Кто вы такой, герр Шмайссер? Часть 3. Фото шмайсер


Миф о шмайссере / Вооружения / Независимая газета

Сейчас уже невозможно выяснить, кто из журналистов запустил в обиход звучное словечко "шмайссер". Появилось оно в 1970-годы и моментально распространилось в СМИ, проникнув даже в мемуары фронтовиков. Требовалась замена маловразумительному обозначению "немецкий автомат", вот "шмайссер" и пришелся ко двору, хотя никакого отношения пистолеты-пулеметы МП-38 и МП-40, традиционно именуемые у нас автоматами, к конструктору Хуго Шмайссеру не имеют.

В первых "Военных киносборниках" Великой Отечественной гитлеровские оккупанты были вооружены чем придется, например, очень похожими на советский ППШ финскими автоматами "суоми" с барабанным магазином. После войны, когда трофейного оружия стало навалом, всех немцев в кино вооружали МП-40. Так в общественном сознании укоренился миф о поголовном вооружении немецкой пехоты автоматами, по этой причине превосходившей советскую пехоту, вооруженную "старыми" "мосинками". На самом деле даже у парашютистов автомат имел только каждый четвертый, остальные в начале Второй мировой войны были вооружены карабинами 98k "Маузер". В подразделениях мотопехоты на отделение полагалось не более 3 автоматов, остальные бойцы вооружались все теми же "Маузерами" 98k образца 1898 года.

Германия всегда славилась своими оружейниками, а в конце XIX - начале XX века в этом отношении с ней никто не мог соперничать. В одном ряду с создателем "парабеллума" Георгом Люгером и тремя братьями Федерле, сконструировавшими легендарный пистолет "маузер" C.96, стоит и автор первого немецкого пистолета-пулемета "Бергман" МП-18 (Bergman MP.18.I) Хуго Шмайссер, работавший на фирме "Теодор Бергман" в Зуле. Буквально в последний день 1917 года Шмайссер получил патент на использование отдачи свободного затвора для перезаряжания оружия, а в апреле 1918 года патент на одновременное использование пружины в качестве возвратной и боевой. Тогда же все германские автоматы получили индекс МП. Немецкое MP - сокращенное Maschinenpistole, "машиненпистоле" - пистолет-пулемет.

Автомат Шмайссера послужил толчком для целого ряда моделей, активно разрабатывавшихся оружейными предприятиями Германии и их дочерними формами за рубежом: "рейнметалл" МП-19, "ЗИГ" мод. 20, ЭРМА мод. 1926, "Фольмер-ЭРМА" мод. 1932, "Бергман" МП-34 и др. Одним из лучших было творение Хуго Шмайссера, наконец-то получившее его имя, "шмайссер" МП-28 (Schmeisser MP.28.I). Характерной особенностью всех автоматов, в том числе и "шмайссера", была дерявянная ложа с прикладом, боковое - слева - расположение магазина и кожух на ствол из стальной трубы с круглыми отверстиями.

Знакомый по фильмам МП-38 калибра 9 мм был сконструирован на фирме ЭРМА в 1938 году как оружие блицкрига для мобильных войск, предназначенных для стремительного прорыва вражеской обороны. Вместо дерева использовалась пластмасса (бакелит) и алюминий, приклад сменился откидным плечевым упором, исчез кожух ствола. Модель постоянно совершенствовалась, особенно повлияла польская кампания. В 1940 году модернизированный автомат получил наименование МП-40. Главные изменения произошли в технологии производства за счет упрощения и удешевления многих рабочих операций. Широко применялась штамповка, точечная сварка, более дешевый металл. В период 1940-1945 гг. было выпущено свыше 1 миллиона МП-40.

Появление автомата в войсках было продиктовано наступательной тактикой вермахта, это было оружие боя на коротких дистанциях, в окопах, на городских улицах, в помещениях, горно-лесистой местности, где большее значение имеет скорострельность, чем точность выстрела на дальние дистанции. Во время атаки автоматчики заливали противника потоком свинца, деморализуя его. В первые месяцы Великой Отечественной войны красноармейцы порой были в шоке от непрерывных автоматных очередей и свиста пуль над головой.

МП-40 позволял вести прицельную стрельбу на дистанциях до 200 м, и, хотя не имел переводчика стрельбы, опытные солдаты умело и точно производили из него одиночные выстрелы. После сравнительных испытаний МП-40 и ППШ советские специалисты отмечали высокие качестве германского пистолета-пулемета, хорошо отработанные элементы конструкции. Кучность боя они оценили равной ППШ, а темп стрельбы в два с половиной раза меньше. Предлагалось использовать немецкие находки при разработке отечественного оружия. И некоторые заимствования были сделаны при создании ППС-42 и ППС-43 Судаева. За рубежом - в США, Испании, Италии и других странах тоже многое заимствовали у конструкторов ЭРМЫ.

МП-38/МП-40 не был идеальным оружием. Но это выяснилось только в России. Здесь в грязи и холоде начались массовые отказы механики. Пришлось ставить более мощную возвратно-боевую пружину, что увеличило темп стрельбы и отразилось на точности и кучности. Но главное, ППШ был все же гораздо проще в производстве. Более 5 млн. "шпагиных", более надежных и простых в обслуживании, сыграли свою роль, особенно когда война из полей переместилась в города Европы.

А Хуго Шмайссер в годы войны создал автоматическое оружие под промежуточный патрон - "штурмгевер" StG.44, штурмовую винтовку. Именно это оружие чаще всего у нас и называют "настоящим шмайссером". Внешне StG.44 напоминает автомат Калашникова АК (АКМ), к которому сейчас прочно привязался натовский индекс АК-47. Из-за этого внешнего сходства некоторые лукавые специалисты заявляют, что Калашников использовал конструкцию и дизайн Шмайссера. Хотя прекрасно знают, что Калашников создал совершенно оригинальное оружие, которое выпускается до сих пор, а "штурмгевер" занял место в музее.

nvo.ng.ru

Погреем руки на теме Калашников vs Schmeisser

Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах. если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире - в 1918. При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 Remington

Почему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона "не выстрелила"?

Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.

2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.

3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику

4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а "передовые" немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.

При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных "штурмгеверов" более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек - сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет - так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство - к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон - магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему "хендэ хох", в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:

fishki.net

Легендарный шмайсер . Чёрт побери

Советский кинематограф сделал этот автомат символом военного времени. Автоматчики, в черных касках маршируют по захваченному городу; партизаны, с характерным треском, расстреливают немецкую колонну.. В каждом образе мелькает легендарный «шмайсер». Автомат, уходящий корнями во времена Первой Мировой войны, привнес новаторские решения в разработку оружия, но оставил множество вопросов в истории.

Предпосылки по созданию пистолетов пулеметов, возникли еще во время Первой мировой войны. Первые образцы были созданы уже в 1915 году, однако по большей части они представляли из себя обычные облегченные пулеметы. В 1917 году немецкий оружейник Хуго Шмайсер (Hugo Schmeisser) запатентовал свой собственный вариант пистолета пулемета- MP-18, который представлял из себя удачное сочетание формы карабина и пистолетной механики, подобное решение легло в основу будущих пистолетов пулеметов. В свою очередь MP-18 был принят на вооружение и успел побывать на полях сражений, однако не долго. Шмайсер или Формель Германия потерпела поражение в войне, но разработки пистолетов пулеметов в стране не прекратились. Хотя по условиям Версальского договора производство многих видов вооружения в Германии оказалось под запретом, автоматы продолжали производиться в качестве оружия для полиции.Приход к власти Гитлера дал немецким инженерам новый импульс к разработке. В 1938 году немецкая фирма ERMA получает заказ на разработку автомата для нужд армии. Работа велась под руководством известного конструктора Генриха Фольмера, который уже давно работал над подобным вооружением, в результате появился легендарный «шмайсер», точнее MP38. Примечательно, что при разработке рассматривались идеи других немецких конструкторов, в том числе небезызвестного Хуго Шмайсера, однако сам он не имел прямого отношения к разработке автомата. Война диктует изменения На момент своего появления MP38 был настоящим новшеством. Автомат изготавливался исключительно из металла и пластмассы, что снижало его вес и удешевляло производство. Впервые на немецких пистолетах-пулеметах был применен складной приклад, который обеспечивал преимущества десантникам и экипажам боевых машин. Кроме того, автомат обладал относительно небольшим темпом стрельбы, около 600 выстрелов в минуту, что существенно повышало точность и кучность. К 1940 году была проведена модернизация MP 38: новый автомат MP 40 практически не отличался от своего предшественника, однако именно он, с учетом упрощения производства, стал массовым автоматом вермахта с 1940 по 1944 было изготовлено около 750 тысяч единиц оружия.Достоинства и недостатки При всех преимуществах Maschinenpistole 40 ( MP40) имел и ряд недостатков. Так, используемый в автомате магазин был склонен к перекосам, достаточно капризен к загрязнению и сложен в заряжании, особенно в зимний период. Проявлялись проблемы и со складным прикладом: быстро расшатывался фиксатор. Кроме того, медленный темп стрельбы и девятимиллиметровый патрон проигрывали по показателям советским автоматам ППС, и в особенности ППШ. По надежности и производству, наши автоматы также превосходили MP 40. Несмотря на это немецкий автомат был очень любим немецкими и советскими солдатами: так, до появления ППС, наши разведчики отдавали предпочтение немецкому автомату, ценя его компактность, легкий вес и удобство- ведь в снаряженном состоянии MP 40 весил куда легче габаритного ППШ. Так был ли Шмайсер? До сих пор остается открытым вопрос, какое участие принял Хуго Шмайсер в создании MP 40. Все же слава создателя легендарного автомата принадлежит Генриху Фольмеру, хотя судьбы этих людей переплелись очень тесным образом. Еще в период первой мировой Фольмер изобрел портативный шланговый магазин для автомата MP 18, который был рожден руками Шмайсера. В свою очередь магазины используемые в автоматах Фольмера являются запатентованным решением Шмайсера. В 1944 году был создан автомат MP41, который является определенным уходом в сторону от традиционного MP 40. Это был тот же самый автомат, только заключенный в деревянный корпус. Также MP41 получил режим одиночного огня и повышенный темп стрельбы. К сожалению большого распространения этот автомат не получил. Интересен один момент- идея создания этого автомата принадлежала небезызвестному Хуго Шмайсеру, который даже во время работы после войны в СССР оставил целое множество оружейных тайн…

chert-poberi.ru

Тот самый "ШмайсТер": picturehistory

Ну и в завершение сегоднящней серии - восстановленный пост про Хуго Шмайсера МП-38/40 и прочие тонкости...

Да, именно так неграмотно - «Шмайстер» - называли мы это оружие в далеком детстве, еще не подозревая, что на самом деле этот автомат никакого отношения к известному германскому оружейнику Гуго Шмайссеру не имеет. И, благодаря многочисленным советским военным фильмам были свято убеждены, что именно он являлся «главным фашистским оружием», позволившим врагам дойти до Москвы. Еще бы, ведь каждый «фриц» был вооружен этим «Шмайстером», и поливал из него «от пуза» свинцовыми струями наших почти безоружных солдат, имевших всего-то какую-то древнюю «трехлинейку»…</blockquote>

Потом пришла зрелость, способность искать информацию и осмысливать ее. И все детские представления о «фашистском чудо-оружии» лопнули, как мыльный пузырь. Легенда, созданная советским кинематографом, оказалась дутой. Полностью. Начиная с названия – не «Шмайссер» это, а МП-40, не автомат он, а пистолет-пулемет, и заканчивая его ролью в войсках – не был МП-40 массовым оружием германской пехоты, а вооружали этим пистолетом-пулеметом только командиров, технические и тыловые части. Да и преимущества «Шмайстера» над «древней трехлинейкой» оказались весьма и весьма спорными…

Пистолет-пулемет – вид оружия, к которому относится и герой этого поста, появился в конце 1-й мировой войны. Эта война была окопной; окопы, спасавшие солдат от ливня пулеметного огня покрыли собой чуть ли не всю Европу. И бой в окопе, когда противники сходились в рукопашную, сильно отличался от боя в чистом поле: в узких траншеях было трудно развернуться с длинной винтовкой и успешно работать штыком и прикладом, а скорострельности винтовки явно не хватало, когда на тебя из многочисленных окопных ответвлений прут со всех сторон вражеские солдаты. Новая форма боя требовала нового оружия. Поначалу проблему пытались решить, превращая в полукарабины (путем присоединения кобуры-приклада) имевшиеся пистолеты Маузер С.96 и Р.08 «Парабеллум» с удлиненным стволом. Но это была полумера – для успешного боя в окопе требовалось более скорострельное оружие с несколько большим весом и увеличенным боезапасом. Так и появился пистолет-пулемет, который многие далекие от оружейного дела люди по незнанию называют автоматом.

А ведь термины «автомат» и «пистолет-пулемет» обозначают совершенно разное оружие. Автомат – это скорее облегченная автоматическая винтовка, он стреляет укороченным и несколько ослабленным винтовочным патроном, дальность поражения из этого оружия - не менее (а обычно более) 500 м.  А Классический пример автомата – Автомат Федорова. Это оружие универсально: с ним можно вести бой и в поле, и в тесном окопе.

А вот пистолет-пулемет стреляет тем же, слабым для полевого боя пистолетным патроном; фактически это оружие представляет собой утяжеленный автоматический пистолет. И зона поражения из него составляет всего 100-200, в лучшем случае максимум 300 метров. Это оружие вполне годится для боя в траншеях и в городских домах, но в поле солдат, вооруженный пистолетом-пулеметом, практически беззащитен перед врагом, вооруженным пусть даже допотопной, но дальнобойной «трехлинейкой». Именно поэтому немцы никогда не вооружали МП-40 свою пехоту, а выдавали его только командирам и танкистам для самозащиты, если придется встретиться с врагом на близкой дистанции. Основным же оружием германской пехоты, как и в 1-ю мировую войну, оставался стандартный магазинный карабин Маузера 98к, ровесник и почти аналог нашей «трехлинейки». Но об этом – после…

первый германский пистолет-пулемет MP.18 конструкции Гуго ШмайссераПервым германским пистолетом-пулеметом стал МП-18 (нем. MP – maschinen pistole, пистолет-пулемет). Вот это оружие разработал именно Гуго Шмайссер, однако на вооружение он был принят под обозначением Бергман МП-18 – потому что заказ на производство был размещен на заводах Теодора Бергмана. Этот пистолет-пулемет успел принять участие в последних боях 1-й мировой войны, и еще долго служил Германии – после модернизации он использовался даже на начальном этапе 2-й мировой (в основном – в полицейских частях). Однако это в целом неплохое оружие к началу новой войны уже не удовлетворяло новых требований технологически: слишком дорого и длительно было его производство. Для массового производства в условиях военного времени требовалась новая конструкция, сочетающая в себе высокие боевые свойства, технологичность и дешевизну производства. Этой конструкцией и стал  – пистолет-пулемет МП-40.Но сначала был создан МП-38.

Эрма Верке

А до него – экспериментальный ERMA-36. Дело в том, что в 1936 году Управление вооружений Вермахта пришло к выводу о необходимости вооружения солдат технических войск компактным автоматическим оружием вместо имевшихся у них слишком длинных и неудобных для работы с техникой винтовок и карабинов. Одновременно штаб создаваемых в Германии танковых и моторизованных войск поставил вопрос о создании компактного автоматического оружия, которое можно было бы использовать в стесненных условиях боевых отделений танков и БТР, а так же для самообороны танкистов при экстренной эвакуации из подбитого танка.

Erma EMP

Прослышавший об этих потребностях директор эрфуртской оружейной фирмы ERMA доктор Бертольд Гайпель в инициативном порядке, не дожидаясь, поступит ли именно ему заказ на новое оружие, развернул работы по проектированию компактного пистолета-пулемета; вел разработку главный конструктор фирмы Генрих Фолльмер.

Фолльмер исходил из понимания того, что стрельба членами экипажа танка из личного стрелкового оружия будет в основном носить вынужденный характер, и будет вестись или в тесноте танкового отсека, или из-под танка, а в таких условиях на первое место выдвигается именно компактность оружия. Поэтому новый пистолет-пулемет уже изначально проектировался со складным прикладом и специальным приспособлением на стволе – опорным крюком для крепления ствола в амбразуре боевого отделения танка. Так же для удобства перезаряжания в тесноте отсека рукоятка затвора была выведена на левую сторону оружия. Пистолет-пулемет Фолльмера был приспособлен для стрельбы 9-мм пистолетными патронами «Парабеллум» и мог вести огонь на дальность до 200 метров как очередями, так и одиночными выстрелами (для чего на нем имелся переключатель режимов огня). Длина оружия составляла: 831 мм с откинутым прикладом и всего 620 мм со сложенным прикладом. Характерной отличительной особенностью ERMA-36 было необычное расположение горловины магазина: несколько вниз-вбок (такого расположения горловины не имело больше ни одно оружие за всю историю). Еще одним новшеством этого пистолета-пулемета стало размещение возвратной пружины в направляющих телескопических трубках, что надежно защищало пружину от воздействия грязи. Немаловажным было то, что ERMA-36 просто и быстро разбирался и собирался без применения инструментов. Это делало новый пистолет пулемет весьма удобным в эксплуатации.

ERMA 36 – прообраз будущего MP.38

ERMA-36 вообще оказался революционным оружием в плане технологии: в нем впервые вместо традиционной станочной обработки деталей был применен качественно новый метод холодной штамповки из тонкого стального листа. Это позволило значительно снизить трудозатраты и себестоимость оружия и сделало ERMA-36 отличным образцом для массового производства в условиях войны. Таким образом, Фолльмер и Гайпель создали уникальную конструкцию, оказавшую огромное влияние на всю дальнейшую эволюцию пистолетов-пулеметов.Однако пистолет-пулемет ERMA-36 в серийное производство так и не пошел. Вплоть до 1938 г верховное командование Вермахта противилось принятию на вооружение пистолетов-пулеметов, считая их чисто полицейским оружием. Лишь испанская война 1936-1939 гг., ставшая настоящим полигоном для проверки современной боевой техники и оружия, и разработка немцами стратегии блицкрига, где главная роль уделялась высокомобильным моторизованным и десантным войскам, требовавшим самого совершенного оружия, изменили отношение командования Вермахта к пистолету-пулемету.

В результате в 1938 г фирма ERMA наконец-то получила от Управления вооружений Вермахта заказ на разработку производство пистолета-пулемета для германских танкистов и десантников (с учетом опыта испанской войны). Именно учитывая опыт войны в Испании, Гайпель и Фолльмер внесли в конструкцию ERMA-36 целый ряд поправок, заметно изменивших вид оружия, которое теперь получило маркировку МП-38 (MP.38). В первую очередь в новом пистолете-пулемете вернулись к традиционной станочной металлообработке (из-за недостаточной механической прочности штампованной затворной коробки ERMA-36). В результате МП-38 получил массивную фрезерованную коробку с продольными пазами для облегчения оружия. Естественно, что себестоимость пистолета-пулемета из-за этого сразу возросла; поэтому конструкторы фирмы ERMA с целью удешевления оружия постарались максимально упростить его конструкцию. В частности, в МП-38 были применены новые материалы: пластмасса (бакелит) и алюминий – для изготовления цевья и пистолетной рукоятки. Практически полностью переделали конструкцию опорной шины с опорным крюком на стволе, предназначавшимся для крепления пистолета-пулемета в амбразуре боевой машины. Горловину магазина опустили вертикально вниз. Но наибольшим изменениям подвергся ударно-спусковой механизм, который теперь допускал только ведение непрерывного огня. Правда, низкий темп стрельбы этого оружия позволял обученному стрелку производить и одиночные выстрелы при кратковременном нажатии на спусковой крючок.

Пистолет-пулемет МР.38.Характерные особенности: массивная фрезерованная затворная коробка с продольными пазами, рукоять затвора в форме скобы, гладкие горловина магазина и сам магазин

Вообще, низкий темп стрельбы, которого добились конструкторы фирмы ERMA в своем оружии, имел положительные свойства: снижение темпа огня повышало остойчивость оружия и меткость стрельбы, заметно снижая рассеивание пуль. Но вот как он сказывался на надежности оружия, вызывает споры у сегодняшних исследователей. Одни говорят, что скорость подвижных частей автоматики оказалась недостаточной для обеспечения безотказной работы оружия в неблагоприятных условиях: при запылении, сухих деталях или густой смазке, при сильных морозах (правда, выяснилось это гораздо позже – в России). Другие же утверждают, что пистолеты-пулеметы фирмы ERMA были весьма надежны и неприхотливы к внешним условиям и температуре - и в Африке, и под Москвой, в 30-градусный мороз, МП-38 и МП-40 стреляли одинаково неплохо.

Неполная разборка МР.38

МП-38 отличался довольно высокой (для пистолетного патрона) мощностью. Его 9-мм пуля с начальной скоростью 380 м/сек. на дистанции 200 м пробивала сосновую доску толщиной 150 мм, а на дистанции 50 м - сосновую доску толщиной 225 мм, кирпичную стену толщиной 40 мм и железный лист толщиной 2-мм (стальной 2-мм лист уже не пробивала, оставляя на нем лишь вмятину). Правда, пистолетный патрон обусловил небольшую дальность стрельбы МП-38: на дистанциях свыше 200 м его стрельба становилась практически неэффективной - стрелку приходилось выносить точку прицеливания так высоко над целью, что цель скрывалась от глаза прицельными приспособлениями и стволом. Наилучшую же меткость МП-38 показывал на дистанциях 50 - 100 м – для полевого боя это фактически стрельба почти в упор...Благодаря работе Фолльмера и его подчиненных МП-38 даже с фрезерованной затворной коробкой получился достаточно дешевым оружием, пригодным для массового производства. Так, для изготовления одного МП-38 требовалось 18 человеко-часов, себестоимость его составляла 57 марок. Для сравнения: для изготовления основного оружия германской пехоты - карабина Маузер 98к - требовалось 22 человеко-часа и стоил он 70 марок.

Пистолеты-пулеметы МП-38 начали поступать на вооружение танкистов, десантников и командиров пехотных взводов с лета 1938 г; к началу 2-й мировой войны (1.09.1939 г) в германских войсках насчитывалось уже 8772 МП-38. Танкисты и десантники (у парашютистов МП-38 состоял на частичном вооружении, основным оставался карабин 98к) были вполне довольны новым оружием, а вот пехотные командиры выражали недовольство складывающимся прикладом, который влиял на снижение меткости стрельбы. Не нравилось полевым командирам и отсутствие на стволе защитного кожуха: при длительной стрельбе ствол быстро раскалялся и обжигал руки стрелка. Поэтому из МП-38 приходилось стрелять в перчатках.Война в Польше подтвердила необходимость пистолетов-пулеметов для моторизованных и парашютно-десантных войск: благодаря своей компактности, МП обеспечивали удобство, невозможное ни с тяжелым ручным пулеметом, ни с длинной магазинной винтовкой. Простота, удобство в обращении и обслуживании, легкая трансформация для стрельбы в стесненных условиях и высокая маневренность поставили МП-38 на одно из первых мест среди других пистолетов-пулеметов всех стран мира.

Обер-фельдфебель Вермахта с пистолетом-пулеметом МР.38

Однако боевое применение выявило не только достоинства, но и недостатки МП-38, которые пришлось исправлять «на ходу», не останавливая производства оружия. Наиболее серьезным из выявившихся недостатков МП была вероятность непроизвольного выстрела при ударах или падении оружия, и даже при прыжке стрелка – что представляло собой серьезную опасность при десантировании как из самолета, так и из БТР. Для устранения этого недостатка пришлось изменить рукоятку перезаряжания: вместо скобообразной рукояти поставили сборную рукоять из двух частей с фиксатором. Кроме того, в передней части паза затворной коробки, по которому скользила рукоять затвора, сделали вырез под рукоять, обеспечивший надежное запирание затвора в переднем положении. Еще одним недостатком оружия стала конструкция магазина. Заявленная емкость на 32 патрона не соответствовала действительности, так как полностью заряженный магазин давал задержки при стрельбе. Поскольку эти совершенствования велись постепенно, и установить дату изменения модели невозможно, в оружейной литературе пистолеты-пулеметы, модернизировавшиеся в период с осени 1939 по лето 1940 г принято обозначать индексом МП-38/40.

А в апреле 1940 г фирма ERMA приступила к выпуску новой версии пистолета-пулемета – МП-40, в которой были учтены все недостатки предыдущей модели и внесены изменения, значительно упростившие и удешевившие производство этого оружия. Эта работа была проведена потому, что объемы изготовления МП-38 уже не могли полностью удовлетворить постоянно возраставшие потребности Вермахта в этом виде оружия. Массовое производство МП-40 было развернуто по передовым технологиям с широким применением штампо-сварочных работ. Это позволило не только перейти с высококачественных марок стали на более дешевые углеродистые, но и отказаться от множества операций по механической обработке деталей. В результате такого упрощения стало возможным развернуть производство деталей и целых узлов на заводах других фирм, даже не обладавших специальным оборудованием.

Пистолет-пулемет МР.40 – самая массовая версия германского пистолета-пулемета.Характерные особенности: плоская штампованная затворная коробка, круглая рукоять затвора с фиксатором предохранителя, ребра жесткости на горловине магазина и самом магазине

Конструктивно МП-40 оставался все тем же МП-38, но с целым рядом существенных изменений. Так, затворная коробка, которая на МП-38 была фрезерованной с пазами, на МП-40 стала гладкой штампованной с четырьмя продольными ребрами жесткости внутри; алюминиевый корпус пистолетной рукоятки, обрабатывавшийся на станке, заменили на стальной штампованный. Так же ребрами жесткости усилили горловину магазина и сам магазин. Опорная шина на стволе (для стрельбы из амбразур танков) стала штампованной (поначалу из металла, затем – из пластмассы). Рукоять затвора установили двухчастевую, с фиксатором предохранителя.

Усовершенствование технологии изготовления и подключение к производству других оружейных концернов Европы позволили значительно увеличить объемы выпуска МП-40, и вскоре он стал самым массовым пистолетом-пулеметом Германии; общий выпуск этого оружия приблизился к 1 миллиону штук. Однако не правильно было бы думать, что МП-40 стал основным оружием Вермахта. Для сравнения: карабинов Маузер 98к за 1935-1945 гг. было выпущено более 14 миллионов штук неизвестное мне количество миллионов винтовок Маузер 98, выпускавшихся с 1898 до 1935 г., и использовавшихся во 2-й мировой войне – вот истинное основное пехотное оружие Вермахта!

Карабин Маузер 98к – основное пехотное оружие Вермахта на протяжении всей 2-й мировой войныРоль пистолетов-пулеметов в германской армии была более скромная. Этим оружием вооружались в первую очередь танкисты – для самообороны в случае повреждения танка. Даже в парашютно-десантных войсках количество пистолетов-пулеметов было невелико: в 1939 г МП-38 был только у командира отделения, в 1940 г количество МП на десантное отделение было увеличено до 2 штук. В пехоте пистолетами-пулеметами вооружались офицеры - командиры взводов и рот, а так же унтер-офицеры (сержанты), командовавшие отделениями (итого всего 16 МП на роту). В мотопехоте МП получали еще и водители бронетранспортеров. Кроме того, пистолетами-пулеметами вооружались бойцы разведывательных рот, и часть полевой жандармерии. По штату 1941 г общее количество пистолетов-пулеметов в германской пехотной дивизии численностью около 17 тыс. человек – всего 486 штук (для сравнения: в советской стрелковой дивизии 1941 г по штату полагалось иметь 1204 пистолета-пулемета – ну, и кто кого должен был поливать «свинцовым дождем» летом 41-го?).Немецкое пехотное отделение: все с винтовками, только командир с МПЧто бы ни говорили сегодня любители автоматического оружия о широком распространении МП в Вермахте, но факт остается фактом: пистолетов-пулеметов в Германии было выпущено в разы меньше, чем обычных магазинных винтовок. Да и не мог слабосильный пистолет-пулемет с дальностью стрельбы максимум 200 метров, годный для боя только на относительно небольших дистанциях, стать основным оружием полевой армии при наличии у нее (и у противника) огромного количества винтовок с прицельной дальностью в целый километр! Это было просто оружие командиров, участвовавших в боях и потому подвергавших опасности свои жизни, но главной задачей которых была не пальба по противнику, а руководство своим подразделением. МП же был нужен им, когда «прижало», когда командир «напоролся» на противника почти вплотную – вот тогда он и защищал свою жизнь ливнем пуль…

В то же время нельзя сказать, что Mп-40 был так уж плох на поле боя — наоборот, в ближнем бою это оружие было весьма и весьма опасным. Именно поэтому его полюбили немецкие парашютисты из диверсионных групп, а также разведчики Советской Армии и партизаны. Ведь всем выше перечисленным бойцам не нужно было атаковать вражеские позиции с дальнего расстояния — а в ближнем бою скорострельность, легкий вес и надежность данного пистолета-пулемета давала большие преимущества.

На какое фото немца с МП не наткнешься – он всегда в погонах офицера или унтер-офицераКстати, как мне кажется, малая насыщенность войск пистолетами-пулеметами говорит о высоком уровне подготовки солдат этой армии. Ведь стрельба из магазинной винтовки на большие дистанции требует хорошей выучки и серьезной тренировки, это намного сложнее, чем поразить близкую цель длинной очередью. Вот в Советской армии, например, как раз были роты и даже батальоны автоматчиков. Они формировались во второй половине войны из молодых солдат, прошедших очень короткую боевую подготовку. Из них мало кто смог бы произвести точный дальний выстрел по врагу из винтовки. И командование рассчитывало только на то, что эти бойцы на бегу будут поливать неприцельным автоматным огнем позиции противника , не давая врагам поднять головы до тех пор, пока советские солдаты не добегут до вражеских окопов и не начнут расстреливать немцев в упор длинными очередями… И ведь срабатывало же!

МР44

Впоследствии, в последние месяцы войны, немцы тоже взяли на вооружение подобный метод. Когда по приказу Гитлера спешно началось формирование фольксштурма (народного ополчения), перед германским командованием встала проблема быстрой подготовки к бою сугубо гражданских стариков, женщин и детей. А времени на обучение уже не было. И тогда ополченцам стали выдавать в большом количестве пистолеты-пулеметы: авось, поливая веером улицы городов, ополченцы хотя бы случайно поразят и советских солдат… Тогда же в бой были брошены и прежде считавшиеся тыловыми подразделения вроде военно-строительной организации Тодта или охранные отряды концлагерей, которые в основном и были вооружены МП-40, так как по роду службы им стрелять приходилось редко и только на небольшие дистанции…

Мальчишки из фолькштурма и рабочие из строительной организации Тодта в годы войны почти поголовно вооружались МП-40, так как плохо умели стрелятьА что же Гуго Шмайссер? Имел ли он хоть какое-то отношение к оружию, которое до сих пор упорно (и совершенно неправильно) называют его именем? Как ни странно, имел, и это в некоторой степени объясняет историческую ошибку с названием оружия. Как здесь уже говорилось, пехотинцы выражали недовольство складным прикладом МП-40, снижавшим меткость стрельбы. И именно технический директор оружейной фирмы Haenel Гуго Шмайссер взялся решить эту проблему. Не мудрствуя лукаво, Шмайссер скомбинировал новый образец оружия, объединив ствол и затворную коробку от МП-40 с деревянной ложей и спусковым механизмом своего малосерийного пистолета-пулемета МП-28.

Этот пехотный вариант получил наименование МП-41, он отличался от своего прототипа еще и возможностью ведения как непрерывного, так и одиночного огня, и отсутствием на стволе упорной шины с крюком для стрельбы из амбразур бронетехники. МП-41 создавался по требованию пехоты и для пехоты. Однако в армейские пехотные части новый пистолет-пулемет так и не попал. Дело в том, что верховное командование Вермахта не желало запускать параллельное производство еще для одного пистолета-пулемета в ущерб выпуску универсального МП-40, и постоянно тормозило работы в этом направлении, загружая фирму Haenel все новыми и новыми заказами на МП-40. Поэтому фирма Haenel за время войны сумела выпустить всего 26 700 МП-41. В результате все эти пистолеты-пулеметы «разошлись» по подразделениям полиции и войск СС.

А когда союзникам по антигитлеровской коалиции попали в плен первые трофейные МП-41, англичане и американцы прочли на ствольной коробке надпись «MP.41 Patent Schmeisser», и обобщили в своей оружейной литературе под этим названием все германские пистолеты-пулеметы. А из западной литературы это неверное название перекочевало и в отечественные книги, и с тех пор блуждает из издания в издание, показывая уровень грамотности некоторых «исследователей»…

Пистолет-пулемет МП-41 – истинное детище Гуго Шмайссера2-я мировая война закончилась, как все мы знаем, поражением Германии. Однако с окончанием войны не закончилась история германского пистолета-пулемета МП-40. Даже несмотря на то, что в последние месяцы боев это оружие выдавалось чуть ли не каждому немецкому мальчишке, запасы МП-40 на складах оставались столь велики, что их хватило для (частичного, конечно же) вооружения целого ряда стран. Так, МП-40 в 40-50 гг. официально состояли на вооружении во Франции, Венгрии, Румынии, Болгарии и Испании. При создании нового государства Израиль его армия так же получила на вооружение пистолеты-пулеметы МП-40 и использовала их в боях против арабов вплоть до 60-х годов. Широкое распространение получили МП-40 и в Африке – в Алжире, Эфиопии и Конго ими вооружались местные повстанцы. Не отказывались от своего оружия и немцы: вплоть до конца 60-х годов МП-40 использовала полиция ГДР и Австрии. А норвежская национальная гвардия была вооружена этими пистолетами-пулеметами даже в 70-е годы!

Тактико-технические характеристики пистолета-пулемета МП-40Калибр: 9х19-мм Люгер (Парабеллум)Длина (приклад сложен/разложен): 630/833 ммВес пустого: 4,03 кгВес с патронами: 4,7 кгТемп стрельбы: 400-500 выстр./мин.Эффективная дальность: 100 мЕмкость магазина: 32 патрона

Ну а Шмайсер, или STG 43/44

Это совсем другая история.

Как и калашников АК47..

Источники:

picturehistory.livejournal.com

Ху из, герр Шмайссер? (продолжение) » Военное обозрение

Часть четвертая. Как братья Шмайссеры провели рейдерский захват фирмы герра Хэнеля

Первая мировая война закончилась. В далеком алтайском краю, в семье русского крестьянина Тимофея Александровича Калашникова родился 17-й ребенок, которого назвали Мишей, а на военную промышленность Германии опустился огромный медный таз. Потеряв военные контракты, Фольмер занимается всем, что хоть как-то может принести доход. Он занимается машинами для выпуска цепей, фрезерными станками, замками, свечами зажигания и даже мотоплугом. В 1923 году он создает машину для заточки пил, которую назвал «заточным автоматом». Одним словом крутился как мог, поднимал свое дело, зарабатывая и давая заработать другим. Причем работает не только как конструктор, но и как организатор производства. И так до 1929 года, года великой депрессии, поставившей на грань банкротства сотни тысяч предприятий по всему миру.

А чем в это время был занят Шмайссер? По условиям Версальского договора, фирме Бергмана было разрешено выпускать только полицейское оружие. И то в перспективе. В этих условиях, глава фирмы договаривается о лицензионном производстве MP-18 со швейцарской фирмой SIG. И тут следует с виду абсолютно необъяснимый поступок Шмайссера. Он вдруг заявляет, что раз в MP-18 используется два его патента, то Бергман без его согласия не имеет права вести переговоры о производстве со сторонней фирмой. На месте Бергмана, я бы послал Шмайссера подальше возмутился. Но, судя по всему, Шмайссеру просто нужен был повод чтобы уйти. А нужен ли Шмайссер Бергману, если ему запрещено выпускать оружие? Если бы Шмайссер крутился как Фольмер со своими пилами, станками, свечами зажигания, еще куда ни шло. Но у Шмайссера ничего кроме оружия не получается! «Вот и расстались», как пел Боярский.

Шмайссер договаривается с бельгийской фирмой Pieper о лицензионном производстве MP-18 и начинает свой самостоятельный путь. Но у людей, знакомых с делом, сразу возникает вопрос. Невозможно просто продать или получить право на производство. Для производства нужна документация, которая по закону находится на фирме Бергмана и является его собственностью. Размеры деталей, расчеты допусков, режимов обработки, марки сталей. Шмайссер не имея технического образования не мог полностью и по памяти воспроизвести всю конструкторскую и технологическую документацию на оружие, чтобы начать его производство в Бельгии. Кто сказал «украл»?

Ничего странного в том, что конструктор хочет создать фирму со своим именем. Но фирмы с торговой маркой «Шмайссер» на первых порах так и не возникло. Хотя была создана фирма «Industriewerk Auhammer Koch & Co» (Аухаммер Кох). Собственно Кох в этой компании был фабрикантом, то есть человеком ответственным за дело, бизнес. Ну а Co это разумеется два брата — конструктор Хуго и коммерсант Ханс. Как мы уже говорили, ничего кроме оружия из головы Шмайссера не выходило даже на голодный желудок. В 1920 году им был запатентован жилетный пистолетик калибра 6,35мм (тоже с использованием отцовского прототипа). Казалось бы — фабрикант, конструктор и коммерсант - идеальный набор по распределению ролей. Бери кредиты, закупай оборудование, нанимай рабочих, производи продукцию, продавай, возвращай кредиты. Но не получилось. У Фольмера получилось, а у Шмайссеров нет. Способностей для организации собственного производства этих пистолетов у братьев явно не хватало. И тут на сцене возникает Герберг Хэнель.

Несколько слов о герре Хэнеле и его фирме, основанной в 1840 году. Фирма была так же оружейная и страдала из-за Версальского договора наравне со всеми. Внук основателя фирмы Герберг Хэнель был моложе Хуго Шмайссера на 7 лет. Помимо мягкости характера, видимо, отличался отсутствием технической жилки. К рассматриваемому времени фирма Хэнеля осталась без своего главного конструктора и технического директора, поэтому интересы сторон совпали и 11 марта 1921 года договор был заключен. По этому договору Хэнель получал исключительное право на производство карманных пистолетов Шмайссеров, но при этом не имел права производить оружие других марок. Хм.

Карманные пистолеты не выручали фирму Хэнеля. Производство другой продукции — велосипедов, охотничьих и пневматических ружей не находило спроса и было хуже чему конкурентов. Фирма уверено шла к банкротству. И в 1925 году братьями Шмайссерами был осуществлен типичный рейдерский захват фирмы герра Хэнеля. Вот как это происходило.

Как уже говорилось, на фирме Хэнеля не было технического директора. По нашим понятиям, это главный инженер предприятия. Хуго Шмайссер, имеющий опыт технического директора на фирме Бергмана подходил для этой роли как Ли Якокка для Крайслера, то есть идеально. Вот только в отличие от американского менеджера, установившего себе зарплату в один доллар, пока Крайсллер был на грани банкротства, Шмайссеры не стали стесняться. Хуго занял место технического директора, Ханс уселся в кресло коммерческого. Зарплату себе они установили вровень с герром Хэнелем по 900 золотых марок. Кроме того братья получили:

  • отчисления за патенты,
  • 1/6 долю в капитале фирмы Хэнеля (каждый) и, соответственно, долю в прибыли после выплаты отчислений за патенты
  • обязательство поддерживать финансово ту самую фирму Шмайссеров «Industriewerk Auhammer Koch & Co»,
  • и самое главное, Шмайссеры получили генеральную доверенность на совершение всех действий от лица фирмы не имея на эту фирму никаких прав и ничем за нее не отвечая! Даже своими патентами, которые были зарегистрированы на новую фирму по производству автомобилей(!) «Братья Шмайссер». Почему не на «Аухаммер Кох»? Да потому, что она была уже доведена славными братьями до банкротства.

Я далек от мысли, что герра Хэнеля пытали утюгом или паяльником. Говорят его сестры со слезами на глазах умаляли не соглашаться со Шмайссерами на таких условиях... Ну как? «… и самое главное без особых угрызений совести».

А в это время. Луис Штанге и некоторые другие конструкторы передали права на свои патенты в Рейнтметалл. И не жалели. Штанге, например, на проценты купил себе три дома. И еще земельный участок. Под помидоры.

Ну а что получил герр Хэнель? О! Он получил нечто большее чем право на патенты Шмайссера. Он получил надежду. Надежду на то, что рано или поздно бывший технический директор Бергмана изобретет что-то такое, что найдет спрос и не даст его фирме исчезнуть окончательно.

Часть пятая. Как Шмайссер начинал становиться знаменитым

Техническая справка о жилетном пистолете Шмайссера.

В 1905-1906 годах отец всех автоматических пистолетов и систем оружейной автоматики Джон Мозес Браунинг разработал форм-фактор для малогабаритных карманных пистолетов в лице модели M1906:

С тех пор только ленивый не копировал этот форм-фактор и не пытался внести свой вклад внутрь этого маленького устройства. Менялись расположения пружин, предохранителей, устройства прицела, порядок разборки — с отверткой и без. На все эти вариации получены тонны патентов в разных странах мира.

Не миновала чаша сия и отца и сына Шмайссеров. Папа изменил конструкцию, запатентовал (как водится) и выдал модель Дрейзе M1908. При этом природная скромность не позволила ему писать на заборе «Патент Шмайссер», хотя имел полное право и патент на свое имя:

Сыновья не стали скромничать. Они умудрились внести в это маленькое пространство изменений аж на четыре немецких патента, о чем не преминули уведомить пользователей соответствующей надписью:

Это нормальный эволюционный процесс, когда конструктор, используя модель другого конструктора в качестве прототипа, вносит свои изменения.В конце концов, только потребитель может дать оценку тем решениям, которые он воплотил в металле. Иногда это приносит отличные результаты, как это было с пистолетом Борхарда-Люгера. Но иногда, когда, конструкция уже доведена до совершенства, это превращается в потуги потешить собственное тщеславие «изобретателей» поставив свое имя на изделии, которое и без них уже имеет определенную славу и успех. Это примерно тоже самое, что происходит сейчас с АК-12 , Печенегом, ВС-121. Но у братьев была еще одна цель. Вот так скромно в массовое сознание потребителей начало входить слово Шмайссер. В самом деле, приходишь в магазин и говоришь:

- Гебен зи мир битте аутоматик-пистоле калибер зекс кома фюнф унд драйссих варенцайхнен Хэнель. Их мёхте ди кэтце майне тёща эршиссен... Долго и нудно. То ли дело: - Зи хабен "майссер"? Их мёхте шиссен... Данке шён! Обратите внимание на созвучие «шмайссер» , «шиссен (стрелять)», «шён (прекрасно, хорошо, красиво)». Коротко и понятно о чем речь. Учитесь маркетологи:

Нехилый закос под изделие уже получившее в гражданском обиходе название "карманный браунинг". Возможно, в таком подходе есть рациональное зерно, где-то на грани морали. Но вот за такой фокус Хэнель имел полное право заехать Шмайссеру канделябром:

По неписанным правилам этикета, на верхней части накладки рукоятки помещалась эмблема торговой марки предприятия выпустившего пистолет. Даже Браунинг не посягнул на святое и на его модели в этом месте красовался товарный знак бельгийской FN. Надпись SCHMEISSER на рукоятке не говорила ни о чем, Такой торговой марки не было. Зато на другой стороне:

появился более современый везель HS, который в подсозании уже начинает резонировать не с HAENEL SUHL, а с Hugo Schmeisser. Да, вот так, очень скромно.

Техническая справка о магазине к Парабеллуму с патентом Шмайссера. Эту справку я даю для того, чтобы облегчить труд любознательных, которые после прочтения статьи начнут гуглить по ключу «patent schmeisser». К своему удивлению они наткнутся вот на это:

В конце тридцатых годов на магазинах полицейских Парабеллумов появилась надпись «SCHMEISSER PATENT». Но какое отношение имеют Шмайссер и Хэнель к Парабеллуму, который к тому времени выпускает фирма Маузер? А очень просто. Среди немецких предприятий была очень широко развита кооперация. Допустим тот же Stg-44 производили Хэнель, Штайр, ЭРМА и Зауэр. Так что магазин для Парабеллума мог производиться и у Хенеля и у кого другого. Вопрос о патенте. Запросто складывается впечатление, что патент на магазин к Парабеллуму принадлежит Шмайссеру. На самом деле, патент выдан всего лишь на способ изготовления магазина из цельно-полой трубки, вместо двух штампованных половинок. В Советском Союзе на такое «изобретение» могли оформить разве что рацпредложение без экономического эффекта. Если на оружии ставить упоминания о всех таких «патентах», то на нем бы живого места не осталось. Но цель достигнута. В подсознание пользователей Парабеллумов входит фамилия Шмайссер.

Ну что отдохнули?

В 1925 году Шмайссер делает то, что до него сделал Луис Штанге в MP-19 — возможность ведения одиночного огня плюс ряд небольших изменений. Получилось MP-28, на ствольной муфте которого, опять же красовалась надпись о патенте Шмайссера. В этом же году Генрих Фольмер заложил еще один кирпичик в будущую бессмертную славу Шмайссера — пистолет-пулемет VMP. Но наступил кризис - мировой экономический 1929 года. Предприятия Фольмера и Хэнеля, разделили бремя кризиса вместе со всем германским народом. На фирме Фольмера осталось 20 человек. А братьям Шмайссерам чтобы свести концы пришлось даже заложить дом. Герра Хэнеля конечно, не свой же.

Часть шестая. Шмайссер становится нацистом вступает в ряды НСДАП

Как конструктор, Шмайссер был просто конструктор. Как организатор - хм... А вот в умении использовать связи, приспосабливаться ему было не отказать.

В день международной солидарности трудящихся 1933 года Герберт Хэнель и Хуго Шмайссер вступили в ряды НСДАП. Очевидно, что решение это было вызвано не тем, что наши герои разделяли идеи нацизма, а тем что для решения своих финансовых вопросов в будущем можно будет рассчитывать на административный ресурс. Nil novi sub luna! Членство в партии было подкреплено личным знакомством с Эрнстом Удеттом. В 1941 году, герой первой мировой войны, пристрастившийся к наркотикам покончит жизнь самоубийством, предварительно натворив делов в программе развития люфтваффе. А пока лучший друг Германа Геринга часто гостит в охотничьих угодьях Шмайссеров (откуда?!), где удовлетворяет свои охотничьи и другие страсти.

Тут-то Шмайсссерам, как говорится, и поперло. Посыпались заказы, появились деньги. Первым делом нужно было выручать братца Отто, который еле сводил концы на своей фирме в Гамбурге. Для этого фирма Хэнеля покупала его продукцию себе в убыток. Потом братья решили проявить свои замечательные деловые и организаторские способности. Они организовали филиал фирмы Хэнеля по производству авиационных пулеметов. Согласие самого Хэнеля на создание этого филиала было, видимо, тоже получено с помощью паяльника, так как Герр Хэнель, был против и видимо видел убыточность этого предприятия. В дальнейшем так и оказалось. В 1941 году этот завод передали в управление другой фирме, но братья успели на его средства отстроить в своих охотничьих угодьях (откуда?!) домик для приема гостей. Говорят, что среди них бывал и сам Герман Геринг.

Несмотря на все старания братьев, фирма Хэнеля приносила прибыль. А прозорливость со вступлением наших героев в НСДАП оправдалась скорым выходом Германии из оков Версальского договора. Сотни немецких военных конструкторов получили, наконец, возможность легально заниматься любимым делом.

Часть седьмая. Предвоенная страда

К великому удовольствию немецких промышленников и военных специалистов в июле 1936 года в Испании случается гражданская война. Обе воюющие стороны с интересом осваивают оружие поставляемое со всего мира. Немецкие пистолет-пулеметы Бергмана, Шмайссера, Штанге и Фольмера старательно работают по обе стороны фронта, а немецкие военные аналитики собирают материал по их использованию. Во время первой мировой из-за ограниченности моделей и быстрого окончания войны практического использования пистолет-пулеметов было мало для серьезного исследования. Теперь предоставилась возможность «протестировать девайсы» в различных условиях реального боя, а не только в составе «штурмовых групп». Оказалось, что деревянный приклад страшно не удобен в танке или (броне)машине, эргономика — отстой, рукоять затвора не перекидывается, оружие не сбалансировано, и вообще, тактический обвес крепить не за что, так как отсутствует планка Пикатинни.

Генрих Фольмер не остался в стороне от военного мейнстрима и тоже включился в гонку вооружений. Результатом его творческого союза с Бертольдом Гейпелем стало замечательное для своего времени изделие MP-40. Что бы не говорили про MP-18, что это «первый серийный пистолет-пулемет », с инженерной точки зрения, это был тот же деревянный приклад, автоматика на свободном затворе, разве что сбоку бантик магазин. В танк с таким не залезешь, с парашютом прыгать не удобно.

А вот MP-40 имел замечательные инженерные решения. Подствольный крюк, магазин снизу, складной приклад, применение алюминия и пластмассы, холодная(!) штамповка. И самое главное — телескопический кожух возвратной пружины.

На этом кожухе просто необходимо остановиться. Это как раз тот образец решения технической проблемы, которое делает оружие знаменитым и приносит славу конструктору. Проблема существовавших на тот момент пистолетов-пулеметов была в излишне высоком темпе стрельбы, характерном для оружия с автоматикой свободного затвора. Для снижения темпа применялось очевидное решение — увеличение массы затвора (700 грамм у MP-18) и увеличение длины хода подвижных частей. Телескопический кожух Фольмера надежно защищал возвратную пружину от грязи и, кроме того, работал в качестве буфера для снижения темпа стрельбы до 350-400 выст/мин. Знаменитый чавкающий звук MP-40 это как раз работа фольмеровского «телескопа».

Для чего нужно было снижение темпа стрельбы? Во-первых, снижение массы затвора. Во-вторых, ствол стал меньше нагреваться при стрельбе. Массу металла от кожуха ствола, переместили на ствол. Оружие стало более устойчивым при стрельбе, так как после выстрела успевало вернуться на линию прицеливания. Кроме того, появилась возможность вести одиночный огонь безо всякого переключателя. Вот прекрасный образец настоящего решения, когда изменение одной детали влияет на изменение конструкции в целом! Вот это действительно патент. Обойти такое решение практически невозможно. Любое другое решение будет либо сложнее либо дороже. В качестве примера можно привести финский Suomi. Вернее само решение подтормаживания затвора за счет эффекта вакуумного торможения.

Заказчиком MP-40 было бронетанковое управление. Но замечательные характеристики этого оружия привели в восторг всё армейское руководство и MP-40 начал поступать в другие рода войск.

Хуго Шмайссер не устоял перед соблазном выжать из пистолетного патрона и своего MP-28 максимум. Он удлиняет ствол, переносит горловину магазина вниз, и самое главное, скромно и элегантно «взаимствует» у Фольмера его возвратную пружину в телескопическом кожухе. Изделие получило название MK-36.

Далее опытной партии из нескольких штук этих карабинов дело не пошло. Но! Шмайссер не был бы Шмайссером, если бы на ствольной коробке не красовалась надпись «SYSTEM SCHMEISSER PATENT». Собственно патент, по видимому, касался переводчика огня. И ни слова о Фольмере!

Часть восьмая. MP-40 становится «Шмайссером»

В 1940 году фирма ERMA (патентообладатель на MP-40) не справлялась с объемом производства и часть заказа на MP-40 производилась на фирме герра Хэнеля (братьев Шмайссеров). В благодарность за это, Шмайссер создает MP-41. В этом аппарате легко узнавался все тот же MP-40 но без подствольного крюка и вместо складного приклада был приделан массивный деревянный. Но, самое главное, на ствольной коробке крупными буквами красовалась та же надпись:

и на магазине тоже:

Эта невинная шутка стала предметом судебного разбирательства между ERMA и HAENEL. В самом деле, то что от патента Шмайссера в MP-41 стоит только переключатель режима огня, это Бог с ним. Вот только ради вежливости хотя бы стоило упомянуть и Фольмера. Шмайссер дело в суде проиграл, но разрешение на пружины получил. Еще бы - у него в бане сам Герман Геринг парился. Оружие было выпущено небольшим тиражом и разошлось по рукам охранников из SS, балканских партизан и тонких ценителей оружейной экзотики - румын. Но дело, ради которого все это затевалось было сделано. Ни Фольмер ни Гайпель, как-то особо не озадачивались проблемой бессмертности своих имен, к тому же на военной продукции было запрещено использовать любую маркировку, в том числе и патентную, кроме марки оружия, заводского номера и условного кода завода производителя.

Зато имя Шмайссера уже было на слуху за счет упоминания на ствольных коробках полицейских MP-18 и MP-28, карманных пистолетах, магазинах «Парабеллумов» и пневматическом оружии выпускаемом на HAENEL. Никаким особым качеством это оружие не отличалось и не выделялось среди прочих других, кроме упоминания о патенте, о сути которого абсолютное большинство не знало да и знать не хотело. Начало выпуска MP-41 совпало с началом массового выпуска MP-40, причем на фирме Хэнеля, видимо, за счет сокращения выпуска MP-40. Осталась самая малость. На одном предприятии выпускаются два внешне сходных изделия, причем одно абсолютно обезличено, на другом на самом видном месте имеется упоминание о патенте Шмайссера. Произошло то, что должно было произойти. Длинное название «машиненпистоле» или «кугельшпиц» заменилось коротким и смачным «шмайссер».

Часть восьмая. Как однин «гениальный» конструктор попал в дурацкую ситуацию, и что это стоило немецким солдатам на восточном фронте

О «слабости» подающей пружины в магазинах MP-40 знают пожалуй все, кто более-менее интересуется историей немецкого оружия. На самом деле история гораздо интереснее. В этом магазине применен метод перестройки двухрядной подачи патронов к подающему окну в один ряд. По совершенно правильному замыслу конструктора, такая перестройка сокращает длину выдвижения патрона на пути от магазина в патронник. При двухрядной подаче, требуется дополнительное расстояние от магазина к патроннику, чтобы перевести патрон на ось подачи. В условиях германского орднунга и образцово-показательных военных компаний в Европе, никаких претензий к работе магазина и оружия не возникало. Тылы обеспечивали войска зимней и летней оружейной смазкой. Солдаты после боев писали письма домой жене и детям, и сидя в благоустроенных палатках и землянках аккуратно чистили и смазывали свои «машиненпистоли» и «машиненгеверы» и патроны к ним.

В условиях варварской России по неволе становишься варваром. Разгром немцев под Москвой усугублялся отказом оружия из-за того, что во время не завезли зимнюю смазку, пришлось ночью согревать оружие нагретыми кирпичами. Летом магазины «машиненпистолей» стали выдавать фокусы. Выглядело это так. Первый выстрел производился, а на втором затвор пролетал над патроном и упирался в казенный срез. Очередной патрон не поднимался из магазина и не вставал на линию досылания.

Немецкие солдаты стали массово бросать свои «шмайссеры» и охотиться за советскими ППШ (это юмор, парафраз про то как американские солдаты массово бросали свои M16). Ситуация достигла такого накала, что изучением вопроса поручили заняться доктор-инженеру Карлу Майеру из команды MAUSER. Его научные выводы были неутешительны. Клин патронов в магазине обусловлен конструкцией магазина. На отрезке перестроения двух рядов патронов в один возникает клин из-за возрастающей силы трения в случае попадания в магазин пыли. Аккуратная смазка патронов, как ни странно, только помогала возникновению дефекта. Решение этой проблемы — полное уничтожение грязи и пыли в отдельно взятой стране не представлялось возможным. А доктор-инженеру Майеру осталось только констатировать: «К сожалению, конструктор, введя изменения в устройство магазина (всего лишь перестроение патронов на центральную линию досылания), попал в дурацкую ситуацию, которая вдобавок поздно проявилась». Знал бы доктор-инженер какой такой конструктор попал в дурацкую ситуацию:

Ремарка 3. Под скромное обаяние немецкого гения попал, к сожалению, и Георгий Семёнович Шпагин. В коробчатом магазине ППШ-41 также применялось перестроение патронов на центральную линию. Но конструктор от Бога Алексей Иванович Судаев исправил эту ошибку и снабдил лучший пистолет-пулемет второй мировой войны обычным двухрядным магазином.

Ремарка 4. За годы войны было выпущено около 12 миллионов магазинов по патенту Шмайссера. Если с магазина по пфеннигу, сколько это по нынешнему курсу?

Можно курить и оправиться.

Продолжение следует

topwar.ru

Кто вы такой, герр Шмайссер? Часть 3.

Начинается самое интересное

Театр начинается с вешалки, оружие начинается с патрона. Эту простую истину забывает или не знает большинство «историков» типа А.Ручко. История германского штурмгевера началась в 1923 году с выпуска меморандума немецкой инспекции по делам вооружений, в котором были сформулированы требования к новому патрону и оружию под него.

Идея промежуточного патрона обсуждалась задолго до появления патрона для штурмгевера. Пожалуй, впервые она была публично озвучена полковником В.Г. Федоровым и даже частично реализована. Но настоящая работа началась в Германии в 30-е годы.

После проведения научно-исследовательских работ было решено остановиться на патроне 7,75х39,5, который разработал Густав Геншов из GECO, а Генрих Фольмер изготовил под него автоматический карабин. Патрон GECO очень похож на будущий советский 7,62×39, что дает злым фантазерам считать, будто советский патрон был «слизан» с немецкого. Это, конечно, вымысел.

В Советском Союзе проводились самостоятельные работы, в том числе и с другими калибрами, и то, что принят был именно этот патрон, говорит лишь о том, что немцы были правы в расчетах на патрон фирмы GECO. А фантазерам остается лишь утереться тем, что работы по промежуточному патрону в СССР начались с того, что эти работы начались в Германии. При этом часто забывают, что Германия имела фору по отработке патрона в мирное время. А СССР был вынужден заниматься этим в военное время, и никакой надежды на то, что новому патрону придется воевать с Германией, не было!

Вернемся к Фольмеру и его карабину M35.

Нужно сказать, что сколь не прозорлив оказался немецкий заказчик в определении требований к новому оружию, идиотов в управлении по делам вооружений тоже хватало. Существовал запрет на оружие с газоотводной автоматикой через боковое отверстие в стволе. Что служило этому причиной, остается только догадываться. Мне видится, что проблема была в повышенном риске загрязнения газоотвода продуктами сгорания пороха и ослаблением газового давления в стволе.

Фольмер применил решение, найденное когда-то Дж. Браунингом. Автоматика работала следующим образом: после вылета пули из ствола газы давили на надульник, который двигался вперед и через тягу вдоль ствола передавал поступательный импульс в затворную группу. Что там дальше происходило, имеет две версии. По одной, поступательный импульс инвертировался в обратный и открывал поворотный затвор. По другой, этот импульс только освобождал сцепление между стволом и затвором и далее затвор уже отлетал под действием силы отдачи.

В 1939 году, после успешных испытаний, армия отказывается и от патрона GECO, и от автомата Фольмера. Но за год до этого (!) управление вооружений подписывает договор с фирмой POLTE на новый патрон, а с фирмой герра Хэнеля на оружие под него. Ребята из фирмы POLTE не стали особо заморачиваться с расчетами и испытаниями. Взяли обычный маузеровский патрон, укоротили гильзу, всыпали пистолетный порох и облегчили пулю. Получился тот самый курц, который некоторые фантазеры теперь именуют «прародителем» всех промежуточных патронов.

А на деле получилось то, что и ожидалось, когда работу делают дилетанты. Пуля получила плохую баллистику. Требования заказчика об установке прицельной планки на штурмгевере с разметкой 50 метровговорят только о низкой ее настильности, причем на самых боевых дистанциях — до 350 метров.

Европейское цивилизованное общество теряется в догадках: почему выбор пал именно на этот патрон и на фирму Хэнеля? Почему Вальтер получил контракт на разработку оружия под курц только через два года после того, как над этой темой уже поработал Шмайссер? Почему, наконец, управление вооружений перестало бояться боковых отверстий для газоотвода?

Пусть теряется! Они до сих пор уверены, что важные решения принимаются в рабочих кабинетах. Но мы-то знаем, что если у нас есть уютный охотничий домик, то с его помощью можно повлиять на ход истории гораздо эффективнее, чем из кабинетов управления по делам вооружений.

Что получилось у Шмайссера?

У Шмайссера получился тяжелый пистолет-пулемет, хотя и названный «машиненкарабином» Mkb-42(H). Стрельба велась по-прежнему с открытого затвора. Даже постановка на предохранитель осуществлялась по старому «шпингалетному» способу, известному со времен MP-18. Ударниковый механизм спуска, а в качестве возвратной пружины использовалось изобретение герра Фольмера — его «телескоп». Иначе было просто невозможно уложиться в требуемый заказчиком темп стрельбы — 350-400 выстрелов в минуту.

Зато в автоматике появился прогресс: вместо отдачи свободного затвора стала, наконец, применяться газоотводная автоматика и запирание затвора его перекосом.

Первые образцы штурмгеверов были выполнены напильником. Дальше все штампованные узлы проектировались и выпускались на фирме Мерц-Верке. По результатам испытаний совместно с образцами Вальтера штурмгевер был переработан кардинально.

Первым делом потребовали заменить ударниковый УСМ на курковый. Это привело к отказу от стрельбы с открытого затвора. А это даже не доработка образца, это введение совершенно другого механизма, который прямым указом заказчика был «элегантно» «взаимствован» у Вальтера. Шпингалетный предохранитель был заменен, наконец, на флажковый. Таким образом, в переработанном варианте «штурмгевера» от первоначального замысла остался только газоотвод и принцип запирания. В таком виде аппарат стал называться MP-43.

В апреле 1943 года, когда первая партия штурмгеверов пошла в войска на испытания, это были все те же Mkb-42(H). Возможно, просто не успели изготовить опытную партию. Правда, вместо телескопов Фольмера там уже стояли обычные пружины от MP-43. Заказчик решил поднять темп до 600 выстрелов в минуту, а длинный ход затворной рамы способствовал снижению темпа стрельбы до приемлемого. К вящему облегчению Шмайссера.

Ремарка 5. В «исследованиях» истории штурмгевера часто приводится факт, что Гитлер был против принятия его на вооружение. Скорее всего, это одна из собак, которых вешали на фюрера его оставшиеся в живых сообщники и до сих пор вешают современные историки, пытаясь выбелить очевидные провалы в принятии военных и технических решений.

Вопрос о принятии на вооружение нового образца личного стрелкового оружия с новым патроном требует решения гораздо более сложного, чем даже с новым образцом танка. Такие мероприятия возможны только в мирное время или, в крайнем случае, не тогда, когда твоя армия отступает и в деле военной логистики начинает хозяйничать фактор хаоса.

До Сталинграда необходимости в перевооружении немецкой армии на штурмгеверы с новым патроном не было! В самом деле, почти четыре года прошло с того момента, как фирмам HAENEL и POLTE был отдан контракт на разработку нового оружия. Скорее всего, этот контракт носил исследовательский и опытно-конструкторский характер. А вот 1942 год, когда в советские войска началась массовая поставка ППШ, а позже ППС, и миф о непобедимости немецких войск развеялся, заставил шевелиться аналитические умы вермахта в поисках «вундерваффе».

А пока военная промышленность Германии достигает своего пика. К концу войны на предприятии Хэнеля нещадно эксплуатируется более тысячи иностранных «специалистов», включая более 400 граждан Советского Союза. Интересно, сколько среди них было конструкторов и технологов?

Дойка Хэнеля идет ударными темпами. Доля братьев в прибыли в несколько раз превышает долю настоящего владельца. В августе 1943 года герр Хэнель заболевает, да так тяжело, что полностью отходит от дел фирмы. То ли заболевание было несерьезным, то ли симуляция отличная, но герр Хэнель пережил их всех, скончавшись только в 1983 году. Должность технического директора занимает инженер Штюмпель.

А Шмайссер? Согласно исходнику информации (А.Кулинский), Шмайсер занимался как Цезарь двумя делами сразу, занимался конструированием и руководством HAENEL одновременно. Обратите внимание, в это время идет трансформация Mkb42 в MP-43. То есть кардинально меняется конструкция, а соответственно производственная оснастка. Что-то мне мало верится, что самый богатый человек Зуля (к тому времени богаче Хэнеля) занимается внедрением УСМ Вальтера в штурмгевер.

Далее — небольшая хроника

В ноябре 1943 года наркомат обороны СССР объявляет конкурс на новое оружие под промежуточный патрон по заданным баллистическим характеристикам, без прямого указания калибра. Рассматривались и испытывались калибры 7.62, 6.5 и 5.6. После отработки более трехсот вариантов остановились на том варианте 7.62, который сейчас известен. Причём отказ от других калибров был вызван тем, что с меньшими калибрами не возможно было удовлетворить требования заказчика.

25 апреля 1944 года штурмгевер, наконец, официально поступает на вооружение в немецкую армию. А уже в мае советские конструкторы Судаев, Дегтярев, Симонов, Токарев, Коровин и Кузмищев представляют свои первые образцы автоматов под советский промежуточный патрон.

Июль-август 1944-го. Второй тур, к которому присоединяются Шпагин и Булкин.

Декабрь 1944-го. Сержант советской армии Михаил Калашников приступает к работе над карабином под этот же патрон. Конструкторское решение в узле запирания этого карабина легло в основу будущей славы автомата Калашникова. Именно тогда — в конце 1944 года!

Январь 1945-го. Автомат Судаева поступает на полигонные испытания в войска.

Май 1945 года. Победа! Зуль временно находится в зоне американской оккупации. Американские чекисты ведут обработку всех светлых немецких голов, которые могут потрудиться на благо американского рейха. И такие головы нашлись. Например, Вернер фон Браун, который буквально спас Америку от космического позора. Если бы не он, сбылось бы пророчество Никиты Хрущева о том, что первым человеком на Луне будет, несомненно, советский человек.

Отпрессовав Шмайссера по полной, американские чекисты пришли к тому же выводу, что и ижевские чекисты много позже — «герр Шмайссер никакой ценности не представляет». Штурмгевер американцев тоже не впечатлил. Ресурс — 5000 выстрелов, тяжелый вес, большой габарит, УСМ неразборный, длинными очередями не постреляешь, штампованное железо выглядит ненадежно. Общий вердикт — «оружие до первой поломки». Вот отрывок из заключения департамента вооружения США 1945 года:

«Тем не менее, при попытке создать массовыми методами лёгкое и точное оружие, обладающее существенной огневой мощью, немцы столкнулись с проблемами, которые серьёзно ограничили эффективность штурмовой винтовки Sturmgewehr. Дешёвые штампованные детали, из которых она в большой степени состоит, легко подвергаются деформации и сколам, что приводит к частым заклиниваниям.

Несмотря на заявленную возможность вести огонь в автоматическом и полуавтоматическом режимах, винтовка не выдерживает продолжительного огня в автоматическом режиме, что вынудило руководство немецкой армии выпустить официальные директивы, предписывающие войскам использовать её только в полуавтоматическом режиме. В исключительных случаях солдатам разрешено вести огонь в полностью автоматическом режиме короткими очередями по 2-3 выстрела.

Возможностью повторного использования деталей с исправных винтовок пренебрегли (не было обеспечено взаимозаменяемости. — Прим. автора), а общая конструкция намекала на то, что в случае невозможности использовать оружие по назначению солдат должен был просто выбросить его. За возможность вести огонь в автоматическом режиме отвечает существенная часть веса оружия, который достигает 12 фунтов с полным магазином. Поскольку этой возможностью нельзя воспользоваться в полной мере, этот дополнительный вес ставит Sturmgewehr в невыгодное положение в сравнении с армейским карабином США, который почти на 50% легче.

Ствольная коробка, рамка, газовая камера, кожух и визирная рамка сделаны из штампованной стали. Поскольку спусковой механизм полностью собран на заклёпках, он является неразборным; если требуется ремонт, он заменяется целиком. Только поршень штока, затвор, ударник, ствол, газовый цилиндр, гайка на стволе и магазин обрабатываются на станке. Приклад изготовлен из дешёвой, грубо обработанной древесины и в процессе ремонта создает сложности по сравнению с автоматами со складным прикладом».

Американцев нельзя обвинить в том, что они проглядели что-то прогрессивное в штурмгевере. Для нации, история становления которой связана с развитием стрелкового оружия, а культура оружия является ее неотъемлемым признаком, это было бы, по крайней мере, неуважительно. Для советских же конструкторов и военных работало положение, сформулированное «крестным отцом» М.Т. Калашникова — академиком А.А. Благонравовым: «Не обладающее полной надёжностью в бою оружие не пользуется признанием в войсках при любых, каких угодно положительных качествах, и не должно быть допущено к эксплуатации».

Ремарка 6. Немного о ресурсе. Отвергнутый вермахтом Фольмеровский M35 имел настрел на испытаниях 18 000 выстрелов. Некоторые образцы советского ДП-27 доводили до 100 000 выстрелов. Заявленный ресурс автомата и пулеметов Калашникова — 25 000 выстрелов.

Октябрь 45-го. Наркомат обороны СССР, не удовлетворенный испытаниями автомата Судаева, объявляет второй конкурс, к которому присоединяется Михаил Калашников. А потерявшие свои капиталы буржуи Шмайссеры начинают приспосабливаться к суровым реалиям социализма. Странно, но после национализации фирмы Хэнеля пост коммерческого директора остался за Хансом Шмайссером.

Почему Хуго не вернулся на пост технического директора или, на худой конец, простого конструктора, а оказался в комиссии по отбору немецких технологий для использования в СССР? Ответ для меня очевиден, но я напишу об этом в эпилоге. Целый год комиссия в лице Карла Барнитцке и Хуго Шмайссера отбирала кандидатов на этап в Россию.

Наконец, в октябре 1946 года в Ижевске поселилось несколько семей немецких специалистов. Шмайссер еще распаковывал чемоданы в Ижевске и получал пропуск на Ижмаш, а в Коврове, куда был направлен Калашников, уже изготавливали первую партию первых АК-46. Испытания АК-46 проводились летом 1947. После этих испытаний произошла знаменитая «перекомпоновка» автомата в АК-47, позволившая выиграть конкурс.

Если как следует накуриться, то при желании можно каким-то концом притянуть к этой перекомпоновке Шмайссера с «рядом его советов». Правда, для этой версии пришлось бы транспортировать Шмайссера в Ковров или везти АК-46 в Ижевск, а доктору Рёшу разбираться с Дмитрием Ширяевым. Оба друг друга стоят, ну и бог с ними. История этой перекомпоновки достаточно детально описана в воспоминаниях непосредственных участников тех событий. Шмайссера там нет.

Март 1948 года. Калашников в Ижевске. На бывшей оружейной фабрике Березина, а в то время ижевского мотозавода, изготавливается опытная партия АК для участия в войсковых испытаниях. За короткий срок, пока идет изготовление опытной партии автоматов, Михаил Тимофеевич успевает создать в железе еще один карабин и пистолет.

Февраль 1949 года. Автомат Калашникова принят на вооружение Советской Армией. А его конструктор окончательно поселяется в Ижевске и начинает работу на Ижмаше по подготовке массового производства. Наступил, наконец, тот момент, когда Шмайссер должен был бежать за пивом для Калашникова. Но этого не произошло.

Эпилог

Что ты делаешь в Ижевске, старый и больной Хуго Шмайссер? Как ты вообще сюда попал? Ведь совсем недавно в своих охотничьих угодьях ты принимал высокопоставленных нацистских и военных шишек для того, чтобы получить выгодные контракты. Не известно, чем ты больше занимался, конструированием или плетением интриг против своих конкурентов из Вальтера и Маузера.

Какой черт дернул тебя связаться с советской технической комиссией? Ведь ты бы мог работать простым конструктором. Твой брат Ханс остался на своем месте, несмотря на национализацию фирмы Хэнеля. Ты мог бы заниматься своим любимым делом — конструированием спортивного и охотничьего оружия, и никакой Бергман был бы тебе по прежнему не указ. Но однажды ты сделал расчетливый шаг, полагаясь на свою интуицию, вступил в ряды нацистов — и не прогадал.

Скорее всего, ты надеялся на сотрудничество с «советскими оккупантами», которое в дальнейшем принесет дивиденды. Или, может, испугался, что тебе предъявят счёт за твоё нацистское прошлое и эксплуатацию тех несчастных рабов из Европы и России, которые создавали твоё финансовое благополучие? Но на этот раз интуиция подвела, и вот теперь ты вынужден жить далеко от родины и смотреть в глаза тех людей — своих соотечественников, которые попали сюда не без твоей помощи.

Кстати, почему нет среди них твоего вечного соперника Генриха Фольмера? Он теперь крутится как волчок, поднимает свою фирму с колен. Рассчитывается с работниками велосипедными покрышками и разрабатывает сложные бартерные схемы для снабжения своего предприятия сырьем. Совсем как в Советском Союзе много лет спустя…

В Германии умер сын. Страдает больная жена. От тоски и неизвестности того, что ждет в будущем, накатывают нехорошие мыли. Отвлечься от них помогает чтение технических журналов и прогулки с дочерью одного из коллег по несчастью в окрестностях Ижевска. Всю жизнь ты конструировал только то, что хотел. Конструировать по заданию других оказалось не по силам.

Русские не получили от тебя того, на что рассчитывали. Как оказалось, MP-40 совершенно ошибочно называют «шмайссером», и никакого отношения к этому оружию ты не имеешь. «Штурмгевер» они изучили, и он их совершенно не интересует. Говорят, на заводе готовятся к производству нового русского «штурмгевера» под промежуточный патрон, который изобрел сержант-танкист. Любопытно было бы посмотреть.

Хуго Шмайссер умер, так и не увидев этого советского «штурмгевера». Автомат Калашникова был широко представлен мировому сообществу в Венгрии только через три года после его смерти. Поэтому он никак не мог ответить на вопрос: «Имеете ли Вы, герр Шмайссер, отношение к автомату Калашникова?» Вряд ли и американцы знали что-то об АК-47 до венгерских событий. Даже если и знали, то их интерес был только теоретический. По настоящему он проявился только во Вьетнаме, но после того, как он попал им в руки, у них остался только один вопрос: «Ху из, мистер Калашников?»

Так что фраза про «несколько советов» целиком на совести тех, кто ее сочинил, как и байка про английский вертолет, который якобы должен был похитить Шмайссера из ГДР. Всё, что нужно было узнать от Шмайссера, можно было получить в ГДР безо всякого похищения. Рассказывать ему действительно было нечего. О том, как он регулярно отчитывался перед советским особистом о настроениях и разговорах между немецкими специалистами? Это никому не интересно.

Личные дела секретных сотрудников КГБ никогда не будут рассекречены, поэтому документальных подтверждений этому никто никогда не увидит. Но и предположение о сотрудничестве Шмайссера с КГБ не беспочвенное. Среди немецких колонистов должен был находиться осведомитель, на которого заводилось дело и по которому регулярно писались справки и отчеты. Так было положено, и отрицать это бессмысленно. Шмайссер, который лично помогал отбирать «командированных» в Ижевск, в характере которого на первом месте отнюдь не открытость и дружелюбие, подходил на эту роль больше других.

И всё же: чем занимались немецкие конструкторы оружейники на Ижмаше? Нам страшно интересно. Разрабатывали оружие и, возможно, оснастку и оборудование для производства. Где-то в архивах пылятся чертежи, на которых стоят подписи Хуго Шмайссера, Вернера Грюнера. Не видел, но могу поверить, что это так. Вот только есть вопросы.

Первый: Шмайссер, не имея техобразования, не умел чертить и делать расчеты, а работал, как и большинство конструкторов, от эскизов, оставляя эту работу профессиональным чертежникам.

Второй: система немецкой конструкторской документации не соответствует советской. Таблицы допусков и посадок тоже. Различаются стандарты на сталь, качество обработки поверхностей, технологии покрытия, режимы обработки.

Третий: чтобы работа конструктора имела хоть какой-то смысл, по чертежам или эскизам должны были изготавливать детали, что-то из этих деталей собирать, испытывать, вносить изменения в документацию. Для этого недостаточно конструкторских чертежей, тут нужны и технологи, и слесари, которые могут по документации, отличной от привычной советской, что-то выпилить, выточить или отфрезеровать. Даже культура производства может стать серьезным препятствием в работе.

Поэтому, скорее всего, что-то делали, что-то чертили. Но больше всего мне нравится цитата «историка» И.Кобзева: «Немецкие оружейники привезли из Германии в конструкторское бюро Калашникова великолепную бумагу и прочие принадлежности для работы. Но их чертежами, похожими на произведение искусства, покрывали станки. Шмайссер не мог выдержать такого зрелища и заболел». Вот такая печалька. Я плакаль.

Поколение Шмайссеров закончилось, прямых родственников не осталось. Патентное «наследие» Луиса, Ханса и Хуго Шмайссеров осталось пылиться в архивах.

Заключение

После войны остатки штурмгеверов расползлись по странам и континентам, их можно было увидеть у немецких полицейских и югославских парашютистов-десантников. Не пропадать же добру.

Автомат Калашникова не интересовал Запад даже после венгерских событий. В самом деле, баллистические характеристики оружия можно было восстановить по стреляным гильзам, или можно было даже украсть автомат. Главное достоинство АК — его потрясающая надежность — стала известно только после его реальных боевых применений в джунглях Вьетнама.

Шло время. АК стал распространяться по всему миру. А вот этого Силы Зла уже не могли простить, потому что такое распространение посягало на мифическую основу этого зла о том, что «все самое лучшее у них». Миллиарды долларов уплывали из оружейного бизнеса.

Наступили новые времена. Вместе со свободой информации пришла свобода пяти «С»: сенсаций, секса, скандалов, страха и словоблудия.

На волне мировой известности автомата Калашникова всплыла мумия Хуго Шмайссера. Его надменная физиономия стала всплывать при любом упоминании АК на просторах Интернета.Появление публикаций «историков» типа А. Ручко, А. Коробейникова, И. Кобзева, «эксперта» А. Колмыкова и других можно объяснить психиатрическим термином «синдром Носова и Фоменко». Но есть личности, которым это выгодно и в финансовом плане.

Немецкий «историк творческого наследия великого конструктора Хуго Шмайссера» доктор Вернер Рёш. Коммерческие успехи «историка», видимо, не превзошли способностей братьев Шмайссеров. Так, его фирма «Schmeisser Suhl GmbH» не имеет даже своего сайта, а в Интернете была обнаружена только попытка создать на Украине совместное производство газовых пистолетов.

Зато основатели компании «Schmeisser GmbH» Томас Хофф и Андреас Шумахер трудятся серьезно. На «творческое наследие» им глубоко наплевать. Выпускают они, разумеется, не штурмгеверы, а по отверточной технологии различные вариации американской AR-15. А вот устроить подлянку в духе самого «великого» Шмайссера — это запросто.

Концерн «Калашников» имеет в качестве делового партнера (дилера) фирму «Waffen Schumacher GmbH». Учредителем этой фирмы является тот самый Андреас Шумахер, учредитель «Schmeisser GmbH». Так вот, до недавнего времени ссылка на «Waffen Schumacher GmbH» с сайта «Калашникова» вела прямым ходом на «Schmeisser GmbH», которая по сути является прямым конкурентом концерна! Списывать это безобразие на чью-то ошибку — вершина инфантильности.

Под ногами валяется бренд, усмешкой судьбы созданный трудом другого человека. Осталось сочинить миф о якобы причастности к самому знаменитому автомату в мире и придать ему вид научного исследования. Вот таким Рёшам и Шумахерам прямая выгода поддерживать симулякр «великого» оружейника Хьюго Шмайссера, члена Эн-Эс-Дэ-А-Пэ с 1933 года.

Литература:1. Александр Кулинский. Шмайссеры, судьбы и оружие. Калашников. №7-8/2003.2. Илья Шайдуров. Швабский Характер. Мастерружьё. №9/2012 (186).3. Илья Шайдуров. Теодор Бергман и его оружие. Мастерружьё. №8-9/2009 (150-151).4. Илья Шайдуров. Хуго Шмайссер в Ижевске, или Конец одного мифа. Мастерружьё. №11-12/2009 (152-153).5. Илья Шайдуров. Неизвестный и знаменитый Луис Штанге. Мастерружьё. №12/2010 (165).6. Сергей Монетчиков. «Чудо-оружие» Третьего рейха. Братишка. №1-2/2008.7. Серия солдат на фронте №49. Sturmgewer 44 — оружие германской пехоты.8. Майк Ингрем. Пистолет-пулемет MP-40.9. А. А. Малимон. Отечественные автоматы (записки испытателя-оружейника).10. Калашников М.Т. Записки конструктора-оружейника.11. Болотин Д.Н. История советского стрелкового оружия и патронов.12. Chris McNab, German automatic rifles 1941-1945, 2005.

Кто вы такой, герр Шмайссер? Часть 1.

Кто вы такой, герр Шмайссер? Часть 2.

/Андрей Куликов, topwar.ru/

army-news.ru

Еще раз о Хуго Шмайсере.

Сложно найти человека, даже самого далёкого от оружейной тематики и военной истории, который бы не слышал фамилию Шмайссер. Даже за пределами Европы люди знают, что «шмайссер» — это такой угловатый немецкий автомат, с которым, засучив рукава, ходили эсэсовцы, стреляя длинными очередями от живота. Наиболее продвинутые, впрочем, в курсе, что вышеописанная картина, привычная по военному кинематографу, далека от исторической реальности, а некоторые даже знают, что называть упомянутый автомат (точнее, пистолет-пулемёт) «шмайссером» неправильно, так как немецкий оружейник Хуго Шмайссер его не создавал. Но лишь относительно немногим известно, что этот самый Шмайссер на самом деле является автором других оружейных систем, не меньшей, если не большей исторической значимости. Вспомним его жизненный путь и основные трудовые достижения.

Первый пистолет-пулемет

Хуго Шмайссер родился 24 сентября 1884 года в семье известного оружейника Луиса Шмайссера, одного из ведущих кострукторов фирмы Bergmann, специализируещегося на автоматическом оружии. На ту же фирму со временем устроился и Хуго.

Хуго Шмайссер (1884–1953)

В конце Первой мировой войны Шмайссер создал один из первых пистолетов-пулемётов. Формально — второй, так как первым был итальянский Villar-Perosa M1915, но тот был изначально разработан для вооружения аэропланов и даже в «наземном» варианте больше походил на уменьшенный станковый пулемёт (сошки, спусковой механизм в виде гашетки на затыльнике, на некоторых экземплярах даже бронещиток), в силу чего большого распространения не получил, в отличие от немецкого собрата. Творение же Шмайссера, получившее название MP.18, изначально рассчитывалось на использование именно в той тактической нише, в которой пистолеты-пулемёты были наиболее хороши — создание огня высокой плотности на небольших расстояниях при бое в окопах, зданиях, лесу и прочих подобных условиях.

MP.18 имел простую и надёжную конструкцию, основанную на отдаче свободного затвора, стрелял патроном 9 мм «Парабеллум» и был оснащён удобной деревянной ложей с прикладом. Магазин крепился сбоку, что, конечно, приводило к смещению центра тяжести оружия по мере расходования патронов. Это доставляло определённые неудобства стрелку, зато позволяло плотнее прижиматься к земле при стрельбе из положения лёжа — свойство, которое Шмайссер счёл гораздо более важным для оружия поля боя. Магазин же являлся и основным недостатком MP.18 – дело в том, что специального магазина для пистолета-пулемёта разработано не было, и в нём использовался магазин конструкции Леера, барабанная «улитка» на 32 патрона, используемая в артиллерийской модификации пистолета Luger P.08. Магазин Леера был тяжёл, сложен в устройстве и ненадёжен. Более простые коробчатые магазины на 20 и 32 патрона были созданы для MP.18 только после войны.

Немецкий солдат демонстрирует обращение с пистолетом-пулемётом MP.18

План по суммарному выпуску MP.18 различных модификаций составлял 35 тысяч штук, но целиком осуществлён не был. До конца Первой мировой было изготовлено лишь около 18 тысяч пистолетов-пулемётов, из них в войска успело попасть не более 10 тысяч.

Вне закона

Версальский договор запретил побеждённой Германии производство практически всех видов современного оружия, не обошёл запрет стороной и пистолеты-пулемёты — лишь очень небольшое их число было разрешено для использования полицией. Требованиями договора также были закрыты практически все немецкие оружейные фабрики, за исключением фирмы Simson. Немецкие оружейники перекочевали за границу — и тут между основателем фирмы Bergmann Теодором Бергманном и Хуго Шмайссером возникло разногласие. Громкий скандал начался с того, что Бергманн передал права на выпуск копий MP.18 швейцарской фирме SIG, не спросив мнения Шмайссера, которому принадлежал патент на это оружие.

В конце 1919 года бывшие коллеги расстались. Бергманн продолжил сотрудничество со швейцарцами, а Шмайссер, безуспешно попытавшись предложить свои услуги бельгийской фирме Bayard, в итоге основывает, совместно со своим родственником Паулем Кохом, фирму Industriewerk Auhammer Koch Co. Официально она занималась выпуском пневматических винтовок и велосипедных запчастей, по факту же Шмайссер продолжал заниматься тем, что нравилось ему больше всего — разработкой автоматического оружия. Только теперь это занятие было незаконным. В 1920 году удалось заключить соглашение с бельгийцами из Bayard, ранее не проявлявшими интереса к творчеству Шмайссера, на лицензионное производство MP.18, но конструкторские работы и производство ряда деталей всё равно велись в Германии, фактически в подполье. В 1925 году предприятие Коха и Шмайссера прогорело, и они продали свои услуги Герберту Генелю, владельцу фирмы C.G.Haenel. Хуго Шмассер возглавил техническое бюро в фирме Генеля.

В том же году рейхсвер испытал новое творение Шмайссера, пистолет-пулемёт MP.28/II, усовершествованную версию легендарного MP.18. От прародителя он отличался более технологичной конструкцией и простым коробчатым магазином на 32 патрона. Впоследствии были проведены параллельные испытания MP.28/II с пистолетами-пулемётами Бергманна MP.34 и MP.35, также представлявшими собой развитие шмайссеровского MP.18 — комиссия пришла к выводу, что конструкция Шмайссера более надёжна и эффективна. MP.28/II был принят на вооружение немецкой полиции, поставлялся в Латинскую Америку и Африку, использовался в Японии, Китае, Бельгии и Испании.

MP.28/II достаточно широко применялся во Второй мировой войне

В 1932 году Шмайссер и Генель вступили в НСДАП — ожидаемый приход к власти Гитлера сулил стремительный рост военных заказов и, главное, отказ от ограничений Версальского договора, так что подобным проявлением патриотического рвения оружейники надеялись добиться преференций. Это им удалось — правильные знакомства и вовремя налаженные связи в военных верхах привели к тому, что год спустя, когда нацисты окончательно закрепились, и Версальский дороговор был открыто отброшен, дела Шмайссера пошли в гору. Сочные контракты позволили ему изрядно поправить своё благосостояние, построив, в частности, «охотничий домик» (фактически — особняк) на деньги из казны фирмы.

За предвоенные годы Шмайссером было разработано два новых пистолета-пулемёта: MK.34/III (габаритный пехотный образец, выполненный на основе деревянной ложи карабана Mauser 98K) и не получивший названия более компактный образец со складным прикладом, созданный в 1936-м.

Самый известный немецкий пистолет-пулемёт MP.40 и его более раннюю модель MP.38 в просторечии часто именуют «шмайссерами», но это неправильно. Хуго Шмайссер не имел к их конструированию никакого отношения — их создал Генрих Фольмер, конструктор фирмы Erma. Более того, в своём пистолете-пулемёте 1936 года Шмайссер без разрешения Фольмера использовал ряд элементов конструкции его пистолета-пулемёта MP.36, которые впоследствии перекочевали в MP.38 и затем в MP.40. По этому состоялось даже судебное разбирательство между конструкторами, которое Шмайссер проиграл.

В 1941 году Шмайссер предложил гибридную версию пистолета-пулемёта, представляющую собой MP.40, в котором бакелитовая ложа, металлический складной приклад и пистолетная рукоятка были заменены на деревянную ложу с нескладывающимся прикладом от MP.28/II. Ударно-спусковой механизм также был позаимствован от MP.28/II и имел переводчик, позволяющий переключать режимы огня (оригинальный MP.40 таковым оснащён не был и стрелял только очередями). Оружие, названное MP.41, получилось устойчивым и надёжным, за счёт некоторого увеличения веса и габаритов оно приобретало более удобные органы удержания и прочный приклад, который, в отличие от оригинального складного, не разбалтывался и был пригоден для рукопашного боя. Однако превосходство было не столь велико, чтобы из-за него принимать на вооружение новый образец, поэтому MP.41 был выпущен в небольшом количестве и остался практически неизвестным.

Пистолет-пулемёт MP.41

Самым знаменитым и вызывающим наиболее горячие дискуссии произведением Шмайссера является автомат (штурмовая винтовка) Stg.44. Это был один из первых принятых на вооружение образцов стрелкового оружия под специально разработанный промежуточный патрон (первым многие оружейные специалисты считают американский M1 Carbine). Контракт на создание автоматического карабина был заключён со Шмайссером ещё в апреле 1938 года. Через четыре года, в апреле 1942-го, для испытаний были предоставлены первые опытные образцы. Осенью 1943-го были проведены войсковые испытания оружия, которое получило на тот момент название MP.43. Отзывы оказались в основном положительными, и систему приняли на вооружение. Несколько месяцев спустя её переименовали в MP.44, а потом, сообразив, что пистолетом-пулемётом (Machinenpistole, MP) называть оружие, стреляющее патроном, гораздо более мощным, чем пистолетный, уже как-то не с руки — в штурмовую винтовку (Sturmgewehr, Stg). Оружие поступало в подразделения Waffen SS и наиболее боеспособные части вермахта. Более широкое внедрение тормозилось нехваткой боеприпасов — с производством патрона 7,92×33 у немцев до самого конца войны были перебои — при том, что самих винтовок было выпущено почти полмиллиона.

Солдат с Stg.44

Stg.44 после окончания Второй мировой производился в Аргентине, США, Китае, Югославии, Турции и Чехословакии. Применялся в войнах в Корее и Вьетнаме, а также во множестве локальных конфликтов. В Латинской Америке до сих пор используется полицией многих стран. В обеих Германиях автомат использовался до семидесятых, но выпускали там только запчасти и патроны к нему — самого оружия хватало из запасов, заготовленных во время войны.

Шмайссер в СССР

После капитуляции Германии фабрика Генеля была, по настоянию советского коменданта, перепрофилирована на выпуск гражданской продукции, но в 1946 году ей разрешили производить и продавать охотничье оружие. Хуго Шмайссер же осенью того же года был вместе с большим числом других немецких оружейников увезён на Ижевский машиностроительный завод. Именно это и послужило источником большого числа домыслов о том, что за время своей работы там Шмайссер-де и разработал на основе своего Stg.44 автомат под советский патрон, который потом Калашников выдал за своё творение. Подпитывались эти фантазии некоторым внешним сходством этих образцов оружия, а взрастали на темноте и нехватке информации, так как документы о пребывании немцев на Ижмаше долгое время оставались неизвестными широкой публике. Однако в наши дни несложно найти соответствующие документальные свидетельства и убедиться, что работы, производимые Шмайссером на Ижмаше, ограничились рисованием эскиза пистолета-пулемёта под парабеллумовский патрон, проекта магазинов к ППШ и винтовке Мосина и обтекаемым «консультациям по проектированию образцов пехотного стрелкового оружия».

Эскиз пистолета-пулемёта под 9-мм патрон, выполненный Шмайссером для Ижевского машиностроительного завода в ноябре 1949 года

В характеристике, написанной парторгом завода в 1951 году, отдельно указано, что Шмайссер «никакой пользы за время пребывания не принёс», с чем сложно спорить, глядя на список выполненных за пять лет «работ» (Шмайссер, кстати, при всём при этом ещё и регулярно просил удвоить ему жалование). В той же характеристике указано, что с секретными работами завода Шмайссер не знаком — соответственно, ни о каком участии его в проектировании новейших образцов вооружения не может быть и речи. Это уже не говоря о том, что сходных элементов в Stg.44 и АК образца 1947 г. нет в буквальном смысле слова ни одного — даже характерной формы секторный магазин-«рожок», и придающий этим двум образцам внешнее сходство, устроен у них по-разному.

В Германию Шмайссер вернулся летом 1952 года. По некоторым данным, он был сильно болен уже на тот момент, хотя, возможно, заболел позже, уже в Германии. В любом случае, спустя немногим более года, 12 сентября 1953 года, в возрасте 68 лет, Хуго Шмайссер скончался в больнице города Эрфурта после операции на лёгких.

спасибо

feldgrau.info