1.2 Описание технологической схемы установки каталитического крекинга Г-43-107 (в одном лифт-реакторе). Г 43


Самозарядная винтовка G.43 | Военное оружие и армии Мира

Систематические работы над «автоматическими» винтовками Германия начала одной из первых. Однако к началу обеих мировых войн ее армия приходила лишь с опытными образцами самозарядных винтовок.

Опыт эксплуатации немногочисленных опытных автоматических винтовок «Маузер» в ходе Первой мировой войны оказался не слишком удачен. В межвоенный период в Германии, как и в других странах, возобновились работы над самозарядной винтовкой.

НИ ШАТКО, НИ ВАЛКО

Хотя массовая самозарядная винтовка обещала значительно повысить «огневую мощь» пехоты, опытно-конструкторские работы по ней явно не были приоритетными — куда больше внимания потребовали ручной и единый пулеметы. Задерживало работы и трудноразрешимое противоречие между требованиями сохранения баллистики имевшейся магазинной винтовки (а значит — и мощного винтовочного патрона, и длинного ствола) при сопоставимых массогабаритных характеристиках (при наличии системы автоматики и увеличенной емкости магазина) и жесткими требованиями к прочности и надежности оружия. В результате на начало Второй мировой войны имелись лишь опытные образцы 7,92-мм самозарядных винтовок фирм «Карл Вальтер» и «Маузер-Верке» с оригинальной, но громоздкой автоматикой.

ПО ОПЫТУ ПРОТИВНИКА

Близкое «знакомство» с советской самозарядной винтовкой Токарева (СВТ) в 1941 году и популярность, которую трофейные СВТ приобрели в частях вермахта, заставили ускорить собственные работы над самозарядной винтовкой.

Эксплуатация в войсках опытных партий 7,92-мм винтовок G.41(W) «Вальтер» G.41 (М) «Маузер», составивших по нескольку тысяч штук, прошла неудачно — их системы автоматики оказались слишком чувствительны к условиям фронтовой службы. Опытные G.42 фирм «Вальтер» и «Хенель» оказались немногим лучше. Управление вооружений сухопутных сил пересмотрело требования к самозарядной винтовке, что позволило запустить разработку новой системы. 30 апреля 1943 года на вооружение была принята самозарядная винтовка фирмы «Вальтер», получившая обозначение G.43. Серийный выпуск винтовки с октября 1943 года начала «Карл Вальтер Ваффен-фабрик» в Целла-Мелис, с 1944-го-также «Берлин-Любекер Машиненфабрикшв Любеке, «Руршталь АГ» в Виттене, «Вильгельм Густлов Верке» в Веймаре, часть производства организовали в концлагерях Бухенвальд и Нойенгамме.

УСТРОЙСТВО ВИНТОВКИ

G.43 имела газоотводный двигатель автоматики с отводом пороховых газов через боковое отверстие в стенке ствола и коротким ходом газового поршня — тут явно сказалось влияние советской винтовки СВТ. Влияние СВТ можно увидеть и в отъемном магазине, который можно было переснаряжать и не отделяя от винтовки — из штатной патронной обоймы. Однако в остальном это была оригинальная система. Ведущим звеном автоматики служила затворная рама, получавшая импульс движения назад от отдельного толкателя газового поршня. Запирание канала ствола G.43 производилось двумя качающимися боевыми упорами, симметрично расположенными по бокам невращающегося затвора — боевые упоры разводились в стороны запирающим клином, управляемым затворной рамой, и вставали на опорные поверхности ствольной коробки. Схема была отработана на G.41(W). Затворная рама накрывала затвор сверху и была соединена с подвижной крышкой, защищавшей затвор и ствольную коробку от загрязнения. Рукоятка перезаряжания располагалась слева на затворной раме. Ударно-спусковой механизм куркового типа по устройству напоминал чехословацкую самозарядную винтовку ZH-29, допускал только одиночный огонь. Смонтированный в задней части ствольной коробки флажковый неавтоматический предохранитель при повороте флажка вправо блокировал спусковой рычаг — положение флажка легко определялось на ощупь и на взгляд без отрыва приклада винтовки от плеча. Магазин — коробчатый, двухрядный. Для снаряжения магазина из обоймы в передней части крышки затвора были выполнены соответствующие пазы. Прицельное приспособление включало секторный прицел, насеченный до 1200 м, и мушку со съемным предохранителем. Ложа — цельная деревянная, с пистолетным выступом шейки приклада и вентилируемой ствольной накладкой. Ружейный ремень крепился «по карабинному» — сбоку ложи. От крепления для штыка отказались. Изготовление ряда стальных деталей (включая затвор, магазин, спусковую скобу) штамповкой, а ложи — из прессованной фанерной плиты значительно удешевляло производство винтовки. С той же целью ствольную накладку с конца 1944 года изготавливали из пластмассы.

МОДИФИКАЦИИ

В 1944 году выпускался вариант, отличавшийся уменьшенной на 50 мм длиной и увеличенной спусковой скобой и известный под обозначением Kar.43 (хотя «Kar.43» или «К.43» обозначали и вариант «стандартной» длины).

Влияние советской СВТ в ее снайперском варианте можно увидеть в широком вы- пуске G.43 (Kar.43) с креплением для оптического прицела. На снайперский вариант G.43 ставился оптический прицел ZF.4 (упоминается также как ZF.43 и ZF.43/1) с кратностью увеличения 4х, крепившийся на специальный прилив на правой стороне ствольной коробки. Отметим, что прицел, созданный с расчетом на установку на самозарядную винтовку, ставился также и на магазинные — тут тоже можно увидеть аналогию с судьбой прицела для снайперской СВТ. Могли использоваться также 1,5-кратные прицелы ZF.40 или ZF.41. Часть винтовок (карабинов) имела на дульной части ствола резьбу для крепления глушителя.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ УСПЕХ

Боевое крещение G.43 получила, конечно, на Восточном фронте, но впоследствии использовалась и на других фронтах. Планировалось вооружить самозарядной G.43 по 16-19 стрелков в каждой роте, однако реализовать эти планы не удалось. В 1943-1945 годах выпустили всего около 349 300 «линейных» G.43 и Kar.43 и 53 435 снайперских. Снайперские варианты, таким образом, составили около 13% общего выпуска, хотя планировалось оснащать оптическим прицелом 20 % винтовок. Стоит отметить, что немцы на последнем этапе войны придали большое значение самозарядным винтовкам с оптическим прицелом — для магазинных Kar.98k это соотношение не превышало 6 %.

    3618      

warfor.me

Презентация на тему: КАТАЛИТИЧЕСКИЙ КРЕКИНГ

Разновидности процесса

-Установки с крупногранулированным шариковым катализатором (Г-43-102).

-Установки с пылевидным (микросферическим) катализатором, работающих в режиме псевдоожижения.

-Установки с микросферическим катализатором, работающих в режиме транспорта катализатора (Г- 43107).

-Установки крекинга типа MSCC (миллисекундный каталитический крекинг).

КАТАЛИТИЧЕСКИЙ КРЕКИНГ

Реакторно-регенеративныйблок КК с движущимся слоем шарикового катализатора

Установка ТСС (США) Установка Г-43-1022 – регенератор, 3 - реактор

УСТАНОВКА Г-43-102КАТАЛИТИЧЕСКОГО КРЕКИНГА ВАКУУМНОГО ГАЗОЙЛЯ

Реактор установки Г-43-102

1-верхнийраспределитель катализатора

2 – корпус

3 – патрубки для отвода паров (гирлянды)

4 – днище

5 – нижний распределитель катализатора

6 – переточные трубы

ПРИМЕРНЫЙ МАТЕРИАЛЬНЫЙ БАЛАНС ПРОЦЕССА КК 43-102

Продукты, % масс.

Газ………………………………………. 12-16Бензин………………………………….25-30Легкий газойль ……………………….40-45Тяжелый газойль……………………..20-25Кокс.…………………………………….3-5

КАТАЛИТИЧЕСКИЙ КРЕКИНГ

А) с кипящим (псевдоожиженным) слоем катализатора Б) с лифт-реакторомВ) слифт-реактороми двухступенчатым регенератором

РЕАКТОР

УСТАНОВКИ Г-43-107

I –СЫРЬЕ

II – РЕГЕНЕРИРОВАННЫЙ КАТАЛИЗАТОР III – ЗАКОКСОВАННЫЙ КАТАЛИЗАТОР IV – ПРОДУКТЫ КРЕКИНГА

V – ВОДЯНОЙ ПАР

1- корпус

2 – двухступенчатый циклон

3 –баллистическийциклон

4 – стояки циклона

5 –подвижнаяопора

6 – форсунки для шлама

7 – десорбер

8 – лифт-реактор

9 – сопло

10 – штуцер предохранительного клапана

РЕГЕНЕРАТОР

УСТАНОВКИ Г-43-107

I – закоксованный катализатор

II– регерерированный катализатор

IIIвоздух

IV – водяной пар

V – дымовые газы

1 – корпус

2 – коллектор для ввода воздуха

3 – топливная форсунка

4 – форсунки для конденсата

5 – двухступенчатый циклон

6 – сборная камера

studfiles.net

"Кавказские дивизии" в боях за Кавказ. 1942-43 г.

         В первые месяцы войны организационно-мобилизационные органы Закавказского военного округа, чьи людские ресурсы в основном были представлены местными национальностями - армянами, грузинами и азербайджанцами - продолжали комплектовать части как раз по экстерриториальному принципу, т.е. игнорируя национальность контингентов.           Русские, украинцы, армяне, грузины, азербайджанцы относительно равномерно распределялись по соединениям. Однако, опыт участия частей и соединений Закавказского округа (зимой 1941 - 1942 гг. переименован в Кавказский фронт) в боях в Крыму в конце 1941 г., показал, что взаимодействие в бою личного состава разных национальностей и организация боя при незнании многими русского языка, чрезвычайно затруднены. Вследствие этого такие дивизии были малоустойчивы и быстро теряли боеспособность, несли излишние потери.

          В конце 1941 г. выход виделся советскому руководству в воссоздании однонациональных формирований, упраздненных в ходе военной реформы в 1938 г. Однородная языковая и культурная среда должна была способствовать повышению качества боевой подготовки бойцов неславянских национальностей, укреплению дисциплины в подразделениях и стойкости личного состава.          В августе 1941 г. решением ГКО было начато формирование латвийской стрелковой дивизии. В ноябре и декабре 1941 г. правительство санкционировало создание еще двух дивизий из жителей Литвы и Эстонии, 15 стрелковых бригад и 20 кавалерийских дивизий главным образом из представителей народов среднеазиатских республик, а также жителей Башкирии, Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Калмыкии.

          В начале 1942 г. к формированию национальных соединений приступил Закавказский военный округ. В приказе наркома обороны предписывалось переформировать уже готовые дивизии, создав на их основе 392-ю и 406-ю грузинские, 408-ю и 409-ю армянские, 402-ю и 223-ю азербайджанские стрелковые дивизии.         Одновременно переформировывались три дивизии Крымского фронта, прибывшие незадолго до этого из Закавказья: 224-я - в грузинскую, 388-я - в армянскую, 396-я - в азербайджанскую.          Наконец, по национальному признаку укомплектовывались вновь создаваемые в Закавказье дивизии: 414-я и 418-я как грузинские, 89-я и 419-я как армянские, 416-я как азербайджанская.          Новые соединения были охарактеризованы как "национальные по содержанию и интернациональные по духу". Позднее возник еще ряд соединений, получивших статус национальных.

          Но уже в течение 1942 г. большинство национальных дивизий, особенно, в Средне-Азиатском военном округе были расформированы, так и не попав на фронт. Это объяснялось их полной непригодностью для боевых действий.          Однако национальные дивизии, сформированные на Кавказе, не разделили общей судьбы. В условиях осложнения обстановки на южном крыле советско-германского фронта весной 1942 г. реорганизация национальных формирований при и без того немногочисленной советской группировке на Кавказе была несвоевременной.         Больше того, Генеральный штаб расценивал их как "основной костяк" войск Закавказского фронта25. На фоне чрезвычайно краткого исторического пути большинства национальных формирований Красной Армии в годы войны, можно считать, что судьба кавказских национальных дивизий аномальна.         В Северо-Кавказской стратегической оборонительной операции (25 июля - 31 декабря 1942 г.) соединения, укомплектованные частично или полностью военнослужащими кавказского происхождения, использовались наиболее массированно.         В начале битвы за Кавказ основная масса национальных дивизий оставалась в стороне от сражения. Они заняли оборону во втором эшелоне, на второстепенных участках передовой или на границе с Турцией. Командование фронтом рассчитывало, прежде всего, на дивизии со славянским личным составом.         Часть их была направлена из резерва Ставки, а часть формировалась на месте, прежде всего, за счет сокращения тылов и остатков отступавших войск других фронтов, и немедленно вводилась в бой.

          Бойцы 89-й армянской стрелковой дивизии, занявшей оборону на спокойном, но неудобном для организации снабжения участке правого берега р. Терек в сентябре 1942 г., находились в ужасных бытовых условиях.          30 сентября командир дивизии докладывал, что 5 тыс. "абсолютно голых и босых" людей страдают от недоедания и жажды, вследствие чего в дивизии имелись "случаи возмущения". Катастрофическое падение дисциплины выразилось в том, что даже беспокоящий пулеметный огонь со стороны противника приводил к полной дезорганизации оборонительные порядки целых полков.           Командир и комиссар одного из батальонов так охарактеризовали положение: "Если составить список политически благонадежных , то в батальоне останется 1 % от личного состава".          По данным немецкого генерала Э. фон Макензена, командовавшего летом и осенью 3-м танковым корпусом, наступавшим на нальчикском направлении, а затем 1-й танковой армией, только за первые два месяца кавказской кампании его корпус пленил 5 тыс. советских бойцов и командиров, причем 2 465 чел. из них являлись перебежчиками.           Во время наступательной фазы Нальчикской операции (25 октября - 2 ноября) в плен попало 16 тыс. чел. Немецкие авторы нередко с удовлетворением отмечают, что большинство перебежчиков, т.е. лиц, сознательно и добровольно сдавшихся в плен, были представителями кавказских народов.          Подразделения Красной Армии, укомплектованные кавказцами, немцы считали "явно неустойчивыми", "имеющими невысокую боевую ценность по сравнению с "русскими" частями".

          На этом этапе от боевого использования национальных дивизий пришлось надолго отказаться. Подавляющая часть национальных соединений Северной группы (89, 223, 402, 416, 414, 417-я, а также укомплектованные преимущественно жителями Закавказья 77, 271 и 320-я стрелковые дивизии), были включены в состав занимавшей спокойный участок обороны 44-й армии и находившейся во втором эшелоне 58-й армии.          Тяжесть боевых действий с врагом несли на себе крайне истощенные боями части 9-й и 37-й армий, укомплектованных преимущественно военнослужащими-славянами.           За распределение славянских соединений по объединениям фронта (армиям и группам войск), особенно гвардейских частей, нередко возникали тяжбы, в которые приходилось вмешиваться даже Генштабу.

           Оценки 394-й грузинской дивизии, с лета 1942 г. оборонявшей перевалы Клухор, Санчаро и Марух, неоднозначны. Политотдел Закавказского фронта считал, что дивизия проявила себя "с исключительно плохой стороны", в ней были зафиксированы многочисленные случаи воинских преступлений. Партийно-комсомольские организации практически прекратили свое существование.           Хорошо зарекомендовала себя только 392-я стрелковая дивизия (командир - полковник Г. И. Купарадзе), воевавшая в составе 37-й армии на нальчикском направлении. Дивизия формировалась в Южной Осетии и носила неофициальное наименование "Горийская", чем подчеркивалась особая, сакральная связь с именем Сталина.           После прорыва немцами 25 октября 1942 г. обороны 37-й армии под Нальчиком дивизия оказалась прижата к горам в полной изоляции от других советских войск, казалось, ее неминуемо должен был раздавить враг.           Однако, благодаря умелому и твердому руководству, дивизия смогла в полном составе за пять дней переправиться через высокогорный перевал Довгуз-Орунбаши, сохранившись, как боеспособная единица.

             Самое негативное впечатление у части советских военных командиров сложилось о военнослужащих-азербайджанцах. Особенности исторического пути и культуры Азербайджана сказались в том, что по уровню образования, владения русским языком, интеграции в русскую культуры они существенно уступали своим закавказским соседям, а значит, отставали в боевой и политической подготовке.            Еще в период кампании по освобождению Крыма зимой - весной 1942 г. при переформированиях соединений командиры в первую очередь избавлялись от военнослужащих-азербайджанцев. Если не было возможности заменить их на славян, то им предпочитали армян и грузин.            Командарм-51 генерал-лейтенант Львов, докладывая о причинах незавершенности переформирования одной из дивизий, сообщал командующему фронтом, что командир дивизии под всякими предлогами задерживал отправку армян и грузин: "Все же они лучше азербайджанцев...".            Жалобы на азербайджанцев поступали даже с Дальневосточного фронта, куда направлялось пополнение из Закавказья. Немаловажно и то, что азербайджанский народ имел общие тюркские корни с населением антисоветски настроенной Турции и поэтому считался не вполне благонадежным.

         Поэтому, хотя в октябре 1942 г. партийные лидеры Закавказья и выступили единым фронтом, наиболее активную позицию вынужден был занять М. Багиров.         Он чаще других вмешивался в конфликты по поводу национальных дивизий, в различных документах комментировал действия азербайджанских дивизий, стремясь представить их в лучшем свете и т.д.         Багиров первым опробовал средства политического давления на военных. В частности, распоряжения начальника Упраформа фронта, требовавшего использовать на укомплектование частей только лиц, владевших русским языком, он расценил как "провокационные" и "нечистоплотные".         Сознательный перевод конфликта на политические рельсы позже стал сильным средством кавказских партийных лидеров в противоборстве с военными начальниками, заставлял их искать оправдания своим действиям.

          Среди документов Военного совета Закавказского фронта разрозненно, но регулярно встречаются личные письма на имя Багирова, принадлежавшие, как правило, перу политработников и командиров среднего звена азербайджанской национальности (политруков, старших политруков, лейтенантов, капитанов).          Руководствуясь не правилами субординации, а порывами совести - "революционной сознательностью" - авторы откровенно информировали секретаря ЦК о тяжелом бытовом положении бойцов, трудностях воспитательной и пропагандистской работы с азербайджанцами в русскоязычной среде, фактах ущемления национальных чувств бойцов-азербайджанцев.         Видимо, неслучайно в обширном массиве документации Военного совета Закавказского фронта не обнаружено признаков подобной переписки фронтовиков с лидерами Грузии и Армении. Последние вели себя инертно, но поддерживали инициативы Багирова, подписывая коллективные резолюции Военного совета.

          Общее наступление началось 27 ноября и продолжалось до 31 декабря, когда гитлеровское командование по собственной инициативе начало отвод войск.          В составе 44-й армии наступали 223, 402 и 416-я азербайджанские, 409-я армянская, 414-я грузинская стрелковые дивизии, укомплектованные преимущественно армянами 320-я дивизия и азербайджанцами - 9-й стрелковый корпус.         Несколько позже в бой была введена 151-я и 271-я дивизии, укомплектованные, соответственно, преимущественно армянами и азербайджанцами и 347-я дивизия смешанного национального состава.          На южном берегу Терека в наступление перешли части 58-й армии, в составе которой находились 89-я армянская дивизия и несколько дивизий смешанного национального состава. Общее число представителей кавказских народов в войсках Северной группы по некоторым оценкам составляло до 42,5 % личного состава.          Спешка и чрезвычайщина подменили собой грамотное руководство операцией, долго не была налажена связь между соединениями и вышестоящими штабами. Оперативный отдел штаба 44-й армии и штабы дивизий оказались не готовы к выполнению своих задач.          Они были укомплектованы инертными, безынициативными офицерами, "каждый из которых, - как говорилось в материалах проверки комиссии штаба фронта, - стремится к тому, чтобы не переделать лишнего".          Штаб армии оказался далеко оторван от наступавших частей, вследствие чего, порой, по несколько дней не имел подробных сведений о положении на фронте и питал вышестоящие штабы информацией, не соответствовавшей действительности.

           В полной мере сказалась низкая квалификация командного состава дивизий, использовавшего шаблонные тактические приемы боя: беспрерывные лобовые атаки, не согласованные с действиями танков и артиллерии.           Соседние дивизии, как правило, не знали положения друг друга и не могли оказать друг другу помощь. Например, о гибели 402-й стрелковой дивизии в районе хутора Ново-Мельников стало известно лишь спустя несколько дней, а до этого оперативные расчеты строились с учетом ее планового продвижения вперед.           Много раз, на протяжении декабря 1942 г., по свидетельству германских историков, немецкая группировка на северном берегу Терека находилась на грани катастрофы. Однако наступление вновь не имело успеха.          Стрелковые части несли тяжелейшие потери, большинство из них к 1 января 1943 г. лишились 50 - 70 % своего личного состава. Так, в частях 9-го стрелкового корпуса 26 декабря оставалось лишь 246 активных штыков - 130 в одной бригаде и 116 в другой. Некоторые дивизии (320-я и 402-я) попали в окружение и были смяты немецкими танками.          Естественным в такой ситуации стало падение дисциплины, в частях 44-й армии выросло число без вести пропавших. Так, только 22 декабря в 416-й дивизии пропали без вести 253 чел., в 409-й - два стрелковых взвода. Этим термином нередко маскировали лиц, попавших во вражеский плен.          По немецким данным, в течение месяца на левом берегу Терека было захвачено в плен 8037 чел., из которых 1037 чел. сознательно перебежали в расположение противника (по советским данным, таковых насчитывалось 110 чел).          В дневнике командира одного из подразделений 111-й немецкой пехотной дивизии, действовавшего на северном берегу Терека, было записано, что в его расположение "при каждой возможности приходят перебежчики, главным образом, представители кавказских народов, не говорящие по-русски".

          В этих условиях у Военного совета Северной группы войск вновь возник соблазн найти виноватых в лице национальных формирований. В донесении Военному совету фронта и начальнику Генерального штаба 23 декабря генерал Масленников охарактеризовал 223, 402, 416-ю азербайджанские и 409-ю армянскую стрелковые дивизии как "слабоманевренные, не стойкие и не способные к наступательным действиям".          "Целые подразделения дивизий ложатся перед первым разрывом мины или снаряда. Поднять такие подразделения... тяжело", даже несмотря на массовые репрессии.           Далее Масленников недвусмысленно намекал на распространение воинских преступлений в национальных дивизиях, заявив, что "до 60 % ранений падает на ранения в левую руку".           В конечном итоге именно на национальные дивизии командующий фронтом возлагал ответственность за провал наступления. 416, 409 и 320-ю армянскую дивизии он предложил расформировать.           Кроме этого, Масленников попросил перевести в состав этой армии 10-й гвардейский стрелковый корпус, укомплектованный в основном славянами и хорошо зарекомендовавший себя в боях.

             На этот раз к числу защитников закавказских дивизий, помимо командующего фронтом и первых секретарей ЦК закавказских республик, присоединилась такая авторитетная фигура, как Л. М. Каганович - член Государственного Комитета Обороны и Политбюро - незадолго до этого назначенный членом Военного совета фронта.            Он возглавил комиссию по исследованию состояния национальных соединений и лично выезжал на места. Вслед за Багировым Каганович сознательно пошел на эскалацию политических мотивов в разрешении конфликта.            В специальном постановлении Военного совета фронта генералу Масленникову было указано, что вместо добросовестного исправления недостатков организации наступления, вскрытых после приостановки наступления 8 декабря, он "Вы скатываетесь на совершенно неправильный путь охаивания национальных дивизий..."

            Однако политический фактор не смог оказывать длительного влияния на решения военных вотпросов. Началась важная операция по преследованию отступавшего с Северного Кавказа противника.            В тяжелых условиях непрерывного марша, в которых войска находились в течение января и февраля 1943 г., реализовать намеченную программу оздоровления обстановки в национальных частях было невозможно.            Напротив, наступавшие части – и не только национальные – несли на себе дополнительные тяготы, связанные с длительным маршем, растянутыми на сотни километров тылами и чрезвычайно холодной зимой.           24 января 1943 г. Северная группа войск Закавказского фронта была преобразована в самостоятельный Северо-Кавказский фронт во главе с генерал-лейтенантом (с 30 января - генерал-полковником) Масленниковым.           Почти одновременно Л. Каганович был отозван в Москву. Новый командующий фронтом получил возможность самостоятельно распоряжаться национальными формированиями.          Он более не допускал "грубых политических ошибок" в виде националистических выпадов, однако и обязательство покончить с "недооценкой" национальных формирований было отложено.           Большинство из них на несколько месяцев было выведено на тыловые оборонительные рубежи и не участвовало в наступательных операциях на Кубани. В связи с быстрым сокращением линии фронта и уплотнением боевых порядков в них не было острой необходимости.

          Итак, воссоздание национальных формирований шло во многих национальных регионах, но только на Кавказе совпало по времени с возникновением реальной угрозы региону со стороны противника. Поэтому, хотя из-за специфических кадровых проблем они отличались низкой боеспособностью, но не были подвергнуты расформированию.         В подтексте претензий военных явно читалось сомнение в политической благонадежности военнослужащих кавказских национальностей. Лидеры Закавказья также пользовались политическими аргументами, обвиняя военное руководство в великорусском национализме.         Для разрешения конфликта потребовался арбитраж Сталина. Благодаря его взвешенной позиции не было допущено дальнейшей эскалации межнациональной напряженности в войсках, а большинство кавказских национальных формирований сохранились как боевые единицы.         После длительного периода отдыха, доукомплектования и боевой подготовки, в конце лета и осенью они продолжили свой боевой путь и в дальнейшем хорошо зарекомендовали себя.         Причем, воины, принявшие участие в обороне Кавказа в 1942 г. составляли ядро этих соединений, стали опытными бойцами, в сравнении с прибывавшим пополнением.          Некоторые из национальных соединений закончили войну в День Победы 9 мая 1945 г., а 89-я армянская стрелковая дивизия встретила этот день в Берлине.

https://journals.openedition.org/pipss/3724#text

Еще на эту тему: Азербайджанцы на фронте. ( 60 фото ) https://oper-1974.livejournal.com/591930.html

oper-1974.livejournal.com

Вестник Европы. Г. 43 1908, т. 5, [кн. 9/10, сентябрь/октябрь]

Описание
ББК 63.3(2)я52ББК 63.3(0)я52
    Вестник Европы. - Г. 1 1866 (9 марта)- Г. 53 1918. - Санкт-Петербург, 1866-1918. - В подзаголовке: 1866-1867 - Журнал историко-политических наук; 1868-1909 - Журнал истории, политики, литературы ; 1910-1917 - Журнал науки, политики, литературы, основанный М. М. Стасюлевичем в 1866 г.Место издания: 1866-1914 Санктпетербург; 1914-1918 Петроград.Редактор-издатель (до 1908 г.) М. М. Стасюлевич, с 1909 по 1916 — профессор М. М. Ковалевский; В 1914 г. журналом руководили три соредактора – К. К. Арсеньев, Овсянико-Куликовский и ученый-экономист А. С. Посников, с 1916 по 1918 — Д. Д. Гримм и Д. Н. Овсянико-Куликовский, при участии К. К. Арсеньева и А. С. Посникова.С 1866 года по 1868 год выходило по 4 тома в год, с 1869 года — ежемесячный.До 1909 г. в сигнатуре издания указывались также порядковые номера, года и тома, продолжающие счет лет и томов предыдущего журнала, издаваемого Н. М. Карамзиным в 1802-1830 годах.Выходит с 9 марта 1866 года."Вестник Европы" - отечественный литературно-политический и исторический журнал, продолжил традицию одноименного журнала, основанного в 1802 году Н. М. Карамзиным. В журнале преимущественное внимание уделялось истории и политике. Печатались известные ученые и публицисты: К. А. Тимирязев, И. М. Сеченов, В. Ю. Скалон, И. И. Мечников, С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин, А. Ф. Кони, Е. К. Рапп, А. Н. Веселовский, А. Н. Пыпин, Д. Н. Овсянико-Куликовский, Ф. Ф. Зелинский, Ф. Ф. Мартенс, К. К. Арсеньев, А. С. Хаханов и другие. В литературном отделе - И. С. Тургенев, И. А. Гончаров, А. Н. Островский, П. Д. Боборыкин, В. С. Соловьев, М. Е. Салтыков-Щедрин, а также статьи по финансово-экономическим вопросам и публицистика Г. Б. Иоллоса, А. Ф. Жохова, А. В. Жиркевича, П. Х. Шванебаха .
I. Стасюлевич, Михаил Матвеевич (1826-1911). II. Ковалевский, Максим Максимович (1851-1916). III. Арсеньев, Константин Константинович (1837-1919). IV. Овсянико-Куликовский, Дмитрий Николаевич (1853-1920).1. Отечественные сериальные и продолжающиеся издания (коллекция). 2. Русский язык (коллекция). 3. Всеобщая история -- Периодические издания. 4. Россия -- История -- до 1917 -- Периодические издания. 5. Исторические журналы -- Россия -- 19-20 вв..
    Г. 43 1908, т. 5, [кн. 9/10, сентябрь/октябрь]. - 1908. - 862 с. - На авантитуле валовая нумерация: Год 73. - Том 427. - 1/14 сентября 1908.На титульном листе также: двести пятьдесят третий том.Содерж.: Льву Николаевичу Толстому : на 28-ое августа 1908 г. / Алексей Жемчужников. Воспоминания о Льве Николаевиче Толстом : I-XXII / Сергей Семенов. Кризис в македонском освободительном движении / И. Кашинцев. В «Толстовской» колонии : по личным влспоминаниям : I-V, VI-IX / А. М-ов. Творчество А. П. Чехова, его мотивы и идеи : критический очерк : IV-V / А. И. Красносельский. Ранние годы Н. Г. Чернышевского : из истории русского общества и литературы : VIII-X / В. Е. Ветринский. Л. Н. Толстой : 1828-1908 гг. / К. К. Арсеньев. Из учебных тетрадей покойного Цесаревича Николая Александровича (1862 г.) / М. М. Стасюлевич. Литературные воспоминания о 70-х годах : П. Кропоткин. С. Кравчинский. С. Синегуб. В. Дебогорий-Мокриевич : I-V / Игн. Житецкий, [и др.]. - Библиография в примечаниях отдельных статей. - Экземпляр МОГНБ без обложки..
Источник электронной копии: ПБМесто хранения оригинала: МОГНБ

www.prlib.ru

Технологический регламент секции 100 с блоком утилизации тепла установки г-43-107м/1 газокаталитического производства зоны 1 ао ”башнефтехим”.

“УТВЕРЖДАЮ”

Начальник производственного

управления АО ”Башнефтехим”

____________ В.А. ГАНЦЕВ

“____”______________1999 г.

Начальник газокаталитического

производства АО “Башнефтехим”

______________А.М. СУХОРУКОВ

“_____”_______________1999 г.

Зам. главного технолога

АО ”Башнефтехим” по зоне 1

_____________С.А. ДЬЯЧЕНКО

“_____”________________1999 г.

Начальник отдела охраны труда

и техники безопасности

по зоне 1 АО “Башнефтехим”

______________ Ф.Ф. МУЛЛАЯРОВ

“_____”_______________1999 г.

Индекс регламента тр 2.202.001-99 Срок действия до________________

“СОГЛАСОВАНО”

Главный инженер

“БГНХ”

______Н.Б. САХИБГАРЕЕВА

“____”__________2000 г.

Зам. начальника газокатали- В.А. Перышкин

тического производства

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

Зам. главного прибориста Н.В. Денисов

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

Зам. главного энергетика В.М. Карпусь

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

Зам. главного специалиста по

охране окружающей среды С.А. Презенцов

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

Зам. главного механика К.В. Храмов

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

Ведущий инженер-технолог газо-

каталитического производства С.Н. Борисов

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

Инженер-технолог газоката-

литического производства Р.Р. Абдрахманов

АО “Башнефтехим” по зоне 1 “____”_______1999 г.

3 Содержание технологического регламента.

№ раз-делов

Наименование разделов

Лист

Титульный лист

1¸2

Содержание регламента

3

1.

Общая характеристика производства и секции 100

4¸5

2.

Характеристика исходного сырья, материалов, реагентов, катализаторов, полуфабрикатов, изготовляемой продукции.

6¸12

3.

Описание технологического процесса и технологической схемы секции 100.

13

3.1.

Описание технологического процесса

13¸16

3.2.

Описание технологической схемы

17¸51

4.

Нормы технологического режима.

52

4.1.

Нормы технологического режима секции 100.

52¸59

4.2.

Нормы технологического режима блока утилизации тепла секции 100.

60¸63

5.

Контроль технологического процесса.

64

5.1.

Аналитический контроль технологического процесса

64¸72

5.2.

Перечень сигнализаций и блокировок

73¸117

6.

Основные положения пуска и остановки секции 100 и блока утилизации тепла при нормальных условиях.

118¸154

7.

Безопасная эксплуатация производства.

155¸203

8.

Отходы производства продукции, сточные воды, выбросы в атмосферу, методы утилизации, переработки.

204¸206

9.

Краткая характеристика технологического оборудова-ния, регулирующих и предохранительных клапанов.

207¸243

10.

Перечень обязательных инструкций и нормативно- технической документации.

244¸249

11.

Технологические схемы (графическая часть).

250

4

studfiles.net

Под Демянском. 1942-43 г. - Мемуарная страничка

И.М.Сопов, минометчик 1-й стрелковой роты 806-го полка 235-й стрелковой дивизии:

     "В апреле во время передвижения к передовой (1942 г.) на дороге мы встречали много трупов. Их никто не убирал. Подразделение, которое мы сменили на передовой, состояло всего из 15-ти человек.       Нашему минометному взводу назначили позицию в 400-х метрах от противника, за небольшой сопочкой. В этот же день мы провели пристрелку по первой и второй траншее противника.     В ночь с 1-го на 2-е мая стрелковые подразделения группами занимали нашу первую траншею, чтобы утром атаковать противника в деревне Кулотино. Как только начало светать наша артиллерия открыла огонь по врагу. Мы, минометчики, тоже приняли участие в артподготовке. Огонь мы вели недолго, всего минут 20-25 - этого было явно недостаточно.     Наши стрелковые подразделения ходили в атаку 3 или 4 раза, но каждый раз вынуждены были отходить с большими потерями. Мимо нас в тыл раненые шли целыми колоннами. Атаки на вражеские позиции наши стрелковые роты проводили часов до 17-ти.     В перерывах между атаками наш минометный взвод вел огонь по вражеским позициям. Попытки захватить Кулотино были и позднее, но все они заканчивались безрезультатно из-за больших потерь, которые несли наши подразделения. Но мы тоже наносили немцам большой урон.

    Так, однажды, я вел наблюдение за противником с наблюдательнрго поста, устроенного на сосне. Мне удалось обнаружить на дороге колонну, двигающуюся в нашу сторону. Я тотчас дал координаты (а у нас вся местность была пристрелена), и.наши минометчики перемешали всю колонну с землей. Также разделались с крупным вражеским скоплением наши полковые минометчики из своих 120 мм минометов.     Зимой наш полк форсировал реку Ловать. Перед нами поставили задачу захватить деревню и затем овладеть опушкой леса. Нас было человек сорок - это были офицеры штаба полка и тыловых подразделений. Мы, минометчики, тоже наступали без минометов как стрелки.     Немцы вели сильный огонь, но наша артиллерия поддерживала нас своим огнем. Сделали несколько залпов и реактивные установки "Катюши". Последним залпом "зацепили" и нас - было неприятно.      Во время перехода Ловати по льду тоже испытали тяжесть дополнительных потерь от осколков льда, разлетающихся в большом количестве после взрывов немецких снарядов и мин. Холодная вода также сильно действовала на нас. Во время движения по Низине я был ранен в голову. Вначале почувствовал слабость, а потом потерял сознание."

К.А. Сизов - боец из подразделения разведки 235-й стрелковой дивизии:

    "Мы летом 1942 года задыхались от трупного запаха. Перед нашими позициями на нейтральной полосе еще с зимних, боев лежали убитые лыжники в белых маскхалатах. Трупов было много. Наши подразделения много раз пытались сбить фашистов с занимаемых позиций, но все атаки заканчивались безрезультатно.       Противник создал мощную систему огня. У них был пристрелян каждый кустик, и стоило только пошевелить этот кустик, как тут же следовали с большой точностью разрывы мин, снарядов и злобно строчили пулеметы. Их авиация не давала покоя. Тогда у нас еще не хватало средств, чтобы разрушить их сильно укрепленные позиции и уничтожить систему огня."

В.Н. Бахарев - стрелок 806-го стрелкового полка 235-й дивизии:

    "Перед нами была поставлена задача отбить у немцев деревню Кулотино. После ночного марша перед утром заняли исходные позиции для атаки. Впереди был небольшой бор - редколесье, кустарник, на нашей позиции не было ни окопов, ни траншей. Так, не окопавшись, пошли в наступление.     Поднимались в атаку дружно, по сигналу ракеты. Артиллерийской подготовки не было, хотя во время постановки задачи нам говорили, что она будет.     В бору мы натолкнулись на вражеское минное поле. Появились первые убитые. Моему помощнику (я был ручным пулеметчиком) ранило разрывом ногу. Я, сделав ему перевязку, отправил в тыл. Мне тогда оторвало полу у шинели.     В дальнейшем с пулеметом мне пришлось управляться одному. После бора перед нами открылось чистое поле, на котором вызвышался бугор. Только мы вышли на него, как гитлеровцы открыли ураганный огонь из минометов и пулеметов. Били страшно снайпера. Мы понесли потери. Залегли.     Потом еще раза 3 или 4 поднимались в атаку и каждый раз вынуждены были залегать из-за сильного огня противника. Я вел методически огонь из пулемета, но не прицельный.     Лежали мы до самой ночи под огнем противника, очень донимали "кукушки". Ночью, уже перед утром, нас вначале отвели в лощину, а потом дальше в тыл километра на полтора.     Нам не раз приходилось ходить в атаки на Кулотино. В одном из наступлений пуля немецкого снайпера попала в приклад пулемета - это спасло мне жизнь. Тогда я только был ранен. Меня на поле боя перевязал командир отделения и дотащил до санчасти.      После весенних безуспешных боев за Кулотино мы стояли в обороне. Летом стояла жара. Наши наблюдатели обнаружили большую группу купающихся немцев. Мы подготовили данные для стрельбы и очень удачно накрыли купающихся огнем из минометов. Потом сразу же последовала наша атака. В живых нашли только одного немецкого повара."

Немецкие солдаты с транспортными контейнерами на улице деревни в Демянском котле.

Местный житель помогает немцам в переноске транспортного контейнера, сброшенного окруженным в Демянском котле.

Немецкие солдаты везут к транспортному самолету оружие и боеприпасы, предназначенные окруженным частям в Демянском котле.

Солдаты дивизии СС "Мертвая голова" доставляют боеприпасы на волокуше в лесу в Демянском котле.

И.И. Ивлев - связист из 806-го стрелкового полка 235-й дивизии:

    "Наша свежая дивизия прибыла в район Демянска. И сразу без разведки противника была направлена в бой. Наши потери были тяжелые, народу полегло много. В первый день полк трижды пытался наступать на деревню Кулотино и все безуспешно. Мы потом держали оборону.     Однажды оборвалась связь. Уходившие по одному бойцы для восстановления связи не возвращались. Тогда мне дали в помощь двух солдат и приказали проверить линию связи. Провод был проложен по лесу, и мы, понимая, что тут что-то не то, шли очень осторожно.     Провод все время держали в руках, натягивая его. Вдруг провод ослаб. Мы его потянули к себе и, таким образом, оттянули от немецкой засады. Немцы себя выдали.      Мы в короткой схватке четырех немцев уничтожили, а двух ранеными взяли в плен. Связь мы восстановили. Нашли и двух наших связистов - они были заколоты немцами. За выполнение боевой задачи я был награжден орденом Красной Звезды."

Н.М. Еремин - минометчик 732-го стрелкового полка 235-й дивизии:

    "Пешим порядком, преодолев по лесам и болотам около 60-ти километров, мы выдвинулись к деревне Кулотино в Демянском районе. Дивизия начала наступление почти без подготовки, Правда, на небольшой поляне был сделан короткий привал. Приняли горячую пищу.     Затем, состоялся митинг, на котором каждый воин поклялся уничтожить никак не менее 15-ти гитлеровцев. Некоторые клялись убить до 50-ти фашистов.     Многократно полки дивизии пытались взять деревню Кулотино, но каждый раз, понеся большие потери, подразделения отходили назад - слишком крепко фашисты держали оборону, чтобы не "сгореть" в Демянском "котле". Перед нами на Кулотино наступал лыжный батальон. Он погиб весь. Трупы не убирались. Был смрад.     Осенью 1942 года нашу дивизию передислоцировали в Старорусский район. Весь март 43-го года мы с боями продвигались к реке Ловать. Уже преодолели значительное расстояние, когда на поляне перед небольшой речушкой немец прижал наших стрелков к земле, ведя сильный огонь из пулемета.      Мы несколькими выстрелами из миномета уничтожили и пулемет, и его расчет. За это я был награжден медалью "За отвагу". Мой снимок с подписью был помещен в дивизионной газете.     Хорошо запомнился бой в районе деревни Ольгино. Не доходя километров 15-ть до Ловати, нам преградила путь еще какая-то речушка. Мы потеряли много людей на поле перед этой речушкой и во время форсирования.     Перед нами здесь наступала еще какая-то часть и тоже понесла большие потери - много трупов было на льду, они уже начали разлагаться.      Все же речку мы преодолели, преодолели и подъем, который был крутым и длинным. А вот на гребне подъема враг нас "угостил" ливневым огнем, Нас переместили на юг, в обход деревни, расположенной за гребнем.      Однажды в марте мы двое суток пролежали под огнем противника, укрывавшегося за снежным валом. На второй день наши цепи ринулись на врага, который на этот раз отступил без особого сопротивления.      Первый раз я форсировал Ловать по льду - команда наша состояла из 30-ти человек. На левом берегу реки нас противник встретил сильным огнем, и мы вернулись обратно.      На 2-й день немцы методически артиллерийским огнем взломали на реке весь лед. Нам пришлось форсировать Ловать по грудь и шею в ледяной воде. Плацдарм все же мы захватили и удерживали его."

Г.П. Кириллов:

     "Я командовал стрелковым взводом в 1230-м стрелковым полку 370-й дивизии с марта 1942 года по декабрь 1943 года. Полк занимал оборону по окраине Старой Руссы, место называлось Городской Слободой.      Ловать форсировали в июне 1943 года. К форсированию готовились дней десять: строили плоты, делали лодки. Мой взвод, усиленный пулеметчиками (три станковых пулемета) и саперами - всего около 60-ти человек, форсировал реку на резиновых лодках. Все заранее заготовленные переправочные средства подносили к урезу воды на руках.       Работа шла дружно. По команде быстро заняли места в лодках, форсирование реки началось под огнем противника - его врасплох застать нам не удалось. Когда высадились на вражеском берегу, то в живых осталось только 12-ть человек.      Вот с этой горсткой бойцов мы зацепились за кромку береговой полосы по фронту около ста метров. Задержаться на месте означало верную смерть, и мы, ведя огонь, стали продвигаться вперед.      Весь берег немцы опутали колючей проволокой. За короткое время мы преодолели под смертельным огнем противника 6 или 7 проволочных рядов.       Немцы три раза пытались своими контратаками сбросить нас в Ловать, мы же каждый раз своими решительными действиями заставляли противника откатываться назад. Так продолжалось около четырех часов.      Захваченный нами небольшой плацдарм обеспечил высадку на него 2-го эшелона дивизии. Высадившиеся без промедления пошли в атаку на врага. В первоначальный период мы с места поддерживали своим огнем наши атакующие цепи - ведь мы уже успели изучить основные огневые средства противника.      В какой-то момент напряженного боя немцы превосходящими силами пошли на нас в контратаку. И тогда мы вызвали огонь "Катюш".      Ракеты летели через наши головы, точно разрывались в цепях атакующего противника. Здесь немцы понесли большие потери, их подразделения были обескровлены. В конце концов немцы отступили. Так, преодолевая яростное сопротивление врага, мы продвинулись на запад километров на 15-ть, взломав его первую и вторую полосы обороны."

К. Д. Воробьев:

     "Наш 363-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон из 52-го укрепрайона занял оборону первого мая 1942 года на восточном фасе Демянского плацдарма. Мы обороняли шоссейную дорогу Демянск-Валдай.        Наши позиции были в районе деревни Лобанове, немцы занимали деревню Иваново. В июне немцы предприняли попытку прорвать нашу оборону. Их атака на наши позиции была отбита с тяжелыми для них потерями.      Целый месяц после этого немцы вели по нашим позициям ежедневно, с утра до вечера, методичный артиллерийский огонь - это очень изнуряло.      Я, как заместитель командира батальона, обратился к вышестоящему командованию с просьбой о подавлении немецкой артиллерии. При нас этого сделано не было.      В августе наш батальон передислоцировали южнее, в район озера Велье. На новом месте местность оказалась очень болотистой. Нам пришлось проделать огромный объем работы, чтобы создать крепкую оборону. И мы ее создали. У нас были построены надежные укрытия, в том числе два бетонных дота.      Впереди наших позиций мы установили проволочные заграждения, к которым подали электрический ток с напряжением 300 вольт. Чтобы не быть застигнутыми врасплох, мы постоянно вели разведку противника. И немцы ни разу не осмелились проверить прочность нашей обороны.

       Ну, а как нам "доставалось" от местности, приведу такой пример. От пунктов снабжения нашего батальона напрямую было около шести километров, но эти километры были полностью непроходимые. Поэтому старшина ежедневно ездил в объезд по 50-ти километровому маршруту.      Однако и этот объездной путь не выдерживала ни одна лошадь., Вечером старшину встречала группа бойцов, и остаток пути они продукты переносили на себе.      В начале февраля 1943 года нашу часть после марша поставили в оборону под деревней Белый Бор. К этому времени деревня была освобождена нашими войсками. Населенного пункта как такового не было - все было сожжено и разрушено.       Нашему батальону была поставлена задача взять лесистую высоту, получившую название "перчатка" - она, действительно, по своей форме напоминала человеческую руку.      Мы отбили у немцев эту высоту, но не сразу, так как фашисты закрепились на ней основательно. При приеме этого очень сложного участка обороны я не спал трое суток. На четвертые мне разрешили отдохнуть.     Только я стал умываться, как мне доложили о чрезвычайном положении в одном из взводов батальона. Усталость куда-то отошла. В ходе выяснения обстоятельства "ЧП" мы установили следующее.       Немцам, видимо, стало известно о смене частей перед их позициями. Они решили провести разведку боем. Вначале немцы нанесли по одному взводному опорному пункту массированный артиллерийский налет. Вслед за артподготовкой последовала атака немецкой пехоты.     Проделано это было очень быстро, так как от передового охранения противника до взводного опорного пункта было всего пятьдесят метров. Немцам удалось ворваться на боевые позиции взвода. Наши пулеметчики из амбразуры дота - к этому времени у нас уже была хорошо организована система огня, а затем артиллеристы открыли по немецкой пехоте уничтожающий огонь. Противник побежал.     На позиции нашего взвода из 18-ти человек в живых остался только один боец. Он оказался сильно контуженным. Командир взвода был убит. Не досчитались мы тогда помощника командира взвода. На взводном опорном пункте все было разбито, а имеющиеся во взводах два противотанковых ружья были неузнаваемо испорчены.       С поля боя позже мы собрали около 80 немецких трупов. Был найден труп и нашего старшего сержанта-помкомвзвода. В его груди торчал нож, он сумел нанести себе смертельный удар, когда немцы тащили его в плен.

      В обороне нам стоять долго не пришлось. 18-го февраля мы перешли в последнее наступление на Демянскую группировку врага. Брать Демянск нам не пришлось: нас опередили.     При наступлении мы освободили село Черные Ручьи. В церкви этого села мы обнаружили склад с военным имуществом - все было заминировано, даже стены. Вокруг церкви стояло около 200 подвод - на всех колесах спицы оказались перебитыми.     Местные жители нам рассказывали, что немец застрелил 12-летнего мальчика за его радостный возглас: "наши самолеты!". Свою же шкуру убийца спас бегством, бросив свое любимое детище - личный альбом с фотографиями. На одной странице этого "добра" лежала фотография с изображением советского военнопленного. Во весь лоб этого героя немцы выжгли пятиконечную звезду.      Наш батальон в ходе наступления уничтожил более 310 и взяв в плен 106 немцев. После ликвидации Демянского "котла" мы были включены в состав 312-го стрелкового полка 26-й стрелковой дивизии.

    Это было под Старой Руссой. Однажды нашему стрелковому батальону боевую задачу на наступление поставил лично командир дивизии. Задача сводилась к захвату в ночное время трех траншей противника. Для чего было создано три наступающих группы. Первая группа захватывает первую траншею и закрепляется, вторая группа остается во второй траншее и пропускает вперед третью группу.      Первую группу возглавил старший лейтенант Попков. Он действовал в соответствии с приказом командира дивизии: отбил со своей группой у противника первую траншею и стал в ней закрепляться, пропустив вторую группу во главе с командиром роты Голимовым.      Рота Голимова захватила вторую траншею врага. И тут командир роты нарушил приказ командира дивизии: он повел , роту к третьей траншее противника, и тем самым, загубил весь план наступления, а самое ужасное - роту. Позже из этой роты вышел к своим только один боец.     Он, оборванный, исхудавший, обросший, видел своего командира роты с перебитой рукой до локтя. Больше из этого боя солдат ничего не запомнил.      Предполье перед городом Старая Русса 26-я стрелковая дивизия все же захватила. Дальнейшее ее наступление было остановлено мощной оборонительной системой врага. Так, перед нами был немецкий дот со многими пулеметными и пушечными амбразурами. От него на многие километры отходила разветвленная система ходов по методу метро. Мы получили приказ на ведение активной обороны."

oper-1974.livejournal.com

1.2 Описание технологической схемы установки каталитического крекинга Г-43-107 (в одном лифт-реакторе). Установка каталитического крекинга нефтяного сырья

Похожие главы из других работ:

Автоматическая групповая замерная установка АГЗУ модель "Спутник АМ-40-14-400"

4. Описание технологического процесса и технологической схемы установки

Краткое описание технологических процессов установки АГЗУ...

Двухкорпусная выпарная установка

1. Описание технологической схемы установки

В химической и смежной с ней отраслях промышленности жидкие смеси, концентрирование которых осуществляется выпариванием, отличаются большим разнообразием как физических параметров (вязкость, плотность, температуря кипения...

Каталитический крекинг нефтяных фракций

1.1.1 Химические основы процесса каталитического крекинга

В температурных условиях процесса термодинамически обусловлено протекание большого числа химических реакций...

Каталитический крекинг нефтяных фракций

1.1.2 Кинетика и термодинамика процесса каталитического крекинга

Для каталитического крекинга, осуществляемого практически при постоянном давлении, термодинамическая вероятность протекания различных реакций меняется при варьировании температуры. Для уменьшения нежелательных реакций...

Конструкция теплообменника

1.1 Описание технологической схемы установки

В соответствии с заданием испаритель входит в состав ректификационной установки. Принципиальная схема ректификационной установки имеет следующий вид. Исходная смесь из промежуточной емкости 1 центробежным насосом 2 подается в теплообменник 3...

Проектирование установки Н10-ИДЦ для горячего копчения рыбы

Описание технологической схемы установки

Установка центробежная Н10-ИДЦ предназначена для горячего копчения разделанных и неразделанных рыб длиной 1200 мм и толщиной 120мм. В данной установке имеются камера, ротор, клети с рыбой, вентилятор циркуляционный, вентилятор выброса...

Производство азотной кислоты

1.4 Описание технологической схемы установки. Нормы технологического режима

Жидкий аммиак поступает в испаритель комбинированного аппарата подготовки аммиака (КАПА) который состоит из трех аппаратов: - испарителя аммиака; - фильтра тонкой очистки; - подогревателя газообразного аммиака...

Производство карбомида

1.4 Описание технологической схемы установки. Нормы технологического режима

Раствор карбамида из сборника Е1 насосом Н1 через клапан регулятора LIC-2515 отводится в сборник маточного раствора Е2. Часть раствора карбамида с нагнетания насоса Н1 клапанами регуляторов FIC-2014, FIC-2015...

Расчет Мамонтовской нефти

3.1 Описание технологической схемы АВТ установки ЭЛОУ-АВТ-6

Нефть подается насосом 1 и делится на 2 потока. Первый поток проходит теплообменник 2, в котором нагревается верхним циркуляционным орошением основной атмосферной колонны 16. Затем проходит теплообменник 3...

Расчет материальных балансов процессов переработки танатарской нефти

1.4.2 Установка каталитического крекинга

Каталитический крекинг является основным промышленным процессом для производства высококачественных бензинов и Д.Т. В процессе каталитического крекинга сырье (широкая фракция 350-500С) превращается в бензин, газ, кокс и газойлевые фракции...

Расчет привода сепаратора

3. Описание технологической схемы установки

Рис. 2 В технологическую схему первичной обработки молока входят: деаэратор, молочный насос, сепаратор, пастеризатор, гомогенизатор. Для регулирования качества сепарирования используется электропривод молочного насоса...

Расчет реактора каталитического крекинга

1.1 Назначение аппарата и его место в технологической схеме каталитического крекинга

Сырье насосом Н-1 через теплообменник Т-1, Т-2, Т-3, Т-4 подается в печь П-1. нагретое сырье смешивается с циркулирующим газойлем, поступающим с низа ректификационной колонны. Смесь сырья и рециркулята подается в подъемный стояк катализаторопровода...

Схема глубокой переработки нефти и установка гидроочистки

11.5 Расчет материального баланса установки каталитического крекинга

Сырьем установки каталитического крекинга согласно поточной схеме является фракция 360-500°С с АВТ. Расчет был произведен с помощью кафедральной программы "FLUID". Результаты расчета приведены ниже...

Технологический расчет реакционного змеевика трубчатой печи радиантного типа

1. Описание технологической схемы установки

Пиролиз нефтяного сырья - процесс деструктивного превращения углеводородов нефти при высоких температурах (обычно выше 650--700°C) в газообразные (пирогаз) и жидкие (смола пиролиза) продукты. С 50-х гг. XX в. пиролиз - это основной промышленный процесс...

Трехкорпусная выпарная установка для упаривания водных растворов NaNOз

2. Описание технологической схемы прямоточной трёхкорпусной выпарной установки

Исходный водный раствор NaNO3 в количестве 5,787 кг/с (25 т/час) с концентрацией 3% из ёмкости Е-1 нагнетается насосом Н-2 в трубное пространство подогревателя раствора АТ-1. Здесь раствор нагревается водяным паром (давление 8 кгс/см2, температура 169...

prod.bobrodobro.ru