Как попасть во французский Иностранный легион? Молча! Французский иностранный легион отзывы


Во Французский Иностранный Легион! — блог туриста klaudia на Туристер.Ру

В одну из прогулок с туристами по Страсбургу, наткнулись на передвижной вербовочный пункт — агитировали записываться во Французский Иностранный Легион.

Немного фактов об этом интересном воинском соединении: французский король Луи Филипп Первый 9 марта 1831 года подписал уках о создании Легиона, на основе полка немецких наемников. Тогда как в регулярной французской армии могли служить только французские подданые, то в Иностранный легион мог поступить любой, поэтому в указе прописывалось, что Легион создается только для действий за рубежами Франции. Надо сказать, что за почти 190 лет существования, Легион поучаствовал в военных конфликтах по всему миру — конечно, в африканских колониях Франции (Тунис, Судан, Марокко, Мадагаскар, Мали, Алжир и т. д.), в Мексике, в Индокитае, на Ближнем Востоке (Ливан, Сирия), в Югославии (Босния, Косово), а в Крымскую Войну в 1854 году и у нас отметились.

Официально Иностранный Легион придан Военным Силам Франции, находящимся в подчинении Министра Обороны. Но, фактически, Легион подчиняется только Президенту Франции.

Девиз Иностранного Легиона — «Честь и Верность»!

Цвета Легиона — красный и зеленый. Зеленый символизирует страну, красный — кровь. Причем, когда Легион ведет боевые действия, то красный сверху, т. е. «кровь на стране», если Легион пребывает в мирном состоянии, то зеленый сверху.

В разное время количество наемников в Легионе достигало 45000 человек, сейчас всего 7700. Через службу в Иностранном Легионе прошли люди 52 национальностей, в настоящее время служат представители 136 (!!!) стран! Третья часть наемников — из восточной Европы и стран бывшего СССР.

Как повелось еще при Луи Филиппе, и до настоящего времени, служить в Иностранном Легионе разрешено инкогнито. Но, если раньше документы вообще не требовались, то сейчас паспорт забирают, что называется, «на входе», и его проверяют на предмет преследования Интерполом. Если у соискателя нет проблем с этой уважаемой организацией, то он допускается до психических, физических и медицинских тестов. В случае успешного прохождения тестов, соискатель подписывает контракт, при этом ему выдадут документы на любые имя и фамилию, могут сделать документы с другой биографией, выдуманными родителями и т. д. Забегая вперед, скажу, что при увольнении, он может поменять две буквы в новых имени и фамилии.

Немного о тестах. После того, как соискатель, сдав паспорт, перешагнул порог пункта вербовки, он находится там несколько дней, пока его проверяют на то, не состоит ли он в розыске через Интерпол. Если все нормально, то его отправляют в Марсель, где в течении еще нескольких дней его тестируют на проф.пригодность. Тесты на внимание, сообразительность и медицинская проверка. Затем — проверка физических возможностей. Ничего сверхестественного -50 приседаний, 30 отжиманий, 6-метровый канат без помощи ног, и легкая пробежка 2800 метров не медленнее, чем за 12 минут. Если не подошли, то соискатель получает компенсацию в размере 30 евро в день, если подошли, то заключается контракт.

Первый контракт подписывается на 5 лет, через 5 лет можно продлить на срок от 6 месяцев до 10 лет. Легионер служит сначала рядовым, затем может быть повышен до капрала, далее до сержанта. Офицером может стать только гражданин Франции, на гражданство можно претендовать после 3 лет службы или ранее, в случае ранения! (хорошая быстрая возможность стать гражданином страны Евросоюза!). Легионер находится на полном государственном обеспечении, получает на счет немного более 1000 евро, через 19,5 лет службы ему назначается полноценная пожизненная пенсия, независимо от страны его проживания. Даже если легионер прослужил только один контракт — 5 лет — он имеет право на дальнейшее проживание в «Доме ветеранов».

Один из моих туристов попробовался, но староват оказался, т. к. вербоваться можно только мужчинам в возрасте 17–40 лет:

Жениться легионерам можно, если они отслужили один год, находятся в сержантском звании, и только по настоящим документам!

За время существования Иностранного Легиона в различных конфликтах погибли 36000 легионеров.

Увидев этого красавца, ВСЕ женщины моей группы во главе со мной готовы были завербоваться, но… увы… женщин не берут! За весь период существования у них служила ОДНА женщина, в 40-х годах. Куда местные феминистки смотрят? Я могу пройти тест на физ. подготовку!

В Иностранном Легионе есть пехотные, танковые (хотя у них только БМП-ешки и БТРы), саперные и парашютно-десантные подразделения, в виде 7 полков, + 1 учебный + 1 спец. отряд + полубригада.

Офицеры не давали себя сфотать, сразу отворачивались, но я увидела у них женщину и пристала с расспросами. Она не входит в Легион, так, на вербовке «подайте патроны».

Пришлось довольствоваться фото с манекеном:

Еще один интересный факт — строевой шаг у Легионеров вполовину медленней, чем у остальных войсковых соединений, т. к. рассчитан на пески пустыни.

Из известных "наших" можно назвать две фамилии - Зиновий Пешков (родной брат Якова Свердлова, дослужился до 4-х звездного генерала) и Малиновский.

В настоящее время Иностранный Легион базируется в материковой Франции, на Корсике, во Французской Гвиане, на Коморских островах, в ОАЭ, и на атолле Муруроа в Тихом океане. Добро пожаловать!

klaudia.tourister.ru

Парень из Караганды рассказал о службе во Французском легионе - фрагменты из жизни

Житель Карагандинской области Олег Серов в 18-летнем возрасте с первой попытки поступил во Французский Иностранный легион. Журналистам газеты "Криминальные новости" удалось взять у парня интервью по скайпу.

Олег рассказал, что в легионе ему все нравится, у него появились друзья - два белоруса и украинец. "Язык французский очень нравится, страна красивая. В Альпах уже был, в Ницце", - сообщил он. Самым трудным оказалось то, что "не давали общаться с родителями". Впрочем, возвращаться в Казахстан солдат не планирует, хотя очень скучает "по домашней еде, бешбармаку, халве". 

Олег признался, что "месяцев через пять" сможет принять участие в военных действиях: "Смотря какая кампания будет. Куда - не знаю, в основном в Африку". По словам Олега, его сильно поразило то, как быстро идет обучение. "Мины уже взрывали, стрелять научились, с парашютом прыгали", - говорит юный легионер.

На вопрос, что он посоветует желающим попробовать себя так же, ответил: "Рискуйте, если уверены в себе. Но помните, что слабых духом тут нет. У нас несколько дезертиров было, просто не выдержали и сбежали ночью". Он отметил, что в легионе "запросто можно получить, если тупишь".

Также Олег сообщил, что штатские французы очень почтительно относятся к легионерам. "Улыбаются, уступают место, как дела спрашивают, была ситуация, когда мне старик-француз место уступить пытался. Горожане вообще любят своих легионеров. А форму снимешь, не заметят", - поделился парень.

Отец Олега - сорокалетний Сергей Серов - вполне одобряет выбор сына. Но говорит, что вначале желание сына стать легионером было для него неожиданностью. 

"Конечно, все началось с Ван Дамма и "Самоволки", - улыбается Сергей. - Вообще, я считаю, что для мужчины быть военным - лучший выбор, сам работал в военизированной службе. Олега мы растили настоящим мужчиной, дети у нас перед телевизором и за компьютерными играми штаны не просиживали, они читали хорошие книги, занимались спортом, учили разговорный казахский язык. Во втором классе он у меня 140 раз отжимался от пола и 11 раз подтягивался, ходил на футбол, рукопашный бой, борьбу. Ни криминальных репортажей, ни рекламы, ни пропаганды насилия и культа денег, что бесконечно льют с экрана в головы нашим детям, мы в свой дом не допускали - телевизора просто нет. Олег учился на четверки, но всегда хотел быть лучшим".

По словам отца, сына никогда не прельщала накатанная схема: армия - шахта - женитьба - дети - быт. "Я всячески поддерживал в нем стремление кардинально изменить свою жизнь. Мы отдали его в спортинтернат на легкую атлетику, мальчишка легко адаптировался, никогда не жаловался, хотя там довольно строгие порядки, имел кучу друзей, стал кандидатом в мастера спорта. Но особых спортивных талантов не было, не звезда, короче", - рассказывает Сергей.

После школы Олег попытался поступить в одно из силовых учебных заведений Казахстана, прошел медкомиссию. Но, как признался отец парня, в вузе обозначили такую неподъемную сумму взятки, что при всем желании они не смогли бы столько собрать.

Из Академии ФСБ России им пришел вежливый отказ - нужно было российское гражданство. "Службу в нашей армии, честно, не рассматривали - известия о почти ежемесячно гибнущих там мальчишках желания не добавляли", - говорит отец легионера.

Тогда Олег поступил в вуз, но отучившись там год, решил все бросить и поступать в Иностранный легион. "Мама ужаснулась, а я засел в Интернете. Почитал многочисленные форумы "диванных" и реальных легионеров и понял, что попытаться стоит. Что теряем?! Мы написали и отослали туда письмо на электронный адрес. Через пять дней пришел ответ на английском, с анкетой. Это подкупило - мы нужны! Я сказал сыну: "Решил - езжай. В шахту всегда успеешь". Выехать 18-летнему пацану во Францию из Казахстана нереально, визу никто не даст. В общем, сделали мы ему литовскую визу, Шенген, купили билет "Караганда - Франкфурт - Марсель - Рига". И 6 января этого года он улетел. А там пальмы, солнце, жара! Пацан, который никогда заграницы не видел, был в полном восторге", - рассказывает Сергей.

После того, как Олег добрался до пункта назначения, связь с ним оборвалась: "Не было вестей две недели. Мама тут с ума сходила. Через 14 дней позвонил его приятель по поступлению, молдаванин. У Олега с ним был договор: кого выкинут первым, тот и звонит родителям. Друг получил отказ без объяснения причины".

"Вообще, никто до сих пор не знает, по каким критериям берут в легион, - продолжает отец Олега. - Да, есть набор физтестов - знаменитый челночный бег Люка-Леджера, тест Купера, лазание по канату без помощи ног, подтягивание, отжимание. Знание французского необязательно, там быстро научат, если поступишь. Есть тест на мотивацию, но самое главное - пройти особый отдел легиона, так называемое "гестапо", в котором, как говорят, тебя могут даже избить. При входе в ворота легиона у них отбирают все документы, заставляют сломать все карточки, права, рвут и выбрасывают все дипломы, кто сдуру взял с собой. Типа обратной дороги нет. Не поступил - отдают только паспорт, выбрасывают за ворота, и делай что хочешь".

"Когда Олег сидел на экзамене в "гестапо", ему велели достать и сломать карточку "Виза". Он беспрекословно сломал ее - благо денег там было совсем немного. Тест идет на русском, через переводчика. Вопросы очень странные, постоянно повторяющиеся, только иными словами: "Чем занимаются родители? Какая у них машина? Есть ли у вас дома собака?" И опять: "Где работают родители?"… Здесь главное не врать. Это не проходит, враз раскусят и - дефинитив. Была даже попытка оскорбить лучшие чувства: там попытались перефразировать девичью фамилию матери, якобы она неприлично звучит для французского уха… Явная провокация. Олег сделал вид, что не расслышал. Могут ударить, могут начать орать ни с того ни с сего. Там работают отличные психологи и знают, с кем и как можно обращаться, чтобы спровоцировать, проверить. Потом построение: не поступил - говорят: "Сивиль" - и в сторону. Поступил - в другую", - рассказал Сергей.

Самым тяжелым испытанием после поступления в Легион оказалась так называемая "ферма". "Это такой карантин на две недели, - продолжает папа Олега. - Это очень тяжело. Новобранца начинают опять ломать, но уже физически. Не дают спать: всего три-четыре часа в сутки. Повсюду очень грубое отношение, утренняя пробежка 15 километров, кормят плохо, сладкого не дают. Олег там первую неделю пролежал в госпитале - палец на ноге загноился, притащил из города упаковку "Баунти", так там счастья у пацанов было - вот теперь-то мы все выдержим! Усиленное изучение французского. Учат там просто: Олег рассказывал, что впервые видел, как человек засыпает - словно сознание теряет. Сидит за партой, зубрит, а потом вдруг носом в нее втыкается и спит мертвым сном. Тут его капралы подхватывают и головой в бочку с водой окунают - будят. Запросто побить могут палками, аж до щепок, но за дело, никто просто так лупить не будет. Дедовщины там нет, но есть уставщина. Теперь Олег лучше всех новобранцев знает французский. Кстати, еще умный подход: в кубрике их селят по четыре человека - два франкоговорящих и два без знания французского. Они там очень много поют на французском, марши и просто песни - это древняя традиция легиона. Идут - поют, стоят - поют. Язык доходит сразу. На "ферме" и в грязь с головой окунаются, и в дерьме плыть приходится - служба. Спать иногда приходилось в яме, на голой земле - это посреди зимы, просыпаешься - ноги сводит, но идешь. Иногда что-то кололи в мышцу, видимо, от простуды, по всему телу тепло расходится и энергия прибавляется. И смотрят, наблюдают, как новобранец ведет себя, постоянно провоцируя на дезертирство. Олежка все выдержал".

Сейчас Олег Серов служит в боевом полку в городке Сен-Кристоль, родине тамплиеров. "Ему уже платят, деньги капают на счет - 1200 евро в месяц, причем легионеры на полном обеспечении. Нет налогов. Медстраховка. Для легионеров множество льгот, например, они втроем ездили в Ниццу. Франция - дорогая страна, обычный билет туда и обратно обошелся бы одному человеку в 500 евро. А они втроем 35 заплатили - льготы. В полку их кормят как в ресторане: устрицы, мясо любое, салаты всякие. Он все их знаменитый рататуй пытался распробовать - дерьмо, говорит, невероятное. И еще все французы помешаны на сыром мясе - стейки с кровью выглядят так, будто просто кусок мяса разогрели в микроволновке и все. Много праздников, и выходные, как у всех французов. Можно поехать в Париж, Ниццу, Альпы", - говорит Сергей.

"Этот полк что-то вроде учебки, солдат отбирают для специализации. В легионе всего 11 полков, у всех разная специализация: джунгли, лес, вода, в том числе и подводные диверсанты, пустыня и так далее. Есть инженерные войска, есть спасатели, есть кинологи. У солдата обязательно спрашивают, где он хочет служить, его выбор важен. Олег мечтал посмотреть джунгли, французскую Гвиану, легион там космодром охраняет. Но мы побоялись, что в джунглях его палец совсем загниет, влажность без привычки тяжела. Потом он обязательно послужит в Гвиане, это здорово - увидеть настоящие тропики! Пока Олег выбрал специализацию "горы". В учебке он был в Пиренеях, на горнолыжной подготовке, учился ездить на горных лыжах в полной выкладке, сдавал экзамен. Были длительные маршброски в экипировке 40 килограммов - по 80, 100 километров, где-то шагом, где-то бегом. Олег там на ходу спал, ноги идут, а сам спишь - вышел из строя, тебя друзья обратно закинули, и опять спишь и идешь. Однажды час и пятнадцать минут быстрым темпом непрерывно бежали в гору, очень тяжело было. Был стаж "плавание", но ему это было тяжко, там плавают на скорость в экипировке. Но, несмотря на все это, он там хорошо поправился", - рассказывает папа.

Со слов Сергея, в легионе не запрещают курить и пить. Но пьют в меру: "Никто не ужирается, никто не дебоширит, злых и агрессивных, как ни странно, вообще нет. Драк тоже нет, с этим строго. Тест на наркотики сдают каждую неделю, и вылететь за нарушение можно в секунду".

Отец казахстанского легионера также сообщил, что в легионе существует деление на земляков. "Самое сильное землячество, не считая мадагаскарского, это русское. А русскими здесь называют всех выходцев из СНГ. Славян вообще очень много, парашютно-десантный полк весь славянский - это белорусы, украинцы. Казахстанцев крайне мало, был когда-то парень из Астаны. Румын, португальцев много, очень много монголов. Олег там самый молодой, из всего полка в 1000 человек. У старших к нему отношение слегка покровительственное, типа сынок, сын полка. Многие удивляются, что он там такой юный делает. Попасть в легион в 18 лет практически невозможно. Средний возраст - 27-25 лет", - делится собеседник издания.

"Зато когда он полный контракт в пять лет отслужит, ему будет всего 23 года. Мы мечтаем, что он поступит во Французскую военную Академию Сен-Сир, туда берут только французских граждан и только до 25 лет. И с идеальным знанием французского языка. Шансы есть. Если хорошо служить, то можно к 25 годам стать сержантом, а это уже черное кепи, это офицеры, и жалованье там несоизмеримо большее. Франция - это страна вояк, это рыцарство, три мушкетера, тамплиеры, там военные у них в почете", - говорит отец.

Французский Иностранный легион - войсковое соединение, входящее в состав сухопутных войск Франции. Был создан 9 марта 1831 года королем Луи-Филиппом I. В настоящее время около семи с половиной тысяч человек из 136 стран проходят службу в одиннадцати полках легиона.

tengrinews.kz

Как поступить во Французский иностранный легион

Как поступить во Французский иностранный легион или Советы молодому предателю от Сергея Жарова.

Халява, силь ву плеФранцузский иностранный легион умно создан для загребания жара чужими руками. Туда нанимают, как ясно из названия, иностранцев, которые несут боевую службу в интересах, как тоже ясно, Франции. Это не обязательно война — Франция, в общем-то, ни с кем не воюет. И не обязательно боевые действия — легион, например, охраняет французский космодром в Гвиане, участвует в миротворческих операциях ООН. Не всегда даже это служба за пределами Франции. Но есть и места, где надо стрелять — Джибути, скажем.В обмен на это легионерам платят бабки — рядовой первого года службы сразу же получает более тысячи евро в месяц, — а также дают возможность заработать гражданство Франции через четыре года и пожизненную пенсию через пятнадцать лет. Короче, это такая же служба по контракту, но на порядочное государство, без кидалова.Попробовать записаться в легион может любой. Отбирают по физической подготовке и вообще годности к службе. Французский знать не надо — научат.

ПоступлениеПервое, что нужно сделать, это любым макаром добраться до Франции — в турпоездке, например. Потом приходишь на призывной пункт легиона, которых много по всей стране, но вот адрес парижского:

Fort De Nogent94120 Fontenay-Sous-Bois

Садишься на метро в Париже, едешь до станции Chateau de Vincennes, оттуда на такси по данному адресу.Требования к кандидатам такие:— возраст от 17 до 40 лет;— мужской пол;— паспорт;— хорошее зрение и физическая форма.

Проходишь первичный медосмотр от одного до четырех дней, и если ничего не найдут, то перевозят тебя в штаб-квартиру легиона под Марселем, где в течение четырех–восьми дней проводят полный медосмотр, тест на умственное развитие, проверку физподготовки. Все это время обеспечивают всем бесплатно и дают карманные деньги.

Примерные требования на физическую подготовку:— 30 отжиманий;— 50 приседаний;— влезть по шестиметровому канату без использования ног;— пробежать 2800 метров за 12 минут.Если успешно проходишь все тесты и по конкурсу, тебе предлагают подписать контракт на пять лет. Если не взяли, то провожают до КПП, и свободен.

СлужбаПервые четыре месяца проходишь курс молодого бойца, после чего тебя распределяют в войска в соответствии с твоими способностями и нуждами легиона. Начинаешь рядовым, в звании повышают по мере проявления себя и освобождения должностей, как и везде. На прапорщика можно начинать учиться к концу срока первого контракта.По окончании первого пятилетнего контракта можешь уволиться или продлить его на полгода, три или пять, потом еще, и так пока не достигнешь общего срока службы в пятнадцать лет. Как и в советской армии, где некоторые тянут больше двадцати пяти, в легионе можно служить и дальше, если тебя хотят оставить, и если звание уже имеешь повыше.После четырех лет службы предоставляется возможность подавать на французское гражданство. Если хочешь сохранить родной паспорт, то после увольнения можно получить ПМЖ во Франции, оно обычно дается на десять лет с последующим продлением. После пятнадцати лет службы получаешь пенсию, которую выплачивают в любой стране до конца твоей жизни.В первый год службы полагается двадцать суток отпуска, во второй — тридцать пять, потом по сорок пять.

Типичный распорядок дня Второго Парашютного полка легиона:05:00 — подъем05:30 — перекличка, завтрак, уборка казармы07:00 — уборка территории07:30 — общее построение, развод на занятия и работы09:00 — душ, второй завтрак09:30 — тренировки, наряды12:00 — обед, уборка казармы13:30 — уборка территории14:00 — общее построение, развод на занятия и работы17:30 — ужин, личное время21:30 — уборка казармы22:00 — перекличка22:30 — отбойТакже можно в увал с 17:30 до 05:30.

БабкиБесплатно обеспечивают одеждой, едой, местом для проживания и медицинским обслуживанием.

Зарплата зависит от звания, квалификации, срока службы. В дополнение к зарплате выплачиваются премии в зависимости от выполняемого задания.

Примеры месячной зарплаты в евро:рядовой — 1006;ефрейтор — 1219;младший сержант — 1372;сержант — 1524;сержант, с прыжковыми — 1800;прапорщик, с боевыми и заграничными — 4345.Зарплата выдается наличностью ежемесячно. Ее можно положить на свой счет в легионе или переправить домой. Налоги не взимаются бухгалтерией, но их надо самому заплатить при увольнении со службы.

Все — в легионКороче, в натуре, это сказочная перспектива, что для молодых, что для старых. И зачем я, дурак, столько учился — всего можно было достичь гораздо легче.Скажем, пацану семнадцать лет. Его ждет армия, или, что неимоверно хуже, его не ждет армия, он в вуз поступил. Жизнь — дерьмо, президент — фуфло, подруга врет, что забеременела. Но вместо всего этого он покупает автобусный тур из Ленинграда в Париж, и там соскакивает. В двадцать два года пацан выходит на гражданку, с французским паспортом, шестьдесят кусков евро в кармане, замочил кучу негров, шпрехает без акцента, селится в Париже, покупает “Пежо” последней модели без пробега по СНГ, левый руль, встречается с французской чувихой, как Высоцкий, но не алкаш и не наркоман. Короче, такой молодой, а уже рядовой.

Или чуваку тридцать семь. Говорил же ему прапор, уволишься, выпьешь ящик водки, трахнешь десяток баб, потом задумаешься, почему не остался в армии. И вот он уже семнадцать лет задумывается, и каждое второе августа лезет в фонтан и мужественно грабит грузинов, предусмотрительно в этот день выложивших всякую гниль на прилавки. И уже дочка поступает в вуз через год, можно теперь с этой сукой разойтись, да и что я здесь видел. Он покупает автобусный тур из Ленинграда в Париж, и там соскакивает. В сорок два года увольняется, весь такой из себя Бельмондо, немного седины, не возраст, но прошлое, из принципа курит “Житан”, в глазах мудрость вааще. Покупает ферму на юге Франции, но все механизировано, иногда ездит на выходные в Ниццу, просто гуляет там по морскому берегу, и встречные женщины подсознательно чувствуют в нем силу и глубину.

Все — в легион.

Автор Сергей Жаров источник здесь

Фото Алексея Шалыгина отсюда

Семь фактов о французском иностранном легионе

Блог про Омск и не только... в других социальных сетях:  

pora-valit.livejournal.com

Иностранный Легион глазами очевидца | Армейский вестник

«…Замечено, что Французский Иностранный Легион становитсярусскоязычным, когда жить в России становится совсем плохо…»(французский офицер)

Уважаемый читатель, меня зовут Андрей, мне 31 год, я родился и вырос в Восточной Сибири, в одном из тысяч забытых богом и властью городков, в двухстах километрах от Иркутска. В 1998–м году в связи с тяжелой экономической ситуацией в регионе, да и в целом по стране, мои родители приняли решение покинуть город, в котором они прожили 25 лет и отправиться в Белоруссию, где жили наши дальние родственники – поближе к людям, поближе к Европе и к цивилизованной, достойной жизни.

Потеря работы (после 20-ти лет работы на страну мои родители, инженеры по образованию, фактически оказались выброшенными на улицу), отсутствие зарплаты (последнее время перед отъездом мой отец приносил зарплату в виде пачек с макаронами и сгущенкой, которые складировались на кухне) и главное — отсутствие перспектив дальнейшей жизни здесь — сделали свое дело. Таким образом, продав все то, что можно было продать и, загрузив остальное в морской контейнер, мы сели на поезд и отправились в Минск в поисках лучшей жизни.

Уже в Белоруссии я окончил среднюю школу и после трех неудачных попыток все же сумел поступить в один из столичных университетов. Не могу сказать, что студенческий образ жизни прельстил меня. Как всегда, учебу приходилось совмещать с подработкой, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Но и не это главное, а то, что по окончании университета я должен был стать преподавателем в одной из белорусских школ, что никак мне не подходило (сколько зарабатывают учителя в Белоруссии? — примерно столько же, сколько учителя в России).

Я ждал от своей жизни большего. Спрашивается, зачем я подался в студенты? Думаю, что я, как и сотни молодых людей в этом возрасте, просто плыл по течению, надеясь однажды выплыть на один из райских островков жизни.

Одним словом, к 3-му курсу я уже не питал по поводу моего образования и будущей работы никаких иллюзий. И вот в это время один мой приятель в шутку заявил, что есть одна организация во Франции, под названием Французский Иностранный Легион, которая с одной стороны решит все наши финансовые проблемы (а проблем с деньгами у нас было в то время хоть отбавляй), а с другой стороны — превратит нашу жизнь в большое увлекательное приключение ну и, конечно, сделает нас «настоящими мужчинами».

Не помню, почему так сложилось, но для моего приятеля этот разговор так и остался шуткой, мне же его слова запали в душу, пробудили во мне азарт, и для меня служба в LE (Legion Etrangere) со временем стала идеей fix, даже, можно сказать, целью моей жизни. Мысль о Легионе не покидала меня ни днем, ни ночью, Легион мне даже снился (в моем, конечно, представлении)……

Это время можно считать отправной точкой, началом моей истории о поездке в Легион. Так или примерно так Французский Легион вторгается в жизнь многих молодых людей из России, Белоруссии, Украины, да и вообще всех стран бывшего СССР, связавших свою жизнь с Легионом — на основе слухов, домыслов, скудной и однообразной информации из средств массовой информации (к счастью сейчас можно найти более объективные источники), а также желания окунуться в мир приключений и авантюр, что, прежде всего, связано с юным  возрастом (не стоит забывать, что основной массе рекрутов нет и 23 лет — по крайней мере, так было несколько лет назад).

Собственно тогда я начал серьезно готовиться к поступлению — не только физически, но и собирать информацию о LE, всерьез взялся за французский язык, и даже сумел познакомиться с действующими русскоязычными легионерами (правда только на уровне общения через интернет). С некоторыми из них я поддерживаю отношения и по сей день.

Хочу отметить сразу, пусть это не покажется странным, никто из них не отговаривал меня и не агитировал на службу в Легионе. Может, отчасти потому, что я и сам на тот момент не задавал им вопросов типа: «Слушай друг, скажи честно, а стоит ли мне идти в Легион? А я не разочаруюсь?» И т.д. Это выглядело бы глупо, и я это понимал. Служить или не служить – каждый должен решить самостоятельно. Я свой выбор к тому моменту уже сделал.

Поэтому, пользуясь случаем, я хотел бы выразить глубокую благодарность и принести извинения, если моя статья не будет соответствовать духу легионера, ребятам из второго инженерно-саперного полка (2.R.E.G.) – очень многие из бывшего СССР попадают именно сюда, Дмитрию К. из 2-го парашютно-десантного полка, расположенного на острове Корсика, парню из Белоруссии, который еще не так давно был откомандирован в Джибути (возвращайся оттуда здоровый!!!), а также всем тем легионерам, с которыми мне довелось общаться в Стассбурге и Обани, и которые не могут меня знать и помнить, но о которых я помню и по сей день. Я надеюсь, вы все окончите службу в Легионе в добром уме и здравии.

Примерно через два года, после того как я узнал о существовании Французского Иностранного Легиона, после двух лет подготовки (и это не просто слова) я собственно решил отправиться во Францию. Для этого открыл через агентство шенгенскую визу на месяц, прикупил неплохой туристический рюкзак с рамой (начиная с польско-немецкой границы я планировал добираться до LE автостопом) и поставил в известность о предстоящей поездке родителей, конечно, приведя их в шок этой новостью.

Хочется отметить, что к тому моменту, имея (как мне казалось) более менее объективную информацию о поступлении, подготовившись физически, да и вообще имея отличное здоровье, владея разговорным французским, подходя по возрасту – одним словом имея все то, что необходимо для зачисления в легионеры, мной овладела твердая уверенность в том, что меня примут.

Конечно, я знал, что многих в Легионе разворачивают прямо с порога приемного пункта, многие не проходят отборочные тесты в фильтрационном лагере, а некоторые не выдерживают нагрузки и бегут из Легиона сами. Но я прогонял эти мысли подальше и старался об этом не думать. Мысль о провале (а возвращение домой было бы для меня именно провалом, не меньше) казалась мне нереальной и пугающей.

Каково же было мое потрясение, когда после трех недель пребывания в Легионе, когда все шло хорошо, меня «завернули» при прохождении медкомиссии, найдя у меня искривление позвоночника, которое не то что не беспокоило меня, а до которого до этого дня никому вообще не было дела. Ни один врач до этого дня не пытался указать мне на эту проблему. Это был мой главный просчет. Я не учел, что французская медицина имеет мало общего с нашей, будь то российская или белорусская, не важно. Таким образом я получил отказ, не просто отказ, а отказ пожизненный, без права повторных попыток (очень часто отказ имеет формулировку «с правом повторного обращения через N-е время») и вынужден был вернуться домой.

По возвращении у меня были мысли поменять фамилию (это не проблема в наше время), замаскировать как-нибудь мой сколиоз и пробовать вербоваться опять, но эти мысли так и остались мыслями – может мне не хватило упорства, а может я к тому времени уже начал несколько «перегорать», ведь все-таки три недели я находился в стенах Легиона и волей неволей получал «свежую» информацию, которая в дальнейшем возможно повлияла на мои поступки.

Но жизнь после моего возвращения из Иностранного Легиона постепенно вошла в свое прежнее русло, со своими радостями и печалями, взлетами и падениями. Жизнь, как это ни странно, не стала для меня хуже и тягостнее, как я думал прежде. Конечно, теперь я понимаю, что это были, так сказать, издержки молодости… Особенно отчетливо я стал это понимать, когда через некоторое время после возвращения домой у меня появилась своя собственная семья (ранее семьей должен был стать Легион), я смог найти хорошо оплачиваемую работу, купить хорошее жилье и материальные проблемы постепенно отступили на задний план.

Может, в чем-то оставаясь приверженцем Легиона, я смог найти себя и здесь, «на цивиле», говоря легионерским языком, а именно занялся парашютным спортом, дайвингом, увлекся горными лыжами, купил себе спортивный мотоцикл — то есть смог наполнить свою жизнь тем, что возможно искал в LE. Должен признаться, я вполне доволен этой жизнью.

Надеюсь, что меня смогут понять и простить все те, кто служил, служит и надеется послужить в Иностранном Легионе. Я не хотел бы прослыть малодушным циником или лицемером для них, я только лишь рассказываю, как было в моем конкретном случае.

И вот теперь, именно теперь, а не раньше (и пускай мои воспоминания будут уже не такими яркими) я решил поделиться своим опытом, своей историей о Легионе и написать эту статью. Сделать это меня побудил следующий вопрос: «А как сложилась бы моя жизнь и смог бы я получить от нее все то, что имею сейчас, будь я зачислен в легионеры?»

И потом, сколько было бы мне лет, когда я вернулся бы? Ведь Легион – это не месяц и не полгода, для многих Легион становится основным родом деятельности даже не на пять (срок первого контракта), а на семь, восемь и даже 15 лет. Не поздновато ли для создания семьи? И вообще, захотел бы я возвращаться на Родину? И главное, кому я был бы тут нужен?

Дело в том, что служба во Французском Иностранном Легионе – это не случайный заработок за границей, не приключение на время отпуска, это то, что изменит вашу жизнь раз и навсегда, подчинит ее себе, определит вашу дальнейшую судьбу, если только нелепое недоразумение (как в моем случае) или осознанный добровольный отказ от службы, пока вам будет предоставлена такая возможность (как у многих других) не остановит вас в вашем начинании. Готовы ли Вы к этому?

Решив вербоваться, это нужно осознавать. Лично я этого не понимал тогда, но понимаю сейчас. И может быть в этом контексте Легион не так страшен. Страшнее является перспектива жизни после выхода из Иностранного Легиона. Ведь потом все придется начинать заново….

Поэтому выбор нужно делать сейчас, потом может быть поздно….

Продолжение статьи …

/Андрей Вереницкий, специально для «Армейского Вестника»/

army-news.ru

Как попасть во французский Иностранный легион? Молча! | Мир вокруг нас

Итак, вы решили поступить во французский Иностранный легион, чтобы вернуться на Родину бравым офицером, а то и вовсе не возвращаться. Прежде задумайтесь… Стоит ли оно того?

Как только вы отдадите себя в руки Легиона, вы на пять лет лишитесь связи с внешним миром, с вашей Родиной, вашей семьёй и домом станет Легион. Недаром девиз легиона: «Легион — наше отечество». И, что вполне естественно, вас там не ждут с распростёртыми объятиями.

Я полагаю, вы задумались и всё для себя решили. И если вы всё же решили попробовать себя на военном поприще, то прочитайте эти, в сущности, простые рекомендации.

Если вас останавливает незнание языка — вас обучат французскому, а практики у вас будет предостаточно.

Наёмничество в большинстве стран карается по закону, так что пункты отбора находятся только в самой Франции. Никто вам туда попасть не поможет — всё лохотрон, не помогут даже посольства. Езжайте в Париж, обязательно в воскресенье или вторник. Из Парижа по понедельникам и средам происходит отправка в Обань, можете и опоздать. Вот вам адрес: Paris 94120, Fontenay-sous-Bois — Fort de Nogent. И телефон: 01 49 74 50 65.

Существует несколько вариантов добраться до вербовочного пункта: по туристической путёвке или нелегально. Нелегально не советую — могут возникнуть проблемы по возвращении на Родину, да и в момент вербовки.

Если вы добрались до вербовочного пункта, то увидите воинскую часть. У входа всегда стоит легионер — подходите к нему и молчите. Старательно молчите, а то не пустит. Потом он спросит вас о национальности (вы отвечаете «рюс») и потребует ваш паспорт. После этого вас заведут внутрь, а потом, спустя какое-то время, обыщут и проведут медосмотр. Это первичный отбор. Какое-то время вы будете вставать в 5.00 утра, застилать свою постель, убираться, помогать на кухне, переносить что-нибудь… За неповиновение — отжимания или затрещина.

Перед отправкой в Обань вы пройдёте ещё одну медкомиссию — более полную. Затем вас отправят на поезде в Марсель. Оттуда уже в Обань. В Обани вас обыщут еще более тщательно, а затем выдадут одежду, туалетные принадлежности — всё необходимое. Затем заселят. Вы вновь будете работать, но это даже лучше для вас — не так скучно.

Самое важное — вы будете проходить дополнительные тесты. Для этого вы и прибыли в Обань. Предположительно (!), если ничего не изменилось, вы пройдёте три типа тестов: психотехнический, медицинский, физический.

Психотехнический: тесты на внимательность, память. Всё зависит от вашей расторопности. Медицинский: медосмотр и вопросы о травмах, болезнях. Рекомендую подлечить зубы. Физический: кросс в 2,8 км за 12 минут, желательно успеть пробежать больше. Ещё рекомендую больше отжиматься, за любую провинность придётся отжиматься.

Вы также пройдёте собеседование, на котором должны рассказать всю свою биографию. Главное, отвечать правдиво, быстро, чётко. Собеседование пройдёт в три этапа. Каждый следующий повторяет предыдущий, это проверка на вшивость.

Далее всех построят и будут выкрикивать имена прошедших отбор. Их около двадцати, как правило. Если вы не попали в эту двадцатку — вам выплачивают деньги (25 евро за каждый день, что вы потеряли). На билет домой не хватит, но хоть что-то. Может, следующая попытка будет более успешной.

Иначе же вас начинают гонять. Кроссы, плавание… Затем принимаете присягу и едете в учебный лагерь.

Удачи вам на новом поприще!

shkolazhizni.ru

Французский Иностранный легион. / Блог им. trollface / magSpace.ru

Французский Иностранный легион был создан 9 марта 1831 королём Луи-Филиппом I на основе нескольких полков-предшественников. Одним из этих полков был R?giment de Hohenlohe под командованием немецкого князя и французского маршала Людвига Алоиса фон Гогенлоэ-Бартенштайна (Ludwig Aloys von Hohenlohe-Bartenstein). Этот полк воевал за роялистов в Революционных войнах и позже служил французскому королю Карлу X. Поскольку Франция планировала колонизацию Алжира, ей нужны были значительные войска. В это время во Франции, и особенно в Париже, поселилось много иностранцев. С созданием Легиона король Луи-Филипп мог получить нужные войска и заодно сократить в стране численность «нежелательных» слоёв населения. Поэтому он на следующий день издал закон (la Loi du 9 mars 1831) о том, что иностранный легион может использоваться только за пределами континентальной Франции. Офицеры для нового подразделения были набраны из армии Наполеона, а в солдаты вербовались уроженцы Италии, Испании, Швейцарии, других европейских стран, а также французы, у которых были проблемы с законом. Тогда же была заложена традиция — не спрашивать имени новобранца. Днём славы и трагедии Иностранного легиона стало 30 апреля 1863 года, когда во время Мексиканской экспедиции произошло cражение при Камероне. Легион отступал через селение Камерон. 65 легионеров удерживали его два дня. Селение было полностью сожжено. Шестерым удалось выбраться. Трое были убиты, но ещё трое осталось в живых. Эти трое столкнулись с 2000 тяжело вооруженными мексиканскими солдатами. Они зарядили пушки, дали последний залп и ринулись в бой. За такую храбрость им даровали жизнь. Капитан, командовавший мексиканцами, пощадил их. Он сказал: «Что мы можем сделать с этими людьми? Они показали такую отвагу». И отпустил их, покинув поле боя со своими ранеными. Именно с той поры Легион ввел правило — не сдаваться. Сегодня Легион применяют там, где французское государство защищает свои интересы в рамках НАТО или Европейского союза, имеет исторические обязанности (например Кот-д'Ивуар) или где подвергаются опасности французские граждане. Он подчиняется, как и в 1831 г., только одному человеку: французскому главе государства, сегодня — президенту. После Второй мировой войны от 60 до 80 % легионеров были немцами, в 2006 г. немцы составляли лишь 2 процента личного состава. Восточные европейцы образуют самую большую группу (около одной трети) среди легионеров. Четверть — южноамериканцы. Пятая часть легионеров — на самом деле французы, которые получили новую личность (то есть — имя, документы, гражданство) и теперь числятся как канадцы, бельгийцы, люксембуржцы или монегаски.

Иностранный легион принимал участие в войнах и операциях в следующих местах: Французский Алжир: 1831 ? 1882 Испания: 1835 ? 1839 Крымская война: 1853 ? 1856 Италия: 1859 Франко-мексиканская война, Камерон-битва: 1863 ? 1867 Южный Оран (Алжир)[6]: 1882 ? 1907 Тонкин (Вьетнам)[7]: 1883 ? 1910 Формоза (Тайвань)[6]: 1885 Дагомея: 1892 ? 1894 Судан[6]: 1893 ? 1894 Мадагаскар[7]: 1895 ? 1901 Марокко[6]: 1907 ? 1914 Первая мировая война: 1914 ? 1918 Ближний Восток: 1914 ? 1918 Тонкин (Вьетнам)[6]: 1914 ? 1940 Марокко[6]: 1920 ? 1935 Национально-освободительное восстание в Сирии: 1925 ? 1927 Вторая мировая война: 1939 ? 1945 Индокитайская война: 1945 ? 1954 Мадагаскарское восстание: 1947 ? 1950 Война за независимость Туниса: 1952 ? 1954 Война за независимость Марокко: 1953 ? 1956 Алжир: 1954 ? 1961 Борьба с мятежниками в Заире[7]: 1978 Ливан[7]: 1982 ? 1983 Война в Персидском заливе, захват иракского аэропорта Аль Салман: 1991 Миротворческая операция ООН в Сомали, Босния: 1992 ? 1996 Косово: 1999

Принимаются годные к военной службе мужчины всех национальностей возрастом от 17 до 39 лет, которые готовы служить в любой точке земного шара. Женщинам служба в Иностранном легионе не разрешается. Минимальный срок первого контракта — 5 лет. За этот срок можно получить звание капрала. Чтобы стать офицером, нужно иметь французское гражданство, но 90 % офицеров — выходцы из французских сухопутных войск, которые перешли служить в Легион.

После первого пятилетнего контракта можно получить вид на жительство. После трех лет службы по второму контракту разрешается подать документы на предоставление гражданства. Фактически легионер остаётся иностранцем, пока он не отслужил минимальный контрактный срок. После этого имеет право на 10-летнее проживание во Франции. В начале службы Легион страхует жизнь каждого легионера. Легионеры имеют право жениться, если они восстановили свою настоящую личность (по ходатайству, но не ранее чем после одного года службы) и имеют сержантское звание (например Sergent, Sergent-Chef, Adjudant), или звание ефрейтора Caporal, Caporal-Chef (при, минимум, семилетнем контракте). L?gionnaire de 1?re classe (старший солдат) должен иметь 10-летний стаж для разрешения на женитьбу.

После 20 лет службы (раньше было 15, потом 17,5 лет) легионер получает пожизненную пенсию, которую выплачивают и за рубежом. Кроме пенсии ему открыты специальные дома престарелых, созданные французским государством исключительно для ветеранов Легиона. начале истории Легиона личность добровольцев проверяли только поверхностно или не проверяли вообще. За счёт этого многие преступники (в том числе и бывшие эсэсовцы) смогли скрыться от преследования путём вступления в Легион. Сейчас кандидатов проверяют на физическую пригодность, а что касается вопросов безопасности — если нет проблем с Интерполом, человек вполне может быть принят на службу. Эти проверки длятся в течение нескольких дней в вербовочном пункте, причем кандидату не позволяется никаких отношений с внешним миром, при входе отбираются документы. По окончании испытаний кандидата либо принимают, либо выплачивают небольшую компенсацию (из расчета около €30 в день)и отказывают в приеме. Легионеру выдаётся так называемый Anonymat, который содержит новое имя и фамилию, новые имена родителей, место и дату рождения. Эти данные вносятся в служебный паспорт (Carte d’identit? militaire) легионера. При выходе из Легиона предоставляется вид на жительство и возможность смены двух букв в своей фамилии.

Первое приближение

Французский Иностранный легион — одна из самых закрытых военных организаций в мире. В большей степени она субсидируется французским государством, в меньшей — за счет спецопераций на контрактной основе. Принимают в легион только иностранных граждан (офицеры — исключение, многие из них ранее служили во французской регулярной армии), и он обеспечивает военное присутствие Франции в «горячих точках» планеты, в том числе проводит спецоперации (здесь можно упомянуть, в частности, Кот-Д`Ивуар, Чад, Сенегал, Габон).

Французская общественность совершенно спокойно и даже позитивно относится к тому, что интересы страны защищают не французские военные, а иностранцы-контрактники. Да, своих граждан Франция бережет, и регулярные части в спецоперациях используются (если до этого доходит дело) только во вторую очередь — первыми идут легионеры. И никто во Франции не требует вывода войск из Южной Америки и Африки, ведь вооруженные силы страны там представляет Иностранный легион.

По сей день считается, что легион прячет преступников. Это не так. Во-первых, всех желающих вступить проверяют по базе данных Интерпола и, если человек находится в розыске, его сдают полиции. Во-вторых, серьезный контроль чистоты рядов осуществляется в рамках вступительных тестов. В-третьих, по каждой языковой группе работает офицер службы безопасности легиона, который неофициально выезжает в страну, откуда прибыли кандидаты, и собирает досье на каждого.

Так что персонажу с серьезным криминальным прошлым в легион попасть невозможно. При этом разовые приводы в полицию-милицию за мелкое хулиганство в расчет не принимаются.

Николай Чижов, отслужил в Иностранном легионе пять лет по контракту, ныне сотрудник охранного агентства Encore в Бордо: Русских в Иностранном легионе служит довольно много. Был период, когда наших парней принимали очень охотно, но теперь при наборе военные отдают предпочтение европейцам (немцам, финнам, ирландцам и т. д.), соблюдают национальное разнообразие. Русские же, поступающие на службу в легион, делятся на три основные категории: молодые романтики, бывшие военные и парни из «бригад», успевшие уехать до судимости и скрывающиеся от своих же. Русские в основном держатся вместе, помогают друг другу.

Вербовка в легион вне территории Франции запрещена. В самой Франции существует 20 вербовочных пунктов, куда желающие могут прийти и попытаться записаться кандидатами.

Теперь ты — инкогнито

Допустим, наш парень нашел адреса вербовочных пунктов на территории Франции, купил в турагентстве путевку (можно, конечно, использовать и приглашение из любой шенгенской страны), получил визу и прибыл на место. Что дальше?

Вадим Осмаловский, был досрочно комиссован из легиона по причине травмы, сейчас налаживает частный бизнес: При входе на вербовочный пункт у меня забрали паспорт, затем обыскали, провели медицинский осмотр и спросили имя, фамилию, дату и место рождения, откуда приехал, есть ли судимости, поинтересовались родителями, мотивацией и т. д. После этого присвоили новые имя, дату, место рождения и распределили в комнату. Выходить можно было только по необходимости: поесть, пройти дополнительное медобследование, например. В комнате стояли телевизор и видеопроигрыватель с кассетами о легионе — вот и весь досуг. По-французски я не говорил, поэтому мне помогали русские легионеры, которые переводили. Через пару дней нас всех отправили в отборочный лагерь на юге Франции — в Обань.

Вопрос, который интересует многих: зачем волонтеру меняют имя? Раньше это делалось, чтобы спрятать человека, поскольку легиону было безразлично прошлое волонтера. В начале прошлого века в Иностранном легионе действительно скрывались от правосудия известные преступники, а после второй мировой — бывшие служащие вермахта.

Теперь смена имени в большой степени связана с тем, что в некоторых странах наемничество считается противозаконным. Ну и конечно, это дань традиции.

Николай Чижов: Когда я поступал на службу, имя меняли не всем — мне, например, оставили настоящее. А сейчас всем, кто вступает в легион, присваивается новое имя. Возвращают солдату старое имя после процедуры «ратификации», которая проходит в первые три года службы. Но потом, при подаче документов на французское гражданство (это можно сделать через три года службы в легионе.— «Деньги»), человек может указать, что хочет сменить фамилию. Тогда ему дают список из нескольких фамилий, начинающихся на ту же букву, что и его прежняя. Нужно выбрать из списка, самому придумывать нельзя. Смена фамилии очень все усложняет, но некоторые на это все равно идут.

Каждые четыре недели со всех вербовочных пунктов набирают 50 человек и отправляют на юг Франции в город Обань, где расположен отборочный лагерь легиона. В Обани кандидаты проходят тесты, которые с каждым годом усложняются. Это связано с внедрением в арсенал нового оборудования, в том числе сложной электроники, поэтому проходной балл IQ повышается.

Вадим Осмаловский: При поступлении мы сдавали такие тесты: психотехнический (два часа решали задачи на логику, техническую сообразительность, головоломки), физический (на выносливость — за 12 минут нужно пробежать не менее 2,8 км), медицинский (полное медицинское обследование вплоть до состояния зубов). Кроме того, проходили трехэтапное собеседование с офицерами службы безопасности (поступающие называют это «гестапо»), где нужно подробно рассказывать свою биографию и объяснять мотивацию. В основном народ отсеивается именно там, причем понять методы службы безопасности невозможно, она руководствуется своими критериями.

Если все тесты успешно пройдены, легион заключает с новичком контракт на пять лет, после чего новобранца отправляют на четыре месяца в учебный лагерь в Пиренеи — недалеко от Тулузы. Если же тесты не сданы, то человеку просто возвращают вещи и документы, выдают деньги, заработанные за время прохождения тестов (основная работа — уборка территории или помещений, за которую платят 25 евро в день, в выходные — 45 евро).

С этими деньгами несостоявшиеся коммандос возвращаются домой. Самые настойчивые вновь начинают готовиться к поступлению в легион — попыток может быть три, если комиссия не вынесла вердикт «к службе в легионе непригоден». Опасно и трудно

После заключения контракта у волонтеров начинается новая жизнь в прямом смысле слова. Парни с новыми именами проходят серьезнейшую подготовку в учебном лагере в течение четырех месяцев, изучают французский, оружие, тактику, историю легиона и многое другое. Нагрузки сумасшедшие, информация уже не дублируется — все дается только на французском языке, поэтому некоторые не выдерживают и дезертируют. Новобранцев, прошедших обучение полностью, распределяют в полки исходя из потребностей легиона и уровня подготовленности бойца.

Слово «дезертир», когда речь заходит о легионе, приходится слышать довольно часто. Весьма распространен (в тех же СМИ, например) миф, что дезертирство — единственный возможный путь для ухода из легиона. Якобы бойцов легиона удерживают силой, заставляют служить чуть ли не под пытками, избивают.

Вадим Осмаловский: Да, раньше действительно ловили, били, пытали и заставляли служить. Лет этак 50 назад. Сейчас стараются удержать долгими беседами и убеждениями, сроками на раздумье и «губой», которая сродни пансионату времен СССР. Уйти из легиона официальным путем действительно трудно, поэтому чаще просто дезертируют, перепрыгнув через забор, но ни о каком насилии речи не идет — времена уже не те, да и люди подкованы юридически, а легиону не нужны скандалы. Ломаются в основном именно в «учебке», реже — в первые годы службы. Удержать стараются перспективных парней. А дезертиры часто сгущают краски, чтобы оправдать себя в глазах друзей, сочиняют сказки о дедовщине, которой в легионе нет. Бывает, старшие по званию перегибают, но такие случаи жестко пресекаются командованием, ведь легион — это контрактная служба, а не обязаловка.

Ныне легион состоит из восьми полков и одной полубригады, где служит около 8 тыс. солдат и офицеров. Не так давно были расформированы два полка и один специальный отряд на острове Майотта (Коморские острова). Дислоцируются полки в основном на территории Франции, в городах Обань, Кастельнодари, Кальви (остров Корсика), Оранж, Авиньон, Ним и Сант-Кристоль. А также в Джибути (Африка) и в заморском департаменте Гвиане (Южная Америка), в городе Куру. Легионеры, служащие в полках, дислоцированных во Франции, регулярно выезжают в командировки и на учения в Джибути, Гвиану, на Реюньон (остров к востоку от Мадагаскара).

Николай Чижов: Наш «стаж» в Гвиане длился две недели. Гвиана — это джунгли, где влажность, наверное, 120%. Мы на пирогах и грузовиках добирались сутки до базы, потом начались учения. Последним был курс выживания в условиях экваториального леса. Нам объясняли, что можно есть из живности и растений, кого бояться, на кого охотиться. Потом нас забросили на три дня в джунгли без провизии, с одной винтовкой на взвод, еще на группу полагалось одно мачете, нож, рыбацкий набор и соль. В первый день строили бивуак, во второй — расставляли ловушки на зверей, в третий — делали плот и сплавлялись по реке до цели. Кстати, плот построить очень сложно, так как почти все тропические деревья тонут, нужно знать нетонущие, а их мало. В ловушки ничего не попадалось, ведь «стажи» проводятся постоянно в той местности, так что зверье разбежалось, фрукты поедены. Мы ходили все время голодные, ели пальмовые сердцевины. Самые отчаянные ели скорпионов и кузнечиков. А спали только в гамаках, чтобы змеи и насекомые не покусали. И с антимоскитной сеткой, потому что комаров — миллионы. Еще желательно было не пораниться и не оцарапаться, так как царапины из-за влажности заживают мучительно долго. Некоторых приходилось госпитализировать.

Вадим Осмаловский: Один наш «стаж» проходил в Джибути, там другая специфика — африканская. Зимой температура плюс 30-40°C, а летом может доходить и до 60°C. Мы попали как раз на летний «стаж» — жарко было невыносимо. Ночью не могли спать из-за жары, обкладывались мокрыми полотенцами. Вообще, африканский «стаж» — трудный. Мы мало спали, некоторые не выдерживали и сходили с дистанции — в лазарет. Плюсы и минусы

Служба в легионе трудна не только из-за учений, но и потому, что легион постоянно находится в боевой готовности — службу вполне можно отнести к категории «на выживание». Что имеют за это легионеры? Во-первых, через три года службы любой легионер вправе подать запрос о предоставлении французского гражданства, затем его анкету изучит иммиграционная служба, а результат зависит от послужного списка и характеристик. Во-вторых, зарплату, которая не является мизерной или баснословной, как часто сообщают российские СМИ,— истина, как водится, посередине.

Легионер-новичок со стажем 10 месяцев, служащий на территории Франции, получает около 1 тысячу евро в месяц, а в случае командировки, например, в Джибути — около 2500 евро в месяц. Легионеры-парашютисты получают около 1800 евро во Франции и чуть больше 3 тысяч евро. в Африке. Если учесть, что стандартная командировка длится около четырех месяцев, то о сильном обогащении легионеров говорить не приходится. Что же касается командного состава, то, например, сержант-шеф получает около 1800 евро, служа на территории Франции. А чтобы зарабатывать 5 тысяч евро, нужно быть не только офицером высокого ранга, но и чрезвычайно многодетным отцом, потому что зарплата рассчитывается исходя из количества детей в том числе.

Вадим Осмаловский: В звании капрала 1REG —инженерно-саперного полка я зарабатывал 1247 евро в месяц, находясь по месту дислокации. Когда я на пять месяцев был командирован в Джибути, то получал 2900 евро в месяц. Но командировки обычно бывают раз в год, так что за год я заработал около 25 тысяч евро. Тогда я был без семьи и детей, такая зарплата меня устраивала. Сейчас было бы сложнее: аренда квартиры, питание, одежда на всю семью… В общем, зарплату легионера нельзя назвать большой, но и нищенской не назовешь.

Вопреки легендам о баснословной пенсии легионеров после 15 лет службы в легионе платят 800 евро в месяц. И за последние годы эти 15 лет превратились в 17,5. Еще есть тарификация пенсии, которая зависит от того, где легионер служил и сколько, а у парашютистов засчитывается количество прыжков. Впрочем, тарификация кардинально суммы не меняет. Так стоит ли ради негарантированного французского гражданства и весьма средней по европейским меркам зарплаты идти служить в легион и рисковать там жизнью? Ведь легионеры гибнут, несмотря на то что Франция в настоящее время не ведет военных действий. В ходе мирных миссий, к примеру.

Николай Чижов: Конечно, раньше было значительно опаснее, но сейчас шанс быть убитым все равно есть. Скажем, когда в Кот-Д`Ивуаре был мятеж, нас забросили в Абиджан и при этом запретили вставлять боевой магазин в автомат, так как мы исполняли мирную миссию — присутствовали в стране, где шла гражданская война. Любой, даже нечаянный выстрел мог нарушить равновесие. И вот один легионер видит, как с его броневика скручивают пулемет. У парня сдали нервы — он выстрелил в воздух. За это его выслали из страны, чтобы не возникло напряженности в отношениях с правительством. Предсказать поведение местного населения невозможно, они запросто могли потом из того же пулемета пальнуть по нам. Я видел в Кот-Д`Ивуаре наши бронетранспортеры, прошитые бронебойными снарядами. И жертвы были. Вот тебе и мирная миссия. Так что шанс погибнуть есть всегда. Случайная мина, шальная пуля, да просто камень, брошенный партизаном… Всего не предусмотришь.

magspace.ru

Как попасть во французский иностранный легион? - Франция - RabotaTam.Ru

Французский иностранный легион был основан 9 марта 1831 года, однако и сегодня из года в год французский парламент решает, что стране нужен иностранный легион.

Сразу стоит предупредить, что наемничество в России карается лишением свободы от 3 до 7 лет. Согласно УК РФ «наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего а вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».

Однако в интернете можно найти довольно много историй того, как русские, отслужив во Французском легионе, возвращались домой либо получали гражданство и оставались во Франции.

Итак, обо всем по порядку. Как стать легионером?

Прежде чем, отправляться в один из 20 вербовочных пунктов во Францию, рекомендую оценить свои шансы. В Легион может попасть гражданин любой страны в возрасте от 18 до 40 лет. Вы должны быть физически подготовлены к военной службе. Примерные требования к кандидату: 30 отжиманий, 50 приседаний, подняться по 6-метровому канату без помощи ног, пробежать 2800 метров за 12 минут. Вы все это можете? Тогда можно отправляться! Но сразу хочу сказать, что верного способа стать легионером нет, и вы должны быть к этому готовы. Есть несколько условий, которые учитывает призывная комиссия:

1. число легионеров фиксированное (8500 человек), поэтому количество вакансий ограничено;

2.в подразделениях должны преобладать французы, хотя они и записываются как анонимы - швейцарцы, канадцы и т.д.

3. лиц всех других национальностей должно быть как можно больше, но одной национальности в одном подразделении - как можно меньше.

Поэтому все выглядит примерно так. На 6 вакансий претендуют 10 русских волонтеров, 4 французов, 2 немцев и 1 таитянина. В легион будут зачислены 1 русский, 1 немец, 1 таитянин и 3 француза. Но если в боевых полках по статистике русских стало больше, чем других (например, французы, немцы и другие западноевропейцы прервали контракт, не дослужив пяти лет, что часто бывает), то волонтеров из России вообще некоторое время могут не набирать.

Вербовочные пункты Легиона находятся только во Франции.

Есть несколько вариантов как добраться до вербовочных пунктов:

1) по туристической визе;

2) по приглашению в любую страну Шенгенской зоны;

3) нелегально (но это влечет определенные проблемы в Легионе и в случае неудачи – дома).

Итак, вы прибыли в вербовочный пункт. Вас встретит легионер, попросит паспорт и проводит вас в комнату для ожидания. Через какое-то время за вами придет легионер (не забудьте встать, когда он войдет) и проводит вас на медкомиссию, но сначала вы пройдете досмотр (или «шмон» по-русски). Во время этой проверки у вас проверят зубы, зрение, взвесят, измерят рост, проверят наличие татуировок, шрамов (как были получены, операции и т.д). Будут задавать вопросы: Зачем приехал? Вероисповедание? О родителях? и т.д. Вы получите новое имя, дату и место рождения. Теперь Вы должны откликаться на новое имя. Перепишут все ваши вещи, заберут все ненужное, выкинут всю еду и т.д. Далее вы получите спортивный костюм, вас отведут в комнату для сна и покажут Ваше место. Все свободное время придется проводить в комнате.

Распорядок дня следующий: подъем около 5.00-5.30; завтрак 6.00; обед 11.00; ужин 17.00; отбой около 21.00-21.30.

Через неделю вас отправят в Aubagne, где вы пройдете еще более тщательный медицинский осмотр, ряд собеседований и тестов (IQ, психологические и на физическую пригодность). Если все в порядке, с вами подпишут контракт на 5 лет. В контракте говорится о том, что вы готовы служить в любых условиях и при любых обстоятельствах там, куда вас отправят.

Поздравляю, вы – легионер.

сли же вы не подходите, то вам говорят «нет» и вы можете идти «на все 4 стороны». Легион не заботит как и на какие средства вы будете возвращаться в свою страну. Поэтому нужно быть готовым и к такому повороту событий.

Если вы не говорите по-французски, вас прикрепляют к новобранцу-французу, создавая тем самым "бином". Биномы обязаны все делать вместе: они рядом спят, вместе ходят в наряды и вместе выполняют все поручения. Француз, как может, объясняет «на пальцах»  все, чего не понимает его иностранный товарищ. За четыре месяца учебки все иностранцы начинают понимать разговорную речь. Перед началом службы и после учебки проводятся тесты на знание языка, результаты сравниваются. Важно не то, насколько высок результат, а то, насколько вы смогли его улучшить. Например, если ваша первая оценка была 0, а последняя 3, значит, прогресс составляет три балла, а это – отличный показатель. Поэтому и вы, и ваш французский помощник получите оценку "отлично".

rabotatam.ru