Регулярный военный флот Петра Великого (стр. 1 из 2). Флот петра 1


Флот Петра 1: создание и последующая судьба

Лучшее, что нам дает история,— это возбуждаемый ею энтузиазм.

Гёте

Флот Петра 1 это гордость страны, то над чем царь работал каждую минуту своей жизни. По крайней мере, именно так многие историки преподносят нам деятельность будущего императора России. Так ли все однозначно в этом вопросе? К концу статьи Вы сами увидите, что ответ – нет. Конечно, Пётр первый создал флот, но какой, для чего и вместо чего – на эти вопросы мы ответим чуть ниже.

Создание флота Петром 1 на новый лад

Учебники истории говорят нам о том, что у России не было флота и только благодаря тому, что в стране появился такой царь, Россия начала строить собственные корабли. Так ли это? Конечно, нет. Флот до Петра первого в России был и был он достаточно большой и современный. Следует напомнить, что к моменту прихода к власти нового Романова в России был фактически один большой порт – на севере, в Архангельске. Порт с кораблями: военными и торговыми.

Если пытаться выстроить правильную цепочку тех далеких событий, то флот Петра 1 был построен только после того, как царь собственноручно уничтожил все старые корабли! Справедливости ради, следует отметить, что среди уничтоженных кораблей, практически не было военных, но другие корабли (торговые и рыболовные) были очень хорошего качества и отлично подходили для плаванья в северных водах. Многие из них доплывали до берегов Англии и Персии, что лишний раз свидетельствует об их качестве.

Строительство на западный манер

Кораблестроение на западе, прежде всего, в Голландии и Англии было на порядок выше, чем в России. Но их корабли строились по специальной технологии, которую разрабатывали веками, и они предназначались для плавания в нейтральных и южных водах. Кроме того отличие заключалось в том, что корабли, например, Голландии были более маневренными и скоростными. Казалось бы, правильно все делал Петр 1, флот которого строился по западным образцам. Не все так однозначно. Бусы (это основные русские корабли, который были более пузатые, но и более легко ловили даже легкий ветер) в Азии полностью покорили Индийский океан и были на вооружении до конца 18 века.

Такие корабли Петр 1 уничтожил полностью. Все, что веками строилось его предшественниками, он уничтожил в один момент. Такое поведение весьма свойственно для Петра, и о его причинах мы поговорим в другой статье. Сейчас же необходимо отметить, что уничтожив флот, русский правитель начал его выстраивать заново, на голландский и английский манер. Вот тут мы и подошли к сути повествования. Флот Петра 1 не был таким великолепным, как об этом принято писать. Многие историки и вовсе говорят, что строил царь «подобие флотилии». Почему? Ответ кроется в технологии. В Англии, например, процесс постройки корабля очень щепетильный и заключается в следующем:

  • Выбор правильной породы древесины и ее тщательная сушка.
  • Пропитывание древесины специальной смолой, которая защищает корабль от порчи в результате постоянного нахождения в воде.

Эти 2 очень простых правила, но они содержат секрет того, почему западные страны строят такие хорошие корабли. Основы этих правил русский царь постиг в результате великого посольства, но в тонкости  технологического процесса его, естественно, никто не посвящал! В результате спешное строительство нового русского флота привело к явному нарушению всей технологии. Древесина не просушивалось должным образом (времени не было, флот был нужен в самые короткие сроки), а ее пропитка производилась совсем не тем составом, который для этого применялся в западных странах.

Судьба флота Петра

Говоря о величии флотилии России в период царствования Петра Романова, многие историки почему-то забывают уточнить – а где сейчас эти самые корабли? Сколько они служили государству? Например, некоторые английские корабли той эпохи до сих пор на плаву! А что с нашими кораблями?

Судьба черноморского флота известна всем – его сожгли. Причиной таких событий был 1711 год и события в русско-турецких отношениях. Об этом Вы можете прочитать в соответствующей статье данного раздела.  Пока констатируем, что целый флот Петра первого был уничтожен, не просуществовав и 10 лет. Но это трудно поставить в вину русскому царю, в конце концов это был политический фактор, который мы сейчас не рассматриваем.

Мы можем проследить судьбу Балтийского флота! Его никто не уничтожал. Он просуществовал до конца жизни императора. Итак, давайте смотреть на события той поры. К 1708 году в стране был только гребной флот. Строительство крупных кораблей не велось вовсе! Только в 1714 году в Архангельске было построено 7 крупных кораблей на 52 пушки. Но в результате непомерной работы больше в период царствования Петра флот в Архангельске не строился. Откуда же взялись крупные русские корабли? Их покупали. Например, с 1712 по 1714 гг. было куплено 16 экземпляров. Все они в конечном итоге были уничтожены в сражениях.

Балтийский флот Петра 1 на момент его смерти состоял из:

  • Линейных кораблей – 36
  • Фрегатов – 12
  • Шнявы – 2

Достаточно неплохой арсенал, который был на уровне любой европейской державы. Но давайте смотреть, что было с этими кораблями дальше. К 1731 году только 8 из этих кораблей (новых в тот момент уже не строили) могли осуществлять выход в океан! Более того, в 1742 году ни один из этих кораблей не смог выйти в море, когда возник конфликт со Швецией и малочисленный флот противника пытался блокировать Балтийское море.

Вот и получается, что срок жизни тех знаменитых «чудо-кораблей», которые строил Петр 1 составлял всего 5-10 лет. После этого времени, из-за неправильного технологического процесса в момент строительства, флот просто гнил. Вот и получается, что образ  создателя флота для Петра подходит мало, ведь он принял страну с сильными и действующими кораблями, а оставил после себя не более 10 полноценных кораблей, ни один из которых не сохранился даже до конца 18 века.

Подводя итоги вышесказанному, хочется вернуться к тому, с чего эта статья начиналась – Петр 1 по справедливости должен быть назван в исторических учебниках разрушителем флота, но никак не его создателем. Хотя, справедливости ради необходимо отметить, что сам царь пытался сделать из России великую морскую державу, но это было не в его силах. Флот Петра 1 был слаб и кроме одной победы над достаточно слабой Швецией, ничего не добился. Царь посчитал, что за год западного посольства постиг все тонкости кораблестроения, но это было не так. В результате Россия после Петра вовсе осталась без флота, и только через 100 лет началось новое строительство кораблей, которые строились по правильной технологии и действительно служили интересам государства.

istoriarusi.ru

Создание Петром I военно-морского флота

На 4 ноября 1696 года было назначено заседание Боярской Думы, к которому Петр подготовил записку с названием: “Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фартеции турок Азова". Собранная в Преображенском Дума выслушала историческое предложение Петра 1: “... воевать морем, понеже зело близко и удобно многократ паче, нежели сухим путем. К сему же потребен есть флот или караван морской, в сорок или вяще судов состоящий, о чем надобно положить не испустя времени: сколько каких судов и со много ли дворов и торгов и где делать?". Дума постановила такой приговор: “Морским судам быть…”.

Всем жителям московского государства необходимо участвовать в постройке кораблей. Вотчинники, как духовные, так и светские, помещики, гости и торговые люди обязаны были в определенном числе строить сами корабли, а мелкопоместные помогать взносом денег. С этой целью положено было, чтобы владельцы духовные с 8000 крестьянских дворов, а светские с 10000 дворов построили по одному кораблю, а гости и торговые люди, вместо десятой деньги, которая с них собиралась, построили бы 12 кораблей; мелкопоместные же, у которых было менее ста дворов, должны были вносить по полтине с двора. Количество снаряженных таким образом судов также было определено. Их приказано было выстроить 80, а еще 80 государство предполагало построить на своих верфях. Их формы и вооружение были также точно обозначены. Постройка судов должна была производиться в Воронеже и в соседних пристанях.

Дело судостроения шло довольно успешно. В 1698 году были построены требуемые суда.

Азовская победа привела ко многим переменам в России.

Кроме того, Петр посылает за границу 35 молодых людей, 23 из которых носили княжеский титул, для обучения морскому делу. Позже, в декабре 1696 года Петру приходит мысль снарядить за границу посольство, поручив ему заботу об организации коалиции европейских держав для продолжения борьбы с Османской империей. Посольство, кроме того, должно было нанять за рубежом специалистов на русскую службу, закупить оружие, а также пристроить для обучения новую партию дворян.

Поручив управление страной князю Федору Ромодановскому и боярину Тихону Стершневу, посольство выехало 2 марта 1697 года из Москвы. Посольство назвали “великим” из-за его многочисленности. Его возглавляли три посла: Лефорт, Головин и Возницын. В числе волонтеров находился Петр Михайлов - под такой фамилией значился царь.

Посольство сопровождал многочисленный обслуживающий персонал: священники, лекари, переводчики, хлебники. В месте с солдатами охраны общая численность составляла 250 человек, а обоз насчитывал 1000 саней.

Посольство направилось в Голландию. Путь туда пролегал через Курляндию, Бранденбург, Германию. Повсюду в их честь устраивали торжественные приемы, а Петру иногда не удавалось сохранить инкогнито.

В начале августа 1697 года посольство прибыло в центр кораблестроения Голландии - город Сардам.

Шестнадцатого августа 1697 года состоялся въезд посольства в Амстердам, где было достигнуто соглашение о том, что волонтеры будут обучаться кораблестроению на верфи Ост-Индской компании. Конец августа и начало сентября прошли в освоении премудростей кораблестроения.9 сентября был заложен фрегат “Петр и Павел", который в середине ноября был спущен на воду. В выданном царю аттестате корабельным мастером Полем было засвидетельствовано, что “Петр Михайлов, находившийся в свите великого московского посольства... был прилежным и разумным плотником...; кроме того, под моим надзором корабельную архитектуру и черчение планов его благородие изучил так основательно, что может, сколько мы сами разумеем, в том и другом упражняться”.

Но царю было мало одной практики. Он решает посетить “владычицу морей" Англию, где он мог изучить ремесло инженера-кораблестроителя. В январе 1698 года Петр прибывает в Лондон. Там Петр работал на верфях, осматривал предприятия, побывал в Оксфордском университете, несколько раз съездил в Гринвичскую обсерваторию и на монетный двор.

Так одна из задач посольства была выполнена: волонтеры постигли азы кораблестроения. Большие трудности пришлось преодолеть при закупке оружия и найме специалистов. Тем не менее удалось приобрести 10 тысяч ружей, 5 тысяч мушкетов, 3200 штыков, корабельные припасы и прочее. На русскую службу были наняты 350 матросов, а также боцманы, шлюзные мастера и т.д.

Но главная задача посольства не была выполнена: Голландия отказалась вступить в войну с Турцией на стороне России.

Великое посольство отправляется в Вену, чтобы предотвратить возможность заключения сепаратного мира австрийцев с османами и достижения согласия продолжать войну с ними. Однако и это не удалось. Австрия уже вела переговоры о мире с Османской империей.

У Петра теплилась надежда склонить к продолжению войны Венецию, но тревожные вести из Москвы разрушили все его планы. Царю пришлось возвратиться в Россию.

К весне 1699 года из-за границы возвратились все волонтеры. Они прибыли в Воронеж, где их назначили на корабли, готовящиеся к Керченскому походу. В конце апреля Петр приказывает К. Крюйсу произвести на корабле “экзерциции, сколько на якоре стоя, то исполнить можно". Стольники в присутствии царя демонстрируют неплохие навыки и сноровку. Что касается умения управлять кораблем и командовать экипажем, то здесь ученики показывают свою полную несостоятельность.

В начале июня 1699 года германский резидент Гвариент доносил своему императору из Москвы: “из числа 72 дворян, посланных для обучения в Италию и Германию, только четверо выдержали экзамен, сделанный самим государем в Воронеже. Остальным 68 представлено или вторично отправиться в чужие края и оставаться там до приобретения нужных сведений, на свой счет, или возвратить выданные на поездку день.

Международная ситуация все больше осложнялась. И вот наступило то, чего все ждали: Россия вступила в войну со Швецией. Нужно сказать, что начало этой войны было неудачным для русских. Катастрофа под Нарвой в 1700 году заставила шведов думать, что Россия слаба и не может оказать достойного сопротивления. Но они заблуждались: поражение не сломило Петра, наоборот, он начал готовиться к войне с еще большим рвением.

Шведский флот начал вторжение. Первые битвы русских кораблей с неприятелем произошли на озерах. В августе 1702 года 30 русских кораблей под командованием Александра Меньшикова нанесли на Ладожском озере поражение шведской эскадре, состоящей из 9 крупных судов. Два шведских корабля были сожжены, один потоплен, два захвачены в жестокой абордажной схватке. За эту победу офицеры получили золотые медали с цепями, а солдаты золотые награды поменьше и без цепей.

Это поражение не остановило шведов. На Чудском озере появилась крупная шведская эскадра. В 1704 году произошло сражение, в ходе которого русскими кораблями было захвачено 13 неприятельских судов, а избегшую этой участи яхту “Каролус” взорвали сами шведы.

В 1702 году Петр 1 взял Нотебург (Шлиссельбург), а в 1703 году Ниеншанц - крепость в устье Невы, что позволило русским выйти сначала в реку Неву, а затем в Финский залив.

Первая победа русского флота в Балтийском море была одержана в устье Невы. На следующий день после взятия Ниеншанца Петр 1 внезапно атаковал подошедшие на помощь осажденной крепости с грузом продовольствия и десантом шведские суда “Гедан” и “Астрильд”. Оба корабля были взяты на абордаж при непосредственном участии царя и А. Меншикова.

Через несколько дней на острове Янни-Сари было заложено основание Санкт-Петербурга. С моря новая крепость была защищена трехъярусными батареями, возведенными у острова Котлин.

Первые русские суда Балтийского флота строились на Олонецкой верфи (Лодейное поле), на которой Петром в 1703 году было заложено 7 фрегатов, 6 шняв, 7 галер, 13 полугалер, 1 галиот и 13 бригантин. А в 1705 году приступила к строительству кораблей Адмиралтейская верфь в самом Петербурге.

В это время Россия располагала военно-морским флотом, но он состоял не из тех кораблей, которые могли совершать наступательные операции в открытом море. Для этого необходимы были линейные корабли, вооруженные многими десятками пушек различных калибров. Таких кораблей в русском флоте насчитывались единицы, хотя мелких судов, предназначенных для каботажного плавания и оборонительных операций, было в избытке. Единственная верфь в стране, выпускавшая корабли крупных размеров, - Адмиралтейская - не могла в ближайшие годы пополнить Балтийский флот необходимым количеством судов.

Был еще один способ комплектования флота новыми боевыми кораблями - приобретение их за границей. Ради ускоренного создания флота Петр не пренебрегал и этим способом.

Создание мощного российского флота послужило началом овладения всем морем. В 1710 году при участии морских сил были освобождены Выборг, Рига, о. Эзель, Ревель. В 1713 году со взятием Гельсингфорса шведы были окончательно выбиты из Финского залива.

Итак, Балтийский флот набирал силу. Своему детищу царь уделял исключительной внимание, он частый гость главной базы русского флота, расположенной на острове Котлине. Там он проводил целые недели, усматривал смотры, учебные сражения, упражнял офицеров и матросов в выполнении морских команд.

К летней кампании 1714 года Балтийский флот настолько окреп, что вооружил Петра уверенностью в способности его помериться силами со шведами на море. Флот насчитывал 15 линкоров, вооруженных 42-74 пушками каждый, 5 фрегатов с 18-32 пушками и 99 галер. Указом Петра 1 от 16 ноября 1705 года на кораблях были впервые организованы полки морской пехоты.

Четвертого июня 1719 года в сражении со шведами в Эзельском проливе русским флотом под командованием капитана второго ранга Н. А. Сенявина была одержана первая победа без абордажа, с использованием одних орудий.

В июле 1720 года русский гребной флот под командованием М. Голицына заманил шведские корабли в шхеры у острова Гренгам. В ходе решительной абордажной атаки русские одержали вторую блестящую морскую победу над шведским флотом. Во время сражения было захвачено 4 шведских фрегата с 104 пушками и 400 моряками. Эта победа ускорила подписание Ништадского мира 1721 года, положившего конец Северной войне.

К концу первой четверти 18 века Россия стала одной из сильнейших морских держав.13 января 1720 года Петром 1 был издан первый морской устав.

Издание в России Морского Устава как бы подвело определенный итог морской истории страны: в самые сжатые сроки на Балтике был создан сильный военно-морской флот. Петр использовал все лучшее, что было в западном кораблестроении. Но он прежде всего учитывал особенности русского театра войны и мореплавания у берегов Отечества. От европейских флотов флот Петра отличался прежде всего тем, что вначале он состоял в основном из гребных судов, различных по размерам и вооружению. Петр исходил из того, что такие суда просты в постройке, относительно легко управляемы, хорошо используются для поддержки сухопутной армии. Только после победы под Полтавой в России началось интенсивное строительство линкоров. Только они могли обеспечить России господство в Балтийском море.

К 1725 году русский флот на Балтике был одним из сильнейших флотов. Он имел 48 линкоров и фрегатов, 787 галер и других судов. Общая численность команд достигла 28 тысяч человек. С 1716 года на флоте появились гардемарины - выпускники открытой в 1700 году “Школы математических и навигационных наук”.

Сухопутная страна, три десятилетия назад не имевшая ни одного военного корабля, превратилась в могучую морскую державу, располагавшую самым мощным флотом на Балтийском море. Флот надежно защищал морские рубежи России, в том числе и столицу империи - Петербург



biofile.ru

Флот Петра 1

Предпосылки создания флота

Родился Петр Алексеевич Романов 30 мая 1672 года. В отличии от старших детей, болезненных и слабых, сын второй жены царя Алексея Михайловича, Натальи Кирилловны Нарышкиной, обладал завидным здоровьем и интересом к окружающему миру. Никита Зотов начал учить царевича, когда тому еще не исполнилось пяти лет. Кроме грамоты он заинтересовал Петра рассказами по истории, картинками кораблей и крепостей. В ходе стрелецкого восстания мальчику пришлось перенести немалое потрясение, сделавшее его взрослее своих лет. Сосланный с матерью в Преображенское, удаленный от жизни двора, Петр рано проявил самостоятельность. Взрослеющий царевич заставил комнатных стольников играть в войну, сделав из них потешное войско.

Вскоре у Петра сложилась своя "кумпания" в селе Преображенском и немецкой слободе под Москвой, где он стал бывать все чаще: здесь жили генералы и офицеры которых он привлекал к своим "потешным играм", разный мастеровой люд. Среди них генерал шотландец Патрик Гордон, швейцарец Франц Лефорт, Александр Меньшиков, Апраксин – будущий адмирал, Головин, князь Федор Юрьевич Ромодановский.

У себя в Преображенском на Переяславском озере Петр делал все по своему. Царь сам в иноземном мундире, участвовал в экзерцициях, быстро научился стрелять из ружей и пушек, копать шанцы (окопы), наводить понтоны, закладывать мины и многое другое. Более того он решил сам пройти все ступени военной службы.

В ходе показательных сражений на суше и маневров "флота" на воде, выковывались кадры солдат и матросов, офицеров, генералов и адмиралов, отрабатывались боевые навыки. На Переяславском озере, построили два фрегата, три яхты, сам Петр на Москве-реке сооружал небольшие гребные суда. В конце лета 1691 года появившись на Переяславском озере, царь заложил первый русский военный корабль. Строить его должен был Ромодановский, ставший волей царя адмиралом. Петр сам с охотой участвовал в строительстве. Корабль соорудили, спустили на воду. Но размеры озера не давали необходимого простора для маневров.

Несомненно, огромную роль в дальнейшем развитии отечественного кораблестроения сыграл опыт, приобретенный во время создания судов для потешных игр.

В 1693 году с небольшой свитой царь едет в Архангельск – в то время единственный морской порт России. Впервые он видит море и настоящие большие корабли – английские, голландские, немецкие, - стоявшие на рейде. Петр все с интересом осматривает, обо всем расспрашивает, размышляет о заведении русского флота, расширении торговли. С помощью Лефорта он заказывает большой корабль за рубежом. В Архангельске тоже начинают постройку двух кораблей. Царь в первый раз в жизни совершает плавание по морю – Белому, северному, холодному.

Осенью он снова в Москве. Тяжело переживает кончину матушки. В апреле 1694 года Петр снова едет в Архангельск. Плывет по Северной Двине на дощаниках (речных судах), теша себя, называет их флотом. Придумывает для него флаг с красной, белой и синей полосой. По прибытии в порт к радости царя, его ждал готовый корабль, который спустили на воду 20 мая. Через месяц достроили второй и спустили 28 июня на воду. 21 июля прибыл из Голландии корабль, изготовленный по его заказу. Дважды, в мае и в августе, сначала на яхте "Святой Петр" потом на кораблях, он плавает по морю. Оба раза в шторм подвергается опасности. По окончании всех испытаний и торжеств в русском флоте появляется еще один адмирал – Лефорт. Его же Петр поставил во главе Великого посольства.

В марте 1697 года посольство выехало из Москвы. В нем числилось более 250 персон, среди них 35 волонтеров, в том числе и урядник Преображенского полка Петр Михайлов- царь Петр Алексеевич, решивший ехать инкогнито. Официальная цель посольства - подтверждение союза, направленного против Турции и Крыма. Сначала в Саардаме на частной верфи, затем а Амстердаме на верфи Ост-Индской компании он участвовал в постройке корабля. В 1698 году, заметив, что голландские кораблестроители не обладают теоретическими сведениями и руководствуются одной практикой, Петр отправляется в Англию и в Депфорде под Лондоном изучал теорию кораблестроения. Монарх намеревался познакомиться и с судостроением в Венеции, но из-за восстания стрельцов срочно вернулся домой, направив в Италию группу волонтеров.

Из переговоров посольства стало ясно, что европейская политика не дает России оснований рассчитывать на поддержку в борьбе против Турции за выход к южным морям.

Азовский флот

К концу XVII века Россия в экономическом развитии все еще значительно отставала от передовых стран Европы. И причиной этого отставания были не только последствия длительного татаро-монгольского ига и феодально-крепостнический уклад жизни, но и продолжавшаяся блокада с юга - Турцией, с запада – Пруссией, Польшей и Австрией, с Северо-запада - Швецией. Пробиться к морю было исторически необходимо, хотя и представляло чрезвычайные трудности. К этому времени Россия уже имела необходимые силы, чтобы вернуть себе выходы к Азовскому, Черному и Балтийскому морям.

Вначале выбор пал на южное направление. Предпринятый в 1695 г. поход 30-тысячной русской армии к Азову окончился полным провалом. Осада крепости и два штурма привели к большим потерям и не принесли успеха. Отсутствие у русских флота исключало полную блокаду Азова. Крепость пополнялась людьми, боеприпасами и провиантом с помощью турецкого флота.

Петру стало ясно, что без сильного флота, тесно взаимодействующего с армией и под единым командованием, Азовом не овладеть. Тогда-то, по инициативе царя, и было принято решение строить военные корабли.

Он лично подбирал места для сооружения верфей и особое внимание уделял Воронежу. Река Воронеж - судоходный приток Дона, в устье которого находилась крепость Азов. К тому же в округе на больших площадях росли огромные дубы, бук, ильм, ясень, сосна и другие породы деревьев, пригодных для постройки кораблей. Недалеко от Воронежа производили железо и металлические изделия для кораблей Романовский, Липецкий, тульский Красинский и другие заводы. На острове реки Воронеж, отделенном протокой от города, были возведены верфи, а для руководства строительством судов учреждено адмиралтейство. В короткий срок сюда собрали несколько тысяч крепостных крестьян, знающих плотницкое, столярное, кузнечное и другие ремесла. Из Архангельска, Казани, нижнего Новгорода, Астрахани других городов были привезены корабельных дел мастера. На заготовку корабельного леса и строительство судов мобилизовано свыше 26 тыс. человек. Одновременно шло комплектование флота солдатами Преображенского и Семеновского полков, новобранцами.

На верфях Воронежа строились два 36 – пушечных фрегата, "Апостол Петр" - длинной 35 метров, шириной 7,6 метра и фрегат "Апостол Павел" - длинной 30 и шириной 9 метров. Строить эти корабли царь поручил мастеру Титову. Для подготовки морских кадров и укомплектования команд Петр пригласил из западноевропейских стран офицеров и опытных моряков. Из Голландии срочно пригнали галеру, разрезали ее на части и по этим частям, как по шаблонам, стали изготовлять в селе Преображенском секции для 22 галер и 4 брандеров. Эти секции на лошадях перевозили в Воронеж, где из них собирали корабли. Петровская галера – это не копия средиземноморской или голландской галеры, широко распространенной во всех европейских флотах. Учитывая, что борьба за выход к морям будет проходить в прибрежных мелководных зонах, сковывающих маневр крупных кораблей, по указу Петра были внесены изменения в устройство галеры: в результате галера уменьшила осадку, стала более маневренной и быстроходной. Позже появилась разновидность этого гребно-парусного корабля – скампавея.

Размеры галер и скампавей не превышали 38 метров в длину и, и 6 метров в ширину. Вооружение состояло из 3-6 пушек, экипаж 130-170 человек. Парус служил дополнительным средством передвижения корабля. В Брянске, Козлове и других местах было приказано построить 1300 плоскодонных барж, называемых стругами, и 100 плотов для перевозки войск и снаряжения.

Весной 1696 года турки увидели под Азовом армию и Имперский флот, состоявший из 2 фрегатов, 23 галер, 4 брадеров и свыше 1000 мелких судов. Общее руководство Азовским флотом возлагалось на сподвижника царя Ф. Лефорта, а Петр был волонтером на одном из фрегатов. Флот блокировал подходы к Азову с моря, прекратился подвоз войск, продовольствия, а армия осадила крепость с суши. После интенсивного пушечного обстрела крепости с кораблей и берега и ее штурма русскими казаками гарнизон Азова 12 (22) июля 1696г. капитулировал.

Взятие Азова было крупной победой Имперской армии и молодого военно-морского флота. Оно еще не раз убедило Петра в том, что в борьбе за побережье морей нужен мощный военный флот, оснащенный современными по тому времени кораблями и хорошо обученными морскими кадрами.

20 (30) октября 1696 г. царь Петр I "указал", а Дума "приговорила": "Морским судам быть" - государственный акт, официально положивший начало созданию регулярного флота. С тех пор эта дата отмечается как день рождения Российского военного флота.

Чтобы закрепиться на Азовском море, в 1698 г. Петр начал строительство Таганрога в качестве военно-морской базы. К концу XVII века Россия уже воспитала своих искусных кораблестроителей, таких как Скляев, Верещагин, Салтыков, Михайлов, Попов, Пальчиков, Тучков, Немцов, Бородин, Кознец и других.

За период с 1695 по 1710 г. Азовский флот пополнился многими судами, были построены крупные корабли-фрегаты типа "Крепость" имевшие длину 37, ширину 7 и осадку до 2-3 метров. Вооружение 26-44 пушки, экипаж 120 человек. Бомбардирские суда имели длину до 25-28 и ширину до 8,5 метра и несколько пушек. Размеры галер значительно возросли – длина их доходила до 53 метров.

Наличие опытных корабельных мастеров и производственной базы позволило в 1698 году заложить первые крупные линейные корабли. На Воронежской верфи для Азовского флота был построен по проекту Петра и под его личным наблюдением 58 – пушечный корабль "Предистинация". Его строили Скляев и Верещагин. Современники отзывались об этом корабле: "… весьма красивый, зело изряден пропорцией, изрядного художества и зело размером добрым состроенный" на этом корабле Петр ввел некоторые новшества. Им были рассчитаны удобные обводы корпуса, улучшавшие маневренность корабля, а так же применен выдвижной киль особого устройства, который повышал мореходные качества судна. Подобную конструкцию киля за границей начали применять лишь полтора века спустя.

И хотя корабль был длинной всего 32 метра, а шириной 9,4 метра, он считался одним из самых лучших в то время.

Но просуществовал Азовский флот не долго. В 1711 г. после неудачной войны с Турцией, по Прутскому мирному договору, Россия вынуждена была отдать туркам берега Азовского моря, и обязалась уничтожить Азовский флот. Создание Азовского флота было чрезвычайно важным для России событием. Во-первых, оно выявило роль военного флота в вооруженной борьбе за освобождение приморских земель. Во-вторых, был приобретен так необходимый опыт массового строительства военных судов, что позволило в дальнейшем достаточно быстро создать сильный Балтийский флот. В-третьих, Европе были продемонстрированы огромные потенциальные возможности России стать мощной морской державой.

Балтийский флот

После войны с Турцией за обладание Азовским морем, устремления Петра I были направлены на борьбу за выход к Балтийскому морю, успех которого предопределялся наличием военной силы на море. Отлично понимая это, Петр I приступил к строительству Балтийского флота.

Хотя с Турцией и был заключен мирный договор, но подстрекаемая Швецией, она то и дело нарушала его, создавая неустойчивое положение на юге России. Все это требовало продолжения строительства кораблей и для Азовского флота. Закладка новых верфей увеличивала расход железа, меди, парусины и других материалов. Существовавшие заводы не справлялись с возросшими заказами. По распоряжению Петра были построены новые железоделательные и меднолитейные заводы на Урале и значительно расширенны действующие. В Воронеже и Устюжине была налажена отливка корабельных чугунных пушек и ядер к ним. На Сяськой верфи (Ладожское озеро), руководимой Иваном Татищевым, было заложено шесть 18- пушечных фрегатов. На Волховской верфи (Новгород) были построены 6 фрегатов. Кроме того с этой верфи сошло около 300 барж для снаряжения и материалов.

В 1703 году Петр побывал на Олонецкой верфи, где главным мастером был Федор Салтыков. Там возводилось 6 фрегатов, 9 шняв, 7 транспортов, 4 галеры, один пакебот и 26 скампавей и бригантин. К прибытию царя был спущен на воду новый 24-пушечный фрегат "Штандарт".

Отдельные военные корабли Петр приказал перебросить с севера и юга в Финский залив, используя для этого реки и волоки. Так, например, в 1702 году Петр вместе с 5 гвардейскими батальонами и двумя фрегатами прошел путь от Архангельска до Онежского озера. Дорога (потом ее назовут "государева дорога") пролегала по дремучим лесам и болотам. Тысячи крестьян и солдат прорубили просеки, мостили их бревнами и тащили по настилу корабли. Фрегаты были благополучно спущены на воду Онежского озера у города Повелица. Суда пришли в Неву и влились в состав только что созданного Балтийского флота.

Корабли, строившиеся для Балтийского флота на новых верфях, несколько отличались от кораблей Азовского флота. У крупных из них была высокая корма, в которой располагались пушки в одну или две батарейные палубы. Такие корабли были мало маневренны, зато имели хорошее вооружение. В состав флота входили однопалубные быстроходные двухмачтовые корабли – шнявы, с прямыми парусами, вооруженные 12-16 пушками малого калибра, баркалоны и галеасы - трехмачтовые корабли длинной до 36 метров, ходившие под парусами и на веслах, вооруженные 25-42 пушками, чукеры – двух мачтовые суда для перевозки грузов, прамы и другие. Как и в Азовском флоте в Балтийском для проводки кораблей на перекатах и отмелях рек применялись подъемные понтоны – камели, которые использовались так же и для ремонта кораблей.

Для уверенного выхода к Финскому заливу Петр I главные усилия сосредоточил на овладении земель, прилегающих к Ладоге и Неве. После 10-дневной осады и ожесточенного штурма, при содействии гребной флотилии из 50 лодок, первой пала крепость Нотебург (Орешек), переименованная вскоре в Шлиссельбург (Ключ-город). По выражению Петра I, сей крепостью "отворялись ворота к морю". Затем была взята крепость Ниеншанц, расположенная при впадении в Неву р. Охты.

Чтобы окончательно запереть для шведов вход в Неву, 16 (27) мая 1703 г. в ее устье, на Заячьем острове, Петр 1 заложил крепость, названную Петропавловской, и портовый город Санкт-Петербург. На острове Котлин, в 30 верстах от устья Невы, Петр 1 приказал строить форт Кронштадт для защиты будущей российской столицы.

В 1704 г. на левом берегу Невы начато сооружение адмиралтейской верфи, которой было суждено вскоре стать главной отечественной верфью, а Санкт-Петербургу - кораблестроительным центром России.

В августе 1704 г. русские войска, продолжая освобождать побережье Балтики, штурмом овладели Нарвой. В дальнейшем основные события Северной войны происходили на суше.

Серьезное поражение 27 июня 1709 г. шведы потерпели в Полтавском сражении. Однако для окончательной победы над Швецией нужно было сокрушить ее морские силы и утвердиться на Балтике. На это потребовалось еще 12 лет упорной борьбы, прежде всего на море.

В период 1710-1714 гг. постройкой кораблей на отечественных верфях и покупкой их за границей был создан достаточно сильный галерный и парусный Балтийский флот. Первый из заложенных осенью 1709 г. линейных кораблей назван "Полтавой" в честь выдающейся побед над шведами.

Высокое качество русских кораблей признавалось многими зарубежными мастерами-кораблестроителями и моряками. Так, один из современников английский адмирал Поррис писал: "Русские корабли во всех отношениях равны наилучшим кораблям этого типа, какие имеются в нашей стране, и притом более изрядно закончены".

Успехи отечественных корабельных дел мастеров были весьма значительны: уже к 1714 г. в состав Балтийского флота вошло 27 линейных 42-74-пушечных кораблей. 9 фрегатов с 18-32 пушками, 177 скампавей и бригантин. 22 вспомогательных судна. Общее число пушек на кораблях достигло 1060.

Возросшая мощь Балтийского флота позволила его силам 27 июля (7 августа) 1714 г. одержать блистательную победу на шведским флотом у мыса Гангут. В морском сражении был пленен отряд из 10 единиц вместе с командовавшим им контр-адмиралом Н. Эреншельдом. В Гангутском сражении Петр I полностью использовал преимущество галерного и парусно-гребного флота перед линейным флотом противника в шхерном районе моря. Государь лично возглавлял в бою передовой отряд из 23 скампавей.

Гангутская победа обеспечила русскому флоту свободу действий в Финском и Ботническом заливах. Она, как и Полтавская победа, стала переломным моментом в ходе всей Северной войны, позволившим Петру I начать подготовку к вторжению непосредственно на территорию Швеции. В этом заключалась единственная возможность принудить Швецию к заключению мира.

Авторитет русского флота, Петра I как флотоводца стали признаваемыми флотами прибалтийских государств. В 1716 г. в Зунде при встрече русской, английской, голландской и датской эскадр для совместного крейсерства в районе Борнхольма против шведского флота и каперов Петр I был единодушно избран командующим объединенной эскадрой союзников. Это событие было позже отмечено выпуском медали с надписью "Владычествует четырьмя, при Борнхольме".

Победа российского отряда гребных судов над отрядом шведских кораблей при Гренгаме в июле 1720 г. позволила Российскому флоту еще больше закрепиться в Аландском архипелаге и активнее действовать против коммуникаций противника.

Господство Российского флота в Балтийском море обусловили успешные действия отряда генерал-лейтенанта Ласси, в который входили 60 галер и лодок с пятитысячным десантом. Высадившись на шведский берег, этот отряд разгромил один оружейный и несколько металлургических заводов, захватил богатые военные трофеи и много пленных, что особенно ошеломило население Швеции, оказавшееся беззащитным на своей территории.

30 августа 1721 г. Швеция согласилась, наконец, подписать не штатский мирный договор. К России отходила восточная часть Финского залива, его южный берег с Рижским заливом и прилегающими к завоеванным берегам островами. В состав России вошли города Выборг, Нарва, Ревель, Рига. Подчеркивая значения флота в Северной войне, Петр I приказал выбить на медали, утвержденной в честь победы над Швецией, слова: "Конец сей войны таким миром получен ничем иным только флотом, ибо землею никаким образом достигнуть было того невозможно".

В 1725г. спустя четыре года после подписания мирного договора со Швецией Петр умер. К тому моменту он был болен уже давно. И не знавшая которым он предавался без всякой меры, подточили его здоровье. Мучительные припадки каменной болезни, осложняемые болями другого происхождения, временами имели место еще в 1723 г., а в 1724 г. страдания стали интенсивны и возвращались уже без больших промежутков. При этих условиях и произошло событие, нанесшее окончательный удар. Петр, уже больной, провел несколько дней в холодную осень 1724 г. то на яхте, то на берегу озера Ильмень, то в старой Ладоге, где осматривал постройку Ладожского канала. Наконец, 5 ноября он вернулся в Петербург, но с яхты не сошел, а велел немедленно, не дав себе отдохнуть от большого и трудного путешествия, идти на Лахту, откуда хотел отправиться в Сестрорецк, чтобы осмотреть оружейные мастерские, которыми всегда живо интересовался.

Тут-то, близ Лахты, в темный, сильно ветреный поздний вечер с царской яхты заметили бот с солдатами и матросами, который сел на мель. Петр тотчас велел идти к боту, чтобы снять его с мели. Но это намерение оказалось неосуществимым – яхта имела очень глубокую осадку и не могла, не рискуя сама сесть на эту же мель, добраться до бота.

Убедившись в этом, Петр пошел на шлюпке, но шлюпка тоже была остановлена мелью. Тогда царь неожиданно спрыгнул со шлюпки и, погрузившись по пояс, в воду, зашагал к боту. За ним пошли другие. Все находившиеся на боте были спасены. Но пребывание в ледяной воде отозвалось на снедаемом болезнями и без того уже надломленном организме Петра. Некоторое время Петр перемогался. Положение, однако, вскоре стало совершенно безнадежным. 28 января 1725 г. он скончался в бессознательном состоянии, наступившем задолго до смерти.

Победа в Северной войне укрепила международный авторитет России, выдвинула ее в число крупнейших европейских держав и послужила основанием с 1721 г. именоваться Российской империей.



biofile.ru

Петр I, армия и флот » Военное обозрение

Переворот Петра – один из решающих моментов в становлении негативных мифов о России. Не потому, что при нем и после него Россия все больше обращается в сторону Запада. Дело в том, что до Петра это делается совсем не так, как при Петре и при его преемниках.

До Петра весь XVII век Русь заимствует технологии, технику, способы организации армии. В этот славный и сложный век русской истории закладывается почти все, что впоследствии приписывается Петру. Заказываются воинские уставы, и первый из них – еще в 1621 году, всего через 8 лет после восшествия на престол первого из Романовых, Михаила Федоровича. Дьяк Пушкарского приказа, Анисим Михайлов, сын Радишевский написал «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки». Еще в 1607 году он начал переводить «Военную книгу» Леонарда Фронспергера, две части которой вышли в 1552 и в 1573 годах.

На основе без малого 663 статей нового Устава и начала формироваться регулярная московитская армия.

По Уставу в армии сохранялись стрелецкие войска и дворянское ополчение, но параллельно с ними вводились «полки иноземного строя»: солдатские – то есть пехота, драгунские – то есть конные, рейтарские – то есть смешанные. С этого времени полки иноземного строя постепенно вытесняют старомосковские, а когда в 1654 году под Конотопом погибает чуть не все «старое» дворянское ополчение, такие полки составляют ядро русской армии. Почти за полвека до Петра. Создается военный флот. Торговые флоты были в России и до того. С XV века существует очень неплохой рыболовный и торговый флот поморов, который базируется в Холмогорах и в Архангельске.

Кочи – российские суда, полностью отвечали всем требованиям, которые предъявлялись в Европе к океанскому кораблю: с килем, палубой, фальшбортом, двумя мачтами, системой парусов. Эти суда могли выходить в открытый океан. Размерами кочи были ничуть не меньше каравелл, на которых Колумб открывал Америку, и уж точно больше суденышек Северной Европы – построенных в Швеции, Норвегии, Шотландии, Англии.

О качествах коча говорит хотя бы то, что на этих судах поморы регулярно ходили к архипелагу, который норвежцы назвали Шпицбергеном и Свальбардом. У русских для этого архипелага, лежащего на 75–77 градусах северной широты, было свое название: Грумант. Плыли к нему около 2000 километров от Архангельска, из них 1000 километров по открытому океану, вдали от берега. «Ходить на Грумант» у холмогорских моряков было занятием почетным, но достаточно обычным.

Петр I. 1723 г.Яркий пример того, как дурное окружение и отсутствие всякого воспитания и образования могут испортить жизнь даже столь одаренному от природы человеку. А также того, как благими намерениями мостится дорога в ад

Кочи были почти идеальными судами для мореплавания, рыболовства, добычи морского зверя в северных водах. Этот флот возник совершенно независимо от флотов других европейских держав и без малейшего учения у них. Считается, что Ричард Ченслор в 1553 году «открыл» устье Северной Двины, Архангельск и Холмогоры. Вилим Баренц в 1595–1597 годах «открыл» море, которое носит его имя, «открыл» Шпицберген и остров Медвежий и погиб, «открывая» Новую Землю.

Приходится брать в кавычки слово «открыл», потому что все эти острова, проливы и моря давным-давно известны русским. Не говоря о том, что «открытие» Архангельска англичанами выглядит ничем не смешнее, чем «открытия» нами Лондона или Глазго.

Если Ченслор «открыл» русское Поморье, то и русские «открыли» многие европейские земли. Первые следы пребывания русских на Груманте-Свальбарде известны с X века. С XII–XIV веков они добираются до Новой Земли и Медвежьего. С начала XV века русские моряки Севера регулярно плавали вдоль всего Мурманского побережья. Огибая самую северную точку Европы, мыс Нордкап, они добрались до Норвегии и наладили с норвежцами торговлю.

В 1480 году русские моряки первый раз попали в Англию – между прочим, за 70 лет до Ченслора. Они и потом посещали Англию неоднократно. Я нисколько не умаляю славы Ченслора, Баренца и других отважных моряков Англии, Голландии, Норвегии. Но простите, кто кого открыл? Наверное, лучше и честнее всего учесть и признать все открытия. Все открывали всех, плавая по морям навстречу друг другу. Но ведь и в этом случае мы «открыли» британцев на 70 лет раньше, чем они нас.

Кочи предназначались для северных морей. Их корпус был устроен не так, как у судов, ходивших в вечно незамерзающих морях: обводы судна в поперечном разрезе напоминали бочку. Форма изгиба рассчитывалась так, что если судно затирали льды, то эти же льды, стискивая борта судна, приподнимали его, выталкивали наверх. Течение продолжало толкать лед, льдины продолжали теснить и толкать друг друга, но судну это уже не было опасно.

Таким образом были рассчитаны обводы полярного судна «Фрам» («Вперед»), построенного по проекту Фритьофа Нансена. Нансен использовал национальный, норвежский вариант «северной каракки». Его расчет оправдался. «Фрам» в полярную зиму затерли льды, корпус его поднялся почти на полтора метра, и как ни бесновался лед, он не смог раздавить корпус судна.

Поморские кочи

Наши кочи были ничуть не хуже.

А каспийский бус, плававший по Волге и Каспию, был огромным судном с водоизмещением до 2 тысяч тонн и длиной по палубе до 60 метров. По классификации Ллойда, это «галеон». Но ни один средиземноморский бус или галеон никогда не строился больше 600–800 тонн водоизмещением. Галеоны, на которых испанцы вывозили богатства Америки в Испанию, имели водоизмещение от 800 до 1 800 тонн. Только немногие из них достигали размеров не самого крупного каспийского буса.

Ни одна из каравелл, на которых Колумб доплыл до Америки, не имела водоизмещения больше 270 тонн.

Водоизмещение большинства торговых кораблей Голландии и Англии, в том числе ходивших в Индию, в Америку, на остров Ява, не превышало 300–500 тонн.

Коч, с его водоизмещением до 500 тонн, ничем не отличался от европейских кораблей по размерам. Каспийский бус – значительно больше.

По бурному Баренцеву морю поморы плавали на типично морских кочах, которым и льды были не страшны. К «мангазейскому ходу» подходящим был коч, приспособленный для мелководий и волоковому пути

Кочи строили в Холмогорах и в других городках по Северной Двине. Каспийские бусы строили в нескольких местах по Волге и по Оке. России XVII века совершенно не были нужны никакие иностранные инструкторы, никакие мастера из Голландии, чтобы строить корабли.

Но во время своей поездки на север Петр в 1691 году обнаружил «ужасную» вещь: дикари из Холмогор делали «неправильные» обводы судна! Не такие, как в Голландии! То ли Петр не слушал никаких объяснений, то ли никто не решился объяснить Петру, что так и нужно строить корабли для плаваний по ледовитым морям. Ведь голландский флот севернее Эдинбурга и Осло никогда не забирался. Он никогда не смог бы плавать в таких широтах и в такой ледовой обстановке, как кочи.

Специальным указом Петр повелел прекратить строительство всех «неправильных» кораблей и строить взамен только «правильные», с такими же обводами корпуса, как в Голландии. А каспийский флот?! Там тоже неправильные обводы судов! Сломать!

Но может быть, иноземцы были необходимы, чтобы научить русских водить корабли в открытом море?

А. Строк «Фрегат „Святые апостолы Петр и Павел“, в строительстве которого участвовал Петр I». 1698 г.Пётр строил фрегаты, но главную свою морскую победу (при Гангуте) одержал с помощью гребных галер

Боевой флот Алексея Михайловича

Нет, не было такой необходимости.

Один из первых русских генералов, Григорий Иванович Касогов, в 1674 году руководил постройкой флота под Воронежем и его действиями в Черном и Азовском морях.

В 1672 году он берет штурмом Азов, открывая дорогу к морю. И начинает строить флот, привлекая русских мастеров, создателей каспийских бусов.

Корабли Касогова не были, конечно, фрегатами и бригантинами голландских или английских адмиралов. Эти парусно-гребные суда, галеры и скампавеи напоминали скорее флот Венеции – тот самый, который в 1571 году наголову разбил турецкий флот при Лепанто.

Не надо пренебрежительно отзываться о галерах – и в битве при Лепанто, и в Северной войне галеры показали себя очень неплохо. Да, это не океанские суда – они тихоходны, плохо выдерживают сильное волнение. Но в узостях проливов, среди мелких островков галеры оказывались эффективнее океанских судов: они меньше зависели от ветра. Паруса линейных кораблей шведов постоянно беспомощно обвисали, для маневров им было нужно много времени. А галеры уверенно шли на абордаж замерших судов или поворачивались бортом для залпа. И во времена Петра русские вынуждены были заводить галеры, совсем не похожие на суда голландцев. Напомним, своей главной «морской» военной победой в Северной войне, в битве при Гангуте, Петр обязан именно активному использованию галер! Именно недорогие гребные галеры, а не парусники-фрегаты, «сожравшие» не один годовой бюджет России, – вот что обеспечило нам эффектную победную точку в многолетней войне с Карлом XII. Но еще за полвека до Петра и его балтийского флота Григорий Иванович Касогов должен был перебросить свои войска по рекам до Азовского моря, по узостям мелкого Азовского моря и по прибрежным частям Черного. Флот Касогова, эскадра в 60 вымпелов, эти задачи выполнила великолепно. Он перевез войска под Азов, а после взятия Азова построил новые суда и нанес удары по турецким и татарским крепостям на побережье Крыма.

Построил или уничтожил?

На Камчатку первые русские пришли именно на кочах

Что же получается? При Петре по его прямому указу бросают гнить, а то и просто ломают прекрасные корабли, которым плавать и плавать, уничтожают два превосходных флота. Из сырого леса, наскоро, стали строить другие, – под руководством иноземных специалистов.

Но когда построили новые суда, то оказалось, что мореходными качествами прежних кочей они вовсе не обладали. Россия, русское Поморье, навсегда потеряли свой приоритет в северных морях, свое «ноу-хау», позволявшее им уверенно конкурировать с любыми иноземцами на Севере. А флот каспийских бусов так и не восстановили – иностранцы попросту не умели строить такие большие и надежные суда.

Да, Петр I строил флот! Для Черного моря под Воронежем, для Балтики – во многих местах. Да, строил… Строил под чутким руководством иноземных мастеров, игнорируя весь национальный опыт. И к тому же невероятно торопился. При таком подходе к делу ничего хорошего не получалось. Корабли строили не вольные мастера Холмогор, а согнанные «даточные люди», толком не понимавшие, что они делают и зачем. Корабли сколачивались на скорую руку, без всякого соблюдения технологии. Все флоты, построенные Петром, сколочены в ударно короткие сроки из сырого леса, черт-те из чего и представляли собой еле держащиеся на поверхности воды плавучие гробы.

Указы Петра уничтожили строительство русских кораблей. Построенный им флот уже при Анне Ивановне, в 1740-е годы, не мог выйти из Финского залива. Флот пришлось создавать заново, уже при Екатерине.

Ф. Рокотов «Екатерина II». Конец 1740-х гг.Будучи немкой по крови, смогла стать глубоко русской по духу

topwar.ru

Регулярный военный флот Петра Великого

В.Н. Краснов, кандидат военно-морских наук, капитан 1 ранга, Е.А. Шитиков, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии, вице-адмирал

Начало развитого мореходства у наших предков - восточных славян относится к VI-VII вв. На своих лодках-однодеревках они совершали смелые морские походы по Черному и Средиземному морям. Особенно активными морские походы стали после образования Киевской Руси. В 907 г. в походе князя Олега на Византию участвовало, как свидетельствуют летописи, 2000 ладей с 80 тысячами воинов. Пройдя из Днепра по Черному морю в Босфор и осадив Константинополь, Олег принудил его к сдаче и заключил мир, по которому греки выплатили победителям богатую дань.

Мореплавание способствовало установлению выгодных экономических и культурных связей Киевской Руси с Византией, принятию христианства на Руси в 988 г. Для проведения военных походов в середине ХП в. на вооружении дружины появляются уже специальные набойные боевые ладьи, закрытые палубой.

Большую роль морские пути играли и в жизни Великого Новгорода, а, будучи в союзе ганзейских городов город вел широкую торговлю с прибалтийскими странами. Новгородцам нередко приходилось совершать боевые походы на своих вооруженных судах в ответ на грабительские набеги шведов и ливонцев, стремившихся чинить препятствия предприимчивым и искусным русским купцам-мореходам.

Есть неоспоримые свидетельства освоения берегов и Белого, и Баренцева морей русскими первопроходцами. Однако естественное стремление славян к морям, как самым выгодным путям сообщения, было прервано почти на два столетия татаро-монгольским нашествием, отрезавшим Русь от Черного, Азовского и Каспийского морей. Только в 1380 г. с приобретением независимости Русь приступила к собиранию раздробленных земель.

К 1505 г. в основном завершилось объединение русских княжеств и образовалось централизованное государство во главе с Москвой. Борьба за выходы на морские просторы разгорается с новой силой. Теперь уже Иван Грозный с целью защиты Нарвского торгового пути и мореплавания по Балтийскому морю заводит каперский флот. Однако после неудачной 25-летней войны со Швецией Россия к 1595 г. теряет Нарву, Копорье, Иван-город, а в 1617 г. оказалась совсем отторгнутой от этого моря.

Понимание важности морских торговых путей и необходимости их вооруженной защиты приводит российских самодержцев к решению не только вооружать купеческие суда, но и создавать специальные - военные - корабли. Так, при царе Алексее Михайловиче на Оке в селе Дединове под Коломной строится первый русский боевой корабль "Орел", имеющий на вооружении 22 пушки.

В это же время для России на р. Двине у г. Кокенгаузена строилось несколько небольших военных судов, предназначавшихся для завоевания Риги в новой попытке выйти на берега Балтийского моря, которая, однако, также закончилась неудачно.

В конце XVII в. Россия в экономическом развитии все еще значительно отставала от западноевропейских стран. Причиной тому служили не только последствия татаро-монгольского нашествия, но и продолжавшиеся изнурительные войны: на юге - с Турцией, на западе - с Польшей, на северо-западе - со Швецией. Единственным выходом страны на внешний рынок был Архангельский порт, основанный в 1584 г.

Выйти на берега Черного и Балтийского морей было для России исторической необходимостью. Так для Петра I , взошедшего на престол в 1682 г., была предопределена цель, достижение которой стало содержанием его государственной деятельности.

Вначале выбор пал на южное направление. Предпринятый в 1695 г. поход 30-тысячной русской армии к Азову окончился полным провалом. Осада крепости и два штурма привели к большим потерям и не принесли успеха. Отсутствие у русских флота исключало полную блокаду Азова. Крепость пополнялась людьми, боеприпасами и провиантом с помощью турецкого флота.

Петру стало ясно, что без сильного флота, тесно взаимодействующего с армией и под единым командованием, Азовом не овладеть. Тогда-то, по инициативе царя, и было принято решение строить военные корабли.

Постройка кораблей велась под Москвой в селе Преображенском, в Воронеже, Козлове, Добром, Сокольске. Особенно большое строительство разворачивалось в Воронеже, где было создано адмиралтейство. На заготовку корабельного леса и строительство судов мобилизовано свыше 26 тыс. человек. Одновременно шло комплектование флота солдатами Преображенского и Семеновского полков, новобранцами.

Всего за несколько месяцев, к весне 1696 г., был создан Азовский флот, основу которого составляли галеры (16-25 пар весел, две мачты с парусом, несколько пушек, экипаж до 250 человек).

В конце апреля из Воронежа к Азову вышла 76-тысячная армия во главе с воеводой А.С. Шейным (произведенным в генералиссимусы), а несколькими днями позже - галерная флотилия под командованием Петра I. Общее руководство Азовским флотом возлагалось на сподвижника царя Ф.Лефорта. Флот блокировал подходы к Азову с моря, а армия осадила крепость с суши. После интенсивного пушечного обстрела крепости с кораблей и берега и ее штурма русскими казаками гарнизон Азова 12 (22) июля 1696 г. капитулировал.

Молодой флот России получил боевое крещение и наглядно продемонстрировал свою действенность. Взятие Азова явилось первой крупной победой вновь создаваемых регулярных армии и флота России. Россия получила Азов с прилегающими землями и право свободного плавания по Азовскому морю.

20 (30) октября 1696 г. царь Петр 1 "указал", а Дума "приговорила": "Морским судам быть" - государственный акт, официально положивший начало созданию регулярного флота. С тех пор эта дата отмечается как день рождения Российского военного флота.

Чтобы закрепиться на Азовском море, в 1698 г. Петр начал строительство Таганрога в качестве военно-морской базы. За период с 1695 по 1710 г. Азовский флот пополнился многими линейными кораблями и фрегатами, галерами и бомбардирскими судами, брандерами и мелкими судами. Но просуществовал он не долго. В 1711 г. после неудачной войны с Турцией, по Прутскому мирному договору, Россия вынуждена была отдать туркам берега Азовского моря, и обязалась уничтожить Азовский флот.

Создание Азовского флота было чрезвычайно важным для России событием. Во-первых, оно выявило роль военного флота в вооруженной борьбе за освобождение приморских земель. Во-вторых, был приобретен так необходимый опыт массового строительства военных судов, что позволило в дальнейшем достаточно быстро создать сильный Балтийский флот. В-третьих, Европе были продемонстрированы огромные потенциальные возможности России стать мощной морской державой.

После войны с Турцией за обладание Азовским морем устремления Петра 1 были направлены на борьбу за выход к Балтийскому морю, успех которого предопределялся наличием военной силы на море. Отлично понимая это, Петр 1 приступил к строительству Балтийского флота. На верфях рек Сязь, Свирь и Волхов закладываются речные и морские военные суда, на архангельских верфях строятся семь 52-пушечных кораблей и три 32-пушечных фрегата. Создаются новые верфи, растет число железоделательных и медно-литейных заводов на Урале. В Воронеже налаживается отливка корабельных пушек и ядер к ним.

За довольно короткий срок была создана флотилия, которую составляли линейные корабли водоизмещением до 700 т, длиной до 50 м. На их двух-трех палубах размещались до 80 пушек и 600-800 человек экипажа.

К более маневренным и быстроходным кораблям относились фрегаты, имевшие три мачты, одну-две палубы. Длина этих кораблей не превышала 35 м, вооружались они пушками (до 40 единиц). Наиболее массовыми военными кораблями были галеры, способные особенно эффективно действовать в шхерных районах.

Для уверенного выхода к Финскому заливу Петр I главные усилия сосредоточил на овладении земель, прилегающих к Ладоге и Неве. После 10-дневной осады и ожесточенного штурма, при содействии гребной флотилии из 50 лодок, первой пала крепость Нотебург (Орешек), переименованная вскоре в Шлиссельбург (Ключ-город). По выражению Петра I, сей крепостью "отворялись ворота к морю". Затем была взята крепость Ниеншанц, расположенная при впадении в Неву р.Охты.

Чтобы окончательно запереть для шведов вход в Неву, 16 (27) мая 1703 г. в ее устье, на Заячьем острове, Петр 1 заложил крепость, названную Петропавловской, и портовый город Санкт-Петербург. На о-ве Котлин, в 30 верстах от устья Невы, Петр 1 приказал строить форт Кронштадт для защиты будущей российской столицы.

В 1704 г. на левом берегу Невы начато сооружение адмиралтейской верфи, которой было суждено вскоре стать главной отечественной верфью, а Санкт-Петербургу - кораблестроительным центром России.

В августе 1704 г. русские войска, продолжая освобождать побережье Балтики, штурмом овладели Нарвой. В дальнейшем основные события Северной войны происходили на суше.

Серьезное поражение 27 июня 1709 г. шведы потерпели в Полтавском сражении. Однако для окончательной победы над Швецией нужно было сокрушить се морские силы и утвердиться на Балтике. На это потребовалось еще 12 лет упорной борьбы, прежде всего на море.

В период 1710-1714 гг. постройкой кораблей на отечественных верфях и покупкой их за границей был создан достаточно сильный галерный и парусный Балтийский флот. Первый из заложенных осенью 1709 г. линейных кораблей назван "Полтавой" в честь выдающейся побед над шведами.

Высокое качество русских кораблей признавалось многими зарубежными мастерами-кораблестроителями и моряками. Так, один из современников английский адмирал Поррис писал: "Русские корабли во всех отношениях равны наилучшим кораблям этого типа, какие имеются в нашей стране, и притом более изрядно закончены".

Успехи отечественных корабельных дел мастеров были весьма значительны: уже к 1714 г. в состав Балтийского флота вошло 27 линейных 42-74-пушечных кораблей. 9 фрегатов с 18-32 пушками, 177 скампавей и бригантин. 22 вспомогательных судна. Общее число пушек на кораблях достигло 1060. (Скампавея - малая быстроходная галера с 18 парами весел, с одной-двумя пушками и одной-двумя мачтами с косыми парусами.)

mirznanii.com

Военная реформа Петра I и создание российского флота

Российская Академия Предпринимательства

Факультет менеджмента

РЕФЕРАТ

на тему: “Военная реформа Петра I и создание российского флота”

по дисциплине “История отечества”

Выполнила:

студентка 2 курса Каджая И.И.

Проверил:

Москва, 2002

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Начало реформирования вооруженных сил относится ко второй половине XVII в. Уже тогда создаются первые рейтарские и солдатские полки нового строя из даточных и “охочих” людей (т.е. добровольцев). Но их было еще сравнительно немного, и основу вооруженных сил все еще составляло дворянское конное ополчение и стрелецкие полки. Хотя стрельцы и носили единообразную форму и вооружение, но денежное жалование, получаемое ими, было ничтожно. В основном они служили за предоставлявшиеся им льготы по торговле и на занятие ремеслом, поэтому были привязаны к постоянным местам жительства. Стрелецкие полки ни по своему социальному составу, ни по своей организации не могли явиться надежной опорой дворянскому правительству. Не могли они также и всерьез противостоять регулярным войскам западных стран, а, следовательно, быть достаточно надежным орудием решения внешнеполитических задач.

Поэтому Петр 1, придя к власти в 1689 г., столкнулся с необходимостью проведения радикальной военной реформы и формирования массовой регулярной армии.

1. Реформа вооруженных сил.

Ядром военной реформы стали два гвардейских (бывших “потешных”) полка: Преображенский и Семеновский. Эти полки, укомплектованные в основном молодыми дворянами, стали одновременно школой офицерских кадров для новой армии. Первоначально была сделана ставка на приглашение на русскую службу иностранных офицеров. Однако поведение иностранцев в сражении под Нарвой в 1700 г., когда они во главе с главнокомандующим фон Круи перешли на сторону шведов, заставило отказаться от этой практики. Офицерские должности стали замещаться преимущественно русскими дворянами. Помимо подготовки офицерских кадров из солдат и сержантов гвардейских полков, кадры готовились также в бомбардирской школе (1698 г.), артиллерийских школах (1701 и 1712 гг.), навигацких (1698 г.) классах и инженерных школах (1709 г.) и Морской академии (1715 г.). Практиковалась также посылка молодых дворян для обучения за границу. Рядовой состав первоначально комплектовался из числа “охотников” (добровольцев) и даточных людей (крепостных, которых отбирали у помещиков). К 1705 г. окончательно оформился порядок набора рекрутов. Их набирали по одному от каждых 20 крестьянских и посадских дворов раз в 5 лет или каждый год - по одному от 100 дворов. Таким образом установилась новая повинность-рекрутская для крестьянства и посадских людей. Хотя верхи посада-купцы, заводчики, фабриканты, а также дети духовенства освобождались от рекрутской повинности. После введения подушной подати и переписи мужского населения податных сословий в 1723 г. порядок рекрутского набора был изменен. Рекрутов стали набирать не от количества дворов, а от численности мужских податных душ. Вооруженные силы делились на полевую армию, которая состояла из 52 пехотных (из них 5 гренадерских) и 33 кавалерийских полков, и гарнизонные войска. В состав пехотных и кавалерийских полков включалась артиллерия.

Регулярная армия содержалась полностью за счет государства, одета была в единообразную казенную форму, вооружена стандартным казенным оружием (до Петра 1 оружие и лошади у дворян-ополченцев, да и у стрельцов были свои). Артиллерийские орудия были единых стандартных калибров, что существенно облегчало снабжение боеприпасами. Ведь ранее, в XVI - XVII веках, пушки отливались индивидуально пушечными мастерами, которые их и обслуживали. Армия обучалась по единым Воинским уставам и инструкциям.

Общая численность полевой армии к 1725 г. составляла 130 тыс. человек, в гарнизонных войсках, призванных обеспечить порядок внутри страны, насчитывалось 68 тыс. человек. Кроме того, для охраны южных границ были образованы ландмилиция в составе нескольких конных иррегулярных полков общей численностью в 30 тыс. человек. Наконец, имелись еще иррегулярные казачьи украинские и донские полки и национальные формирования (башкирские и татарские) общей численностью 105-107 тыс. чел.

Радикально изменилась система военного управления. Вместо многочисленных приказов, между которыми ранее было раздроблено военное управление, Петр 1 учредил военную коллегию и адмиралтейств-коллегию для руководства армией и военно-морским флотом. Таким образом, военное управление было строго централизировано. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. при императрице Екатерине II был создан Военный совет, осуществлявший общее руководство войной. В 1763 г. образован Генеральный штаб как орган планирования военных операций. Непосредственное управление войсками в мирное время осуществляли командиры дивизий. Во второй половине XVIII в. в русской армии было 8 дивизий и 2 пограничных округа. Общая численность войск к концу XVIII в. возросла до полумиллиона человек и они полностью обеспечивались вооружением, снаряжением и боеприпасами за счет отечественной промышленности (она производила в месяц 25-30 тыс. ружей и несколько сот артиллерийских орудий).

Во второй половине XVIII в. армия переходила на казарменное содержание, т.е. стали в массовом масштабе строиться казармы, в которые поселялись войска. Ведь в начале этого века казармы были только у гвардейских полков, а основная масса войск располагалась в домах обывателей. Постойная повинность была для податных сословий одной из наиболее тяжелых. Армия, которая комплектовалась путем рекрутского набора, отражала социальную структуру общества. Солдаты, выходя из крепостной зависимости от помещика, становились крепостными государства, обязанные пожизненной службой, сокращенной позже до 25 лет. Офицерский корпус был дворянский. Хотя русская армия и носила крепостнический характер, она была все же национальной армией, чем резко отличалась от армий ряда западных государств (Пруссии, Франции, Австрии), где армии комплектовались из наемников, заинтересованных лишь в получении платы и грабеже. Не случайно в Полтавском сражении шведский король Карл XII, обращаясь к солдатам, говорил, что впереди их ждут слава, грабеж, вино и женщины. Петр 1 перед этой же битвой сказал своим воинам, что они сражаются “не за Петра, но за Отечество, Петру врученное”.

Во второй половине XVIII в. была значительно усилена артиллерия в русской армии, перевооруженная шуваловскими длинными гаубицами.

2. Создание регулярного военно-морского флота.

На 4 ноября 1696 года было назначено заседание Боярской Думы, к которому Петр подготовил записку с названием: “Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фартеции турок Азова”. Собранная в Преображенском Дума выслушала историческое предложение Петра 1: “... воевать морем, понеже зело близко и удобно многократ паче, нежели сухим путем. К сему же потребен есть флот или караван морской, в сорок или вяще судов состоящий, о чем

надобно положить не испустя времени: сколько каких судов и со много ли дворов и торгов и где делать?”. Дума постановила такой приговор: “Морским судам быть…”.

Всем жителям московского государства необходимо участвовать в постройке кораблей. Вотчинники, как духовные, так и светские, помещики, гости и торговые люди обязаны были в определенном числе строить сами корабли, а мелкопоместные помогать взносом денег. С этой целью положено было, чтобы владельцы духовные с 8000 крестьянских дворов, а светские с 10000 дворов построили по одному кораблю, а гости и торговые люди, вместо десятой деньги, которая с них собиралась, построили бы 12 кораблей; мелкопоместные же, у которых было менее ста дворов, должны были вносить по полтине с двора. Количество снаряженных таким образом

судов также было определено. Их приказано было выстроить 80, а еще 80 государство предполагало построить на своих верфях. Их формы и вооружение были также точно обозначены. Постройка судов должна была производиться в Воронеже и в соседних пристанях.

Дело судостроения шло довольно успешно. В 1698 году были построены требуемые суда.

Азовская победа привела ко многим переменам в России.

Кроме того, Петр посылает за границу 35 молодых людей, 23 из которых носили княжеский титул, для обучения морскому делу. Позже, в декабре 1696 года Петру приходит мысль снарядить за границу посольство, поручив ему заботу об организации коалиции европейских держав для продолжения борьбы с Османской империей. Посольство, кроме того, должно было нанять за рубежом специалистов на русскую службу, закупить оружие, а также пристроить для обучения новую партию дворян.

Поручив управление страной князю Федору Ромодановскому и боярину Тихону Стершневу, посольство выехало 2 марта 1697 года из Москвы. Посольство назвали “великим” из-за его многочисленности. Его возглавляли три посла: Лефорт, Головин и Возницын. В числе волонтеров находился Петр Михайлов – под такой фамилией значился царь.

Посольство сопровождал многочисленный обслуживающий персонал: священники, лекари, переводчики, хлебники. В месте с солдатами охраны общая численность составляла 250 человек, а обоз насчитывал 1000 саней.

mirznanii.com

Реферат - Флот Петра I

Введение

К концу XVII века Россия в экономическом развитии все еще значительно отставала от передовых стран Европы. И причиной этого отставания были не только последствия длительного татаро-монгольского ига и феодально-крепостнический уклад жизни, но и продолжавшаяся блокада с юга — Турцией, с запада – Пруссией, Польшей и Австрией, с Северо-запада — Швецией. Пробиться к морю было исторически необходимо, хотя и представляло чрезвычайные трудности.

Петр I был известен как преобразователь России, талантливый полководец и флотоводец. Но царь так же был и первым отечественным корабельным инженером. Усилиями российских и иностранных мастеров, ценою тягчайших жертв, удалось за четверть века создать флот и пробиться к морю.

Главная цель предлагаемой работы – выяснить, какую роль сыграл созданный при Петре I русский флот в истории русских внешнеполитических отношений.

Задачами данной работы является рассмотрение влияние флота при Петре I на петровскую внешнюю политику, а также на отношение западноевропейской дипломатии к появлению этого нового фактора русского военного и государственного могущества.

Сообразно с характером намеченной темы, больше всего внимания посвящено тому периоду, когда флот стал активно помогать возвышению России среди великих европейских держав.

1. Предпосылки создания флота

Родился Петр Алексеевич Романов 30 мая 1672 года. В отличии от старших детей, болезненных и слабых, сын второй жены царя Алексея Михайловича, Натальи Кирилловны Нарышкиной, обладал завидным здоровьем и интересом к окружающему миру. Никита Зотов начал учить царевича, когда тому еще не исполнилось пяти лет. Кроме грамоты он заинтересовал Петра рассказами по истории, картинками кораблей и крепостей. В ходе стрелецкого восстания мальчику пришлось перенести немалое потрясение, сделавшее его взрослее своих лет. Сосланный с матерью в Преображенское, удаленный от жизни двора, Петр рано проявил самостоятельность. Взрослеющий царевич заставил комнатных стольников играть в войну, сделав из них потешное войско.

Вскоре у Петра сложилась своя «кумпания» в селе Преображенском и немецкой слободе под Москвой, где он стал бывать все чаще: здесь жили генералы и офицеры которых он привлекал к своим «потешным играм», разный мастеровой люд. Среди них генерал шотландец Патрик Гордон, швейцарец Франц Лефорт, Александр Меньшиков, Апраксин – будущий адмирал, Головин, князь Федор Юрьевич Ромодановский.

У себя в Преображенском на Переяславском озере Петр делал все по своему. Царь сам в иноземном мундире, участвовал в экзерцициях, быстро научился стрелять из ружей и пушек, копать шанцы (окопы), наводить понтоны, закладывать мины и многое другое. Более того он решил сам пройти все ступени военной службы.

В ходе показательных сражений на суше и маневров «флота» на воде, выковывались кадры солдат и матросов, офицеров, генералов и адмиралов, отрабатывались боевые навыки. На Переяславском озере, построили два фрегата, три яхты, сам Петр на Москве-реке сооружал небольшие гребные суда. В конце лета 1691 года появившись на Переяславском озере, царь заложил первый русский военный корабль. Строить его должен был Ромодановский, ставший волей царя адмиралом. Петр сам с охотой участвовал в строительстве. Корабль соорудили, спустили на воду. Но размеры озера не давали необходимого простора для маневров.

Несомненно, огромную роль в дальнейшем развитии отечественного кораблестроения сыграл опыт, приобретенный во время создания судов для потешных игр.

В 1693 году с небольшой свитой царь едет в Архангельск – в то время единственный морской порт России. Впервые он видит море и настоящие большие корабли – английские, голландские, немецкие, — стоявшие на рейде. Петр все с интересом осматривает, обо всем расспрашивает, размышляет о заведении русского флота, расширении торговли. С помощью Лефорта он заказывает большой корабль за рубежом. В Архангельске тоже начинают постройку двух кораблей. Царь в первый раз в жизни совершает плавание по морю – Белому, северному, холодному.

Осенью он снова в Москве. Тяжело переживает кончину матушки. В апреле 1694 года Петр снова едет в Архангельск. Плывет по Северной Двине на дощаниках (речных судах), теша себя, называет их флотом. Придумывает для него флаг с красной, белой и синей полосой. По прибытии в порт к радости царя, его ждал готовый корабль, который спустили на воду 20 мая. Через месяц достроили второй и спустили 28 июня на воду. 21 июля прибыл из Голландии корабль, изготовленный по его заказу. Дважды, в мае и в августе, сначала на яхте «Святой Петр» потом на кораблях, он плавает по морю. Оба раза в шторм подвергается опасности. По окончании всех испытаний и торжеств в русском флоте появляется еще один адмирал – Лефорт. Его же Петр поставил во главе Великого посольства.

В марте 1697 года посольство выехало из Москвы. В нем числилось более 250 персон, среди них 35 волонтеров, в том числе и урядник Преображенского полка Петр Михайлов- царь Петр Алексеевич, решивший ехать инкогнито. Официальная цель посольства — подтверждение союза, направленного против Турции и Крыма. Сначала в Саардаме на частной верфи, затем а Амстердаме на верфи Ост-Индской компании он участвовал в постройке корабля. В 1698 году, заметив, что голландские кораблестроители не обладают теоретическими сведениями и руководствуются одной практикой, Петр отправляется в Англию и в Депфорде под Лондоном изучал теорию кораблестроения. Монарх намеревался познакомиться и с судостроением в Венеции, но из-за восстания стрельцов срочно вернулся домой, направив в Италию группу волонтеров.

Из переговоров посольства стало ясно, что европейская политика не дает России оснований рассчитывать на поддержку в борьбе против Турции за выход к южным морям.

2. Азовский флот

К концу XVII века Россия в экономическом развитии все еще значительно отставала от передовых стран Европы. И причиной этого отставания были не только последствия длительного татаро-монгольского ига и феодально-крепостнический уклад жизни, но и продолжавшаяся блокада с юга — Турцией, с запада – Пруссией, Польшей и Австрией, с Северо-запада — Швецией. Пробиться к морю было исторически необходимо, хотя и представляло чрезвычайные трудности. К этому времени Россия уже имела необходимые силы, чтобы вернуть себе выходы к Азовскому, Черному и Балтийскому морям.

Вначале выбор пал на южное направление. Предпринятый в 1695 г. поход 30-тысячной русской армии к Азову окончился полным провалом. Осада крепости и два штурма привели к большим потерям и не принесли успеха. Отсутствие у русских флота исключало полную блокаду Азова. Крепость пополнялась людьми, боеприпасами и провиантом с помощью турецкого флота.

Петру стало ясно, что без сильного флота, тесно взаимодействующего с армией и под единым командованием, Азовом не овладеть. Тогда-то, по инициативе царя, и было принято решение строить военные корабли.

Он лично подбирал места для сооружения верфей и особое внимание уделял Воронежу. Река Воронеж — судоходный приток Дона, в устье которого находилась крепость Азов. К тому же в округе на больших площадях росли огромные дубы, бук, ильм, ясень, сосна и другие породы деревьев, пригодных для постройки кораблей. Недалеко от Воронежа производили железо и металлические изделия для кораблей Романовский, Липецкий, тульский Красинский и другие заводы. На острове реки Воронеж, отделенном протокой от города, были возведены верфи, а для руководства строительством судов учреждено адмиралтейство. В короткий срок сюда собрали несколько тысяч крепостных крестьян, знающих плотницкое, столярное, кузнечное и другие ремесла. Из Архангельска, Казани, нижнего Новгорода, Астрахани других городов были привезены корабельных дел мастера. На заготовку корабельного леса и строительство судов мобилизовано свыше 26 тыс. человек. Одновременно шло комплектование флота солдатами Преображенского и Семеновского полков, новобранцами. На верфях Воронежа строились два 36 – пушечных фрегата, «Апостол Петр» — длинной 35 метров, шириной 7,6 метра и фрегат «Апостол Павел» — длинной 30 и шириной 9 метров. Строить эти корабли царь поручил мастеру Титову. Для подготовки морских кадров и укомплектования команд Петр пригласил из западноевропейских стран офицеров и опытных моряков. Из Голландии срочно пригнали галеру, разрезали ее на части и по этим частям, как по шаблонам, стали изготовлять в селе Преображенском секции для 22 галер и 4 брандеров. Эти секции на лошадях перевозили в Воронеж, где из них собирали корабли. Петровская галера – это не копия средиземноморской или голландской галеры, широко распространенной во всех европейских флотах. Учитывая, что борьба за выход к морям будет проходить в прибрежных мелководных зонах, сковывающих маневр крупных кораблей, по указу Петра были внесены изменения в устройство галеры: в результате галера уменьшила осадку, стала более маневренной и быстроходной. Позже появилась разновидность этого гребно-парусного корабля – скампавея.

Размеры галер и скампавей не превышали 38 метров в длину и, и 6 метров в ширину. Вооружение состояло из 3-6 пушек, экипаж 130-170 человек. Парус служил дополнительным средством передвижения корабля. В Брянске, Козлове и других местах было приказано построить 1300 плоскодонных барж, называемых стругами, и 100 плотов для перевозки войск и снаряжения.

Весной 1696 года турки увидели под Азовом армию и Имперский флот, состоявший из 2 фрегатов, 23 галер, 4 брадеров и свыше 1000 мелких судов. Общее руководство Азовским флотом возлагалось на сподвижника царя Ф.Лефорта, а Петр был волонтером на одном из фрегатов. Флот блокировал подходы к Азову с моря, прекратился подвоз войск, продовольствия, а армия осадила крепость с суши. После интенсивного пушечного обстрела крепости с кораблей и берега и ее штурма русскими казаками гарнизон Азова 12 (22) июля 1696г. капитулировал.

Взятие Азова было крупной победой Имперской армии и молодого военно-морского флота. Оно еще не раз убедило Петра в том, что в борьбе за побережье морей нужен мощный военный флот, оснащенный современными по тому времени кораблями и хорошо обученными морскими кадрами.

20 (30) октября 1696 г. царь Петр I «указал», а Дума «приговорила»: «Морским судам быть» — государственный акт, официально положивший начало созданию регулярного флота. С тех пор эта дата отмечается как день рождения Российского военного флота.

Чтобы закрепиться на Азовском море, в 1698 г. Петр начал строительство Таганрога в качестве военно-морской базы. К концу XVII века Россия уже воспитала своих искусных кораблестроителей, таких как Скляев, Верещагин, Салтыков, Михайлов, Попов, Пальчиков, Тучков, Немцов, Бородин, Кознец и других.

За период с 1695 по 1710 г. Азовский флот пополнился многими судами, были построены крупные корабли-фрегаты типа «Крепость» имевшие длину 37, ширину 7 и осадку до 2-3 метров. Вооружение 26-44 пушки, экипаж 120 человек. Бомбардирские суда имели длину до 25-28 и ширину до 8,5 метра и несколько пушек. Размеры галер значительно возросли – длина их доходила до 53 метров.

Наличие опытных корабельных мастеров и производственной базы позволило в 1698 году заложить первые крупные линейные корабли. На Воронежской верфи для Азовского флота был построен по проекту Петра и под его личным наблюдением 58 – пушечный корабль «Предистинация». Его строили Скляев и Верещагин. Современники отзывались об этом корабле: "… весьма красивый, зело изряден пропорцией, изрядного художества и зело размером добрым состроенный" на этом корабле Петр ввел некоторые новшества. Им были рассчитаны удобные обводы корпуса, улучшавшие маневренность корабля, а так же применен выдвижной киль особого устройства, который повышал мореходные качества судна. Подобную конструкцию киля за границей начали применять лишь полтора века спустя.

И хотя корабль был длинной всего 32 метра, а шириной 9,4 метра, он считался одним из самых лучших в то время.

Но просуществовал Азовский флот не долго. В 1711 г. после неудачной войны с Турцией, по Прутскому мирному договору, Россия вынуждена была отдать туркам берега Азовского моря, и обязалась уничтожить Азовский флот. Создание Азовского флота было чрезвычайно важным для России событием. Во-первых, оно выявило роль военного флота в вооруженной борьбе за освобождение приморских земель. Во-вторых, был приобретен так необходимый опыт массового строительства военных судов, что позволило в дальнейшем достаточно быстро создать сильный Балтийский флот. В-третьих, Европе были продемонстрированы огромные потенциальные возможности России стать мощной морской державой.

3. Балтийский флот

После войны с Турцией за обладание Азовским морем, устремления Петра Iбыли направлены на борьбу за выход к Балтийскому морю, успех которого предопределялся наличием военной силы на море. Отлично понимая это, Петр I приступил к строительству Балтийского флота.

Хотя с Турцией и был заключен мирный договор, но подстрекаемая Швецией, она то и дело нарушала его, создавая неустойчивое положение на юге России. Все это требовало продолжения строительства кораблей и для Азовского флота. Закладка новых верфей увеличивала расход железа, меди, парусины и других материалов. Существовавшие заводы не справлялись с возросшими заказами. По распоряжению Петра были построены новые железоделательные и меднолитейные заводы на Урале и значительно расширенны действующие. В Воронеже и Устюжине была налажена отливка корабельных чугунных пушек и ядер к ним. На Сяськой верфи (Ладожское озеро), руководимой Иваном Татищевым, было заложено шесть 18- пушечных фрегатов. На Волховской верфи (Новгород) были построены 6 фрегатов. Кроме того с этой верфи сошло около 300 барж для снаряжения и материалов.

В 1703 году Петр побывал на Олонецкой верфи, где главным мастером был Федор Салтыков. Там возводилось 6 фрегатов, 9 шняв, 7 транспортов, 4 галеры, один пакебот и 26 скампавей и бригантин. К прибытию царя был спущен на воду новый 24-пушечный фрегат «Штандарт».

Отдельные военные корабли Петр приказал перебросить с севера и юга в Финский залив, используя для этого реки и волоки. Так, например, в 1702 году Петр вместе с 5 гвардейскими батальонами и двумя фрегатами прошел путь от Архангельска до Онежского озера. Дорога (потом ее назовут «государева дорога») пролегала по дремучим лесам и болотам. Тысячи крестьян и солдат прорубили просеки, мостили их бревнами и тащили по настилу корабли. Фрегаты были благополучно спущены на воду Онежского озера у города Повелица. Суда пришли в Неву и влились в состав только что созданного Балтийского флота.

Корабли, строившиеся для Балтийского флота на новых верфях, несколько отличались от кораблей Азовского флота. У крупных из них была высокая корма, в которой располагались пушки в одну или две батарейные палубы. Такие корабли были мало маневренны, зато имели хорошее вооружение. В состав флота входили однопалубные быстроходные двухмачтовые корабли – шнявы, с прямыми парусами, вооруженные 12-16 пушками малого калибра, баркалоны и галеасы — трехмачтовые корабли длинной до 36 метров, ходившие под парусами и на веслах, вооруженные 25-42 пушками, чукеры – двух мачтовые суда для перевозки грузов, прамы и другие. Как и в Азовском флоте в Балтийском для проводки кораблей на перекатах и отмелях рек применялись подъемные понтоны – камели, которые использовались так же и для ремонта кораблей.

Для уверенного выхода к Финскому заливу Петр I главные усилия сосредоточил на овладении земель, прилегающих к Ладоге и Неве. После 10-дневной осады и ожесточенного штурма, при содействии гребной флотилии из 50 лодок, первой пала крепость Нотебург (Орешек), переименованная вскоре в Шлиссельбург (Ключ-город). По выражению Петра I, сей крепостью «отворялись ворота к морю». Затем была взята крепость Ниеншанц, расположенная при впадении в Неву р. Охты.

Чтобы окончательно запереть для шведов вход в Неву, 16 (27) мая 1703 г. в ее устье, на Заячьем острове, Петр 1 заложил крепость, названную Петропавловской, и портовый город Санкт-Петербург. На острове Котлин, в 30 верстах от устья Невы, Петр 1 приказал строить форт Кронштадт для защиты будущей российской столицы.

В 1704 г. на левом берегу Невы начато сооружение адмиралтейской верфи, которой было суждено вскоре стать главной отечественной верфью, а Санкт-Петербургу — кораблестроительным центром России.

В августе 1704 г. русские войска, продолжая освобождать побережье Балтики, штурмом овладели Нарвой. В дальнейшем основные события Северной войны происходили на суше.

Серьезное поражение 27 июня 1709 г. шведы потерпели в Полтавском сражении. Однако для окончательной победы над Швецией нужно было сокрушить ее морские силы и утвердиться на Балтике. На это потребовалось еще 12 лет упорной борьбы, прежде всего на море.

В период 1710-1714 гг. постройкой кораблей на отечественных верфях и покупкой их за границей был создан достаточно сильный галерный и парусный Балтийский флот. Первый из заложенных осенью 1709 г. линейных кораблей назван «Полтавой» в честь выдающейся побед над шведами.

Высокое качество русских кораблей признавалось многими зарубежными мастерами-кораблестроителями и моряками. Так, один из современников английский адмирал Поррис писал: «Русские корабли во всех отношениях равны наилучшим кораблям этого типа, какие имеются в нашей стране, и притом более изрядно закончены».

Успехи отечественных корабельных дел мастеров были весьма значительны: уже к 1714 г. в состав Балтийского флота вошло 27 линейных 42-74-пушечных кораблей. 9 фрегатов с 18-32 пушками, 177 скампавей и бригантин. 22 вспомогательных судна. Общее число пушек на кораблях достигло 1060.

Возросшая мощь Балтийского флота позволила его силам 27 июля (7 августа) 1714 г. одержать блистательную победу на шведским флотом у мыса Гангут. В морском сражении был пленен отряд из 10 единиц вместе с командовавшим им контр-адмиралом Н. Эреншельдом. В Гангутском сражении Петр I полностью использовал преимущество галерного и парусно-гребного флота перед линейным флотом противника в шхерном районе моря. Государь лично возглавлял в бою передовой отряд из 23 скампавей.

Гангутская победа обеспечила русскому флоту свободу действий в Финском и Ботническом заливах. Она, как и Полтавская победа, стала переломным моментом в ходе всей Северной войны, позволившим Петру I начать подготовку к вторжению непосредственно на территорию Швеции. В этом заключалась единственная возможность принудить Швецию к заключению мира.

Авторитет русского флота, Петра I как флотоводца стали признаваемыми флотами прибалтийских государств. В 1716 г. в Зунде при встрече русской, английской, голландской и датской эскадр для совместного крейсерства в районе Борнхольма против шведского флота и каперов Петр I был единодушно избран командующим объединенной эскадрой союзников. Это событие было позже отмечено выпуском медали с надписью «Владычествует четырьмя, при Борнхольме».

Победа российского отряда гребных судов над отрядом шведских кораблей при Гренгаме в июле 1720 г. позволила Российскому флоту еще больше закрепиться в Аландском архипелаге и активнее действовать против коммуникаций противника.

Господство Российского флота в Балтийском море обусловили успешные действия отряда генерал-лейтенанта Ласси, в который входили 60 галер и лодок с пятитысячным десантом. Высадившись на шведский берег, этот отряд разгромил один оружейный и несколько металлургических заводов, захватил богатые военные трофеи и много пленных, что особенно ошеломило население Швеции, оказавшееся беззащитным на своей территории.

30 августа 1721 г. Швеция согласилась, наконец, подписать не штатский мирный договор. К России отходила восточная часть Финского залива, его южный берег с Рижским заливом и прилегающими к завоеванным берегам островами. В состав России вошли города Выборг, Нарва, Ревель, Рига. Подчеркивая значения флота в Северной войне, Петр I приказал выбить на медали, утвержденной в честь победы над Швецией, слова: «Конец сей войны таким миром получен ничем иным только флотом, ибо землею никаким образом достигнуть было того невозможно».

В 1725г. спустя четыре года после подписания мирного договора со Швецией Петр умер. К тому моменту он был болен уже давно. И не знавшая которым он предавался без всякой меры, подточили его здоровье. Мучительные припадки каменной болезни, осложняемые болями другого происхождения, временами имели место еще в 1723 г., а в 1724 г. страдания стали интенсивны и возвращались уже без больших промежутков. При этих условиях и произошло событие, нанесшее окончательный удар. Петр, уже больной, провел несколько дней в холодную осень 1724 г. то на яхте, то на берегу озера Ильмень, то в старой Ладоге, где осматривал постройку Ладожского канала. Наконец, 5 ноября он вернулся в Петербург, но с яхты не сошел, а велел немедленно, не дав себе отдохнуть от большого и трудного путешествия, идти на Лахту, откуда хотел отправиться в Сестрорецк, чтобы осмотреть оружейные мастерские, которыми всегда живо интересовался.

Тут-то, близ Лахты, в темный, сильно ветреный поздний вечер с царской яхты заметили бот с солдатами и матросами, который сел на мель. Петр тотчас велел идти к боту, чтобы снять его с мели. Но это намерение оказалось неосуществимым – яхта имела очень глубокую осадку и не могла, не рискуя сама сесть на эту же мель, добраться до бота.

Убедившись в этом, Петр пошел на шлюпке, но шлюпка тоже была остановлена мелью. Тогда царь неожиданно спрыгнул со шлюпки и, погрузившись по пояс, в воду, зашагал к боту. За ним пошли другие. Все находившиеся на боте были спасены. Но пребывание в ледяной воде отозвалось на снедаемом болезнями и без того уже надломленном организме Петра. Некоторое время Петр перемогался. Положение, однако, вскоре стало совершенно безнадежным. 28 января 1725 г. он скончался в бессознательном состоянии, наступившем задолго до смерти.

Победа в Северной войне укрепила международный авторитет России, выдвинула ее в число крупнейших европейских держав и послужила основанием с 1721 г. именоваться Российской империей.

Заключение

Великая держава, одна из самых могущественных на море и безусловно самая могущественная на суше, – вот чем было Русское государство в системе других стран к моменту смерти Петра.

Флот, который при Петре начал свое славное существование, временами был опорой России при последующей борьбе с явными и тайными врагами, которые самыми разнообразными средствами пытались в различные времена покуситься на ее самостоятельность и на ее интересы.

Неисчислимы были тяжкие труды и громадные жертвы, которые принес русский народ при создании могущественного военного флота. С русской закрепощенной массы «драли три шкуры» для создания и укрепления мощи государства, в области внешней политики народ оказался победоносным в борьбе за возвращение стародавних, захваченных шведами приморских земель, гнетуще необходимых для дальнейшего экономического развития страны. И дееспособность государства в этой борьбе в очень значительной степени была обусловлена именно созданием русской морской мощи, усилиями Петра.

Поколение русских моряков, русских кораблестроителей, русских флотоводцев, вышедших из недр русского народа, создало эту морскую мощь. Уже в первые годы войны Петр стремился к замене иностранцев, служивших во флоте, русскими людьми.

Русские верфи выпускали суда, по единодушным отзывам знатоков-очевидцев, не уступавшие ни в чем лучшим кораблям старых морских держав вроде Англии.

Словарь терминов

Галера — тип военного гребенного корабля, появившегося на Средиземном море в VII веке. Форштевень ее вооружен длинным надводным тараном, благодаря чему она имела сходство с рыбой — меч, от греческого названия которой и получила свое название.

Скампавея — малая галера, гребенное военное судно русского галерного флота петровского времени. Имела до 36 весел, две пушки и одну- две мачты с прямыми парусами для использования попутного ветра. Применялась главным образом в шхерах.

Фрегат — парусный военный корабль, второй после линейного корабля по снаряжению. Более быстроходен. Вооружение до 60 пушек. Назначение- крейсерская и разведывательная службы.

Шнява — легкое парусное судно, вооруженное 14-18 пушками. Назначение: разведывательная и посыльные службы.

Пакебот — почтово-пассажирское судно. В русском военном флоте – посыльное судно.

Бригантина — парусное двухмачтовое судно с прямым парусным вооружением на грот-мачте и косым на бизани. Главное назначение – разведка и посыльная служба.

Баркалон — строился в основном на Воронежских верфях для Азовского флота. Был вооружен 26-44 пушками. Длина доходила до 36,5м. а ширина до 9,2м. и углубление до 2,44м. был рассчитан на дальние морские путешествия.

Прам — большое плоскодонное судно, вооруженное 16-24 пушками крупного калибра. Назначение: для действий вблизи берега против крепостей и укреплений.

Плаз- площадка на верфи, где теоретический чертеж судна наноситься в натуральную величину.

Список литературы

1. Андерсон М.С. «Петр Великий» с англ. Белоножко В.П. 1997г.

Ростов на Дону: изд. «Феникс»

2. Буганов В.И. «Петр Великий и его время» 1989г. М.: «Наука»

3. Быховский И.А. «Петровские корабелы» 1982г.

Ленинград: изд. «Судостроение»

4. Валишевский К. «Петр Великий» том -2 с фр. Москаленко С.С. 1996г. М.: изд. «Век»

5. Платонов С.Ф. «Полный курс лекций по русской истории» 2004г.

М: ООО «Издательство АСТ»

6. Тарле Е.В. «Избранное сочинение» том 3-«Русский флот и внешняя политика Петра I» 1994г. Ростов на Дону: изд. «Феникс»

7. Ст. «Два флота Петра I: технологические возможности России» Н.Н. Петрухинцев. «Вопросы истории» № 4 2003г. стр.117.

www.ronl.ru