Читать онлайн «Генерал Армии Алексей Антонов». Генерал армии антонов


Генерал армии А. И. Антонов

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/1986, стр. 47-56

ПОЛКОВОДЦЫ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ ШКОЛЫ

Генерал армии А. И. Антонов

(К 90-летию со дня рождения)

Генерал армии М. М. КОЗЛОВ,

профессор

ИМЯ генерала армии Антонова Алексея Иннокентьевича по праву стоит в ряду выдающихся советских военачальников. Выращенный Коммунистической партией, он прошел суровую школу борьбы по защите социалистического Отечества и внес значительный вклад в строительство Советских Вооруженных Сил, совершенствование структуры Генерального штаба и войсковых штабов, в развитие советского военного искусства. Особенно широко и всесторонне раскрылся его талант в годы Великой Отечественной войны на посту первого заместителя и начальника Генерального штаба. Разработанные при его непосредственном участии планы военных кампаний и стратегических операций, проведенных в 1943-1945 гг., служат ярким примером творческого подхода к решению сложных задач стратегического планирования, руководства войсками действующей армии.

***

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 15 сентября 1896 года в белорусском городе Гродно в семье военнослужащего. Рано лишившись родителей, он переехал в Петроград, где учился сначала в гимназии, затем в университете и одновременно работал на заводе. В 1916 году был призван в армию и направлен в Павловское военное училище. После окончания ускоренных курсов получил чин прапорщика и был зачислен в егерский полк. Начало боевой службы Алексея Иннокентьевича совпало с бурными днями революционных событий, в которых он принял непосредственное участие.

С большим воодушевлением встретил Алексей Иннокентьевич Великую Октябрьскую социалистическую революцию, которая коренным образом изменила всю его дальнейшую жизнь. В разгар гражданской войны, когда над молодой Советской республикой нависла суровая опасность, А. И. Антонов вступил в ряды Красной Армии. Начав войну помощником начальника штаба 1-й Московской рабочей дивизии на Южном фронте, он закончил ее в должности начальника штаба бригады 15-й стрелковой дивизии.

Генерал армии А. И. АнтоновПосле окончания гражданской войны А. И. Антонов, находясь на штабной работе, усердно совершенствует свою военную подготовку. Важным событием в его жизни явился 1928 год: он был принят в ряды Коммунистической партии и поступил на учебу в Военную академию имени М. В. Фрунзе. После окончания академии он проходил практику в должности начальника штаба 46-й стрелковой дивизии, а затем снова учился - теперь уже на одногодичных высших курсах оперативного факультета Военной академии имени М. В. Фрунзе. Завершив учебу, успешно работал на различных штабных должностях: начальника штаба дивизии, укрепленного района, начальника оперативного отдела штаба Харьковского военного округа. Учитывая способности Алексея Иннокентьевича к оперативной работе, командование округа направило его в открывшуюся в 1936 году академию Генерального штаба РККА, которая готовила высшие командные кадры для Советских Вооруженных Сил. Здесь он приобрел хорошие навыки оперативно-стратегического мышления. Накануне войны его направляют в Киевский Особый военный округ на должность заместителя начальника штаба округа по организационно-мобилизационной работе.

В августе 1941 года генерал-майор А. И. Антонов стал начальником штаба Южного фронта. В сложной и напряженной обстановке осуществлялось руководство войсками. Именно в этих условиях ярко проявились его деловые качества: оперативность, умение быстро и правильно разбираться в противоречивой обстановке и находить верные решения, четкость постановки задач подчиненным, организованность в работе, высокая штабная культура и исполнительность, которые были замечены в Генеральном штабе. Поэтому, когда в июле 1942 года резко обострилась обстановка на южном крыле советско-германского фронта и потребовалось усиление руководства войсками, решением Ставки ВГК генерал-лейтенант А. И. Антонов возглавил сначала штаб Северо-Кавказского фронта, а затем Черноморской группы войск. В начале ноября этого же года он становится начальником штаба Закавказского фронта.

В декабре 1942 года по рекомендации А. М. Василевского А. И. Антонов был назначен первым заместителем начальника Генерального штаба и начальником Оперативного управления. В его жизни и деятельности начался новый, наиболее насыщенный событиями большого значения период, в ходе которого всесторонне раскрылись его дарования.

Важнейшей задачей Генерального штаба являлось руководство войсками действующей армии, планирование кампаний и стратегических операций, всестороннее обеспечение функционирования Ставки Верховного Главнокомандования. Роль первого заместителя начальника Генерального штаба и начальника Оперативного управления в выполнении этих функций была исключительно ответственной. И. В. Сталин сначала присматривался к А. И. Антонову, проверял деловые качества. С прибытием в Генштаб он направил его в действующую армию в помощь А. М. Василевскому, который, являясь представителем Ставки, координировал действия войск на воронежско-курском и харьковском направлениях.

В конце марта 1943 года А. И. Антонов возвратился в Генеральный штаб. Доложив Верховному Главнокомандующему результаты проведенных операций, он сделал четкие выводы о сложившейся обстановке на орловском и харьковском направлениях и изложил соображения Генштаба о перспективе дальнейших действий войск на Курской дуге. И. В. Сталин остался доволен его работой. Алексею Иннокентьевичу было оказано большое доверие: вместе с начальником Генерального штаба А. М. Василевским он начал работать непосредственно в Ставке. В мае 1943 года ему было присвоено воинское звание генерал-полковник.

«Отличная теоретическая подготовка, высокие организаторские способности, ясный ум и большая выдержка наряду с выдающимся оперативным дарованием А. И. Антонова,- отмечает С. М. Штеменко,- предвещали, казалось, длительное пребывание его у кормила Оперативного управления. Но в отсутствие А. М. Василевского, а оно становилось все чаще и длительнее, на плечи Алексея Иннокентьевича ложился непомерный груз обязанностей начальника Генерального штаба. Исполнять одновременно две такие тяжелые должности, да еще во время войны, было не под силу даже Антонову. Убедившись в этом, Ставка освободила его от непосредственного руководства Оперативным управлением, что позволило Алексею Иннокентьевичу практически возглавить Генеральный штаб, конечно поддерживая самый тесный контакт с А. М. Василевским, постоянно информируя его о всем существенном и получая взамен соответствующие указания, советы, поддержку».

На посту первого заместителя начальника Генерального штаба А. И. Антонов принимал самое активное участие в разработке замыслов, планировании, подготовке кампаний и стратегических операций, в руководстве войсками фронтов в ходе их проведения. Каждая из них была победоносно завершена советскими войсками. Особенно большой успех был достигнут в битве под Курском. В августе 1943 года Совет Народных Комиссаров СССР, учитывая личный вклад А. И. Антонова в подготовку и проведение этой битвы, присвоил ему высокое воинское звание генерал армии.

Вслед за Курской битвой Ставка спланировала и успешно провела зимнюю кампанию 1944 года, в результате которой были разгромлены крупные группировки противника под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму. Важную роль сыграл А. И. Антонов в разработке стратегического плана летне-осенней кампании 1944 года, отличавшейся еще более решительными целями и невиданным до сих пор размахом.

Целеустремленная и плодотворная работа А. И. Антонова в Генеральном штабе создала ему высокий авторитет в Вооруженных Силах, в Ставке, во фронтах и армиях. Когда в феврале 1945 года встал вопрос о назначении начальника Генерального штаба в связи с переходом А. М. Василевского на командную работу (командующим 3-м Белорусским фронтом), на этот высокий пост была предложена кандидатура Алексея Иннокентьевича.. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин, отмечает А. М. Василевский, дал согласие на это потому, «что Генеральный штаб к тому времени уже имел у себя, в лице А. И. Антонова, кандидата на эту должность, вполне подготовленного, прошедшего хорошую штабную школу и заслужившего за последние полтора года своей работы в должности первого заместителя начальника Генерального штаба высокий авторитет не только в Вооруженных Силах, но и в Центральном Комитете партии, в ГКО и в Ставке».

Генерал армии А. И. Антонов

Одновременно с назначением начальником Генерального а1таба А. И. Антонов постановлением ГКО был включен в состав Ставки. Круг его обязанностей расширился.

Под руководством А. И. Антонова была проведена большая и напряженная работа по планированию и подготовке стратегических операций завершающей кампании в Европе (Восточно-Прусской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской, Венской, Берлинской, Пражской и др.). Почти все они готовились в сжатые сроки. Общий замысел начал складываться еще в ходе летне-осеннего наступления советских войск в 1944 году. Учитывая возросшие военно-экономические возможности страны, боевую мощь Вооруженных Сил, искусство военачальников л мастерство войск, завершающая кампания планировалась с решительными целями. Конечной целью ее операций (прежде всего Берлинской) явился сокрушительный разгром вермахта и безоговорочная капитуляция фашистской Германии. Важной заслугой Алексея Иннокентьевича в подготовке этой кампании было то, 'что он лично увязывал, решал все важнейшие вопросы стратегического планирования и успешно справился с этой сложной и ответственной задачей.

Большой вклад внес А. И. Антонов в разработку и планирование Дальневосточной кампании. Богатый опыт, накопленный Советским Верховным Главнокомандованием в борьбе с агрессором на западном фронте, позволил скрытно подготовить и нанести мощный сокрушительный удар по Квантунской армии. В короткие сроки отборная группировка, составлявшая, по сути дела, ядро сухопутных войск вооруженных сил Японии, была полностью разгромлена. Япония капитулировала.

После Великой Отечественной войны А. И. Антонов проводил большую работу по дальнейшему укреплению Советских Вооруженных Сил, развитию боевого сотрудничества между армиями социалистических стран. До ноября 1948 года он - начальник, затем первый заместитель начальника Генерального штаба. С ноября 1948 по апрель 1954 года - первый заместитель и командующий войсками Закавказского военного округа. В апреле 1954 года Алексей Иннокентьевич снова возвратился в Генеральный штаб на должность первого заместителя начальника и члена коллегии Министерства обороны СССР. В мае 1955 года по рекомендации Центрального Комитета КПСС и Советского правительства ему было оказано высокое доверие руководителями социалистических стран: он был назначен начальником штаба Объединенных вооруженных сил государств - участников Варшавского Договора. На этом посту Алексей Иннокентьевич проработал до конца своей жизни.

На всех постах, доверенных Коммунистической партией, А. И. Антонов внес большой вклад в развитие советского военного искусства. Особенно ярко проявился его оперативно-стратегический талант во время работы в Генеральном штабе. Характерными чертами его деятельности в этот период явились: глубокая и всесторонняя оценка стратегической обстановки в интересах обоснования выбора направления главного удара; тщательный учет всех факторов при выработке замысла кампаний и стратегических операций; стремление обеспечить достижение стратегической внезапности нанесения удара по врагу; высокая штабная культура и четкая организованность в работе; тесная увязка теоретических положений с практикой, глубокое изучение опыта войны и оперативное внедрение его в боевые действия войск; предельная осмотрительность и партийная принципиальность в военно-дипломатической работе и др.

Одной из главных черт в оперативной работе А. И. Антонова выделялась глубокая и всесторонняя оценка обстановки в интересах обоснования выбора направления главного удара в кампаниях и стратегических операциях. С апреля 1943 года он лично готовил исходные данные по этим вопросам для Ставки. Доклад Генерального штаба являлся основой для принятия Верховным Главнокомандующим стратегического решения. Так, при разработке плана Курской битвы высказывались различные мнения о выборе направления главного удара при переходе советских войск в контрнаступление после отражения удара немецко-фашистских войск. Командование Воронежского фронта предлагало наступать в направлении Харьков, Днепропетровск с последующим выходом на рубеж Кременчуг, Херсон, что давало возможность разгромить группу армий «Юг», освободить важные промышленные районы (Донбасс и Харьков) и приблизиться к нашим южным границам, что ускоряло выход из войны Румынии и Болгарии.

Генеральный штаб тщательно изучил этот план. Докладывая в Ставке свое заключение по нему, Алексей Иннокентьевич отметил, что наряду с положительными факторами он имеет ряд недостатков. Главный из них заключается в том, что в нем не затрагивается центр советско-германского фронта. При ударе советских войск в южном направлении мощная группа армий «Центр» постоянно будет угрожать северному крылу нашей стратегической группировки. Кроме того, в плане остается в стороне киевское направление - важное в политическом и военном отношении. Генштаб выдвинул свою идею нанесения главного удара в направлении Киева. Обосновывая ее, А. И. Антонов своими расчетами доказал Верховному Главнокомандующему, что здесь, как и при наступлении на Днепропетровск, выводится из строя группа армий «Юг» и открывается перспектива развития наступления в западном направлении. С выходом советских войск к Карпатам расчленяется стратегический фронт противника, нарушается взаимодействие между его главными группировками, возрастают возможности для последующих действий советских войск (в том числе на центральном направлении). Ставка согласилась с идеей Генерального штаба.

Важная черта деятельности А. И. Антонова - учет всех факторов, от которых зависит успех выработки замысла и тщательность подготовки кампаний и стратегических операций. Ярким примером этому может служить подготовка Белорусской операции. «Алексей Иннокентьевич взял на себя нелегкий труд, - отмечает С. М. Штеменко, - лично разработать основы плана решающего наступления в летней кампании 1944 года, то есть Белорусской стратегической операции, получившей кодовое наименование «Багратион». По первоначальному замыслу конечной ее целью ставилось: ликвидация так называемого белорусского балкона в обороне противника и выход советских войск на рубеж Десна, Молодечно, Столбцы, Старобин. Предусматривались разгром фланговых группировок врага и развитие успеха по сходящимся направлениям на Минск. Все силы четырех фронтов (1-го Прибалтийского, 1, 2 и 3-го Белорусских) нацеливались лишь на группу армий «Центр». В общей сложности против 42 неприятельских дивизий, оборонявших белорусский балкон, должны были наступать 77 наших стрелковых дивизий, три танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса. Считалось, что такие силы могли гарантировать выполнение замысла операции.

Однако при дальнейшем расчете выявилось, что группа армий «Север» может оказать существенную помощь группе армий «Центр», а слабый 2-й Прибалтийский фронт окажется не в состоянии надежно сковать противостоящего противника, т. е. войска группы армий «Север». По мере уточнения сил и средств противника корректировался план операции. Основываясь на заключении Генерального штаба (которое представил А. И. Антонов), Ставка ВГК окончательно сформулировала замысел операции и определила войскам более решительные цели - окружить и уничтожить в районе Минска основные силы группы армий «Центр». Наша ударная группировка была значительно усилена и доведена до такого состава, который позволил успешно справиться с поставленной задачей.

Координировавший вместе с А. М. Василевским усилия войск, действовавших на данном направлении, Г. К. Жуков отмечает, «что наш Генеральный штаб в этот период стоял на большой высоте в искусстве планирования крупных стратегических наступательных операций». В этом большая заслуга принадлежала А. И. Антонову.

Характерной чертой деятельности Алексея Иннокентьевича было стремление обеспечить достижение стратегической внезапности нанесения удара по врагу. Для этой цели Генеральный штаб проводил целый комплекс мероприятий. К важнейшим из них можно отнести организацию скрытности подготовки операций и дезинформации противника.

В качестве примера здесь также можно привести подготовку Белорусской операции. В разработке плана принимали участие Г. К. Жуков, А. М. Василевский, А. И. Антонов, С. М. Штеменко и соответствующие направлении Оперативного управления. Все работы, связанные с подготовкой операции, проводились скрытно. Генеральный штаб подготовил специальный план оперативной маскировки и строго контролировал его выполнение войсками и штабами. Перегруппировка войск осуществлялась только ночью, а вывод ударных группировок в исходные районы - лишь накануне наступления. Дополнительно включенные в состав 3-го и 1-го Белорусских фронтов танковые армии прибывали: 5 тв. ТА - к началу, а 2 ТА - в ходе операции. Рекогносцировка проводилась в строгом режиме обороны. Все материально-технические запасы накапливались заблаговременно и тщательно маскировались от противника. Не допускались никакие телефонные и радиопереговоры, а также какая-либо переписка, касающиеся предстоящей операции. Все мероприятия на переднем крае, в тактической и оперативной глубине проводились только под видом укрепления обороны, что притупляло бдительность врага.

Приступая к разработке плана операции, А. И. Антонов большое внимание уделял мероприятиям по дезинформации противника. Одну из первоочередных задач Генерального штаба он видел в том, чтобы как-то «убедить» гитлеровское руководство в подготовке советским командованием летом 1944 года главного удара на юге и в Прибалтике. В связи с этим в начале мая командующим 3-м Прибалтийским и. 3-м . Украинским фронтами были отданы соответствующие распоряжения о создании ложных, районов и имитации сосредоточения в них крупных группировок войск (стрелковых, танковых и артиллерийских соединений). Это сильно настораживало гитлеровское руководство, вводило его в заблуждение. Важную роль в дезинформации противника играло оставление на юго-западном направлении почти до начала Белорусской операции всех шести танковых армий. Вражеская разведка строго следила за ними и делала определенные выводы: поскольку они остаются на этом направлении, советское командование вероятнее всего здесь и предпримет наступление летом 1944 года. Исходя из этого, руководство вермахта из 34 танковых и моторизованных дивизий, находившихся на всем советско-германском фронте, 24 продолжало держать южнее Припяти. Определенную роль в дезинформации противника сыграла разведка боем, проведенная по распоряжению Генерального штаба на широком фронте. Немецко-фашистское командование так и не смогло выявить направление главного удара советских войск в начале их наступления, что способствовало быстрому разгрому оборонительной группировки врага в его тактической зоне.

Важнейшими чертами оперативной и организаторской деятельности А. И. Антонова были высокая штабная культура и четкая организованность в работе, личная дисциплинированность и исполнительность, постоянная требовательность к себе и подчиненным, опора на коллектив и личная ответственность за порученное дело. Прибыв в Генеральный штаб, А. И. Антонов стал прививать эти качества всему коллективу. Необходимо отметить, что до его назначения в Генеральный штаб И. В. Сталин считал (по свидетельству А. М. Василевского) штабную работу канцелярским делом, не всегда выслушивал соображения его руководящих работников. Однако Алексей Иннокентьевич, опираясь на поддержку \А. М. Василевского, сумел повлиять на изменение этого мнения. Изучив распорядок дня Генерального штаба, он нашел большие резервы для повышения эффективности его работы. Об этом было доложено Верховному Главнокомандующему, и по его решению установлен четкий и в то же время жесткий регламент работы всех управлений и должностных лиц при подчинении ее главным образом интересам Оперативного управления, которое всецело работало на Ставку. «И. В. Сталин, - отмечает С. М. Штеменко, - установил порядок круглосуточной работы Генштаба и лично регламентировал время его руководящего состава. Например, заместителю начальника Генштаба, на пост которого в декабре

1942 года прибыл А. И. Антонов, полагалось находиться при исполнении своих обязанностей по 17-18 часов в сутки. На отдых ему отводилось время с 5-6 часов утра до 12 дня. А мне, занимавшему с мая

1943 года должность начальника Оперативного управления, Отдыхать разрешалось с 14 до 18-19 часов. Точно так же были расписаны часы работы и отдыха для всех других руководящих работников».

Но установленному распорядку работа Генерального штаба и полевых управлений фронтов (отдельных армий) строго сочеталась с работой Ставки. Более слаженной и четкой стала она и в самом Генеральном штабе, что значительно повысило его роль и компетентность. И. В. Сталин уже не принимал ни одного оперативного решения без предварительной проработки его в Генеральном штабе. Все это способствовало повышению качества и оперативности руководства действующей армией.

Большое внимание А. И. Антонов придавал совершенствованию штабной службы и повышению ее культуры. Он, отмечает Г. К. Жуков, кроме всех своих других достоинств, обладал блестящим умением оформления материала. В его работе не было мелочей. Так, прибыв в Генеральный штаб, Алексей Иннокентьевич установил, что оперативные карты ведутся неоднообразно, обстановка на них наносится несогласованно, на каждом направлении по-разному. Посоветовавшись с товарищами, он определил единый порядок их ведения, для чего были установлены условные цвета и знаки для определенного времени и вида боевых действий. Это позволяло карту любого направления читать без пояснений, что избавляло генералов и офицеров от многих непроизводительных потерь времени и, главное, ограждало от ошибок. Принцип краткости, четкости и выразительности Алексей Иннокентьевич требовал неукоснительно соблюдать при оформлении и других оперативных документов, что стало нормой работы всех сотрудников Генерального штаба.

Все это оказало влияние на повышение четкости функционирования всего большого коллектива, каким являлся Генеральный штаб. В свою очередь его слаженная работа обеспечивала Ставке ВГК успешное решение ее задач, что в целом значительно повышало уровень стратегического руководства Вооруженными Силами. «Большой труженик и блестящий знаток штабной службы, - отмечает С. М. Штеменко, - Алексей Иннокентьевич крепко держал в своих руках все нити оперативного руководства боевыми действиями многомиллионной армии».

Генерал армии А. И. АнтоновА. И. Антонов уделял пристальное внимание обобщению и изучению опыта войны, оперативному доведению его до войск. Еще в 1942 году в Генеральном штабе на базе отделения оперативной подготовки был создан отдел по использованию опыта войны. Он выпускал Сборники материалов, имевших главной целью «довести до войск действующей Красной Армии, резервных формирований, военных академий и командного состава главных и центральных управлений Народного Комиссариата обороны опыт боевых действий Великой Отечественной войны». По инициативе Алексея Иннокентьевича в марте 1944 года на базе этого отдела было развернуто управление по использованию опыта войны, которое выпускало Сборники и Информационные бюллетени.

Опыт войны находил свое отражение в уставах, наставлениях и различного рода общевойсковых инструкциях. Кроме того, на основании обобщения опыта издавались Ставкой ВГК, Генеральным штабом директивы по важнейшим проблемным вопросам военного искусства: способам подготовки и ведения операций (боевых действий), управлению войсками, оперативной маскировке, инженерному оборудованию местности и другим вопросам. Так теория, обогащенная опытом, преломлялась в практике боевых действий войск.

Важным участком деятельности А. И. Антонова в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы была его военно-дипломатическая работа. Ее отличительными чертами являлись классовая принципиальность, высокая культура, осмотрительность и обоснованность. Широкий круг задач приходилось решать Генеральному штабу по развертыванию иностранных формирований дружественных нам стран на территории СССР и их боевому применению на советско-германском фронте. После Тегеранской конференции 1943 года большое развитие получило взаимодействие Советских Вооруженных Сил с союзными армиями, что также повлияло на возрастание объема работы. Встречи А. И. Антонова с начальниками и представителями миссий и различного рода военными делегациями, военно-дипломатическая переписка стали обычным делом. «Согласованные на таких встречах вопросы, - отмечает С. М. Штеменко, - выносились затем на решение Ставки». Все выводы и предложения по ним строго основывались на соответствующих решениях Центрального Комитета партии и Советского правительства. После принятия Ставкой решения по тем или иным вопросам они неуклонно проводились в жизнь. По Генеральному штабу почти все военно-дипломатические документы начиная с 1943 года оформлялись, как правило, за подписью А. И. Антонова.

Как известно, огромную роль в деятельности антигитлеровской коалиции играли конференции руководителей трех великих держав - СССР, США и Великобритании. На них принимались основные решения, определявшие характер, время и силы предстоящих операций, направления главных ударов союзных армий и районы сосредоточения основных усилий. На двух из них: Крымской (Ялтинской) и Берлинской (Потсдамской) - генерал А. И. Антонов входил в состав советской делегации и являлся главным военным советником И. В. Сталина. Он готовил военные вопросы для главы советской делегации, делал доклады с анализом военно-стратегической обстановки и прогнозом ее развития, вел переговоры в различных комиссиях и на встречах с военными представителями союзников. Со своими задачами на этом поприще Алексей Иннокентьевич справлялся успешно. Этому способствовала его широкая эрудиция, высокий уровень военной подготовки и политический кругозор, богатая практика оперативной работы и приобретенные в Генеральном штабе навыки стратегического мышления. Он был в курсе всех событий на фронтах войны, хорошо знал возможности противоборствующих сторон, точно анализировал обстановку и четко формулировал выводы по ней. К этому необходимо еще добавить, что к каждой конференции Алексей Иннокентьевич долго и тщательно готовился, «прорабатывая различные варианты той или иной ситуации, которая могла возникнуть на конференции, изучал документы и запасался справками. Насколько мне известно, - отмечает С. М. Штеменко, - глава делегации был доволен его работой».

Советская Родина высоко оценила заслуги А. И. Антонова по руководству боевыми действиями войск (сил) в период Великой Отечественной войны и в деле повышения боевой готовности Вооруженных Сил СССР в послевоенные годы. Он награжден тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I степени, орденами Кутузова и Отечественной войны I степени, а также высшим военным орденом «Победа».

Умер Алексей Иннокентьевич 18 июня 1962 года. Похоронен на Красной площади в Москве, у Кремлевской стены. Вся его жизнь - яркий пример беззаветного служения своей Родине. В памяти народной он остался выдающимся и талантливым военачальником, сочетавшим в себе партийную принципиальность с высокой компетентностью, профессиональное мастерство с постоянным тяготением к самоусовершенствованию, дисциплинированность и строгую ответственность за порученное дело с творческой инициативой, отзывчивым и неутомимым в работе на благо нашей великой Родины.

Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны, кн. 1.- М.: Воениздат, 1981, с. 185.

Василевский А. М. Дело всей жизни.- М: Политиздат, 1975, с. 515.

Полководцы и военачальники Великой Отечественной войны - М.: Молодая гвардия, 1970, с. 30.

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. - М.: АПН, 1971, с. 564.

Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны, кн. 1 о 175

Там же, с. 185.

Сборник материалов по изучению опыта войны.- М.: Воениздат, 1942, № 1, с. 3.

Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны, кн. 2.- М.: Воениздат, 1981, с. 31.

Полководцы и военачальники Великой Отечественной войны, с. 34.

militaryarticle.ru

Читать онлайн книгу Генерал Армии Алексей Антонов

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц)

Назад к карточке книги

Штеменко СГенерал Армии Алексей Антонов

С. ШТЕМЕНКО

ГЕНЕРАЛ АРМИИ АЛЕКСЕЙ АНТОНОВ

1916 год. Первая мировая война в разгаре. Воюющие державы призывают под ружье все новые контингенты мужчин и бросают их в пекло сражений... В этот год на призывной пункт вызвали и Алексея Антонова. Как ни странно, но для него призыв в армию означал возобновление прерванной незадолго до этого учебы. Это было даже нечто вроде удачи в цепи потрясений, которые довелось пережить ему в последние годы.

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 15 сентября 1896 года в городе Гродно в семье командира батареи царской армии. Жизнь семьи офицера невысокого ранга в небольшом крепостном гарнизоне никогда не была легкой. И все же, пока служил отец, у нее были средства к существованию. Отец умер, когда сыну Алексею не исполнилось и двенадцати лет. А в 1914 году умерла мать. С ее смертью прекратилась выдача пенсии за отца. Теперь жить было уже совсем не на что. По совету знакомых Алексей Антонов перебрался в Петроград. Здесь он все-таки закончил гимназию без оплаты за обучение как неимущий сын офицера. В 1915 году поступил даже в университет. Учиться, однако, не пришлось, нужда заставила пойти работать на завод.

И вот теперь, после призыва в армию, его, как бывшего студента, направили в Павловское военное училище. Ускоренный курс обучения военного времени был закончен к декабрю того же года. Затем новоиспеченного прапорщика Антонова зачислили в егерский полк. В июле 1917 года он уже участвовал в затеянном Временным правительством бессмысленном и безнадежном наступлении. В боях получил ранение, был награжден орденом за храбрость.

Боевая служба прапорщика Алексея Антонова проходила в бурные дни революционных событий. Страна шла от Февральской буржуазно-демократической революции к пролетарскому Октябрю. Кипела солдатская масса на фронте, и молодой офицер, чутко принимавший к сердцу чаяния и тревоги народа, все более сближался с людьми в серых шинелях – солдатами. Его избрали помощником полкового адъютанта. В этой должности в составе полка он участвовал в разгроме корниловского мятежа и принял всей душой Великую Октябрьскую социалистическую революцию. По расформировании частей царской армии А. И. Антонов 1 мая 1918 года уволился в запас. До апреля 1919 года работал в продовольственном комитете Петрограда.

В запасе пришлось быть недолго. Иностранные интервенты и внутренняя контрреволюция развязали в стране гражданскую войну. В. И. Ленин и Коммунистическая партия организовали вооруженный отпор врагам. Миллионами штыков ощетинилась созданная в ходе войны Красная Армия.

1919 год был для Советской России годом трудным и славным. Полчища врагов рвались к самому сердцу Страны Советов. Однако не пришлось им торжествовать. На зов партии "Все на борьбу с Деникиным!" откликнулись сотни тысяч рабочих, крестьян, представителей трудовой интеллигенции, которые остановили, а затем и разгромили врага.

В жизни Антонова наступил новый этап – 11 апреля 1919 года он встал под боевые красные знамена и с тех пор непрерывно шел в рядах воинов Советских Вооруженных Сил. Сначала Первая Московская рабочая, затем Пятнадцатая Инзенская дивизия, где он служил на штабных должностях. В их составе он бил врага под Луганском и Лисками, под Валуйками и Волчанском, Коротояком, Ростовом-на-Дону и Азовом. В марте 1920 года Антонов был участником завершающих боев против деникинцев на Северном Кавказе и добивал последних белогвардейцев в Новороссийске. Затем, уже на заключительном этапе войны, он вначале участвовал в отражении войск Врангеля, наступавших из Крыма, а в ноябре 1920 года в составе той же Пятнадцатой Инзенской дивизии, которая форсировала Сиваш, сражался против армии белых в Крыму.

Мирные годы между гражданской и Великой Отечественной войнами были для Алексея Иннокентьевича Антонова временем глубокой и напряженной учебы и работы по укреплению боеготовности частей и соединений Советской Армии, периодом становления как коммуниста и военачальника с большим общим политическим и военным кругозором. В 1926 году тридцатилетний красный командир вступает в кандидаты РКП (б). Через два года он член партии и слушатель основного (командного) факультета Военной академии имени М. В. Фрунзе.

В процессе учебы выявились его большие способности к военному делу, склонность к научным исследованиям и аналитический склад ума. В стенах академии Антонов успешно осваивает французский язык и получает квалификацию военного переводчика. Он окреп физически, стал выносливым, научился отлично стрелять. Его аккуратность, настойчивость и добросовестность, живой пытливый ум обращают на себя внимание начальников. "В общественной и партийной работе силен", – отмечается в одной из аттестаций, написанных тогда на А. И. Антонова.

После окончания академии, проработав некоторое время в войсках на должности начальника штаба Сорок шестой стрелковой дивизии, Алексей Иннокентьевич вновь вернулся к учебе и в 1933 году окончил оперативный факультет Военной академии имени М. В. Фрунзе. Эту академию окончили многие знаменитые в будущем советские военачальники – И. С. Конев, Р. Я. Малиновский, Ф. И. Толбухин, П. С. Рыбалко, Я. Н. Федоренко, М. С. Малинин, И. X. Баграмян, В. В. Курасов и другие, – чьи дарования широко раскрылись в годы Великой Отечественной войны. Учеба на оперативном факультете Военной академии стала важной ступенью роста теоретических знаний и практических навыков А. И. Антонова. Он формировался и вырастал в крупного военного специалиста-оператора. "Отличный оперативно-штабной работник. Готов для работы в высших штабах" – так с большим предвидением характеризовал его начальник и комиссар факультета Г. С. Иссерсон.

По окончании оперативного факультета А. И. Антонов служил последовательно начальником штаба Сорок шестой стрелковой дивизии, укрепленного района и начальником Первого (оперативного) отдела штаба Харьковского военного округа. Несмотря на большую загруженность служебными делами, он постоянно стремился к расширению и обогащению своего военного кругозора, повышению знаний. Работа в штабе военного, округа способствовала развитию его эрудиции и общей культуры. Следует отметить, что Алексей Иннокентьевич не останавливался на достигнутом, постоянно расширял свой общий и военный кругозор, отличался исключительной работоспособностью.

Учтя выдающиеся способности А. И. Антонова, командование округа в 1936 году направило его учиться в открывшуюся тогда Академию Генерального штаба РККА. Создание этого высшего военно-учебного заведения было ведением времени. Красная Армия, во всех отношениях вполне современная, не имела еще в необходимом количестве кадров с высокой оперативно-стратегической подготовкой. Вплоть до 1936 года командный состав, призванный руководить такими войсковыми оперативными объединениями, как армия и фронт, готовился только на одногодичном факультете Академии имени М. В. Фрунзе. Но во второй половине тридцатых годов жизнь настоятельно потребовала наладить более массовую и глубокую подготовку руководящих военных кадров. К тому же надо было развивать теорию оперативного искусства, чем Академия имени М. В. Фрунзе из-за своего профиля в должных размерах заниматься не могла. Учитывая все это, Коммунистическая партия и Советское правительство и приняли решение об организации нового высшего военно-учебного заведения Советских Вооруженных Сил.

В Академию Генерального штаба собрали весь цвет тогдашних теоретиков военного дела. Среди них – В. А. Меликов, Д. М. Карбышев, Н. Н. Шварц, А. И. Готовцев, Г. С. Иссерсон, А. В. Кирпичников, Н. А. Левицкий, Н. И. Трубецкой, Ф. П. Шафалович, Е. А. Шиловский, В. К. Мордвинов, П. П. Ионов. Многим из профессоров Алексей Иннокентьевич Антонов был уже известен по предшествующим годам учебы на основном, а затем и на оперативном факультете Академии имени М. В. Фрунзе.

В свою очередь, Антонову также не нужно было привыкать к манере чтения и ведения семинарских занятий тем или иным преподавателем. У него, кстати, как и у очень многих других слушателей академии, особой популярностью пользовался Дмитрий Михайлович Карбышев, ученый-инженер, умевший преподнести свой, казалось бы, "сухой предмет" очень остроумно, оригинально. Простыми методами он помогал слушателям запоминать сложные технические расчеты. Вот, например, в его интерпретации формула для расчета сил и средств оборудования позиций заграждениями из колючей проволоки, удобная для запоминания: один батальон, один час, один километр, одна тонна, один ряд. Шутники-острословы переиначили ее: один сапер, один топор, один день, один пень. Шутка дошла до Карбышева и нисколько не обидела его. Он ценил острое слово и сам при случае любил пошутить. Пожалуй, ни одна из его лекций не обходилась без этого.

Более строгими по тону, более "академичными", но столь же глубокими, содержательными были лекции Г. С. Иссерсона по оперативному искусству и стратегии, а также лекции по тактике высших соединений, которые читал А. В. Голубев. Отлично знали свой предмет и были великолепными методистами такие талантливые преподаватели, как А. В. Кирпичников, В. К. Мордвинов, Е. А. Шиловский, С. Н. Красильников.

Очень сильный в академии подобрался и состав военных историков. Они умели строить свои лекции таким образом, что слушателям была ясно видна не только общая линия развития армий и способов военных действий, но и то, что с пользой можно взять из прошлого для современности. Особенно выделялся в этом отношении В. А. Меликов, с увлечением читавший историю первой мировой войны. Автор этих строк хорошо помнит, как иногда он увлечется настолько, что сядет, бывало, лицом к схемам, развешанным на стойках, и ведет свой интересный красочный рассказ, повернувшись спиной к аудитории. Звенит звонок на перерыв, а лекция все продолжается. И даже завзятые курильщики не спешат уйти на перерыв. Только когда в классе появляется другой преподаватель, слушатели отрываются наконец от битв на Марне или драматических событий в Августовских лесах.

С таким же жаром читал историю русско-японской войны профессор Н. А. Левицкий. Он так же свободно излагал материал и так же покорял слушателей подробностями и перипетиями сражения или боя, воссоздавая зримую картину борьбы воли и ума военачальников.

Я считаю необходимым это небольшое отступление о преподавателях Академии Генерального штаба предвоенных лет для того, чтобы подчеркнуть лишний раз, что собравшимся туда на учебу командирам было у кого и чему учиться. И надо ли говорить, что Алексей Иннокентьевич Антонов полностью использовал предоставившуюся возможность серьезно пополнить свои военно-теоретические знания и навыки, которые необходимы военачальнику в его деятельности. Он не терял времени даром.

Окончив академию, в годы перед Великой Отечественной войной А. И. Антонов одно время служил начальником штаба Московского военного округа, затем готовил кадры командиров, работая на кафедре общей тактики Военной академии имени М. В. Фрунзе. Вторая мировая война вынуждала ускорить создание массовых контингентов хорошо подготовленных командиров частей и подразделений Советской Армии, и Антонов полностью отдавал себя этому важному и трудному делу.

Великая Отечественная война застала А. И. Антонова на посту заместителя начальника штаба Киевского особого военного округа. Теперь, когда началась невиданная по напряженности и ожесточению вооруженная борьба, когда дело шло о свободе и независимости Советского государства, о победе над наиболее сильным, коварным и отлично подготовленным врагом, каким являлась гитлеровская армия, военно-стратегические дарования Алексея Иннокентьевича развернулись в полную силу. С первых дней войны он возглавил группу, предназначенную для формирования управления Южного фронта. Поставленную задачу успешно выполнил и в августе 1941 года был назначен начальником штаба этого фронта. В июле 1942 года Антонов занял такую же должность вначале на Северо-Кавказском, а затем на Кавказском фронтах. Его действия на посту начальника штаба фронтов, где отличные знания должны были подкрепляться незаурядными организаторскими способностями, умением проникнуть в замыслы врага и затем предложить способы для их разрушения, были такими четкими и целесообразными, что обратили на себя внимание высших начальников.

Вся последующая деятельность Алексея Иннокентьевича связана с Генеральным штабом Вооруженных Сил Советского Союза. Вот на ней-то я позволю себе остановиться более подробно. Я считаю необходимым сделать это потому, что было бы слишком упрощенным рисовать образ А. И. Антонова, ограничиваясь общими мазками, свойственными краткой биографической справке. Кроме того, моя собственная судьба сложилась так, что начиная с весны 1940 года я нес службу в Генеральном штабе и поэтому с момента прихода туда А. И. Антонова имел возможность работать и постоянно с ним общаться.

С прибытия А. И. Антонова в Генштаб я и продолжу свой рассказ, сделав предварительно еще одно небольшое отступление для пояснения.

В нашей литературе Генштабу не повезло. О нем, как и о Ставке Верховного Главнокомандования, до последнего времени ничего почти не было написано. А если в каких-то книгах и заходила речь об этом, то преимущественно в смысле отрицательном: дескать, сидели там в шикарных кабинетах люди, совершенно оторванные от жизни, и пытались управлять войной по глобусу.

К счастью, на самом деле было не так. Ставка Верховного Главнокомандования и ее рабочий орган – Генеральный штаб – твердо держали в своих руках и планирование кампаний войны, и руководство операциями, распоряжались резервами, тщательнейшим образом следили за развитием событий на огромных пространствах, охваченных войной. Ни один поворот фронта или армий не проходил без их ведома. Ни на минуту не утрачивались здесь живые контакты с войсками. Представители Ставки и Генерального штаба все время находились на решающих участках в действующей армии, контролировали исполнение директив и приказов Верховного Главнокомандующего, вносили свои предложения по ходу боев.

О том, что Ставка и Генеральный штаб успешно справлялись со своими задачами, свидетельствуют итоги Великой Отечественной войны. В соревновании воли, знаний, искусства управления войсками они одержали верх над высшим военным руководством гитлеровской Германии. Как бы вы ни были молоды, читатель, или далеки от военного дела, вы в состоянии разобраться, что именно в этом заключается главный критерий, позволяющий правильно оценить все то, что было свершено всеми советскими людьми, и в том числе теми, кто стоял у руководства вооруженной борьбой в годы минувшей войны.

Коллектив Генерального штаба внес свою немалую лепту в достижение великой нашей победы над врагом. Я хочу подчеркнуть заслугу именно коллектива, потому что только коллективный разум и коллективный опыт в состоянии были охватить с должной полнотой явления войны и найти пути правильного решения труднейших задач, возникавших перед Вооруженными Силами. Однако всякий коллектив слагается из отдельных лиц – руководителей и исполнителей.

Алексей Иннокентьевич Антонов и был одним из тех руководителей Генерального штаба, кто отдал всего себя без остатка порученному народом и партией делу и испытал на своих плечах бремя ответственности за решение сложнейших задач вооруженной борьбы.

В июне 1942 вода Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников из-за крайнего нездоровья был вынужден покинуть пост начальника Генерального штаба и перейти на более спокойную работу начальника Высшей военной академии. На его место был назначен -А. М. Василевский, ранее возглавлявший Оперативное управление Генштаба.

Александр Михайлович Василевский почти с самого начала Великой Отечественной войны – с 25 августа 1941 года – возглавлял Оперативное управление и одновременно был заместителем начальника Генерального штаба. Глубокое знание природы войны и способность предвидеть ход и исход самых сложных сражений выдвинули его впоследствии в первый ряд советских военных руководителей.

Авторитет Василевского, вполне понятно, повышал значение повседневной работы и всего коллектива Оперативного управления. Уход Василевского чрезвычайно тяжело сказался на работе этого ведущего в Генеральном штабе управления. Начался период смены начальников. В течение каких-нибудь полугода эту должность занимали генералы А. И. Бодин, дважды А. Н. Боголюбов, В. Д. Иванов, а между ними временно исполняли обязанности генералы П. Г. Тихомиров, П. П. Вечный и Ш. Н. Гениатуллин.

Положение осложнялось тем, что по условиям работы Ставки Верховного Главнокомандования А. М. Василевский уже и после назначения на должность начальника Генерального штаба большую часть времени находился на фронтах и не мог руководить Генштабом. Сталин посылал его туда всякий раз, когда возникала необходимость поглубже проанализировать тот или иной вопрос и выработать наиболее верное решение, сформулированное в виде готовых предложений. Работу начальника Генштаба в таких случаях по необходимости исполнял комиссар Генштаба генерал-майор Ф. Е. Боков – прекрасный человек, хороший партийный работник, но для выполнения чисто оперативной функции не подготовленный.

Длительные разъезды по фронтам начальника Генерального штаба, частая смена начальников Оперативного управления создали у нас атмосферу нервозности, из-за чего нередко нарушались ритм и четкость в работе. За короткое время пребывания во главе управления никто из вновь назначаемых начальников не успевал как следует войти в курс дела, врасти в обстановку, а значит, и не мог уверенно чувствовать себя при выезде в Ставку для доклада. Приходилось "на всякий случай" держать возле себя начальников направлений – вдруг понадобится какая-либо справка. В "предбаннике", как мы называли приемную начальника Оперативного управления, всегда было полно народу. Некоторые и здесь пытались что-то сделать, сидели, склонившись над какими-то документами, но большинство теряло время попусту, протирая диваны. Иногда из Ставки звонили по телефону, кто-нибудь из офицеров отвечал на поставленный вопрос, и потом опять все погружалось в ожидание. Иногда в Ставку вызывались начальники направлений для более детального доклада. Вот такой была обстановка, в которой проходила работа Генштаба летом и осенью 1942 года.

Отлично понимая, сколь отрицательно сказывается на работе Генштаба частое отсутствие на месте его начальника, Александр Михайлович настойчиво искал себе достойного заместителя. И такой человек был найден. В начале декабря мы узнали, что на должность начальника Оперативного управления и заместителя начальника Генштаба по рекомендации А. М. Василевского назначен генерал-лейтенант А. И. Антонов, занимавший до того пост начальника штаба Закавказского фронта. Многие его знали и одобрительно отзывались о нем. Другие, скептики, говорили, что судить будут после двух-трех поездок в Ставку: как он с этим справится.

Вскоре А. И. Антонов прибыл в Москву. Мне пришлось его встречать, так как в то время я возглавлял южное направление.

Уже с первых дней работы в управлении почувствовалось, что прибыл недюжинный человек и большой знаток штабной службы и что теперь дело пойдет. Антонов повел себя очень умно. Он детально знакомился с людьми, тщательно изучал оперативную обстановку на фронтах и не спешил с докладом в Ставку, как его предшественники, а сразу же с головой окунулся в текущие дела Оперативного управления. Суточный цикл в нем, как и во всем Генеральном штабе, начинался с семи утра. В этот час начальники направлений, ведавшие каждый делами одного фронта, приступали к сбору обстановки за прошедшую ночь. К каждому из них являлся представитель разведки и уточнял на карте данные о противнике. Одновременно обобщались сведения о положении и состоянии своих войск. В этом начальникам направлений помогали все другие органы Генштаба, каждый по роду своей деятельности.

А у начальника Оперативного управления не смолкали телефонные звонки. Он вел переговоры с начальниками штабов фронтов, лично уточнял обстановку. Они обязательно звонили сами, если в течение ночи был достигнут серьезный успех, занят важный пункт. При неудачах со звонками не спешили. Но когда гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе: в этом случае приходилось вызывать на провод "запоздавшего", и истина прояснялась.

По мере готовности материалов появлялись с докладами начальники направлений. Само собою разумеется, доклады эти не были длинными. Мы все детально знали обстановку, и поэтому часто докладчик не произносил ни слова, а просто сверял свою карту с картой начальника управления, разложенной на столе. Если обнаруживались какие-то расхождения, он обращал на них внимание начальника, говорил, что надо дополнить. В иных случаях у начальника Оперативного управления были более свежие данные, полученные в результате переговоров со штабом фронта. При таком стечении обстоятельств начальник направления вносил исправления на свою карту. И лишь изредка, когда расхождения оказывались слишком уж значительными или по каким-то другим причинам возникали сомнения относительно истинного положения войск, тут же еще раз вызывали по ВЧ штаб фронта для нового уточнения обстановки.

Осваиваясь со всем этим порядком работы, генерал А. И. Антонов выразил неудовлетворенность ведением обстановки на картах. Она велась на каждом направлении по-разному, и ее трудно было читать без помощи автора карты. Впоследствии с помощью Алексея Иннокентьевича в атом важном деле был наведен образцовый порядок. Четкость ведения карт стала, можно сказать, идеальной. В Оперативном управлении стали применять единые условные цвета и знаки для определенного времени и любого вида боевых действий. Неукоснительное исполнение этого однажды установленного порядка и длительная практика позволяли легко читать обстановку с карты любого направления без пояснений. В высшей мере добросовестное отношение офицеров и генералов ко всем "мелочам" службы избавляло от многих непроизводительных потерь времени и, главное, ограждало от ошибок.

Наряду со справедливой критикой новый начальник сразу же заметил все хорошее, что было в работе Оперативного управления, и одобрил, хотя, конечно, далеко не все наши генштабистские тонкости предусматривались наставлением по службе штабов.

Лишь после того, когда Алексей Иннокентьевич стал вполне свободно ориентироваться в делах Генштаба и хорошо изучил обстановку на всех фронтах, он отправился на первый свой доклад в Ставку Верховного Главнокомандования. Это случилось примерно дней через шесть после прибытия на новое место службы. Нам всем понравилась такая основательность: мы поняли, что новый начальник Оперативного управления представляет собой именно то, что нужно Генштабу. Такое мнение еще более окрепло после первых поездок Антонова в Ставку, когда не только все обошлось благополучно, но постепенно прекратились постоянные ненужные бдения в приемной. Не без помощи Антонова Верховным Главнокомандующим был установлен трудный и жесткий, но в целом необходимый и приемлемый регламент работы Генштаба, который сохранился на все последующие годы. При этом сам А. И. Антонов нес наравне с нами все тяготы службы.

Не прошло и месяца с момента назначения А. И. Антонова в Генеральный штаб, как он уже получил чрезвычайно ответственное задание – в качестве представителя Ставки разобраться в обстановке на Воронежском, Брянском, а несколько позже и на Центральном фронте, с тем чтобы внести конкретные предложения о дальнейшем использовании их сил. Командировка продолжалась с 10 января по 27 марта 1943 года. Как все мы понимали, это был для нового начальника Оперативного управления экзамен на зрелость. Видно, Алексей Иннокентьевич пришелся по душе Верховному Главнокомандующему, и теперь он желал окончательно убедиться, правильно ли решение Ставки, назначившей Антонова на один из самых ответственных военных постов. Иначе Алексей Иннокентьевич не получил бы подобной командировки.

Вопреки установившимся канонам Сталин считал, что хороший штабист никогда не подведет и на командной работе, но для того, чтобы быть полноценным штабным работником, надо знать жизнь войск. Поэтому ответственных работников Генштаба всех без исключения командировали на фронты очень часто и порой на продолжительное время. Такая практика в некоторых случаях заметно ослабляла состав Генерального штаба, создавала дополнительные трудности в его повседневной работе. Однако у Верховного Главнокомандующего и на сей счет существовала своя твердо установившаяся точка зрения: он полагал, и, очевидно, не без основания, что "на месте Генштаб всегда как-нибудь выкрутится", а войсковая практика в боевых условиях полезна каждому генштабисту, тем более руководителю Оперативного управления.

Итак, 10 января 1943 года А. И. Антонов выехал в первую свою командировку на фронт в качестве руководителя одного из ответственейших управлений Генерального штаба. Советская Армия наступала тогда в трудных зимних условиях и одержала на указанных фронтах славные победы, но затем вынуждена была прекратить наступательные действия. А. И. Антонов, работая под руководством А. М. Василевского, вместе с командованием фронтов дал правильную оценку сложившегося положения. Эта оценка помогла Ставке разобраться в обстановке и перспективе ее дальнейшего развития на важнейшем в то время орловско-курском направлении.

Отличные знания, высокие организаторские способности, ясный ум и большая выдержка наряду с выдающимся оперативным дарованием, проявившимся уже в первое время работы А. И. Антонова в Генштабе, были для него лучшей аттестацией в глазах членов Ставки. По всем признакам получалось, что А. И. Антонову обеспечено длительное пребывание у кормила Оперативного управления. Но в отсутствие А. М. Василевского – а оно становилось все чаще и длительнее – на плечи Алексея Иннокентьевича ложился непомерный груз обязанностей начальника Генерального штаба. Исполнять одновременно две такие тяжелые должности, да еще во время войны, было не под силу даже Антонову. Убедившись в этом, Ставка освободила его от непосредственного руководства Оперативным управлением. Через пять месяцев пребывания в должности его начальника А. И. Антонов был назначен первым заместителем начальника Генштаба. Это позволило ему сосредоточить свои усилия на самом ответственном участке, практически возглавив Генеральный штаб. При этом, конечно, поддерживал контакт с А. М. Василевским, постоянно информировал его обо всем существенном, а взамен получал соответствующие советы и поддержку.

Большой труженик и блестящий знаток штабной службы, Алексей Иннокентьевич крепко держал в своих руках все нити оперативного руководства боевыми действиями многомиллионной армии. За счет своей богатейшей эрудиции и тогда еще молодых сил он справлялся с этим безупречно. Представители Ставки, направляя свои доклады Верховному Главнокомандующему, непременно адресовали их копию "товарищу Антонову". Каждый знал, что Антонов предпримет по этим докладам все необходимое точно и в срок.

Без преувеличения можно сказать, что Алексей Иннокентьевич был человеком исключительным. Его отличительными чертами являлись прежде всего высокая эрудиция, общая и особенно военная культура, которые проявлялись в широте и глубине подхода ко всем вопросам работы, в речи, поведении, отношении к людям. За шесть лет совместной работы в Генеральном штабе мне ни разу не приходилось видеть его "вышедшим из себя", вспылившим, обругавшим кого-то. Он обладал удивительно ровным, уравновешенным характером, ничего, однако, общего не имевшим с мягкотелостью. Уравновешенность и задушевность у Антонова сочетались с редкой твердостью и настойчивостью, я бы сказал, даже с некоторой сухостью в официальных делах. Он не терпел верхоглядства, спешки, недоделок и формализма. На поощрения он был скуп, и заслужить их могли лишь люди думающие, инициативные, точные и безукоризненные в работе. Он очень ценил время и тщательно его планировал. Видимо, поэтому речь его отличалась лаконичностью и ясностью мысли. Враг длинных и частых совещаний, он проводил их только в исключительных случаях и всегда коротко. Кое-кто даже называл его педантом в делах и поведении. Но это суждение было опрометчивым: дело шло о другом, и мы, вместе с ним работавшие, хорошо понимали и были благодарны А. И. Антонову за его принципиальную последовательную требовательность, совершенно необходимую на военной службе, да еще в дни тяжелой войны.

Случается, что человек на работе бывает одним, а дома другим. Мне неоднократно приходилось бывать у Антонова в семье. В домашней обстановке он был приятным собеседником и гостеприимным хозяином. Его жена, Мария Дмитриевна, была ему под стать, а по характеру и отношению к людям чем-то даже на него похожа. Недаром говорят, когда муж с женой долго и хороню живут, они становятся похожими друг на друга. Все это можно отнести и к семье Антоновых.

***

Служба в Генеральном штабе никогда не была легкой, тем более в военное время. Главное место в ней занимали, естественно, сбор и оценка разведывательных данных и текущей обстановки на фронтах, разработка вытекающих отсюда практических предложений и распоряжений, замыслов и планов предстоящих операций, планирование, обеспечение фронтов вооружением, боеприпасами и другими материальными средствами, создание резервов. Все это было очень сложно и не всегда осуществлялось так, как хотелось бы.

Как уже было сказано выше, И. В. Сталин с помощью А. И. Антонова установил порядок круглосуточной работы Генштаба и лично регламентировал время его руководящего состава. По этому распорядку самому Антонову – первому заместителю начальника Генштаба – полагалось находиться при исполнении служебных обязанностей по 17 – 18 часов в сутки. Автору этих строк, занимавшему с мая 1943 года должность начальника Оперативного управления, отдыхать разрешалось с 14 до 18 – 19 часов. Точно так же были расписаны часы работы и отдыха для всех других руководящих работников.

Доклады Верховному Главнокомандующему делались, как правило, три раза в сутки. Первый из них имел место в 10 – 11 часов дня, обычно по телефону. Это выпадало на мою долю. Вечером, в 16 – 17 часов, докладывал обычно А. И. Антонов. Таким образом, ездить в Ставку Антонову приходилось ежедневно, а иногда и по два раза в сутки. Перед тем подготавливалась обстановка на картах масштаба 1:200000 отдельно по каждому фронту с показом положения наших войск до дивизии, а в иных случаях и до полка. А. И. Антонов досконально знал, где что произошло в течение суток. Тем не менее он все равно перед каждой поездкой в Ставку в течение 2 – 3 часов тщательно разбирался в обстановке. Он связывался с командующими фронтами и начальниками их штабов, уточнял с ними отдельные детали проходивших или только еще планировавшихся операций, советовался с ними и проверял через них правильность своих предположений, затем готовил на этой основе свои предложения Верховному Главнокомандующему. Потом он вместе с начальником Оперативного управления рассматривал просьбы и заявки фронтов, а в последний час перед отъездом в Ставку просматривал и редактировал подготовленные на подпись проекты директив и распоряжений Ставки Верховного Главнокомандования.

Назад к карточке книги "Генерал Армии Алексей Антонов"

itexts.net

Выдающийся военачальник Великой Отечественной войны генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов

Выдающийся военачальник Великой Отечественной войны генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов
Простите нас товарищ генерал

В канун шестидесятилетия Курской битвы группа военачальников обратилась к Президенту России В.В. Путину с ходатайством о присвоении звания Героя России (посмертно) выдающемуся военному деятелю времен Великой Отечественной войны генералу армии Алексею Иннокентьевичу Антонову. Генерал армии А.И. Антонов по воле злого рока или по стечению обстоятельств не был удостоен ни звания Героя Советского Союза, ни звания Маршала, хотя был неоднократно достоин и того, и другого. Как могло получиться, что начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Советского Союза на заключительном этапе войны был обойден вниманием Сталина, который, как известно, ценил Антонова, остается только гадать. Существует версия о том, что Антонов находясь на посту начальника Генерального штаба, отверг предложение Л.П. Берии о сотрудничестве с ним и за это стараниями последнего был сослан в Закавказский Военный Округ на должность заместителя командующего округом, а представление на присвоение звания Маршала Советского Союза так и не было реализовано.

Считаю, что эта версия не имеет под собой никакой исторической почвы, поскольку Лаврентий Берия фактически управляя Страной, в последние годы жизни Сталина, не нуждался ни в каком сотрудничестве, ибо без проблем мог сгноить в каземате любого военачальника перешедшего ему дорогу, исключая только Жукова и немногих равных ему по положению военачальников. Скорее всего, у Сталина наверняка были мысли присвоить Антонову звание Маршала, но что-то (или кто-то) сдерживал его. Можно допустить, что был и какой-то расчет, потому что Антонов являлся единственным генералом армии, и вообще единственным генералом, удостоенным ордена «Победа», в то время как многие Маршалы имели только орден Суворова 1 степени. После войны Антонова снова назначили первым заместителем начальника Генерального Штаба, заменив его на посту начальника Генштаба Маршалом А.М. Василевским, ранее занимавшем этот пост, почти всю войну, хотя всю повседневную работу по Генштабу за него проводил генерал А.И. Антонов, так как Александр Михайлович просто не имел на это времени, и являясь вместе с Маршалом Г.К. Жуковым представителем Ставки Верховного Главнокомандования производил координацию действий фронтов непосредственно на театре боевых действий. В конце концов в 1945 году, по предложению самого А.М. Василевского, генерала армии А.И. Антонова назначают начальником Генерального штаба (с 17 февраля 1945 года Антонов входил в состав Ставки ВГК), в этой должности Алексей Иннокентьевич и встретил Победу. Как я уже писал, с марта 1946 года Антонов - снова первый заместитель начальника Генштаба. В 1948-1949 году Антонов занимает должность первого заместителя командующего Закавказским Военным Округом, вот здесь и кроется загадка. Кому была нужна опала генерала Антонова? А то, что это была опала, сомнений нет, несмотря на то, что в 1950 году его перевели на должность командующего этим же Округом.

После смерти Сталина, в апреле 1954 года генерала армии А.И. Антонова вновь назначают первым заместителем начальника Генерального штаба, а с мая 1955 года начальником штаба Объединенных Вооруженных Сил государств - участников Варшавского договора. Эта должность стала для Антонова роковой, потому, что, создавая структуры нового военного органа коллективной безопасности, Антонов окончательно подорвал свое здоровье. Почувствовав сильное недомогание прямо на службе, Алексей Иннокентьевич уже больше не избавился от него. Он скончался в возрасте 65 лет в рассвете сил.

Деятельность генерала армии А.И. Антонова трудно переоценить. Военный талант Антонова раскрылся после его назначения в Генштаб. Военно-теоретическая и оперативная подготовка генерала Антонова немало способствовали осуществлению военно-стратегических замыслов Ставки. Имея большой практический опыт, генерал армии А.И. Антонов принимал непосредственное участие в разработке планов таких стратегических операций как, Белорусская, Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Восточно-Померанская, Венская, Берлинская, Пражская. Талантливый военачальник Генерал армии Антонов отличался творческим подходом к планированию стратегических операций, концентрируя основной замысел на внезапности Главного удара. Что же послужило поводом тому, что власти не хотели признавать заслуги А.И. Антонова? Ведь не для кого не секрет, что пиком военной карьеры для каждого советского военачальника являлось звание Маршала Советского Союза, а ведь Антонов стал генералом армии аж в 1943 году, когда многие будущие Маршалы имели в основном звания генерал-лейтенантов и генерал-полковников. Выскажу предположение, что если бы Сталин прожил дольше, то Алексей Иннокентьевич наверняка получил бы маршальское звание потому, что Сталин, правильно оценивая заслуги военачальников, умел своевременно отмечать эти заслуги и видимо, на тот момент время Антонова еще не пришло. Ведь недаром генералы армии И.Х. Баграмян и А.И. Еременко так и не стали маршалами при Сталине, хотя занимали явно маршальские должности. После прихода к Власти Хрущева, в 1955 году группа военачальников была удостоена воинских званий Маршала Советского Союза и маршала рода войск, но генерала армии Антонова среди них опять не было. Почему? Во первых А.И. Антонов был военачальником сталинской когорты, куда входили так же Маршалы Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, и другие. Второе это то, что Антонов являлся кавалером ордена «Победа», имея лишь звание генерала армии. Я просто убежден, что многим хрущевским соратникам этот орден не давал покоя. В некоторых изданиях опубликованы факты грубого отношения к генералу армии Антонову со стороны вышестоящих начальников, которые Алексей Иннокентьевич очень болезненно это переживал, но, являясь высококультурным, выдержанным человеком, подавлял переживания в себе. Я умышленно не привожу здесь фамилии этих военачальников, чтобы меня не обвинили в предвзятости. После присвоения группе военачальников маршальских званий Хрущев на этом не успокоился и стал многим присваивать звание Героя Советского Союза, по случаю всевозможных юбилеев располагая новых Героев к личной преданности. Антонов опять был обойден на этот раз званием Героя Советского Союза, которое к 1956 году, юбилейному для Антонова было давно им заслуженно. Почему опять обошли А.И. Антонова? Да потому, что трудно себе представить, чтобы такой военачальник как Антонов, был лично предан такому деятелю, как Хрущев. После смерти генерала армии А.И. Антонова в 1962 году, его имя фактически ни где не упоминалось, а ведь этот человек сделал для Победы много больше, чем некоторые военачальники, которые имели и маршальские звания и звания Героев. Присвоение звания Героя России генералу армии Антонову будет являться признанием заслуг перед нашим народом. С большим опозданием, но все надеются, что это будет сделано. По прошествии стольких лет незаурядная личность Алексея Иннокентьевича Антонова снова появляется на Российской исторической сцене и хочется сказать: Простите нас товарищ генерал! Простите за наших славолюбивых правителей и за нашу короткую память, за нашу историческую близорукость, простите нас за наших бюрократов и их нежелание отдать должное правде и поверьте: мы исправим это!

Со дня этой публикации прошло полтора года. Ни один мускул не дрогнул на лицах чиновников Управления званий и наград Министерства Обороны РФ при виде представления о присвоении звания Героя России (посмертно) генералу армии А.И. Антонову, сделанного Российской Ассоциацией Героев и группой Маршалов Советского Союза и генералов армии. А самое главное интересна позиция Министра обороны РФ С.Б. Иванова, который решает такие вопросы, связанные с Военно-историческим престижем России не сам, а поручает это людям, которые и в принципе не знают кто такой А.И. Антонов!!!

Письмо на имя В.В. Путина, которое подписали наши Маршалы Советского Союза, и генералы армии было составлено мною с поправками генерала армии В.И. Варенникова. И когда я его составлял, я верил, что делаю благородное дело, но уверенность моя быстро ослабла, когда я подписывал это письмо у этих же военачальников. Не один из них не верил, что это обращение к Президенту РФ будет реализовано. И не потому, что Путин плохой, а потому, что этому будут мешать люди, которые и мизинца не стоят такого человека, как генерал А.И. Антонов. Я просто уверен, что такие вопросы (ходатайство о присвоении звания или награждении) должен решать лично Министр Обороны России, а Главное Управление кадров МО должно лишь выполнять оформительские функции, а не решать, кто достоин, а кто нет. Четыре Маршала Советского Союза (!!!!!!!!) и три генерала армии (все участники войны) считают, что Антонов достоин звания Героя, а один генерал-лейтенант из ГУКа считает, что нет!!!! Уважаемый товарищ Министр Обороны! Сергей Борисович! Вам не стыдно?!

Главный редактор альманаха «Награда» А. Павликов

Письмо группы военачальников Президенту Путину Ответ Вице-губернатора Санкт-Петербурга главному редактору альманаха "Награда" Письмо Президенту республики Беларусь Ответ администрации Президента Республики Белорусь Ответ ГУКа МО РФ

Назад

nagrada-info.narod.ru

Генерал армии: Алексей Антонов | Красноярское Время

Loading ... Loading ... Просмотров: 80

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 15 (28) сентября 1896 года в городе Гродно, в семье офицера 26-й артиллерийской бригады. Отец – Иннокентий Алексеевич (ум.1908 г.). Мать – Тереза Ксаверьевна (ум.1915 г.).

Семья Антоновых была обыкновенной семьей командира батареи с небольшим доходом. В 1915 году Алексей поступил в Петербургский университет, но вскоре из-за материальных трудностей был вынужден прервать учебу и пойти работать на завод.

В 1916 году Алексея Антонова призывают в армию и направляют в Павловское военное училище. По окончании курса обучения новоиспеченного прапорщика назначают в лейб-гвардии Егерский полк.

Участвуя в боях на полях Первой мировой войны, молодой офицер А.Антонов был ранен и награжден орденом Святой Анны IV степени с надписью: “За храбрость”. После выздоровления солдаты избирают его помощником полкового адъютанта.

В мае 1918 года прапорщик Антонов был уволен в запас. Учился на вечерних курсах Лесного института, работал в продовольственном комитете Петрограда, а в апреле 1919 года был призван в РККА. С этого момента Алексей Иннокентьевич посвятил всю свою жизнь служению Родине в рядах ее Вооруженных Сил.

Начал он службу в должности помощника начальника штаба 1-й Московской рабочей дивизии, сражавшейся на Южном фронте. После тяжелых боев в июне 1919 года остатки этой дивизии были переданы в состав 15-й Инзенской стрелковой дивизии. В этой дивизии А.И.Антонов прослужил до августа 1928 года, занимая различные штабные должности. За активное участие в форсировании Сиваша он был награжден Почетным оружием Революционного Военного Совета Республики, а в 1923 году ему была вручена Почетная грамота.

В 1928 году молодой командир поступает в Академию имени М.В.Фрунзе, по окончании которой его назначают начальником штаба 46-й стрелковой дивизии в городе Коростень. В 1933 году он окончил оперативный факультет этой же академии и вновь уехал на прежнюю должность. В октябре 1934 года А.И. Антонов стал начальником штаба Могилев-Ямпольского укрепрайона, а в августе 1935 года – начальником оперативного отдела штаба Харьковского военного округа.

В октябре 1936 года открывается Академия Генерального штаба РККА. В числе первых слушателей этого учебного заведения были А.М. Василевский, Л.А. Говоров, И.Х. Баграмян, Н.Ф. Ватутин и А.И. Антонов.

По окончании академии в 1937 году Алексей Иннокентьевич был назначен начальником штаба Московского военного округа.

В конце 1938 года А.И.Антонова назначают старшим преподавателем, а через некоторое время – заместителем начальника кафедры общей тактики Военной академии имени М.В.Фрунзе. В феврале 1940 года ему присвоено ученое звание доцента, а в июне этого же года – воинское звание генерал-майора. В марте 1941 года А.И.Антонов назначен на должность заместителя начальника штаба Киевского Особого военного округа.

Началась Великая Отечественная война. В августе 1941 года генерал-майор А.И.Антонов назначен начальником штаба Южного фронта. К этому времени войска фронта вели напряженные оборонительные бои. В ходе этих боев штабом Южного фронта была подготовлена и в ноябре проведена Ростовская наступательная операция, в результате которой была разгромлена 1-я немецкая танковая армия. Был освобожден Ростов-на-Дону, а противник отброшен от этого города на 60 – 80 километров. За успешные действия в Ростовской операции А.И.Антонов был награжден орденом Красного Знамени, ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта.

С июля 1942 года Алексей Иннокентьевич последовательно возглавлял штабы Северо-Кавказского фронта, Черноморской группы войск и Закавказского фронта. Войска этих фронтов, проявив исключительную стойкость, остановили врага, не дав ему овладеть Черноморским побережьем и прорваться в Закавказье. За гибкое и умелое руководство войсками генерал-лейтенант А.И.Антонов был награжден вторым орденом Красного Знамени.

В декабре 1942 года приказом Ставки Верховного Главнокомандования Алексей Иннокентьевич назначается первым заместителем начальника Генерального штаба и начальником Оперативного управления. С этого времени началась активная работа А. И. Антонова в этом высшем органе управления Красной Армией.

Работа в Генеральном штабе сложна и многогранна. В его функции входили сбор и обработка оперативно-стратегической информации об обстановке, складывавшейся на фронтах, подготовка оперативных расчетов и предложений по использованию Вооруженных Сил, непосредственная разработка планов военных кампаний и стратегических операций на театрах военных действий. На основе решений Ставки и Верховного Главнокомандующего Генеральный штаб готовил директивы командующим фронтами, флотами и видами Вооруженных Сил и их штабам, готовил приказы народного комиссара обороны, осуществлял контроль за их исполнением, следил за подготовкой стратегических резервов и их правильным использованием.

На Генеральный штаб была возложена также задача обобщения передового боевого опыта объединений, соединений и частей. Генштаб разрабатывал важнейшие положения в области военной теории, готовил предложения и заявки на производство военной техники и вооружений. Он являлся также ответственным за координацию боевых действий партизанских формирований с соединениями Красной Армии.

В январе 1943 года генерал А.И.Антонов в качестве представителя Ставки был направлен на Брянский, а затем на Воронежский и Центральный фронты. Воронежско-Касторненская операция, в ходе которой Алексей Иннокентьевич занимался координацией действий войск, была успешно завершена. Были освобождены города Воронеж и Курск. По представлению А.М.Василевского генерал-лейтенант А.И.Антонов был награжден орденом Суворова I степени.

По окончании этой командировки Алексей Иннокентьевич стал бывать в Ставке по нескольку раз в день. Он тщательно анализировал поступавшую с фронтов информацию, заслушивал многих генералов и офицеров, согласовывал наиболее важные вопросы с командованием фронтов и докладывал предложения Верховному Главнокомандующему.

В апреле 1943 года А.И.Антонову присваивается воинское звание генерал-полковника, а в мае он освобождается от обязанностей начальника Оперативного управления, оставаясь первым заместителем начальника Генерального штаба.

Первой большой стратегической операцией, в планировании которой А.И.Антонов принимал непосредственное участие, была Курская битва. За организацию и подготовку этого сражения он был награжден орденом Отечественной войны I степени. Готовящемуся противником мощному наступлению на Курской дуге советское Верховное Главнокомандование решило противопоставить глубоко эшелонированную, непреодолимую оборону, обескровить немецкие войска, а затем контрнаступлением завершить их разгром. В результате Красная Армия нанесла противнику такое поражение, от которого фашистская Германия уже не смогла оправиться.

Была создана прочная основа для проведения широких наступательных операций на всем фронте в целях полного изгнания врага с советской территории.

За блестяще спланированную и успешно проведенную операцию на Курской дуге в августе 1943 года А.И.Антонову было присвоено воинское звание генерала армии.

Важной вехой в жизни Алексея Иннокентьевича стала Белорусская операция. В ходе ее подготовки и проведения в полной мере раскрылись его выдающиеся организаторские способности и стратегические дарования. 20 мая 1944 года генерал представил на рассмотрение Ставки план этой операции, получившей кодовое наименование “Багратион”. Была проведена огромная работа по скрытному сосредоточению войск и боевой техники, мероприятия по дезинформации противника. Начавшееся наступление явилось полной неожиданностью для гитлеровских войск.

В результате мощных ударов четырех фронтов советские войска разгромили группу армий “Центр”, освободили Белоруссию, часть Литвы и Латвии, вступили на территорию Польши и подошли к границам Восточной Пруссии, продвинувшись на 550 – 600 километров и расширив фронт наступления более чем на 1000 километров. За организацию и проведение этой операции Алексей Иннокентьевич вновь был награжден орденом Суворова I степени.

Белорусская операция еще больше укрепила деловые взаимоотношения А.И. Антонова с Верховным Главнокомандующим. Именно в этот период И.В. Сталин все чаще и чаще поручает Алексею Иннокентьевичу ответственные задания, внимательно выслушивает его, особенно по оперативным вопросам. Гораздо чаще Верховный Главнокомандующий начал обращаться к нему и по многочисленным проблемам взаимоотношений с союзниками. Известный авиаконструктор А.С. Яковлев писал: “Антонов был очень близок к Сталину, который считался с его мнением, питал к нему явную симпатию и доверие, проводил с ним долгие часы, обсуждал положение на фронтах и планировал будущие операции”.

Командующие войсками, приезжавшие в Ставку, прежде чем идти к Верховному Главнокомандующему, шли к А.И. Антонову и советовались с ним по своим планам и всем вопросам подготовки боевых действий. Представители Ставки, направляя свои доклады И.В. Сталину, непременно адресовали их копию “товарищу Антонову”, зная, что генерал предпримет по этим докладам все необходимое точно и в срок.

Во второй половине 1944 года стало ясно, что именно А.И.Антонову будет поручено возглавить группу советских военных экспертов на предстоящей конференции глав трех правительств. Крымская конференция начала свою работу 4 февраля 1945 года с обсуждения военных вопросов. Главы правительств СССР, США и Великобритании рассмотрели обстановку на европейских фронтах. Доклад о положении на советско-германском фронте сделал генерал армии А.И. Антонов. В ходе переговоров на него была возложена обязанность координировать действия стратегической авиации союзников.

В феврале 1945 года Алексей Иннокентьевич был награжден орденом Ленина. Представляя его к этой награде, Маршал Советского Союза А.М. Василевский писал: “Генерал армии Антонов А.И., будучи Первым Заместителем нач. Генштаба, фактически с весны 1943 года несет на себе всю тяжесть работы нач. Генштаба при Ставке Верховного Главнокомандования и вполне с нею справляется. Отлично руководит работой всего Центрального аппарата НКО”.

После гибели И.Д. Черняховского командующим 3-м Белорусским фронтом был назначен А.М. Василевский, а А.И. Антонов стал начальником Генерального штаба Красной Армии. Одновременно он был включен в состав Ставки ВГК.

Карта Берлина и прилегающих к нему районов появилась на столе у Алексея Иннокентьевича летом 1944 года, в период проведения Белорусской операции. А 1 апреля 1945 года в Ставке был заслушан его доклад об общем плане Берлинской операции. За десять дней советские войска окружили Берлинскую группировку противника и соединились на реке Эльбе с войсками союзников.

8 мая 1945 года Германия подписала акт о безоговорочной капитуляции, а через несколько дней советские войска разгромили группировку немецко-фашистской армии в Чехословакии. 4 июня 1945 года “за умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования в деле проведения боевых операций большого масштаба” генерал армии А.И. Антонов был награжден высшим полководческим орденом “Победа”.

В первых числах июня 1945 года Генеральный штаб под руководством А.И. Антонова вместе с А.М. Василевским завершил разработку плана войны с Японией. На Потсдамской конференции генерал проинформировал об этом военных представителей США и Великобритании. 7 августа И.В. Сталин и А.И. Антонов подписали приказ о начале боевых действий против Японии с утра 9 августа.

В трудных условиях этого театра войны Красная Армия нанесла сокрушительный удар по японским вооруженным силам. Советскими войсками были полностью освобождены Маньчжурия, Ляодунский полуостров, Северная Корея, южная часть острова Сахалин и Курильские острова.

Сразу же по окончании войны в Европе Генеральный штаб занялся разработкой плана демобилизации воинов старших возрастов из армии и флота и быстрейшего возвращения их домой и вовлечения в деятельность по восстановлению страны. В течение 1945 года были расформированы все фронты и многие армии, корпуса и отдельные части, сокращено количество военно-учебных заведений.

В марте 1946 года Маршал Советского Союза А.М. Василевский снова вступил в должность начальника Генерального штаба, а генерал армии А.И. Антонов стал его первым заместителем. Именно на него была возложена вся ответственность за исполнение Закона о демобилизации и проведение ряда других организационных мероприятий. В течение 1945 – 1948 годов было демобилизовано более 8 миллионов человек, кадровые войска организационно были сведены в военные округа.

В конце 1948 года генерал назначается первым заместителем, а с 1950 года – командующим войсками Закавказского военного округа. Теперь в основе жизни и деятельности войск лежали не бои и сражения, а боевая подготовка в условиях мирного времени. Требовалось заниматься вопросами подготовки командиров и штабов тактического и оперативного звена, изучать новую военную технику и вооружение.

Осенью 1953 года в Закавказском военном округе под руководством генерала армии А.И. Антонова были проведены крупные маневры, на которых личный состав проявил исключительную физическую выносливость, моральную выдержку и воинское мастерство.

В 1949 году был создан военно-политический блок НАТО. Началась так называемая “холодная война”. В ответ 14 мая 1955 года Советский Союз и его союзники подписали в Варшаве Договор о дружбе, сотрудничестве и военной помощи.

За год до создания организации Варшавского Договора генерал армии А.И. Антонов вновь был назначен первым заместителем начальника Генерального штаба и членом коллегии Министерства обороны СССР. А с подписанием Договора он был избран Генеральным секретарем Политического консультативного комитета и назначен начальником штаба Объединенных вооруженных сил.

Находясь на этом посту, Алексей Иннокентьевич много времени отводил разработке вопросов оперативного, организационного и военно-научного характера, проведению мероприятий по техническому оснащению войск, их боевой и оперативной подготовке.

В короткий срок был налажен аппарат управления для армий стран Варшавского Договора, организовано обучение войск совместным действиям в современной войне. Неутомимый начальник штаба Объединенных вооруженных сил лично участвовал во многих учениях войск союзных стран, помогая нашим друзьям и делясь с ними своим бесценным опытом.

С 1946 года в течение 16 лет А.И. Антонов был депутатом Верховного Совета СССР. Он часто встречался со своими избирателями, чутко относился к их запросам, предложениям и просьбам.

Алексей Иннокентьевич любил семью, с глубоким уважением относился к памяти отца и матери. Чтение, театр, шахматы, фотография, лыжи, гребля, волейбол, прогулки в лесу и путешествия были его любимым отдыхом.Будучи аккуратным, зная цену времени, он требовал этого и от других. Любил людей прямых, открытых, превыше всего ценил в них самостоятельность, преданность своему делу. Его всегда возмущали грубость, недобросовестность, ложь, неуважение к человеческому достоинству. Краткую, но в то же время емкую и высокую оценку А.И. Антонову дал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков: “Алексей Иннокентьевич был в высшей степени грамотный военный, человек большой культуры и обаяния”.

Алексей Иннокентьевич умер на службе в расцвете творческих сил, в возрасте 65 лет. Случилось это 18 июня 1962 года. Похоронен он на Красной площади в Москве.

На здании Военной академии имени М.В. Фрунзе и на доме, в котором он родился, в Гродно, установлены мемориальные доски. Его именем названы улицы в Москве и на родине. Имя выдающегося военачальника присвоено Ленинградскому высшему военно-топографическому командному училищу и средней школе № 11 в Гродно.

Благодарная Родина высоко оценила одного из своих лучших сыновей. А.И. Антонов награжден орденом “Победа”, тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I степени, орденами Кутузова I степени, Отечественной войны I степени, четырнадцатью иностранными орденами и многими медалями.

«Правда о Советской эпохе»

Опубликовал: admin | Дата: Авг 18 2017 | Метки: Калейдоскоп | Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

krasvremya.ru

Генерал Армии Алексей Антонов - Русская электронная библиотека

Случайный отрывок из книги :

Окончив академию, в годы перед Великой Отечественной войной А. И. Антонов одно время служил начальником штаба Московского военного округа, затем готовил кадры командиров, работая на кафедре общей тактики Военной академии имени М. В. Фрунзе. Вторая мировая война вынуждала ускорить создание массовых контингентов хорошо подготовленных командиров частей и подразделений Советской Армии, и Антонов полностью отдавал себя этому важному и трудному делу.

Великая Отечественная война застала А. И. Антонова на посту заместителя начальника штаба Киевского особого военного округа. Теперь, когда началась невиданная по напряженности и ожесточению вооруженная борьба, когда дело шло о свободе и независимости Советского государства, о победе над наиболее сильным, коварным и отлично подготовленным врагом, каким являлась гитлеровская армия, военно-стратегические дарования Алексея Иннокентьевича развернулись в полную силу. С первых дней войны он возглавил группу, предназначенную для формирования управления Южного фронта. Поставленную задачу успешно выполнил и в августе 1941 года был назначен начальником штаба этого фронта. В июле 1942 года Антонов занял такую же должность вначале на Северо-Кавказском, а затем на Кавказском фронтах. Его действия на посту начальника штаба фронтов, где отличные знания должны были подкрепляться незаурядными организаторскими способностями, умением проникнуть в замыслы врага и затем предложить способы для их разрушения, были такими четкими и целесообразными, что обратили на себя внимание высших начальников.

Вся последующая деятельность Алексея Иннокентьевича связана с Генеральным штабом Вооруженных Сил Советского Союза. Вот на ней-то я позволю себе остановиться более подробно. Я считаю необходимым сделать это потому, что было бы слишком упрощенным рисовать образ А. И. Антонова, ограничиваясь общими мазками, свойственными краткой биографической справке. Кроме того, моя собственная судьба сложилась так, что начиная с весны 1940 года я нес службу в Генеральном штабе и поэтому с момента прихода туда А. И. Антонова имел возможность работать и постоянно с ним общаться.

С прибытия А. И. Антонова в Генштаб я и продолжу свой рассказ, сделав предварительно еще одно небольшое отступление для пояснения.

В нашей литературе Генштабу не повезло. О нем, как и о Ставке Верховного Главнокомандования, до последнего времени ничего почти не было написано. А если в каких-то книгах и заходила речь об этом, то преимущественно в смысле отрицательном: дескать, сидели там в шикарных кабинетах люди, совершенно оторванные от жизни, и пытались управлять войной по глобусу.

К счастью, на самом деле было не так. Ставка Верховного Главнокомандования и ее рабочий орган - Генеральный штаб - твердо держали в своих руках и планирование кампаний войны, и руководство операциями, распоряжались резервами, тщательнейшим образом следили за развитием событий на огромных пространствах, охваченных войной. Ни один поворот фронта или армий не проходил без их ведома. Ни на минуту не утрачивались здесь живые контакты с войсками. Представители Ставки и Генерального штаба все время находились на решающих участках в действующей армии, контролировали исполнение директив и приказов Верховного Главнокомандующего, вносили свои предложения по ходу боев.

О том, что Ставка и Генеральный штаб успешно справлялись со своими задачами, свидетельствуют итоги Великой Отечественной войны. В соревновании воли, знаний, искусства управления войсками они одержали верх над высшим военным руководством гитлеровской Германии. Как бы вы ни были молоды, читатель, или далеки от военного дела, вы в состоянии разобраться, что именно в этом заключается главный критерий, позволяющий правильно оценить все то, что было свершено всеми советскими людьми, и в том числе теми, кто стоял у руководства вооруженной борьбой в годы минувшей войны.

Коллектив Генерального штаба внес свою немалую лепту в достижение великой нашей победы над врагом. Я хочу подчеркнуть заслугу именно коллектива, потому что только коллективный разум и коллективный опыт в состоянии были охватить с должной полнотой явления войны и найти пути правильного решения труднейших задач, возникавших перед Вооруженными Силами. Однако всякий коллектив слагается из отдельных лиц - руководителей и исполнителей.

Алексей Иннокентьевич Антонов и был одним из тех руководителей Генерального штаба, кто отдал всего себя без остатка порученному народом и партией делу и испытал на своих плечах бремя ответственности за решение сложнейших задач вооруженной борьбы.

В июне 1942 вода Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников из-за крайнего нездоровья был вынужден покинуть пост начальника Генерального штаба и перейти на более спокойную работу начальника Высшей военной академии. На его место был назначен -А. М. Василевский, ранее возглавлявший Оперативное управление Генштаба.

Александр Михайлович Василевский почти с самого начала Великой Отечественной войны - с 25 августа 1941 года - возглавлял Оперативное управление и одновременно был заместителем начальника Генерального штаба. Глубокое знание природы войны и способность предвидеть ход и исход самых сложных сражений выдвинули его впоследствии в первый ряд советских военных руководителей.

Авторитет Василевского, вполне понятно, повышал значение повседневной работы и всего коллектива Оперативного управления. Уход Василевского чрезвычайно тяжело сказался на работе этого ведущего в Генеральном штабе управления. Начался период смены начальников. В течение каких-нибудь полугода эту должность занимали генералы А. И. Бодин, дважды А. Н. Боголюбов, В. Д. Иванов, а между ними временно исполняли обязанности генералы П. Г. Тихомиров, П. П. Вечный и Ш. Н. Гениатуллин.

Положение осложнялось тем, что по условиям работы Ставки Верховного Главнокомандования А. М. Василевский уже и после назначения на должность начальника Генерального штаба большую часть времени находился на фронтах и не мог руководить Генштабом. Сталин посылал его туда всякий раз, когда возникала необходимость поглубже проанализировать тот или иной вопрос и выработать наиболее верное решение, сформулированное в виде готовых предложений. Работу начальника Генштаба в таких случаях по необходимости исполнял комиссар Генштаба генерал-майор Ф. Е. Боков - прекрасный человек, хороший партийный работник, но для выполнения чисто оперативной функции не подготовленный.

Длительные разъезды по фронтам начальника Генерального штаба, частая смена начальников Оперативного управления создали у нас атмосферу нервозности, из-за чего нередко нарушались ритм и четкость в работе. За короткое время пребывания во главе управления никто из вновь назначаемых начальников не успевал как следует войти в курс дела, врасти в обстановку, а значит, и не мог уверенно чувствовать себя при выезде в Ставку для доклада. Приходилось "на всякий случай" держать возле себя начальников направлений - вдруг понадобится какая-либо справка. В "предбаннике", как мы называли приемную начальника Оперативного управления, всегда было полно народу. Некоторые и здесь пытались что-то сделать, сидели, склонившись над какими-то документами, но большинство теряло время попусту, протирая диваны. Иногда из Ставки звонили по телефону, кто-нибудь из офицеров отвечал на поставленный вопрос, и потом опять все погружалось в ожидание. Иногда в Ставку вызывались начальники направлений для более детального доклада. Вот такой была обстановка, в которой проходила работа Генштаба летом и осенью 1942 года.

Отлично понимая, сколь отрицательно сказывается на работе Генштаба частое отсутствие на месте его начальника, Александр Михайлович настойчиво искал себе достойного заместителя. И такой человек был найден. В начале декабря мы узнали, что на должность начальника Оперативного управления и заместителя начальника Генштаба по рекомендации А. М. Василевского назначен генерал-лейтенант А. И. Антонов, занимавший до того пост начальника штаба Закавказского фронта. Многие его знали и одобрительно отзывались о нем. Другие, скептики, говорили, что судить будут после двух-трех поездок в Ставку: как он с этим справится.

Вскоре А. И. Антонов прибыл в Москву. Мне пришлось его встречать, так как в то время я возглавлял южное направление.

Уже с первых дней работы в управлении почувствовалось, что прибыл недюжинный человек и большой знаток штабной службы и что теперь дело пойдет. Антонов повел себя очень умно. Он детально знакомился с людьми, тщательно изучал оперативную обстановку на фронтах и не спешил с докладом в Ставку, как его предшественники, а сразу же с головой окунулся в текущие дела Оперативного управления. Суточный цикл в нем, как и во всем Генеральном штабе, начинался с семи утра. В этот час начальники направлений, ведавшие каждый делами одного фронта, приступали к сбору обстановки за прошедшую ночь. К каждому из них являлся представитель разведки и уточнял на карте данные о противнике. Одновременно обобщались сведения о положении и состоянии своих войск. В этом начальникам направлений помогали все другие органы Генштаба, каждый по роду своей деятельности.

А у начальника Оперативного управления не смолкали телефонные звонки. Он вел переговоры с начальниками штабов фронтов, лично уточнял обстановку. Они обязательно звонили сами, если в течение ночи был достигнут серьезный успех, занят важный пункт. При неудачах со звонками не спешили. Но когда гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе: в этом случае приходилось вызывать на провод "запоздавшего", и истина прояснялась.

По мере готовности материалов появлялись с докладами начальники направлений. Само собою разумеется, доклады эти не были длинными. Мы все детально знали обстановку, и поэтому часто докладчик не произносил ни слова, а просто сверял свою карту с картой начальника управления, разложенной на столе. Если обнаруживались какие-то расхождения, он обращал на них внимание начальника, говорил, что надо дополнить. В иных случаях у начальника Оперативного управления были более свежие данные, полученные в результате переговоров со штабом фронта. При таком стечении обстоятельств начальник направления вносил исправления на свою карту. И лишь изредка, когда расхождения оказывались слишком уж значительными или по каким-то другим причинам возникали сомнения относительно истинного положения войск, тут же еще раз вызывали по ВЧ штаб фронта для нового уточнения обстановки.

Осваиваясь со всем этим порядком работы, генерал А. И. Антонов выразил неудовлетворенность ведением обстановки на картах. Она велась на каждом направлении по-разному, и ее трудно было читать без помощи автора карты. Впоследствии с помощью Алексея Иннокентьевича в атом важном деле был наведен образцовый порядок. Четкость ведения карт стала, можно сказать, идеальной. В Оперативном управлении стали применять единые условные цвета и знаки для определенного времени и любого вида боевых действий. Неукоснительное исполнение этого однажды установленного порядка и длительная практика позволяли легко читать обстановку с карты любого направления без пояснений. В высшей мере добросовестное отношение офицеров и генералов ко всем "мелочам" службы избавляло от многих непроизводительных потерь времени и, главное, ограждало от ошибок.

www.rubiteka.ru

Генерал Армии Алексей Антонов читать онлайн, Штеменко Сергей Матвеевич

Штеменко С

Штеменко С

Генерал Армии Алексей Антонов

С. ШТЕМЕНКО

ГЕНЕРАЛ АРМИИ АЛЕКСЕЙ АНТОНОВ

1916 год. Первая мировая война в разгаре. Воюющие державы призывают под ружье все новые контингенты мужчин и бросают их в пекло сражений... В этот год на призывной пункт вызвали и Алексея Антонова. Как ни странно, но для него призыв в армию означал возобновление прерванной незадолго до этого учебы. Это было даже нечто вроде удачи в цепи потрясений, которые довелось пережить ему в последние годы.

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 15 сентября 1896 года в городе Гродно в семье командира батареи царской армии. Жизнь семьи офицера невысокого ранга в небольшом крепостном гарнизоне никогда не была легкой. И все же, пока служил отец, у нее были средства к существованию. Отец умер, когда сыну Алексею не исполнилось и двенадцати лет. А в 1914 году умерла мать. С ее смертью прекратилась выдача пенсии за отца. Теперь жить было уже совсем не на что. По совету знакомых Алексей Антонов перебрался в Петроград. Здесь он все-таки закончил гимназию без оплаты за обучение как неимущий сын офицера. В 1915 году поступил даже в университет. Учиться, однако, не пришлось, нужда заставила пойти работать на завод.

И вот теперь, после призыва в армию, его, как бывшего студента, направили в Павловское военное училище. Ускоренный курс обучения военного времени был закончен к декабрю того же года. Затем новоиспеченного прапорщика Антонова зачислили в егерский полк. В июле 1917 года он уже участвовал в затеянном Временным правительством бессмысленном и безнадежном наступлении. В боях получил ранение, был награжден орденом за храбрость.

Боевая служба прапорщика Алексея Антонова проходила в бурные дни революционных событий. Страна шла от Февральской буржуазно-демократической революции к пролетарскому Октябрю. Кипела солдатская масса на фронте, и молодой офицер, чутко принимавший к сердцу чаяния и тревоги народа, все более сближался с людьми в серых шинелях - солдатами. Его избрали помощником полкового адъютанта. В этой должности в составе полка он участвовал в разгроме корниловского мятежа и принял всей душой Великую Октябрьскую социалистическую революцию. По расформировании частей царской армии А. И. Антонов 1 мая 1918 года уволился в запас. До апреля 1919 года работал в продовольственном комитете Петрограда.

В запасе пришлось быть недолго. Иностранные интервенты и внутренняя контрреволюция развязали в стране гражданскую войну. В. И. Ленин и Коммунистическая партия организовали вооруженный отпор врагам. Миллионами штыков ощетинилась созданная в ходе войны Красная Армия.

1919 год был для Советской России годом трудным и славным. Полчища врагов рвались к самому сердцу Страны Советов. Однако не пришлось им торжествовать. На зов партии "Все на борьбу с Деникиным!" откликнулись сотни тысяч рабочих, крестьян, представителей трудовой интеллигенции, которые остановили, а затем и разгромили врага.

В жизни Антонова наступил новый этап - 11 апреля 1919 года он встал под боевые красные знамена и с тех пор непрерывно шел в рядах воинов Советских Вооруженных Сил. Сначала Первая Московская рабочая, затем Пятнадцатая Инзенская дивизия, где он служил на штабных должностях. В их составе он бил врага под Луганском и Лисками, под Валуйками и Волчанском, Коротояком, Ростовом-на-Дону и Азовом. В марте 1920 года Антонов был участником завершающих боев против деникинцев на Северном Кавказе и добивал последних белогвардейцев в Новороссийске. Затем, уже на заключительном этапе войны, он вначале участвовал в отражении войск Врангеля, наступавших из Крыма, а в ноябре 1920 года в составе той же Пятнадцатой Инзенской дивизии, которая форсировала Сиваш, сражался против армии белых в Крыму.

Мирные годы между гражданской и Великой Отечественной войнами были для Алексея Иннокентьевича Антонова временем глубокой и напряженной учебы и работы по укреплению боеготовности частей и соединений Советской Армии, периодом становления как коммуниста и военачальника с большим общим политическим и военным кругозором. В 1926 году тридцатилетний красный командир вступает в кандидаты РКП (б). Через два года он член партии и слушатель основного (командного) факультета Военной академии имени М. В. Фрунзе.

В процессе учебы выявились его большие способности к военному делу, склонность к научным исследованиям и аналитический склад ума. В стенах академии Антонов успешно осваивает французский язык и получает квалификацию военного переводчика. Он окреп физически, стал выносливым, научился отлично стрелять. Его аккуратность, настойчивость и добросовестность, живой пытливый ум обращают на себя внимание начальников. "В общественной и партийной работе силен", - отмечается в одной из аттестаций, написанных тогда на А. И. Антонова.

После окончания академии, проработав некоторое время в войсках на должности начальника штаба Сорок шестой стрелковой дивизии, Алексей Иннокентьевич вновь вернулся к учебе и в 1933 году окончил оперативный факультет Военной академии имени М. В. Фрунзе. Эту академию окончили многие знаменитые в будущем советские военачальники - И. С. Конев, Р. Я. Малиновский, Ф. И. Толбухин, П. С. Рыбалко, Я. Н. Федоренко, М. С. Малинин, И. X. Баграмян, В. В. Курасов и другие, - чьи дарования широко раскрылись в годы Великой Отечественной войны. Учеба на оперативном факультете Военной академии стала важной ступенью роста теоретических знаний и практических навыков А. И. Антонова. Он формировался и вырастал в крупного военного специалиста-оператора. "Отличный оперативно-штабной работник. Готов для работы в высших штабах" - так с большим предвидением характеризовал его начальник и комиссар факультета Г. С. Иссерсон.

По окончании оперативного факультета А. И. Антонов служил последовательно начальником штаба Сорок шестой стрелковой дивизии, укрепленного района и начальником Первого (оперативного) отдела штаба Харьковского военного округа. Несмотря на большую загруженность служебными делами, он постоянно стремился к расширению и обогащению своего военного кругозора, повышению знаний. Работа в штабе военного, округа способствовала развитию его эрудиции и общей культуры. Следует отметить, что Алексей Иннокентьевич не останавливался на достигнутом, постоянно расширял свой общий и военный кругозор, отличался исключительной работоспособностью.

Учтя выдающиеся способности А. И. Антонова, командование округа в 1936 году направило его учиться в открывшуюся тогда Академию Генерального штаба РККА. Создание этого высшего военно-учебного заведения было ведением времени. Красная Армия, во всех отношениях вполне современная, не имела еще в необходимом количестве кадров с высокой оперативно-стратегической подготовкой. Вплоть до 1936 года командный состав, призванный руководить такими войсковыми оперативными объединениями, как армия и фронт, готовился только на одногодичном факультете Академии имени М. В. Фрунзе. Но во второй половине тридцатых годов жизнь настоятельно потребовала наладить более массовую и глубокую подготовку руководящих военных кадров. К тому же надо было развивать теорию оперативного искусства, чем Академия имени М. В. Фрунзе из-за своего профиля в должных размерах заниматься не могла. Учитывая все это, Коммунистическая партия и Советское правительство и приняли решение об организации нового высшего военно-учебного заведения Советских Вооруженных Сил.

В Академию Генерального штаба собрали весь цвет тогдашних теоретиков военного дела. Среди них - В. А. Меликов, Д. М. Карбышев, Н. Н. Шварц, А. И. Готовцев, Г. С. Иссерсон, А. В. Кирпичников, Н. А. Левицкий, Н. И. Трубецкой, Ф. П. Шафалович, Е. А. Шиловский, В. К. Мордвинов, П. П. Ионов. Многим из профессоров Алексей Иннокентьевич Антонов был уже известен по предшествующим годам учебы на основном, а затем и на оперативном факультете Академии имени М. В. Фрунзе.

В свою очередь, Антонову также не нужно было привыкать к манере чтения и ведения семинарских занятий тем или иным преподавателем. У него, кстати, как и у очень многих других слушателей академии, особой популярностью пользовался Дмитрий Михайлович Карбышев, ученый-инженер, умевший преподнести свой, казалось бы, "сухой предмет" очень остроумно, оригинально. Простыми методами он помогал слушателям запоминать сложные технические расчеты. Вот, например, в его интерпретации формула для расчета сил и средств оборудования позиций заграждениями из колючей проволоки, удобная для запоминания: один батальон, один час, один километр, одна тонна, один ряд. Шутники-острословы переиначили ее: один сапер, один топор, один день, один пень. Шутка дошла до Карбышева и нисколько не обидела его. Он ценил острое слово и сам при случае любил пошутить. Пожалуй, ни одна из его лекций не обходилась без этого.

Более строгими по тону, более "академичными", но столь же глубокими, содержательными были лекции Г. С. Иссерсона по оперативному искусству и стратегии, а также лекции по тактике высших соединений, которые читал А. В. Голубев. Отлично знали свой предмет и были великолепными методистами такие талантливые преподаватели, как А. В. Кирпичников, В. К. Мордвинов, Е. А. Шиловский, С. Н. Красильников.

Очень сильный в академии подобрался и состав военных историков. Они умели строить свои лекции таким образом, что слушателям была ясно видна не только общая линия развития армий и способов военных действий, но и то, что с пользой можно взять из прошлого для современности. Особенно выделялся в этом отношении В. А. Меликов, с увлечением читавший историю первой мировой войны. Автор этих строк хорошо помнит, как иногда он увлечется настолько, что сядет, бывало, лицом к схемам, развешанным на стойках, и ведет свой интересный красочный рассказ, повернувшись спиной к аудитории. Звенит звонок на перерыв, а лекция все продолжается. И даже завзятые курильщики не спешат ...

knigogid.ru

Антонов Алексей Иннокентьевич. Генерал армии, начальник штаба МВО в 1937-1938 гг.

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 3 (15) сентября 1896 года в г. Гродно Могилёвской губернии (ныне - областной центр в Белоруссии) в семье военного. Татарин.

Отец - Иннокентий Алексеевич Антонов. Капитан русской армии, артиллерист. Умер в 1908 г.

Мать - Терезия Ксаверьевна Антонова, домохозяйка. Умерла в 1915 г.

  • 1904-1914 гг. - семья Антоновых живет в г. Острог Волынской губернии. Антонов учится в городской гимназии.
  • В 1914 г. - семья Антоновых эвакуировалась в Санкт-Петербург к родственникам матери.
  • 1915 г. - Антонов оканчивает гимназию и поступает на физико-математический факультет Петроградского университета, но из-за тяжелых материальных условий прервал учебу и пошел работать на завод рабочим-браковщиком.
  • Сентябрь 1916 г. - февраль 1917 г. - Антонов призван в армию и направлен в 1-е Павловское военное училище.
  • Февраль 1917 г. - Антонов произведен в прапорщики и зачислен в Лейб-гвардии Егерский полк.
  • Июнь 1917 г. - участвовал в боях у г. Станислав. Ранен осколком снаряда в голову и эвакуирован в Санкт-Петербург.
  • Августа (?) 1917 - 1 мая 1918 г. - после лечения - помощник полкового адъютанта Лейб-гвардии Егерского полка. Август 1917 г. - участвовал в боях с мятежниками Корнилова.
  • 1 мая 1918 года - уволен в запас.
  • Май 1918 г. - апрель 1919 г. - работает в продовольственном комитете Петрограда, учится в Петроградском лесном институте.
  • 11 апреля 1919 г. - Антонов призван в Красную армию. Участник гражданской войны.
  • Апрель-июнь 1919 г. - помощник начальника штаба 1-й Московской рабочей дивизии Южного фронта.
  • Июнь 1919 - август 1928 г. - начальник штаба 45-й бригады 15-й Инзенской стрелковой дивизии, начальник оперативной части 15-й стрелковой Инзенской (с 13.11.1920 Сивашской) дивизии. Участвовал в крымской кампании против Вооруженных Сил Юга России под командованием П. Н. Врангеля, после гражданской войны дивизия располагалась в г. Николаеве.
  • Август 1928 г. - март 1931 г. - слушатель основного (командного) факультета Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. Получает квалификацию военного переводчика (фран

zamos.ru