107 мм пушка-гаубица обр. 1932 г (МПБД). Гаубица 107 мм


107 мм пушка-гаубица обр. 1932 г (МПБД) — Альтернативная История

107 мм гаубица-пушка обр. 1932 г.
Изображение
Калибр, мм: 106,7
Количество выпущенных единиц: 13256
Расчёт, чел.: 8
Скорострельность, выстр/мин: 7-8
Скорость возки по шоссе, км/ч: до 50
Длина ствола, мм/клб: 3530/33
Масса в походном положении, кг: 3400
Масса в боевом положении, кг: 3100
Угол ВН, град: от -3 до 48
Угол ГН, град: 49

107-мм гаубица-пушка образца 1932 г. (М-60) —  русское полевое орудие периода Второй мировой войны. Это орудие серийно выпускалось с 1937 по 1946 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех значимых войнах и вооружённых конфликтах середины и конца XX века.

История создания[править]

На основании опыта Великой войны и под впечатлением превосходства германской тяжелой артиллерии русское военное руководство принимает решение о увеличении калибра дивизионной артиллерии.  Уже в 1925 году в «Журнале артиллерийского комитета» поднимается вопрос о создании нового дивизионного орудия  приспособленного к буксированию механической тягой. 11 августа 1929 года было выдано задание на разработку такого орудия.

В качестве стандартного был выбран традиционный русский калибр 107 мм в связи с наличием соответствующего оборудования и большого количества боеприпасов.

В разработке орудия принимали Обуховский и Пермский орудийные заводы. В конце концов, после проведения полевых испытаний был принят на вооружение вариант совместивший в себе лучшие качества обоих проектов. Орудие получило обозначение 107-мм гаубица-пушка образца 1932 г.

Описание конструкции[править]

М-60 являлась гаубицей-пушкой, то есть артиллерийской системой, у которой гаубичные свойства преобладают над пушечными. Орудие имело достаточно современную для своего времени конструкцию с лафетом с раздвижными станинами и подрессоренным колёсным ходом.

Ствол длиной 3530мм/33 кал. выпускался в двух разновидностях — скреплённый и моноблок.

Тормоз отката гидравлический, длина отката переменная. Накатник гидропневматический, размещается над стволом.

Затвор горизонтальный, клиновой, полуавтоматический. Спуск кнопочный или рычажный (на орудиях различных производственных серий).

Орудие оснащалось подъёмным механизмом секторного типа и поворотным механизмом винтового типа. Уравновешивающий механизм состоял из двух колонок. Лафет имел раздвижные станины и пластинчатое подрессоривание. Колёса с резиновыми шинами. Для защиты расчёта от пуль и осколков имелось щитовое прикрытие. М-60 имела передок весом около 300 кг. На походе пушка перемещалась с оттянутым стволом, на небольшие расстояния допускалась её возка с неоттянутым стволом и выключенным подрессориванием со скоростью, не превышающей 6—7 км/ч.

ru.althistory.shoutwiki.com

107-мм пушка образца 1910/30 годов Википедия

Калибр, мм Экземпляры Расчёт, чел. Скорострельность, выстр/мин Скорость возки по шоссе, км/ч Высота линии огня, мм Ствол Длина ствола, мм/клб Длина канала ствола, мм/клб Масса Масса в походном положении, кг Масса в боевом положении, кг Габариты в походном положении Длина, мм Ширина, мм Высота, мм Клиренс, мм Углы обстрела Угол , град Угол , град
107-мм пушка образца 1910/30 годов
107-мм пушка образца 1910/30 годов в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург
106,7
не менее 863
8
5—6
12 (на металлических колёсах с грузошиной)
1175
4054/38 (без дульного тормоза)
3907/36,6
3000
2535
7530 (в боевом положении)
2064 (в боевом положении)
1735 (в боевом положении)
360
от −5 до +37°
 107-мм пушка образца 1910/30 годов на Викискладе

107-мм пушка образца 1910/30 годов — тяжёлое советское артиллерийское орудие периода между Первой и Второй мировыми войнами. Данное орудие, представлявшее собой модернизацию пушки, разработанной для русской армии во Франции, производилось до середины 1930-х годов и приняло активное участие в Великой Отечественной войне в составе корпусной артиллерии и артиллерии РВГК.

История создания[ | код]

К концу 1920-х годов советскому военному руководству стало очевидно, что орудия периода Первой мировой войны начинают устаревать. Создание и серийное производство большого количества новых образцов артиллерийского вооружения в то время не представлялось возможным по двум главным причинам: недостаток опыта российской конструкторской школы, ослабленной Революцией и Гражданской войной, и общее плохое состояние промышленности. В этой ситуации было принято решение провести модернизацию старых артиллерийских систем, затронувшую большинство состоявших на вооружении РККА образцов артиллерийского вооружения. Главной целью проводимой модернизации было увеличение дальности стрельбы.

Наряду с другими орудиями, была проведена модернизация и 107-мм пушки обр. 1910 г., разработанной французской фирмой «Шнейдер» (Schneider) и принятой на вооружение русской армии под официальным наименованием «42-линейная полевая тяжёлая пушка обр. 1910 г.». Проекты модернизации орудия были разработаны двумя организациями — Орудийно-арсенальным трестом (ОАТ) и Конструкторским бюро Научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (КБ НТК ГАУ). Опытный образец орудия, разработанного ОАТ, имел ствол длиной 37,5 калибров, дульный тормоз, увеличенную зарядную камору и специальный уравновешивающий груз в казённой части ствола. Образец орудия КБ НТК ГАУ был близок к образцу ОАТ, отличаясь немного боле

ru-wiki.ru

107-мм пушка обр.1910/30г. - Буксируемая артиллерия - Сухопутные войска - Каталог статей

   Эта пушка, разработанная для царской армии специалистами фирмы «Шнейдер», благодаря исключительным боевым свойствам была оставлена на вооружении Красной Армии. В 1930 г. была проведена модернизация орудия: удлинен и оснащен дульным тормозом ствол, удлинена люлька, применено раздельное заряжание. Но основные недостатки орудия, такие, как низкая скорость транспортировки и малый угол горизонтальной наводки, не были устранены.

   107-мм полевая тяжелая пушка обр. 1910 г. первоначально изготавливалась для русской армии на заводах фирмы «Шнейдер» во Франции. Пушка использовалась в сражениях Первой Мировой и Гражданской войн. Вследствие большой настильности траектории и большого числа шрапнельных пуль (более 600) действие шрапнели этой пушки по открытым живым целям было в два с лишним раза губительнее, чем действие 76,2-мм шрапнели. Поражаемая площадь была обширнее: на средней дальности (около 4 км) — до 800 м в глубину (у 76,2-мм пушки — около 500 м) при относительно небольшой ширине — 40–50 м. Дальность стрельбы гранатой 107-мм пушки составляла до 12,5 км, что являлось весьма ценным свойством для поражения на больших расстояниях противника, находящегося в походных колоннах или в местах сосредоточения. При отличных баллистических характеристиках пушка обладала относительно малым весом и легко перевозилась конной тягой как на походе, так и на поле боя. В числе других лучших орудий русской армии 107-мм пушка обр. 1910 г. была оставлена на вооружении Красной Армии.

   К 1930 г. конструкторское бюро Оружейно-арсенального треста Артиллерийского комитета ГАУ разработало проект модернизации пушки. После проведенных в 1930 году опытных стрельб модернизированная пушка была принята на вооружение под наименованием «107-мм пушка обр. 1910/30 гг.». В результате модернизации в пушке были введены следующие конструктивные изменения: удлинен ствол на 10 калибров, принят дульный тормоз, удлинена зарядная камора, принято раздельное заряжание, в боевой комплект введен снаряд дальнобойной формы, качающаяся часть уравновешена за счет укорочения люльки на 160 мм и введения дополнительного груза сверху казенной части ствола и на задней связи люльки, в подъемном механизме изменено передаточное число.

   Несмотря на то, что в результате модернизации боевые качества пушки были значительно повышены (например, дальность стрельбы увеличилась с 12500 до 16350 м), основные ее недостатки, обусловленные конструкцией лафета, устранить не удалось: угол горизонтального обстрела составлял всего 6 градусов, а допустимая скорость передвижения — до 6 км/ч. Когда же начальник ГАУ маршал Г.И. Кулик поставил вопрос об использовании 107-мм пушки для борьбы с якобы имевшимися у Германии танками с противоснарядной броней, стало очевидным, что для этих целей пушка обр. 1910/30 гг. не подходит и необходимо разработать новую пушку. Такая пушка была разработана конструкторским бюро Ф.Ф. Петрова под обозначением М-60, однако ее валовое производство до начала войны развернуто не было. 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. как корпусное орудие использовалась на начальном этапе войны и лишь в 1944 г. была заменена 100-мм пушкой БС-3.

Боевое применение   107-мм пушки обр. 1910/30 гг. принимали участие в боях на реке Халхин-Гол, при этом четыре орудия были потеряны. Орудия этого типа участвовали также в советско-финской войне 1939—1940 годов; в частности, в 9-й армии имелся 51-й артиллерийский полк, имевший 12 таких орудий, в составе 8-й армии — 467-й артиллерийский полк (24 пушки), в 7-й армии также имелось 12 таких орудий. 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. по утверждениям обоих участвовавших в конфликте сторон потерь не понесли.

   На июнь 1941 года имелось, по разным источникам, 863 или 828 (824 в армии и 4 в составе ВМФ) таких пушек. В западных округах имелось 474 107-мм пушки (среди последних учтено и небольшое количество новых 107-мм пушек М-60). Орудия этого типа активно участвовали в Великой Отечественной войне, в 1941—1942 годах значительная часть из них была потеряна. В 1943 году в состав корпусной артиллерии было передано порядка 490 оставшихся 107-мм пушек всех типов (главным образом, обр. 1910/30 гг.), которые использовались до конца войны. К сожалению, подробностей боевого применения орудий этого типа обнаружить не удалось.

   107-мм пушки обр. 1910/30 гг. на тумбовых установках использовались для вооружения тяжёлых бронепоездов.   Оценка проекта   107-мм пушка обр. 1910/30 гг. являлась не очень существенной модернизацией орудия периода Первой мировой войны и сохранила большинство присущих орудиям того времени недостатков. Главными из них являлись:  * малый угол горизонтального наведения, обусловленный конструкцией однобрусного лафета;  * малая скорость возки из-за отсутствия подрессоривания, что существенно ограничивало подвижность орудия.

   К концу 1930-х годов, несмотря на проведённую модернизацию, максимальная дальность стрельбы также стала недостаточной. К началу Великой Отечественной войны 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. безусловно устарела. Для сравнения немецкий аналог — пушка 10,5 cm K.18 — имел подрессоренный лафет с раздвижными станинами, обеспечивавший угол горизонтального наведения 60°, скорость возки орудия достигала 40 км/ч, а максимальная дальность стрельбы — 19 км. Модернизированное орудие 10,5 cm K.18/40 имело дальность стрельбы 21 км. Кроме того, значительная часть немецких орудий входила в состав дивизионной артиллерии — артиллерийский полк танковых и панцергренадерских дивизий вермахта имел батарею из четырёх 105-мм орудий, в то время как советские 107-мм пушки находились в корпусной артиллерии и частях РВГК. Подобная организационно-штатная структура позволяла немецким войскам весьма гибко использовать тяжёлую артиллерию, в частности, в 1941 году 105-мм пушки стали одним из важных средств борьбы с хорошо бронированными советскими тяжёлыми танками КВ.

   Несмотря на неплохую баллистику (на дистанции порядка 1 км орудие могло поразить в лоб немецкий тяжёлый танк «Тигр») использование 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. как противотанковой было затруднено малым углом горизонтального наведения и раздельным заряжанием.

   В то же время орудие имело и свои достоинства. Оно было лёгким (в два раза легче немецких аналогов), соответствуя по этому параметру 122-мм дивизионной гаубице М-30, что позволяло орудию меньше зависеть от механической тяги. Вместо специализированных тягачей 107-мм пушка могла буксироваться тяжёлыми грузовиками или лошадьми. Орудие имело простую и надёжную конструкцию, большой ассортимент боеприпасов и при правильном использовании могло действовать достаточно эффективно.

   Преемником орудия стала новая 107-мм пушка М-60, первоначально разработанная как дивизионное орудие и имевшая более мощную баллистику. К сожалению, по ряду причин производство этого орудия имело мелкосерийный характер. Кроме того, в 1943 году на базе гаубицы М-30 была создана и испытана 107-мм дивизионная пушка 9С-1, имевшая баллистику пушки обр. 1910/30 гг. Орудие выдержало полигонные испытания и было рекомендовано к принятию на вооружение, однако серийно не производилась. В какой-то мере преемником пушки можно считать 100-мм пушку образца 1943 года (БС-3), которая в конце войны также использовалась в корпусной артиллерии. В то же время, последняя имела очень мощную баллистику и являлась специализированным противотанковым орудием.

Расчёт, чел.: 8Масса в боевом положении, кг: 2536Масса в походном положении, кг 3000Калибр, мм: 107Длина ствола, мм/клб: 4054/38 (без дульного тормоза)Длина канала ствола, мм/клб: 3907/36,6Длина, мм: 7530 (в боевом положении)Ширина, мм: 2064 (в боевом положении)Высота, мм: 1735 (в боевом положении)Клиренс, мм: 360Начальная скорость снаряда, м/с: 670Угол возвышения: от -5° до 37°Угол горизонтального обстрела: 6°Скорострельность, выстр/мин: 5–6Дальность стрельбы, м: до 16350Дальность прямого выстрела, м: до 1070Высота линии огня, мм: 1175Вес снаряда, кг: 17,18Скорость возки по шоссе, км/ч: 12 (на металлических колёсах с грузошиной)

weapons-of-war.ru

107-мм полевая тяжёлая пушка образца 1910/30 годов : Операция "Барбаросса" : Русский Инженерный портал

107-мм полевая тяжелая пушка обр. 1910 г. первоначально изготавливалась для русской армии на заводах фирмы «Шнейдер» во Франции. Пушка использовалась в сражениях Первой Мировой и Гражданской войн. В числе других лучших орудий русской армии 107-мм пушка обр. 1910 г. была оставлена на вооружении Красной Армии.

К концу 1920-х годов советскому военному руководству стало очевидно, что орудия периода Первой мировой войны начинают устаревать. Наряду с другими орудиями, была проведена модернизация и 107-мм пушки обр. 1910 г., разработанной французской фирмой «Шнейдер» (Schneider) и принятой на вооружение русской армии под официальным наименованием «42-линейная полевая тяжёлая пушка обр. 1910 г.».

Проекты модернизации орудия были разработаны двумя организациями — Орудийно-арсенальным трестом (ОАТ) и Конструкторским бюро Научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (КБ НТК ГАУ). Опытный образец орудия, разработанного ОАТ, имел ствол длиной 37,5 калибров, дульный тормоз, увеличенную зарядную камору и специальный уравновешивающий груз в казённой части ствола. Образец орудия КБ НТК ГАУ был близок к образцу ОАТ, отличаясь немного более длинным стволом (38 калибров) и рядом мелких изменений. По результатам испытаний, было решено для серийного производства взять образец КБ НТК ГАУ, дополнив его механизмом уравновешивания качающейся части орудия по типу образца ОАТ. При модернизации орудия производились следующие изменения конструкции:

  • удлинён на 10 калибров ствол;
  • установлен дульный тормоз щелевого типа с эффективностью 25 %;
  • удлинена камора;
  • принято раздельно-гильзовое заряжание;
  • принят новый снаряд дальнобойной формы;
  • укорочена на 160 мм люлька;
  • на задней связке люльки и на казённой части ствола сверху установлен дополнительный груз;
  • изменено давление в накатнике;
  • изменено передаточное число подъёмного механизма.

Орудие в целом сохранило основные особенности конструкции прототипа, являвшегося типичным представителем артсистем периода Первой мировой войны. Ствол орудия представлял собой трубу с кожухом длиной 1600 мм и уравновешивающим грузом. На дульном срезе крепился дульный тормоз, причём орудие при определённых условиях можно было эксплуатировать и без него. 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. была одним из первых советских серийных артиллерийских орудий, оснащённых дульным тормозом. Ствол неподвижно соединён с салазками, при откате и накате они скользят вместе с ним по направляющим люльки. В нижней части корпуса салазок размещены противооткатные устройства — компрессор и накатник. Однобрусный лафет почти не отличался от лафета 107-мм пушки обр. 1910 г. Подъёмный механизм имеет два сектора. Колёса деревянные (с ними скорость буксировки не превышала 6 км/ч) или металлические с резиновыми грузошинами. Орудие перевозилось восьмёркой лошадей, ещё шесть лошадей везли зарядный ящик на 42 выстрела.

Модернизированное орудие было принято на вооружение в 1931 году под официальным наименованием 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. и выпускались на ленинградском заводе «Большевик» (бывший Обуховский завод) и сталинградском заводе «Баррикады». Кроме производства новых орудий, осуществлялась переделка 107-мм пушек обр. 1910 г. на заводах «Баррикады», № 7, № 13 и ККЗ.

К началу Великой Отечественной войны 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. безусловно устарела. Для сравнения немецкий аналог — пушка 10,5 cm K.18 — имел подрессоренный лафет с раздвижными станинами, обеспечивавший угол горизонтального наведения 60°, скорость возки орудия достигала 40 км/ч, а максимальная дальность стрельбы — 19 км. Модернизированное орудие 10,5 cm K.18/40 имело дальность стрельбы 21 км. Кроме того, значительная часть немецких орудий входила в состав дивизионной артиллерии — артиллерийский полк танковых и панцергренадерских дивизий вермахта имел батарею из четырёх 105-мм орудий, в то время как советские 107-мм пушки находились в корпусной артиллерии и частях РВГК. Подобная организационно-штатная структура позволяла немецким войскам весьма гибко использовать тяжёлую артиллерию, в частности, в 1941 году 105-мм пушки стали одним из важных средств борьбы с хорошо бронированными советскими тяжёлыми танками КВ.

Несмотря на неплохую баллистику (на дистанции порядка 1 км орудие могло поразить в лоб немецкий тяжёлый танк «Тигр») использование 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. как противотанковой было затруднено малым углом горизонтального наведения и раздельным заряжанием.

В то же время орудие имело и свои достоинства. Оно было лёгким (в два раза легче немецких аналогов), соответствуя по этому параметру 122-мм дивизионной гаубице М-30, что позволяло орудию меньше зависеть от механической тяги. Вместо специализированных тягачей 107-мм пушка могла буксироваться тяжёлыми грузовиками или лошадьми. Орудие имело простую и надёжную конструкцию, большой ассортимент боеприпасов и при правильном использовании могло действовать достаточно эффективно.

Преемником орудия стала новая 107-мм пушка М-60, первоначально разработанная как дивизионное орудие и имевшая более мощную баллистику. К сожалению, по ряду причин производство этого орудия имело мелкосерийный характер. Кроме того, в 1943 году на базе гаубицы М-30 была создана и испытана 107-мм дивизионная пушка 9С-1, имевшая баллистику пушки обр. 1910/30 гг. Орудие выдержало полигонные испытания и было рекомендовано к принятию на вооружение, однако серийно не производилась. В какой-то мере преемником пушки можно считать 100-мм пушку образца 1943 года (БС-3), которая в конце войны также использовалась в корпусной артиллерии. В то же время, последняя имела очень мощную баллистику и являлась специализированным противотанковым орудием.

Боевое применение

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. принимали участие в боях на реке Халхин-Гол, при этом четыре орудия были потеряны. Орудия этого типа участвовали также в советско-финской войне 1939—1940 годов; в частности, в 9-й армии имелся 51-й артиллерийский полк, имевший 12 таких орудий, в составе 8-й армии — 467-й артиллерийский полк (24 пушки), в 7-й армии также имелось 12 таких орудий. 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. по утверждениям обоих участвовавших в конфликте сторон потерь не понесли.

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. на тумбовых установках использовались для вооружения тяжёлых бронепоездов и дотов.

На июнь 1941 года имелось, по разным источникам, 863 или 828 (824 в армии и 4 в составе ВМФ) таких пушек. В западных округах имелось 474 107-мм пушки (среди последних учтено и небольшое количество новых 107-мм пушек М-60). Орудия этого типа активно участвовали в Великой Отечественной войне, в 1941—1942 годах значительная часть из них была потеряна. В 1943 году в состав корпусной артиллерии было передано порядка 490 оставшихся 107-мм пушек всех типов (главным образом, обр. 1910/30 гг.), которые использовались до конца войны. К сожалению, подробностей боевого применения орудий этого типа обнаружить не удалось.

Некоторое количество орудий этого типа было захвачено вермахтом в 1941—1942 годах. В немецкой армии трофейные орудия получили индекс 10,7 cm K.352(r) и использовались как в полевой артиллерии, так и в артиллерии береговой обороны. На март 1944 года в немецкой армии числилось 17 пушек этого типа, все они находились на Восточном фронте. Интересно, что финская армия, обладавшая богатым парком трофейных советских орудий, захваченных в ходе двух войн, не захватила ни одного орудия этого типа, хотя использовала оригинальные 107-мм пушки обр. 1910 г., как доставшиеся от русской армии, так и купленные в Польше, Франции и Латвии.

Организационно-штатная структура

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. входили в состав корпусной артиллерии. На 1941 год существовало три варианта организации корпусных артиллерийских полков: 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 1 дивизион 107-мм пушек (12 орудий) 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 2 дивизиона 107-мм пушек или 122-мм пушек А-19 (24 орудия) 3 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (36 орудий).

Значительное количество 107-мм пушек использовалось в составе отдельных артиллерийских полков и дивизионов укреплённых районов (УР) и в составе отдельных дивизионов и батарей фронтового и армейского подчинения.

В сентябре 1941 года стрелковые корпуса были упразднены вместе с корпусной артиллерией. 107-мм пушки стали использоваться в составе артиллерии резерва Верховного Главного Командования (РВГК). В составе пушечного полка РВГК имелось, по разным штатам, 12, 18 или 24 пушки. Существовали также и пушечные бригады РВГК в составе 36 пушек. Полки могли объединяться в артиллерийские дивизии.

В 1943 году вновь начинается формирование стрелковых корпусов и корпусной артиллерии, большинство сохранившихся к тому моменту 107-мм пушек передаются в её состав. Корпусные артполки новой организации имели 16—20 орудий, причём кроме 107-мм пушек использовались также 152-мм гаубицы и 122-мм пушки.

Боеприпасы и баллистика

Орудие имело раздельно-гильзовое заряжание, к нему полагались два метательных заряда — полный и уменьшенный. Полным зарядом запрещалось стрелять при снятом дульном тормозе, а также при использовании старых фугасных гранат, шрапнели и дымовых снарядов. Боекомплект 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. включал различные типы снарядов, что придавало орудию большую гибкость в использовании.

Осколочно-фугасный снаряд ОФ-420 с установленным на осколочное действие взрывателем при разрыве давал зону сплошного поражения (поражается не менее 90 % целей) размером 14хк6 м, зону действительного поражения (поражается не менее 50 % целей) размером 40х20 м. При установке взрывателя на фугасное действие при попадании снаряда в грунт средней плотности образовывалась воронка глубиной 40—60 см и диаметром 1—1,5 м.

Эффективным снарядом против открыто расположенной живой силы была шрапнель — снаряд содержал более 600 пуль, создающих зону поражения размером 40—50 м по фронту и до 800 м в глубину.

operation-barbarossa.narod.ru

Альтернативная механизированная дивизия обр.39 г.: alternathistory

Этой статьи в принципе быть не должно было. В планах и задумках, она у меня не значилась. Но, по просьбе одного из наших почтенный коллег, я сделал её как продолжение и развитие темы: «Про пехоту, её артиллерию и мобильность». Посвящается эта статья механизированным частям РККА в той же АИ.

Главные условия реализации данной АИ – авиакатастрофа, произошедшая в начале 1936 года, унёсшая жизни начальника вооружений РККА Тухачевского, его заместителя и по совместительству начальника АУ Ефимова, начальника АБТУ Халепского и его заместителя Бокиса и замещение освободившихся таким образом должностей людьми, имеющими несколько иную точку зрения относительно развития бронетанковых войск и артиллерии. А так же проведённая-таки полная реконструкция Ярославского автозавода, в результате которой, как в РИ и планировалось (правда, только к 1942-му мирному году) завод получил мощности для выпуска до 50 тыс. грузовиков в год. Причём для начала – это обычные ЗиС-5 и ЗиС-6 выпускаемые на новых промплощадях и Яг-6 (плюс малосерийный Яг-10) на старых. В перспективе, после освоения в серии 102-сильного двигателя «Геркулес» (в идеале вообще немецкого дизеля от MANа D-3555 мощностью 150 л/с выигравшего ещё в 34-ом году конкурсный пробег Москва-Тифлис-Москва), предусмотрен полный переход ЯГАЗа на выпуск семейства автомашин на базе Яг-6А (в перспективе принципиально новый Яг-7) и трёхмостового Яг-10 на их же базе.

Итак. В 1937 году пост начальника АБТУ занимает вернувшийся из Испании Павлов, уверенный, что имеющиеся у РККА на сей момент 4 МК «громоздки, трудноуправляемы и требуют иной организации тылов».

Обычно, когда приводят эти слова Павлова, упор всегда делают на первых двух словах. Я же, сегодня сделаю ставку на четырёх последних. Т. е. АБТУ самым серьёзным образом начнёт работу над полной модернизацией механизированных войск (включая полную реорганизацию их тылов), которые при Тухачевском и Халепском буквально протухли в диком застое и вместо подъёма качества и боеспособности, больше «разбухали» в количестве.

Итогом той альтернативной работы, стало принятие программы строительства новых механизированный войск, рассчитанной на форсированную реализацию в 1939-1941 г.г. и предусматривавшей формирование на базе ЧАСТИ прежних мехбригад 30 механизированных дивизий – с темпом по 10 дивизий в год (всего 30).

Почему не раньше? Всё очень просто – во-первых для такой реформы нужна не хилая подготовительная «бумажная» работа. Во вторых, до 39-го года, нет достаточного количества и развёрнутого выпуска новой артиллерии. В третьих – нет достаточного количества и развёрнутого выпуска транспорта. И в четвёртых, РККА была занята программой 37-39 г.г. по реформированию стрелковых частей и переформированию части СД в МСД (см. предыдущую статью) – что согласитесь, отнюдь не дёшево и требует много транспорта и организации соответствующих служб ТО.

Что же из себя представляет новая механизированная дивизия (МД-39).

Два мотострелковых полка на грузовиках. Грузовиками же (в виде арттягачей на базе ЗиС-6) буксируются и все батальонные и полковые орудия  (количественно, полковая и батальонная артиллерия полностью соответствует мотострелковым частям МСД).

Один танковый полк. Полк состоит из управления, собственного рембата, трёх батальонов по 53 танка (5 машин во взводе) модернизированных БТ-7 (точнее уже БТ-9 – о них чуть ниже), и одного батальона (33 машины – 3 танка во взводе) средних Т-28 (тоже модернизированных и о них тоже ниже), призванного качественно усиливать лёгкие бэтэшки.

Прежде чем попасть на переформирование, танки БТ-7 из прежних танковых бригад, проходят капремонт и небольшую модернизацию на подшефном ХПЗ танкоремонтном заводе, которая заключается в отказе от колёсного хода с соответствующим демонтажём больше не нужного оборудования, усилении пружин подвески и замене старой цилиндрической башни на новую башню – конической формы с усиленной до 25 мм бронезащитой и диаметром погона как у БТ-7А. Этот, слегка модернизированный БТ-7 получил индекс БТ-9.

Танки Т-28 так же в процессе капремонта/модернизации (а новые изначально), получили быстроходную трансмиссию по типу танка Т-28А, башни конической формы со спаркой Ф-32/ДТ плюс экранирование лобовой части корпуса и бортов бронеэкранами толщиной 15 мм. Суммарно, танк теперь спереди защищала броня толщиной 45 мм, с бортов 35 мм. Новые трёхместные башни имели изначально толщину стенок 40 мм.

(Альтернативный Т-28М)

Существенным отличием этой АИ от РИ является то, что в 1937 году, руководство АБТУ заказало танковому КБ ХПЗ не очередной жестяной колёсно-гусеничный БТ-20 (из которого постепенно «выросли» А-20, А-32 и в конечном итоге Т-34), а сразу чисто гусеничный СРЕДНИЙ танк с противоснарядной бронёй. А поскольку танк этот (согласно всем тогдашним представлениям) в силу своей высокой сложности и стоимости должен был служить исключительно машиной качественного усиления, параллельно, было выдвинуты ТТТ по разработке лучше защищённой и сильнее вооружённой версии танка БТ-7.

С приходом на пост главы АБТУ Павлова, все работы были существенно форсированы, а ТТТ к новой версии БТ скорректированы в сторону полного отказа от колёсного движителя, усиления бронезащиты и перехода на 76,2 мм орудие Ф-32, что соответственно потребовало кардинальных мер по существенному увеличению выпуска ББ выстрелов.

Заказ на это орудие КБ Грабина получило не в 1937-ом году, после того как у руководства РККА возникли серьёзные сомнения по поводу боеспособности Махановской Л-10, а ещё в 1936-ом году – как на изделие-конкурента Л-10 в рамках конкурса. Понятно, что свою Ф-32 Грабин сделает быстрее (его пушка базировалась на хорошо отработанных конструктивных элементах и решениях уже использованных в принятой на вооружение в том же 36-ом году дивизионной пушке Ф-22), его пушка будет лучше, надёжнее, технологичнее и, соответственно, – дешевле, чем Махановская Л-10.

В массовую серию Ф-32 будет запущена уже в 1938 году, а в 39-ом в серию пойдёт и её новая более мощная 40-калиберная версия Ф-34. И никакие махановски «элки» под ногами у Ф-32/34 и танкостроителей путаться уже не будут изначально.

Таким образом, новая модификация танка БТ-9 – танк БТ-10, будет оснащаться конической версией башни танка БТ-9 увеличенной ровно настолько, чтоб в ней комфортно себя чувствовали и два башнёра, и спарка Ф-32/ДТ.

(РИ БТ-7 и АИ БТ-10)

Уровень бронезащиты новой башни остался на уровне башни БТ-9 – 25 мм.  Танк БТ-10 выйдет на испытания и будет запущен в серию уже в 1938 году, а новый средний танк – я назову его по традиции Т-34 – в 39-ом не только испытают и примут на вооружение (как положено с целым ворохом детских болячек), но и к концу года начнут изготавливать серийно – т. е. практически на год раньше, чем в РИ! Причём уже со следующего 1940-го года головным предприятием по выпуску Т-34 станет специально построенный танковый кластер Сталинградского тракторного завода (СТЗ). Ну а поскольку Т-34 изначально разрабатывается как массовый СРЕДНИЙ танк на замену Т-28, будет логичным вместо тесной, крайне неудобной для экипажа и совершенно «слепой» «родной» РИ башни, поставить на него трёхместную, хорошо отработанную, но естественно модифицированную,  башню от АИ-модернизированного Т-28! Благо та уже вооружается спаркой Ф-32/ДТ и защищается бронёй в 40 мм. (А чтоб не возникало сомнений в реализуемости данного шага, пущай угол наклона бортов будет поменьше, а корпус – если очень нужно – подлиннее…)

(АИ Т-34)

Артиллерийский полк. Один, но очень мощный и полностью механизированный (т. е. обеспеченный специализированными быстроходными арттягачами). Состоит из четырёх дивизионов. Два дивизиона НОВЫХ 152 мм гаубиц и два дивизиона НОВЫХ 107 мм пушек. После отказа РККА от чрезмерно тяжёлых новых 122 мм гаубиц М-30, было принято предложение Грабина о постановке на вооружение новой 107 мм лёгкой гаубицы Ф-27 разработанной ещё в 1937 году на лафете дивизионной пушки Ф-22 (позже Ф-22УСВ).

(ИМХО – не надо обладать большой фантазией, чтоб представить в этом же орудии вместо 76,2 мм ствола пушки, ствол 107 мм гаубицы – благо Грабиным был в конструкцию заложен аж 75 гр. угол ВН! (Ф-22 изначально проектировалась как полууниверсальная))

Зато новые 152 мм гаубица и 107 мм пушка изначально проектировались на очень удачном и имеющем запас прочности лафете от М-30 (в РИ такая 152 мм гаубица Д-1 была спроектирована и запущена в серию в 1943 году. Она представляла собой ствол от 152 мм гаубицы М-10 с дульным тормозом и модифицированными по типу М-30 противооткатными устройствами, на лафете от той же М-30). Таким образом, это был «дуплекс».

(Забракованная в данной АИ за чрезмерный вес 122 мм гаубица М-30 и РИ 152 мм гаубица Д-1 на лафете М-30)

Кроме того, обязательным требованием было сделать и гаубицу и пушку разборными на две гужевые повозки – ствольную и лафетную – чисто на всякий случай. Немцы – уж куда по части моторизации артиллерии упакованные неверное лучше всех в мире, сделали тоже самое касательно своей 150 мм тяжёлой гаубицы – благодаря чему получили возможность включить их в состав артиллерии своих ПД, где все артсистемы (кроме противотанковых и зенитных орудий), имели именно гужевую тягу.

Логичный вопрос – а почему в артполку МД именно 107 мм пушки и 152 мм гаубицы? Всё просто – 107 мм пушка со стволом аналогичным РИ М-60, имеет превосходную баллистику и большую дальность прямого выстрела – т. е. может эффективно уничтожать цели, посылая снаряды по настильной траектории. Причём 107 мм снарядам, трёхдюймовый в подмётки не годится! А 152 мм гаубица, в отличие от 107 или даже 122 мм гаубиц, безусловно хороша тем, что её снарядам для разрушения полевых укреплений и ДЗОТов нет нужды даже добиваться прямых попаданий – фугасное действие тяжёлых снарядов выводит те сооружения из строя с гарантией и без прямых попаданий. Собственно, за это тяжёлые гаубицы в армиях всего мира и держат!

Ну а поскольку пушка и гаубица у нас на стандартном унифицированном лафете, их хорошая подвижность и проходимость обеспечиваются стандартным же быстроходным арттягачём СТЗ-5 – для которого буксировать артсистему массой ок. 4 т. (РИ Д-1 весила всего 3,6 т.!) – нагрузка конечно приличная, но далеко не запредельная (в РИ СТЗ-5 уверенно таскали и 4,55-тонную М-10 и даже почти 5-тонную 3-К).

(СТЗ-5 и его основные «боевые» нагрузки: лёгкая 122 мм гаубица М-30, тяжёлая 152 мм гаубица М-10 и 76,2 мм зенитная пушка 3-К).

Кроме этой артиллерии, МД располагает усиленным дивизионом (18 штук) 57 мм противотанковых пушек (арттягач Т-20 «Комсомолец») и зенитным дивизионом (12 штук) 37 мм зенитных автоматов 61-К обр. 39 г. установленных на платформах грузовика ЗиС-6.

Кроме всего энтого счастья, в МД имеется и такая уникальная фишка как лёгкий самоходный артполк. В этот полк входят тоже четыре  дивизиона.

Два дивизиона (по 12 машин в каждом) САУ на шасси БТ-7 вооружённые танковой версией лёгкой 107 мм гаубицы Грабина в большой, открытой сверху полубашне. Один усиленный дивизион (18 штук) точно таких же САУ, но вооружённых длинностволой 57 мм противотанковой пушкой, имевшей бронепробиваемость намного больше, чем 30-калиберная трёхдюймовая Ф-32. И последний дивизион – зенитный. На корпусе того же БТ, установлена никак не защищённая платформа с 37 мм зенитной пушкой-автоматом 61-К (12 машин).

Всего, таких МД в 1939 году было сформировано 10. Те системы вооружений, которые ещё не были доработаны либо ещё не выпускались массово, дивизиям пришлось ждать. Но, в конце-концов они их получили – благо, после более раннего устранения Тухачевского, Ефимова и Халепского все реально нужные нашей армии артсистемы и боевые машины вполне могли быть созданы минимум на год раньше за счёт тех средств и ресурсов, что постоянно тратились той троицей на чёрт знает что.

В 1940-ом году, следующие 10 МД формировались по тем же штатам, но за парой важных исключений:

1. Вместо 33 штук Т-28, дивизиям полагалось иметь уже по 53 (переход с 3 на 5-танковые взвода) новых танка Т-34 (с пушкой Ф-32 в трёхместной башне конструктивно близкой Т-28, но с 40 мм бронёй и… карбюраторным мотором М-17 вместо сырого дизеля В-2, который ещё дорабатывается до приемлемых кондиций по качеству в серии).

2. Вместо танков БТ-9, в МД «второй волны» теперь поставлялись новые БТ-10. От БТ-9 они отличались упрощённой формой корпуса, усиленными подвеской и трансмиссией (частично заимствованной с Т-34), уширенными гусеницами, усиленной бронезащитой корпуса (35 мм лоб корпуса, 25 мм борт-корма-башня) и экранированной 10 мм бронелистами двухместной башней от БТ-9.

10 МД «третьей волны формирования» образца 1941 года опять претерпели изменения в «матчасти» своих танковых полков.

Вместо танков БТ-10, теперь поставлялись танки БТ-10М – вылеченные от значительной части своих «детских болезней» (вызванный в основном перегрузкой подвески и трансмиссии), оснащённые дизельмотором и защищённые цементованной бронёй тех же толщин что стояла на БТ-10. А вот башню БТ-10М получил уже в виде точной копии прежней, но с толщиной стеной не 25 мм, а 35 что позволило отказаться от нетехнологичного экранирования.

После полной передачи выпуска Т-34 с ХПЗ на СТЗ, освободившиеся мощности ХПЗ были полностью задействованы в программе выпуска САУ на шасси БТ.

В батальон качественного усиления, теперь поставлялись танки Т-34М – с доведённой до 60 мм лобовой бронеплитой, аналогичной защитой передней части новой литой трёхместной башни (разумеется с комбашенкой), новой планетарной трансмиссией, торсионной подвеской, и пушкой Ф-34. Выпуск таких танков развернули на СТЗ в начале 1-го квартала 1941 года.

(АИ Т-34М обр.1941 г.)

Поскольку в связи со стремительным окончанием кампании на западе, приближение войны с Германией стало более чем очевидным и 10 МД «третьей волны» (1941 года), решением правительства, РККА обязали сформировать не позже середины года – для чего выделялись дополнительные средства и ресурсы. Насколько успели – Х.З. – гадать не буду. Тем более что сформировать – мало. Надо ещё оснастить, обучить, сколотить и т.д. На второе же полугодие 41-го, было запланировано формирование ещё 10 «сверхплановых» МД.

Формирование из МД механизированных корпусов началось в 1940-ом году параллельно с формированием «второй волны» МД. Проще говоря, все МД «второй волны» сводились в 5 МК. Помимо двух МД, в каждый МК было включено по одной МСД. Тоже самое было проделано и в 1941-ом – все МД «третьей волны» были сведены в 5 точно таких же МК. Отдельными, остались только 10 МД самой первой волны формирования – и это правильно, поскольку танки там довольно старые (модернизированные в ходе капремонта БТ-7 и явно перетяжелённые экранированием Т-28), соответственно ресурс мобильности имели не гарантированный.

Корпусным средством усиления, была собственная танковая бригада, включавшая управление, рембат, 2 батальона средних танков и один батальон тяжёлых танков качественного усиления – благо доведённый до ума (за счёт отказа от программы КВ-3) КВ-1М «бегал» несравнимо лучше, чем КВ-1 РИ. Кроме того, от РИ, альтернативный КВ-1М отличался 60 мм бронёй бортов и кормы корпуса и основным вооружением в виде лёгкой 107 мм гаубицы, которая, кстати, и бронепробиваемость имела весьма приличную (с 1500 м пробивала до 45 мм брони).

Касательно артиллерии – в прямом подчинении корпусного управления имелись точно такие же артиллерийские части, что и у МД: механизированный артполк (24 152 мм ТГ, 24 107 мм ТП), противотанковый дивизион (18 57 мм ПТП), дивизион ПВО (12 37 мм ЗАП) и самоходный артполк (24 САУ 107 мм ЛГ, 18 САУ 57 мм ПТП, 12 ЗСУ 37 мм АП).

Помимо этого, из боевых частей, корпус имел собственный мотострелковый полк (стандартной структуры) и батальон бронемашин различного назначения.

К тылам корпусного подчинения можно отнести корпусной усиленный ремонтно-восстановительный батальон (полевой ремзавод), тяжёлый понтонно-мостовой парк, инженерно-сапёрный батальон и проч. вспомогательные подразделения.

Теперь, небольшая табличка – чего там и сколько...

Танки.

10 МД

фор.39г.

10 МД

фор.40г.

10 МД

фор.41

30 МД

1 МК

фор.40г.

5 МК

фор.40г.

1 МК

фор.41г.

5МК

фор.41г.

10 МК

всего

БТ-9

1600

1600

1600

БТ-10

1600

1600

1600

БТ-10М

1600

1600

1600

Т-28М

330

330

330

Т-34

540

540

110

550

1090

Т-34М

540

540

110

550

1090

КВ

54

270

54

270

540

540

В графе МК указываются только танки прямого подчинения – без танков МД входящих в состав МК.

При благоприятном стечении обстоятельств допускается замена всех Т-34 обр. 1939 г. в МД второй волны формирования и МК формирования 40 г. на Т-34М с передачей Т-34 в учебные части.

Таким образом, в 30 МД и 10 МК имеется 4800 лёгких танков, 2510 средних и 540 тяжёлых. Всего 7850. На тот случай, если кто-то всполошится, что мол таким количеством немца не остановишь – напоминаю – в 50 стрелковых корпусах имеются собственные бригады лёгких танков Т-26 общим числом 8000 штук! Кроме того, поскольку в РИ СССР танков имел больше чем я тут расписал (даже с учётом САУ), все «лишние», частью остаются в механизированных полках кавалерийских дивизий (тоже надо!), частью в старых-добрых отдельных танковых бригадах.

САУ и ЗСУ на танковых шасси.

1 МД

30 МД

1 МК

10 МК

всего

САУ-107

24

720

24

240

960

САУ-57

18

540

18

180

720

ЗСУ-37

12

360

12

120

480

Все САУ сделаны на шасси старых танков БТ (2,5,7).

Артиллерия.

1 МД

30 МД

1 МК

10 МК

всего

37 мм АП

12

360

12

120

480

57 мм ПТП

18

540

18

180

720

107 мм ТП

24

720

24

240

960

152 мм ТГ

24

720

24

240

960

Напоминаю - в прямом подчинении управления МК такие же механизированные артполки, полки САУ и отдельные дивизионы ПТО и ПВО, что и в каждой конкретной МД. Никаких усиленных калибров, утяжелённых артсистем и соответственно лишней номенклатуры боеприпасов и арттягачей.

Артиллерия мотострелковых полков и батальонов МД, а так же мотострелковых полков МК не учитывается, поскольку полностью тождественна батальонной и полковой артиллерии, описанных в предыдущей статье МСД.

Арттягачи.

1 МД

30 МД

1 МК

10МК

всего

«Комсомолец»

36

1080

36

360

1440

СТЗ-5

96

2880

96

960

3840

На каждую 57 мм противотанковую пушку, 107 мм тяжёлую пушку или 152 мм тяжёлую гаубицу, в данной АИ, полагается два арттягача – один для буксировки непосредственно орудия и его расчёта, второй – усиленного боекомплекта, шанцевого инструмента для оборудования позиций, тросов, лебёдки и ЗиПа.

Теперь, сравняшки с аналогами в РИ.

Танки.

РИ на середину 41 г.

АИ на середину 41 г.

(30 МД и 10 МК)

БТ-7 в РИ и БТ-9/10/10М в АИ

4606

4800

Т-34

1200

1090

Т-34М

-

1090

Т-28/28М

503

330

КВ-1 и КВ-2 в РИ и КВ-1М в АИ

638

540

Касательно лёгких танков – проблем нет. БТ было выпущено более 7,5 тыщ. и модернизировать в предложенном ключе начиная с 1937 года 1600 «семёрок» до БТ-9 в принципе не проблема, с этим справятся и ремзавод при ХПЗ и войсковые рембаты.

Выпустить по 1600 БТ-10 и БТ-10М в период с 1938 по 1941 г.г. для прошедшего модернизацию ХПЗ, который НЕ сворачивает выпуск этих танков до самого начала ВОВ – ИМХО – более чем возможно.

Наиболее сложной проблемой мне представляется переделка 2160 старых бэтэшек  в САУ за 3,5 года (с начала 38-го по середину 41-го). Но, это не есть такой уж необходимый элемент данной АИ – получится – пусть будут. Нет – обойдёмся и без САУ. Хотя, Сячинтов у нас САУ делать давно «руку набил» и цех ХПЗ где собирали никому не нужные Т-35А тоже имеется…

С Т-34 никаких проблем нет – мы начинаем их выпуск почти на год раньше. Что касается Т-34М – тут всё достаточно спорно. Для тех, что свято верит в то, что РИ опытный Т-34М мог быть построен и испытан до конца 41-го, а уже в 1942-ом запущен в серию (если бы война не началась естественно!) в данной АИ вообще никаких натяжек нет – фора в год это допускает.

Для тех же, кто в Т-34М в массовой серии в 42-ом году не верит категорически, я могу только дать простой совет – игнорируйте буковку М в данной АИ – путь это будут всё те же Т-34 (но тогда уж однозначно полностью доведённые до ума!). С количеством, думаю ХПЗ и СТЗ справятся – поскольку в данной АИ танковый кластер при СТЗ строится «НИПАДЕЦКИ» и на проектную мощность в 2 тыс. машин в год выйдет уже с начала 1941 г.

Арттягачи.

РИ на середину 41 г.

АИ на середину 41 г.

«Комсомолец»

4401

1440

СТЗ-5

3438

3840

Дефицит арттягачей СТЗ-5 с одной стороны может быть компенсирован за счёт существенного расширения производственной базы СТЗ – при нём ведь целый танковый кластер построят, рассчитанный на выпуск как минимум 2 тыс. Т-34 в год и совсем не факт, что запустив всё это хозяйство, тот кластер так уж сразу, на столь большие объёмы выпуска танков сумеет выйти. А вот поспособствовать увеличению выпуска арттягачей – почему бы и нет?

Непосредственно в войсках, небольшая нехватка СТЗ-5 тоже не смертельна – ведь в штатном расписании на каждую артсистему предусмотрено иметь аж два арттягача! Будет один – прочее имущество повезут на том же ЗиСе - грузовике. Никаких проблем.

Артиллерия.

РИ на середину 41 г.

АИ на середину 41 г.

37 мм ЗАП 61-К

1382

960 (в т.ч. 480 для САУ)

57 мм ПТП ЗиС-2

371 (вып. 41 г.)

1440 (в т.ч. 720 для САУ)

107 мм ЛГ обр. 37 г.

2000 (новые М-30 обр. 38г.)

960 (для САУ)

107 мм ТП

127 (новые М-60 обр. 40г.)

960

152 мм ТГ

1058 (новые М-10 обр.38г.)

960

Как видно из таблицы, «проблематичны» только два пункта:

1. 57 мм ПТП – если выпустить такое количество до начала ВОВ и в самом деле окажется нереальным даже для АИ, ничего не имею против их замены на новую модификацию 45 мм ПТП – с удлинённым стволом и желательно новым, более мощным выстрелом. Если наиболее привередливых критиков и такой вариант не устроит, можно рассмотреть тему вооружения 57 мм ПТП только САУ – поскольку без них, ПТ САУ просто теряют смысл, а всех прочих ПТ подразделений всё той же 45 мм ПТП 53-К.

2. 107 мм ТП. В РИ они были разработаны поздно – только в 1940-ом и после начала ВОВ были с производства сняты из-за чего пришлось тяжёлые пушечные дивизионы противотанковых артиллерийских бригад вооружать 85 мм зенитками. Если бы 107 мм пушку разработали как в данной АИ ещё в 1938 г., выпустить 960 таких пушек до начала ВОВ проблемы бы не оставило – напомню, только в 1940-ом году наши заводы выпустили 469 тяжеленных 122 мм пушек А-19, смысла в которых я лично не вижу вообще никакого – гаубица-пушка МЛ-20 имела сходную дальнобойность и одинаковый вес, но при этом была 152  мм калибра, и её снаряду, 122 мм снаряд А-19 в подмётки не годился.

На последок, касательно возможной критики в аспекте: «слишком мало и слишком поздно».

Да, безусловно, 30 МД из которых 10 к началу ВОВ только-только закончат формирование – это НЕПРИЕМЛЕМО мало чтоб победить фашиста. Но опять-таки не стоит забывать, что в данной АИ, ещё есть 50 мотострелковых дивизий, 50 танковых бригад стрелковых корпусов, неподсчитанное мной количество старых танковых бригад и механизированные полки (читай танковые) кавалерийских дивизий (о кавалерии я наверное ещё отдельный постик сделаю). Возможно всем вместе, им удастся лучше противостоять германской агрессии, по сравнению с РИ вариантом. Не факт конечно… но ведь я и РККА не готовлю к конкретному 22 июня – тогда бы, я начал реформировать бронетанковые войска не с 39-го, а сразу с 1936 года. Но, попадинцив нема!

Источник - http://alternathistory.com/alternativnaya-mekhanizirovannaya-diviziya-obr39-g

alternathistory.livejournal.com

122-мм гаубица образца 1938 года (М-30). : Операция "Барбаросса" : Русский Инженерный портал

Полевые гаубицы дивизионного звена, состоявшие на вооружении РККА в 1920-е годы, достались ей в качестве наследия от царской армии. Это были 122-мм гаубица образца 1909 года и 122-мм гаубица образца 1910 года, спроектированные соответственно немецким концерном «Крупп» (Krupp) и французской фирмой «Шнейдер» (Schneider) для Российской империи. Они активно использовались в Первой мировой и Гражданской войнах. К 1930-м эти орудия явно устарели.

Проведённые модернизации (в 1930 году для гаубиц обр. 1910 г. и в 1937 году — для обр. 1909 г.) существенно улучшили дальность стрельбы этих гаубиц, но модернизированные орудия всё же не удовлетворяли требованиям своего времени, в особенности, по мобильности, максимальному углу возвышения и скорости наводки. Поэтому уже в 1928 году в «Журнале артиллерийского комитета» поднимается вопрос о создании новой дивизионной гаубицы калибра 107—122 мм, приспособленной к буксированию механической тягой. 11 августа 1929 года было выдано задание на разработку такого орудия.

Однако из-за утраченных конструкторских и инженерных кадров во время Гражданской войны с последующей разрухой разработка новой дивизионной гаубицы собственными силами оказалась невозможной. Было принято решение о заимствовании передового иностранного опыта для выполнения поставленной задачи. К проектированию приступило КБ-2, которым руководили немецкие специалисты.

В 1932 году начались испытания первого экспериментального образца новой гаубицы, а в 1934 году это орудие было принято на вооружение как «122-мм гаубица обр. 1934 г.». Оно также было известно под названием «Лубок», от наименования темы, объединяющей два проекта по созданию 122-мм дивизионной гаубицы и 107-мм лёгкой гаубицы. Ствол 122-мм гаубицы обр. 1934 г. имел длину в 23 калибра, максимальный угол возвышения составлял +50°, угол горизонтальной наводки — 7°, масса в походном и боевом положении равнялась 2800 и 2250 кг соответственно. Как и орудия периода Первой мировой войны, новая гаубица монтировалась на однобрусном лафете (хотя в то время уже появились лафеты более современной конструкции с раздвижными станинами). Другим существенным недостатком орудия был его колёсный ход (металлические колёса без шин, но с подрессориванием), ограничивавший скорость буксировки величиной 10 км/ч. Орудие было выпущено в 1934—1935 годах небольшой серией в 11 единиц, из которых 8 поступили в опытную эксплуатацию (две четырёхорудийные батареи), а оставшиеся три — во взвод подготовки красных командиров.

Серийное производство 122-мм гаубицы обр. 1934 г. было быстро прекращено. так-как она была слишком сложна по устройству для условий серийного выпуска на предприятиях оборонной промышленности в 1933—1935 гг. Доводка орудия, в отсутствие немецких специалистов после ликвидации КБ-2, хоть и велась, но её темпы были невысокими, а в 1936 году в ГАУ произошло серьёзное изменение взглядов на дивизионную гаубицу — проект «Лубок» в исходном виде более уже не считался перспективным. Поэтому в серийном производстве всё это время сохранялась 122-мм гаубица обр. 1910/30 гг., хотя по своим характеристикам она сильно уступала «Лубку» (её выпуск продолжался и далее до 1941 года включительно).

С середины 1930-х годов ГАУ оказалось в центре дискуссий о будущем советской дивизионной артиллерии. Существовало или упоминается в более поздних источниках несколько точек зрения на то, какой тип орудия и какой калибр будут оптимальными для дивизионного уровня. В частности, в качестве альтернатив или взаимодополняющих решений рассматривались лёгкая 107-мм полевая гаубица, «традиционная» 122-мм гаубица, а также 107-мм гаубица-пушка в качестве дуплексного дополнения к дивизионной гаубице. Калибр 107 мм имел определённые преимущества над 122 мм — в частности, 107-мм гаубица была легче (то есть мобильнее и дешевле), чем аналогичное орудие калибра 122 мм, а 107-мм гаубица-пушка при равной массе со 122-мм гаубицей имела существенно большую область применения. С точки зрения снабжения боеприпасами всё было в порядке — для них можно было использовать снаряды от 107-мм пушки обр. 1910 г.

Решающим аргументом в споре стал опыт использования русской артиллерии в Первой мировой и Гражданской войнах. Исходя из него, калибр 122 мм считался минимально достаточным для разрушения полевых фортификационных сооружений, а кроме того, был наименьшим позволяющим создание для него специализированного бетонобойного снаряда. В итоге проекты дивизионных 107-мм лёгкой гаубицы и 107-мм гаубицы-пушки так и не получили поддержки, а всё внимание ГАУ сосредоточилось на новой 122-мм гаубице со ствольной группой по типу «Лубка», но на лафете с раздвижными станинами.

Уже в сентябре 1937 года отдельная конструкторская группа Мотовилихинского завода под руководством Ф. Ф. Петрова получила задание на разработку такого орудия. Их проект имел заводской индекс М-30. Практически одновременно, в октябре 1937 года, по собственной инициативе, но с позволения ГАУ, за эту же работу взялось КБ завода № 92 (главный конструктор — В. Г. Грабин, индекс гаубицы Ф-25). Годом позже к ним присоединился и третий конструкторский коллектив — всё то же задание было также дано КБ Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) 25 сентября 1938 года по его инициативе. Гаубица, спроектированная в КБ УЗТМ, получила индекс У-2. Все проектируемые гаубицы имели современную конструкцию с раздвижными станинами и подрессоренным колёсным ходом.

Гаубица У-2 вышла на полигонные испытания 5 февраля 1939 года. Она имела ствол длиной 21 калибр, объём каморы 3,0 л, оснащалась дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором от гаубицы «Лубок». Масса орудия в боевом положении составляла 2030 кг. Орудие являлось дуплексом, поскольку на том же лафете проектировалась 95-мм дивизионная пушка У-4. Гаубица испытаний не выдержала из-за возникавшей во время стрельбы деформации станин. Доработка орудия была признана нецелесообразной, поскольку по баллистике оно уступало альтернативному проекту М-30, хотя по кучности огня превосходило конкурента.

Проект гаубицы Ф-25 поступил в ГАУ 25 февраля 1938 года. Орудие имело ствол длиной 23 калибра с дульным тормозом, объёмом каморы 3,7 л и оснащалось горизонтальным клиновым затвором от гаубицы «Лубок». Масса гаубицы в боевом положении составляла 1830 кг, ряд её деталей был унифицирован с дивизионной пушкой Ф-22. Орудие также являлось дуплексом, так как на том же лафете проектировалась 95-мм дивизионная пушка Ф-28. Гаубица Ф-25 успешно прошла заводские испытания, но на полигонные испытания не поступила, поскольку 23 марта 1939 года ГАУ постановило: 122-мм гаубица Ф-25, разработанная заводом № 92 в инициативном порядке, для ГАУ в настоящее время интереса не представляет, так как уже закончены полигонные и войсковые испытания гаубицы М-30, более мощной, чем Ф-25.

Проект гаубицы М-30 поступил в ГАУ 20 декабря 1937 года. Орудие многое заимствовало от других образцов артиллерийского вооружения; в частности, устройство канала ствола было близко к аналогичному узлу гаубицы «Лубок», от неё же взяли тормоз отката и передок. Несмотря на требование ГАУ оснастить новую гаубицу клиновым затвором, М-30 была оснащена поршневым затвором, заимствованным без изменений от 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. Колёса были взяты от пушки Ф-22. Имелась возможность создания на лафете М-30 более мощных образцов артиллерийских орудий. Этот потенциал лафета М-30 был задействован впоследствии — он был использован при постройке 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-1).

Опытный образец М-30 был закончен 31 марта 1938 года, однако заводские испытания затянулись из-за необходимости доработки гаубицы. Полигонные испытания гаубицы проходили с 11 сентября по 1 ноября 1938 года. Хотя, по заключению комиссии, орудие полигонные испытания не выдержало (за время испытаний дважды ломались станины), было, тем не менее, рекомендовано направить орудие на войсковые испытания.

Доработка орудия шла тяжело. 22 декабря 1938 года три доработанных образца были представлены на войсковые испытания, снова выявившие ряд недостатков. Было рекомендовано доработать орудие и провести повторные полигонные испытания, а новые войсковые испытания не проводить. Тем не менее, летом 1939 года войсковые испытания пришлось провести повторно. Только 29 сентября 1939 года М-30 была принята на вооружение под официальным наименованием «122-мм дивизионная гаубица обр. 1938 г.».

Заводское производство гаубиц М-30 началось в 1940 году. Первоначально оно велось двумя заводами — № 92 (г. Горький) и № 9 (УЗТМ). Завод № 92 выпускал М-30 только в 1940 году, всего это предприятие выпустило 500 гаубиц. Кроме выпуска буксируемых орудий, выпускались стволы М-30С для монтажа на самоходно-артиллерийских установках (САУ) СУ-122. Серийное производство орудия продолжалось до 1955 года. Преемником М-30 стала 122-мм гаубица Д-30, принятая на вооружение в 1960 году.

М-30, безусловно, была удачным орудием. Группе разработчиков под руководством Ф. Ф. Петрова удалось гармонично объединить в одном образце артиллерийского вооружения надёжность и простоту в освоении личным составом, свойственную старым гаубицам эпохи Первой мировой войны, и новые конструктивные решения, призванные улучшить мобильность и огневые возможности орудия. В результате советская дивизионная артиллерия получила современную и мощную гаубицу, способную успешно действовать в составе высокомобильных танковых, механизированных и моторизованных частей РККА. Широкое распространение гаубицы М-30 в армиях многих государств мира и отличные отзывы работавших с ней артиллеристов служат этому дополнительным подтверждением.

При сравнении гаубицы М-30 с современными ей образцами артиллерийского вооружения следует иметь в виду тот факт, что в армиях Германии, Франции, Великобритании и США практически нет близких по калибру к М-30 образцов артиллерийского вооружения. Гаубичная артиллерия времён Второй мировой войны дивизионного звена в армиях упомянутых выше стран использовала в основном калибр 105 мм; заметным, но удачным исключением была 25-фунтовая английская пушка-гаубица QF 25 pounder, однако её калибр был ещё меньше и равнялся 87,6 мм. Следующими за 105 мм стандартными калибрами гаубичной артиллерии западных стран были 150, 152,4 и 155 мм. Соответственно традиционный русский (и впоследствии советский) калибр 121,92 мм оказывался промежуточным между калибрами лёгких (87,6—105-мм) и тяжёлых (150—155-мм) гаубиц других стран. Разумеется, во Вторую мировую войну использовались гаубицы не русского (и не советского) происхождения близкого к 122 мм калибра, но подавляющее большинство из них составляли старые орудия периода Первой мировой войны, например, 114-мм гаубица Виккерса в финской армии.

Поэтому сравнение М-30 с другими гаубицами возможно только при сходном с ней круге решаемых боевых задач и близкой организационно-штатной структуре применения в войсках (образцы для сравнения должны быть орудиями, полагающимися по штату частям, близким по численности и организации советской стрелковой, моторизованной или танковой дивизиям). Однако и при этих условиях сравнение будет в известной мере условным. Наиболее близкими к М-30 являются 105-мм гаубицы, поскольку орудия в области калибров 150—155 мм являются гораздо более тяжёлыми по массе и огневой мощи и в их числе имеется достойный советский представитель — 152-мм гаубица образца 1943 года (Д-1). Английская 25-фунтовка явно попадает в более лёгкую категорию по массе, и её сравнение с М-30 (несмотря на близкую организационно-штатную структуру эксплуатировавших её частей) будет некорректным. За типичного представителя 105-мм гаубиц можно взять немецкое орудие 10,5-cm leichte Feldhaubitze 18 (le.FH.18) массой 1985 кг, начальной скоростью 15-кг снаряда в 470 м/с, углами возвышения от -5 до +42°, углом горизонтальной наводки в 56° и максимальной дальностью стрельбы 10 675 м.

М-30 имеет сравнимую с leFH 18 максимальную дальность стрельбы (превышение не является значительным, тем более что модифицированный вариант le.FH.18/40 с начальной скоростью снаряда в 540 м/с и предельным углом возвышения +45 имел максимальную дальность стрельбы в 12 325 м). Некоторые прототипы немецких гаубиц 105-мм калибра могли поражать цели на дистанциях свыше 13 км, но по своей конструкции они уже в большей степени являлись гаубицами-пушками, нежели чем классическими короткоствольными гаубицами. Больший угол возвышения у М-30 позволял добиться лучшей по сравнению с le.FH.18 крутизны траектории снаряда, а следовательно и лучшей эффективности при стрельбе по укрытой в окопах и блиндажах живой силе противника. По мощности 122-мм снаряд массой около 22 кг однозначно выигрывал у 105-мм массой в 15 кг, но платой за это была на 400 кг большая масса М-30 в боевом положении, что негативно сказывалось на мобильности орудия. Большая масса гаубицы М-30 также требовала большего количества металла для её постройки. С технологической точки зрения М-30 была достаточно совершенной конструкцией — за 1941—1945 гг. СССР построил 16 887 гаубиц этого типа, тогда как нацистская Германия за тот же период построила 15 388 единиц 105-мм гаубиц le.FH.18 и le.FH.18/40.

Боевое применение

М-30 использовалась для стрельбы с закрытых позиций по окопанной и открыто расположенной живой силе противника. Её с успехом применяли также для разрушения вражеских полевых фортификационных сооружений (траншей, блиндажей, ДЗОТов) и проделывания проходов в проволочных заграждениях при невозможности использования миномётов. Заградительный огонь батареи М-30 осколочно-фугасными снарядами представлял определённую угрозу и для бронетехники противника. Образующиеся при разрыве осколки были способны пробить броню до 20 мм толщиной, что было вполне достаточно для поражения бронетранспортёров и бортов лёгких танков. У машин с более толстой бронёй осколки могли вывести из строя элементы ходовой части, орудие, прицелы.

Для поражения танков и самоходок противника при самообороне использовался кумулятивный снаряд, введённый в 1943 году. При его отсутствии артиллеристам предписывали стрелять по танкам осколочно-фугасными снарядами с установкой взрывателя на фугасное действие. Для лёгких и средних танков прямое попадание 122-мм фугасного снаряда во многих случаях было фатальным, вплоть до срыва башни с погона. Тяжёлые «Тигры» были гораздо более устойчивой целью, но в 1943 году немцами был зафиксирован случай нанесения тяжёлых повреждений танкам типа PzKpfw VI Ausf H «Тигр» при боевом столкновении с советскими САУ СУ-122, вооружёнными гаубицами М-30.

начале Великой Отечественной войны значительное количество (несколько сотен) М-30 было захвачено вермахтом. Орудие было принято на вооружение вермахта как тяжёлая гаубица 12,2 cm s.F.H.396(r) и активно использовалось в боях против Красной армии. С 1943 года для этого орудия (а также ряда более ранних трофейных советских гаубиц того же калибра) немцы даже развернули массовое производство снарядов. В 1943 году было произведено 424 тыс. выстрелов, в 1944 и 1945 гг. — 696,7 тыс. и 133 тыс. выстрелов соответственно. Трофейные М-30 использовались не только на Восточном фронте, но и в оборонительных сооружениях Атлантического вала на северо-западном побережье Франции. В некоторых источниках также упоминается использование немцами гаубиц М-30 для вооружения САУ, созданных на базе различной трофейной французской бронетехники: 12,2-cm Kanone (r) auf Geschuetzwagen Lorraine-Schlepper (f).

Финская армия в 1941—1944 гг. захватила 41 орудие этого типа. Захваченные М-30 под обозначением 122 H/38 финские артиллеристы использовали в лёгкой и тяжёлой полевой артиллерии. Орудие им очень понравилось, никаких изъянов в его конструкции они не нашли. За время боевых действий финские М-30 израсходовали 13 298 снарядов; три гаубицы было потеряно. Оставшиеся после войны финские М-30 использовались в качестве учебных гаубиц или находились в мобилизационном резерве на складах финской армии вплоть до середины 1980-х годов.

В послевоенные годы М-30 экспортировалась в ряд государств Азии и Африки, где до сих пор состоит на вооружении. Известно о наличии таких орудий в Сирии, Египте (соответственно, это орудие принимало активное участие в арабо-израильских войнах). В свою очередь, часть египетских М-30 была захвачена израильтянами. М-30 поставлялась также в страны-участницы Варшавского договора, например, в Польшу. Китайская Народная Республика развернула своё собственное производство гаубицы М-30 под названием Тип 54.

Организационно-штатная структура

Гаубица являлась дивизионным орудием. По штату 1939 года в стрелковой дивизии имелось два артиллерийских полка — лёгкий (дивизион 76-мм пушек и два смешанных дивизиона по две батареи 122-мм гаубиц и одной батарее 76-мм пушек в каждом) и гаубичный (дивизион 122-мм гаубиц и дивизион 152-мм гаубиц), всего 28 штук 122-мм гаубиц. В июне 1940 года в гаубичный полк добавили ещё один дивизион 122-мм гаубиц, всего в дивизии их стало 32 шт. В июле 1941 года гаубичный полк был исключён, число гаубиц сократилось до 16. В этом штате советские стрелковые дивизии прошли всю войну. В гвардейских стрелковых дивизиях с декабря 1942 года имелось 3 дивизиона по 2 батареи 76-мм пушек и одной батарее 122-мм гаубиц в каждом, всего 12 гаубиц. С декабря 1944 эти дивизии имели гаубичный артполк (5 батарей), 20 122-мм гаубиц. С июня 1945 года на этот штат перевели и стрелковые дивизии.

В горнострелковых дивизиях в 1939—1940 годах имелся один дивизион 122-мм гаубиц (3 батареи по 3 орудия), всего 9 гаубиц. С 1941 года вместо него вводится гаубичный артиллерийский полк (2 дивизиона по 3 четырёхорудийных батареи), гаубиц становится 24. С начала 1942 года остаётся только один двухбатарейный дивизион, всего 8 гаубиц. С 1944 года из штата горнострелковых дивизий гаубицы исключены.

В моторизованной дивизии имелось 2 смешанных дивизиона (батарея 76-мм пушек и 2 батареи 122-мм гаубиц в каждом), всего 12 гаубиц. В танковой дивизии имелся один дивизион 122-мм гаубиц, всего 12 шт. В кавалерийских дивизиях до августа 1941 имелось 2 батареи 122-мм гаубиц, всего 8 орудий. С августа 1941 дивизионная артиллерия из состава кавалерийских дивизий была исключена.

До конца 1941 года 122-мм гаубицы были в стрелковых бригадах — одна батарея, 4 орудия.

122-мм гаубицы также входили в состав гаубичных артиллерийских бригад резерва Верховного Главнокомандования (РВГК) (72—84 гаубицы).

Боеприпасы и баллистика

М-30 стреляла всем ассортиментом 122-мм гаубичных снарядов, в том числе разнообразными старыми гранатами русского и импортного производства. После Великой Отечественной войны к указанному ниже ассортименту снарядов добавились новые типы боеприпасов, например, кумулятивный снаряд 3БП1.

Стальная осколочно-фугасная граната 53-ОФ-462 при установке взрывателя на осколочное действие при своём разрыве создавала около 1000 убойных осколков, эффективный радиус поражения живой силы составлял около 30 м (данные получены по советской методике измерения середины XX века). При установке взрывателя на фугасное действие граната после разрыва оставляла воронки до 1 м глубиной и до 3 м в диаметре.

Кумулятивный снаряд 53-БП-460А пробивал под углом 90° броню толщиной до 100—160 мм (в разных источниках приводятся разные данные). Прицельная дальность стрельбы по движущемуся танку — до 400 м. Послевоенный кумулятивный снаряд 3БП1 пробивал под углом 90° — 200 мм, 60° — 160 мм, 30° — 80 мм.

operation-barbarossa.narod.ru