Почему на Зимней войне финских снайперов прозвали «кукушками». Финские снайперы в зимней войне


Снайперы Второй мировой — Страница 6 — Всё о Второй мировой

ФИНСКИЕ  СНАЙПЕРЫ

Благодаря Зимней войне (1939-1940 гг.) сложилось немало легенд, поддерживающих мнение об исключительной роли финских снайперов. Однако, главную роль в войне, в которой  Красная Армия, понесла за короткий срок, потери сравнимые с применением современного тактического ядерного оружия, сыграли зима, лыжные отряды финнов и партизанская тактика противника.

 

Зимний лагерь красноармейцев в Карелии. 1940 г.

Боевые действия проходили в условиях очень суровой зимы, когда температура опускалась до -30,  иногда и — 40 градусов, а Красная армия при этом зимней формы одежды не имела. Высокий снежный покров 110-125 см., а иногда и больше (лыжи тоже не входили в состав оснащения красноармейца), густые леса и заблокированные противотанковыми укреплениями танкопроходимые участки — все это заставляло вести боевые действия в основном вдоль дорог, где финны активно применяли действия из засад. Постоянное нападение диверсионных групп в тылу, тотальное минирование троп, всеобщее участие населения в сопротивлении – это были реалии, непривычной, «неуставной» войны.

Финский лыжный отряд.1939 г.

Небольшие лыжные диверсионные отряды финнов в маскировочных костюмах, как правило, вооруженные пистолет-пулеметами «Суоми», ручными пулеметами «Lahti-Saloranta» и бутылками с зажигательной смесью, заняв удачную и хорошо замаскированную позицию, на ближней дистанции наносили мгновенный удар по советским подразделениям, и умело пользуясь знанием местности, «растворялись в снегу». Пути их отхода минировались и прикрывались снайперами. Погоня всегда завершалась дополнительными потерями. Основными объектами нападения финнов были обозы, отдельные автомашины, части на марше, небольшие группы бойцов, линии связи штабов, как в тылу Красной Армии, так и на советской территории. Были случаи, когда в засаду попадали и высшие командиры Красной Армии.

Финский солдат с ручным пулеметом «Lahti-Saloranta»

Результат боя с «кукушками». 1940 г.

Количество профессиональных снайперов в финской армии было невелико – две три сотни. Их готовила лишь одна школа. Зато в армии служило много мужчин, с детства привыкших к охотничьему оружию, прекрасно владеющих лыжами и обладающих навыками охотников, которые весьма близки профессиональному снайперу: меткость в стрельбе, искусство маскировки, самостоятельность в принятии решения, прекрасное знание местности и умение ориентироваться. Кроме того, в Финляндии действовал «Шюцкор» —  полувоенная организация наподобие народного ополчения. Шюцкоровцы устраивали дозорные пункты в ветвях деревьев (на настилах) и на чердаках домов. Все они были вооружены, и при появлении противника немедленно открывали огонь. Главным их «козырем» было мгновенное исчезновение с места атаки. Поэтому финских стрелков за меткость выстрелов принимали за снайперов, а их количество казалось невероятно большим.

Зачастую финские снайперы или шюцкоровцы стреляли с деревьев и подавали сигналы друг другу птичьими голосами, хотя такие «переговоры» использовалось крайне редко. Частично это и послужило названию их «кукушками». Устроившись на ветвях вековой сосны, финн выжидал появления цели поважнее и «снимал» ее. Про «кукушек» ходили выдумки о том, что они были прикованы к деревьям цепями и веревками. На самом деле,  ветки сосен располагались зачастую на одном уровне. Финские стрелки, чтобы ходить по веткам, не выпуская из рук оружия, в виде страховки, обвязывали вокруг пояса веревку или цепь. Лесное эхо затрудняло определить место выстрела, поэтому снайперы могли с одного «гнезда» сделать несколько выстрелов, затем перебирались на новую заранее подготовленную позицию.

«Гнездо кукушки»

Общеизвестно, что снайперская позиция на дереве, несмотря на выгоды при стрельбе, весьма уязвима при обнаружении. В таком случае по ней открывали огонь из всех стволов, но финны придумали эффективный способ спасения. При обнаружении, снайпер на веревке спускался под прикрытием толстого ствола сосны в заранее вырытый блиндаж, где и пережидал обстрел. Иногда, чтобы успокоить противника, финн тянул за веревку и стягивал из снайперского гнезда чучело в маскхалате, которое имитировало попадание в стрелка. А после обстрела, вылезал из блиндажа, поднимался на дерево и снова принимался за свою работу. Бывало, что сам снайпер перебирался на другое «гнездо» подальше от прежнего, или его напарник с другой позиции, расправлялся со всеми, кто вел огонь, пока красноармейцы расстреливавшие сосну были оглушены своими же выстрелами. Использовали финны, как звуковое прикрытие и артиллерийскую канонаду, находясь в стороне от сектора обстрела. Финские стрелки сидели на деревьях поочередно — пока один высматривал добычу, другой отсыпался внизу, в утепленном блиндаже. Таким способом на лесных тропах обеспечивалось круглосуточное дежурство, что препятствовало проникновению русских разведдиверсионных групп за линию фронта. Финские снайперы, в основном, работали малыми группами, в которую входили один-два стрелка, наводчик или наблюдатель, вооруженный автоматом и опытный подрывник. Главной целью снайперов были офицеры и генералы, которых в начале войны определить не составляло труда: наличие полушубка и кобуры. Потери были так велики, что уже через месяц после начала боевых действий, т.е. в январе 1940 года офицеры стали появляться на боевых позициях только в маскировочных халатах. Многие, несмотря на мороз, отказались и от полушубков – слишком приметно, а значит — рискованно.

Финские снайперы на огневой позиции

Для финских снайперов не было разницы, на какой стороне стрелять — на своей или сопредельной. При широкомасштабном наступлении Красной Армии много финских снайперов оставалось сидеть замаскированными в утепленных финских «сугробах», неподалёку прогнозируемого расположения стратегически важных объектов Красной Армии: аэродромов (на озерах, покрытых льдом), мест постановки артиллерийских батарей, штабов, узлов связи, коммуникаций, транспортных развязок, сосредоточения живой силы и т.д. Как правило, это были ровные места в лесах, защищенные по периметру складками местности, разгадать которые было довольно просто. Подходы к своим «лежкам» финны весьма искусно минировали, что исключало внезапное появление противника с любого направления.

Финны показали, что «войны по уставу» не существует, что любая хитрость на войне, если она приводит к гибели противника – всегда приветствуется. К примеру, «кукушки» из засад расстреливали штабные автомашин с представителями командования и сопровождающей их свитой. Расстрелы происходили в разных местах, но по одному сценарию: финский стрелок простреливал заднее колесо, обездвиживая машину, и хладнокровно расстреливал всех, кто в ней находился. Приманки на раненных бойцов, чаще на командиров, запирание колонн снабжения на санных дорогах, повреждение линий связи и отстрел ремонтников, и многие другие способы, не вписывающиеся в  привычные рамки ведения войны.

В советских войсках вслед за  снайперами на деревьях, стали назвать «кукушкой» и любого лыжника вооруженного «Суоми». Со временем понятие «кукушки» трансформировалось только в легендарный образ  финского снайпера, действовавшего с дерева.

Среди историков, бытует мнение, что финская армия имела всего лишь 200 снайперских винтовок, а количество оптических прицелов было мизерным. Однако эти утверждения далеки от истины. Оптику на высоких морозах финны не использовали по двум причинам. Она быстро покрывалась инеем и становилась бесполезной. Во-вторых, финские стрелки работали на малых дистанциях – до 400 метров, а при этом открытый прицел давал большую скорострельность снайпера. Кроме того, у финнов было настолько много трофейного советского оружия, что можно было бы вооружить еще несколько армий. Да и поставки с Европы были не маленькими.

Финская промышленность выпускала три наименования снайперских винтовок, что по номенклатуре не уступало  СССР или Германии. Так,  фирмой «Tikkakoski» и  государственным предприятием «VKT» в 1929-1940 гг. была произведена модернизация старых винтовок М-91 и М-91/24. Из 120 тысяч старых винтовок обновили 55 тысяч единиц. Был установлен укороченный более тяжелый ствол, заменен ударно-спусковой механизм, установлена новая мушка. На многие винтовки устанавливались различные оптические прицелы.

Винтовка M-27 PH с оптическим прицелом

Фирма «SAKO» в 1928-1929 гг. модернизировала винтовку М-24, преобразовав ее в М-28.  Первоначально для нее было выпущены 11,5 тысяч столов швейцарской фирмой «SIG». Позже стволы выпускались «SAKO». Для сборки оружия использовались узлы и детали бывших в употреблении винтовок модификаций ранних выпусков. Всего было выпущено 33 тысячи единиц. Часть выпущенных винтовок комплектовалась телескопическим прицелом «Т-30» или другими, имеющимися в наличии.

Винтовка М-28 с оптическим прицелом

На базе винтовки «М-28/30» фирмами «Tikka», «VKT» и «Sako» с 1939 г. выпускалась винтовка М-39. Ствол изготавливался в утолщенном варианте, использовалось новое ложе и шейка приклада полупистолетной формы. Всего в войне принимало участие 98,6 тысяч единиц. Многие винтовки изготовлялись в снайперском варианте под различные оптические прицелы (советские, германские, спортивные и охотничьи).

Винтовка M-39 РН с оптическим прицелом

Все три вида снайперских винтовок были близки по устройство и тактико-техническим характеристикам, что не требовало переучивания солдат с одного вида оружия на другой.

Таким образом,  выпускаемого количества снайперских винтовок, оказалось достаточно не только для оснащения армии, но и для вооружения гражданского населения. Более того, они должным образом соответствовали климатическим условиям применения, а по своим качественным параметрам отвечали тактике действий финской армии на близких дистанциях снайпинга.

В заключение необходимо сказать, что за время войны мало кто из финских снайперов был убит и ни один не был захвачен в плен живым. Впоследствии, все наработанное на практике финскими снайперами, было положено в основу наставлений Красной Армии и Вермахта.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

wwii.space

Почему на Зимней войне финских снайперов прозвали «кукушками» — Рамблер/женский

Советско-финская война 1939-40 года завершилась тем, что территориальные претензии СССР к Финляндии были удовлетворены. Однако, победа эта была добыта ценой очень серьезных потерь советской стороны. И одной из причин этих потерь стали знаменитые снайперы-«кукушк и». Они были практически неуловимы и очень эффективны. Неудивительно, что их смертоносная деятельность породила множество мифов.

Мифы о снайперах—«кукушках»

Советские бойцы говорили о сотнях и тысячах финских снайперов, подстерегавших свои жертвы, сидя на деревьях, и переговаривавших ся на «птичьем языке». Поэтому их и прозвали «кукушками». Рассказывали об их способности буквально исчезать, как сквозь землю проваливаться. Только что засекли «кукушку» на сосне, начали обстрел со всех сторон из пулеметов, буквально ствол пополам резали очередями. И вот, дерево падает, но никакого следа от «кукушки». Только небольшой настил из досок в ветвях. А где сам стрелок — сыщи его! Политработники рассказывали, впрочем, истории совершенно противоположного характера: что прикованы «кукушки» к своему «гнезду» накрепко — цепями.

В любом случае, прикованные или, напротив, свободные, как птицы, эти снайперы-«кукушки» внушали нашим бойцам неподдельный страх. И причиной его была, главным образом, их непостижимая меткость и неуловимость.

На самом деле

Истории о сотнях и тысячах снайперов, разумеется, преувеличение. Есть данные о том, что на вооружении всей финской армии в ту пору было всего 200 снайперских винтовок. Правильнее сказать, что на финской стороне воевало множество стрелков, а не снайперов в строгом смысле этого слова. Эти стрелки входили в подразделения шюцкора — структуры, сродни нашему народному ополчению. Все эти люди до войны были охотниками, в лесистой Финляндии каждый мужчина — охотник. Шюцкоровцы оборудовали себе «гнезда» на возвышенностях, на чердаках домов, и гораздо реже на деревьях. Работали они зачастую в паре. Пока один сидел с оружием в «гнезде», другой отсыпался в бункере, устроенном внизу, у подножия дерева или где-то рядом. Если «кукушку» засекали, и возникала необходимость уходить, стрелок соскальзывал со ствола по веревке и прятался в укрытии. Не было для финнов проблемой и уйти в лес на лыжах. Все население Финляндии — отличные лыжники, в лесу шюцкоровцы были как дома, так и родились легенды о мгновенных исчезновениях. Истории же о прикованных к стволам сосен снайперов порождены отчасти советской пропагандой, которой надо было как-то объяснить эффективность финских стрелков, отчасти тем, что иногда стрелки и в самом деле страховались, привязывая себя к стволу веревкой или цепью. «Птичьи разговоры» снайперов — тоже из разряда мифов. Вполне вероятно, что стрелки и подавали друг другу какие-то сигналы, имитируя птичьи крики, но, поскольку дело было зимой, вряд ли они пользовались для этого криками кукушки, птицы, как известно, перелетной.

За весь период советско-финской войны известен лишь один, официально задокументированный эпизод уничтожения финского снайпера-«кукушки». Было это 3 января 1940 года. Бойцы 1 роты 1 батальона 4 погранполка сбили стрелка. Сидел он и в самом деле на дереве.

История одного снайпера

Финские стрелки-«кукушки » воевали против Красной армии, но, тем не менее, нельзя не восхититься мужеством и ловкостью, с которыми они защищали свою страну. Вот история одного из этих людей, ставшего, в некотором смысле, воплощением финского национального духа. Это снайпер Симо Хяюхя. Он стал одним из самых результативных снайперов в истории войн. По разным подсчетам Симо уничтожил от 542 до 742 красноармейцев. Специалисты подсчитали, что для достижения такого результата Симо должен был убивать по 5 человек в сутки, с учетом короткого зимнего дня — по одному в час. Многое из того, что применял Симо Хяюхя для маскировки, используется бойцами спецподразделени й и сегодня. Например, чтобы не выдать себя дыханием — на морозе при дыхании неизбежно возникают облачка пара — он сосал снег. Уловка простая, но она спасла ему жизнь, и спасает в настоящее время многим бойцам, ведущим спецоперации в условиях зимы. Этот очень невысокий человек, в нем было всего полтора метра роста, был метким стрелком и храбрым солдатом. В конце войны в рукопашной схватке он получил ранение в лицо, которое навсегда его изуродовало. После войны Хяюхя скромно жил в своей небольшой усадьбе, разводил собак, занимался охотой. Он умер в 2002 году.

Читайте также

woman.rambler.ru

Почему на Зимней войне финских снайперов прозвали «кукушками» »

Советско-финская война 1939-40 года завершилась тем, что территориальные претензии СССР к Финляндии были удовлетворены. Однако, победа эта была добыта ценой очень серьезных потерь советской стороны. И одной из причин этих потерь стали знаменитые снайперы-«кукушк и». Они были практически неуловимы и очень эффективны. Неудивительно, что их смертоносная деятельность породила множество мифов.

Мифы о снайперах—«кукушках»

Советские бойцы говорили о сотнях и тысячах финских снайперов, подстерегавших свои жертвы, сидя на деревьях, и переговаривавших ся на «птичьем языке». Поэтому их и прозвали «кукушками». Рассказывали об их способности буквально исчезать, как сквозь землю проваливаться. Только что засекли «кукушку» на сосне, начали обстрел со всех сторон из пулеметов, буквально ствол пополам резали очередями. И вот, дерево падает, но никакого следа от «кукушки». Только небольшой настил из досок в ветвях. А где сам стрелок – сыщи его! Политработники рассказывали, впрочем, истории совершенно противоположного характера: что прикованы «кукушки» к своему «гнезду» накрепко – цепями.

В любом случае, прикованные или, напротив, свободные, как птицы, эти снайперы-«кукушки» внушали нашим бойцам неподдельный страх. И причиной его была, главным образом, их непостижимая меткость и неуловимость.

На самом деле

Истории о сотнях и тысячах снайперов, разумеется, преувеличение. Есть данные о том, что на вооружении всей финской армии в ту пору было всего 200 снайперских винтовок. Правильнее сказать, что на финской стороне воевало множество стрелков, а не снайперов в строгом смысле этого слова. Эти стрелки входили в подразделения шюцкора – структуры, сродни нашему народному ополчению. Все эти люди до войны были охотниками, в лесистой Финляндии каждый мужчина – охотник. Шюцкоровцы оборудовали себе «гнезда» на возвышенностях, на чердаках домов, и гораздо реже на деревьях. Работали они зачастую в паре. Пока один сидел с оружием в «гнезде», другой отсыпался в бункере, устроенном внизу, у подножия дерева или где-то рядом. Если «кукушку» засекали, и возникала необходимость уходить, стрелок соскальзывал со ствола по веревке и прятался в укрытии. Не было для финнов проблемой и уйти в лес на лыжах. Все население Финляндии – отличные лыжники, в лесу шюцкоровцы были как дома, так и родились легенды о мгновенных исчезновениях. Истории же о прикованных к стволам сосен снайперов порождены отчасти советской пропагандой, которой надо было как-то объяснить эффективность финских стрелков, отчасти тем, что иногда стрелки и в самом деле страховались, привязывая себя к стволу веревкой или цепью. «Птичьи разговоры» снайперов – тоже из разряда мифов. Вполне вероятно, что стрелки и подавали друг другу какие-то сигналы, имитируя птичьи крики, но, поскольку дело было зимой, вряд ли они пользовались для этого криками кукушки, птицы, как известно, перелетной.

За весь период советско-финской войны известен лишь один, официально задокументированный эпизод уничтожения финского снайпера-«кукушки». Было это 3 января 1940 года. Бойцы 1 роты 1 батальона 4 погранполка сбили стрелка. Сидел он и в самом деле на дереве.

История одного снайпера

Финские стрелки-«кукушки » воевали против Красной армии, но, тем не менее, нельзя не восхититься мужеством и ловкостью, с которыми они защищали свою страну. Вот история одного из этих людей, ставшего, в некотором смысле, воплощением финского национального духа. Это снайпер Симо Хяюхя. Он стал одним из самых результативных снайперов в истории войн. По разным подсчетам Симо уничтожил от 542 до 742 красноармейцев. Специалисты подсчитали, что для достижения такого результата Симо должен был убивать по 5 человек в сутки, с учетом короткого зимнего дня – по одному в час. Многое из того, что применял Симо Хяюхя для маскировки, используется бойцами спецподразделени й и сегодня. Например, чтобы не выдать себя дыханием – на морозе при дыхании неизбежно возникают облачка пара – он сосал снег. Уловка простая, но она спасла ему жизнь, и спасает в настоящее время многим бойцам, ведущим спецоперации в условиях зимы. Этот очень невысокий человек, в нем было всего полтора метра роста, был метким стрелком и храбрым солдатом. В конце войны в рукопашной схватке он получил ранение в лицо, которое навсегда его изуродовало. После войны Хяюхя скромно жил в своей небольшой усадьбе, разводил собак, занимался охотой. Он умер в 2002 году.

Источник

Post Views: 69

topast.ru

чему научили нашу армию финские «кукушки»

1939 год. Отряд красноармейцев перешел советско-финскую границу и углубился в лес. Идти было тяжело - стоял 30-градусный мороз, а снег выпал выше колена. На опушке леса пришлось залечь – финны открыли шквальный огонь из пулеметов. Командир отряда был убит при первых выстрелах. Младший политрук Иван Кулыпин велел выставить два станковых пулемета на флангах и открыть ответный огонь.

«Минут через пятнадцать я и командир разведывательной роты тов. Мишкин заметили, что среди пулеметчиков появились раненые. Это удивило нас. Бойцы с фронта были хорошо укрыты, откуда же их обстреливают?», - из воспоминаний политрука И. Кулыпина.

Через несколько минут один из пулеметчиков получил пулю в затылок.

«Начинаем осматривать деревья. Ветви густые, завалены снегом. Замечаю, что ветви одной из елей чуть-чуть колышатся. Всматриваюсь через прицел снайперской винтовки и вижу: «люлька», а на ней ноги в пьексах. Стреляю. С дерева падает человек. Подбегаем: белофинн с автоматом», - из воспоминаний политрука И. Кулыпина.

Война Советского Союза с Финляндией началась 30 ноября 1939 года. Но уже в декабре в Красной армии появился новый термин «кукушки». Политрук Кулыпин описал первый случай применения финской армией этой партизанской тактики ведения боя.

«Кукушки»

 

Сегодня даже военные историки не могут с уверенностью сказать, откуда пошло это прозвище - «кукушки»? В интервью телеканалу «Звезда» о своей версии нам рассказал научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик:

«В конце 30-х годов была такая популярная песенка: «Кто там сидит на суку, и кричит «Ку-ку?» Бойцы Красной армии, столкнувшись в Финляндии с таким явлением, как ведение одиночного огня с заранее обустроенных и замаскированных в лесу позиций, будь то дерево или сугроб, прозвали своих противников «кукушками». Давая такое  пренебрежительное прозвище, подсознательно красноармейцы, видимо, хотели победить тот страх, который, несомненно, присутствовал в войсках, столкнувшихся с совершенно новым и коварным видом ведения боя», - говорит кандидат исторических наук Дмитрий Суржик.

Это далеко не единственное объяснение названия «кукушки». По одной из версий, бойцы финской армии, устраивавшие засады, общались между собой, подражая голосам птиц. Существуют и другие версии, но всех их объединяет одно – «кукушки» вели огонь преимущественно по командному составу Красной армии.

«Главной целью «кукушек» были офицеры и генералы – это факт. В начале финской войны определить советского командира не составляло труда - полушубок и  кобура – вот главные приметы», - говорит Суржик.

На вооружении у финских «кукушек» были автоматы и винтовки. Долгое время считалось, что все они были снайперами.

Миф о снайперах-«кукушках»

Историки считают сильным преувеличением разговоры о сотнях снайперов, воевавших на территории Финляндии в 1939-1940 гг.  Главный довод – на вооружении финской армии в те годы было всего 200 снайперских винтовок.

«Снайперами-«кукушками» называли всех, кто стрелял по командирам и бойцам Красной армии из укрытий. Точность попаданий была очень велика, эта правда. Но дело в том, что стрельба велась с расстояния 200-300 метров. И вели ее зачастую ополченцы, т.е. местные жители, большинство из которых были до войны прекрасными охотниками», - говорит военный историк.

В боевых действиях против Красной армии активно участвовали, так называемые, шюцкоровцы. Шюцкор - это финская полувоенная организация наподобие народного ополчения. Члены этой организации устраивали дозорные пункты в ветвях деревьев (на настилах) и на чердаках домов. Все они были вооружены, и при появлении противника немедленно открывали огонь.

«Главным «козырем» шюцкоровцев было мгновенное исчезновение с места атаки. С деревьев спускались на веревке, вставали на лыжи, и скрывались. Все финны с детства прекрасно ходили на лыжах. Зима 1939-140 гг. была очень снежной. И, конечно, нашим бойцам в пешем строю, - т.е. без лыж было за такими боевиками не угнаться», - говорит Дмитрий Суржик.

Про «кукушек» ходили рассказы о том, что они якобы были прикованы к деревьям цепями и веревками. Это – стопроцентный миф.

«В Карелии и Финляндии, как известно, много сосен. Так вот, ветки у них располагаются зачастую на одном уровне. Финские стрелки, чтобы ходить по веткам, не выпуская из рук оружия, в виде страховки, обвязывали вокруг пояса веревку или цепь. Только и всего. Никто их к месту боя не привязывал и не приковывал», - поясняет военный историк.

Вероятнее всего, что финских стрелков принимали за снайперов лишь за меткость выстрелов. Также им приписывали «разговоры на птичьем языке» - один дозорный сигнализировал другому с помощью звуков, которые издают пернатые. Такие факты встречались, но в зимнее время (зимой птицы особенно не поют, кукушки не кукуют - это перелетная птица) финны пользовались таким приемом крайне редко.

«Правдой было то, что финские «кукушки» никогда не «работали» в одиночку. Как правило, у каждого стрелка был наводчик, и опытный подрывник. В поисках врага красноармейцы бросались к месту выстрелов, и попадали на небольшое минное поле. Гибель наших солдат давала финскому стрелку возможность быстро занять позицию по соседству», - рассказывает Дмитрий Суржик.

Главной мишенью финских «кукушек» всегда были командиры Красной армии. Потери были так велики, что уже через месяц после начала боевых действий, т.е. в январе 1940 года офицеры стали появляться на боевых позициях только в маскировочных халатах. Многие, несмотря на мороз, отказались и от полушубков – слишком приметно, а значит - рискованно.

«Потеря в бою даже командира роты в этой войне имела огромнее значение. Солдаты не знали, куда им двигаться дальше и что вообще делать. Потери нашей армии, в сравнении с потерями финнов были очень большими. 150 тысяч человек с нашей стороны и только 19 тысяч со стороны противника», - рассказывает Дмитрий Суржик.

В качестве «противовеса» финским «кукушкам» Красная армия использовала огонь артиллерии. Перед каждым продвижением войск, лесные массивы обстреливались картечью.

Фото: CAFM - Pansar i Vinterkriget by Maksym Kolomyjec

«Это называлось «подстричь верхушки». Но финны быстро изменили свою тактику. Они стали укрываться в сугробах. Только не простых, а искусственных. Из стройматериалов или еловых веток они строили шалашик, который засыпался снегом. Отличить его от настоящего можно было только после серии выстрелов», - говорит Суржик.

Единственным настоящим снайпером в ходе Советско-Финской войны официально был признан только один человек – фин Симо Хайха.

Симо Хайха по прозвищу «Белая смерть»

Симо Хайха родился в Карелии, в крестьянской семье. Первый раз был призван в армию в 1925 году. Второй – осенью 1939 года в связи с обострением отношений между Финляндией и СССР.

Хайха использовал винтовку Мосина М28 (Pystykorva) – это укороченный вариант трехлинейки, поскольку она больше соответствовала его чрезвычайно маленькому росту – 1 метр 52 сантиметра. Симо никогда не использовал оптический прицел, - считал, что так безопаснее. Не надо поднимать голову к прицелу, и никаких «солнечных зайчиков». За время военных действий уничтожил 542 красноармейца. По неподтвержденным данным, снайпер использовал также финский автомат Suomi M/31. В среднем Симо Хайха убивал по 5 советских солдат в сутки, учитывая короткий зимний день - приблизительно одного человека в час.

6 марта 1940 года во время рукопашного боя он получил ранение в лицо, пуля попала в челюсть и разорвала щеку. Финские санитары, уносившее его тело с  поля боя, позже рассказывали, что у Хайхи практически отсутствовала половина головы. Однако ранение оказалось не смертельным. Симо Хайха очнулся 13 марта 1940 года – в день окончания войны.

В мирное время бывший снайпер занимался охотой и разведением собак, и скончался совсем недавно – в 2002 году.

Уроки «Финской» войны

Война Советского Союза с Финляндией была скоротечной, - она длилась всего 100 дней. Но Красная армия за это время получила бесценный опыт. «Кукушки» научили армию очень многому. И в первую очередь – способам и методам ведения одиночного прицельного огня с заранее подготовленных позиций.

В интервью с телеканалом «Звезда» своими соображениями по этому вопросу поделился бывший снайпер Сергей Чувырин.

«Приемы финских стрелков, заметьте, - я говорю стрелков, а не «кукушек», которые не были снайперами в прямом смысле этого слова, переняли не только в Красной армии, но и в немецкой тоже. И, пожалуй, самое главное здесь – это маскировка самого стрелка и его оружия», - считает бывший снайпер.

Известно, что Хайха, чтобы не выдать своего расположения при 30-градусном морозе, постоянно жевал снег. Этот прием используется спецназом и по сей день.

«Когда жуешь снег, изо рта не валит пар, не то что пар – даже легкого «дымка» не будет. Жевать в мороз снег никакого удовольствия, конечно, нет, зато сохраняешь себе жизнь», - говорит Чувырин. Знание местности финскими «кукушками» тоже было взято «на вооружение».

«Финны воевали у себя дома. Страна небольшая, большинство местных жителей с детства умели держать в руках оружие. Все это вместе взятое давало огромное преимущество стрелку. И неважно, где он находился, - в расщелине скалы, на дереве или на земле», - поясняет бывший снайпер.

Многочисленные жертвы среди младшего командного состава Красной армии научили российскую армию еще в 1940 году маскировать форму военачальников, скрывать знаки отличия и другие атрибуты власти.

«К сожалению, этот горький опыт не был в полной мере использован в годы Великой отечественной войны, но о нем не забыли. И уже в других войнах командирский состав был одет в ту же форму, что и солдаты, и это сберегло много жизней», - говорит Сергей  Чувырин.

Автор: Олег Горюнов

Фото: Geust; Uitto: Mannerheim-linja: Talvisodan legenda

tvzvezda.ru

Учебник выживания снайпера (ч.4) - Андрей Прошаков

Финская война

Жестокий урок РККА преподали финны во время зимней кампании 1939 года. Финское командование отлично подготовилось к войне. Во время атаки советской пехоты финские снайперы целенаправленно выбивали офицеров – благо они резко выделялись в пехотной цепи своими белыми офицерскими полушубками и блестящими ремнями портупеи крест-накрест.

Во время финской войны советские командиры столкнулись с необъяснимым и страшным явлением – снайперами-«кукушками». Работа их была необычайно эффективна и признана наиболее результативной снайперской практикой. Боевая тактика снайперов-«кукушек» была непонятной своей нестандартностью, неуставностью и коварством. Финны первыми указали на то, что запрещенных приемов в снайперской практике нет. Приемам этим не было числа, и они мало повторяли друг друга.

Зимняя маскировка снайпераНазвание «кукушки» финские снайперы получили за то, что поначалу стреляли с деревьев и переговаривались птичьими голосами. Удобно устроившись на могучих ветвях вековой сосны, финн выжидал появления цели поважнее и «снимал» ее. По дереву, где находилось снайперское гнездо, красноармейцы открывали ураганный огонь из всех стволов, но снайпера там уже не было – хитрый финн на веревке сразу же спускался под прикрытием толстого ствола сосны в заранее выкопанный блиндаж, где и пережидал обстрел. Иногда, по обстоятельствам, чтобы успокоить противника, финн тянул за веревку и стягивал из снайперского гнезда чучело в маскхалате с винтовкой, которое очень красиво падало, переваливаясь с ветви на ветку, или застревало между ветвями в самой неестественной позе. После обстрела снайпер вылезал из блиндажа, поднимался на дерево и опять принимался за свою работу.

По дереву снова начинали стрелять. Обычно из пулеметов «максим» (он устойчив при стрельбе и обеспечивает очень точный и прицельный бой) дерево расстреливали вдоль и поперек, пока оно не падало. Но пока пулеметчики, глохшие от стрельбы, увлеченно «пилили» дерево, другой финн со стороны расстреливал всех, кто находился сзади пулеметчиков, а потом принимался за них самих. Пулеметчики прекрасно глушили выстрелы финского снайпера.

Финские «кукушки» сидели на деревьях поочередно – пока один высматривал добычу, другой спокойно отсыпался внизу, в утепленном блиндаже. Таким способом на лесных дорогах обеспечивалось круглосуточное дежурство, что препятствовало проникновению советских разведдиверсионных групп за линию фронта.

Для финских снайперов не было разницы, на какой стороне линии фронта стрелять – на своей или сопредельной. При наступлении Красной Армии множество финских снайперов оставалось сидеть замаскированными в сугробах, вблизи прогнозируемого расположения стратегически важных объектов Красной Армии: аэродромов (на озерах, покрытых льдом), артиллерийских батарей, штабов, узлов связи, коммуникаций, транспортных развязок, сосредоточения живой силы и т. д. Обычно это были ровные места в лесах, защищенные по периметру складками местности, вычислить которые было довольно легко.

Финские снайперы, выждав время, начинали действовать в самый неожиданный момент. Брошенные на захват и поимку «кукушек» подразделения разведчиков подрывались на минах, которыми финн заблаговременно окружал позицию. Но даже оставшиеся в живых возвращались ни с чем. Финский снайпер вставал на лыжи и уходил к своим. Выросшему на севере финну пройти зимой 100—1 20 км на лыжах и заночевать в снегу при температуре минус 40° было обычным делом.

Но боевого искусства снайперов-«кукушек» советское руководство не признавало и в неудачах обвиняло младших командиров (боявшихся проявить инициативу и сделать шаг вправо-влево от уставов). Высокое начальство призадумалось только тогда, когда «кукушки» расстреляли несколько штабных автомашин с представителями командования вместе с сопровождающей их свитой. Расстрелы происходили в разных местах, но по одному сценарию: финский снайпер простреливал заднее колесо, обездвиживая машину, и спокойно расстреливал всех, кто в ней находился. Только после этого командование стало понимать, что надо организовать встречные засады на путях выдвижения финских снайперов. Но было поздно. Финская кампания окончилась. Финские снайперы понесли мало потерь, и ни один не был захвачен в плен живым.

Снайперы-«кукушки», свободно перемещавшиеся в лесах, причиняли РККА много неприятностей в диверсионном плане. Летчики рассказывали, как «кукушки» открыли шлюзы озера, на льду которого они расположили аэродром. При лунном свете больше двух десятков боевых самолетов начали проваливаться под лед. Зрелище было страшное. Огнем снайперских винтовок финны не давали приблизиться к шлюзам и закрыть их.

Впрочем, стоит заметить, что и сами советские войска представляли весьма заманчивую мишень. Как сказал один из финских солдат: «Мне нравится воевать с русскими, они идут в атаку в полный рост». Тактика массированного наступления, «человеческой волны», обернулась в той войне огромными потерями для Советского Союза.

Разработанная финнами тактика работы снайперов в зимнее время оказалась настолько удачной, что впоследствии ее применяли и русские, и немцы. И даже сейчас к ней добавить практически нечего.

Развитие снайперского дела в СССР

После финской войны советское командование сделало соответствующие выводы. Для снайперского применения были разработаны новые образцы снайперского оружия – винтовка СВТ и оптический прицел универсальный ПУ, который оказался настолько удачным, что применяется и по сей день. В то же время была обобщена общевойсковая снайперская тактика и разработана практическая методика стрелковых тренировок, пригодная для широкого применения. Немцы перед Второй мировой войной тоже разрабатывали снайперские методики и основную ставку при этом сделали на высокую технику меткого выстрела. Подготовка снайпера в довоенной Германии длилась не менее двух лет. Надо отдать должное, немецкие снайперы стреляли очень хорошо, и подготовлено их было большое количество. Мы же, к сожалению, в снайперском плане к войне подошли недостаточно подготовленными.

Советские снайперы пользовались разными винтовками, в том числе германскими – ведь в 1929 году СССР был в хороших отношениях с Веймарской Германией. Пользовались разовыми винтовками, спортивными винтовками, которые начали изготовляться, например, в Туле. И в том же году открываются снайперские курсы ОСОАВИАХИМа. Уже через 6 лет, к 1935 году, в ОСОАВИАХИМе действует 11 снайперских школ. Было развернуто движение «Ворошиловских стрелков». Но это было массовое движение за овладение меткой стрельбой, которая нужна любому солдату. Были учреждены значки «Снайпер ОСОАВИАХИМа» и «Ворошиловский стрелок». С такими значками ходили выпускники снайперских школ до 1938 года включительно.

Если к 1940 году около 6,5 миллиона человек в СССР сдали нормативы на «Ворошиловского стрелка», то на снайпера ОСОАВИАХИМа – около 6–7 тысяч человек, т. е. это были именно снайперы. Есть хорошая английская пословица: «Всякий снайпер – хороший стрелок, но не всякий хороший стрелок – снайпер».

К началу Великой Отечественной войны Красная Армия располагала значительными кадрами снайперов. Чувствительный урон, наносимый советскими снайперами, побудил немцев к производству в большом масштабе оптических прицелов и обучению снайперов.

Маскировочная накидка». СССР, 1932 г.

Невиданного размаха в СССР в 30-е годы достиг стрелковый спорт, причем стрелки-спортсмены отрабатывали упражнения, имеющие непосредственное отношение к «длинному» снайперскому выстрелу, например: стрельба из крупнокалиберной винтовки лежа на 300, 400, 500 и 600 метров по четырем целям; дуэльная стрельба из армейской винтовки на 300 метров с перебежкой; «минутка» – стрельба из армейской винтовки лежа на 300 метров в течение 1 минуты, количество выстрелов не ограничено; стрельба из малокалиберной винтовки лежа на 200 метров, 40 выстрелов и т. д. За один только зимний период 1932/33 года в школах снайперов подготовлено 460 стрелков и переподготовлено 186 начальников стрелковых отделов и секторов организаций ОСОАВИАХИМа. В октябре 1933 года создается Центральный стрелковый клуб оборонного общества, ставший учебно-методическим и организационным центром развития пулевой стрельбы. В течение 1935 года организациями ОСОАВИАХИМа обучено свыше 3000 снайперов для армии. Уже в 1936 году в СССР действовало 11 снайперских школ. Всего же с 1935 по 1940 год было обучено 13 000 снайперов различной квалификации.

Говоря о всплеске стрелкового спорта и снайпинга в 1930-е годы, нельзя не назвать имя А.А. Смирнского. Участнику Олимпийских игр 1912 года и победитель 1 – й Всероссийской олимпиады 1913 года, он стал инициатором первых всесоюзных стрелковых соревнований, конструировл спортивное и специальное оружие. Из созданных Смирнским малокалиберных винтовок учились стрелять тысячи советских спортсменов, а разработанный им кронштейн для крепления оптического прицела на армейской винтовке без существенных изменений простоял на снабжении РККА до конца 1930-х годов.

Еще в 1929 году после ознакомительной поездки в Германию И.П. Уборевич, бывший в то время начальником вооружений РККА, писал К.Е. Ворошилову: «Каждый пятый или восьмой стрелок, по расчетам немцев, будет на винтовке иметь оптический прицел, значительно увеличивающий меткость стрельбы бойца. Приспособление к нашей винтовке оптического прицела требует улучшения стали, из которой изготовлен ствол… Мое резюме таково, что и нам не нужно скупиться на переход вооружений пехоты под оптический прицел, т. к. это окупится лучшими результатами действия в бою».

Подготовка снайперов Красной Армии

Большое значение для зарождающейся в нашей стране системы обучения «сверхметких стрелков» имело разработанное в 1933 году инспекцией пехоты и стрелковой подготовки РККА наставление «Методика стрелковой подготовки и курс стрельб для подготовки снайперов». Здесь впервые в отечественной практике были обобщены наиболее важные сведения, касающиеся организации и проведения учебных снайперских сборов. Например: «В современном бою на снайперов могут возлагаться следующие задачи: уничтожение лиц командного состава противника, его органов наблюдения и связи; подавление огневых средств противника, особенно хорошо замаскированных; ослепление бронированных машин противника; борьба со снижающимися самолетами противника. Снайперы ведут огонь по наземным целям из винтовок с открытым прицелом до 1000 метров, с оптическим – до 1500 метров. Вообще же стрельба для снайперов возможна в пределах нарезки прицела, с учетом видимости цели, важности и возможности ее поражения». Обратим внимание на то, что в числе боевых задач снайпера не была указана одна очень важная – борьба со снайперами противника.

Относительно огневой подготовки снайперов считалось, что «она складывается из проработки следующих задач:

а) производство выцеленного, точного и уверенного выстрела по неподвижной цели при стрельбе с обыкновенным и оптическим прицелом;

б) производство быстрого выстрела для поражения внезапно появляющихся на короткий срок целей;

в) поражение быстро двигающихся наземных целей;

г) производство меткого выстрела из различных положений, с упора из-за укрытий при стрельбе с обыкновенным и оптическим прицелом;

д) поражение воздушных целей противника;

е) быстрое поражение нескольких целей с переносом огня по фронту и в глубину;

ж) ведение огня при различной видимости цели; ведение огня в составе группы снайперов».

К прохождению снайперского курса стрельб допускались только бойцы, выполнившие при обучении зачетные задачи стрельб из винтовки на «отлично» и сдавшие специальное упражнение на классификацию.

Первоначальную снайперскую подготовку красноармейцы получали на 45-дневных сборах, где прорабатывались все стрелковые задачи курса стрельб. Помимо собственно стрельб снайперам во время учебы надлежало решать также и тактические задачи, такие, как разведка и оценка местности, выбор места для огневой точки и оборудование ее, составление стрелковой карточки и простейшего чертежа местности, наблюдение за полем боя, отыскание и распознавание целей, определение расстояний, выбор момента открытия огня, выбор прицела и точки прицеливания, выбор положения для стрельбы и момента для производства выстрела, наблюдение за результатами огня. Примечательно, что при отработке тактических задач рекомендовалось для наглядности использовать в качестве целей живых людей (естественно, применялись только учебные патроны), при этом занятие приобретало форму встречного огневого столкновения.

Характерным для того времени было специальное упражнение, выполняемое в полной темноте: стрельба велась с дистанции 150 метров по цели, изображающей курящего в окопе вражеского наблюдателя. Меткая пуля, летящая из темноты на огонек сигареты, – этот образ остался еще со времен Англо-бурской войны.

Показательно, что цель «ручной пулемет» снайпер РККА должен был поражать не более чем со второго выстрела с расстояния в 800 метров, появляющуюся на 4 секунды «головную фигуру» (дистанция 250 м) – с первого выстрела, движущуюся по фронту «головную фигуру» (дистанция 300 м) – со второго выстрела. Все это свидетельствует о высоком стрелковом мастерстве первых советских снайперов, а также о хороших боевых качествах винтовок и оптики.

Снайперский расчет РККА отражает «химическую атаку» противника. Маневры 1934 г.

Интересно, что с учетом низкого образовательного уровня красноармейцев для решения задач по выбору точки прицеливания по различным целям на разные дистанции в наставлении рекомендовалось изготовление макета средних траекторий в натуральную величину – от 200 до 1000 метров. Провешивалась линия, на которой через каждые 50 метров в створе друг с другом вбивались стойки; на каждой стойке на определенной высоте, соответствующей средней траектории пули на этой дистанции, имелся гвоздик с надписью – каково превышение и для какого прицела. При показе нужной траектории на эти гвоздики подвешивался шнур, в соответствующих точках устанавливались мишени.

Особое внимание уделялось отработке приемов ведения огня из различных положений. Наибольший интерес сегодня вызывает широко практиковавшийся в 1930—1940-е годы способ использования при стрельбе штатного ружейного ремня, из которого получалась удобная петля, почти как на спортивном оружии. Несмотря на то что со времени выхода в свет этого пособия прошло восемьдесят лет, к этой методике тренировок «сверхметких стрелков» мало что можно добавить и сегодня.

Еще до начала Великой Отечественной войны советские снайперы получили боевое крещение во время военного конфликта на Карельском перешейке в 1939–1940 годах. Это была странная война: большая, прекрасно вооруженная и механизированная Красная Армия в течение полугода с огромным трудом и тяжелейшими потерями пыталась сломить сопротивление совсем небольшой (около 100 тысяч человек) финской армии. Многие советские солдаты и офицеры не были готовы к тому, что им придется столкнуться с малыми, очень подвижными отрядами лыжников, многочисленными минами-ловушками и знаменитыми снайперами-«кукушками». Участник боев на Карельском перешейке позднее вспоминал: «Замечаем: пули ложатся вокруг нас. Откуда они? Вдруг падает пулеметчик. Спрашиваем: «Куда ранен?» – «В затылок», – отвечает наклонившийся к немутоварищ.

Значит, стреляют с тыла. Начинаем осматривать деревья. Ветви густые, завалены снегом. Замечаю, что ветви одной из елей чуть-чуть колышутся. Всматриваюсь через прицел снайперской винтовки и вижу: «люлька», а на ней ноги в пьексах. Стреляем. С дерева падает человек. Подбегаем: белофинн с автоматом.

Осматриваем другие деревья; на некоторых замечаем тоненькие полоски – круговые срезы коры, вглядываемся: на каждом из таких деревьев устроены «люльки», но людей нет, очевидно, эти деревья подготовлены «про запас».

…В первые минуты мы думали, что сбитые нами белофинны – случайные люди, отрезанные от своих и спрятавшиеся на деревьях, чтобы вредить в наших тылах. Тогда мы еще не знали, что подобный способ войны – система, которую враг станет применять по всему фронту». (И. Кульпин. «Бои в Финляндии».)Финский снайпер

Тактика партизанской войны и мелких диверсий, проводимая малочисленной финской армией, принесла свои плоды: по оценкам (вероятнее всего, спекулятивным) некоторых военных историков, потери советских войск были очень большими, при этом можно полагать, что значительная часть солдат была уничтожена именно снайперами. Финские «кукушки» отработали основные тактические приемы, которые позднее советские снайперы с успехом применили против немцев. Например, работа снайпера в контакте с пулеметчиком и подрывниками. «Кукушки» также придумали зимнее снайперское укрытие «финский сугроб», использование ложных позиций для отвлечения противника, минирование покидаемой «лежки» и многое другое.

Бывший сотрудник НКВД СССР С.А. Ваупшасов в мемуарах пишет: «Умный и коварный противник оставлял на занятой нами земле многочисленные подразделения стрелков и автоматчиков, целые лыжные батальоны с задачей дезорганизовать функционирование войсковых тылов, рвать коммуникации, нападать на госпитали, штабы, склады. Легкие, подвижные группы шюцкоровцев были мастерами такой вот «малой войны» и доставляли нашему командованию много хлопот.

На борьбу с диверсионными отрядами были брошены пограничные батальоны и другие войска НКВД. Базируясь в тылу действующей армии, мы охраняли подъездные пути, линии связи, тыловые учреждения, выслеживали, вылавливали и уничтожали вражеских лыжников…

Наибольшую опасность представляли одиночные финские автоматчики и снайперы, засевшие на деревьях в белых маскировочных халатах и совершенно сливавшиеся со стволом и ветками, запорошенными снегом. Советские бойцы прозвали их «кукушками», видимо, за одиночество и «древесный» образ жизни. «Кукушки» имели задачу выводить из строя командный состав. Наши командиры и политработники очень скоро перестали носить далеко видные знаки различия, но «кукушки» все же ухитрялись узнавать начальников по кобуре пистолета, портупее, командирским полушубкам и стреляли без промаха. Ни на минуту нельзя было снять маскхалат, чтобы не выделиться из среды бойцов». (С.А. Ваупшасов. «На тревожных перекрестках».)

Финны проиграли войну на всех направлениях, кроме одного. Противопоставить партизанской войне Красной Армии было практически нечего. Возможно, это одна из причин того, почему СССР не стал оккупировать «страну Суоми». Ведь в этом случае «малая война» разгорелась бы с новой силой и затянулась на годы, а финны уже показали, на что они способны.

Характерно, что, по сути, финны применили против Красной Армии ту самую тактику «малой войны», которая в 1920-е годы была разработана советскими военачальниками – М.В. Фрунзе, И.П. Уборевичем, А.И. Егоровым, В.М. Примаковым. Фрунзе еще в 1921 году писал в статье «Единая военная доктрина и Красная Армия», что «если государство уделит этому достаточно серьезное внимание, если подготовка к «малой войне» будет проводиться систематически и планомерно, то и этим путем можно создать для армии противника такую обстановку, в которой при всех своих технических преимуществах они окажутся бессильными перед сравнительно плохо вооруженным, но полным инициативы, смелым и решительным противником».

Многие военные специалисты до сих пор полагают, что подрыв важнейших мостов, массированное минирование дорог, засады и снайперский террор с первых часов вторжения могли бы резко снизить скорость немецкого блицкрига, если бы советское командование применило тактику мелких подразделений в 1941 году. Кстати, это мнение поддерживал и «советский диверсант № 1» – Илья Григорьевич Старинов: «Опустошение территории при отходе командование финляндской армии дополняло действиями партизанских снайперов и различного рода минами. Все это составляло значительные трудности для Красной Армии». (И.Г. Старинов. «Мины замедленного действия».)

Вторая мировая война

В ходе Второй мировой значение снайперского огня возросло. Не случайно в отчетах о боях действия снайперов противника часто упоминались в одном ряду с работой артиллерии и авиации, нередко вообще большинство потерь от огня стрелкового оружия списывалось на снайперов.

Красная Армия уже имела случай убедиться в значении снайперов во время советско-финской войны 1939–1940 годов. Умелые действия финских снайперов заставили пересмотреть собственные программы подготовки. В результате РККА оказалась готовой к широкому использованию снайперов в составе подразделений. В начальный период Великой Отечественной в частях Ленинградского фронта зародилось снайперское движение, вскоре распространившееся и в морской пехоте РККФ, и в войсках НКВД. Для повышения авторитета снайперов вводились неофициальные звания типа «знатный снайпер», выдавались именные винтовки. 21 мая 1942 года в числе нагрудных знаков утвердили знак «Снайпер». «Боевой устав пехоты 1942 года» определял задачи снайпера так: «Уничтожение снайперов, офицеров, наблюдателей, орудийных и пулеметных расчетов (особенно фланкирующих и кинжальных), экипажей остановившихся танков, низко летящих самолетов противника и вообще всех важных появляющихся на короткое время и быстро исчезающих целей». Предполагалась самостоятельность снайперов в выборе позиции, целей и ведении огня. Указывались и задачи снайперов в ходе боя в особых условиях – в лесу, в населенном пункте.

Снайперское движение в РККА

Во время Великой Отечественной войны советское военное руководство хорошо понимало возможности даже одного качественно подготовленного снайпера, тем более снайпера-инструктора, способного в течение короткого срока подготовить десятки стрелков. Поэтому в Центральной школе инструкторов снайперского дела (ЦШИСД) учебный курс был рассчитан на 6 месяцев. Полугодичная подготовка снайпера в период войны, и это в то время, когда боевого летчика учили за 3–4 месяца!

В первые месяцы войны подготовка лучших стрелков была заботой частей и соединений передовой линии фронта. Обучение шло в запасных учебных частях, на краткосрочных курсах непосредственно в боевых порядках войск, велось путем непосредственного общения лучших снайперов части со своими товарищами и их совместными выходами на боевые позиции. Такая форма общения имела как положительные стороны, так и недостатки. Никакая теория не может заменить практику – работу снайпера в боевых порядках своего подразделения. Процесс приобретения боевого опыта гораздо эффективнее, когда рядом с обучаемым находится опытный наставник.

Но командование понимало необходимость централизованной подготовки «сверхметких стрелков». Еще 18 сентября 1941 года вышло постановление о всеобщем обязательном военном обучении граждан СССР, которое дало возможность организовать военную подготовку населения без отрыва от производства. Программа обучения была рассчитана на 110 часов. Кроме других военных специальностей (пулеметчик, минометчик, связист), учеба шла и по линии снайпинга. Все же готовить снайперов в такие сжатые сроки было крайне трудно, поэтому вскоре было принято решение открыть специальные «школы отличных стрелков снайперской подготовки» (ШОССП) при военных округах. Обучение шло в течение 3–4 месяцев уже с отрывом от производства. Один только Московский военный округ имел три такие школы. В качестве преподавателей привлекались инструкторы по снайпингу ОСОАВИАХИМа, который, как и в мирное время, продолжал готовить снайперские кадры в своих школах. Кроме того, было решено организовать централизованную подготовку снайперов высокой квалификации с инструкторскими навыками. Для этого 20 марта 1942 года в Вешняках под Москвой была создана школа инструкторов-снайперов.

«Снайпер бьет издалека, но всегда наверняка!» Советский плакат. 1942 г.

Уже первые месяцы работы школы показали, что крайне необходимо централизованно готовить не только инструкторов, но и рядовых снайперов высокой квалификации. Поэтому 15 мая 1942 года было предложено сформировать при школе 3-месячные курсы для обучения снайперов. Сроки же подготовки в школе инструкторов-снайперов с 18 июля 1942 года были увеличены до 6 месяцев.

Снайпер Красной Армии. 1941 г.

Применение снайперов на фронте показало, что наравне с мужчинами очень высокую стрелковую выучку и эффективность в боевой работе показали девушки-снайперы, подготовленные учебными подразделениями Всеобщего военного обучения (Всевобуча). На 1 января 1942 года в этой структуре было обучено 14 819 девушек-снайперов, а в марте – августе того же года – еще 39 941. Школа инструкторов-снайперов была переименована в Центральную школу инструкторов снайперского дела с 6-месячным сроком обучения. Одновременно этим же приказом при ЦШИСД были сформированы женские курсы отличных стрелков снайперской подготовки (ЖКОССП) и школа отличных стрелков снайперской подготовки с 3-месячным сроком обучения. Позднее, 21 мая 1943 года, женские курсы были переформированы в Центральную женскую школу снайперской подготовки. На всех фронтах Великой Отечественной войны воевало 1885 девушек-снайперов, выпускниц ЦЖШСП, около 180 человек погибло. В частности, в составе 3-й ударной армии боевой путь от Великих Лук до Берлина прошла рота первых выпускниц школы, уничтоживших 3012 фашистов.

К середине 1943 года в основном были закончены все крупные мероприятия по централизованной подготовке снайперских кадров для Красной Армии. За время войны в системе Всевобуча было проведено семь очередей подготовки. Первая очередь обучалась в 1941 году; в 1942–1944 годах было осуществлено по две очереди подготовки. За это время в общей сложности было обучено 428 335 отличных снайперов, которые существенно усилили боевые порядки пехотных частей. Помимо этого, в учебных формированиях центрального подчинения было подготовлено 9534 снайпера высокой квалификации. В центральной школе снайпинга обучение шло до марта 1945 года.

Большой вклад в организацию централизованной подготовки снайперских кадров внес генерал-лейтенант Г.Ф. Морозов. Возглавляя один из отделов Генерального штаба, он накапливал и анализировал боевой опыт советских снайперов. Его книги «Методика огневой подготовки снайпера» и «Памятка снайперу» оказали неоценимую помощь при обучении снайперов во фронтовых частях.

Подготовка снайперов развернулась на специальных сборах, в снайперских школах, включая созданную в мае 1943 года Центральную женскую снайперскую школу. Для повышения квалификации снайперов практиковались армейские и фронтовые слеты. Обучали снайперов и на курсах, созданных при штабах партизанских соединений и крупных партизанских отрядов. Солидную базу для развития снайпинга подготовила предвоенная работа ОСОАВИАХИМа, а активно развивавшийся в 20 – 30-е годы стрелковый спорт обеспечил основные кадры снайперов. Имена М. Буденкова, Н. Галушкина, Ф. Дьяченко, В. Зайцева, Н. Ильина, Ф. Охлопкова, И. Сидоренко, Г.Симанчука, Ф. Смолячкова, М. Пассара, Л. Павличенко, В. Пчелинцева, М. Поливановой, 3. Поповой стали широко известны. Ряд немецких авторов, оценивая после войны бои на Восточном фронте, отмечали хитрость и хорошую подготовку советских снайперов.

Советская девушка-снайпер

Стала разнообразнее и тактика снайперов – они действовали в составе подразделений, отдельными командами, поодиночке и по двое. Наиболее эффективной считалась работа снайперов в паре, когда они поочередно выполняли функции наблюдателя и истребителя. Началось и широкое применение бесшумных винтовок – в основном это были штатные винтовки с глушителями типа «Брамит» (прибор «Братьев Митиных»).

В 1945 году, уже после окончания войны, американская пресса писала: «Русские снайперы показали огромное мастерство на немецком фронте. Они побудили немцев на производство в большом масштабе оптических прицелов и обучение снайперов».

Эталоном в снайперской подготовке периода Великой Отечественной войны является Центральная школа инструкторов снайперского дела, находившаяся в Вешняках под Москвой. Примером того, как готовили снайперские кадры в этой подмосковной школе, может служить свидетельство одного из инструкторов о подготовке даже не мужчин, а девушек-снайперов: «Трехлинейную винтовку и снайперскую СВТ-40 девушки научились разбирать чуть ли не с закрытыми глазами. Но прежде чем произвести первый выстрел боевым патроном, им пришлось многое усвоить. Нужно было изучить принцип действия прицела, почти автоматически уметь определять расстояние до цели, скорость ветра, скорость движения цели и быстро производить соответствующие расчеты. Требовалось упорно тренировать зрение, наблюдательность, отрабатывать твердость руки, умение плавно нажимать на спусковой крючок».

Курсантки осваивали правила маскировки, учились ползать по-пластунски и быстро делать перебежки, оборудовать стрелковые ячейки – основную, запасную и ложные, обеспечивая этим тщательную маскировку. Большое значение придавалось стрельбе из любого положения.

В казармах изучались лишь теоретические дисциплины и материальная часть. В осенний дождь, в зимнюю метель, в летний зной девушки с полной солдатской выкладкой шли на занятия. А идти до стрельбища надо было 7 километров. Девушки должны были уметь выполнять обязанности бойцов стрелкового отделения, стрелять из ручного и станкового пулемета, противотанкового ружья. Их также обучали приемам штыкового боя, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью.

В конце обучения – 70-километровый марш-бросок с полной выкладкой. В нем проверялись знания и умение снайперов применять на практике боевые навыки, полученные в школе. К концу обучения девушки уже отлично выполняли такие упражнения, как стрельба на расстояние 1000 метров по «станковому пулемету», с 800 метров – по «перебежчику», с 500 метров – по «грудной» фигуре, с 250 метров – по «стереотрубе». Центральная женская школа работала 27 месяцев, за это время было проведено три основных набора.

Снайпер Балтийского флота. ВОВ

Своеобразным было отношение фронтового командования к «снайпершам». По воспоминаниям одной из выпускниц Центральной женской школы Лидии Гудованцевой:

«Приняли нас в штабе 1-й ударной армии душевно, все подходили к нам, чтобы взглянуть… Пригласили в политотдел. Там поинтересовались: все ли мы взвесили, а может, кто передумал, то можно и другие обязанности выполнять – в штабе работы хватает». Не правда ли, довольно странно: прибывшим на фронт кадровым снайперам предлагают работу в штабе – вдруг кто-нибудь не готов к боевой работе на передовой? Это свидетельство того, что старшие офицеры не принимали девушек-снайперов всерьез.

Помимо централизованной подготовки снайперских кадров было организовано обучение стрелков непосредственно во фронтовых частях. Снайперские школы формировались в масштабе армий со сроком обучения до трех месяцев, в зависимости от условий и боевой обстановки. В стандартную программу подготовки входило изучение правил обращения с оружием и оптическим прицелом, определение дальности до цели, проверка боя оружия, изучение основ баллистики, выбор позиции для ведения огня и маскировка. Только снайперские школы Ленинградского фронта подготовили 1337 снайперов.

Война требовала немедленного действия, и поэтому в Красной Армии упор делался на физическую выносливость снайпера, маскировку и массовость. Основой специальной тактики стал снайперский террор. Тактика эта в условиях широкомасштабного военного конфликта оказалась единственно правильной и применялась до конца Второй мировой войны. В первые месяцы войны подготовленных снайперов в РККА не было. Солдаты и офицеры овладевали снайперским мастерством походу боевых действий. Позднее, в 1942 году, стали функционировать сначала трехмесячные, а затем шестимесячные снайперские курсы. Но этого было недостаточно. Во второй половине войны срок обучения снайперов был увеличен до восьми месяцев в специализированных снайперских школах.

Во время Великой Отечественной и в последующих вооруженных конфликтах наше снайперское движение оказалось результативнее немецкого и прочих благодаря не только массовости, но главным образом беспредельной русской изобретательности, нечеловеческой выносливости и адскому терпению, способности работать в грязи, снегу, под палящим солнцем. Способность советских снайперов из вроде бы достаточно простого оружия – трехлинейной винтовки – попадать противнику между глаз с расстояния 700–800 метров старослужащие помнят до сих пор. На войне время спрессовывалось. Жестокая необходимость обостряла восприимчивость и заставляла человеческий организм работать на грани невозможного. На что в мирное время требовались годы, на войне уходили месяцы и недели. В экстремальных жестоких условиях человек довольно быстро превращался в то, что сейчас называют модным термином – ниндзя. Боевое искусство советские снайперы довели до совершенства, и до наших японским снайперам-ниндзя было далеко.

Снайперы действовали очень изобретательно. Например, отец автора вспоминал, как действовал на их участке фронта взвод снайперов-«гастролеров». Прибыв на передовую, снайперы залегли цепью вдоль линии обороны. Затем с какого-то пригорка в сторону немцев была пущена железная бочка, частично наполненная различным металлическим хламом и оглушительно гремящая на каждой неровности рельефа. В итоге из вражеской траншеи на непонятный звук обязательно выглядывало несколько любопытных голов, а снайперы их всех поражали беглым огнем. После этого взвод переходил на новый, еще «не паханный» участок фронта и повторял свой трюк снова.

proshakov.livejournal.com

Финский снайпер, уничтоживший 700 советских солдат

26.09.2016 | 11:28 | Просмотров: 5 017

Хотя Симо Хяюхя не укладывал четверых одним выстрелом, как это сделал недавно британский офицер, этот финн известен тем, что был самым результативным элитным стрелком в истории

Я постарался сделать то, что мне приказали, наилучшим образом». Эту простую фразу произнес снайпер Симо Хяюхя, когда его, уже в преклонном возрасте, спросили, как он чувствует себя, уничтожив 700 красноармейцев (из них от 502 до 542 документально подтвержденных и из своей винтовки) в ходе так называемой «Зимней войны».

Если оставить в стороне этические проблемы, то необходимо признать, что это число убитых позволили финну по прозвищу «Белая смерть» стать одним из самых результативных элитных стрелков в истории. И всего лишь за 100 дней, в течение которых крошечная армия его страны поставила шах гигантской военной машине Сталина.

Хотя Симо, с изуродованным после ранения лицом, не укладывал четверых одним выстрелом, как это сделал недавно британский офицер с четырьмя боевиками из ИГ (организация запрещена на территории РФ — прим.ред.), он умер в 2002 году зная, что войдет в учебники истории, как один из лучших снайперов в мире.Первые шаги

Симо Хяюхя, будущий кошмар советских солдат, родился в селении Раутъярви 17 декабря 1905 года. По крайней мере, так утверждают историки Веса Ненье (Vesa Nenye), Питер Мунтер (Peter Munter) и Тони Виртанен (Toni Wirtanen) в своей книге «Финляндия воюет: Зимняя война 1939-40» («Finland at War: The Winter War 1939-40»). Хотя, в зависимости от источника, стрелок мог родиться в самые разные даты.

«Симо был предпоследним ребенков из восьми. Ходил в деревенскую школу и рано начал помогать родителям на семейной ферме. С детства увлекался лыжами, стрельбой, охотой и игрой в песапалло — разновидность финского бейсбола», — пишут авторы книги. Кроме того, судьба распорядилась таким образом, что родное село Симо находило прямо у границы с русскими, которых позже он будет уничтожать десятками.

Исследователи отмечают в своем труде, что в 17 лет (спорная дата, существует распространенное мнение, что в 25) Хяюхя вступил в ряды финской Гражданской гвардии (Suojeluskunta), военного формирования, родившегося из «Белой гвардии», которая в гражданскую сражалась с так называемой «Красной гвардией». Находясь на службе, наш герой часами совершенстввовал меткость стрельбы. Эти упорные тренировки в сочетании с природным талантом сделали его одни из лучших стрелков отряда.

«Он был опытным стрелком. На соревнованиях занял первое место, попав шесть раз в течение минуты в одну и ту же крошечную цель, расположенную на расстоянии 150 метров», — рассказывается в книге. В 1925-1927 годах (в возрасте всего 20 лет и при своем росте в 1,52 метра) он прошел обязательную военную службу в самокатном батальоне.

Впоследствии окончил курсы младших офицеров и был повышен в звании до ефрейтора. Всего несколько месяцев спустя сдал экзамены на снайпера. Однако вскоре уволился и вернулся на родительскую ферму, где вел размеренную жизнь. Пока не началась «Зимняя война».

Ледяная война

Чтобы понять, как финский фермере стал одним из самых результативных снайперов в истории, нужно вернуться в 1939 год, когда Гитлер и Сталин только что поделили завоеванную Польшу, подписав военный договор. К тому моменту советский лидер уже аннексировал Латвию, Литву и Эстонию и горел желанием еще расширить свои владения в Европе.

Именно поэтому его взгляды обратились на Финляндию, завоевав которую можно было бы обеспечить прямой выход в Балтийское море и отнести границы подальше от Ленинграда, который слишком близко находился к потенциальному врагу.

За спрос денег не берут, подумал, видимо, советский лидер, и, желая проявить себя с наилучшей стороны, пригласил финскую делегацию в Кремль 14 октября 1939 года, чтобы убедить ее членов, что самое правильное, что они могут сделать, это принять на свои знамена серп и молот. Что послы и сделали под «давлением угроз и обещанием компенсаций», как пишет историк и журналист Хесус Эрнандес (Jesús Hernández) в своей книге «Краткая история Второй мировой войны» («Breve historia de la Segunda Guerra Mundial»).

Эмиссары вернулись домой, а через месяц отклонили предложение СССР. И они логично предпочли остаться в прежних границах.

Если финнам понадобился месяц, чтобы принять решение, то у Сталина это заняло всего несколько часов. «Без объявления войны Красная армия напала на Финляндию 30 ноября 1939 года. В отличие от поляков финны отошли за крепкую оборонительную линию, чтобы отразить удары русских», — сообщает Эрнандес.

В тот день Седьмая армия РККА подошла к границам нового врага. Одновременно были мобилизованы ее многочисленные танковые силы, как указывает Крис Беллами (Chris Bellamy), в книге «Абсолютная война».

Финские призраки

Так началась так называемая «Зимняя война», которая для гигантской армии Сталина представлялась военной прогулкой. Однако Красная армия натолкнулась на ледяных просторах Финляндии на препятствие, которое ее неопытные бойцы частенько не могли преодолеть: на стойкость финнов.«Финское сопротивление было ожесточенным, а действия советских солдат, несмотря на их подавляющую многочисленность, в высшей степени неэффективными. Многие из развернутых подразделений были набраны в Центральной Азии […] и оказались не подготовлены и не укомплектованы для ведения войны в условиях зимы», — отмечает популярный историк Мартин Фолли (Martin H. Folly) в своем «Атласе Второй мировой войны».

Кроме того, Красная армия столкнулась со смертельным оружием «Белой смерти», который, как и его финские товарищи, понимал, что зима — потенциальный союзник для Финляндии. «Неподготовленность советской армии для ведения боевых действий зимой была отчасти обусловлена чрезмерно оптимистическими прогнозами относительно длительности кампании», — объясняет Беллами.

Недаром сам маршал Воронов признавался позднее, как сложно пришлось его бойцам в этих заснеженных краях и при таких низких температурах: «Войска были плохо подготовлены к операциям в лесу и к минусовым температурам. […] В суровом климате Финляндии отказывали механизмы полуавтоматического оружия».

Помимо этого, «Белая смерть» и финская армия в ходе «Зимней войны» прибегли к тактике партизанской войны. И пока русские двигали свои гигантские пехотные подразделения по забитым дорогам, защитники Финляднии предпочли засесть в лесах и нападать только в удобные моменты. И это была неплохая идея, потому что на каждого финна приходило по 100 красноармейцев.

«Бесшумно передвигаясь на лыжах по узким лесным тропам финские войска как призраки обрушивались на перепуганных русских солдат и немедленно растворялись в тумане. В силу нехватки военной техники финны прибегли к воображению, чтобы подрывать вражеские танки, и придумали бутылки с зажигательной смесью, которые позже будут известны как «коктейль Молотова», — пишет Эрнандес.

В атаку!

Когда началась война, Хяюхя решил снова вступить в ряды финской армии, чтобы бороться с захватчиками. И с этого момента он получил прозвище «Белая смерть». И не только потому что сражал наповал любого русского, на которого направлял свою винтовку, но и потому что появлялся на поле боя, одетый как настоящий призрак — в белой накидке, белой же маске, которая закрывала практически все лицо, и такого же цвета перчатках. Это сходство с призраком (и количество убитых) сделали его одним из самых грозных снайперов для сталинских войск.

Симо любил стрелять в сильные морозы (при 20-40 градусах ниже нуля, как утверждают некоторые исследователи), при этом он держал во рту снег, чтобы пар от дыхания его не выдал. Это был не единственный «трюк», который он использовал. Финн, например, замораживал водой наст перед стволом винтовки, чтобы при выстреле снег не взлетал, указывая его точное местонахождения, и, конечно, чтобы опереть оружие и лучше прицелиться.

И еще одна деталь, которую приводит «The Redwood Stumper 2010: The Newsletter of the Redwood Gun Club»: наш герой ненавидел оптические прицелы по двум причинам. Во-первых, из-за блеска линз, который также зачастую выдавал расположение снайпера. А во-вторых, из-за хрупкости стекол на морозе. Поэтому Хяюхя предпочитал стрелять с открытого прицела.

Все эти трюки позволили ему застрелить из своей снайперской винтовки 505 солдат противника, что документально зафиксированно. Впрочем, как это всегда бывает, некоторые исследователи, как Робет Садовски (Robert A. Sadowski) указывают более высокую цифру — 542 убитых. К этому количеству следует прибавить еще 200 не подтвержденных попаданий, осуществленных из пистолета-пулемета, который Симо использовал на коротких дистанциях (некоторые историки в этом случае также указывают 300 попаданий). И что уж совсем невероятно — финский стрелок уничтожил такое количество красноармейцев всего за 100 дней, заключает автор книги «Финляндия воюет».

Излюбленное оружие

После окончания войны Хяюхя рассказывал, что обычно выходил на «охоту» с двумя стволами.

1-Винтовка Мосина M28

Эта винтовка отлично зарекомендовала себя с тех пор, как была взята на вооружение Российской армии в начале ХХ-го века. Большой объем производства позволял поставлять ее Финляндии в 20-е годы. Однако здесь предпочтение было отдано модели с утяжеленным стволом. Финские снайперы обычно использовали модель 28/33, но Симо предпочитал более старую M28, считая ее более надежной и менее заметной благодаря маленькому прицелу.

2-Suomi M-31 SMG

Этот пистолет-пулемет служил ему для стрельбы на коротких дистанциях. Он был принят на вооружение финской армии в 1931 году под названием Suomi KP-Модель 1931, или просто KP-31 (Konepistooli, или «автоматический пистолет» 31). Его производство прекратилось в 1944 году, но во время «Зимней войны» это оружие продемонстрировало свою эффективность. Именно эта модель послужила образцом для советских конструкторов при создании знаменитых ППД и ППШ. Их финских предшественник был эффективным и надежным оружием, но очень дорогим в производстве.

Колла не сдается

Одним из сражений, в котором наш герой нанес наиболее значительный урон противнику, стала битва при Колле вблизи финско-советской границы. С начала «Зимней войны» СССР мобилизовал 56-ю стрелковую дивизию, перебросив ее в этот район 7 декабря 1939 года в расчете не то, что ее участие может обеспечить разгром большей части финских сил.

Однако, финны не собирались допустить этого. Руководить обороной было поручено полковнику Тейттинену (Teittinen), которому пришлось в первые недели войны отражать натиск четырех вражеских дивизий силами одного-единственного полка, засевшего в вырытых вручную окопах.

Как обычно, советская тактика была простой — лобовая атака на финскую линию обороны. И она могла бы оказаться удачной, принимая в расчет численное превосходство красноармейцев, но провалилась в силу лучшего знания местности защитниками. На место боевых действий был направлен 34-й пехотный полк, в котором служил Хяюхя. За несколько недель финский снайпер уложил от 200 до 500 (по разным источникам) солдат противника.

«В битве при Колле Симо использовал свою старую винтовку, из которой стрелял еше в Гражданской гвардии. Сам он не считал убитых, это делали его товарищи. В начале декабря застреленных красноармейцев было уже 51 за три дня», — отмечают соавторы книги «Финляндия воюет».

Эти цифры были настолько невероятны, что офицеры поначалу не поверили им. Полковник Тейттинен направил офицера следовать за Симо и вести счет жертвам. «Когда Хяюхя приближался к 200, выдержав особенно мощную дуэль вражеским снайпером, офицер вернулся с докладом. Впоследствии стрелка повысили до сержанта», — пишут они.

Во время битвы при Колле (где среди финских защитников распространился лозунг «Они не пройдут!») стало ясно, что несмотря на превосходящие силы противника, финны не собираются отдавать ни пяди своей земли.

И они подтвердили это в сражении на «Холме смерти», произошедшем в ходе битвы и в котором 32 финских военнослужащих отразили атаку 4 тысяч красноармейцев, потеряв при этом убитыми всего четверых на фоне 400 погибших солдат противника. Гора Колла осталась стоять на финской территории.

Роковой выстрел

Во все последующие недели советские стрелки гонялись за Симо, но он был недосягаем. Сталинская артиллерия также оказывалась беспомощна против него. Он казался неуязвимым для пуль. Но это мнение скоро было опровергнуто — в марте 1940 года легендарный снайпер был ранен. «6 марта 1940 года Хяюхя был ранен в лицо разрывной пулей, которая вошла в районе верхней губы и пробило навылет щеку», — описывается в книге «Финляндия воюет».

Нижняя часть его лица была изуродована и челюсть раздроблена. К счастью, несмотря на большую кровопотерю, товарищам удалось эвакуировать Симо в бесчувственном состоянии в тыл, и очнулся он лишь 13 марта. Некоторое время спустя Финляндия подписала мирный договор с СССР, уступив часть своей территории.

Будучи национальным героем, Симо Хяюхя был вынужден покинуть свой дом, поскольку он располагался теперь на территории, отошедшей к СССР. У него было другого выхода, как уехать на родительскую ферму. Понадобилось 10 операций, чтобы восстановить изуродованную часть лица. И тем не менее, Симо прожил, спокойно выращивая скот, до 1 апреля 2002 года, когда покинул этот мир.

Метки: армия Финляндии, Снайпер, СССР

todaysmilitary.ru

Финский снайпер «Белая смерть», уничтоживший 700 советских солдат | Военное дело | ИноСМИ

«Я постарался сделать то, что мне приказали, наилучшим образом». Эту простую фразу произнес снайпер Симо Хяюхя, когда его, уже в преклонном возрасте, спросили, как он чувствует себя, уничтожив 700 красноармейцев (из них от 502 до 542 документально подтвержденных и из своей винтовки) в ходе так называемой «Зимней войны».

Если оставить в стороне этические проблемы, то необходимо признать, что это число убитых позволили финну по прозвищу «Белая смерть» стать одним из самых результативных элитных стрелков в истории. И всего лишь за 100 дней, в течение которых крошечная армия его страны поставила шах гигантской военной машине Сталина.

Хотя Симо, с изуродованным после ранения лицом, не укладывал четверых одним выстрелом, как это сделал недавно британский офицер с четырьмя боевиками из ИГ (организация запрещена на территории РФ — прим.ред.), он умер в 2002 году зная, что войдет в учебники истории, как один из лучших снайперов в мире.Первые шаги

Симо Хяюхя, будущий кошмар советских солдат, родился в селении Раутъярви 17 декабря 1905 года. По крайней мере, так утверждают историки Веса Ненье (Vesa Nenye), Питер Мунтер (Peter Munter) и Тони Виртанен (Toni Wirtanen) в своей книге «Финляндия воюет: Зимняя война 1939-40» («Finland at War: The Winter War 1939-40»). Хотя, в зависимости от источника, стрелок мог родиться в самые разные даты.

«Симо был предпоследним ребенков из восьми. Ходил в деревенскую школу и рано начал помогать родителям на семейной ферме. С детства увлекался лыжами, стрельбой, охотой и игрой в песапалло — разновидность финского бейсбола», — пишут авторы книги. Кроме того, судьба распорядилась таким образом, что родное село Симо находило прямо у границы с русскими, которых позже он будет уничтожать десятками.

Исследователи отмечают в своем труде, что в 17 лет (спорная дата, существует распространенное мнение, что в 25) Хяюхя вступил в ряды финской Гражданской гвардии (Suojeluskunta), военного формирования, родившегося из «Белой гвардии», которая в гражданскую сражалась с так называемой «Красной гвардией». Находясь на службе, наш герой часами совершенстввовал меткость стрельбы. Эти упорные тренировки в сочетании с природным талантом сделали его одни из лучших стрелков отряда.

«Он был опытным стрелком. На соревнованиях занял первое место, попав шесть раз в течение минуты в одну и ту же крошечную цель, расположенную на расстоянии 150 метров», — рассказывается в книге. В 1925-1927 годах (в возрасте всего 20 лет и при своем росте в 1,52 метра) он прошел обязательную военную службу в самокатном батальоне.

Впоследствии окончил курсы младших офицеров и был повышен в звании до ефрейтора. Всего несколько месяцев спустя сдал экзамены на снайпера. Однако вскоре уволился и вернулся на родительскую ферму, где вел размеренную жизнь. Пока не началась «Зимняя война».

Ледяная война

Чтобы понять, как финский фермере стал одним из самых результативных снайперов в истории, нужно вернуться в 1939 год, когда Гитлер и Сталин только что поделили завоеванную Польшу, подписав военный договор. К тому моменту советский лидер уже аннексировал Латвию, Литву и Эстонию и горел желанием еще расширить свои владения в Европе.

Именно поэтому его взгляды обратились на Финляндию, завоевав которую можно было бы обеспечить прямой выход в Балтийское море и отнести границы подальше от Ленинграда, который слишком близко находился к потенциальному врагу.

За спрос денег не берут, подумал, видимо, советский лидер, и, желая проявить себя с наилучшей стороны, пригласил финскую делегацию в Кремль 14 октября 1939 года, чтобы убедить ее членов, что самое правильное, что они могут сделать, это принять на свои знамена серп и молот. Что послы и сделали под «давлением угроз и обещанием компенсаций», как пишет историк и журналист Хесус Эрнандес (Jesús Hernández) в своей книге «Краткая история Второй мировой войны» («Breve historia de la Segunda Guerra Mundial»).

Эмиссары вернулись домой, а через месяц отклонили предложение СССР. И они логично предпочли остаться в прежних границах.

Если финнам понадобился месяц, чтобы принять решение, то у Сталина это заняло всего несколько часов. «Без объявления войны Красная армия напала на Финляндию 30 ноября 1939 года. В отличие от поляков финны отошли за крепкую оборонительную линию, чтобы отразить удары русских», — сообщает Эрнандес.

В тот день Седьмая армия РККА подошла к границам нового врага. Одновременно были мобилизованы ее многочисленные танковые силы, как указывает Крис Беллами (Chris Bellamy), в книге «Абсолютная война».

Финские призраки

Так началась так называемая «Зимняя война», которая для гигантской армии Сталина представлялась военной прогулкой. Однако Красная армия натолкнулась на ледяных просторах Финляндии на препятствие, которое ее неопытные бойцы частенько не могли преодолеть: на стойкость финнов.«Финское сопротивление было ожесточенным, а действия советских солдат, несмотря на их подавляющую многочисленность, в высшей степени неэффективными. Многие из развернутых подразделений были набраны в Центральной Азии […] и оказались не подготовлены и не укомплектованы для ведения войны в условиях зимы», — отмечает популярный историк Мартин Фолли (Martin H. Folly) в своем «Атласе Второй мировой войны».

ИноСМИ11.08.2016Helsingin Sanomat22.03.2016Reflex29.06.2016Кроме того, Красная армия столкнулась со смертельным оружием «Белой смерти», который, как и его финские товарищи, понимал, что зима — потенциальный союзник для Финляндии. «Неподготовленность советской армии для ведения боевых действий зимой была отчасти обусловлена чрезмерно оптимистическими прогнозами относительно длительности кампании», — объясняет Беллами.

Недаром сам маршал Воронов признавался позднее, как сложно пришлось его бойцам в этих заснеженных краях и при таких низких температурах: «Войска были плохо подготовлены к операциям в лесу и к минусовым температурам. […] В суровом климате Финляндии отказывали механизмы полуавтоматического оружия».

Помимо этого, «Белая смерть» и финская армия в ходе «Зимней войны» прибегли к тактике партизанской войны. И пока русские двигали свои гигантские пехотные подразделения по забитым дорогам, защитники Финляднии предпочли засесть в лесах и нападать только в удобные моменты. И это была неплохая идея, потому что на каждого финна приходило по 100 красноармейцев.

«Бесшумно передвигаясь на лыжах по узким лесным тропам финские войска как призраки обрушивались на перепуганных русских солдат и немедленно растворялись в тумане. В силу нехватки военной техники финны прибегли к воображению, чтобы подрывать вражеские танки, и придумали бутылки с зажигательной смесью, которые позже будут известны как «коктейль Молотова», — пишет Эрнандес.

В атаку!

Когда началась война, Хяюхя решил снова вступить в ряды финской армии, чтобы бороться с захватчиками. И с этого момента он получил прозвище «Белая смерть». И не только потому что сражал наповал любого русского, на которого направлял свою винтовку, но и потому что появлялся на поле боя, одетый как настоящий призрак — в белой накидке, белой же маске, которая закрывала практически все лицо, и такого же цвета перчатках. Это сходство с призраком (и количество убитых) сделали его одним из самых грозных снайперов для сталинских войск.

Симо любил стрелять в сильные морозы (при 20-40 градусах ниже нуля, как утверждают некоторые исследователи), при этом он держал во рту снег, чтобы пар от дыхания его не выдал. Это был не единственный «трюк», который он использовал. Финн, например, замораживал водой наст перед стволом винтовки, чтобы при выстреле снег не взлетал, указывая его точное местонахождения, и, конечно, чтобы опереть оружие и лучше прицелиться.

И еще одна деталь, которую приводит «The Redwood Stumper 2010: The Newsletter of the Redwood Gun Club»: наш герой ненавидел оптические прицелы по двум причинам. Во-первых, из-за блеска линз, который также зачастую выдавал расположение снайпера. А во-вторых, из-за хрупкости стекол на морозе. Поэтому Хяюхя предпочитал стрелять с открытого прицела.

Все эти трюки позволили ему застрелить из своей снайперской винтовки 505 солдат противника, что документально зафиксированно. Впрочем, как это всегда бывает, некоторые исследователи, как Робет Садовски (Robert A. Sadowski) указывают более высокую цифру — 542 убитых. К этому количеству следует прибавить еще 200 не подтвержденных попаданий, осуществленных из пистолета-пулемета, который Симо использовал на коротких дистанциях (некоторые историки в этом случае также указывают 300 попаданий). И что уж совсем невероятно — финский стрелок уничтожил такое количество красноармейцев всего за 100 дней, заключает автор книги «Финляндия воюет».

Излюбленное оружие

После окончания войны Хяюхя рассказывал, что обычно выходил на «охоту» с двумя стволами.

1-Винтовка Мосина M28

Эта винтовка отлично зарекомендовала себя с тех пор, как была взята на вооружение Российской армии в начале ХХ-го века. Большой объем производства позволял поставлять ее Финляндии в 20-е годы. Однако здесь предпочтение было отдано модели с утяжеленным стволом. Финские снайперы обычно использовали модель 28/33, но Симо предпочитал более старую M28, считая ее более надежной и менее заметной благодаря маленькому прицелу.

2-Suomi M-31 SMG

Этот пистолет-пулемет служил ему для стрельбы на коротких дистанциях. Он был принят на вооружение финской армии в 1931 году под названием Suomi KP-Модель 1931, или просто KP-31 (Konepistooli, или «автоматический пистолет» 31). Его производство прекратилось в 1944 году, но во время «Зимней войны» это оружие продемонстрировало свою эффективность. Именно эта модель послужила образцом для советских конструкторов при создании знаменитых ППД и ППШ. Их финских предшественник был эффективным и надежным оружием, но очень дорогим в производстве.

Колла не сдается

Одним из сражений, в котором наш герой нанес наиболее значительный урон противнику, стала битва при Колле вблизи финско-советской границы. С начала «Зимней войны» СССР мобилизовал 56-ю стрелковую дивизию, перебросив ее в этот район 7 декабря 1939 года в расчете не то, что ее участие может обеспечить разгром большей части финских сил.

Однако, финны не собирались допустить этого. Руководить обороной было поручено полковнику Тейттинену (Teittinen), которому пришлось в первые недели войны отражать натиск четырех вражеских дивизий силами одного-единственного полка, засевшего в вырытых вручную окопах.

Как обычно, советская тактика была простой — лобовая атака на финскую линию обороны. И она могла бы оказаться удачной, принимая в расчет численное превосходство красноармейцев, но провалилась в силу лучшего знания местности защитниками. На место боевых действий был направлен 34-й пехотный полк, в котором служил Хяюхя. За несколько недель финский снайпер уложил от 200 до 500 (по разным источникам) солдат противника.

«В битве при Колле Симо использовал свою старую винтовку, из которой стрелял еше в Гражданской гвардии. Сам он не считал убитых, это делали его товарищи. В начале декабря застреленных красноармейцев было уже 51 за три дня», — отмечают соавторы книги «Финляндия воюет».

Эти цифры были настолько невероятны, что офицеры поначалу не поверили им. Полковник Тейттинен направил офицера следовать за Симо и вести счет жертвам. «Когда Хяюхя приближался к 200, выдержав особенно мощную дуэль вражеским снайпером, офицер вернулся с докладом. Впоследствии стрелка повысили до сержанта», — пишут они.

Во время битвы при Колле (где среди финских защитников распространился лозунг «Они не пройдут!») стало ясно, что несмотря на превосходящие силы противника, финны не собираются отдавать ни пяди своей земли.

И они подтвердили это в сражении на «Холме смерти», произошедшем в ходе битвы и в котором 32 финских военнослужащих отразили атаку 4 тысяч красноармейцев, потеряв при этом убитыми всего четверых на фоне 400 погибших солдат противника. Гора Колла осталась стоять на финской территории.

Роковой выстрел

Во все последующие недели советские стрелки гонялись за Симо, но он был недосягаем. Сталинская артиллерия также оказывалась беспомощна против него. Он казался неуязвимым для пуль. Но это мнение скоро было опровергнуто — в марте 1940 года легендарный снайпер был ранен. «6 марта 1940 года Хяюхя был ранен в лицо разрывной пулей, которая вошла в районе верхней губы и пробило навылет щеку», — описывается в книге «Финляндия воюет».

Нижняя часть его лица была изуродована и челюсть раздроблена. К счастью, несмотря на большую кровопотерю, товарищам удалось эвакуировать Симо в бесчувственном состоянии в тыл, и очнулся он лишь 13 марта. Некоторое время спустя Финляндия подписала мирный договор с СССР, уступив часть своей территории.

Будучи национальным героем, Симо Хяюхя был вынужден покинуть свой дом, поскольку он располагался теперь на территории, отошедшей к СССР. У него было другого выхода, как уехать на родительскую ферму. Понадобилось 10 операций, чтобы восстановить изуродованную часть лица. И тем не менее, Симо прожил, спокойно выращивая скот, до 1 апреля 2002 года, когда покинул этот мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru