира Каппеля и оставившие о нём свои воспоминания подчёркивали, что он всегда был не только умелым командиром, но человеком, отличавшимся личной отвагой. Есть немало свидетельств того, как во главе горстки соратников он совершал дерзкие налёты на превосходившие их по численности формирования Красной армии и неизменно выходил победителем, сумев при этом сохранить жизни своих бойцов.

Семья, оказавшаяся в заложниках

К этому периоду относится трагедия, наложившая отпечаток на всю последующую жизнь генерала Каппеля. Дело в том, что красные, не имея возможности справиться с ним в открытом бою, захватили в заложники его жену и двух детей, находившихся тогда в Уфе. Трудно представить, каких душевных сил стоило Владимиру Оскаровичу отвергнуть, предъявленный ему большевиками ультиматум и вопреки угрозе, нависшей над жизнью дорогих ему людей, продолжить борьбу.

Забегая вперёд, скажем, что свою угрозу большевики не исполнили, но, ради сохранения жизни детей, заставили Ольгу Сергеевну официально отречься от мужа. После окончания гражданской войны она отказалась покидать Россию, хотя имела такую возможность и, вернув себе девичью фамилию (Строльман), поселилась в Ленинграде.

В марте 1940 года руководство НКВД вспомнило о ней, и решением суда вдова белогвардейского генерала Каппеля была приговорена к 5 годам лагерей как «социально опасный элемент». Вернувшись из заключения, Ольга Сергеевна вновь жила в Ленинграде, где и скончалась 7 апреля 1960 года.

Каппель генерал полная тайна

Горечь поражений

После взятия Казани Каппель предлагал руководству Народной армии, развивая успех, нанести удар по Нижнему Новгороду, а затем начать поход на Москву, но эсеры, проявив явную трусость, тянули с принятием столь важного решения. В результате момент был упущен, и красные перебросили на Волгу формирования 1-й армии Тухачевского.

Это заставило Каппеля отказаться от намеченных планов и совершить со своими частями 150-километровый марш-бросок, для защиты Симбирска от подступающих сил противника. Бои носили затяжной характер и велись с переменным успехом. В итоге же перевес оказался на стороне красных, имевших преимущество как в численности своих войск, так и в их снабжении продовольствием и боеприпасами.

Под знаменем Колчака

После того как в ноябре 1918 года на востоке России произошёл переворот и к власти пришёл адмирал А. В. Колчак (его портрет приводится ниже), Каппель вместе со своими соратниками поспешил влиться в ряды его войска. Известно, что на раннем этапе совместных действий между этими двумя лидерами белогвардейского движения обозначилась некоторая отчуждённость, но затем их отношения вошли в должную колею. В начале 1919 года А. В. Колчак, присвоил Каппелю звание генерал-лейтенанта, и поручил командовать 1-м Волжским корпусом.

Несмотря на то что, будучи умелым и опытным военачальником, генерал Каппель прилагал максимум усилий для выполнения поставленных задач, его корпусу, как, впрочем, и всей колчаковской армии, не удалось избежать крупных поражений. Однако даже после потери Челябинска и Омска, верховный главнокомандующий видел в нём единственного командира, способного повлиять на ход событий, и отдал в его подчинение все оставшиеся части. Тем не менее положение на Восточном фронте становилось всё более безнадёжным и вынуждало колчаковскую армию отступать, оставляя большевикам город за городом.

Переход длиной в 3 тыс. вёрст

К ноябрю 1919 года относится один из наиболее ярких, но в то же время и драматических эпизодов, связанных с деятельностью генерала Каппеля в Восточной Сибири. В историю Белого движения он вошёл, как «Великий Сибирский Ледяной поход». Это был беспримерный по своему героизму 3000-вёрстный переход, из Омска в Забайкалье, осуществлённый при температуре, опускавшейся до - 50°.

Каппель Владимир Оскарович генерал

В те дни Владимир Оскарович командовал частями 3-й армии Колчака, сформированными главным образом из числа пленных красноармейцев, дезертировавших при каждом удобном случае. Оставив Омск, генерал Каппель, непрерывно атакуемый противником, сумел провести свои части вдоль Транссибирской железной дороги, соединившей в 1916 году Миасс с Владивостоком. За этот подвиг Колчак намеревался произвести его в полные генералы, но стремительно развивавшиеся события помешали ему выполнить обещание.

Падение правительства Колчака

В первых числах января 1920 года верховный главнокомандующий А. В. Колчак отрёкся от власти, а через несколько дней был арестован в Иркутске. После месяца, проведённого в застенках ЧК, 7 февраля 1920 года его расстреляли вместе с бывшим министром созданного им правительства ─ В. Н. Пепелевым.

Ввиду сложившейся обстановки, генерал Белой армии Каппель Владимир Оскарович был вынужден лично возглавить борьбу с большевизмом в Сибири. Но силы были крайне не равными, и в середине января 1920 года под Красноярском над каппелевцеми нависла угроза полного разгрома и уничтожения. Однако даже в такой, практически безнадёжной ситуации, он сумел вывести свои войска из окружения, но поплатился за это собственной жизнью.

Конец легендарной жизни

Поскольку все дороги контролировались большевиками, генерал Каппель был вынужден вести свои части прямо через тайгу, используя для продвижения русла замёрзших рек. Однажды в лютый мороз он провалился в полынью. Результатом стало обморожение обеих ног и двустороннее воспаление лёгких. Дальнейший путь он проделал привязанным к седлу, так как постоянно терял сознание.

Незадолго до смерти генерал Владимир Оскарович Каппель продиктовал обращение, направленное к жителям Сибири. В нём он предрекал, что двигающиеся за ним красные войска неизбежно принесут с собой гонение на веру и уничтожат крестьянскую собственность. Деревенские же пьяницы и бездельники, став членами комитетов бедноты, получат право безнаказанно отнимать у подлинных тружеников всё, что только пожелают. Как известно, его слова оказались поистине пророческими.

Каппель Владимир генерал

Видный русский военачальник генерал Каппель Владимир Оскарович ушёл из жизни 26 января 1920 года. Смерть настигла его на разъезде Утай, находящемся недалеко от города Нижнеудинска в Иркутской области. После кончины своего главнокомандующего белые части пробились к Иркутску, но взять город, находившийся под защитой многочисленных красных соединений, им не удалось.

Не увенчалась успехом и предпринятая попытка освободить адмирала Колчака, находившегося в те дни в руках местных чекистов. Как было сказано выше, 7 февраля 1920 года его расстреляли. Не видя иного выхода из создавшегося положения, каппелевцы обошли Иркутск стороной и удалились в Забайкалье, а оттуда уже проследовали в Китай.

Тайные похороны и осквернённый памятник

Весьма любопытна история захоронения останков белогвардейского генерала. Соратники с полным основанием полагали, что на месте смерти его нельзя предавать земле, поскольку могила могла подвергнуться поруганию со стороны красных, следовавших за ними по пятам. Тело было положено в гроб и почти месяц сопутствовало войскам, пока те не достигли Читы. Там, в обстановке полной тайны, генерал Каппель был погребён в городском кафедральном соборе, но через некоторое время его прах перенесли на кладбище местного женского монастыря.

Однако осенью того же года к Чите вплотную подступили части Красной армии, и, когда стало очевидным, что город придётся сдать, оставшиеся в живых офицеры извлекли из земли его останки и вместе с ними ушли за рубеж. Окончательным местом упокоения праха генерала Каппеля стал небольшой участок земли рядом с алтарём православной церкви, воздвигнутой в китайском городе Харбине и освящённой в честь Иверской иконы Божьей Матери. Так завершился жизненный путь генерала Каппеля, краткая биография которого легла в основу этой статьи.

Несколько позже, уже по окончании гражданской войны, белоэмигрантами был поставлен памятник на могиле прославленного борца с большевизмом, но в 1955 году он был разрушен китайскими коммунистами. Есть основание полагать, что этот акт вандализма был совершён на основании тайной директивы КГБ.

Каппель генерал документальный фильм

Память, возрождённая на киноэкране

В наши дни, когда события гражданской войны, умышленно искажавшиеся советской пропагандой, получили новое освещение, возрос интерес и к наиболее значимым историческим фигурам того времени. В 2008 году режиссёром Андреем Кирисенко была снята кинолента, героем которой стал Каппель. Генерал, документальный фильм о котором демонстрировался по многим федеральным телеканалам, был представлен во всей полноте своей незаурядной личности.

Ранее советские кинозрители имели представление о войсках генерала Каппеля лишь по фильму «Чапаев», снятому Сергеем Эйзенштейном в 1934 году. В одном из его эпизодов прославленный советский кинорежиссёр показал сцену психической атаки, предпринятой каппелевцами. Несмотря на всю силу её воздействия на зрителей, историки отмечают в ней очевидные исторические несоответствия.

Во-первых, форма офицеров в фильме значительно отличается от той, которую носили каппелевцы, а во-вторых, знамя под которым они идут в бой, принадлежит не им, а корниловцам. Но главное ─ это отсутствие каких-либо документальных подтверждений того, что части генерала Каппеля вообще когда-либо вступали в бой с дивизией Чапаева. Так что Эйзенштейн, судя по всему, воспользовался каппелевцами для создания обобщённого образа врагов пролетариата.

fb.ru

Последняя тайна генерала Каппеля » Военное обозрение

Документальный фильм об одном из самых благородных, дерзких и талантливых белых генералов, Владимире Оскаровиче Каппеле. Каппель — генерал-лейтенант царской армии, герой Белого движения имел в годы гражданской войны репутацию "непобедимого и бесстрашного". Умер 26 января 1920 года в результате ранения. Последними слова Каппеля были: "Пусть войска знают, что им предан был, что я любил их, и своей смертью доказал это". В фильме использованы уникальные материалы, часть из которых держались в тайне, как, например, документы Государственного архива Российской Федерации, касающиеся пребывания жены Каппеля, Ольги, под арестом у красных. В фильм также вошли уникальные хроникальные кадры 2007 года, когда многолетние поиски захоронения останков легендарного генерала Белого движения, наконец-то увенчались успехом, и свидетельства участников поисковой экспедиции.Съемки кинофильма проходили наиболее полугода в Харбине, Пекине, Перми и Москве,в кинофильм также вошли неповторимые хроникальные кадры 2007 года,когда долголетние поиски захоронения останков знаменитого генерала Белоснежного движения, наконец - тоувенчались фуррором, и свидетельства соучастников поисковой экспедиции. Его премьера совпала с открытием монумента генерал - лейтенанту Каппелю В. О. т. е. с событием которое в прессе теснее получило свое заглавие - «крест в деле Каппеля».

Генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель – участник Первой мировой войны, один из наиболее доблестных белых генералов на Востоке России, зарекомендовал себя как храбрый офицер, до конца сохранивший долг раз данной присяге. Он лично водил в атаки подчиненные части, по- отечески заботился о вверенных ему солдатах. Этот доблестный офицер Русской Императорской армии навсегда остался народным героем Белой борьбы, героем, горевшим пламенем неистребимой веры в возрождение России, в правоту своего дела. Доблестный офицер, пламенный патриот, человек кристальной души и редкого благородства, генерал Каппель вошел в историю Белого движения как один из самых светлых его представителей. Показательно, что когда во время Сибирского Ледяного похода в 1920 г. В.О. Каппель (он находился тогда в должности Главнокомандующего Белыми армиями Восточного фронта) отдал Богу душу, солдаты не оставили в безвестной ледяной пустыне тело своего славного командира, а совершили с ним беспримерный тяжелейший переход через озеро Байкал, чтобы достойно и по православному обряду предать его земле в Чите.

По прибытии в Читу 22 февраля 1920 г. каппелевцы (а именно так стали неофициально называться чины Дальневосточной армии) похоронили своего командира в ограде читинской церкви. Позднее, при оставлении ими города, останки генерала были перевезены в Харбин и при большом стечении народа перезахоронены у северной стены Свято - Иверского храма. Над могилой была зажжена негасимая лампада.

Генерал-лейтенант в гробу, рядом стоит каппелевец почетного караула в феврале 1920 г. в Чите

Свято хранившие память о своем командире, делившем с ними все невзгоды и тяготы ратных будней, его боевые товарищи стремились навечно запечатлеть место упокоения В.О. Каппеля. Сделать это удалось уже после окончания Гражданской войны. Памятник был воздвигнут на народные пожертвования и освящен 28 июня 1929 г. в окружении тысячной толпы. Он представлял собой гранитную глыбу с каменным крестом над нею, у основания которого была помещена эмблема Сибирского ледяного похода – меч в терновом венке. На надгробии была высечена надпись: «Люди, помните, что я любил Россию и любил вас и своей смертью доказал это. Каппель». Через несколько дней после освящения памятника каппелевцы праздновали корпусной праздник, на котором присутствовало более 200 человек. За столом было оставлено одно свободное место, перед которым поставили прибор и букет белых роз. Это было место генерала Каппеля. Ежегодно, 28 июля, в ограде Свято - Иверской церкви на могиле В.О. Каппеля совершалась панихида, на которую собирались бывшие соратники генерала по Белой борьбе.

Перенесение праха генерал-лейтенанта Каппеля из Нового собора в женский монастырь в Чите, февраль 1920 г.

После освобождения Харбина в августе 1945 г. от японских оккупантов, на могилу генерала В.О. Каппеля приходили высшие советские военачальники и отдавали солдатский долг «бесклассовой» памяти этому отважному человеку. Но уже в 1956 г. по распоряжению советского Генерального консульства в Харбине могила Каппеля была осквернена: памятник разрушен, вывезен и брошен у ограды Нового (Успенского) кладбища, а саму могилу сравняли с землей. В настоящее время останки В.О. Каппеля все еще покоятся в земле Харбина.. Несмотря на то, что могила была уничтожена, место захоронения генерала все же удалось установить.

topwar.ru

Как генерал Каппель вернулся в Россию? Последние дни жизни | Биографии

После тяжелого перехода в 400 верст на подступах к Красноярску стало известно, что командующий гарнизоном Красноярска генерал А. К. Зиневич не смог удержать свои войска от разлагающей красной пропаганды и большинство его частей перешли на сторону красных партизан. Над белыми нависла опасность полного окружения. Наиболее преданным каппелевцам удалось сбить красные заслоны и обогнуть Красноярск с севера, имея конечной целью выход к Иркутску и Чите.

Обложенные со всех сторон красными, каппелевские части были вынуждены совершить беспримерно тяжелый переход от деревни Подпорожной до деревни Барга длиною в 105 верст. Маршрут проходил по берегу и по льду не замерзшей до конца, даже при 35 градусных морозах, порожистой реки Кан. Засыпанный снегом, непрочный и мокрый (из-под береговых камней в этих местах бьют горячие источники) лед нередко проваливался под конскими копытами. На промокшие валенки моментально намерзал толстый ледяной слой — идти становилось неимоверно трудно!

Многие солдаты проваливались в полыньи по пояс, обмораживались и засыпали навсегда, усевшись в мягкий, похожий на пуховую перину снег. За два с половиной дня этого перехода генерал Каппель, жалея своего коня, часто шел пешком, утопая в снегу так же, как другие. Промочив свои бурочные сапоги, он никому об этом не сказал. При длительных остановках мороз делал свое дело. Генерал же почти не садился в седло, стараясь согреться на ходу.

На вторые сутки у него начался сильнейший озноб, он стал временами терять сознание. Его уложили в сани, но при остановках сани намертво вмерзали в снежно-ледяное крошево и сдвинуть их с места не представлялось никакой возможности. Тогда бывшего без сознания генерала посадили в седло, и один доброволец, огромного роста и силы мужчина, поддерживая его в седле и практически держа на руках всю дорогу, довез его на третьи сутки до первого жилья — таежной деревни Барга. Здесь генерала Каппеля раздели и осмотрели его сильно обмороженные ноги.

Случайно оказавшийся с этим отрядом доктор настоял на ампутации пяточных костей и пальцев на ногах. Ампутация была произведена сейчас же простым ножом, безо всякой анестезии, благо генерал был без сознания. На следующий день, придя в себя, Каппель спросил: «Доктор, почему такая адская боль в ногах?»

Каждый день его выносили на руках и привязывали к седлу. Доброволец-великан все время находился рядом и при необходимости поддерживал Владимира Оскаровича. Бойцы, увидев любимого генерала в седле, приободрялись: «Генерал Каппель с нами!» Через неделю после выхода из Барги состояние генерала стало ухудшаться. Пропал аппетит, временами у него был сильный жар.

После Нижнеудинска ось движения шла по линии железной дороги. На все уговоры перевести генерала в чешский вагон (чехи предлагали место для Каппеля, которого они знали еще по боям на Волге), Владимир Оскарович отвечал категорическим отказом. Он говорил, что не может покинуть армию и если ему суждено умереть, то он готов умереть среди своих бойцов.

26 января 1920 года в 11−50 в районе разъезда Утай (в 17 верстах от станции Тулуна в районе города Иркутска) генерал-лейтенант Русской армии Владимир Оскарович Каппель скончался. За несколько часов до ухода в мир иной он отдал Георгиевский крест и обручальное кольцо генералу Войцеховскому для последующей передачи их своей жене Ольге. Никаких других ценностей у генерала не было…

После смерти генерала В. О. Каппеля его тело было положено в деревянный гроб и установлено на сани. Командование войсками Каппелевской армии (именно так стали называться части генерала Каппеля после его смерти) в соответствии с приказом, подписанным генералом Каппелем перед кончиной, принял генерал С. Н. Войцеховский.

Взять Иркутск после тяжелейшего марша уже не представлялось возможным. К тому же чешские войска выдвинули ультиматум каппелевцам: если вы атакуете Иркутск (красные грозили перекрыть в этом случае Транссиб для прохождения чешских эшелонов), то мы выступим против вас! Как говорится — дожились, докатились белочехи до прямого противостояния со своими бывшими однополчанами!

Было принято решение обойти Иркутск справа и перейти замерзший Байкал. В районе станции Лиственничной войска спустились на лед озера, толщина которого достигала одного метра. Кованные старыми подковами лошади скользили и падали на ровном, как стекло, льду. Через 10−15 километров ледового марша большинство коней пало. Отказывался вставать и крупный конь, тянувший сани с гробом Каппеля. Ситуация была критической.

Примкнувшие к каппелевцам солдаты других частей предложили спустить гроб с телом генерала под лед озера. Именно в это время (на 3−4 дня раньше) красные спустили под лед бездыханное тело адмирала Колчака! Старшие командиры отмалчивались, понимая, что дойти до берега, а это еще 50 верст, с санями, когда пали все лошади невозможно.

В это время к генералу Войцеховскому подошел скромный доброволец — волжанин Самойлов — и предложил попробовать впрячь в сани его низкорослую сибирскую лошадку, кованую для хождения по льду. Через полчаса большого беспомощного битюга сменили на маленькую «сибирячку» и она, бодренько похрустывая льдом озера, потащила вперед сани с гробом и двумя сопровождающими. Так каппелевцы не позволили своему любимому командиру бесследно сгинуть подо льдом озера Байкал.

Марш, начавшийся 10-го, закончился только 14 февраля на восточном берегу озера в районе деревни Мысовое. По разным данным, через Байкал перешло около 60.000 человек, военных и беженцев. Все прошедшие по льдам реки Кан и озера Байкал навсегда и по праву стали гордо именовать себя каппелевцами и участниками Великого Ледяного Похода!

В феврале 1919 года Владимир Оскарович Каппель при огромном стечении народа был похоронен в Чите. Глубокая могила (более 2,5 метра — вечная мерзлота) недолго хранила останки генерала. Поздней осенью перед тем, как оставить Читу под все усиливающимся давлением красных, каппелевцы выкопали гроб с телом любимого командира и увезли его в Харбин.

Они опасались надругательства со стороны красных, как это произошло с прахом генерала Лавра Георгиевича Корнилова в Екатеринодаре в 1918 году. Генерал Корнилов погиб от осколка снаряда, попавшего в здание его штаба. Соратники тайно похоронили его в пригороде Екатеринодара (современный Краснодар). После прихода красных тело генерала было вырыто из могилы, привязано за ноги к тачанке и пьяные красноармейцы ездили с такой страшной «погремушкой» по городу и горланили революционные песни. Позже труп Корнилова был «повешен» на центральной площади Екатеринодара.

В Харбине останки Каппеля в ноябре или декабре 1920 года был захоронены в ограде Иверской церкви на Офицерской улице. Так прах знаменитого русского боевого командира попал на чужбину.

shkolazhizni.ru

Каппель Владимир Оскарович (1883-1920)

 

 

 

 

 

 

Каппель Владимир Оскарович (1883-1920)

См. в Википедии Владимир Оскарович Каппель

Источник - Википедия

Владимир Оскарович Каппель

(16 [28] апреля 1883, Санкт-Петербургская губерния - 26 января 1920, разъезд Утай, около станции Тулун близ Нижнеудинска, Иркутская губерния) - русский военачальник, участник Первой мировой и Гражданской войн. Один из руководителей Белого движения на Востоке России. Генерального штаба генерал-лейтенант (1919 год). Главнокомандующий армиями Восточного фронта Русской армии (1919 год). Верховный правитель А. В. Колчак планировал произвести Каппеля за заслуги перед Родиной в полные генералы, но не успел. Кавалер орденов Святого Георгия 3-й и 4-й степеней, ордена Святого Владимира 4-й степени, орденов Святой Анны 2-й, 3-й и 4-й степеней,орденов Святого Станислава 2-й и 3-й степеней. В июне 1918 года возглавил небольшой отряд добровольцев, который впоследствии был развёрнут в Отдельную стрелковую бригаду - одну из наиболее надёжных и боеспособных воинских частей Народной армии Комуча. Позднее командовал Симбирской группой Поволжского фронта Народной армии. В конце 1918 года, в ходе объединения антибольшевистских вооружённых сил Востока России, возглавил 1-й Волжский ("Каппелевский") корпус армии Колчака. В декабре 1919 года, приняв командование гибнущим Восточным фронтом русской армии, смог спасти армию от окружения под Красноярском и вывести её к Байкалу, хотя и ценой собственной жизни.

Потомственный дворянин Московской губернии. Отец - Оскар Павлович Каппель (1843-1889) - потомок выходцев из Швеции, потомственный дворянин Ковенской губернии. Служил в Туркестане, вначале "нижним чином", а затем офицером. За отличие, проявленное 5 апреля 1866 года в бою при урочище Мурза-Рабат, юнкер облегчённой батареи Оренбургской артиллерийской бригады Оскар Каппель был награждён солдатским Георгиевским крестом 4-й степени. За храбрость, проявленную при взятии крепости Джизак, был произведён в прапорщики армейской пехоты и удостоен ордена Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость" и ордена Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом. В 1881 годуперешёл на службу в Отдельный корпус жандармов, ротмистр. Мать - Елена Петровна, урождённая Постольская (1861-1949), дочь генерал-лейтенанта П. И. Постольского - участника Крымской войны, героя Обороны Севастополя, кавалера ордена Святого Георгия 4-й степени. Гражданскую войну и время сталинских репрессий мать В. О. Каппеля пережила, заменив одну букву в своей фамилии и став Е. П. Коппель. Жила в Москве. Брат - Борис, сестра - Вера. Жена - Ольга Сергеевна, урождённая Строльман. Родилась 24 июля 1890 года. Дочь действительного статского советника, горного начальника Пермских пушечных заводов Строльмана, Сергея Алексеевича. Венчание состоялось в 1909 году тайно (В. О. Каппель в январе 1909 года выкрал возлюбленную из родительского дома и обвенчался с ней в сельской церкви), так как родители невесты были против её брака с молодым офицером. Отношения В. О. Каппеля с ними нормализовались только после его поступления в Николаевскую академию Генерального штаба, окончание которой позволяло рассчитывать на успешную карьеру. Во время Гражданской войны была взята большевиками в заложники, однако попытки шантажировать генерала с её помощью не увенчались успехом. Ради спасения детей отказалась от мужа. После Гражданской войны осталась в России, снова взяв девичью фамилию Строльман. В марте 1940 года была приговорена к 5 годам заключения как СОЭ ("социально опасный элемент"). Скончалась 7 апреля 1960 года. Дети - Татьяна и Кирилл.

Начальное образование завершил в 1894 году. Окончил 2-й кадетский корпус в Петербурге (1901), Николаевское кавалерийское училище в 1903 году по первому разряду и выпущен корнетом в 54-й драгунский Новомиргородский полк. В 1913 году окончил Императорскую Николаевскую военную академию. В академии получил высокую оценку за доклад "Служба автомобиля в армии. Главнейшие основания организации автомобильных войск".

С 1903 года служил в 54-м драгунском Новомиргородском полку (в 1907 году переименован в 17-й уланский Новомиргородский полк): с 1903 года - корнет, с 1906 - поручик. С 1907 года - полковой адъютант. В 1903-1906 годах полк был расквартирован в Варшавской губернии, с 1906 - в Пермской, где привлекался для борьбы с боевой организацией "лбовцев". В 1910 году был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени. В 1913 году окончил Императорскую Николаевскую военную академию по первому разряду с правом получения преимуществ при прохождении службы (причислен к Генеральному штабу 2 февраля 1915 года), был произведён в штаб-ротмистры. За успехи в изучении военных наук 8 мая 1913 года был награждён орденом Святой Анны 3-й степени. С 1913 года служил в Московском военном округе. В 1914 году был прикомандирован к Николаевской офицерской кавалерийской школе с целью "изучения технической стороны кавалерийского дела".

В момент начала войны Владимир Оскарович находился в действующей армии. Был назначен в штаб 5-го армейского корпуса (командир - генерал от кавалерии А. И. Литвинов), где с 23 июля 1914 года по 3 февраля 1915 года исполнял обязанности обер-офицера для поручений. Затем штабс-ротмистр Каппель был направлен непосредственно на фронт в должности старшего адъютанта штаба 5-й Донской казачьей дивизии (с 9 февраля 1915 года). Произведён в капитаны. В октябре - ноябре 1915 года исполняет обязанности старшего адъютанта штаба 1-го кавалерийского корпуса (командир - генерал от кавалерии В. А. Орановский), действовавшего в составе 1-й армии Западного фронта. С 9 ноября 1915 года по 14 марта 1916 - старший адъютант штаба 14-й кавалерийской дивизии. В ноябре 1915 года временно исполняет обязанности начальника штаба дивизии. С 18 марта 1916 года переведён на должность штаб-офицера для поручений в Управление генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта. В это время в штабе фронта под руководством главнокомандующего генерала от кавалерии А. А. Брусилова началась разработка одной из самых успешных за всю войну операций Русской армии - Луцкого прорыва (позже получившего название "Брусиловский прорыв"). В. О. Каппель вместе с другими офицерами принял деятельное участие в разработке этой операции. После этого с 16 июня по 12 августа 1916 года был временно командирован в 3-ю армию, в штаб Сводного корпуса генерал-лейтенанта Н. И. Булатова, где занимал сначала должность "штаб-офицера по части Генерального штаба", а затем - должность начальника оперативного отделения. 15 августа 1916 года был произведён в подполковники и вернулся в штаб Юго-Западного фронта на должность помощника начальника Оперативного отделения Управления генерал-квартирмейстера. В 1918 году жил с семьёй в Перми. Весной 1918 года непродолжительное время состоял на службе в штабе Приволжского военного округа в Самаре. Никакого участия, однако, ни в становлении формируемой Красной армии, ни, тем более, в боевых действиях на стороне красных не принимал. Р. Г. Гагкуев указывает на то, что, возможно, жена Каппеля уже тогда была взята чекистами в заложницы. Существует также вероятность, что В. О. Каппель принадлежал к одной из тайных офицерских организаций и, таким образом, выполнял в штабе у большевиков её задание. От предложенной ему должности заведующего отделом Окружного штаба отказался, о чём в отделе по делопроизводству по службе Генерального штаба была получена соответствующая личная телеграмма В. О. Каппеля. При первой же возможности - сразу после занятия Самары войсками Чехословацкого корпуса, поднявшими мятеж в связи с намерением советского правительства разоружить и интернироватьих, - оказался в формируемой Народной армии Комуча (Комитета членов Учредительного собрания) на должности помощника начальника Оперативного отдела Главного штаба. На этом посту, однако, оставался менее суток... Численность первых добровольческих частей - пара рот пехоты, эскадрон кавалерии и конная батарея о двух орудиях - была ничтожна в сравнении с начинавшими нависать со всех сторон силами красных. Поэтому желающих командовать первыми самарскими добровольцами среди офицеров было немного - все считали дело заранее обречённым на провал. Вызвался только один подполковник Каппель. Один из современников вспоминал о собрании 9 или 10 июня 1918 года офицеров Генерального штаба, проживавших в Самаре, на котором был поставлен вопрос о том, кто возглавит добровольческие части:

Желающих взять на себя тяжёлую и ответственную роль не оказалось. Все смущенно молчали, опустив глаза. Кто-то робко предложил бросить жребий. И вот тогда, скромный на вид, почти никому не известный, недавно прибывший в Самару офицер встал и попросил слова: "Раз нет желающих, то временно, пока не найдётся старший, разрешите мне повести части против большевиков", - спокойно и негромко произнёс он.

Уже летом имя Каппеля стало известно по всей Волге, Уралу и Сибири. Каппель добивался победы не числом, а умением, по-суворовски, что показала уже его первая блестящая операция вСызрани. Монархист по убеждениям, далёкий от взглядов руководителей-эсеров Комуча, Каппель был уверен, что главной задачей момента была борьба с большевизмом. Для него было не столь важно, под какими лозунгами шла работа Комуча, главное - возможность немедленно вступить в борьбу с советской властью.

С ноября 1919 года - генерал-лейтенант. В середине ноября 1919 года Каппель был назначен командующим 3-й армии, составленной в основном из пленных красноармейцев, не прошедших достаточной подготовки. Они в большинстве, при первой возможности, переходят на сторону красных. Во время крушения власти правительства Колчака - главнокомандующий белыми войсками в Сибири (с 12 декабря 1919 года, после оставления белыми войсками Новониколаевска). С непрерывными боями войска Каппеля отходили вдоль железной дороги, испытывая огромные лишения в условиях 50-градусного мороза, совершив беспримерный 3000-вёрстный путь от Омска доЗабайкалья. Верховный правитель собирался присвоить В. О. Каппелю за выдающиеся заслуги перед Родиной звание полного генерала, но не успел этого сделать. 15 января адмирал Колчак был выдан чехами эсеро-меньшевистскому Политцентру, захватившему Иркутск. Узнав об этом, Каппель вызвал на дуэль командующего чехами и словаками в Сибири Яна Сырового, однако не получил от него ответа на вызов. В ходе отступления под Красноярском в начале января 1920 года армия Каппеля была окружена в результате мятежа генерала Зиневича, потребовавшего от Каппеля сдачи в плен. Однако, после ожесточённых боёв, каппелевцы смогли обойти город и вырваться из окружения. Дальнейший путь армии Каппеля проходил по руслу реки Кан. Этот участок пути оказался одним из самых тяжёлых - во многих местах лёд реки подтаивал из-за незамерзающих горячих источников, что давало многочисленные полыньи в условиях почти 35-градусного мороза. Во время перехода Каппель, ведший своего коня, как и все остальные всадники армии, в поводу, провалился в одну из таких полыней, однако никому об этом не сказал. Только через день, в деревне Барга, генерал был осмотрен врачом. Врач констатировал обморожение ступней обеих ног и начавшуюся на почве обморожения поднимающуюся гангрену. Была необходима ампутация, однако доктор не располагал ни необходимыми инструментами, ни медикаментами для проведения полноценной операции, в результате чего ампутация части левой ступни и пальцев правой была проведена простым ножом без анестезии.

Несмотря на перенесённую операцию, Каппель продолжал руководить войсками. Отказался он и от предложенного чехами места в санитарном поезде. В придачу к обморожению провал в полынью послужил причиной сильной простуды генерала. Однако Каппель ехал во главе своей армии даже тогда, когда мог держаться на лошади, лишь будучи привязанным к седлу. Один из участников похода (получившего позднее название Великий Сибирский Ледяной поход) А. А. Федорович вспоминал:

Стиснувшего зубы от боли, бледного, худого, страшного, генерала на руках вынесли во двор и посадили в седло. Он тронул коня и выехал на улицу - там тянулись части его армии -  и, преодолевая мучительную боль, разгоняя туман, застилавший мозг, Каппель выпрямился в седле и приложил руку к папахе. Он отдал честь тем, кого вёл, кто не сложил оружие в борьбе. На ночлег его осторожно снимали с седла и вносили на руках в избу. 

21 января 1920 года Каппель, чувствуя свою неспособность дальше командовать армией из-за сильного ухудшения состояния здоровья, передал командование войсками генералу С. Н. Войцеховскому, который вступил в должность только после его смерти. Ему же Каппель передал своё обручальное кольцо с просьбой передать его жене и один из своих Георгиевских крестов. 22 января умирающий генерал руководил совещанием в Нижнеудинске, на котором было решено ускорить движение войск к Иркутску, взять его с ходу, освободить адмирала Колчака и отбить золотой запас, после чего установить связь с контролировавшим Забайкалье атаманом Г. М. Семёновым и создать новый боевой фронт. В последние дни жизни Каппель продиктовал обращение к сибирским крестьянам, в котором, в частности, говорилось: За нами с запада подвигаются советские войска, которые несут с собой коммунизм, комитеты бедности и гонения на веру Иисуса Христа. Где утверждается советская власть, там не будет трудовой крестьянской собственности, там в каждой деревне небольшая кучка бездельников, образовав комитеты бедноты, получит право отнимать у каждого всё, что им захочется. Большевики отвергают Бога, и, заменив Божью любовь ненавистью, вы будете беспощадно истреблять друг друга. Большевики несут вам заветы ненависти к Христу, новое, "красное" Евангелие, изданное в Петрограде коммунистами в 1918 году...

Смерть генерала 26 января 1920 года, на разъезде Утай, около станции Тулун близ города Нижнеудинска, Владимир Оскарович Каппель умер от двустороннего воспаления лёгких. Последними словами генерала были: "Пусть войска знают, что я им предан был, что я любил их и своею смертью среди них доказал это". Полковник В. О. Вырапаев, сопровождавший Каппеля в Ледяном походе, вспоминал: 20 или 21 января 1920 года, чувствуя, что силы его оставляют, Каппель отдал приказ о назначении генерала Войцеховского главнокомандующим армиями Восточного фронта. В последующие два-три дня больной генерал сильно ослабел. Всю ночь 25 января он не приходил в сознание. На следующую ночь наша остановка была в доме железнодорожного смотрителя. Генерал Каппель, не приходя в сознание, бредил армиями, беспокоясь за фланги, и, тяжело дыша, сказал после небольшой паузы: "Как я попался! Конец!" Не дождавшись рассвета, я вышел из дома смотрителя к ближайшему стоявшему эшелону, в котором шла на восток вместе с чешскими войсками румынская батарея имени Марашети. Я нашел батарейного врача К. Данец, который охотно согласился осмотреть больного и захватил нужные принадлежности. Быстро осмотрев больного генерала, он сказал: "Мы имеем один патрон в пулемёте против наступающего батальона пехоты. Что мы можем сделать?" И тут же тихо добавил: "Он умрёт через несколько часов". У генерала Каппеля было, по определению доктора К. Данца, двухстороннее крупозное воспаление лёгких. Одного лёгкого уже не было, а от другого оставалась небольшая часть. Больной был перенесён в батарейный лазарет-теплушку, где он через шесть часов, не приходя в сознание, умер. Было 11 часов 50 минут 26 января 1920 года, когда эшелон румынской батареи подходил к разъезду Утаи, в 17 верстах от станции Тулуна в районе города Иркутска.

После смерти генерала было принято решение не хоронить его тело на месте его смерти во избежание поругания его большевиками. Отступающие войска везли положенное в гроб тело генерала с собой в течение почти месяца, пока не достигли Читы, где Каппель и был похоронен в Кафедральном соборе Александра Невского (чуть позже его прах был перенесён на кладбище Читинского женского монастыря). Однако уже осенью 1920 года, при подходе частей красной армии к Чите, оставшиеся в живых каппелевцы перевезли гроб с телом генерала в Харбин (северный Китай) и погребли его у алтаряИверской церкви. На могиле был поставлен памятник, разрушенный китайскими коммунистами в 1955 году (другие источники приводят 1956 год). По ряду данных, есть основания предполагать, что разрушение могилы Каппеля было санкционировано секретными директивами КГБ. По воспоминаниям полковника Вырапаева, благодаря предусмотрительности участкового пристава, руководившего похоронами в Чите, Каппеля похоронили в мерзлоте, и когда при перевозке в Харбин гроб вскрыли, тело не изменилось. На похоронах поэтом Александром Котомкиным-Савинским было прочитано стихотворение "На смерть Каппеля".

Ссылки:1. Семенов Григорий Михайлович атаман (1890-1946)2. Гай (Гая Дмитриевич Ежишкян)(1887—1937)3. Муравьев Михаил Артемьевич (1880-1918)4. Муравьев и Тухачевский5. Тухачевский Михаил Николаевич: краткая биография (1893-1937)6. Колчак Александр Васильевич (1874-1920) адмирал

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

www.famhist.ru

Генерал Каппель. Обретение

14-го декабря 2006 года в городе Харбине (Китай) были обнаружены останки генерала-лейтенанта Владимира Оскаровича Каппеля (1881 -1920), вывезенные в 1922 году при исходе белых войск за пределы России и перезахороненные в Харбине у северной стены Свято-Иверской церкви. Автор очерка присутствовала при раскопках и экспертизе останков.

Экскурс в историю

Генерал-лейтенант В.О. Каппель, георгиевский кавалер, главнокомандующий белыми армиями Восточного Фронта, геройски погиб во время Сибирского Ледяного похода при переходе через Байкал. Он до последнего часа разделил со своими солдатами тяготы и лишения военного времени, и бойцы не оставили своего командира, недаром они и после его смерти гордо называли себя каппелевцами. Ледяной поход - это 3000 вёрст от Омска до Забайкалья, конец 1919 года, зима, растянувшийся в цепочку обоз усталых, голодных, оборванных, замерзающих и больных людей, неуклонно идущих вперёд вслед за командиром, которому они беззаветно верят. Не по-зимнему одетый, отказывающийся от малейшего комфорта, Каппель, всегда в авангарде армии. Во время сложного перехода в буран вдали от жилья он провалился по пояс в глубокий сугроб и вымочил замёрзшие ноги. Их тут же стянуло ледяной коркой. 70 вёрст до ближайшей деревни генерал шёл на неживых, негнущихся ногах, в ознобе, теряя сознание. На третьи сутки его в беспамятстве привезли в таёжную деревню Барга, где врач простым ножом без анестезии сделал ампутацию обмороженных тканей на обеих ногах. Однако и после операции Владимир Оскарович не согласился покинуть седло, не смотря на то, что его солдаты нашли сани для больного генерала. Вечерами главнокомандующего вынимали из седла и переносили на постель, откуда тот продолжал управлять армией, ходить он больше не мог. После ампутации прошло около недели, но состояние генерала всё ухудшалось - усиливался жар, мутилось сознание, кашель, на который не обратили, было, внимания врачи, не прекращался, развилось воспаление лёгких, и Каппеля уложили в сани. 21-го января 1920 года Владимир Оскарович передаёт командование армиями Восточного фронта генералу Войцеховскому. Физические силы стремительно покидают Каппеля, на рассвете 25-го января он умирает в полевом лазарете, так и не придя в сознание. Незадолго до смерти Каппель вручил Войцеховскому обручальное кольцо и георгиевский крест с просьбой передать их жене. Других ценностей у Владимира Оскаровича не было. Гроб с телом В.О. Каппеля не взирая на трудности военного времени был доставлен в Читу. Осенью 1922 года останки Каппеля были перевезены в Харбин белогвардейскими войсками покинувшими Россию и перезахоронены у северной стены Свято-Иверской церкви. Над могилой установили гранитный памятник с надписью "Генерального штаба генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель", памятник был разрушен в 50-е годы по распоряжению советских властей. Вокруг могилы Каппеля в Харбине ходило много легенд. Говорили о том, что останки были тайно перевезены на православное кладбище за город, и о том, что, якобы, некий китаец, которому власти поручили осквернить могилу, разрыл её и, обнаружив нетленные мощи, положил на крышку гроба крест с памятника, забросал могилу землёй и отрапортовал о выполнении задания. Кроме легенд были и противоречивые сведение тех граждан СССР, кто работал в 50-е в советских учреждениях Харбина и был причастен к разрушению памятника. В 2003 году информационное агентство "Белые Воины", занимающееся освещением русской военной истории XIX-XX вв., выступило с инициативой по организации процесса переноса останков генерала Владимира Оскаровича Каппеля в Россию. С этого момента началась долгая и кропотливая работа по организации эксгумации и перезахоронения останков, в которой приняли участие многие представители светских и духовных организаций России и Китая.

Начало пути в Россию

В экспедиции я приняла участие по приглашению Дмитрия Напары, одного из тех людей, без которых обретение праха героя не могло состояться. Далее я расскажу о том, что происходило в Харбине 13-14 декабря 2006 на моих глазах и так, как мне это запомнилось. Это не официальный отчёт, а лишь очерк очевидца.

13 декабря

13-го декабря я приехала в Харбин утренним поездом, полдня ушло на размещение и решение организационных вопросов: билеты, контакты, фото-экипировка. В обед созвонились с Д. Напарой - договорились встретиться вечером у Николая Николаевича Заики. Я поехала к Свято-Иверской (Офицерской) церкви. В Харбине стояла солнечная, бесснежная, морозная погода, для середины декабря удивительно тепло - минус 5 днём, минус 11-13 ночью. Старожилы говорят, лет тридцать не было такой тёплой зимы. Земля не успела промёрзнуть. Таксист привёз меня в Фабричный переулок.

Обретение Каппеля 01

По узкому, беспорядочно застроенному проходу, я вышла к Иверской. Некогда красивейшая харбинская церковь, построенная в 1908 году, изящная пятиглавая, видная издалека,

Обретение Каппеля 02

сейчас она находится в плачевном состоянии.

Обретение Каппеля 03

Однако имеет охранный статус памятника архитектуры второй категории,

Обретение Каппеля 04

восстановительные работы начнутся весной следующего года. После реставрации церкви земляные работы у её стен станут невозможны, это одна из причин, по которой раскопки пришлись на холодное время. Я обошла церковь со всех сторон, фотографируя пристройки, сараи, лестницы и прочие, уродующие здание позднейшие добавления. Вот так выглядит северная стена храма, где на следующий день развернутся раскопки. Копать будут как раз в 7-10 метрах позади ствола дерева.

Обретение Каппеля 05

Закончив съёмку, я поехала к Николаю Николаевичу Заике, с которым познакомилась в феврале этого года во время работы над передачей РЭН-ТВ о Православии в Китае .В старом русском доме на Торговой улице в этот день было много гостей. В основном российские новостные каналы - из Москвы и Владивостока.

Обретение Каппеля 06

Хозяин сильно взволнован, в коридоре сложена аппаратура, штативы, камеры, чья-то одежда. Операторы и корреспонденты переходили из комнаты в комнату, снимали, записывали рассказы Заики, обменивались информацией, знакомились. Потом они ушли, в доме на несколько минут стало тихо, Николай Николаевич угостил меня мандаринами и чаем, я передала ему диски с записью февральской программы и моими снимками. Приехала поисковая группа "Белых воинов" - Александр Алекаев, Дмитрий Напара, эксперт Сергей Никитин, протоиерей Димитрий Смирнов и другие. Разговор зашёл о месторасположении могилы генерала Каппеля. Николай Николаевич показал план, составленный по памяти русской харбинкой, эмигрировавшей в Австралию, она долгие годы жила рядом с Иверской. На плане - ошибка: Каппель умер не в 1919, а в 1920 году.

Обретение Каппеля 07

Потом были долгие разговоры - о Каппеле, о белой эмиграции, о старом Харбине и КВЖД, о русских в России и вне её, об Австралии, о предстоящих на утро поисках, о будущей книге Николая Николаевича, о православном кладбище Хуаншань, и о многом другом. Завтра предстоял решающий день.

14 декабря. Обретение тела

С раннего утра подъезд к Свято-Иверской церкви оцеплен полицией, пускают только по отличительным значкам. Над северной стороной храма уже натянут тент: чтобы отсечь любопытных, для утепления, а также, в соответствии с китайской традицией - считается, что лучи солнца не должны попасть в открытую могилу. В половине девятого отец Димитрий отслужил молебен. Эксперт Сергей Никитин определил предполагаемое место могилы, и китайские рабочие уже срывают отбойными молотками кирпичную брусчатку.

Обретение Каппеля 08

Земля практически не промёрзла, работа идёт ходко, мешает лишь постоянно попадающийся в культурном слое битый кирпич, который затем сменится довольно упорядоченной кладкой в форме расходящегося веером свода.

Обретение Каппеля 09

Впрочем, так и осталось не ясно - склеп ли это (стенки не были найдены) или же некий строительный мусор, сваленный и присыпанный землёй. Есть свидетельства старожилов о строительстве зернохранилища неподалёку от места раскопок, забегая вперёд, скажу, что на глубине примерно трёх метров, рядом с могилой была обнаружена пустота, но захоронение генерала от этого не пострадало. Работа спорится, каждая находка вызывает массу размышлений и выводов, никто пока не знает, что ждёт впереди, но все верят в удачу, отец Димитрий в ней не сомневается ни на гран.Российские телеканалы попеременно снимают репортажи,

Обретение Каппеля 10

фотографы и операторы фиксируют каждый этап работ, так продолжается где-то до часу дня, пока, наконец, на глубине двух с половиной метров под лопатой рабочего не раздаётся глухой звук: железо заскребло по деревянным доскам.Сергей Никитин нервно, в полторы затяжки, выкуривает сигарету и спускается в раскоп.

Обретение Каппеля 11

Обнаружен большой, широкий деревянный ящик, ориентированный вдоль стены и несколько развёрнутый относительно неё, видно, что он очень тяжёлый и прочный. Могилу расширяют, это занимает ещё несколько часов земляных работ. Ящик окапывают со всех сторон, день стремительно сходит на нет, откуда-то приносят мощные строительные лампы и работа продолжается. Начинают разбирать деревянный ящик, становится понятно, что это саркофаг, внутри которого - гроб.

Обретение Каппеля 12

Дерево прекрасно сохранилось. Верхние доски сняты.

Обретение Каппеля 13

Под ними цинковые пластины,

Обретение Каппеля 14

пространство между гробом и саркофагом заполнено слежавшимся гипсовым порошком, среди гипса попадаются зелёные кисти бахромы. На гребне крышки гроба по бокам обнаруживаются серебряные инкрустации - с одной стороны двуглавый орёл, с другой - венок из листьев. Практически никто не сомневается, что это могила Каппеля. Сергей и китайский рабочий расчищают гроб, видно, что он из плотного, возможно, красного дерева. Верх крышки крепкий, возникает, было, идея поднять гроб, не вскрывая, и почти тут же отпадает - снизу доски гроба сцементировались с днищем саркофага и прогнили, придётся поднимать по частям.Сперва обвязывают и поднимают крышку,

Обретение Каппеля 15Обретение Каппеля 16

под ней открываются останки генерала.

Обретение Каппеля 17

Сверху видны пальмовые листья, образок Божьей Матери и ленточка георгиевского кавалера.Образок передают отцу Димитрию,

Обретение Каппеля 18

он стоит рядом со мной, слева, поддерживает, когда я слишком опасно наклоняюсь над раскопом, чтобы снять работу внизу. Справа от меня стоит первый секретарь Российского Посольства Виктор Пашков, он ни на минуту не отходит от могилы, координирует работу. На противоположной стороне - Николай Николаевич Заика, словно приросший к земле, за весь день так ни разу и не вышедший из-под тента. Всеобщая суета - готовится подъём гроба, телевизионщики настраивают камеры.Под гроб подведён жестяной лист,

Обретение Каппеля 19

обвязаны верёвки, останки генерала, восемьдесят четыре года пролежавшие в харбинской земле, плавно подняты на поверхность.

Обретение Каппеля 20

У выезда из переулка с самого раннего утра стоит машина, оборудованная под катафалк, из харбинского бюро ритуальных услуг. Эта машина пороподила среди жителей окрестных домов множество самых разнообразных слухов, которые мы по мере возможностей старались развеять.Пока Сергей Никитин обследует дно могилы,

Обретение Каппеля 21

к северной стене Иверской подгоняют катафалк.

Обретение Каппеля 22

Всё готово к панихиде по георгиевскому кавалеру генерал-лейтенанту Владимиру Оскаровичу Каппелю. Отец Димитрий читает, свечи ровно горят в морозном, безветренном воздухе Харбина.

Обретение Каппеля 23

После панихиды

Обретение Каппеля 24

гроб с прахом грузят в катафалк, телеведущие российских каналов берут несколько коротких интервью у главных организаторов поисковой группы, и мы едем в бюро ритуальных услуг. На часах девять вечера. Раскопки продолжались ровно 12 часов. Впереди экспертиза.

Дорога долгая, мы успеваем немного отогреться и обменяться впечатлениями, Александр Алекаев всю дорогу повторяет: "будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни". Да, белый генерал был верен долгу до самого конца. Вне всякого сомнения, тот, чей прах извлечён сегодня из-под стен Офицерской церкви - Владимир Каппель. Однако формальности должны быть соблюдены. Когда мы подъезжаем к бюро ритуальных услуг, начинается снегопад, через несколько часов все улицы Харбина станут белыми.

14 декабря. Экспертиза

Экспертизу проводил Сергей Никитин в присутствии официальных лиц с китайской стороны и наблюдателя Российского Посольства. Результаты я изложу по памяти своими словами. На снимке слева направо: эксперт С. Никитин, о. Димитрий, А. Алекаев во время экспертизы.

Обретение Каппеля 25

Из гроба извлечены георгиевская лента и ещё один образок довольно плохой сохранности, разобрать, что на нём изображено, не удалось.

Обретение Каппеля 26

На голове покойного сохранились волосы и борода, форма головы, бородка и причёска совпадают с таковыми на известных портретах Каппеля. Рост примерно 170 см, что несколько больше известного прижизненного роста генерала, однако, для горизонтально положенного тела характерно вытягивание. Помимо георгиевской ленты и двух образков, на мундире различимы погоны высшего офицера генерального штаба.

Обретение Каппеля 27

Одним из наиболее важных признаков, идентифицирующих Каппеля, являются ступни. Как известно, незадолго до смерти, Каппелю была сделана ампутация. На правой ноге лежащего в гробу обнаружены хорошо сохранившиеся остатки светлого шерстяного носка, на этой ноге отсутствуют верхние фаланги пальцев. На второй ноге наличествует только пяточная кость.Никаких иных предметов - орденов, украшений, оружия, документов в гробу обнаружено не было. Тело покойного укрыто пальмовыми и хвойными ветвями, украшено бумажными цветами и листьями.

После окончания экспертизы гроб с останками Владимира Оскаровича был уложен в цинковый саркофаг и приготовлен к отправке в Москву.

Обретение Каппеля 28

17-го декабря в 16 часов 11 минут по пекинскому времени останки генерала Каппеля отправлены поездом номер 19 Пекин - Москва, все хлопоты по оформлению груза принял на себя Дмитрий Напара.

По сообщению информационного агентства "Белые воины" предполагается, что спустя некоторое время прах генерала В.О. Каппеля будет перезахоронен в Донском монастыре рядом с могилами русского мыслителя И.А. Ильина и генерала А.И. Деникина.

21. 12. 2006г.г. Пекин. http://zhurnal.lib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/kappel_harbin.shtml

ruskline.ru

Генерал Каппель | Можайское благочиние

Владимир Каппель – родился 16 апреля 1883 года, в уездном городе Белев Тульской губернии, в семье выходца из Швеции – Оскара Павловича Каппеля, потомственного дворянина Московской губернии. Отец Владимира Оскаровича был участником Ахалтекинской экспедиции Русской армии 1880-1881 гг. Во время нее, находясь в отряде знаменитого «белого» генерала М.Д. Скобелева, в ночь с 11 на 12 января 1881 г. он участвовал во взятии укрепленной крепости текинцев Геок-Тепе (около 50 км северо-западнее современного Ашхабада). За подвиг при взятии этой твердыни Оскар Павлович был удостоен ордена Святого Георгия. 

Дед Владимира Оскаровича со стороны матери также был военным. Он участвовал в Крымской войне 1853-1856 гг., был героем севастопольской обороны и георгиевским кавалером. Вероятно, славное военное прошлое предков сыграло своею роль в выборе Владимиром Каппелем жизненного пути.

Владимир Каппель закончил 2-й кадетский корпус в Санкт-Петербурге, затем Николаевское кавалерийское училище и, наконец, Военную академию Генерального штаба.

Владимир Оскарович участвовал в Первой Мировой войне, был награжден орденами Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Святой Анны 2-й степени с мечами, Святого Станислава 2-й степени с мечами, Святой Анны 4-й степени с надписью за храбрость.

К январю 1917 года, совсем незадолго до падения монархии в России, Каппель был произведен в подполковники и был назначен на должность помощника начальника оперативного отделения штаба Юго-Западного фронта. Февральская революция стала тяжким потрясением для Владимира Оскаровича: «В.О. Каппель до своего конца исповедовал монархические взгляды. Февральскую революцию он пережил в нравственном отношении очень тяжело, может быть, тяжелее, чем октябрьскую, так как вторая явилась естественным продолжением первой. В.О. Каппель понимал, что после февраля оздоровление страны может быть только тогда, когда сильный и умный диктатор, придя к власти, уберет с Российского пути звонко болтающее правительство Керенского. 

Владимир Оскарович слишком чтил ушедший в феврале строй, чтобы дешевыми, звонкими фразами говорить о нем — это был для него слишком серьезный вопрос, к которому следует относиться особенно бережно. Каждый злобный, грязный и, в большинстве, до идиотизма глупый выкрик в адрес прошлого глубоко ранил его душу и оскорблял его. Давать лишний повод к этому он не имел права по своим убеждениям; спорить, доказывать было бесполезно; погибнуть за это во время таких споров он не считал себя вправе, так как в душе и уме уже созрело решение встать на путь борьбы с советской властью, конечным этапом каковой было восстановление старого порядка. Но он об этом молчал, и только совсем немногие, самые близкие люди знали это. «Говорить о монархии теперь – это значит только вредить ей», — говорил он им. 

После окончательного развала фронта (в результате подписания большевиками Брест-Литовского мира) Каппель оказался в Самаре. Здесь в это время формировались силы, готовые выступить против красных. А.А. Федорович писал о ситуации, сложившейся в Самаре: «…состоялось собрание офицеров Генерального штаба, проживавших в Самаре, на котором обсуждался вопрос о том, кто возглавит добровольческие части. Желающих взять на себя тяжелую и ответственную роль не оказалось. Все смущенно молчали, опустив глаза. Кто-то робко предложил бросить жребий. И вот тогда, скромный на вид, почти никому не известный, недавно прибывший в Самару офицер встал и попросил слова: «Раз нет желающих, то временно, пока не найдется старший, разрешите мне повести части против большевиков», — спокойно и негромко произнес он. В этот момент история вписала в свою книгу белой борьбы имя подполковника Генерального штаба Владимира Оскаровича Каппеля. Генштабисты переглянулись, наиболее старые чуть заметно пожали плечами — Каппель был слишком молод, ему шел 37-й год; внешность его тоже не соответствовала виду серьезного, большого военачальника; даже небольшая русая бородка не делала его старше. Но никто не вгляделся в его глаза — серо-голубые, они смотрели холодно и непреклонно, выявляя негнущуюся волю. Но, во всяком случае, желающий вести зеленую, в большинстве необученную военному делу молодежь нашелся».

И с этой «зеленой молодежью», проводя стремительные и удачные операции, Владимир Оскарович уже в скором времени заставил говорить о себе все Поволжье, вызывая большое уважение даже у своих противников. Операция по взятию Сызрани, бои у Ставрополя-Волжского, оборона Симбирска, взятие Казани, вновь оборона Симбирска… Части Каппеля перебрасывались в различные города на Волге со стремительностью, которую совсем не ожидал от них противник. Основная «вина» в успехе проводимых Народной армией операций, безусловно, лежала на Владимире Оскаровиче. Из никому не известного подполковника Русской Императорской армии к концу 1918 года он превратился в одного из наиболее известных и уважаемых белых генералов на Востоке России. При этом не лишним будет отметить скромность В.О. Каппеля в оценке собственных успехов. Так, отмечая в рапорте действия своего отряда при взятии Сызрани, Каппель писал: «…успех операции достигнут исключительно самопожертвованием и храбростью офицеров и нижних чинов отряда, не исключая сестер милосердия. Особо отмечаю мужественные действия чинов подрывной команды и артиллерии отряда. Последние, несмотря на огонь превосходной артиллерии противника, вели огонь по его цепям и огневым позициям прямой наводкой, нанося большой урон и сбивая его с позиций… Красные вели огонь плотный, но крайне беспорядочный, посему потери отряда невелики…» 

Каппель, один из немногих командующих Белого движения, понимал отличие гражданской войны от обычной. Здесь не менее военных побед значила способность победить пропаганду противника, убедить мирное население встать на свою сторону. О дальновидности Каппеля свидетельствуют воспоминания управляющего делами Совета министров Временного Всероссийского правительства («Омского» правительства) Г.К. Гинса: «Он, например, приказал отпускать на свободу обезоруженных пленных красноармейцев. Он был первым и, может быть, единственным тогда из военачальников, который считал «гражданскую войну» особым видом войны, требующим применения не только орудий истребления, но и психологического воздействия. Он полагал, что отпущенные красноармейцы могли стать полезными как свидетели того, что «белые» борются не с народом, а с коммунистами».

Каппель с горстью людей нападал на советские части и совершал непредвиденные маневры. Его смелости и силе натиска белые были обязаны почти всеми начальными успехами на Самарско-Волжском фронте. Так, именно он взял Казань, где захватил золотой запас (который передал командованию). 

Однако общий ход гражданской войны не могли изменить ни доблесть отдельных частей, ни умение одного, пусть и очень талантливого военачальника. Просчеты, допущенные в высших эшелонах власти, привели к поражению Белого движения на Волге.

Когда отступление стало уже почти необратимым, Каппель, можно сказать, жертвуя собой, выдвинул отчаянно-смелый план. Он предложил Ставке разрешить ему взять 2 тысячи сабель своих самых верных бойцов и конную батарею, пробраться в тыл красным, возможно быстрее уйти как можно глубже и там, в ста или двухстах верстах от фронта, произвести среди красных переполох, взрывая мосты, нападая на склады оружия и так далее. Он доказывал, что в тыловых городах красных, почти нет сильных частей. К тому же, можно было убедить население и даже подчиненные красным войска перейти на сторону белых (как это уже удавалось Владимиру Оскаровичу)…

Каппель был уверен, что красному командованию для того, чтобы ликвидировать его отряд, пришлось бы снять крупные части с регулярного фронта и тем ослабить наступление, что дало бы возможность Ставке белых подготовить свежих частей.Все подчиненные Каппелю начальники отдельных частей, с которыми он разговаривал, всецело разделяли мнение генерала. Он подал разработанный план этого набега в штаб Омской Ставки. Но… Большинство штабного командования были против этого плана. Кто-то из них открыто сказал: «Разреши Каппелю этот прорыв – он заберется в красные тылы, возьмет Москву и организует каппелевское правительство. А о нас забудет или просто туда не пустит…» – Они были «левыми» и опасались монархиста Каппеля. Опасались и завидовали. Однако, по этой реакции видно, что они считали возможным взятие Москвы талантливым и самоотверженным командиром и двумя тысячами (!!!) его храбрых воинов. 

О том духе, который внушал своим подчиненным Каппель, можно судить по фразе из одной его речи к своим славным частям: «Помните, друзья-добровольцы, вы – основа всего Белого движения. Вы отмечены на служение Родины перстом Божиим. А поэтому идите с поднятой головой и с открытой душой, с крестом в сердце, с винтовкой в руках тернистым крестным путем, который для вас может кончиться только двояко: или славной смертью на поле брани, или жизнью в неизреченной радости, в священном счастьи — в златоглавой Матушке-Москве под звон сорока сороков». Но, к сожалению, не к Москве, а в восточном направлении двинулись в результате части В.О. Каппеля в конце 1918 года, когда начали отход в Сибирь, где вошли отдельным корпусом в состав армии Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака. 

Замечателен случай, происшедший, когда белые войска переходили Урал. Горные рабочие этой местности были распропагандированы большевицкими агитаторами и, в большинстве своем, к белым относились враждебно. Контрразведка донесла Каппелю, что рабочие одной из шахт постановили чинить препятствия проходившим войскам и произвести покушение на самого генерала. В эти дни рабочие беспрепятственно митинговали каждый по своим шахтам.

Каппель приказал коменданту штаба принять надлежащие меры, а сам, не предупредив никого, с одним добровольцем-проводником ночью отправился на митинг рабочих. Одетый в английскую куртку и кавалерийскую фуражку, от времени походившую на кепку, он незаметно прошел вместе с рабочими вперед. Когда предыдущий оратор закончил говорить, Каппель попросил слова. Председательствовавший рабочий разрешил, не обратив внимания на просившего (в шахте было довольно темно). Обратившись к толпе в 250 – 300 человек, Владимир Оскарович заявил:— Здесь вчера было постановлено чинить проходящим войскам препятствия и произвести нападение на меня. Я генерал Каппель и пришел поговорить с вами, как с русскими людьми…Не успел он докончить эту фразу, как увидел, что чуть не вся толпа стала быстро разбегаться по темным проходам шахты. Остались очень немногие, возможно, из тех, которые не расслышали, или же сочувствующие белым войскам. С большим трудом Каппелю удалось успокоить оставшихся, убеждая их в том, что им нет оснований его бояться, как и он не побоялся прийти к ним без охраны. Понемногу рабочие стали возвращаться. В кратких словах Каппель обрисовал, что такое большевизм и что он с собой принесет, закончив свою речь словами:

— Я хочу, чтобы Россия процветала наравне с другими передовыми странами. Я хочу, чтобы все фабрики и заводы работали, и рабочие имели бы вполне приличное существование.

Рабочие пришли в восторг от его слов и покрыли его речь громким «ура». Потом вынесли Каппеля из шахты на руках и провожали до штаба. Наутро в штаб прибыла делегация от рабочих, которые сообщали Каппелю о своей готовности оказывать содействие проходившим войскам. Белые войска благополучно прошли тот уральский рабочий район.

Описанный случай – не единственный, когда В.О. Каппель один приходил к настроенным против Белого движения и его лично людям и полностью менял их позицию.

А отступление шло все дальше и дальше… После оставления в конце 1919 года Омска Белой армии пришлось совершить беспримерный, в 3000 верст поход до Забайкалья, который позже получил название Сибирского Ледяного похода. Узенькая, как бесконечный коридор, полоска дороги, и по этой дороге тянется многоверстный обоз… Здесь были все слои общества, все ранги и чины. Эта пестрая толпа усталых, голодных, замерзших и больных людей, гонимых собственным народом, называлась армией адмирала Колчака, белыми, а позднее — просто каппелевцами. Отступавших насчитывалось несколько сот тысяч человек, и они передвигались, как могли: пешком, на санях, верхом на лошадях. Орудия же частью пришлось бросить, частью просто уложить в сани и везти простым грузом. Сплошной лентой тянулись на восток и эшелоны, но из-за недостатка топлива или воды, они часто останавливались на запасных путях станций, ожидая своей горькой участи.

Люди гибли сотнями каждый день: из-за эпидемии тифа или от лютого сибирского мороза и недостатка теплой одежды. На станциях сотнями сдавались обмороженные в санитарные поезда. Оставались на дороге замерзшие люди, то в одиночку, то целыми группами, навеки уснувшие у потухшего костра. С удвоенной энергией нападали на растянутые беззащитные обозы организованные банды большевиков и творили над несчастными людьми свирепые расправы. С подходом отступавшей армии к Оби начались восстания гарнизонов в городах Новониколаевске, Томске, Красноярске, Иркутске. Эти восстания и переходы белых войск на сторону красных несли с собой новые ужасные трагедии и бесконечно осложняли великий и трудный отход белых войск. Главнокомандующий армиями Восточного фронта генерального штаба генерал-лейтенант Каппель (назначенный на этот пост Верховным правителем адмиралом Колчаком на станции Судженка 3 декабря 1919 г. со словами: «Только на Вас, Владимир Оскарович, вся надежда») делал все возможное и невозможное, чтобы вывести армию из снежного плена с наименьшими потерями. Ведь потеряй люди организацию – они могли быть просто поголовно истреблены врагами и лютым сибирским морозом. В этих условиях едва ли не самой важной задачей было поддержать в отступавших боевой дух. 

Генерал Каппель В.О., у штабного вагона, 1918г. Фото с сайта www.hrono.ru
Генерал Каппель В.О. у штабного вагона, 1918г. 

Каппель часто задерживал свой поезд, чтобы находиться в непосредственной близости от фронта. В автомобиле, а чаще верхом, Главнокомандующий отправлялся к передовой линии фронта. В той путанице частей и обстоятельств, которые сопровождали отступление, он вникал во все мелочи текущего дня, часто исправляя положение, казавшееся безнадежным. Задерживаясь чуть ли не на каждом полустанке, Каппель знал положение не по донесениям начальников частей, а видя все собственными глазами. Он наводил порядок в отступавших частях, вырабатывал порядок движения, по возможности сменяя арьергардные части, искоренял своеволие в отношении населения, строго следил за офицерским корпусом, пытался вдохнуть дух бодрости в бойцов, чтобы отступление не превратилось в бегство. Все это — в условиях мертвого мороза сибирской зимы… Благодаря Каппелю, по договоренности с местными земскими деятелями, на станции Мариинск проходящие войска были полностью снабжены продуктами питания, и многие получили теплые вещи, полушубки, валенки и белье. 

Армия отходила вдоль железной дороги, и штаб фронта, эшелон Главнокомандующего, двигаясь медленно на восток, прибыл в следующий за Мариинском город Ачинск, уже занятый белыми отрядами. Здесь 29 декабря случилась катастрофа. На станционных путях произошел взрыв поезда со снарядами — последними, которыми еще располагала армия. Генерал Каппель каким-то чудом уцелел, находясь на станции, но этот взрыв внес расстройство в налаживаемую работу и лег еще одним тяжким грузом на плечи Каппеля. 

И, усугубляя эту тяжесть, в штаб фронта стали поступать с линии железной дороги телеграммы о бесчинстве и самоуправстве чехов (бывших в гражданской войне союзниками Белой армии, но думавших почти исключительно о собственных интересах). Чехи взяли под свой исключительный контроль подвижной состав и в своем движении к Владивостоку повсеместно оставляли без паровозов русские эшелоны, отбирали топливо, запрещали брать воду на станциях. Раненые же и эвакуировавшиеся женщины и дети иногда просто выбрасывались «союзниками» из вагонов. Наконец, на станции Нижнеудинск чехи силою забрали два паровоза из эшелона Верховного правителя, адмирала Колчака. Это вынудило Каппеля пойти на подвиг самопожертвования: в ультимативной форме он потребовал от генерала Я. Сырового, главнокомандующего чешскими войсками, немедленно прекратить бесчинство, в противном случае он вызывал Сырового на дуэль: «если вы… решились нанести оскорбление Русской армии и ее Верховному Главнокомандующему, то я, как главнокомандующий русской армии, в защиту ее чести и достоинства, требую от вас удовлетворения путем дуэли со мной». Когда кто-то из чинов штаба выразил сомнение в том, что Сыровой примет вызов, Каппель ответил: «Он офицер, он генерал — он трусом быть не может». Так рассуждал рыцарь долга и чести, не представлявший, что в Сыровом этих качеств никогда не было. Ответа от Сырового Каппель так и не получил. 

На подступах к Красноярску, в котором восстал гарнизон, войскам Каппеля пришлось выдержать драматические столкновения, в которых погибло много добровольцев, и немалое количество было захвачено в плен красными. Все же значительным силам белых под руководством Каппеля удалось обойти Красноярск с севера и выйти вниз по реке Енисею к устью правого притока реки Кана. И здесь встал грозный вопрос: каким путем пробиваться вновь к железнодорожной магистрали? Каппель решил пройти прямо льду Кана и выйти к тому месту, где эта река пересекает железную дорогу, то есть к городу Канску. Незамерзающие пороги реки приходилось объезжать, прокладывая дорогу в непроходимой тайге. Когда шли по льду, на нем, под слоем снега, часто оказывалась не замерзшая, несмотря на мороз, вода. Кони месили снег и воду, мороз мгновенно превращал эту смесь в острые ледяные клочья… Следующие лошади утаптывали дорогу, так что идущим позади приходилось легче. Каппель ехал в первых рядах. Часто, жалея своего коня, он шел пешком. Он был одет в бурочные сапоги, и, утонув в снегу, случайно зачерпнул в них воды, никому об этом не сказав. Шел пешком, чтобы согреться… Через некоторое время у него начался сильнейший озноб с временной потерей сознания. На третьи сутки его, не приходившего в себя, на коне довезли до первого человеческого жилья – таежной деревни Барги. Здесь доктору пришлось простым ножом, без анестезии сделать ампутацию обмороженных пяток и некоторых пальцев на ногах Владимира Оскаровича. 

На другое утро Каппель пришел в себя. «Доктор, почему такая адская боль в ногах»? – Спросил он. И, услышав ответ, закрыл глаза. Но сознание очистилось от бреда — он слышит, как за окном скрипят сани, слышит чьи-то голоса. «Армия идет — нужно быть с ней», — шепчет проснувшаяся воля. И уже ясно и твердо смотрят на окружающих серо-голубые глаза. «Коня», — бросает он. «Опять в бреду», — шепчут окружающие, но властно и отчетливо повторяет Каппель: «Коня!» Все знают, что редко звучат такие нотки в голосе Главнокомандующего, но когда они начинают слышаться, то все понимают, что воля Каппеля — закон. Под руки выносят на улицу, сажают в седло. Каппель трогает коня — на улице все те же люди, верящие в него. Они идут, прорываясь на восток. И, забыв о жгучей боли в ногах, о том, что ноет каждый сустав, Каппель выпрямляется в седле и подносит руку к папахе… Главнокомандующий идет с армией». (По воспоминаниям А.А. Федоровича). 

Несколько дней Каппель, со свежеампутированными ногами, ежедневно объезжал свои войска, вселяя в них боевой дух. Но к его болезни добавилось крупозное воспаление легких. В Нижнеудинске, занятом после короткого столкновения с красными, генерал Каппель еще смог провести совещание с начальниками отдельных частей, но уже пролежав все время в кровати. После Нижнеудинска каппелевцы двигались вдоль железной дороги, по которой сплошной лентой тянулись эшелоны, большей частью чешские. Чехи стали наперебой предлагать место для тяжело больного Каппеля в эшелонах, причем в сопровождении двух-трех близких ему лиц и гарантируя секретность и безопасность. Но на все доводы генерал отвечал, что если ему суждено умереть, он готов скончаться среди своих бойцов: «Ведь умер генерал Имшенецкий среди своих… и умирают от ран и тифа сотни наших бойцов». Последними словами генерала Каппеля на этой земле были: «Передайте войскам, что я любил Россию, любил их и своей смертью среди них доказал это». 

Елена СергейчукПо материалам книги «Каппель и капелевцы». М., «Посев», 2001. Электронная версия

mozhblag.prihod.ru

Каппель Владимир Оскарович Википедия

Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Командовал Сражения/войны Награды и премии
Владимир Оскарович Каппель
Генерального штаба генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель
16 (28) апреля 1883(1883-04-28)
Белёв, Тульская губерния, Российская империя
26 января 1920(1920-01-26) (36 лет)
разъезд Утай, около станции Тулун близ г. Нижнеудинска, Иркутская губерния
Российская империя Российская империя Белое движение
Кавалерия
1903—1920
Генерального штаба генерал-лейтенант (1919)
  • и. о. начальника штаба дивизии;
  • начальник Разведывательного отделения штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта;
  • начальник Оперативного отделения Управления генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта;
  • Народной армией КОМУЧа;
  • Волжской группой;
  • 1-м Волжским корпусом;
  • 3-й армией;
  • Восточным фронтом Русской армии
Первая мировая войнаГражданская война

ru-wiki.ru