Матвей Ганапольский. Ганапольский эхо москвы


Матвей Ганапольский — Персоны — Эхо Москвы

Подписаться на YouTube-канал Матвея Ганапольского

«Я бредил (в хорошем смысле) идеей сделать свою развлекательную радиостанцию». ( из программы «Сотрудники»)

Я родился в 1953 году в СССР и прожил полжизни при советской власти. В детстве в квартире висела радиоточка, из нее играли марши и песни про колхоз – так работало советское радио моего детства. Но однажды я осознал, что в углу комнаты стоит настоящий радиоприемник. Я включил его, загорелась зеленая лампа настройки и моя жизнь изменилась навсегда. Оказалось, что в приемнике целый мир – страны, языки, мелодии. Все то, чего не было и не могло быть в диетической жизни того времени. Радио подарило мне свободу.

Я много чего делал в своей жизни. Но никто не знает своего предназначения. Возможно, мое предназначение уже почти 20 лет работать на «Эхе Москвы», писать книги, статьи, и изредка мелькать на телеэкране, когда пустят. Сейчас не пускают вообще. Больше всего в моей жизни я ценю, что могу говорить с людьми. С людьми я предпочитаю говорить о проблемах, которые волнуют всех. Мне нет необходимости объяснять, что я люблю и ценю, и какой бы желал видеть жизнь в России – все это прекрасно знают по моим эфирам и статьям.

Я не веду личный блог и никак не могу доделать свой сайт, потому что самореализации мне вполне хватает во всем остальном.

Эфирной зависимости у меня никогда не было, особенно телевизионной, ибо я рано понял, что выходить в эфир нужно только тогда, когда можешь что-то сказать аудитории. А поскольку не всегда есть что сказать, то нужно спокойно отходить в сторону. Но если снова появилась значимая тема, то обязательно найдется путь донести ее аудитории.

Любимое слово – духоподъемность. Я старюсь читать, смотреть и слушать все, что несет в себе зародыш этого понятия. Накачать мускулатуру можно в спортзале. Но поднять, укрепить, возвысить свой дух нужно особой работой над собой. А это крайне необходимо, ибо без этой работы ты теряешь ориентиры жизни – в мире слишком много созидательных и разрушительных идей и часто они тесно переплетены. И нужно иметь четкие нравственные ориентиры, чтобы отличить одно от другого и смелость духа, чтобы, не боясь, об этом говорить другим, раз уж у меня такая профессия.

За время работы в журналистике я кое-что успел и получил знаки признания от коллег, из которых мне наиболее ценны: диплом Международной конфедерации журналистских Союзов, медаль «Дерево дружбы» от Совета Глав СНГ, почетный диплом конкурса «Телегрант». Кроме этого, я трижды финалист «Тэффи», академик «Евро-Азиатской академии телевидения», член Союза журналистов, член Союза театральных деятелей.

Сейчас у меня время путешествий. Я езжу с семьей из страны в страну, оставаясь подолгу, собирая материалы на книжки, наблюдая, как живут другие. Но продолжаю вести эфиры и активно публиковаться в журналах и на сайтах интернет-изданий. Оказалось, что все можно совмещать.

  • ЧТО ДЕЛАЮ НА ЭХЕ
На пару с Сергеем Бунтманом ведем программу «Перехват» — о значимых политических и социальных событиях прошедшей недели. События выбираем сами. Стиль разговора свободный и откровенный. Эфир по пятницам в 22.10. Много пишу для эховского блога.
  • УЧАСТВОВАЛ В ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПРОЕКТАХ:
«Бомонд» ОРТ «Большое Времечко» НТВ «Игры гладиаторов» РОССИЯ «Акуна-Матата» РОССИЯ «Детектив-Шоу» ТВЦ «Народ хочет знать» ТВЦ «Спорная территория» Телеканал «МИР» ТО, ЧТО НАПИСАЛ:

«КИСЛО-СЛАДКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА», Книга первая Смешно написанный учебник журналистики. Но написанный не только для журналистов, а для всех, кто хочет понять и знать, как устроена эта профессия изнутри. Читается на одном дыхании. Чтение сопровождается взрывами собственного смеха.

Тут книга продается по самой низкой цене

«ПРАВОСУДИЕ ДЛЯ ДУРАКОВ ИЛИ 100 САМЫХ НЕВЕРОЯТНЫХ СУДЕБНЫХ ИСКОВ И РЕШЕНИЙ» Книга по мотивам эховской программы «Кейс». Я выбрал 100 самых невероятных судебных случаев и описал их, добавив свои свежие комментарии. Но это не простая книжка, а книжка-игра. Читаешь историю и комментарий, а потом голосуешь прямо на странице, а в конце книги проверяешь результат. Эта книга о вечном противоборстве законности и справедливости и о том, что они чаще всего не совпадают.

Тут книга продается по самой низкой цене

  • СКОРО В ПРОДАЖЕ:
«ЧЕРНАЯ РУКА И ПИРАМИДА ХЕОПСА» Решил написать детскую книгу, но познавательную. Своеобразное детское «Дискавери». Таких книжек будет всего десять. Первая книга о путешествии в Древний Египет на строительство пирамиды Хеопса. Получилось смешно. Иллюстрации делал прекрасный художник-иллюстратор Владимир Буркин. Совсем скоро книга появится в магазинах.

  • ЧТО ЗАКАНЧИВАЮ
На финальном этапе работа над книгой «Сказки про Италию» — то, что я увидел и узнал об Италии и что мне о ней рассказали. Еще заканчиваю работу над аудиокнигой «Одноэтажная Америка» по И.Ильфу и Е. Петрову. Начитываю ее с наслаждением. Дальше, если все будет в порядке, напишу вторую книгу о своей профессии. Это будет продолжение «Кисло-сладкой журналистики».
  • КОНТАКТ СО МНОЙ
[email protected] с обязательной пометкой: Для Матвея Ганапольского

echo.msk.ru

Матвей Ганапольский — Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева — Эхо Москвы, 26.08.2018

М.Ганапольский― Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, добрый вечер, начинаем нашу программу «Итоги недели без Евгения Киселева». Программа будет без Евгения Киселева – он в отпуске, и тут ничего не поделаешь. Вместе со мной Алексей Соломин, за которым я  соскучился и Алеша Нарышкин в студии в Москве. Напоминаю, что эта передача специфическая — смысл этой программы – это, с одной стороны, подведение итогов недели, какие были главные события, на что обратить внимание, что было значимым. Но самое главное в этой программе – обязательное голосование, ваше отношение к тому или иному событию. Итак, начнем — «Событие недели».

А.Соломин― «События недели мы сделали два и давайте начнем с Джона Маккейна. Помните, была такая фигура в американской политике, которого звали Збигнев Бжезинский? Мало кто знает в  России, как выглядел Збигнев Бжезинский, но очень многие знают, что есть такая фигура и ею принято пугать российских патриотов. Джон Маккейн в какое-то время стал фигурой, которая должна была занять место Бжезинского, потому что едва ли не каждый российский политик упоминал имя Маккейна как главного врага России, главного русофоба, человека, который чинит России все препятствия, начиная от санкций и  заканчивая прочими другими проблемами – вплоть до  грязи в подъездах. Обычно Бараку Обаме приписывали эти шалости, но Маккейн всегда во всем виноват тоже.

Все-таки главное определение Маккейна всем дал, конечно, президент Путин и поставил на место многих из российских патриотов, называющих Маккейна русофобом. Он сказал, что относится к Маккейну даже с симпатией и подчеркнул, что не шутит. Потому что Маккейн для него человек, который представляет собой настоящего патриота – не российского, естественно, — патриота своей страны, патриота США. И если посмотреть на биографию Маккейна, то действительно ты видишь человека, последовательного в  своей позиции, человека с очень четкой позицией. Никогда не уступавшего ни внешнему давлению, ни внутренним партийным установкам. Потому что это был один из последовательных критиков Трампа, человека, выдвинутого своей, Республиканской партией — до последнего он был противником его команды.

Маккейн действительно завоевал любовь своих избирателей и  этого человека многие избиратели сейчас провожают с большой грустью. Политикам свойственно менять позиции, подстраиваться – сегодня ты  «за» пенсионную реформу, завтра ты против, — это общее место. Маккейн был человеком, который демонстрировал, что так быть не должно.

Но мы же находимся в России и нам все равно нужно задать вопрос, применительно к России. Поэтому вопрос для слушателей простой: был ли Маккейн, с вашей точки зрения, русофобом? Если «да» — 660-06-64, если нет, не был — 660-06-65. Мы спрашиваем потому, что президент Путин назвал Маккейна симпатичным для него человеком, потому что он американский патриот, но  как вы считаете, как он в действительности относился к России, нужно ли нам грустить о его уходе.

А.Нарышкин― Потому что, на самом деле, я  сегодня с  удивлением обнаружил — в соцсетях ссылались на несколько интервью Маккейна, где он объяснял россиянам, которые его ненавидят, что на самом деле он не русофоб, а именно тот человек, который для России хочет добра. То есть, да, санкции, резкие высказывания, но этим самым он надеется, что правительство в России сменится и наступить такая некая демократическая пора, и придут в российский Кремль власти, которыми народ будет доволен и будет благодарить их за свое благополучие и счастье.

Для меня это было откровением. Потому что, если не вдаваться в подробности, если не вынимать голову из зомбоящика, может сложиться впечатление, что какой-то сумасшедший старикашка в США, которому уже за  80 лет, причем пользующийся колоссальным доверием и влиянием, он просто сидит и надиктовывает всякие свои русофобские выплески. И при этом в его же  честь называется пакет последних санкций. Сидя в Москве, думаешь, как же  нам с этим справиться? Наверное, этого человека не будет и мы сразу же заживем нормально. Но это абсолютное заблуждение людей, которые любят российскую власть, люди, которые обожают Путина и ненавидят американцев, или  — как я  услышал уже по телевизору, как их в открытую называют «пиндосами», — хотя это очень странно?

А.Соломин― Просто так и называют?

А.Нарышкин― Не  ведущий, а гости в студии называют американцев «пиндосами». Теперь, конечно, будет проблема – нет Маккейна, на кого мы теперь персонально будем возлагать ответственность за все плохое, что у нас есть? Абсолютно правильно Соломин вспомнил – раньше Обама писал в подъездах, видимо, Маккейн сидел и гадил. Про Трампа мы в меньшей степени такое говорим. Но  все, Обама теперь не у руля, Маккейн вы сами знаете, где, теперь кого пинать? Майкла Бома несчастного, который ходит по-прежнему в эфир? Но это не так интересно, нужна фигура покрупнее, а такой фигуры нет.

А.Соломин― Трампа нельзя, потому что мы  выбирали Трампа сами.

А.Нарышкин― Это конечно.

М.Ганапольский― Смешной диалог, язвительный. Хороший, правильный диалог – правильная тональность. Но все-таки о Маккейне. Если говорить про личное восприятие, мне немного Маккейна жаль, и вот, почему. Он, знаете из таких романтиков. Его знаменитое письмо «К русским», где он  объясняет, что он не русофоб – это метать бисер перед свиньями, где свиньи, в данном случае, не русские, а  российское руководство, которое делает врагов из чего только можно. Вот говняшку какую-то поднимут, и из нее сделают врага, или что-то, например, хорошее где-то увидят и  из этого сделают врага. Вот это переназначение «врагов», назначение «врагов», — поэтому оставим их в сторонке.

Тут произошла такая важная история – Маккейн сначала был романтиком и ему казалось, что какое-то увещевание и какое-то объяснение, оно произведет какую-то революцию. Если разобраться, то  вот эта статья, которую он написал – к кому она обращена? Он был наивным человеком, думал, что это письмо дойдет до россиян. Да ни фига. Это письмо дошло до трех-четырех изданий, которые мало кто читает – я имею в виду Первый и Второй канал нашего славного российского телевидения, поэтому его объяснение, что он не русофоб узнали 500 тысяч человек, а  остальные 20 миллионов — мне говорили, что Первый канал устойчиво смотрят 5 миллионов человек, вот этих старушек и стариков, на которых, собственно, вот эта зомбо-пропаганда и действует. Они про это письмо не узнали. Или узнали через фразу «тут один сумасшедший старик» — а в стиле г-жи Захаровой говорилось только так, — «какой-то сумасшедший старик, ястреб», написал письмо. Короче говоря, вы знаете знаменитое: «Солженицына не читал, но  хочу осудить».

М.Ганапольский: Будьте американцем, посидите во вьетнамской тюрьме, где он сидел, а после будете разговаривать

Поэтому, наверное, потом, когда он уже заболел и  ему было не особенно до России, он, может быть, и смеялся над собой, или кто-то ему объяснил, что метать бисер перед свиньями, — еще раз подчеркиваю, что это есть такая российская поговорка, я никого конкретно не имею в виду, я имею в виду нравы российские – так скажем, — что ему этого совершенно не было смысла делать. Поэтому мне его даже жаль в этом смысле и я ему сочувствую.

Но есть другая вещь в этом человеке. Посмотрите, пожалуйста, статьи в западных изданиях. Не в наших, в  этих говно-газетках и журнальчиках, прокремлевских, — посмотрите, что о нем пишет серьезная пресса, что пишет «Нью-Йорк Таймс», «Лос-Анджелес Таймс», «Вашингтон пост» — они все поражены его последовательностью и несгибаемостью. Это был последовательный и несгибаемый человек.

Дело в том, что мы его знаем исключительно как такого ярого антисоветчика, но дело в том, что, на секундочку, он был в американской власти и кроме России у него были еще разные другие интересы. Все подчеркивают, что ушел один из столпов Америки, один из тех людей, на которых Америка держится.

Конечно, некоторые блогеры сейчас, — уж не знаю, по своему ли личному желанию, или по квитанции из Кремля публикуют обгоревшие трупы вьетнамцев, спрашивают: а вы видели, что он участвовал в этих бомбардировках и жег напалмом вьетнамцев? Ребята, засуньте эти статейки знаете, куда? Будьте американцем, посидите во вьетнамской тюрьме, где он сидел пять лет, а после этого будете разговаривать. Он свое отсидел, и Никсону жал руки на костылях. А после этого стал великим американцем. «Великим» — с большой буквы.

Я ему лично благодарен. Благодарен за то, что он отстаивал Россию и российских граждан от власти, от Кремля. И в своем письме, которое, думаю, станет классиком публицистики, он объяснял, что такое свобода. Но, к сожалению, он ушел из  жизни. Но это письмо осталось, и когда-то это письмо будут читать по  Первому каналу Киселев, а  Соловьев в стихах, которые ему поможет написать Дима Быков, прочитает это письмо. Потому что это достойная публицистика и это был великий человек.

А.Нарышкин― Письмо, о котором мы говорим, есть на сайте «Эха» «Россияне заслуживают лучшего, чем Путин» — зайдите на сайт, почитайте. Можно говорить, что Маккейн, как настоящий патриот, руководствуется исключительно интересами США, но если так, если ему наплевать на Россию, и  он  для российского народа, российских властей хочет страданий – тогда зачем он пишет такие вещи? Он описывает не  международную, не внешнюю политику России, он  описывает наши внутренние сложности и проблемы: «Президент Путин и его окружение не верят в эти ценности, они не уважают ваше достоинство и не признают вашу власть над ними, они наказывают за несогласие, арестовывают оппонентов, манипулируют вашими выборами, контролируют ваши СМИ, они преследуют, угрожают, запрещают организации, защищающие ваше право на самоуправление». Где здесь неправда?

Маккейн, при том, что, конечно, он далеко за океаном, но он говорит, черт возьми, правду, что из этого не так? И главное, что это текст абсолютно не стареющий – он  был написан несколько лет назад.

М.Ганапольский― Я сейчас открыл «Нью-Йорк Таймс», там статья под заголовком «Мировые лидеры реагируют на смерть сенатора Маккейна».

А.Нарышкин― Маккейн написал этот текст в  2013 году.

М.Ганапольский― И заголовки: «Великий гражданин», «Патриот высочайшей пробы» — вот такой вот человек.

А.Соломин― Я обратил внимание, что в заявлениях Маккейна, которые он делал на протяжении многих лет – помните, он баллотировался в президенты в  2008 году, спорил с Обамой, в том числе, высказывался по России — там было гораздо меньше злости, чем в отношении не  России, но российского руководства – это нужно подчеркивать, — было гораздо меньше злости, чем в  нынешних заявлениях людей, которые делали с  Россией «перезагрузку», людей, которые разочаровались в  том, что с Россией можно наладить отношения – почитайте блоги бывшего посла Макфола, например.

Мне кажется, что риторика Макфола сейчас более жесткая, чем была у Маккейна когда-то. Потому что Маккейн считается непримиримым противником российского руководства. Может быть, как раз это связано с осознанием своей ошибки, с  осознанием своей бывшей верой в то, что с Россией можно договориться. Я не хочу сказать, что кто-то лучше, а кто-то хуже – Маккейн для меня никогда не был политиком, он не избирался в России и  нисколько не влияет на меня.

М.Ганапольский― Конечно, я сейчас не смотрю российское телевидение, но предполагаю вой и  «разрыв пуканов».

А.Соломин― Говорят «бомбящие пуканов», «горящие пуканы».

М.Ганапольский― А все из-за того, что Маккейн посмел этой своей статьей и  прочими своими выступлениями, где напоминал российским гражданам о том, что они не должны сливаться с властью и покорствовать ей. Он покусился на главную российскую скрепу – что Россия это Путин, а Путин это Россия. Так вот главное злодейство Маккейна относительно России заключается в том, что он напоминал гражданам, что Путин это просто зло, и  Путин отдельно, и гражданам нужно не  сливаться с ним в экстазе. Каковы результаты голосования?

А.Нарышкин― Нам, конечно, нужно было спрашивать, считаете ли вы Маккейна русофобом, или российским патриотом, но, тем не менее – 19% слушателей считают, что Маккейн был русофобом, 81% придерживаются другой точки зрения.

М.Ганапольский― Внушает оптимизм.

А.Нарышкин― Наверное, уверовали в то, что Маккейн был персонажем, который нес для России позитивную повестку. Завтра в  эфире «Эха» будет передача памяти Джона Маккейна – расскажем, каким он был, каким он был в американской политике, как он стал русофобом – в какой момент своей политической карьеры. У нас будет несколько включений, в том числе с людьми, которые общались и взаимодействовали, сотрудничали с ним. Это будет в  22 часа по Москве.

М.Ганапольский― Давайте вторую тему.

А.Соломин― Задержали Навального. Вообще, если посчитать, сколько времени Навальный провёл в спецприемниках, и все это сложить, мне кажется, постепенно можно будет уже набрать ему срок за какое-нибудь приличное преступление.

А.Нарышкин― По совокупности.

А.Соломин― Да, по совокупности. Такой очень интересный прием использует власть. Когда Навального задержали перед большой акцией протеста против пенсионной реформы, тут не было никаких эмоций, потому что как только сказал в Твиттере «кбу», — расшифрую специально для Роскомнадзора: «как мы, блин, удивлены».

Дело в том, что это такая тактика – запереть Навального на время акции – она не то, что даже хорошо продумана, она настолько предсказуема, что мало кто в действительности удивился. У Шендеровича есть по этому поводу текст, где он спрашивает: а в чем тут новость-то? Вот если бы президента Путина посадили – это была бы новость.

А.Нарышкин― А Навального — рутина.

А.Соломин― Да, и где здесь новость? действительно, невозможно ничего добавить: «в городе убивали, грабили, насиловали – город жил своей обычной жизнью».

М.Ганапольский― Действительно, нечего добавить в  эту заметочку от  Шендеровича. Но  она справедлива – чморить Навального — это главная забава российской власти. Правда, бесстыдная. Потому что все-таки он семейный человек, сейчас у  них в семье какой-то праздник, и  его посадили ровно под это дело. Делается это нагло.

М.Ганапольский: Чморить Навального — это главная забава российской власти. Правда, бесстыдная

Хочу сказать еще раз – в  России же за все можно сейчас сесть, поэтому приходится выбирать слова, а поскольку я далеко, так я вообще в этом смысле не напрягаюсь. Но хочу сказать – я себе представляю — это не потому, что я  хвалю Украину. Просто помните, когда задерживали Саакашвили, то  Крещатик был полон его сторонников. Его вытащили из машины, и так далее – там была целая история. Я себе представляю, если бы вдруг г-н Порошенко решил поднять какие-то старые дела Тимошенко и ее арестовать. Знаете, чтобы тут было?

А.Нарышкин― ничего.

М.Ганапольский― Или товарища Гриценко, который мало кому известен — он тоже будет кандидатом в  президенты, или любого другого политика. Хочу сказать, что до дна дошла не только  российская власть тут до дна дошли – ну, я вот не знаю, как их назвать, помогите мне найти выражение?

А.Соломин― А мы с вами на самом деле не в одной команде. Зачем мы вам будем подсказывать выражения?

М.Ганапольский― Я не об этом. Я  спрашиваю, как называются сторонники Навального?

А.Соломин― Как телевизор их называет?

А.Нарышкин― «Навальнисты». «Молодые навальнята»

М.Ганапольский― Ну да. Я говорю это осторожно.

А.Нарышкин― Понятно – всю грязную работу Нарышкин делает в этой передаче.

М.Ганапольский― Я говорю, что я не призываю никого никуда выходить. Я просто задаю вопрос издалека, из  эмиграции. Задаю вопрос – вот их лидера сажают, нагло забирают телефон «давай, пошел», а они сидят дома и переписываются с Волковым, и так далее. Ребята, демократия в этом смысле, не поднимая жопы от дивана, такая и будет в  России.

А.Нарышкин― Подождите, вы сейчас упрекаете сторонников Навального в том, что они вчера не вышли на Манежную площадь в количестве ста человек?

М.Ганапольский― Я никого не упрекаю. Я не имею права из города Киева кого-то упрекать.

А.Нарышкин― А что вы  имеете в виду? Вот они переписываются с Волковым, с  Зайцевым. С Медведевым.

М.Ганапольский― Ну и хорошо. А  он сидит. Сейчас он сядет на 30 суток.

А.Нарышкин― А почему тогда мы про Украину говорим? Хорошо, сядет на  30 суток.

М.Ганапольский― Ни почему. Не шей мне «двушечку» за призывы. В следующее воскресенье я буду в  отпуске, а кто-то будет вам говорить правильные вещи, ничего не разжигая, вот и все.

А.Нарышкин― Почему я с вами не согласен  — дело не в том, что не выходят за Навального. Навальный сам по себе, при моем уважении, роли большой не играет – власть здесь недальновидна и слепа. Они удумают, что они сажают, например, Удальцова или Навального, и вы автоматически сужаете и сокращаете масштаб протеста, который будет 9 числа.

М.Ганапольский― Ты перевел на другую тему.

А.Нарышкин― Нет. Это та же самая тема.

М.Ганапольский― Сторонники Навального делегировали Навальному право сидеть, а сами сидят у компьютера и возмущаются.

А.Нарышкин― Я о власти, которая думает, что посадила Навального и купировала протест, а на самом деле люди выходят не за Навального, а люди выходят, потому что тема интересная. 9 числа будет тема пенсионной реформы. С Навальным, без Навального.

А.Соломин― Но когда-то, напомню, они вышли из-за Навального.

А.Нарышкин― Это неважно. Они выйдут, а  московские чиновники этого не замечают.

А.Соломин― Все, уходим на перерыв.

НОВОСТИ

М.Ганапольский― Продолжаем – те же в студии. «Герой недели».

А.Соломин― Все ругают инициативу давать деньги за то, чтобы сообщали информацию о преступниках и  преступлениях. Говорят, что это, таким образом, стимуляция доносов и  всего прочего. Но знаете, я бы сделал «героем» как раз главу МВД Колокольцева и  главу Минюста Коновалова. Потому что сейчас у  нас есть ответственность за недоносительство — в  том смысле, что если ты не сообщил о готовящемся преступлении, то  у тебя есть определенного рода ответственность. И я считаю, что это абсолютно правильно, потому что если люди знают о том, что кто-то намеревается совершить преступление, должны сообщить об этом. Потому что преступление нужно пресечь. Потому что тот человек, который не сообщил о преступлении, будет нести ответственность за это преступление. Я не знаю, ка кон с этим будет жить. Это вообще ненормальная практика. Донос – это когда невиновного человека по ложному обвинению ты сдаешь полиции — с  меркантильными, например, целями – желая его квартиру получить, или еще что-то. Это действительно что-то нечеловеческое и отвратительное, это то, чем прославились 30-е годы, это то, за что мы доносы осуждаем.

Но  давайте на секундочку обратим внимание, что преступления бывают разные. Бывает не только  политическая нелояльность, за которую когда-то отправляли в тюрьму, лагеря, на каторгу и расстреливали. Существуют совершенно реальные преступления, которых почему-то у нас принято, если ты где-то услышал, или ты знаешь о чем-то таком, ты, скорее всего, не сообщишь, скажешь «это не мое дело», засунешь голову в песок как страус, и будешь жить себе спокойно, смотреть, во что это выльется — в новостях расскажут – «ну и хорошо, я  об этом знал», не расскажут – тоже хорошо.

Я считаю, что это нормальная практика, это не подкуп людей за то, чтобы они рассказывали о  преступлениях. Это вознаграждение за проявление гражданской ответственности. И так должно быть. Давно так должно было быть устроено. Власти в свое время давали награду за  поимку каких-то преступников, и сейчас дают какие-то вознаграждения за информацию, которая помогает раскрыть дело — совершенно нормальная практика в этом контексте, я считаю.

М.Ганапольский― Молчание. Типа я должен что-то тебе сказать?

А.Нарышкин― И мне. И всем.

М.Ганапольский: Все идеи российской власти проваливались

М.Ганапольский― Фигня все это.

А.Соломин― Вот.

А.Нарышкин― Неожиданно начал.

А.Соломин― Почему?

М.Ганапольский― Российская власть умеет одним нехитрым росчерком ума отсутствующего нивелировать важнейшие понятия, которые должны сопровождать любого гражданина, любого жителя России.

Что предлагается, по сути, если упростить, если убрать эти патриотические завитушки? Значит, ты видишь, что в соседней квартире готовят взрывчатое вещество – ну, тебе как-то стало известно, ты  увидел кого-то с канистрами. У меня вопрос – значит, либо ты пойдешь и сообщишь участковому, или позвонишь в полицию, либо ты это не  сделаешь.

Почему ты это, например, не сделаешь? ну, почему сделаешь – понятно: ты  гражданин России, ты не следишь за тем, чтобы Россия была в безопасности, граждане России были в безопасности. Почему ты это, например, не сделаешь? А потому что ты боишься. А как ты боишься? Например, ты доложишь в полицию, их возьмут, их осудят. Но  ты должен будешь прийти как свидетель, и после этого, через 5 лет, когда эти крутые террористы выйдут из тюрьмы, они зарежут тебя и всю твою семью и всех твоих знакомых. У меня вопрос. Там обещают сколько?

А.Нарышкин― От  10 тысяч до  10 миллионов.

М.Ганапольский― Короче, это 150 тысяч долларов. Ты думаешь: если я  пойду и скажу,  — а они готовили большую бомбу, особую,  — мне дадут 150 тысяч,  — пойду-ка, скажу. У  меня к вам вопрос, ребята, — как помогут 150 тысяч долларов? На это даже нормальную квартиру не купишь. Как это поможет тому, чтобы вы и ваша семья остались целыми? Никак.

Понимаете, в чем дело, — это предложение г-на Колокольцева, с одной стороны, нивелирует гражданское в людях. Потому что гражданин, если понимает, что правоохранительные органы его защитят, — а в основном не сообщают потому, что не надеются, что правоохранительные органы защитят, — ничто не мешает гражданину сообщить о готовящемся преступлении. Но деньги в данном случае никак не  помогают.

А.Соломин― А я считаю, что помогают.

А.Нарышкин― Деньги мотивируют, сознательность подталкивают.

М.Ганапольский― Нет. Абсолютно.

А.Соломин― Представьте, что есть человек, который исключительно из собственной ответственности сообщает в полицию, рискуя здоровьем своим, здоровьем своей семьи. И государство говорит ему: спасибо, иди домой. Или: спасибо, вот тебе звездочка «Героя России», — ну, не  «Героя», «Герой» очень сильная награда.

М.Ганапольский― Это важно, что ты сказал — ему «Героя России» не надо. А если бы ему сказали – мы вас наградим медалью или орденом? Но  Колокольцев говорит правильно: мы вам бабки дадим. Ну хорошо, и чем помогут эти бабки?

А.Соломин― Любому человеку нужны деньги. Не помешают.

М.Ганапольский― На что?

А.Соломин― У человека есть свои проблемы – свои долги, свои кредиты. Если человеку говорят просто «спасибо, иди домой» — это неуважение со стороны государства по отношению к этому человеку. А если государство дает ему вознаграждение…

М.Ганапольский― Он продает свою гражданственность.

А.Соломин― Почему?

М.Ганапольский― Потому что если ты гражданин своей страны, то ты должен это сообщить без всяких денег. Но ты должен быть уверен, что они потом не расправятся с твоей семьей.

А.Нарышкин― А если ты гражданин и патриот, но ты немножко, извините, ссышь рассказать о том, что какие-то бородачи у тебя в соседней квартире собирают канистры.

М.Ганапольский― Никогда не скажешь. Ни за какие деньги.

А.Нарышкин― Скажешь.

М.Ганапольский― Не скажешь, если ты ссышь.

А.Нарышкин― Умоляю вас – всему есть цена. За  10 тысяч долларов. За  20 тысяч долларов скажешь. Если у тебя со стороны власти будут гарантии того, что ты это скажешь, и ты получишь не только деньги…

М.Ганапольский― Не будет гарантий. Они только деньги дадут. Давайте сделаем простую вещь. Помните, Российская Федерация предлагала всякие конфетки, которые, в конце концов, когда мы их разворачивали, они оказывались совсем с другим содержанием. Помните, у нас были программы переселения соотечественников на Дальний Восток, потому куда-то на Урал? Сейчас г-н Путин молчит по этому поводу, потому что если напомнить ему, так он же человек без стыда и совести — если ему напомнить, он скажет: слушайте, заведите уголовное дело,  — что они мне жить мешают?

Так вот: все идеи российской власти проваливались. Даже удивительный концепт электрической машины на основе «Москвича» ИЖ-412,который потряс всех абсолютно,  — исхохотались все. Надо же так подставляться, чтобы над Россией смеялись.

А.Нарышкин― Враги только  смеются. Дайте шанс автопроизводителям.

М.Ганапольский― Дайте шанс производителю сделать этот автомобиль? Когда вас еще не было на свете, а я бы в этом возрасте, я  ездил на  «Москвиче-412». По-моему через сто лет, как его уже перестали производить, хотелось бы  сесть на какую-то другую машину. Я понимаю, что «пуканы»,  — сейчас нам это удобно говорить, — я понимаю, что Илон Маск порвал себе уже все «пуканы» Но ладно, это уже другая тема.

Я бы хотел, чтобы через полгода мы с вами попросили статистику. Вы знаете, что органы правопорядка должны по запросу СМИ давать информацию. Нам не нужны адреса, фамилии. Просто: сколько человек получили награду за сообщения. И вы увидите, что ноль. Потому что Россия всегда славилась концептом «Москвича-412».

А.Нарышкин― У меня единственные претензии могут быть к этой истории как раз в части действительно желания властей, потом что-то выплачивать. Ты говоришь: знаете, преступление готовится. А  тебе в дежурной части говорят: хорошо, спасибо. Ты им: ну вы вроде деньги обещали? А Колокольцев отвечает: вы же гражданин.

А.Соломин― Разве вы не за идею работаете? Помните эту историю? Но давайте дальше.

М.Ганапольский― Давайте дальше – «Редиска недели».

А.Соломин― «Редиской недели» стал депутат Владимир Гутенев. Это первый зам.пред Комитета ГД  по  экономической политике, инновационному развитию, предпринимательству, президент Ассоциации…

А.Нарышкин― Приходил ко мне несколько раз в «Арсенал», отличный специалист.

М.Ганапольский: Есть «пехотинец Путина» и есть Путин, который всегда вручает ему очередную награду

А.Соломин― Ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям». За идиотическое заявление, сказанное в контексте новых санкций: «Считаю, что Россия сейчас вынуждена также прочертить свои красные линии – уже пришло время для того, чтобы начать просчитывать предлагаемые экспертами варианты несимметричных ответов США, которые бы не только нивелировали их санкции, но и наносили бы встречный урон. Среди таких возможных ответных мер,  — цитирую я  «NEWSRU.com»,  — депутат назвал размещение в других странах, например, в Сирии, российских комплексов тактического ядерного оружия. Переход при расчете за экспорт вооружений на криптовалюты при их привязке к золоту», а также «приостановление участия России в ряде договоров с США, в том числе, о нераспространении ракетных технологий».

Мне почему-то кажется, что даже в  Кремле как-то покрутили пальцем у виска и решили, что этот депутат в патриотическом угаре треснулся головой об пол настолько сильно, что разум его замутился. Нужно ли размещать российское ядерное оружие в Сирии, — решили мы спросить у  слушателей. Именно в Сирии – это идеальный пример, который можно обсуждать, — нужно там размещать ядерное оружие, или нет? В контексте сообщений, что в  Сирию прибывают западные специалисты, которые будут инсценировать новую химическую атаку.

Если вы считаете, что нужно размешать российское ядерное оружие в Сирии — 660— 06-64, если нет  — 660-06-65. Напомню, что это предложение нашей сегодняшней «редиски», депутата Владимира Гутенева.

М.Ганапольский― Хочу сказать, что я горячо поддерживаю Гутенева. Больше Гутеневых хороших и разных. Поясню, — дело в том, что чем больше психически больные люди, облаченные власть, будут делать подобных предложений, тем больше…

А.Соломин― А я бы не стал говорить.

М.Ганапольский― Ты бы «не стал», а я бы «стал». Это вот такая у нас вольница – когда делаются такие предложения. То я смотрел на какого-то шизофреника на телеканале в  ток-шоу, который предлагал сбросить на Украину «небольшую» атомную бомбу на Киев, на  «бандеровцев».

А.Соломин― Махонькую.

М.Ганапольский― Да, махонькую. Это меня страшно порадовало. Объясню, почему – все просто. И это человек, который предлагает в Сирии, как мы знаем, абсолютно мирной стране, с крепчайшей властью,  — туда поставить ядерное оружие, чтобы напугать американцев. Все это очень хорошо. Потому что я так думаю, что Гутенев западный агент. И  тот сумасшедший на самом деле не сумасшедший – который говорил про атомную бомбу,  — он  тоже какой-то западный агент, может быть ЦРУ, а может быть, украинского СБУ. Потому что они показывают Россию как хаотичную страну, власть которой, — подчеркиваю — «власть», потому что все это говорят власть предержащие, это, конечно, не  Путин, но это люди, которые, например, завтра, если Путин, как и Медведев, куда-то исчезнет, на какие-то пару недель, а потом вообще не появится, — то эти люди могут действительно бросить ядерную бомбу на Киев, или разместить ядерное оружие в Сирии.

А это обозначает две вещи: что Россия неконтролируемая хаотичная страна, и  нужно ее давить санкциями и ограничивать во всем, чтобы эти сумасшедшие были исключительно  в своих клетках, где прутья это граница РФ,  — сделать всех их невыездными. Это раз. А второе – нужно, естественно, убыстрить прием не только Украины, но и Грузии, Молдовы и  вообще всех на свете в НАТО  — для того, чтобы они были под защитным зонтом. Ну и, кроме того, надо удавливать Россию такими удавками, чтобы она про Сирию даже и не думала.

Если бы я сказал, что этих людей надо вязать и отправлять в Кащенко — я этого не говорю. В настоящий политический момент больше Губеневых, хороших и разных.

А.Нарышкин― Гутенев.

М.Ганапольский― Гутенев. Прошу прощения перед Губеневым.

А.Нарышкин― Я вас не понимаю. Вы оба сказали, что заявление идиотическое, и надо больше таких, потому что это психопаты, и так далее. Но насколько я знаю. Гутенев человек очень влиятельный. Вы воспринимаете какую-то поверхностную сторону его заявления.

М.Ганапольский― Нет, наоборот – ты не понял. Именно потому, что он влиятельный, он может повлиять. Поэтому – больше санкций, больше давления, — тем быстрее все в  НАТО.

А.Нарышкин― При чем тут санкции? Вы с Соломиным воспринимаете какую-то оболочку этого заявления, вы не думаете о сути.

А.Соломин― Вглубь надо посмотреть?:

А.Нарышкин― Смотрите глубже, конечно.

М.Ганапольский― А там есть глубже?

А.Нарышкин― Ну да. Я вообще не понимаю, зачем вы цитируете какого-то непонятного человека, который даже не депутат – который предложил сбросить бомбу на  Киев.

М.Ганапольский― Минуточку. Но его не повязали прямо во время телепрограммы.

А.Нарышкин― А за что? Свобода мнений, свобода слова.

М.Ганапольский― Ты понимаешь, что было бы, если бы во время какого-то телешоу в  США кто-то сказал, тот же  покойный Маккейн – «надо бы это сделать»?

А.Нарышкин― «Давайте сбросим бомбу на Мексику?» Сомневаюсь, что было бы  что-то.

А.Соломин― Пришли бы санитары?

М.Ганапольский― Не санитары. Завтра бы был поднят вопрос в  Совете безопасности.

А.Нарышкин― И его бы постигла участь Скрипаля, наверное.

М.Ганапольский― И  этот вопрос не поднимается только потому, что Запад знает – эта страна сумасшедшая.

А.Нарышкин― Гутенев, насколько я знаю, человек очень влиятельный, в том чисел, по линии ВПК. И когда я говорю посмотреть глубже в это заявление – ведь мы за Сирию боремся не просто так, не просто потому, что нам Асад симпатичен. Российское государство, российская власть борется за Сирию потому, что нам важно в принципе иметь какой-то островок влияния в этом регионе. Мы не просто так имеем там порт Тартус, не просто там у нас авиабаза Хмеймим — мы оттуда никуда не уйдем. И предложение в качестве ответных мер США размещать там ядерное оружие, это еще один якорь, чтобы и в этом регионе закрепиться навсегда.

М.Ганапольский― Ты всегда отличался взглядом в глубину. Но я, как человек поверхностный, рассматриваю не военную сторону этого дела, не военно-стратегическую, а политическую. И я хочу напомнить, что у нас политическая передача, это политические итоги недели.

А.Нарышкин― Политический итог недели и  ваш политический комментарий сводится к тому, что Гутенев «идиот».

М.Ганапольский― Он  «идиот» по форме — прошу прощения, господин Гутенев, но иначе вас не назовешь.

А.Соломин― Я вообще не называл его.

М.Ганапольский― Да, я знаю. Я просто сказал, что это здорово  — быстрее в  НАТО.

А.Нарышкин― Да, больше ада.

А.Соломин― 14% наших слушателей говорят, что стоит разместить. И  86% против этого выступают. Мне кажется, что многие набрали первый номер исключительно «погулять». Будем переходить на «Не в фокусе», или просто назовем Рамзана Кадырова второй «Редиской»?

А.Нарышкин― Не вдаваясь в подробности, просто: «Кадыров – редиска».

А.Соломин― Из-за его работы с родственниками, друзьями, детьми террористов. Как мне представляется, они только плодят большее количество людей, несогласных с  чеченским руководством, чем реально спасают от новых терактов

М.Ганапольский― При этом мы с Соломиным уже просим прощения перед чеченским народом.

А.Нарышкин― Правильно.

М.Ганапольский― Перед Рамзаном Кадыровым.

А.Соломин― Я очень корректно все сказал.

А.Нарышкин― Я ни слова не сказал, но тоже присоединяюсь к  извинениям.

М.Ганапольский: Не говорите фамилию «Кадыров» вообще

М.Ганапольский― Извинись.

А.Соломин― Лучше сейчас.

М.Ганапольский― Лучше сейчас, чем потом где-то.

А.Соломин― Простите меня за все.

М.Ганапольский― И все.

А.Соломин― Далее – «Не в фокусе». Не знаю, почему вы смеетесь над этим – там серьезная история произошла и серьезные вещи начались, мне кажется. Ну ладно поехали дальше.

А.Нарышкин― Кстати, обратите внимание — у  Кадырова есть Булат Умаров, это один из близких к Кадырову людей. Он у нас на сайте давал комментарий по  поводу обвинений Кадырова в адрес правозащитников и  «Новой газеты» — там серьезная история, даже  более важная, чем эти рассуждения о взрослых подростках, о молодежи, об ответственности одних за других. Как мне показалось, там какие-то абсолютные призывы к тому, чтобы с правозащитниками, с журналистами, в том числе, «Новой газеты», в регионах расправлялись.

М.Ганапольский― Знаете, почему я не хочу заниматься именно этой темой? Темой под названием «Кадыров»? Потому что тема под названием «Кадыров» находится в исключительном и эксклюзивном ведении президента Путина. Поэтому, если Рамзан Ахматович Кадыров, — да будет благословенно имя его, и  примет он  мои извинения за то, что я вообще вспомнил его фамилию, — что, наверное, не очень хорошо для меня.

Я  бы хотел напомнить, что если он там над кем-то издевается, — я об этом говорю абсолютно серьезно, — а  Путин молчит, — значит, это Путин издевается. Если мы говорим «Кадыров», «дети», и если там это уже происходит, а Путин молчит, — «Путин» условный, — Кремль и  Путин лично, — значит, Путин в деле. Вот и все.

Не говорите фамилию «Кадыров» вообще. Когда в отношении Чечни вы говорите фамилию «Кадыров» — «у Кадырова стреляли», «У Кадырова взорвали», — нет Кадырова. Есть «пехотинец Путина» и есть Путин, который всегда вручает ему очередную награду и дает  — сколько?  — миллионов или миллиардов долларов каждый год.

А.Нарышкин― Не надо считать чужие деньги.

М.Ганапольский― Это личная креатура Путина. Это лично его человек. Все, что делает Кадыров – хорошего или плохого, — он делает с позволения, с санкции и  с освящения Путина. Поэтому давайте в этой передаче при мне не  говорить о Кадырове. Потому что Кадыров это всего лишь «пехотинец Путина».

А.Соломин― В заключении успею только сказать, что Дмитрий Медведев пропал на 9 дней, отменяются встречи, в которых он должен был участвовать. В правительстве \это объяснили спортивной травмой, а  обсудить мы это, к сожалению, широко не успеем. А мы так хотели поинтересоваться, беспокоит ли вас, когда первые лица государства вдруг раз, и исчезают из вида. Меня это начинает беспокоить. Я  тут же…

А.Нарышкин― Потеют руки?

А.Соломин― Да. Ем пирожные в большом количестве.

М.Ганапольский― А я совсем не понимаю, что тут может беспокоить? Есть Медведев, нет Медведева — что меняется?

А.Соломин― Стабильности нет, понимаете?

А.Нарышкин― Главное, чтоб Путин был.

А.Соломин― А может быть люди в погонах пришли? А может быть,  — ну, не знаю, что может быть. Помните, когда Путин пропадал, было то же самое: что происходит?

М.Ганапольский― Знаете, закончим Шендеровичем. «Разве это новость, что арестовали Навального? – вот  если бы  арестовали Медведева, вот это была бы  новость Спасибо вам большое. Нарышкин, Соломин, Ганапольский. Я ухожу в отпуск, до свидания, до  новых встреч.

А.Соломин― Счастливо, хорошего отпуска.

echo.msk.ru

Я лично благодарен Маккейну — Блоги — Эхо Москвы, 27.08.2018

Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева

Матвей Ганапольский: Если говорить про личное восприятие, мне немного Маккейна жаль, и вот, почему. Он, знаете из таких романтиков. Его знаменитое письмо «К русским», где он  объясняет, что он не русофоб – это метать бисер перед свиньями, где свиньи, в данном случае, не русские, а  российское руководство, которое делает врагов из чего только можно. Вот говняшку какую-то поднимут, и из нее сделают врага, или что-то, например, хорошее где-то увидят и  из этого сделают врага. Вот это переназначение «врагов», назначение «врагов», — поэтому оставим их в сторонке.

Тут произошла такая важная история – Маккейн сначала был романтиком и ему казалось, что какое-то увещевание и какое-то объяснение, оно произведет какую-то революцию. Если разобраться, то  вот эта статья, которую он написал – к кому она обращена? Он был наивным человеком, думал, что это письмо дойдет до россиян. Да ни фига. Это письмо дошло до трех-четырех изданий, которые мало кто читает – я имею в виду Первый и Второй канал нашего славного российского телевидения, поэтому его объяснение, что он не русофоб узнали 500 тысяч человек, а  остальные 20 миллионов — мне говорили, что Первый канал устойчиво смотрят 5 миллионов человек, вот этих старушек и стариков, на которых, собственно, вот эта зомбо-пропаганда и действует. Они про это письмо не узнали. Или узнали через фразу «тут один сумасшедший старик» — а в стиле г-жи Захаровой говорилось только так, — «какой-то сумасшедший старик, ястреб», написал письмо. Короче говоря, вы знаете знаменитое: «Солженицына не читал, но  хочу осудить».

Поэтому, наверное, потом, когда он уже заболел и  ему было не особенно до России, он, может быть, и смеялся над собой, или кто-то ему объяснил, что метать бисер перед свиньями, — еще раз подчеркиваю, что это есть такая российская поговорка, я никого конкретно не имею в виду, я имею в виду нравы российские – так скажем, — что ему этого совершенно не было смысла делать. Поэтому мне его даже жаль в этом смысле и я ему сочувствую.

Но есть другая вещь в этом человеке. Посмотрите, пожалуйста, статьи в западных изданиях. Не в наших, в  этих говно-газетках и журнальчиках, прокремлевских, — посмотрите, что о нем пишет серьезная пресса, что пишет «Нью-Йорк Таймс», «Лос-Анджелес Таймс», «Вашингтон пост» — они все поражены его последовательностью и несгибаемостью. Это был последовательный и несгибаемый человек.

Дело в том, что мы его знаем исключительно как такого ярого антисоветчика, но дело в том, что, на секундочку, он был в американской власти и кроме России у него были еще разные другие интересы. Все подчеркивают, что ушел один из столпов Америки, один из тех людей, на которых Америка держится.

Конечно, некоторые блогеры сейчас, — уж не знаю, по своему ли личному желанию, или по квитанции из Кремля публикуют обгоревшие трупы вьетнамцев, спрашивают: а вы видели, что он участвовал в этих бомбардировках и жег напалмом вьетнамцев? Ребята, засуньте эти статейки знаете, куда? Будьте американцем, посидите во вьетнамской тюрьме, где он сидел пять лет, а после этого будете разговаривать. Он свое отсидел, и Никсону жал руки на костылях. А после этого стал великим американцем. «Великим» — с большой буквы.

Я ему лично благодарен. Благодарен за то, что он отстаивал Россию и российских граждан от власти, от Кремля. И в своем письме, которое, думаю, станет классиком публицистики, он объяснял, что такое свобода. Но, к сожалению, он ушел из  жизни. Но это письмо осталось, и когда-то это письмо будут читать по  Первому каналу Киселев, а  Соловьев в стихах, которые ему поможет написать Дима Быков, прочитает это письмо. Потому что это достойная публицистика и это был великий человек.

Эфир целиком

echo.msk.ru

Матвей Ганапольский — Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева — Эхо Москвы, 24.06.2018

М.Ганапольский― Хочу сказать о Сенцове. Сказать хотя бы потому, что помочь ничем не могу. История с ним это наиболее показательный пример отвратительной российской действительности, замешанной на густопсовой лжи. Вот просил бы мир о  его освобождении, если бы он был преступник? Думаю, нет. А мир просит. Но  в ответ начинается ложь, что он российский гражданин – хотя он  никогда им не был и быть не хочет. Вторая ложь – что власть не вмешивается в решение суда – ну, тут только  уместно спросить: а что это, российский суд, куда власть не вмешивается, есть такой? Дальше всякое вранье от Москальковой — что Сенцов даже поправился на пару килограммов, его голодовку вполне можно назвать лечебной – ну, я даже не знаю, это ложь, или какое-то глумление за гранью.

Ну, вот про путинскую Россию тут все понятно, а вот про Сенцова скажу так: перед нами человек, который, насколько свидетельствуют факты, решил дать бой этому параду лжи. А  оружие у него только одно – его собственная жизнь. Так оценим это по достоинству.

Это программа «Итоги недели без Евгения Киселева». Ганапольский, Соломин, Нарышкин. Здравствуйте.

А.Соломин― Добрый вечер.

М.Ганапольский― Давайте начнем. «Событие недели».

А.Нарышкин― Вопреки мрачным прогнозам российская сборная на Чемпионате мира, который проходит у нас, выступает более чем достойно, много восторгов и даже критики, которые раньше не верили в успехи наших футболистов, вынуждены признать, что были неправы, были слишком категоричны. И теперь, поскольку нам остается одна игра до выхода из группы, и мы уже на самом деле вышли из группы, и оптимисты говорят, что, может быть, не ограничится все одной восьмой финала, а мы дойдем куда-то выше, может быть, 3-е, 2-е, а может быть, даже первое место займем и  возьмем Кубок.

Хочется перевести всю эту историю конкретно с победами нашей сборной в  политическую плоскость. Вы знаете, что, в принципе, к  Чемпионату в России готовились давно и футболисты тоже начали готовиться давно к турниру, но вспомните фигуру, которая играла огромную роль в руководстве всей этой подготовкой, строительстве стадионов, может быть, в кураторстве над спортсменами – Виталий Мутко. И хотим сейчас вам предложить вопрос – поставьте успехи сборной в  зависимость от ситуации, в  которой оказался Виталий Валентинович.

А.Соломин― Виталий Леонтьевич.

А.Нарышкин― Прошу прощения. Валентинович это другой, это Милонов. Такая интересная оговорка.

М.Ганапольский― Кстати, неплохо его сюда подвязать. Как без Милонова? Скучно, что там, Мутко, вот Милонов – да, это класс.

А.Соломин― К сожалению, сам Милонов давно как-то растратил весь свой пыл, видимо, в первый год депутатской деятельности, и  сейчас прозябает где-то в абсолютном бездействии.

А.Нарышкин― Это сейчас была такая открытка депутату. Надеюсь, что следующий пост про каких-нибудь опасных содомитов будет посвящен тебе, Алексей.

А.Нарышкин― Столько молодых горячих мужчин по улицам Москвы бродит, а где Милонов? Нету.

А.Нарышкин― Вот он как раз бродит.

М.Ганапольский― Он занимается петербургскими мужчинами. Кстати, недавно у него было некое предложение, он что-то такое опять предлагал запретить. Но все уже к этому привыкли.

А.Соломин― И не обращают на это внимания совершенно.

М.Ганапольский― Да, надо ему жанр менять.

А.Соломин― Я придумал для Милонова ход, как вернуться в публичное пространство и громко заявить о себе – предложить что-нибудь разрешить. Вот тогда все раскроют глаза.

М.Ганапольский― В общем, есть у него возможность напомнить о себе. Твой вариант тоже хорошо.

А.Соломин― Или каминг аут.

А.Нарышкин― Ввернёмся к Мутко. Вопрос для голосования – если сборная России возьмет кубок по итогам этого чемпионата, простите ли вы Мутко? Если простите — 660-06-64 не простите  — 660-06-65. И  внесу некие пояснения.

М.Ганапольский― Да, они тут необходимы.

А.Нарышкин― У Мутко сейчас колоссальный отрицательный багаж – хотя бы  из-за истории с Олимпиадой и допингом. Вы помните, что в отношении него принимались различные санкции именно по  линии Международного олимпийского комитета. И вопреки ожиданиям того, что Мутко в новое правительство не войдет, потому что он  себя, и  уже в целом российский спорт дискредитировал, максимально, -все равно вы знаете, что Мутко, пускай и немножко в другой сфере, остается вице-премьером российского правительства –Путин его за определённые качества ценит, что, наверное, нельзя сказать о простых россиянах, которые из-за отрицательного багажа Милонова не могут оценить по достоинству.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: История с Сенцовым – показательный пример отвратительной российской действительности

Но и история со стройками, футбольными стадионами – я слышал, что Мутко, хоть и курировал спорт в правительстве и именно эта отрасль ему подчинялась – все равно, если были какие-то претензии по строительству того же стадиона в Петербурге, то  вопросы были, в том числе, к Мутко. Да, он был на этой должности хозяйственником, и мне кажется, логично часть ответственности перекладывать на Мутко, когда мы вспоминаем, сколько раз срывались сроки сдачи стадионов, во сколько раз там увеличивалась смета.

М.Ганапольский― Молчание затянулось.

А.Нарышкин― Поэтому прозвучала отбивка, чтобы мы проснулись. Не спите, ребята.

М.Ганапольский― Вообще, конечно, это смешная история, чиновник долго-долго делал плохо.

А.Соломин― Почему плохо? Давайте поспорим.

М.Ганапольский: О―па.

А.Соломин― Почему вы думаете, что чиновник сидит на своем месте, и каждый день думает, как бы ему сделать плохо?

М.Ганапольский― Разве это я сказал? Не понимаю, что ты  мне шьешь. Один допинговый скандал должен был Мутко стоить…

А.Соломин― Должности?

М.Ганапольский― Всего на свете. Потому что человек не себя дискредитировал, это не он принимал допинг. Это он  крышевал и позволял государству вмешаться в  спорт и давать допинг – это была государственная программа – ну, иносказательно можно так сказать. Но  он остался на своем месте. И  что происходит дальше? Дальше происходит следующая история – Путин его переназначает. Ну, Медведев. Есть такой Медведев?  — да, Медведев переназначает. И  когда Медведев говорит, что надо его назначить, присутствующие ржут, и ржет сам Медведев. Тем не менее, несмотря на этот смех, человек получает новую должность ну, семья, это такая наша традиция – он крышевал, он помогла как-то все это, что принесло российскому спорту позор. И теперь его за это надо отблагодарить следующей должностью. И он получает следующую должность – он теперь по строительству?

А.Соломин― Так точно: вице-премьер по строительству.

М.Ганапольский― Так вот я думаю, как экстраполировать эту замененную мочу – я не понимаю, он  шлакоблоки будет менять, или вместо бетонных перекрытий будут деревянные перекрытия? Есть такое слово «неуснашаемые». Вот Мутко это пример «неуснашаемых». Говорят: номенклатура вечно жива. Вот перед вами яркий механизм вечно живой номенклатуры.

К чему я это говорил? Да ради бога, может быть он вообще хороший пацан. Недавно была опубликована фотография, где сидит совсем еще молодой Путин в Петербурге и рядом сидит юный Мутко. Понятно, что своих не бросают – так устроена наша империя.

Но я про другое. Мы своим вопросом, а вопрос правильный, но, тем не менее, по сути, он чудовищный. Потому что вот если сыграют футболисты – а это спорт, а он имел отношение к спорту, правда, другим занимался, — он же не Черчесов, правильно? Вот можем ли мы его простить? И  вот сейчас обязательно – если не большинство, то найдется меньшинство, которое его простит. И они будут вечны, эти «Мутки». Они будут сидеть, пока — даже не знаю, это у президента есть какой-то срок, после которого он должен уйти, номинальный, хотя Путин его соблюдать не будет. Вот сколько Мутко может сидеть на своей должности? Не потому что я  к нему плохо отношусь. Но нельзя таких людей держать. В этой стране 140 миллионов человек, неужели не найдется человек, который может нормально руководить спортом или строительством. Не понимал и не понимаю.

А.Нарышкин― Каждый имеет право на ошибку. Я сейчас выступлю адвокатом Мутко. Мутко оступился.

А.Соломин― Там не совсем так.

М.Ганапольский― Обмочился.

А.Соломин― Во-первых, отношение к Мутко со стороны власти продиктовано тем, что…

М.Ганапольский― Извини, Алеша. Предложение — как это называется?

А.Соломин― По процедуре.

М.Ганапольский― У меня предложение – давайте долго на нем не засиживаться, дальше у нас крутые темы.

А.Соломин― Да, мне особо и сказать нечего на самом деле про Мутко.

М.Ганапольский― Как это? Ты воздух вобрал во все легкие.

А.Соломин― Да, глубоко.

М.Ганапольский― Ты у нас теперь главный в передаче, ты любишь итожить, говорить последним. Я эту твою историю очень хорошо знаю.

А.Соломин― Как раз я  и не хотел, чтобы так получилось, а набрал глубоко воздух, чтобы хорошо пукнуть в воду. Дело в том, что, на мой взгляд, спортивный чиновник это не тот человек, который приводит к победе российскую сборную. Ее приводят к победе футболисты и тренер, — здесь вы совершенно правы. А спортивного чиновника даже не  за допинг мы должны оценивать. Мы должны оценивать спортивного чиновника за объем инфраструктуры исключительно. Вот есть спортивные учреждения, куда дети ходят? Вашим детям есть куда пойти, в вашем районе? Если есть – значит, Мутко хорошо справился со своей работой и пусть руководит, чем угодно – строительством, курятниками, — чем угодно. Если нет, или если вы не можете получить доступ к своим спортивным учреждениям – они слишком дороги, или еще по каким-то причинам не пускают вашего ребенка туда – значит, он плохо сработал. Вот и вся парадигма.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Номенклатура вечно жива. Мутко – яркий механизм вечно живой номенклатуры

А.Нарышкин― Итоги голосования — 5% слушателей готовы простить Мутко, если сборная станет победителем Чемпионата мира. 95% отношение к Мутко не изменят. Идем дальше.

М.Ганапольский― «Герой недели».

А.Нарышкин― «Герой недели» Александр Лукашенко, который предается каким-то мрачным, тревожным мыслям, как будто уже сомневается в том, что Белоруссия может оставаться суверенным, независимым государством. На днях он встречался с представителями сельского хозяйства в Белоруссии и сказал такую фразу: «Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет или в состав какого-то государства войти, или о нас просто будут вытирать ноги, а не дай бог, еще развяжут войну как в Украине», — сказал президент соседней страны.

Такое ощущение меня посещает, что Лукашенко, может быть, устал или разочаровался в том, что он делал? А вторая мысль – возможно, чувствует со стороны России какие-то притеснения, может, ловит какие-то сигналы? Проходят всякие переговоры, с Путиным он встречался за последнее время дважды, приезжал сюда на открытие Чемпионата, а  потом Путин нанес ему ответный визит в Минске с  расширенной делегацией.

Есть у нас много различных экономических споров с  Белоруссией  — например, по молоку, всякие газовые вопросы, говорят, сейчас будут нефтяные налоги, нефть подорожает для Белоруссии, которая является важным производителем нефтепродуктов.

Честно скажу, мне жалко Лукашенко – человек много лет во власти, между прочим, гораздо дольше, чем Путин. И если он из-за своего возраста, может быть, начинает так пессимистично размышлять, хочется посоветовать его коллеге из России, Путину, быть помягче, может быть относиться более уважительно к такому важному политику.

А.Соломин― А зачем?

А.Нарышкин― Зачем портить отношения?

А.Соломин― А у Путина нет здесь дел никаких, чтобы помягче относиться к своему союзнику? Помягче относиться это что значит? Деньги давать, пошлины снижать, или нефть продавать задешево? Это означает, что цены на бензин здесь, в  России, итак высоки.

А.Нарышкин― Не просто же так Россия и Белоруссия образуют «союзное государство»? Я плохо понимаю, чем эта структура реально помогает нашим обеим странам, тем не  менее. У нас нет «союзного государства» с Казахстаном, у нас есть «Таможенный союз» на троих. Но, тем не менее — само название «союзное государство» подчеркивает, что наши страны ближе некуда, и доводить президента страны до таких мыслей…

А.Соломин― До отчаяния?

А.Нарышкин― Действительно, до отчаяния – это правда.

А.Соломин― Нет, я не согласен. Но чтобы не оставлять свое слово напоследок, два слова сейчас скажу. На мой взгляд, Лукашенко талантливый политик, он уже давно и надежно использует кейс, связанный с Украиной, с  потерей, по сути, части суверенитета на  территории Украины и  с возвеличиванием России в своих целях  — уже давно, он это делает с  2014 г. И это абсолютно нормально. Россия в свое время, когда на Украине в  2004 г был Майдан, тоже использовала это как красную тряпку для всех здесь: «вот посмотрите, что там, посмотрите, что будет здесь, к чему ведет ваша позиция, ваши недовольства».

Точно так же  поступает Лукашенко, который решает все проблемы просто примером других своих соседей. Есть пример соседа, который пострадал за что-то, а есть пример соседа, который, нарушая все правила, ходит и быкует на всех. И таким образом он заставляет своих людей работать.

Помните, как детей маленьких пугают: «не будешь есть кашку, придет серенький волчок и ухватит за бочок». Это абсолютно из той же оперы. И  здесь, мне кажется, не следует серьезно относиться к его словам — то есть, следует, он президент, и тем более, если вы его подчиненный. Но воспринимать это действительно как какую-то угрозу, которая сейчас нависла над Лукашенко, я бы не стал. Лукашенко торгует давно, делает это умело и определенных успехов добивается. Просто, видимо, сейчас какая-то черная полоса. М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не могу согласиться.

А.Нарышкин― Сначала вопрос — считаете ли вы Белоруссию на самом деле независимым государством?

А.Соломин― Просто Нарышкин сказал про «союзное государство» — разве это уже не формат отношений, когда мы вроде бы  едины, просто у нас два руководителя – один на своей территории, другой на своей. Мне кажется, что Белоруссия в этом смысле в некоем зависимом положении получается, потому что есть старший брат и младший.

М.Ганапольский― Вот-вот, верно. Давайте вопрос для голосования.

А.Соломин― Если вы считаете Белоруссию независимым государством — 660-06-64, если не считаете — 660-06-65.

М.Ганапольский― Только наше голосование не по форме, а  по сути – у Белоруссии есть президент, флаг, гимн, конституция – все как полагается.

А.Нарышкин― У ДНР и ЛНР тоже все это есть.

М.Ганапольский― Да. Вот с Белоруссией происходит сложная вещь. Дело в том, что они выросли. Я уже рассказывал, что когда был в Белоруссии, сошел с самолета, я увидел, что надписи там на  четырех языках, в том числе, китайском.

Дело в том, что Лукашенко играет в большую игру с китайцами. Он китайцам дает такой карт-бланш, которого Россия и не видит. Он делает альтернативную экономику  — просто о ней мало кто говорит и мало кто замечает. Он  вырос. Думаю, что вечерами, когда он приходит домой, он рвет на себе волосы, что он заключил такое историческое – пока что при Путине не имеющее обратного хода «союзное государство». Он не знал, что так можно. Он не знал, что мир изменится, он не знал, что будет такая история с Украиной, не знал, что Россия его подвесила за ребро, не знал, что сам он лично изменился и прошел путь от  отвращения перед Западом, к Западу, и  сейчас ищет контактов с  Западом, с США, с  объединенной Европы.

Сегодня он вступал бы в Европу и в НАТО. Потому что так получилось – человек сидел-сидел, — насколько я его чувствую, и  сейчас это совершенно другой Лукашенко, который продолжает, делая ритуальные книксены в отношении Росси, тем не  менее, строить свое национальное государство.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С Белоруссией происходит сложная вещь. Дело в том, что они выросли

Он понял, что так можно. Он перестал ментально быть частью России. Поэтому отсюда такие слова. Он их говорит вполне откровенно, хотя, конечно, он уже должен быть «белоруссо-фашистом» на  «зомбоящике». Потому что что это такое? Все же прекрасно понимают, что он имеет в  виду Россию.

Мы долго дискутировали над непонятной фразой «присоединиться к  какому-то государству». Но вообще, честно говоря, он  прибедняется. Потому что экономика в Белоруссии диверсифицирована, она стоит не только на бензине и не только на нефти. Она стоит много на чем. Вот здесь, в Киеве, каждый пятнадцатый магазин – белорусский. И мы знаем, какое прекрасное в Белоруссии сельское хозяйство. Знаем, какая прекрасная деревообрабатывающая промышленность. Поэтому он там пугает.

Но  хочу вам сказать, что, конечно же, назревает кризис. И думаю, что он все время думает о том, как бы закончить с этим государством, которое так и не родилось и всю жизнь жило на конфликте. Только пока время еще не пришло. Но думаю, с его стороны – я думаю, он ждет ухода Путина. После ухода Путина он  себя морально будет считать свободным человеком и, кроме того,  — ну, понятно,  — он может провести референдум легко. Он найдет причину, и народ проголосует.

А.Соломин― Какой? О присоединении к России?

М.Ганапольский― Нет. Об отсоединении.

А.Нарышкин― Разрежем, наконец-то, пуповину?

М.Ганапольский― Да. Но то, что он хочет разрезать эту пуповину для меня абсолютно очевидно после того, как я увидел, что происходит в Белоруссии. Это абсолютно самостоятельное государство, прежде всего, экономически. Политически – это вы сейчас скажете, как люди проголосовали.

А.Нарышкин― 55% слушателей считают, что Белоруссия действительно независимое государство, 45% ее таковой не считают. На самом деле удивительные итоги

А.Соломин― Сделаем перерыв для новостей и рекламы, а затем продолжим.

М.Ганапольский― Давайте.

НОВОСТИ

М.Ганапольский― Продолжаем. Те же в студии, едем дальше.

А.Соломин― У нас еще один «Герой недели» — Вахтанг Кикабидзе, человек, который сделал несколько интервью Жанне Немцовой в  «Дойче Велле», в том числе, о Советском Союзе. Его заявление разошлось здесь на цитаты, позволившие обвинить его – ну, нельзя сказать в  «русофобии», наверное, в «советофобии». Потому что было много осуждений, комментариев со стороны российских законодателей в адрес Кикабидзе.

Он что примерно сказал? — процитирую по  РИО Новостям, чтобы было понятнее, что цитируется государственными агентствами. «Ранее грузинский артист заявил, что ненавидел СССР и был рад его распаду, хотя такую махину трудно было развалить». По его мнению, Россия идет по тому же пути, Кикабидзе пояснил, что ненависти он не испытывает, и вообще слово «ненависть» очень плохое: «мне не нравился герб СССР, это самое бездарное произведение, которое существует на полотне» — сказал артист, и при этом подчеркнул, что люди, жившие в  СССР ни при чем.

Кстати, другой российский актер, Олег Басилашвили, стал на сторону Кикабидзе и поддержал его, защитил его от нападок со стороны российских ура-патриотов: «это исторический процесс, которому нельзя ни радоваться, ни плакать из-за него. Это судьба страны. Радости я не испытывал, но событие есть событие, и грустить из-за этого тоже не имело смысла. Народ советских республик захотел жить отдельно от  власти, которая находилась в центре».

Мы сделали Кикабидзе «героем» по настоянию Ганапольского, потому что – собственно, вы  и объясняйте, почему.

М.Ганапольский― Ну да. По двум причинам. Во-первых, потому, что в лице Кикабидзе, выдающегося артиста, выдающегося певца, и «его года» не только  «его богатство», но и признание публики, — про это говорить лишне.

Во-первых, потому, что перед нами человек, который совершенно спокойно высказывает свое мнение. А сейчас дефицит таких людей. Тем более, известные люди. Он уже 10 лет, как в  2008 году произвела войну с Грузией и он сказал, что в России его ноги не будет – и ноги его нет. Это первая история.

А второе – я ему благодарен, и он абсолютный «герой», потому что он высветил этих так называемых «патриотов». Причем, где?  — в  Госдуме России. Например, заявление г-на Пушкова, что если бы не СССР, то он был бы каким-то малозначимым артистом в малозначимой стране – думаю, грузины оценят отношение Пушкова к Грузии, к великой стране с гигантской историей, — но это такое, у нас оскорбить…  — великодержавный шовинизм, это Пушков, это вполне понятно.

Но  и это не все. Ирина Петровская – прочитайте, пожалуйста, на сайте «Эха» — там она говорит об этом, и еще говорит об этом из «Московских новостей» телевизионный обозреватель Мельман.

А.Нарышкин― «Московского комсомольца».

М.Ганапольский― Да, прошу прощения. Нам надо понимать, уважаемые слушатели, что эта «пацанва» порвет кого угодно. И это из-за Путина, потому что Путин сказал знаменитую фразу, что развал СССР была величайшая геополитическая катастрофа. Поэтому Советский Союз надо любить Путин не давал им указание разорвать Кикабидзе. Тот же пушков.

Ну. Не нравится Кикабидзе российский герб – ну, не нравится. Это же  просто герб, он нарисован. Можно было бы нарисовать как-то иначе этого орла, двухголовое существо, которое там — ну, неважно, как-то можно было сделать иначе – ему просто не нравится герб. Но нет, — в ответ идут оскорбления. Думаю, в ток-шоу, которое сегодня будет, по нему тоже пройдутся и скажут, что он никто и  имя ему никак.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело в том, что Лукашенко играет в большую игру с китайцами

Просто хочу сказать Пушковым, всем этим вот людям, что правы были те, кто сказал, что Брежнев это малозначимая историческая фигура эпохи Пугачевой. Пугачева жива-здорова, передает нам всем привет и даже песни записывает. Вот я хочу сказать Пушкову, что он малозначимая вообще фигура, даже неисторическая, а просто – времен Вахтанга Кикабидзе. И мы посмотрим, кто останется в народной памяти – Кикабидзе или Пушков, Пушковы.

Поэтому – батоно Вахтанг – мое вам огромное уважение. Вы для меня «герой».

А.Соломин― Не так давно я участвовал в проекте, который мы делаем с Третьяковкой, он  называется «Хранители» — у нас была дискуссия, в том числе, там были студенты, и мы разговаривали о смертной казни. Кстати, эту беседу можно посмотреть на нашем канале и на сайте «Эха». В ходе этой беседы я вдруг для себя неожиданную вещь открыл – кто-то там сказал, что оказывается, у нас при Аександрах в  19 веке количество смертных казней было ничтожно малым по сравнению с тем, что было в  20 веке, при Советском Союзе. Тогда это был такой шаг назад на пути страны, которая шла на пути к гуманизму, перспективы которой были невероятны, что я для себя отметил, что мои претензии к ССССР не только эстетические, не только про гимн или про герб, не только про то, как все это оформлялось – с этими колосками, полями и прочим. Претензии сущностные. Если бы не СССР, или, точнее, бездарное управление советскими лидерами советской страной, то  сегодня я, представитель другого поколения, жил бы  совсем в другой стране. Прежде всего, в гуманистической стране, а  не в таком, какой-то смеси непонятно, чего: каких-то дурацких амбиций, хамства какого-то.

И одновременно то, что выжило, то, что проросло и сохранилось в  Советском Союзе – прекрасных людей. То, на что Пушков обращает внимание – дескать, не стал бы Кикабидзе великим актером – стал бы. Потому что человеческое выжило. А это признак человеческого, потому что люди любили то, что действительно является искусством. И никуда бы они от этого не делись. Только этого было бы больше, потому что таких людей вы бы не сгноили в лагерях, их было бы еще больше и было бы еще краше.

А то, что Кикабидзе остался и действительно стал популярным, это то немногое, что Советскому Союзу не удалось прикончить.

М.Ганапольский― Я бы советовал Пушкову перед тем, как застрелиться от позора, посмотреть два фильма – думаю, он их видел, но забыл, — «Мимино» и «Не горюй». И не потому, что там играет Кикабидзе, а потому, что там рассказано о жизни, которую Пушковы не понимают – в этих фильмах, особенно в  «Не горюй». Надо посмотреть эти фильмы. Вообще нам всем надо пересмотреть фильм «Не горюй» — это один из самых выдающихся мировых шедевров  — я бы так сказал. Давайте дальше  — «Редиска недели».

А.Нарышкин― Ксения Анатольевна Собчак «Редиска недели». Как вы знаете, в эти выходные, на базе партии «Гражданская инициатива», была образована новая партия. «Партия перемен», это та самая партия в новом обличье, от которой Собчак шла на президентские выборы. Но, вопреки лично моим ожиданиям, Собчак в руководство этой партии не вошла, не стала ее лидером.

Да, она сейчас есть в политсовете вместе с  Дмитрием гудковым. Но именно Дмитрий Гудков. У  которого сейчас мэрская кампания и он должен будет получать в ближайшее время подписи муниципальных депутатов,  — должен их требовать, просить, собирать, — и будет противостоять Сергею Собянину, — именно он стал лидером этой партии.

Еще раз – Собчак не оправдала моих ожиданий. Вы скажете, что это мои собственные проблемы, но тем не менее. Я полагаю, что президентская кампания и месяцы, которые она провела в бешеном ритме, они ее закалили максимально. Ей нужно было бы, если она когда-то видела себя настоящим политиком, нужно было бы сейчас хотя бы в руководстве партии, на самом пике, продолжать свою политическую деятельность. Но мы уже несколько раз констатировали, что Собчак, после своего поражения на выборах, ушла в  какое-то абсолютное небытие.

И мне кажется, что не только у меня, но у большинства избирателей, были какие-то ожидания  — что сейчас она немножко придет в чувство, соберется, стряхнет с себя всю пыль и обвинения, и возьмется дальше за политическую борьбу, примется воевать с теми людьми, которых она не любит во власти и  хочет оппонировать. Мне кажется, что назначение Гудкова, как бы хорошо я  к нему ни относился, как к потенциальному оппозиционному лидеру – это не тот человек, который мог бы эту структуру возглавлять.

М.Ганапольский― Ты удивишься, но мне нечего добавить к тому, что ты сказал.

А.Нарышкин― И это грустная история. Я ненавижу такие моменты. Это худшая часть программы, когда Ганапольскому нечего сказать

М.Ганапольский― Хорошо, тогда добавлю. Но много времени брать не буду, тем более что заключать все равно будет Соломин, который скажет длинный монолог.

А.Нарышкин― Вот теперь все по правилам. Давайте.

М.Ганапольский― Конечно, не хочется никого обидеть. Конечно, Дмитрий Гудков замечательный, яркий политик и оппозиционер – реально. Да, действительно такой. Но чисто технологически у меня возникают вопросы. Дело в том, что смысл кампании Собчак был привлечь, насколько я понимаю, новую аудиторию в политике  — просто своей персоной. Те, кто смотрит адвокатские сериалы типа «Хорошая жена», «Костюмы» — любой. Они знают, что если адвокат приходит и говорит, что хотел бы устроиться на работу, ему говорят – кого вы приводите с собой, где ваши предыдущие клиенты? И если у человека нет клиентов, ему сложно устроиться на работу в адвокатское бюро. Потому что адвокаты это бизнес.

Так вот я хочу сказать, что как-то я  этот «бизнес» Собчак не  понимаю. То есть, мне по барабану – Собчак, или тот, кого она выдвинула. Ноу меня вопрос — как быть с этими людьми, которые пришли бы в политику за Собчак? Она что, надеется, что их Гудков приведет/? Но у Гудкова за плечами нет «Дома-2», нет определенной той харизмы. У него другая харизма, своя, гудковская, ноу него нет харизмы Собчак.

Мы вот правильный вопрос задаем – ершила ли она соскочить? Пусть люди проголосуют.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кикабидзе – человек, который совершенно спокойно высказывает свое мнение. А сейчас дефицит таких людей

А.Соломин― Сейчас мы этот вопрос зададим.

М.Ганапольский― Но для меня проблема совсем в другом. Для меня проблема в том, что она выпускает из политики тех людей, которые могли составить огромную армию. – Да, вот этих вот с губами, собачками, хорошими машинами.

А.Соломин― Кстати, это не «Дом-2».

М.Ганапольский― Вопрос слушателям первоначально звучал так: оставляет ли она политику и теперь будет заниматься «Домом-2».

А.Соломин― Условно, в кавычках «Дом-2».

М.Ганапольский― Она не может быть без своего прошлого в том смысле, что даже если она сейчас не будет заниматься телепроектами. Вот она сделала фильм про отца, и все. Она должна была быть лидером для того, чтобы люди «Дома-2», условно – они должны были бы пойти за ней.

А.Соломин― Я об этом и говорю — из шоу-бизнеса.

М.Ганапольский― Это дополнительная аудитория для выборов. Мне кажется, что она не политику как бы бросает – на  этот вопрос только она может ответить, — она бросает ту аудиторию, которая рванула за ней. И потому я бы назвал, прошу прощения, в каком-то смысле – это абсолютно точно, независимо от того, что она сама думает – то, что она не возглавила эту партию – это кидалово. Это все.

А.Соломин― А я с вами не согласен. Потому что как раз свою аудиторию она не бросает. Ее аудитория, как мне представляется, в каком-то смысле была удивлена ее резким уходом в политическую деятельность, а теперь Ксения вернулась к  тому, чем занималась до этого. Она прекрасно спела песню на  премии «Муз-ТВ» не так давно.

М.Ганапольский― Только какое это имеет отношение к политике?

А.Соломин― А с чего вы взяли, что люди от нее ждут занятий политикой? Почему вы решили, что ее аудитория…

М.Ганапольский― Ты меняешь тему.

А.Соломин― Нет, я вам отвечаю. Вы сказали, что она предает свою аудиторию. А я говорю, что она как раз не делает этого.

М.Ганапольский― Ту часть аудитории, которая хотела вслед за ней пойти в политику, ее партию. Меня не интересует аудитория «Дома-2», эстрады, ее песен. Меня заинтересовало другое. Я был в Москве и брал у нее в интервью в прямо м эфире, я ее спрашивал – вы будете этим заниматься? Она сказала «да», сейчас мы делаем партию». И в этом был хайп, в этом была динамика. Мне кажется, что сейчас все просирается. И мне это не нравится.

А.Соломин― Есть одна проблема, и у нас с  вами, у  людей, которые много занимаются политикой,  — все не крутится вокруг политики. Жизнь она многообразна. И поэтому, если человек выпадает из обсуждения одних вопросов и занимается другими, это не означает, что человек кончился, что он исчез. Может быть, для нас с вами как предмет обсуждения он переходит в  другое качество, но это несовершенно не означает, что человек сделал что-то плохое.

М.Ганапольский― Я не про это сказал. Для меня важны будущие президентские выборы 2024 года. Предполагаю, что там Собчак как кандидата не будет.

А.Соломин― Хорошо это, или плохо?

М.Ганапольский― Это не мое дело.

А.Соломин― Вот и все. И жизнь продолжается.

М.Ганапольский― Конечно. И пошли, выпьем, раздавим чекушку.

А.Соломин― Конечно.

А.Нарышкин― Вы к нам, или мы к вам?

М.Ганапольский― Сальцо порежем.

А.Соломин― Все верно. Скажите, где Павел Грудинин?

А.Нарышкин― В совхозе.

А.Соломин― А в политической повестке дня, где он?

М.Ганапольский― Ну, подсунь мне еще Павла Грудинина, — вот прямо  он мне очень интересен.

А.Соломин― Так знаете, почему? Потому что нет никакой политической повестки. При Путине нет никакой политической повестки.

М.Ганапольский― Хорошо, не успеваем. Идем дальше.

А.Соломин― Следующее «Не в фокусе».

М.Ганапольский― Да.

А.Нарышкин― Легкая, может быть, даже не совсем политическая тема — пресс-секретаря Дональда Трампа выставили в США из ресторана.

А.Соломин― Но не из-за того, что она громко чавкала. По  политическим мотивам.

А.Нарышкин― В принципе, это не совсем политика. То  есть, это не крупная политика, не большая политика, не та, которую мы только что обсуждали. С точки зрения ресторана это такая мелочь, пакость — вы не любите Трампа, не любите его пресс-секретаря, ловили много раз обоих на непоследовательности, на лжи, вы в шоке от того, что происходит в  стране при новой администрации, а потом к вам приходит его пресс-секретарь, и вы как будто бы  сводите счеты.

Это очень опасная история. Если вам не нравится какой-то журналист, политик, это не повод потом встречать его на улице и плевать ему в рожу. А здесь, как мне кажется, произошло то же самое.

М.Ганапольский― А если он плюет?

А.Нарышкин― Как он плюет? Действиями своими плюет?

М.Ганапольский― Действиями своими.

А.Нарышкин― Ну, хорошо, — пробивайся в политику и работай на том же уровне.

М.Ганапольский― Вот она и работает.

А.Нарышкин― Ну, не знаю. Выгнать из  ресторана это примерно то же самое, что просто наплевать в суп, например.

М.Ганапольский― Тоже хороший ход.

А.Нарышкин― Или если бы  официант, приглашая присесть, выдернул бы стул – все бы посмеялись. А потом из этого сделали шоу – смотрите, пресс-секретарь Трампа повалилась, давайте пойдем все на нее помочимся, потому что у нас ресторан для демократов. Ну, это глупость, это путь в никуда. Это странно. Это какие-то мелкие пакости, на которые были способны активисты движения «Наши», всякая прокремлевская молодежь. И то, что эту новость раздули, это характеризует не ресторан — ну, не знаю, может быть, ресторан в различных рейтингах получил много звезд и туда все стремятся, раз они такие дерзкие.

Но переведем эту историю, а нашу землю – представьте, что у вас есть ресторан, к вам заходит пресс-секретарь Путина, Песков. Вы его в ресторане отставите, он  у вас сможет спокойно пообещать, или вы его тоже выгоните?

М.Ганапольский― И это ваш частный ресторан?

А.Нарышкин― Частный, ваш собственный ресторан. Вы владелец. Если к вам приходит Песков в ваш ресторан – вы  его у  себя оставляете, кормите  — 660-06-64, или вы его из ресторана выкидываете — 660-06-65. Как быть с Дмитрием Песковым, если он пришел в ваш собственный ресторан? Представьте, что он у вас есть.

А.Соломин― Что интересно, в случае с Сандерс, ее друзьям было предложено остаться и  скушать свое папарделли.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы посмотрим, кто останется в народной памяти – Кикабидзе или Пушков

А.Нарышкин― Мне кажется, это еще хуже. И не ругайся.

А.Соломин― Это название пасты.

М.Ганапольский― Сейчас я увидел смешную карикатуру — это фотография этого ресторанчика, там написано «Обслуживаются только демократы», и автор этого плакатика язвительно пишет, что они себе такое позволяют. Но  Трамп сначала подписал бумагу, по которой дети иммигрантов разделяются с родителями, а потом, после страшного давления общественности, поменял. Предполагаю, что хозяин ресторана не очень понимают, как можно разделить детей со своими родителями, если даже они нелегалы.

А.Нарышкин― 72% слушателей выгнали бы Пескова из их собственного ресторана.

М.Ганапольский― Господи, боже мой.

А.Соломин― Спасибо.

М.Ганапольский― А мы тут с Нарышкиным и Соломиным ни при чем, мы просто вели передачу. Всего самого лучшего, до встречи через неделю.

echo.msk.ru

Ни шага от закона! — Матвей Ганапольский — Реплика Ганапольского — Эхо Москвы, 15.08.2018

Чем меня радует наша фемида, так это тем, что ни на шаг, ни на миллиметр не отступает от закона. Я уверен, что в одной руке она держат Конституцию, во второй кодекс Уголовный, а в третьей – Административный.

Вы спросите, откуда у российской фемиды третья рука? Так у россиян, по словам министра культуры Мединского, наличествует лишняя хромосома, вот от неё и третья рука.

А еще радует, как судьи на местах реагируют на «телефонное право».

Звонят им туда в Ямало-Ненецкий округ из Москвы, из Кремля, к примеру. Секретарша берёт трубку и спрашивает: «Это кто?». Из телефона строго отвечают: «А ну-ка, позовите немедленно к телефону начальника вашего, главного судью!» А секретарша спрашивает: «А вам зачем?»

На той стороне трубки начинают беситься: «Ты чего, секретарша Ямало-Ненецкая, белены объелась? Не понимаешь, кто с тобой говорит?! А ну-ка быстро зови главного судью! Сам Путин хочет его увидеть! Хочет потребовать отпустить Сенцова, а то вы там совсем распустились, икрой его закормили, ананасами в шампанском, а это удар для бюджета на фоне незаслуженных санкций от отбившегося от рук Трампа. Так что, давай зови начальство, секретарша, а то с работы вылетишь, ведь секретарш сейчас как кур нерезаных».

А секретарша так спокойно отвечает: «Ну, во-первых, главного судьи нет, он на оленях в тундру поехал ягель собирать для Сенцова, чтобы не только окрошка, пироги и котлета по-киевски в меню была, но и свежие витамины. А во-вторых, передай там своему Путину, что у нас, в России независимый суд и ФСИН, так что он нам не указ! Хочет ваш Путин нашего судью увидеть? Так мы может это обеспечить, прямо в судебном зале, в клетке со стеклом. И повесь трубку, а то тут обеденный перерыв!»

Думаю, что всё было именно так, ибо как объяснить, что комиссия по помилованию Ямало-Ненецкого округа даже не взяла к рассмотрению два ходатайства о помиловании Сенцова.

И правильно, что не взяла, потому что два ходатайства не полагается, а полагается одно. Ведь если на столе лежат две бумажки – одна слева, другая справа, то ты не знаешь, за какую браться. Вот одна, и по центру – это совсем другое дело. Но было две, так что их не рассмотрели.

А еще не рассмотрели, потому что ходатайства были не от самого Сенцова. Одно ходатайство было от матери, но согласитесь, мать может быть за помилование, а сам Сенцов, к примеру, может и не хотеть выходить из тюрьмы. Ему там хорошо, у него как мы знаем, лечебное голодание — да и где еще тебе, террористу, в наваристую сборную мясную солянку кладут свежий ягель? Нигде нет такого, даже в доме у родной матери.

Да и второе ходатайство от Архиепископа Климента тоже рассматривать глупо – ведь Архиепископ на проповедях говорил, что Бог есть, но никому его не показывал. Так может Климент-то не настоящий?

Тут, понимаете, важно не совершить ошибку, ведь в России всё по закону.

Так что Сенцову придётся сидеть на своём лечебном голодании в своём доме отдыха и далее.

А Путин пусть не звонит! Нечего указывать судебной ветви власти как себя вести!

echo.msk.ru

Матвей Ганапольский — Персоны — Эхо Москвы

Подписаться на YouTube-канал Матвея Ганапольского

«Я бредил (в хорошем смысле) идеей сделать свою развлекательную радиостанцию». ( из программы «Сотрудники»)

Я родился в 1953 году в СССР и прожил полжизни при советской власти. В детстве в квартире висела радиоточка, из нее играли марши и песни про колхоз – так работало советское радио моего детства. Но однажды я осознал, что в углу комнаты стоит настоящий радиоприемник. Я включил его, загорелась зеленая лампа настройки и моя жизнь изменилась навсегда. Оказалось, что в приемнике целый мир – страны, языки, мелодии. Все то, чего не было и не могло быть в диетической жизни того времени. Радио подарило мне свободу.

Я много чего делал в своей жизни. Но никто не знает своего предназначения. Возможно, мое предназначение уже почти 20 лет работать на «Эхе Москвы», писать книги, статьи, и изредка мелькать на телеэкране, когда пустят. Сейчас не пускают вообще. Больше всего в моей жизни я ценю, что могу говорить с людьми. С людьми я предпочитаю говорить о проблемах, которые волнуют всех. Мне нет необходимости объяснять, что я люблю и ценю, и какой бы желал видеть жизнь в России – все это прекрасно знают по моим эфирам и статьям.

Я не веду личный блог и никак не могу доделать свой сайт, потому что самореализации мне вполне хватает во всем остальном.

Эфирной зависимости у меня никогда не было, особенно телевизионной, ибо я рано понял, что выходить в эфир нужно только тогда, когда можешь что-то сказать аудитории. А поскольку не всегда есть что сказать, то нужно спокойно отходить в сторону. Но если снова появилась значимая тема, то обязательно найдется путь донести ее аудитории.

Любимое слово – духоподъемность. Я старюсь читать, смотреть и слушать все, что несет в себе зародыш этого понятия. Накачать мускулатуру можно в спортзале. Но поднять, укрепить, возвысить свой дух нужно особой работой над собой. А это крайне необходимо, ибо без этой работы ты теряешь ориентиры жизни – в мире слишком много созидательных и разрушительных идей и часто они тесно переплетены. И нужно иметь четкие нравственные ориентиры, чтобы отличить одно от другого и смелость духа, чтобы, не боясь, об этом говорить другим, раз уж у меня такая профессия.

За время работы в журналистике я кое-что успел и получил знаки признания от коллег, из которых мне наиболее ценны: диплом Международной конфедерации журналистских Союзов, медаль «Дерево дружбы» от Совета Глав СНГ, почетный диплом конкурса «Телегрант». Кроме этого, я трижды финалист «Тэффи», академик «Евро-Азиатской академии телевидения», член Союза журналистов, член Союза театральных деятелей.

Сейчас у меня время путешествий. Я езжу с семьей из страны в страну, оставаясь подолгу, собирая материалы на книжки, наблюдая, как живут другие. Но продолжаю вести эфиры и активно публиковаться в журналах и на сайтах интернет-изданий. Оказалось, что все можно совмещать.

  • ЧТО ДЕЛАЮ НА ЭХЕ
На пару с Сергеем Бунтманом ведем программу «Перехват» — о значимых политических и социальных событиях прошедшей недели. События выбираем сами. Стиль разговора свободный и откровенный. Эфир по пятницам в 22.10. Много пишу для эховского блога.
  • УЧАСТВОВАЛ В ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПРОЕКТАХ:
«Бомонд» ОРТ «Большое Времечко» НТВ «Игры гладиаторов» РОССИЯ «Акуна-Матата» РОССИЯ «Детектив-Шоу» ТВЦ «Народ хочет знать» ТВЦ «Спорная территория» Телеканал «МИР» ТО, ЧТО НАПИСАЛ:

«КИСЛО-СЛАДКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА», Книга первая Смешно написанный учебник журналистики. Но написанный не только для журналистов, а для всех, кто хочет понять и знать, как устроена эта профессия изнутри. Читается на одном дыхании. Чтение сопровождается взрывами собственного смеха.

Тут книга продается по самой низкой цене

«ПРАВОСУДИЕ ДЛЯ ДУРАКОВ ИЛИ 100 САМЫХ НЕВЕРОЯТНЫХ СУДЕБНЫХ ИСКОВ И РЕШЕНИЙ» Книга по мотивам эховской программы «Кейс». Я выбрал 100 самых невероятных судебных случаев и описал их, добавив свои свежие комментарии. Но это не простая книжка, а книжка-игра. Читаешь историю и комментарий, а потом голосуешь прямо на странице, а в конце книги проверяешь результат. Эта книга о вечном противоборстве законности и справедливости и о том, что они чаще всего не совпадают.

Тут книга продается по самой низкой цене

  • СКОРО В ПРОДАЖЕ:
«ЧЕРНАЯ РУКА И ПИРАМИДА ХЕОПСА» Решил написать детскую книгу, но познавательную. Своеобразное детское «Дискавери». Таких книжек будет всего десять. Первая книга о путешествии в Древний Египет на строительство пирамиды Хеопса. Получилось смешно. Иллюстрации делал прекрасный художник-иллюстратор Владимир Буркин. Совсем скоро книга появится в магазинах.

  • ЧТО ЗАКАНЧИВАЮ
На финальном этапе работа над книгой «Сказки про Италию» — то, что я увидел и узнал об Италии и что мне о ней рассказали. Еще заканчиваю работу над аудиокнигой «Одноэтажная Америка» по И.Ильфу и Е. Петрову. Начитываю ее с наслаждением. Дальше, если все будет в порядке, напишу вторую книгу о своей профессии. Это будет продолжение «Кисло-сладкой журналистики».
  • КОНТАКТ СО МНОЙ
[email protected] с обязательной пометкой: Для Матвея Ганапольского

echo.msk.ru

Матвей Ганапольский — Персоны — Эхо Москвы

Подписаться на YouTube-канал Матвея Ганапольского

«Я бредил (в хорошем смысле) идеей сделать свою развлекательную радиостанцию». ( из программы «Сотрудники»)

Я родился в 1953 году в СССР и прожил полжизни при советской власти. В детстве в квартире висела радиоточка, из нее играли марши и песни про колхоз – так работало советское радио моего детства. Но однажды я осознал, что в углу комнаты стоит настоящий радиоприемник. Я включил его, загорелась зеленая лампа настройки и моя жизнь изменилась навсегда. Оказалось, что в приемнике целый мир – страны, языки, мелодии. Все то, чего не было и не могло быть в диетической жизни того времени. Радио подарило мне свободу.

Я много чего делал в своей жизни. Но никто не знает своего предназначения. Возможно, мое предназначение уже почти 20 лет работать на «Эхе Москвы», писать книги, статьи, и изредка мелькать на телеэкране, когда пустят. Сейчас не пускают вообще. Больше всего в моей жизни я ценю, что могу говорить с людьми. С людьми я предпочитаю говорить о проблемах, которые волнуют всех. Мне нет необходимости объяснять, что я люблю и ценю, и какой бы желал видеть жизнь в России – все это прекрасно знают по моим эфирам и статьям.

Я не веду личный блог и никак не могу доделать свой сайт, потому что самореализации мне вполне хватает во всем остальном.

Эфирной зависимости у меня никогда не было, особенно телевизионной, ибо я рано понял, что выходить в эфир нужно только тогда, когда можешь что-то сказать аудитории. А поскольку не всегда есть что сказать, то нужно спокойно отходить в сторону. Но если снова появилась значимая тема, то обязательно найдется путь донести ее аудитории.

Любимое слово – духоподъемность. Я старюсь читать, смотреть и слушать все, что несет в себе зародыш этого понятия. Накачать мускулатуру можно в спортзале. Но поднять, укрепить, возвысить свой дух нужно особой работой над собой. А это крайне необходимо, ибо без этой работы ты теряешь ориентиры жизни – в мире слишком много созидательных и разрушительных идей и часто они тесно переплетены. И нужно иметь четкие нравственные ориентиры, чтобы отличить одно от другого и смелость духа, чтобы, не боясь, об этом говорить другим, раз уж у меня такая профессия.

За время работы в журналистике я кое-что успел и получил знаки признания от коллег, из которых мне наиболее ценны: диплом Международной конфедерации журналистских Союзов, медаль «Дерево дружбы» от Совета Глав СНГ, почетный диплом конкурса «Телегрант». Кроме этого, я трижды финалист «Тэффи», академик «Евро-Азиатской академии телевидения», член Союза журналистов, член Союза театральных деятелей.

Сейчас у меня время путешествий. Я езжу с семьей из страны в страну, оставаясь подолгу, собирая материалы на книжки, наблюдая, как живут другие. Но продолжаю вести эфиры и активно публиковаться в журналах и на сайтах интернет-изданий. Оказалось, что все можно совмещать.

  • ЧТО ДЕЛАЮ НА ЭХЕ
На пару с Сергеем Бунтманом ведем программу «Перехват» — о значимых политических и социальных событиях прошедшей недели. События выбираем сами. Стиль разговора свободный и откровенный. Эфир по пятницам в 22.10. Много пишу для эховского блога.
  • УЧАСТВОВАЛ В ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПРОЕКТАХ:
«Бомонд» ОРТ «Большое Времечко» НТВ «Игры гладиаторов» РОССИЯ «Акуна-Матата» РОССИЯ «Детектив-Шоу» ТВЦ «Народ хочет знать» ТВЦ «Спорная территория» Телеканал «МИР» ТО, ЧТО НАПИСАЛ:

«КИСЛО-СЛАДКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА», Книга первая Смешно написанный учебник журналистики. Но написанный не только для журналистов, а для всех, кто хочет понять и знать, как устроена эта профессия изнутри. Читается на одном дыхании. Чтение сопровождается взрывами собственного смеха.

Тут книга продается по самой низкой цене

«ПРАВОСУДИЕ ДЛЯ ДУРАКОВ ИЛИ 100 САМЫХ НЕВЕРОЯТНЫХ СУДЕБНЫХ ИСКОВ И РЕШЕНИЙ» Книга по мотивам эховской программы «Кейс». Я выбрал 100 самых невероятных судебных случаев и описал их, добавив свои свежие комментарии. Но это не простая книжка, а книжка-игра. Читаешь историю и комментарий, а потом голосуешь прямо на странице, а в конце книги проверяешь результат. Эта книга о вечном противоборстве законности и справедливости и о том, что они чаще всего не совпадают.

Тут книга продается по самой низкой цене

  • СКОРО В ПРОДАЖЕ:
«ЧЕРНАЯ РУКА И ПИРАМИДА ХЕОПСА» Решил написать детскую книгу, но познавательную. Своеобразное детское «Дискавери». Таких книжек будет всего десять. Первая книга о путешествии в Древний Египет на строительство пирамиды Хеопса. Получилось смешно. Иллюстрации делал прекрасный художник-иллюстратор Владимир Буркин. Совсем скоро книга появится в магазинах.

  • ЧТО ЗАКАНЧИВАЮ
На финальном этапе работа над книгой «Сказки про Италию» — то, что я увидел и узнал об Италии и что мне о ней рассказали. Еще заканчиваю работу над аудиокнигой «Одноэтажная Америка» по И.Ильфу и Е. Петрову. Начитываю ее с наслаждением. Дальше, если все будет в порядке, напишу вторую книгу о своей профессии. Это будет продолжение «Кисло-сладкой журналистики».
  • КОНТАКТ СО МНОЙ
[email protected] с обязательной пометкой: Для Матвея Ганапольского

echo.msk.ru