Вооружённые силы Франции перед вторжением в Россию. Французское оружие


Архивы Франция - Стрелковое оружие

Снайперская однозарядная винтовка Ludis компании PGM Precision, Франция. Представляет собой модульное оружие с возможностью смены стволов (5 вариантов), которые отличаются друг от друга, как калибром ( 10 вариантов от 6 мм до .308 Win), так и длиной (от 41 см до 71 см). Для смены ствола используется специальный шестигранный ключ, который является частью подушки подщечника установленного на прикладе. Для переустановки ствола требуется не более 30 с. Винтовка также быстро регулируется под индивидуальные анатомические особенности стрелка.

Читать далее → Запись опубликована Ноябрь 15, 2014 автором admin в рубрике Новости с метками Ludis, PGM Precision, Франция.

Снайперская винтовка PGM Precision под патрон .338 Lapua Magnum, Франция. Состоит на вооружении Франции, Израля, Сингапура и Словении.

Запись опубликована Ноябрь 15, 2014 автором admin в рубрике Винтовки с метками .338, PGM Precision, снайперские винтовки, Франция.

Не часто можно услышать выражение «прекрасное французское оружие», поскольку на слуху, как правило, неудачные модели французского легкого пулемета Шато, револьвера М1892 и наверно винтовки MAS-49/56. Не славится Франция и современным стрелковым оружием. Однако есть одно исключение из правил это пистолет-пулемет MAT-49.

Читать далее →

Запись опубликована Июнь 3, 2013 автором admin в рубрике Пистолеты-пулеметы с метками 9мм, MAT, пистолеты-пулеметы, Пьер Монтиель, Франция.

Популярный англоязычный блог http://www.thefirearmblog.com/blog/ посвященный стрелковому оружию со ссылкой на собственные источники информации сообщает, что Французская армия приняла на вооружение штурмовую винтовку Heckler&Koch HK416 на замену находящейся в настоящий момент штурмовой винтовке скомпонованной по схеме буллпап FAMAS.

Запись опубликована Август 14, 2012 автором admin в рубрике Автоматы, Новости с метками FAMAS, Heckler&Koch, Hk416, Франция.

Австралийский подразделении корпорации Thales представила штурмовую винтовку F90, которая по сути дела является глубокой модернизацией австрийской штурмовой винтовки Steyr AUG, состоящей на вооружении австралийских вооруженных сил. Эта винтовка коммерческая-экспортная версия и планируется ее участие в конкурсе на новую штурмовую винтовку для вооруженных сил Франции, которой в будущем предстоит заменить французскую FAMAS.

Читать далее → Запись опубликована Июнь 12, 2012 автором admin в рубрике Новости с метками F90, FAMAS, Steyr AUG, Thales, Австралия, Франция.

Французская фирма Verney-Carron представила прогрессивной оружейной общественности оригинальный 2-х ствольный пистолет нелетального действия под названием Flash Ball.

Читать далее → Запись опубликована Май 2, 2012 автором admin в рубрике Гранатомет, Новости, Пистолеты с метками .38, 9мм, CS, Flash Ball, Verney-Carron, Пистолеты, Франция.

gunsa.ru

Франция | Оружие второй мировой войны

Несмотря на довольно крупные военные силы, Франция во Второй Мировой войне не смогла достойно показать себя. Перед войной она считалась одним из основных противников Германии. Её полный провал во Французской компании стал неожиданностью как для стран Оси, так и для союзников.

Франция приняла участвовала во Второй Мировой войне с первых дней. 3 сентября 1939 года, сразу после нападения Германии на Польшу, она объявила войну агрессору. Но до 10 мая следующего года никаких активных боевых действий на между этими странами не велось, за что этот эпизод получил название "Странная война".

10 мая 1940 года немецкие войска перешли границу Нидерландов и Бельгии, начав тем самым наступление на Францию. А уже 24 июня Франция полностью капитулировала. Чуть более чем за месяц немецким войскам удалось при минимальных потерях разбить серьёзного противника. Высказываются разные причины французского поражения. В наиболее часто упоминается слабая подготовка офицерских кадров и плохое знание тактики современного манёвренного боя, устаревшие танки, которые не могли на равных тягаться с немецкими, а так же низкий моральный дух войск, который окончательно упал после первых серьёзных поражений на фронтах.

После поражения Франция была оккупирована немецкими силами, а сами французы участвовали в боях за обе противоборствующие стороны. Так Германией был сформирован Французский добровольческий легион, который воевал на Восточном фронте против СССР. Так же французские войска на стороне немцев сражались в Ливане, Сирии, на Мадагаскаре и в Конго, однако быстро были разбиты и заметного вклада в войну не внесли. В СССР была сформированная эскадрилья "Нормандия", состоящая из французских летчиков и советских техников. Также французские граждане служили в Британских ВВС и других подразделениях стран антигитлеровской коалиции. В самой оккупированной Франции существовало Движение Сопротивления, участники которого занимались диверсионными действиями против немецких солдат, саботировали производство и транзит вооружения и товаров обеспечения, помогали укрыться евреям и коммунистам, а так же распространяли антинемецкую пропаганду. 

Освобождение Франции произошло после высадки десанта союзных войск в Нормандии в 1944 году. Несмотря на посредственное участие Франции во Второй Мировой, после поражения стран Оси она получила место постоянного члена Совета Безопасности ООН и ей была выделена зона оккупации Германии.

weapon2.ru

Французское оружие Первой мировой - Русская планета

К началу Великой войны германское командование и офицерство не скрывали пренебрежительного отношения к французской армии, ассоциируя ее с «галльским петухом» — предполагалось, что она так же вспыльчива и криклива, а на деле слаба и пуглива. Но уже в первых сражениях французские солдаты подтвердили давнюю репутацию стойких и отважных бойцов, искренне готовых к самопожертвованию во имя родины. Их высокие боевые качества оказались тем ценнее, что воевать им пришлось на этот раз практически с наихудшим оружием из всего, имевшегося в арсеналах и союзников, и противников. Основное оружие французского солдата — 8-мм винтовка «Лебель-Бертье» — не шла ни в какое сравнение с немецким «Маузером М.98», по многим параметрам уступая и русской «трехлинейке», и японской «Арисаке Тип 38» и американской «Спрингфилд М.1903», а ручной пулемет «Шоша» многие вообще относили к разряду оружейных курьезов. Тем не менее, поскольку французские пехотинцы были обречены его использовать (хотя при первой возможности стремились заменить трофейным либо союзническим), именно оно в итоге стало «оружием победы» Великой войны, в которой французская армия, безусловно, сыграла решающую роль.

Дитя коллективного разума

История винтовки «Лебель — Бертье» может служить хорошей иллюстрацией той же галльской пылкости, страсти к не очень продуманным начинаниям, ни одно из которых не доводится до конца. Вначале французское военное ведомство приняло на вооружение однозарядную винтовку системы Базиля Гра (1874), затем эту винтовку спешно переделали в магазинную «Гра — Кропачек» (1878—1884). Однако не прошло и двух лет, как потребовалась следующая модернизация конструкции — под новый патрон с бездымным порохом. Так возникла принятая на вооружение винтовка Николя Лебеля, которую, в свою очередь, через 11 лет пришлось превращать в систему «Лебель — Бертье».

Винтовка модели Lebel M.1886/93. Фото: Imperial War Museums

Исходная модель для всех этих конструкций — однозарядная винтовка системы Гра с продольно-скользящим болтовым затвором — была исключительно хороша для своего времени. Ее отличали превосходные баллистические качества выстрела, простота затвора, не имевшего резьбовых соединений, надежность конструкции, удобство работы примкнутым штыком. В период 1878—1884 годов винтовку «Гра» снабдили трубчатым подствольным магазином на 8 патронов конструкции Альфреда Кропачека, не меняя при этом принципиально механизм затворной группы. Винтовка получила наименование «система Гра — Кропачек» и также считалась вполне удачной.

Однако разработка французским химиком Виелем нитроцеллюлозного (бездымного) пороха открыла перед стрелковым оружием новые горизонты. Бездымный порох создавал существенно большую энергетику выстрела, нежели дымный, меньше загрязнял нагаром ствол, обладал большей стойкостью при хранении и при резком перепаде температур в полевых условиях. Этот военно-технический прорыв вызвал быструю реакцию французского Генерального штаба.

Вскоре была образована техническая комиссия под руководством генерала Б. Трамона, которой поручалось создать на основе пехотной винтовки «Гра-Кропачек» новое ружье, под новый же, уменьшенного калибра патрон с бездымным порохом. Патрон калибра 8-мм (вместо прежнего для модели Базиля Гра 11-мм боеприпаса) разрабатывал начальник Парижской стрелковой школы, полковник Николя Лебель. Он же руководил войсковыми испытаниями вновь создаваемой винтовки, получившей неофициальное наименование «Fusil Lebel» — винтовка системы Лебеля.

Солдат с винтовкой «Лебель-Бертье». Фото: Imperial War Museums

По мнению всех оружейных экспертов, по тактико-техническим характеристикам она могла считаться устаревшей уже в момент принятия на вооружение. Надежный затвор системы Гра в модели Лебеля «модернизировали» в обратную сторону: теперь его невозможно было разобрать без отвертки — боевая личинка стала приворачиваться к стеблю специальным винтом. Простой, хотя и грубый предохранитель винтовки «Гра — Кропачека» в ударно-спусковом механизме «Fusil Lebel» вообще убрали: предполагалось, что солдаты будут переносить винтовку с заполненным магазином, но пустым патронником. Винтовку Лебеля при этом не избавили от самой архаичной особенности системы «Гра — Кропачек» — длинного подствольного магазина на 8 патронов, который изменял баланс ружья при опорожнении, при этом он медленно перезаряжался по одному патрону, требовал регулярной и основательной чистки.

После приема на вооружение в 1886 году винтовку Lebel Mle.1886 выпустили небольшой серией и несколько лет доводили «до ума». После «косметических» улучшений, начиная с 1893 года, это ружье передали в массовое производство и выпускали вплоть до 1920 года. Общий выпуск винтовок Лебеля составил около 2,5 млн штук.

Модернизация железнодорожника

Недостатки модели Lebel M.1886/93 проявились сразу, как только она попала в войска. Уже в 1887 году восстала французская кавалерия, командование которой заявило, что даже укороченная винтовка непригодна к эффективному применению, в первую очередь, из-за неудобства заряжания трубчатого магазина ружья всадником по одному патрону.

Непонятно, почему так вышло, но очередная модернизация ружья Лебеля была поручена инженеру-путейцу Алжирской железной дороги Эмилю Бертье. Основным тактико-техническим заданием стало, очевидно, изменение схемы перезарядки при сохранении конструктивных особенностей ствола и затворной группы модели Lebel M.1886/93. В результате не слишком сложных конструктивных решений, в 1890 году был принят на вооружение карабин для кавалерии с коротким стволом (450 мм). Армейскую сертификацию это ружье получило в 1892 году и стало именоваться Fusil Berthier M.1892.

Немецкие пленные под конвоем польского солдата на улице Варшавы. Солдаты вооружены винтовками Лебеля модель 1886 (Lebel Mle. 1886) со штыком 1886/15. Фото: waralbum.ru

От исходной модели Лебеля карабин Бертье отличала конструкция ружейной коробки с изменением перезарядки на пачечную систему, заимствованную у винтовки Маннлихера. Эмиль Бертье, правда, упростил (в лучшую сторону) патронную пачку Маннлихера, которая имела конструктивно различные «верх» и «низ» и могла досылаться только в одном положении. Пачка Бертье была симметричной и кавалерист, придержав лошадь и открыв затвор, мог одним движением дослать в магазин пачку на 3 патрона. Также карабин получил новую, цельную (как у русской «трехлинейки») деревянную ложу, новый прицел и длинную рукоятку затвора, изогнутую вниз. В период 1902—1907 годов на основе Fusil Berthier M.1892 было создано семейство облегченных винтовок для колониальных войск Франции, которые отличались только длиной ствола.

С началом Великой войны стало очевидно, что винтовка «Лебель М.1886/93» значительно проигрывает в скорости перезарядки и, соответственно, в скорострельности немецкому «Маузер М.98». В связи с этим французским Генштабом было принято решение о переводе производственных мощностей, занятых выпуском Fusil Lebel M.1886/93, на так называемый «сенегальский» вариант винтовки Бертье (модернизация 1907 года).

В начале 1915 года, опасаясь оружейного «голода», Франция разместила в США на мощностях фирмы «Ремингтон» заказ еще на 200 тысяч винтовок «Бертье М.1907/1915». Однако, поскольку острой нужды в них так и не возникло, заказ был выполнен лишь наполовину, и даже большая часть произведенных винтовок были распроданы в США и Канаде.

В 1916 году винтовка Бертье снова прошла модернизацию, на сей раз финальную. Ружье, имевшее и до этого характерный силуэт из-за «подбрюшья» впереди спускового курка, получило выступающий из него металлический неотъемный магазин. Облик винтовки был окончательно обезображен, но боевые качества улучшились — в магазине стала размещаться пачка не на 3, а на 5 патронов. Также был устранен главный недостаток пачечных магазинов — открытое снизу окно для извлечения пачки: магазин стал прикрываться автоматически открывающейся крышкой.

Собрание архаики

Винтовка «Лебель М.1886/93» и винтовка «Бертье М.1907/16» представляли собой, по сути, одну конструкцию, в которой от серии к серии производились изменения, не способные дать, по большому счету, кардинального улучшения. Своему главному противнику — немецкой винтовке Маузер М.98 — ружье «Лебель-Бертье» уступало по всему спектру характеристик, как боевых, так и эксплуатационных.

Рантовый патрон 8mm Lebel Mle 1886 N & 8 x 50R. Фото: Imperial War Museums

В последней версии 1916 года французская винтовка получила длиннейший ствол — 803 мм (против 600 мм у «Маузера»), что было уже явным анахронизмом. При штатном «открытом» прицеле это не давало преимуществ в дальности выстрела, но стесняло действия бойца в узком проеме траншеи. Архаичный секторный прицел французской винтовки легко деформировался. Предохранитель практически отсутствовал, его заменял так называемый предохранительный взвод бойка, деформировавший при спуске капсюль патрона. Предохранительная деревянная накладка на стволе была коротка — при интенсивной стрельбе боец мог обжечь пальцы о раскаленный ствол. Верхняя антабка на ложе винтовки (для крепления плечевого ремня-погона) вообще отсутствовала, ее заменяло так называемое погонное кольцо, находившееся почти посередине ружья, из-за чего носить Fusil Lebel на ремне было очень неудобно.

Затвор «Лебель — Бертье», как уже упоминалось, разобрать было невозможно без отвертки, но ее не было в «секретке» приклада — боец должен был носить отвертку в специальном отделении подсумка. Также не предусматривалось штатное (постоянное) крепление шомпола, и повзводное собрание этого необходимого инструмента полагалось перемещать в обозе. Одна из характерных деталей винтовки «Лебель-Бертье» смотрелась просто курьезно — специальный металлический «ус» сверху оружейной ложи был родом из «наполеоновских войн» и предназначался для составления ружей в «козлы» во время привала.

Выстрел из «Лебель — Бертье», хотя и не очень существенно, но уступал по ряду характеристик (дальности и настильности) «Маузеру М.98». Французское ружье, помимо прочего, «подводил» архаичный рантовый патрон, придававший 8-мм пуле начальную скорость чуть выше 700 м/с против 755 м/с у «Маузера» даже первых серий.

Небольшие партии «Лебель — Бертье» во время войны попали на Восточный фронт, но не пользовались успехом у русских солдат, которые при малейшей возможности старались от них избавиться. Русский экспедиционный корпус во Франции же в выборе модели пехотного оружия не имел альтернативы.

Курьезы инноваций

Ручной пулемет, а по французской классификации — автоматическая винтовка, системы Шоша (с ударением на последний слог) относится к тем немногим типам оружия, которые, в зависимости от точки зрения, можно назвать перспективной по замыслу инновацией или странным оружейным курьезом.

С позитивной точки зрения, ружье-пулемет «Шош», как классифицировали его в русской армии, — бесспорно смелая, хотя и неудачная попытка создать первую французскую штурмовую винтовку. Впоследствии эту идею в своем знаменитом «автомате» под современный 6,5-мм патрон успешно реализовал в России генерал В. Г. Федоров. Французы в этом деле оказались менее счастливы, во многом из-за архаичного рантового патрона (8 × 50-мм R Lebel) с конусовидной по форме гильзой.

Пулемёт «Шош» модели 1915 года (Chauchat C.S.R.G. Model 1915). Фото: Imperial War Museums

Критический же взгляд не увидит во французском ружье-пулемете вообще никаких достоинств. «Шоша» действительно оказался малоэффективным, с очень низким темпом стрельбы, неудобным и технически ненадежным. «Худший из худших» — такое определение можно подчас прочитать о нем в оружиеведческой литературе.

Пулемет «Шоша» начали разрабатывать также спонтанно, в качестве реакции на общемировую тенденцию по созданию систем автоматического оружия. За основу будущей автоматической винтовки (а французы создавали именно ее) была взята нигде более невостребованная и потенциально неудачная система пулемета австро-венгерского конструктора Рудольфа Фроммера, основывавшаяся на энергии отдачи ствола с длинным ходом. Для скорострельного оружия эта схема является самой нежелательной, поскольку приводит к повышенной вибрации. Тем не менее, французы остановили выбор на ней.

Новую систему создавал конструкторский триумвират: армейские инженеры Шоша и Сютте совместно с гендиректором машиностроительной фирмы «Гладиатор» (Usines Gladiator) Рибейролем. Уже к середине 1915 года ручной пулемет был испытан и принят на вооружение под обозначением Chauchat C. S. R. G. Model 1915, а фирма «Гладиатор» получила первый госзаказ.

Тактико-технические характеристики нового оружия оказались на уровне «ниже низшего». Пожалуй, единственным позитивным качеством «Шоша» был небольшой вес — не более 9,5 кг со снаряженным коробчатым магазином на 20 патронов и сошкой. Хотя и тут он не стал «чемпионом»: датский ручной пулемет «Мадсен», обладавший превосходным боем и надежной автоматикой, весил не более 8,95 кг.

Работа автоматики с длинным ходом ствола имела столь длительный цикл перезарядки, что темп стрельбы «Шоша» даже в идеальных условиях полигона не превышал 240 выстрелов в минуту. В реальных же условиях стрельбы из окопа темп автоматического огня едва достигал 60—70 выстр./мин. Для сравнения, в условиях фронта датский «Мадсен» обеспечивал скорострельность 180—200 выстр./мин, а американский «Льюис» — около 150.

Стрелять из «Шоша» было крайне неудобно — щека бойца прижималась не к прикладу, а к массивному стальному кожуху ствольной коробки, в которой «бегала» затворная группа с общим весом около 3,3 кг. Она создавала сильнейшую вибрацию, и уже после трех-четырех выстрелов огонь становился фактически неприцельным.

Полукруглый коробчатый магазин, свисающий в средней части пулемета, имел свойство забиваться грязью через большие окна в боковых стенках. При стрельбе из окопа с сошек этот магазин почти упирался в бруствер, и достаточно было падания небольшого камешка, чтобы он прекратил огонь. Часто внешне исправная система давала сбой уже после одного-двух выстрелов. Виной этому, по большей части, становился перекос рантового патрона в магазине или уже в самом пулемете.

Французские солдаты с пулемётом «Шош» в Эльзасе. 1918 год. Фото: Imperial War Museums

Также он имел еще одну удивительную особенность — руках неопытного пулеметчика при интенсивной стрельбе «Шоша» мог неожиданно разломиться на две части. Ствольная коробка и охладительный кожух вокруг ствола пулемета были смонтированы на специальном металлическом остове, и соединялись с ним фактически только одним винтом. Как только винт от вибрации ослаблялся или выкручивался, начиналась неполная разборка французской «автоматической винтовки».

К числу положительных качеств этого оружия, помимо сравнительно небольшого веса, можно отнести его конструктивную простоту и, соответственно, дешевизну производства. Как отмечают оружейные эксперты, конструкция «Шоша» предусматривала использование недорогих сталей и несложный производственный цикл (большинство деталей изготавливалось на обычных токарных станках).

Коммерческий успех технического провала

Несмотря на все свои недостатки, пулемет «Шоша» имел коммерческий успех, хотя и скандальный. На вооружении французской армии он оставался до 1924 года, и общий выпуск пулемета к этому момент у составил немалые 225 тысяч штук.

Интерес к покупке «Шоша» проявили армии многих стран. Первой, ввиду очень острого винтовочно-пулеметного «голода», оказалась Россия. Однако на запрос Главного артиллерийского управления Генштаба о поставке 1000 пулеметов системы C. S. R. G. в августе 1916 года был получен отказ — «в связи с громадным спросом на данные ружья французской армии». Позже русскому военному ведомству удалось все-таки разместить заказ на поставку 50 тысяч «стволов», который предполагалось закрыть не позднее июня 1917 года. Но сведения по его фактическим поставкам существенно разнятся. По мнению известно оружиеведа С. Л. Федосеева, в Россию до середины 1917 года было отправлено только 3,2 тысячи штук C. S. R. G., в материалах же военного эксперта С. Монетчикова говорится о не менее 20 тысяч пулеметах. Относительно небольшие партии системы C. S. R. G. были переданы Бельгии, Румынии, Польше и Греции.

Русские солдаты с пулеметом «Шош». 1926 год. Фото: angrapa.ru

Основной доход с продаж своего пулемета-аутсайдера французы умудрились получить от военного ведомства США, располагавших очень насыщенным рынком автоматического оружия. Весной 1917 года, вскоре после вступления Америки в войну, директор Департамента вооружений американской армии генерал Уильям Крози подписал контракт на поставку почти 16 тысяч пулеметов «Шоша». Примечательно, что несколькими годами ранее этот же чиновник категорически отверг идею производства в США превосходного пулемета системы Льюиса, но необходимость закупки явно неудачной французской модели аргументировал «очевидным недостатком огневой мощи американских формирований».

Результат ее применения в армии США нетрудно предугадать: французский пулемет получил те же нелестные оценки. Тем не менее, генерал Крози продолжил массовые закупки этого оружия. 17 августа 1917 года оружейная комиссия Франции получила заказ еще на 25 тысяч пулеметов C. S. R. G., только уже под основной американский патрон 30-06 Springfield (7,62 × 63 мм).

Судьба этого контракта оказалась весьма примечательной. Пулеметы, выпущенные под грифом Automatic Rifle Model 1918 (Chauchat), стали стрелять еще хуже, нежели изготовленные под «родной» 8-мм патрон. Более мощный по энергетике боеприпас 30-06 не только часто заклинивало, но он еще и очень быстро разбивал механизм перезарядки. Неудивительно, что, получив чуть более 19 тысяч пулеметов по новому контракту, американцы категорически отказались от дальнейших поставок.

Несколько депутатов французского парламента потом пытались инициировать расследование на предмет того, куда ушла прибыль от продажи американцам явно негодных пулеметов, но его быстро закрыли — слишком много высокопоставленных военных и дипломатов было вовлечено в сделку по обе стороны Атлантического океана.

Капризное «оружие победы»

Это может показаться удивительным, но, будучи накануне Великой войны мощной индустриальной державой, Франция так и не сумела создать собственную школу стрелкового автоматического оружия. Все такие системы, поступившие в период 1914–1918 гг. на вооружение французской сухопутной армии, разрабатывались на основе технических идей, заимствованных у подданных Австро-Венгерии. Даже большое семейство пулеметов «Гочкис», долгое время стоявших на вооружении и горделиво именуемых во Франции «пулеметами победы», не стало исключением.

В конце ХIХ века одаренный австрийский немец, барон Одколек фон Аугезд разработал оригинальную систему ружейной автоматики, работающую на принципе отвода пороховых газов. Важно подчеркнуть, что работа фон Аугезда проводилась параллельно с аналогичными изысканиями американца Джона Браунинга. Но, в отличие от последнего, Аугезду не повезло — его пулемет оказался в Австро-Венгрии невостребованным. Детище австрийца не заинтересовало и русское военное ведомство. Тогда барон продал патентные права на свою систему американцу Б. Гочкису, владельцу французской фирмы «Гочкис энд Компани».

Пулемет системы Гочкиса модели 1915 года. Фото: Imperial War Museums

Инженеры этой фирмы Лоуренс Бене и Хенри Мерсье доработали австрийскую систему и в 1895 году представили «автоматическую митральезу Гочкиса» (пулемет по-французски — mitrailleuse. — РП) на полигонные испытания. В этом же году была принята на вооружение США знаменитая «картофелекопалка» Джона Браунинга — станковый пулемет «Кольт-Браунинг М.1895».

В 1897 году пулемет системы Гочкиса с индексом М.1897 был принят на вооружение французской армии. Его боевое питание осуществлялось с помощью относительно короткой латунной полосы под основной французский патрон 8×50-мм R Lebel. Характерной особенностью системы стал крупный бронзовый радиатор для охлаждения ствола, а также регулятор темпа стрельбы на газоотводной камере.

В отличие от «картофелекопалки» Браунинга, в которой, по большому счету, нечему было ломаться, газоотводная система и механизм перезарядки пулемета «Гочкис» оказались капризнее. По мнению экспертов, ее изначально переусложнили, что неизбежно привело в полевых условиях к частым отказам и поломкам. Преодолевая эти «родовые болезни», французское военное ведомство предприняло в 1905–1914 гг. три модернизации пулемета, причем осуществляло их на разных заводах. Так появились версии Мle1905 «Пюто», Мle1907 «Сент-Этьен» и Мle1914 «Гочкис».

Последняя оказалась наиболее удачной. От наиболее сложных и легко ломающихся деталей освободились. Винтовая возвратно-боевая пружина, которая в предыдущих типах из-за перегрева часто являлась главной причиной задержек, была отведена от ствола в нижнюю часть ствольной коробки. Упрощение коснулось даже таких важных механизмов, как предохранитель, от которого попросту отказались.

Результат интеллектуального штурма французских инженеров оказался противоречивым. С одной стороны, как отмечают оружейные эксперты, станковый «Гочкис М.1914» получился прочным и очень простым: в нем оказалось всего 86 деталей. (Для сравнения: австрийский станковый «Шварцлозе» состоял из 166 деталей, а русская версия пулемета «Максим» имела 282 детали).

С другой стороны, «Гочкис» оказался самым длинным пулеметом Великой войны — вместе с пламегасителем почти 2 метра (1940 мм)! Длинный «хобот» пулемета (775 мм) обеспечивал (особенно до фазы сильного разогрева) отличную баллистику выстрела, но из-за размеров всей системы демаскировал пулеметное «гнездо» на позиции. Детище фирмы «Гочкис» оказалось весьма тяжелым: вместе со станком (без патронов) вес пулемета приближался к 50 кг.

Французские солдаты с пулметом системы Гочкиса. Франция. Август 1917 года. Фото: Imperial War Museums

Капризность механизма перезарядки системы Hotchkiss M.1914 до конца преодолеть так и не удалось: жесткие металлические ленты (полосы на 24 патрона) время от времени заедало, даже сминало. «Полужесткая» лента на 250 патронов из шарнирно соединенных звеньев, как отмечает оружиевед С. Л. Федосеев, «не дала выигрыша ни в удобстве заряжания, ни в боевой скорострельности».

Значительная простота системы «Гочкис», невзирая на капризность в боевой работе, обеспечила ей коммерческий успех за рубежом. Этот пулемет стоял на вооружении в 20 странах, включая Испанию, Грецию, Бразилию, Мексику. Он продавался даже США — признанному лидеру в сфере разработки автоматического оружия. Экспедиционный корпус армии США в Европе был вооружен именно этими пулеметами. До 1 января 1917 года на русский фронт попало около 540 пулеметов «Гочкис», произведенных на заводах Великобритании.

На основе станковой модели «Гочкиса» путем дальнейшего облегчения и оптимизации механизмов в 1909–1914 гг. была разработана ручная версия пулемета. Во Франции ручной «Гочкис» был принят на вооружение под грифом Mitrailleuse Portative Hotchkis Mle.1909, но в массовое производство пошел только после 1 августа 1914 г.

Пулеметы этого типа в значительном числе поступили на вооружение британской и американской армий под грифом «Бене-Мерсье». 30М.1909. В русской армии «ручников» системы Гочкиса было немного и почти все использовались в авиации.

Ручной «Гочкис» имел неплохую скорострельность (400–500 выстр./мин.), но весьма существенную массу в 12,25 кг без патронов и сошки. Для сравнения американский «Льюис», считавшийся тяжеловатым, в аналогичном состоянии весил 10,63 кг, датский «Мадсен» (со снаряженным магазином на 25 патронов и сошкой) — всего 8,92 кг.

«В качестве ручного пулемета "Гочкис" не понравился ни одной армии, — отмечает оружейный эксперт С. Л. Федосеев, — служба его была более-менее продолжительной лишь в колониях».

Все семейство «Гочкис», невзирая на свои частные недостатки, успешно преодолело фронтовые невзгоды Первой мировой. Станковая версия в массовом числе приняла участие и во Второй мировой войне. Немецкий вермахт использовал трофейный «Гочкис» под обозначением MG.257(f). Документально подтверждено применение MG.257(f) в боях с советскими войсками под Ленинградом.

Автор — доктор исторических наук

Далее в рубрике Газовая атака царяКак русская армия осваивала химическое оружие и искала от него спасение

rusplt.ru

Французская торговля оружием. Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Французская торговля оружием

В начале XVII столетия регион, прилегающий к заливу Святого Лаврентия, стал центром французского предпринимательства в Новом Свете. Тадуссак, Квебек и Монреаль стали центрами торговли, в которые наведывались не только местные индейцы, но также и посланцы племен, живших далеко к западу. Приблизительно 150 тысяч индейцев, живших в области реки Святого Лаврентия и Больших озер, делали покупки у французских торговцев. Из этого числа индейцев около 33 тысяч были воинами – стало быть, потенциальными покупателями оружия и боеприпасов. В первой половине XVII века в непосредственной близости с французами по берегам реки Святого Лаврентия жило многочисленное племя гуронов, и их преданность была столь прочной, что каждого индейца можно было условно считать французом. Точно так же и некоторые другие племена индейцев жили в регионе, в котором поначалу обосновались французы, и они также поддерживали с ними самые дружеские отношения. В частности, индейцы племени оттава – само их имя означало «торговать» – всячески способствовали продвижению французских товаров племенам, жившим к западу от них. За сравнительно краткий срок – несколько лет – столь желанные аборигенам ружья просочились в самые глухие уголки страны, где никогда не появлялся белый человек.

Однако столь удобная система распространения товаров через посредников сохранялась, к сожалению, недолго. Ирокезы, жившие к югу от реки Святого Лаврентия, традиционные враги гуронов, с завистью и ненавистью наблюдали за процветанием своих недругов, занимавшихся торговлей французскими товарами. В 1618 году ирокезы образовали союз с голландцами на Гудзоне, начали покупать ружья у них и научились с ними обращаться. К 1646 году французы в Квебеке получили известия, что все племена союза ирокезов уже полностью вооружены. Последующие события полностью подтвердили достоверность этой информации. Натиск ирокезов через область Больших озер и вдоль реки Святого Лаврентия стал бедствием для Новой Франции. Надежные союзники французов, гуроны, стали первой жертвой этого натиска, чуть позже перед ним пали и другие дружески настроенные к французам индейские племена.

Чтобы как-то выйти из того затруднительного положения, к которому их привело исчезновение посредников-индейцев, все большее число французских торговцев стало перебираться в западные области, чтобы скупать бобровые шкурки в тех районах, где бобры еще водились в изобилии. В 1663 году Людовик XIV выказал личный интерес к проблемам Новой Франции, и за последующее десятилетие при деятельном участии Луи де Бюада, графа де Фронтенака, губернатора Квебека, были основаны многочисленные торговые фактории и миссии на берегах озера Мичиган и вдоль течения Миссисипи, в провинции Иллинойс. На этой новой территории проживало около 100 тысяч дикарей, желавших дорваться до товаров, принесенных в страну белыми людьми. Торговый путь по реке Святого Лаврентия между озером Онтарио и Монреалем, ставший опасным из-за мародерствовавших ирокезов, сменился маршрутом по реке Онтарио и через озеро Гурон к Монреалю. Каноэ, груженные оружием, снова двинулись на запад, где их манили своей щедростью в изобилии населенные бобрами леса к северу от Великих озер. Так, назло яростным и злопамятным ирокезам, французские торговые агенты преуспели в сборе богатого урожая бобровых шкурок и других превосходных мехов, а также в расширении пределов Новой Франции. Кроме того, получившие подкрепление из метрополии военные силы французов нанесли несколько чувствительных ударов возмездия ирокезам. В числе товаров, импортированных из Франции, огнестрельное оружие и боеприпасы поступали во все увеличивающихся количествах, и поступи французского империализма на американский Запад, казалось, не будет преград.

Однако в 1670 году несколько предпринимателей-англичан основали Компанию Гудзонова залива[8] по проекту, разработанному двумя озлобленными французами. С самого начала своего существования эта компания торговала также и огнестрельным оружием, а в недавно найденных районах, богатых бобровыми поселениями, создавала нешуточную конкуренцию французам, ощущавшим ее вдоль всех своих северных границ и вплоть до западных пределов своих владений. Торговые фактории, в особенности Ассинибойн и Кри, превратились в новые английские опорные пункты на их территориях, и французы в порядке самозащиты создали три новых форта к северу от озера Верхнее. Когда эти две страны противостояли друг другу в Войне короля Уильяма (1689—1697), французские войска из этих районов и из Квебека выступили против английских фортов, которые создавали угрозу французской торговле на Западе. Грохот мушкетных выстрелов и пушечные залпы вскоре стали привычными звуками в этих диких местах, где ранее порох никогда не применялся при ведении военных действий.

В это время постаревший, но по-прежнему деятельный и грозный Людовик граф де Фронтенак вернулся в Новую Францию в качестве ее губернатора. Он активно занялся восстановлением и расширением дружественных союзов с индейцами, и поставки огнестрельного оружия стали важным фактором его стратегии. Он возродил свой прежний план строительства города в устье Миссисипи и с этой целью стал уделять самое пристальное внимание освоению Луизианы и всей долины Миссисипи. На побережье Мексиканского залива возник город Билокси, и пироги, груженные товарами, стали подниматься до равнин, расстилающихся вокруг залива. Там, севернее, доверенные люди принимали командование над этими флотилиями каноэ, глубоко утопленными в воде под грузом мушкетов, и проводили их до ранее существовавших и вновь построенных факторий в глубинных районах страны, которые ныне стали Мичиганом, Висконсином, Миннесотой, Индианой и Иллинойсом. Суда из Ла-Рошели, Бордо и Байонна во все возрастающих объемах доставляли порох, пули и фузеи. Поначалу французы явно собирались передать в руки своих союзников-индейцев как можно больше мушкетов. К концу первого десятилетия XVII века французские мушкеты применялись аборигенами повсеместно от озера Виннипег до озера Шамплейн и к югу от устья Миссисипи.

Говоря о торговле оружием, Ласалль писал: «Дикари заботились о нас, французах, куда лучше, чем о своих собственных детях. Только от нас они могли заполучить оружие». Но то, что французские мушкеты не всегда вызывали одобрение у покупателей, ясно видно из сообщения Лаонтена. В нем он повествует о продаже фузей индейцам племен гуронов и оттава в 1685 году и приводит жалобу одного из гуронов: «Французы продают нам фузеи, которые разрываются и калечат нас».

Ближе к концу XVII века французы стали осваивать бассейн реки Миссисипи и ее многочисленных притоков. На юго-западе этого региона они побывали в тех землях, которые ныне относятся к Техасу и Арканзасу, а в начале XVIII века они стали совершать довольно регулярные экспедиции на низменности и равнины юго-запада. В этих южных регионах проживало приблизительно 60 тысяч индейцев, которых французы надеялись подчинить. Примерно 18 тысяч человек из них были воинами и, стало быть, потенциальными покупателями оружия – и этот объем французские власти были намерены получить из арсеналов Франции.

С началом XVIII века французские торговцы стали все глубже проникать в юго-западные регионы страны, граничившие или даже относящиеся к испанским владениям в Техасе и Нью-Мексико. Несколько севернее их проникновение шло вдоль течения Миссури и по Великим равнинам, где индейцы уже были частично вооружены английскими мушкетами из Кри и Ассинибойна. Из предводителей французской торговой экспансии этого периода стали известны такие имена, как Этьен Веньяр де Бургмон, Людовик Жюкре, Бернар де ля Харп, Клод Шарль де Тисн, братья Малле – Пьер и Поль, Селерон де Бьенвиль, Пьер Голтье де Варен де ля Верендре и Шарль де Ланлад (чьи отделанные серебром пистолеты описаны в главе 2). Большинство этих людей имело аристократическое происхождение, они представляли правительство или крупные торговые компании и располагали значительными средствами, которые давали им возможность с размахом оборудовать свои торговые фактории. Как и можно было ожидать, их оружие тоже значительно отличалось от образцов массового производства.

Рис. 3. Фузея Пиграва—Габиолы. Великолепными мушкетами подобного типа вооружались предводители торгово-промысловых экспедиций XVIII в.

Более подробно их вооружение будет описано в главе 2. Для сравнения с продажными образцами оружия дадим здесь описание великолепного мушкета тех времен – прекрасного образца оружия середины XVIII века, пронесенного сквозь дебри американской глубинки офицером французской армии или предводителем торгово-промышленной экспедиции периода французской экспансии.

На рис. 3 показано это оружие. Это мушкет испано-французского производства с замком типа miquelet, изобретенным в Испании, с клеймом Пиграля (Пиграва) на нем, испанского оружейника, известного в 1730-х годах. Ствол из дамасской стали и спусковая скоба имеют клеймо мастера из семейства Габиола из Эйбара, что в Наварре, мастеров-оружейников, записанных в гильдейские книги в 1725—1750 и в 1790—1800 годах. На инкрустированной золотом накладке оружия выбита дата «1676», что не соответствует явным свидетельствам времени изготовления на стволе и замке. Вполне возможно, что отдельные детали оружия были сняты с более раннего экземпляра другого высококлассного мушкета, что представляло собой обычную практику в производстве высококачественного оружия. Цевье крепится на штифте; шомпол деревянный.

Вторжения французов к западу от Миссисипи разъярили испанцев и обеспокоили англичан, но основной конфликт в этот период разворачивался в Огайо. Еще со дней появления здесь отряда Ласалля французы заявили претензии на весь бассейн реки Огайо. По их мнению, западной границей английских колоний были горный хребет Аллегейни (он же Аппалачские горы), и они указывали на договоры 1697, 1713 и 1748 годов в обоснование своих претензий. Вирджинская компания уповала на свой устав 1609 года и положения договора 1748 года (отдававшего под английскую юрисдикцию все земли империи ирокезов), заявляя права на земли западнее этих гор. Когда в 1749 году группа вирджинцев, создав Огайскую компанию, начала освоение купленной и выделенной для них земли в Огайо, ее землемеры обнаружили там пенсильванских торговцев, удобно устроившихся в факториях, построенных ими в верховьях реки Огайо. Французы сопротивлялись этому вторжению, создав линию фортов, протянувшихся от Преску-Айл, на месте нынешнего Эри в Пенсильвании, в южном направлении вдоль реки Аллегейни до современного Питсбурга в Огайо. Когда вирджинцы под командованием Джорджа Вашингтона попытались в 1754 году построить форты при слиянии двух рек в этом регионе, они обнаружили, что это выгодное в стратегическом положении место занято французами. Сражение, предпринятое вирджинскими ополченцами близ Грейт-Мидоуз по этому поводу (28 мая 1754 года), считается первым сражением Войны с французами и индейцами, конфликта, который продолжался около семи лет.

Французы незамедлительно организовали линию снабжения по водному пути от озера Эри до поселения Форкс в Огайо. Форт Дюкен близ Форкса стал арсеналом, откуда французские мушкеты в невиданных ранее количествах поставлялись индейцам. Щедрые поставки оружия и боеприпасов происходили также в районе Великих озер и на Миссисипи. За четыре года французы и вооруженные ими мушкетами индейские союзники противостояли англичанам вдоль всей границы колоний и в коридоре у озера Шамплейн; они не только успешно отбивали все атаки англичан, но и одержали несколько блестящих побед. Французам удалось убедить выступить против англичан некоторые из некогда дружественных последним индейских племен. Среди союзников французов на севере страны выделялись племена абенаков, чиппева, делаваров, гуронов (называвшихся тогда виандотами), оттава и шауни, живших в Пенсильвании и Огайо. На юге к французам примкнули племена чокто и (несколько позднее) чироки.

Раздача вооружения и других подарков индейцам осуществлялась за счет значительных расходов французского правительства, но расходы на эти цели правители государства сочли необходимыми как в мирное время, так и особенно в период военных действий. Франсуа Биго сообщает, что в 1759 году на раздачу подарков американским индейцам было ассигновано 400 миллионов франков, однако последние требовали все новых и новых даров. Морская блокада, установленная флотом Англии и ее союзницей Пруссией, делала все более затруднительными перевозки этих даров морем. Резкое сокращение поставок французских товаров для индейцев и военного снаряжения для нужд армии в Америке крайне отрицательно отразилось на ситуации, сделав почти невозможным дальнейшие наступления французов и прервав межплеменную торговлю оружием и боеприпасами индейцами Запада, например между племенами сиу и миссури, значительно отстоявшими от той области, где разворачивались основные сражения между французами и англичанами. С другой стороны, англичане увеличили вооруженность своих сил, получили подкрепления и поручили решение американской проблемы новому министру Уильяму Питту. В августе 1758 года французские коммуникации между озером Эри и Огайо, по которым осуществлялось снабжение, были перерезаны наступлением англичан; форт Дюкен был несколько позже сожжен и брошен его защитниками. Квебек сдался англичанам в сентябре 1759 года, а год спустя по требованию английского генерала Амхерста губернатор де Водрей подписал капитуляцию гарнизона Монреаля и всех войск на территории Канады.

Новая Франция как государственное образование прекратила свое существование; поток французского оружия индейцам Америки иссяк. Оценочно можно заключить, что за срок несколько больший столетия, в течение которого Франция торговала оружием, в Америку с французских заводов поступило около 200 тысяч мушкетов. Многие из торговцев былых времен еще были живы в 1776 году, когда французское правительство снова стало посылать оружие в Америку; приблизительно 80 тысяч французских мушкетов военного образца было поставлено колонистам в период революции. Различные разновидности мушкетов военных образцов широко представлены сегодня в различных собраниях Соединенных Штатов, но экземпляры французских мушкетов чрезвычайно редки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Вооружённые силы Франции перед вторжением в Россию » Военное обозрение

Французская армия эпохи Наполеона считалась передовой военной машиной в Европе. Основы её мощи были заложены ещё до и во время Великой Французской революции. Артиллерийский офицер Жан Батист Вакет да Грибоваль реформировал полевую артиллерию французской армии. Его система была самой эффективной в Европе и просуществовала, с небольшими изменениями, до 1830 года. Во французской армии были внедрены тактика колонн и рассыпного строя при сохранении основ линейной тактики.

Организация, вооружение французской армии

Пехота. Во время революционных войн во французской армии установилась особая организация, отличавшая её от королевской армии. Основной единицей пехоты по-прежнему был батальон, но из 6 батальонов составляли не полки, а бригаду, которая делилась на две полубригады трёхбатальонного состава. Бригады сводились в дивизии, а те в корпуса. В рамках Великой Армии к 1806 году было сформировано 7 армейских корпусов, каждый из которых имел 2-4 пехотные дивизии, бригаду или дивизию лёгкой кавалерии, 36-40 орудий и соединения сапёров и тыловых обозов. Каждый армейский корпус имел возможность вести боевые действия в отрыве от основных сил армии. Таким образом, корпус являлся базовой оперативной единицей. Численность армейского корпуса определялась его задачами, возможностями и людскими ресурсами территории формирования. Состав его сил (пехота, кавалерия, артиллерия, вспомогательные подразделения) был сбалансирован. Корпусная система французской армии позволяла вести военные действия широким фронтом на большой территории.

Наполеон продолжил реорганизацию пехоты, и к февралю 1808 года окончательно установилась новая структура. Вместо полубригад опять ввели полки. Каждый полк имел 5 батальонов: 4 действующих и 1 запасной, в котором шло накапливание и обучение новобранцев. В линейной пехоте батальоны были 6-ротного состава: 4 фузилёрных, 1 гренадёрская и 1 вольтижерная (лёгкая стрелковая рота). В легкой пехоте в батальоне было также 6 рот: 4 егерских, 1 карабинерная и 1 вольтижерная. Численность батальона была установлена в 840 человек, полка – 3970 человек. На вооружении линейной пехоте было ружье с ударно-кремневым замком обр. 1777 года (калибр 17,4 мм), со трёхгранным 47 см штыком. Это ружьё было модернизировано в 1798-1799 гг. Максимальная дальность стрельбы ружья – 500 шагов, прицельная - 120. Пехотинец имел 60 патронов при себе и столько же в обозе. У вольтижеров ружья были облегчены. Ружья образца 1777 г. обладали рядом недостатков: малая дальность прицельной стрельбы, частые осечки из-за плохо сконструированной пластины кремня на курке. Солдаты частенько старались заменить его на трофейное. Кроме того, были ружья пехотные AN-IX обр. 1801 года. Ружьё было почти точной копией старого ружья образца 1777 года – французские оружейники в условиях создания массовой армии, что требовало производства сотен тысяч стволов, оказались неспособны быстро создать новое оружие. Оружейники просто несколько модернизировали уже имевшийся образец. Они немного снизили вес ружья и заменили часть железных деталей, которые подвергались коррозии, на медные. Понятно, что такое «усовершенствование» не улучшило боевых качеств основного оружия пехоты. Ружье AN-IX имело все недостатки своего предшественника. Кроме того, произошло ухудшение качества изготовления стволов в условиях спешного массового производства. Это привело к тому, что французские оружейники были вынуждены уменьшить размер пули, создавая тем самым зазор между пулей и стенками ствола. С помощью этого зазора, который допускал прорыв части пороховых газов и уменьшал точность стрельбы и убойную силу пули, они сделали использование ружья более безопасным. Иначе ствол ружья могло разорвать из-за шероховатостей стенок ствола, которые неизбежно возникали в условиях плохой обработки металла.

Ружье французское пехотное с ударно-кремневым замком обр. 1777 г., со штыком.

Нарезной карабин (штуцер) был нетипичен для французской армии. Нарезные ружья для своей пехоты французы начали выпускать в 1793 году, но из-за отсутствия опытных мастеров в данной сфере и высоких затрат во Франции так и не смогли наладить массовое производство. В 1800 году производство остановили, с начала запуска выпустили не более 10 тыс. карабинов. В 1806 году производство попытались восстановить, но без особого успеха – до конца наполеоновского правления выпустили не более 2 тыс. штуцеров. По уставу ими должны были вооружить унтер-офицеров и офицеров легких пехотных рот линейной и лёгкой пехоты. Но из-за проблем в запуске производства эти планы остались на бумаге. Почти все унтер-офицеры вольтижеров сохранили старые гладкоствольные ружья. Только некоторые офицеры смогли закупить себе карабин.

Кроме огнестрельного оружия, пехотинцы имели также и холодное. Рядовые и унтер-офицеры были вооружены полусаблями (тесаками) с коротким клинком (около 59 см). Впрочем, это оружие трудно отнести к разряду боевого, часто это был подручный инструмент. В бою пехота чаще всего использовала штыки, а не полусабли. Особую модель полусабли (с большой защитной гардой и широким клинком) имели сапёры. Шпаги и сабли имели на вооружении офицеры. Модели холодного оружия командного состава отличались большим разнообразием, оружие мало отвечало уставным нормам. Офицеры могли позволить себе самое разное холодное оружие на любой вкус и кошелёк.

Надо отметить, что французская металлургическая промышленность не имела достаточных возможностей и ресурсов, чтобы успевать вооружать постоянно растущую армию империи современным стрелковым оружием и в то же время пополнять потери оружия в многочисленных сражениях. Поэтому на вооружении французской армии наряду с новыми образцами стояло и старое оружие второй половины 18 столетия, выпущённое еще до революции, при королевской власти. Да и новое вооружение создавалось наспех, в очень короткие сроки, поэтому зачастую представляло собой лишь копии старых образцов с незначительными усовершенствованиями и изменениями. Кроме того, во французской армии терминология типов стрелкового оружия отличалась от русской терминологии. Главное пехотное оружие в обеих армиях называли ружьем, а вот дальше понятийная база существенно расходилась. Нарезные ружья в русской армии назывались штуцерами, а во французской – карабинами. Укороченные гладкоствольные кавалерийские ружья у русских называли карабинами, а у французов – мушкетонами. «Дробовики» с раструбом (расширяющимся к срезу стволом) у кавалеристов в России назывались мушкетонами, а во Франции – тромблонами.

Обмундирование пехоты составляли светло-синие шинели, такие же мундиры, белые камзолы, гетры и ботинки. Общая численность пехоты в Великой армии к 1812 году оставляла 492 тыс. человек.

Кавалерия. В 1799 году французская кавалерия состояла из 2-х карабинерных, 25 кавалерийских, 20 драгунских, 23 шассерских (егерских) и 13 гусарских полков. Всего было 83 полка (307 эскадронов), они насчитывали 51 тыс. человек. Затем их численность несколько возросла. Так, количество драгунских полков было доведено до 30, егерских до 31. Наполеон не внёс существенных изменений в кавалерию. Он только создал кавалерийских резерв из двух кирасирских дивизий (с 1809 года - 14 кирасирских полков). Кроме того, в 1811 году под влиянием опыта схваток с казаками, вооружённых пиками, были созданы 6 уланских полков (затем в Варшавском герцогстве ещё 3). Кавалерия делилась на тяжёлую (кирасиры и карабинеры), линейную (драгуны и уланы) и лёгкую (гусары и конные егеря). Тяжелая кавалерия считалась резервом главного командования, кирасиры и карабинеры предназначались для прямых лобовых атак и прорыва линии войск врага в решающий момент сражения. Линейная кавалерия поддерживала действия пехотных частей, а легкая конница в основном выполняла функцию разведывательно-диверсионных подразделений, могла совершить рейд по тылам противника и неожиданное нападение на врага из засады. Кавалерийский полк 1808 года, состоял из 4-х эскадронов, два эскадрона составляли дивизион. В полку было 961 человек. Численность кавалерии в 1812 году составляла 96 тыс. человек.

Драгуны были вооружены укороченной версией пехотного ружья AN-IX. Эти ружья даже имели штыки, как и в пехоте. Драгунское ружьё состояло на вооружении карабинеров, кирасир, конных гренадеров гвардии. Основным стрелковым оружием французской легкой кавалерии на рубеже XVIII-XIX веков являлся кавалерийский мушкетон образца 1786 года. Им были вооружены все егерские и гусарские полки. В самом начале 19 столетия на его основе оружейники разработали новый, несколько более совершенный карабин AN-IX. Это оружие стало поступать, в первую очередь, в только формирующиеся кавполки. Дистанция максимальной стрельбы из короткоствольного кавалерийского мушкетона была в два раза меньше, чем у пехотного ружья. Тем не менее, его широко использовали в легкой коннице, т. к. он был незаменим для службы на аванпостах, в боевом охранении, а также в тех случаях, когда кавалеристы вели бой в пешем строю. Но из-за слабости производственной базы и нехватки нового оружия в огромной по численности армии французского императора, пришлось применять старый мушкетон образца 1786 года. Мушкетон 1786 года широко использовался вплоть до самого падения Французской империи.

Французское драгунское ружье.Мушкетон кавалерийский AN-IXМушкетон кавалерийский обр. 1786 г.

Многие офицеры французской кавалерии (в первую очередь – драгунских соединений) были вооружены короткими гладкоствольными мушкетонами с раструбом на конце ствола (у французов их называли тромблонами). Это было традиционное для того времени кавалерийское оружие, расширение на конце ствола позволяло при выстреле формировать разлетающийся сноп картечи. Понятно, что тромблон не мог поражать врага на значительной дистанции, но он пользовалось огромной популярностью у кавалеристов потому, что надёжно обеспечивал попадание с небольшой дистанции даже со спины скачущей во весь опор лошади.

Тромблон.

Все кавалеристы французской армии эпохи Первой Империи имели в обязательном порядке 1-2 пистолета в седельных кобурах (обычно один пистолет из-за нехватки этого вида огнестрельного оружия; парой пистолетов смогли вооружить только всех солдат кирасирских и карабинерных полков). Единой модели не было. Одни пользовались пистолетом кавалерийским обр. 1763/1766 гг., созданным ещё при короле Людовике XV, он предназначался в первую очередь для драгун (калибр 17,1-мм, вес 1,23 кг). Пистолет выпускался в двух моделях: 1-я версия обр. 1763 г. была слишком громоздкой (длина 48 см), поэтому создали 2-ю, укороченная версию обр. 1766 г. длиной 40,2 см. Пистолет выпускали до 1777 года, в общей сложности было изготовлено 56 тыс. единиц. К началу наполеоновских войн это оружие считалось устаревшим, но из-за нехватки пистолетов активно применялось в войнах (понятно, что в несколько ограниченных масштабах – значительная часть из выпущенных в 18 столетии образцов уже была потеряна в постоянных военных конфликтах).

Французский пистолет образца 1763-1766 модель 1. Общая длина 48 см.Французский пистолет образца 1763/1766 модель 2. Общая длина 40,2 см.

Другой старой моделью был французский пистолет обр. 1777 г (так называемый «шкатулочный»). «Шкатулочный» пистолет калибра 17,1 мм был небольшим по размерам. Но, тем не менее, был довольно тяжелым - 1,4 кг. Это было связано с оригинальной конструкцией оружия: весь механизм размещали в медной коробке («шкатулке»), в которую ввинчивали казенный срез ствола. Такую нестандартную схему приняли по настоянию талантливого артиллериста генерала де Грибоваля. «Шкатулочные» пистолеты выпускались только до Великой французской революции, но применялись в армии до самого конца наполеоновской империи.

Французский пистолет обр. 1777 г (так называемый «шкатулочный»).

Более современной моделью был кавалерийский пистолет AN-IX обр. 1801 года. Этот пистолет выдавали кирасирам, драгунам, гусарам, уланам и конным егерям. Парой пистолетов вооружали только кирасиров и карабинеров, остальные кавалеристы получали только по одному пистолету. Это было также связано со слабостью французской промышленности, которая оказалась не готова выпускать оружие нового, массового типа. Пистолет в этой модели выпускался всего 4 года. Ещё 3 года производили его несколько измененную версию «Модель AN-XII» (доработка коснулась только способа крепления ствола к ложу). Самым совершенным и распространенным оружием французской кавалерии был кавалерийский пистолет AN-XIII обр. 1805 г. (всего было выпущено около 300 тыс. единиц этого оружия). Калибр этого пистолета - 17,1 мм, вес - 1,27 кг, общая длина - 35,2 см. Пистолет широко использовался в кавалерийских частях – в основном как оборонительное оружие, т. к. в наступлении французская кавалерия более всего применяла холодное оружие.

Французский пистолет AN-IX (AN-XII).Французский пистолет AN-XIII.

Кроме того, у французов было значительное число трофейных пистолетов. Офицеры не получали оружие за государственный счёт, а закупали его за свои деньги. Поэтому офицерские пистолеты отличались ещё большим разнообразием. Офицеры победнее пользовались армейскими моделями, обеспеченные заказывали дорогие модели у знаменитых оружейников. Дорогие, роскошные пистолеты были предметом гордости их владельца.

Надо сказать, что прицельная дальность стрельбы из пистолета того времени была крайне низкой, поэтому практики военного дела давали рекомендации стрелять из него фактически в упор. Стреляли с 10, 20 и более шагов, но по мере роста дистанции точность падала до нуля. При стрельбе с коня на рыси лучшие стрелки промахивались в половине случаев, а на галопе – в трёх из четырёх. А попадание в цель со спины с лошади на дистанции 30 шагов считалось случайностью.

Главным атакующим оружием кавалерии были сабли (и палаши). Во французской армии времён Наполеона вооружение различных видов кавалерии было традиционным для Европы того периода: тяжелая и линейная конница (кирасиры, карабинеры и драгуны) была вооружена прямыми палашами, а легкая кавалерия (гусары, конные егеря) – кривыми саблями. Кирасиры имели на вооружении палаши моделей IX и XI. Палаш модели IX был хорошим оружием, но имел значительный недостаток - ножны были выполнены из тонкого металла (толщиной в 0,95 мм) и легко деформировались от самого незначительного удара. Деформация могла привести к самым негативным последствиям, вплоть до того, что палаш могло заклинить в ножнах в самый решающий момент. Поэтому комиссия по вооружению усовершенствовала оружие. Ножны кирасирского палаша отныне стали производить из стали в 2,5 мм толщиной, а внутрь для еще большей надежности конструкции стали вставлять деревянный вкладыш с пазом. Правда, от этого вырос вес оружия – с двух килограммов до трёх с лишним. Палаш был весьма эффективным оружием. Всего кирасирских палашей образца IX года было произведено более 18 тыс., а модели XI года свыше 54 тыс. единиц. У драгун имелся свой собственный палаш модели IV, который они носили не в железных, а в кожаных ножнах. Драгунский палаш был несколько легче и чуть короче кирасирского и имел плоский клинок.

Французский кирасирский палаш модели XI.

Французские кавалеристы имели на вооружении массу старого холодного оружия. Но в большинстве своём на вооружении французских конных егерей и гусар были сабли двух типов. К первому относилась сабля образца 1776 года, она изготовлялась по классическому венгерскому типу. Второй тип представляли сабли модели IX и XI, созданные уже в 19 столетии. Сабля модели IX года оказалась настолько удачной по конструкции, что с небольшими изменениями она дожила до упразднения кавалерии как рода войск. Сабля, аналогичная принятой в IX году, оставалась на вооружении французской кавалерии до 1940 года. Характерной особенностью сабли для лёгкой кавалерии модели IX года было наличие боковых дужек на эфесе, что достаточно хорошо защищало руку кавалериста. Отличалась от сабли венгерского типа и форма клинка: он был более прямой и увесистый, чтобы можно было выполнить не только рубящий удар, но и укол.

Французская легкокавалерийская сабля образца 1776 г (венгерского типа).Французская легкокавалерийская сабля модель IX.Французская легкокавалерийская сабля модель XI.

Наиболее слабым местом французской армии был её конный состав. Готовясь к войне с Российской империей, Наполеон старался пополнить армию лошадьми, которые приспособлены к длительным и большим переходам. Опыт военных действий против русских войск в Восточной Пруссии показал, что французские и итальянские лошади уступают в плане выносливости восточным породам. Ещё во время кампаний 1805-1807 гг. Наполеон забрал почти весь конный состав австрийской и прусской армий, а затем и Рейнского союза. Однако этого количества лошадей оказалось недостаточно. Поэтому по приказу Наполеона стали закупать значительные количества лошадей в государствах Германии и в Австрии. Пруссия по соглашению от 24 февраля 1812 года была должна поставить 15 тыс. лошадей. Закупались лошади и в России. Всего Наполеону удалось собрать около 200 тыс. лошадей, лучшие были отданы кавалерии, другие пошли в артиллерию и обоз.

Продолжение следует…

topwar.ru

Всеукраинская общественная организация «Украинская ассоциация владельцев оружия»

Боец с комплектом FÉLIN

Франция знаменита не только своими винами, пейзажами и Эйфелевой башней, а также своим оружием и легендарным Французским Иностранным Легионом.

О его прошлом и настоящем и пойдет речь в этой статье.

В 1978 году Легион осуществлял боевой десант на территории Африки. Они высадились прямо посреди захваченной врагом территории Заира, там и произошел бой при Кольвези.

В то время на вооружении Франции все еще была устаревающая модель самозарядной винтовки MAS-49/56, вмещавшей в себя десять патронов калибром 7.5x54mm.

Винтовка MAS 49/56

Хотя это была прочная и надежная винтовка, с хорошей точностью и отлично зарекомендовавшей себя в суровых климатических условиях, она не обладала достаточной убойной силой.

Многие бойцы Легиона предпочли пожертвовать дальнобойностью MAS-49/56 ради большей плотности огня и вооружились для предстоящего боя при Кольвези ПП MAT-49. В магазин этого пистолета-пулемета помещалось 32 патрона, и его скорострельность составляла 600 выстрелов в минуту, но эффективная дальнобойность ПП MAT-49 ограничена всего лишь сотней метров.

Пистолет-пулемет MAT-49

Бои тогда проходили в условиях плотной городской застройки, и потому достоинства ПП MAT-49 перевешивали его недостатки.

Во время перестрелки, что началась еще до окончания высадки, французские снайперы убили десять повстанцев с расстояния 300 метров с помощью FR-F1, новейшей на то время снайперской винтовки, разработанной по дизайну старой MAS 36 под тот же 7.5x54mm патрон, что и MAS 49/56.

Снайперская винтовка FR-F1

Про винтовки серии FR в США известно весьма мало, хоть они и популярны среди любителей оружия за свою прочность и надёжность, несмотря на изрядный вес – почти 5 кг.

За 35 лет, в снаряжении Легиона произошло много изменений. Но эти реформы почти не коснулись высокоточных винтовок. В январе 2013 года Французские войска высадились в Мали. Теперь они вооружены винтовками FR F2, которые являются теми же базовыми снайперскими винтовками с измененными затворными группами под патрон 7.62 НАТО, с современной оптикой и тепловым экраном, покрывающим свободно плавающий ствол.

Снайперская винтовка FR-F2

Штурмовые винтовки FAMAS , известные под названием Le Clarion (Горн), полностью заменили старые винтовки и автоматы. FAMAS хоть уже немного устаревшее оружие, но оно хорошо себя зарекомендовало.

С магазинами на 25 патронов 5.56 НАТО они способны вести полуавтоматический, очередями по три выстрела, и непрерывный огонь со скорострельностью 900-1000 выстрелов в минуту.

Штурмовая винтовка FAMAS, как и снайперская винтовка FR-F1, является неотъемлемой частью системы FELIN, состоящей также из прицела ночного/дневного видения, который выводит изображение на встроенный в шлем экран.

Иностранный легион прошел долгий путь, с тех самых пор, когда требовалось делать выбор между десятизарядной винтовкой или 9мм пистолетом-пулеметом.

Как же покажут себя новые винтовки в тесных сражениях в Африке – мир узнает уже очень скоро.

FAMAS с прицелом FELIN

Рейтинг: 3, Просмотров: 11598

zbroya.info

Экспериментальное французское оружие - Александр Афанасьев

В этом посте я хочу рассказать кое-о-каких разработках французских военных инженеров, которые, если бы они были приняты и пошли в производство - если не изменили бы мир - то по крайней мере поставили бы Францию в число законодателей оружейной моды, а не отстающих.

1. 1939 год. Уже понятно, что война подобралась вплотную и надо что-то делать. Французы, как ни странно успевают сделать многое, их инженерная школа одна из самых сильных в мире. Разрабатывается танк с 90 мм зениткой, по каким то параметрам превосходящий более поздний германский Тигр, разрабатываются новые истребители  В области стрелкового оружия - к новейшей полуавтоматической винтовке приспосабливают отъемный магазин на 25 патронов, получая MAS40, которая так и не была запущена в серию.     Не успевают только одного - запустить все это в серию. А ведь MAS40 больше похоже на оружие конца сороковых, но никак не конца тридцатых. Для автора остается загадкой, почему после окончания войны MAS49/56 так и шла в производство с коротким магазином. 2. После войны для меня оставалось загадкой, почему между MAS 49/56 еще конца сороковых и FAMAS начала восьмидесятых существует такая пропасть. Почему Франция, обладающая такой инженерной школой, самостоятельно разработавшая севейство самоолетов Мираж и Рафаль, танков Леклерк и АМХ ничего не попыталась сделать в области оружия, и даже не закупала иностранные образцы, не ставила их хотя бы в лицензионное производство. Оказалось - кое-что все таки делали Мануфактура в Роне (Manyrhin) в 1950 году представляет на суд зрителей так называемый CEAM. На этой мануфактуре размещено оборудование из Германии полученное по репарациям и фирма представляет винтовку, сильно напоминающую CETME но под американский патрон .30 carbine. Напомню, что страна ведет тяжелейшую колониальную войну - Алжир, Индокитай. На вооружение не принято. Мануфактура в Сент-Этьене (MAS) четырьмя годами позже предоставляет переделанный MAS 49 сразу в трех вариантах На вооружение не принято. 1962 год. Та же MAS проводит уже вторую модернизацию кардинально устаревшей MAS 49/56 - получается что-то вроде FAL, но процентов на семьдесят унифицированное со старой винтовкой. Называется MAS62 На вооружение не принято. Ниже я приведу несколько фото, чтобы понимать, какая работа в те годы проделана по разработке нового оружяи французской армии. И все - пшиком Конец семидесятых. Французы одновременно с бельгийцами начнают разработку проекта оружия самообороны - во Франции он называется SEAM. SEAM (Service des études arme et munition de la MAS. Отработка проекта идет в трех калибрах: 5,56*28, 5,56*25 и 5,56*22, при этом первая гильца оригинальна, вторая взята от патрона Маузер (ТТ), третья от 7,62*22 Para, во всех трех случаях используется пуля патрона 5,56*45 NATO то есть это изначально более сильное решение чем полностью нестандартный калибр бельгийцев. Разрабатывается три вида оружия: пистолет на базе Беретта-92 (он и должен был поступить на вооружение армии, а не классическая Беретта-92) Полностью оригинальный пистолет-пулемет Вес 1,7 кг, патрон 5,56*22, режим огня одиночный и автоматический 100 выстрелов в минуту. ПРи стрельбе на 100 метров пуля пробивает 3,5 см стальной лист. И конвертация FAMAS - видимо временное решение, что-то типа тяжелого PDW, здесь показано с магазином на 75 патронов. Ничего из этого в серию не идет. Более того. В 1989 году германская НК предоставляет оружие под французский патрон - предтечу НК МР7 И в серию оно не идет исключительно потому, что французы забросили все свои работы!

Вот и думай - не висит ли над французской оружейной промышленностью злой рок.

werewolf0001.livejournal.com