Артиллерия, крупный калибр: 122-мм гаубица М-30 образца 1938 года. Ф 25 пушка


Артиллерия, крупный калибр: 122-мм гаубица М-30 образца 1938 года

Гаубица М-30, известна, наверное, всем. Знаменитое и легендарное орудие рабоче-крестьянской, советской, российской и множества других армий. Любой документальный фильм о Великой Отечественной почти обязательно включает в себя кадры ведения огня батареей М-30. Да и сегодня, несмотря на возраст, это орудие в строю во многих армиях мира.

А кстати, 80 лет как бы…

Итак, речь сегодня пойдет о 122-мм гаубице образца 1938 года М-30. О гаубице, которую многие специалисты артиллерии называют эпохой. А зарубежные эксперты — самым распространенным орудием в истории артиллерии (около 20 тысяч единиц). Системе, где самым органическим образом соединились старые, испытанные многолетней эксплуатацией других орудий, решения, и новые, ранее неизвестные.

В предшествующей этой публикации статье мы рассказывали о самой многочисленной гаубице РККА предвоенного периода — 122-мм гаубице образца 1910/30 годов. Именно эту гаубицу уже на второй год войны заменила по численности М-30. По данным из различных источников, в 1942 году численность М-30 была уже больше предшественницы.

Материалов о создании системы много. Разбираются буквально все нюансы конкурентной борьбы разных КБ, тактико-технические характеристики орудий, конструктивные особенности и прочее. Точки зрения авторов таких статей иногда диаметрально противоположны.

Разбирать все детали таких споров не хотелось бы. Поэтому историческую часть повествования «обозначим пунктиром», оставив читателям право на собственное мнение по этому вопросу. Мнение авторов всего лишь одно из многих и не может служить единственно верным и окончательным.

Итак, 122-мм гаубица образца 1910/30 годов устарела уже к середине 30-х годов. Та «малая модернизация», которую провели в 1930 году, всего лишь продлила жизнь этой системы, но не вернула ей молодость и функциональность. То есть служить орудие еще могло, весь вопрос — как. Ниша дивизионных гаубиц довольно скоро оказалась бы пуста. И это понимали все. Командование РККА, руководители государства и сами конструкторы артиллерийских систем.

В 1928 году даже развернулась достаточно бурная дискуссия по этому вопросу после публикации статьи в «Журнале артиллерийского комитета». Споры велись по всем направлениям. От боевого применения и конструкции орудий, до необходимого и достаточного калибра гаубиц. На основании опыта Первой мировой войны вполне обоснованно рассматривались сразу несколько калибров, от 107 до 122 мм.

Задание на разработку артиллерийской системы на замену устаревшей дивизионной гаубицы конструкторы получили 11 августа 1929 года. В исследованиях по вопросу калибра гаубицы однозначного ответа о выборе 122 мм нет. Авторы склоняются к самому простому и логичному объяснению.

Боеприпасов именно этого калибра у РККА было достаточно. Более того, у страны была возможность производить эти боеприпасы в необходимом количестве на уже имеющихся заводах. И третье, логистика доставки боеприпасов была максимально упрощена. Самая многочисленная гаубица (обр. 1910/30г.) и новая гаубица могли бы снабжаться «из одного ящика».

Описывать проблемы при «рождении» и подготовке к серийному производству гаубицы М-30 смысла нет. Об этом прекрасно рассказано в «Энциклопедии отечественной артиллерии», наверное, самого авторитетного историка артиллерии А. Б. Широкорада.

Тактико-технические требования к новой дивизионной гаубице Артиллерийское Управление РККА озвучило в сентябре 1937 года. Требования достаточно жесткие. Особенно в части затвора. АУ требовало клинового затвора (перспективного и имеющего большой потенциал для модернизации). Инженеры и конструкторы же понимали, что эта система недостаточно надежна.

Разработкой гаубицы занимались сразу три ОКБ: Уральского машиностроительного завода («Уралмаш»), завода № 172 имени Молотова («Мотовилиха», Пермь) и Горьковского завода №92 («Нижегородский машиностроительный завод»).

Представленные этими заводами образцы гаубиц были достаточно интересны. Но уральская разработка (У-2) существенно уступала горьковской (Ф-25) и пермской (М-30) по баллистике. Поэтому не рассматривалась как перспективная.

Гаубица У-2

Гаубица Ф-25 (с большой вероятностью)

Мы же рассмотрим некоторые ТТХ Ф-25 / М-30:Длина ствола, мм: 2800 / 2800Скорострельность, в/мин: 5-6 / 5-6Начальная скорость снаряда, м/сек: 510 / 515Угол ВН, град: -5…+65 / -3…+63Дальность стрельбы, м: 11780 / 11800Боеприпас, индекс, вес: ОФ-461, 21, 76Вес в боевом положении, кг: 1830 / 2450Расчет, чел: 8 / 8Выпущено, шт: 17 / 19 266

Мы не случайно привели часть ТТХ в одной таблице. Именно в таком варианте прекрасно видно вроде бы главное преимущество Ф-25 — вес орудия. Согласитесь, разница более чем в полтонны впечатляет. И, наверное, именно этот факт стал основным в определении Широкорадом этой конструкции, как лучшей. Мобильность такой системы неоспоримо выше. Это факт.

Правда, и тут есть «зарытая собака», на наш взгляд. Предоставленные на испытания М-30 были несколько легче серийных. Потому и разрыв в массе был не так заметен.

Возникает вопрос о принятом решении. Почему М-30? Почему не более легкая Ф-25.

Первая и основная версия озвучена ещё 23 марта 1939 года в том же «Журнале артиллерийского комитета» №086: «122-мм гаубица Ф-25, разработанная заводом №92 в инициативном порядке, для АУ в настоящее время интереса не представляет, так как уже закончены полигонные и войсковые испытания гаубицы М-30, более мощной, чем Ф-25».

Согласитесь, такое заявление в то время многое ставит на свои места. Гаубица есть. Гаубица прошла испытания и нечего больше тратить народные деньги на разработку никому не нужного орудия. Продолжение дальнейших работ в этом направлении было чревато для конструкторов «переездом в какую-либо шарашку» с помощью НКВД.

Кстати, авторы в этом плане согласны с некоторыми исследователями по вопросу установки на М-30 не клинового, а старого доброго поршневого затвора. Скорее всего, конструкторы пошли на прямое нарушение требований АУ именно по причине надежности поршневого затвора.

Проблемы с полуавтоматикой клинового затвора на тот момент наблюдались и у орудий меньшего калибра. Например, Ф-22, универсальной дивизионной 76-мм пушки.

Победителей не судят. Хотя, это с какой стороны посмотреть. Рисковали конечно. В ноябре 1936 г. был арестован и осужден на 5 лет лишения свободы начальник ОКБ Мотовилихинского завода Б. А. Бергер, аналогичная участь постигла в январе следующего года ведущего конструктора 152-мм гаубицы-пушки МЛ-15 А. А. Плоскирева.

После такого понятно стремление разработчиков использовать уже проверенный и отлаженный в производстве поршневой затвор, чтобы избежать возможных обвинений во вредительстве в случае возникновения проблем с его конструкцией клинового типа.

И есть еще один нюанс. Меньший в сравнении с конкурентами вес гаубицы Ф-25 обеспечивали станок и лафет от 76-мм пушки. Орудие было более мобильное, но имело меньший ресурс из-за более «хлипкого» лафета. Вполне естественно, что 122-мм снаряд давал совершенно другой импульс отдачи, чем 76-мм. Дульный тормоз, видимо, на тот момент не обеспечивал должного снижения импульса.

Очевидно, что более легкой и мобильной Ф-25 предпочли более прочную и обладающую большим ресурсом М-30.

Кстати, лишнее подтверждение этой гипотезе мы нашли в судьбе М-30. Мы часто пишем о том, что конструктивно удачные полевые орудия вскоре «пересаживались» на уже используемые или трофейные шасси и продолжали воевать уже как САУ. Такая же судьба ожидала и М-30.

Части М-30 использовались при создании СУ-122 (на трофейных шасси StuG III и на шасси Т-34). Однако машины получились неудачные. М-30, при всей своей мощи, оказалась достаточно тяжелой. Тумбовая установка вооружения на СУ-122 занимала много места в боевом отделении САУ, создавая значительные неудобства экипажу. Большой вылет вперёд противооткатных устройств с их бронировкой затруднял обзор с места механика-водителя и не позволил разместить на лобовой плите полноценный люк-лаз для него.

Но главное – база среднего танка была слишком непрочной для столь мощного орудия.

От использования этой системы отказались. Но попытки на этом не закончились. В частности, в одном из вариантов теперь уже знаменитой авиадесантируемой САУ «Фиалка» была использована именно М-30. Но предпочли универсальное 120-мм орудие.

Вторым минусом для Ф-25 как раз могла стать ее меньшая масса в комбинации с уже упомянутым дульным тормозом.

Чем легче орудие, тем больше его шансы на использование для непосредственной поддержки своих сил огнем.

Кстати, именно в такой роли в начале Великой Отечественной не раз и не два выступала слабо подходящая для таких целей М-30. Не от хорошей жизни, понятно.

Естественно, что отклоненные дульным тормозом пороховые газы, поднимающие пыль, песок, частички грунта или снег, легче выдадут позицию Ф-25 по сравнению с М-30. Да и при стрельбе с закрытых позиций на небольшом удалении от линии фронта при малом угле возвышения с возможностью такой демаскировки следовало считаться. Кто-то в АУ вполне мог принять все это во внимание.

Теперь непосредственно о конструкции гаубицы. Конструктивно она состоит из следующих элементов:

— ствола со свободной трубой, кожухом, накрывающим трубу примерно до середины, и навинтным казенником;

— поршневого затвора, открывавшегося вправо. Закрывание и открывание затвора производилось поворотом рукоятки. В затворе монтировались ударный механизм с линейно движущимся ударником, винтовой боевой пружиной и поворотным курком, для взведения и спуска ударника курок оттягивался спусковым шнуром. Выбрасывание стреляной гильзы из каморы производилось при открывании затвора выбрасывателем в виде коленчатого рычага. Имелся предохранительный механизм, предотвращавший преждевременное отпирание затвора при затяжных выстрелах;

— лафета, включавшего люльку, противооткатные устройства, верхний станок, механизмы наводки, уравновешивающий механизм, нижний станок с раздвижными коробчатыми станинами, боевым ходом и подрессориванием, прицельные приспособления и щитовое прикрытие.

Люлька обойменного типа укладывалась цапфами в гнездах верхнего станка.Противооткатные устройства включали гидравлический тормоз отката (под стволом) и гидропневматический накатник (над стволом).

Верхний станок штырём вставлялся в гнездо нижнего станка. Амортизатор штыря с пружинами обеспечивал вывешенное положение верхнего станка относительно нижнего и облегчал его вращение. С левой стороны верхнего станка монтировался винтовой поворотный механизм, с правой — секторный подъемный механизм.

Боевой ход — с двумя колёсами, колодочными тормозами, отключаемой поперечной пластинчатой рессорой. Выключение и включение подрессоривания производилось автоматически при раздвигании и сдвигании станин.

Прицельные приспособления включали прицел, независимый от орудия (с двумя стрелками) и панораму Герца.

В истории этой легендарной гаубицы до сих пор множество белых пятен. История продолжается. Противоречивая, во многом непонятная, но история. Детище конструкторского коллектива под руководством Ф. Ф. Петрова настолько гармонично, что служит до сих пор. Причем она прекрасно вписалась не только в стрелковые соединения, но и в танковые, механизированные и моторизованные части.

И не только нашей армии в прошлом, но и в настоящее время. Более двух десятков стран продолжают иметь на вооружении М-30. Что свидетельствует о том, что орудие удалось более чем.

Приняв участие практически во всех войнах, начиная со Второй мировой, М-30 доказала свою надежность и неприхотливость, удостоившись высочайшей оценки маршала артиллерии Г. Ф. Одинцова: «Лучше ее уже ничего не может быть».

Конечно же, может.

Ведь все лучшее, что было в гаубице М-30, воплотилось в 122-мм гаубице Д-30 (2А18), которая стала достойной наследницей М-30. Но о ней, естественно, будет отдельный разговор.

/Александр Ставер, Роман Скоморохов, topwar.ru/

army-news.ru

25-мм противотанковое орудие ЛПП-25 обр. 1942 г. СССР

Обратил внимание на эту крайне интересную разработку из-за ее невероятной бронебойности при столь малом калибре и массе. Интересна,  как  вооружение в  альтернаивной истории ВОВ. Подошла бы для ПТО ВДВ, как орудие для БТР и легкой бронетехники. Думаю, немцам сильно не понравилось-бы.

В 1942 г. в Артиллерийской Академией имени Ф.Э.Дзержинского разработали для десантных войск и партизанских отрядов 25-мм легкую противотанковую пушку. ЛПП-25 несколько напоминает s.PzB.41, хотя и имеете обычный ствол. Ее конструкторам, И.И.Жукову, М.Ф.Самусенко и А.М.Сидоренко, удалось добиться высокой бронепробиваемости – 146 мм.!!!!!!! Пушка была рассчитана на буксировку тягачом, а в случае необходимости могла переноситься расчетом из 3-х человек на небольшое расстояние (например, через овраги). Не очень большая масса – 202 кг - это позволяла.

ЛПП-25 несколько легче, чем s.PzB.41, и проще в производстве из-за отказа от конического ствола, но на вооружение не было принято.

Длина твола: 101 калибрНачальная скорость: 1200-1750м/сВес снаряда: бронебойного - 0,286кгподкалиберного - 0,170кгМаксимальная бронепробиваемость: 146мм !!!!! Скорострельность: 20выстр/минДальность прямого выстрела: 1200мВысота линии огня: 400мм

Расчет: 3 человека (наводчик, заряжающий и подносчик снарядов)Вес пушки: 202кгПереход в боевое/походное положение: 1,5мин

Произведено: 2 опытных экземпляра

Конструктивные особенности орудия:

Клиновой затвор с копирной полуавтоматической качающегося типа.Передний "сошник-копыто" и самозарывающиеся сошники станин для повышения устойчивости при стрельбе и обеспечения удобства и безопасности наводчика при работе наводчика с колена.Коленчатая поворачивающаяся ось (на90°) для подъема орудия в походное положение при транспортировке за тягачом (ГАЗ-69, ГАЗ-66).Простое штыревое крепление по-походному, обеспечивающее быструю изготовку орудия к бою.Мягкое подрессоривание за счет пружин и пневматических колес от мотоцикла М-72.Наличие двух ваг, используемых для перевода орудия в боевое положение и для переноса его через овраги расчетом в 3 человека.Отключение фрикционного механизма поворота при быстром переносе огня с точным наведением орудия на цель.Возможность использования винтовочного оптического прицела или прицела типа "Утенок".

alternathistory.com

Невостребованная легкость и простота. Опытная легкая противотанковая пушка ЛПП-25. СССР

 

Опытная легкая противотанковая пушка ЛПП-25 появилась на свет в ответ на немецкое тяжелое противотанковое ружье s.Pz.B.41, сведения о котором дошли до советских конструкторов с фронта. В итоге родилось орудие, не уступающее немецкому по бронепробиваемости, но без сложного в производстве и недолговечного конического ствола. Что ЛПП-25 представляла собой?

Идея создания легкой противотанковой пушки большой бронепробиваемости зародилась у преподавателей Артиллерийской академии Красной Армии им. Дзержинского в начале весны 1942 года, когда они получили сведения о наличии у немцев легких и очень эффективных противотанковых орудий. Это совпало с данными о массированном применении немцами танков, штурмовых орудий и различных бронеавтомобилей, обладавших высокими скоростями и как минимум противопульным бронированием, а также с собственными наработками преподавателей в области тактики и применения противотанковых средств в бою.

Амбициозные планы

Слушатели и большая часть преподавателей Академии осенью 1941 года были направлены на фронт, а сама Академия с середины ноября 1941 года находилась в эвакуации в Самарканде. Однако оставшиеся преподаватели-артиллеристы не утратили связи со своими учениками и коллегами, и на основе собственного опыта и переписки с фронтовиками предложили новое орудие.

Проект противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа, походное положение (ЦАМО)

Основное средство борьбы с танками и бронемашинами — противотанковые пушки. В обороне, при стрельбе с заранее подготовленных позиций, они были достаточно эффективны, однако при наступлении требовали тягачей для сопровождения пехоты и танков, а в случае контратак противника зачастую не успевали разворачиваться на удобные позиции. Поэтому в качестве средства усиления пехоты, как в обороне, так и при наступлении, считалось перспективным использовать противотанковые ружья (ПТР), обладавшие рядом достоинств: легкостью, малой уязвимостью и относительно неплохой бронепробиваемостью на малых дистанциях. Вместе с тем, у ПТР были недостатки: большой для одного солдата вес, затрудненная стрельба по движущимся целям и недостаточная бронепробиваемость на дистанциях 300–600 метров.

В результате на свет появился проект, который занял промежуточную нишу между ПТР и противотанковыми орудиями средних и больших калибров: легкая противотанковая пушка, способная перемещаться вместе с пехотинцами. Основными целями для этого орудия должны были стать средние и легкие танки, бронемашины и автомобили различного назначения, огневые точки. Предполагалось, что в крайних случаях огонь специальным снарядом мог бы вестись и по тяжелым танкам. Из-за большего калибра эффективность стрельбы по танкам должна была улучшиться по сравнению с ПТР, а за счет использования станка-лафета предполагалось упрощение стрельбы по движущимся целям. Большое впечатление на разработчиков произвело трофейное ружье (пушка) с коническим стволом s.Pz.B.41, которое идеально подходило для этих целей.

Основным автором проекта был инженер-подполковник А.Н. Сидоренко, вместе с ним работали инженер-капитан М.Ф. Самусенко и инженер-капитан И.И. Жуков. Они составили тактико-технические требования к орудию, которые рассмотрели на кафедре артиллерийского вооружения и после широкого обсуждения утвердили для работы над проектом.

Проект противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа, боевое положение (ЦАМО)

Для проектируемого орудия выбрали калибр 25 мм, так как он был оптимален с точки зрения компактности и веса системы в целом, но позволял достичь бронепробиваемости до 35 мм и выше. Пушка проектировалась исходя из соображений максимального использования деталей и элементов систем, находящихся в валовом производстве.

Патрон проектировался оригинальный, но на основе существующих боеприпасов: от 25-мм автоматической зенитной пушки образца 1940 года был взят штатный бронебойно-трассирующий снаряд весом 295 граммов, а гильзу использовали от 37-мм противотанковой пушки образца 1930 года, переобжав в дульце до нужного калибра. Предполагалось получить начальную скорость снаряда 1200 м/c, общий вес системы ограничили в 230 кг.

Видимо, у авторов проекта, который получил обозначение ЛПП-25, была возможность ознакомиться не только с немецкой 2,8 cm s.Pz.B.41, но и с боеприпасами к ней, поэтому в качестве специального боеприпаса для новой пушки предполагалось использовать 25-мм снаряд с сердечником из вольфрама, по размерам близкий к немецкому образцу. В качестве аргумента говорилось, что промышленностью СССР освоены сердечники из вольфрама для 12,7-мм патронов, и изготовление несколько большего по размерам сердечника не составит труда. Вес такого снаряда должен был составить 200 граммов, а начальная скорость увеличиться до 1400 м/с.

Ствол противотанковой пушки ЛПП-25 (ЦАМО)

Из-за того, что снаряд с вольфрамовым сердечником был дороже в производстве, предполагалась, что в боекомплекте их будет не более 25%, а стрельба такими снарядами должна определяться особой инструкцией – например, при появлении тяжелых танков на дистанциях не более 300 м и при отсутствии штатных патронов.

Также делался расчет при весе снаряда, аналогичного немецкому от s.Pz.B.41. В этом случае начальная скорость возрастала до 1700 м/с, а бронепробиваемость могла возрасти в 1,5 раза по сравнению с немецкой пушкой. Расчетная бронепробиваемость у ЛПП-25 любым типом снаряда должна была превысить показатели немецкого аналога.

Ствол и казенник пушки ЛПП-25 были разработаны в апреле 1942 года, а общий проект был закончен и утвержден в мае, на расширенном заседании при начальнике академии. После этого чертежи орудия были переданы в наркомат вооружения для изготовления.

Ствол и казенник изготавливались на заводе наркомата вооружений №172 имени Молотова в поселке Мотовилиха в пригороде Молотова (ныне в черте Перми). Однако из-за того, что завод был занят производством 45-мм противотанковых пушек образца 1937 года, а также вопросами, связанными с пушками М-42 и М-6, выполнение заказа Артиллерийской академии затянулось. Только после длительной переписки и личного вмешательства члена ГКО Л.П. Берия в октябре 1942 года два разных ствола с казенниками были изготовлены и отправлены на завод №702 наркомата минометного вооружения в Ташкент.

Слева патрон ЛПП-25: штатный снаряд 25-мм автоматической зенитной пушки образца 1940 года в гильзе 37-мм противотанковой пушки образца 1930 года; справа противотанковая пушка ЛПП-25 первого типа в боевом и походном положении (ЦАМО)

На заводе №702 были разработаны рабочие чертежи и собраны два опытных образца на разных лафетах и с разными стволами, часть деталей были изготовлены складом №20 НКО в Ташкенте. Таким образом, потребовалась широкая кооперация в изготовлении с преодолением массы трудностей, в основном, из-за отсутствия связи. Это затянуло сроки производства.

В академию обе пушки были доставлены в январе 1943 года. 30 января в Самарканде комиссия преподавателей Артиллерийской академии провела осмотр и опробование стрельбой первого образца. Ввиду отсутствия оборудованного артиллерийского полигона, а также штатной марки пороха, испытания провели по сокращенной программе.

Расчётная бронепробиваемость ЛПП-25 в зависимости от дальности и угла встречи снаряда с броней, мм:

  • Вариант 1 – стальной снаряд, V0 = 1200 м/с, вес 295 граммов;
  • Вариант 2 – спецснаряд, V0 = 1400 м/с, вес 200 граммов;
  • Вариант 3 – спецснаряд 28/20, V0 = 1360 м/с, вес 123 грамма.

Описание противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа

  • калибр – 25 мм;
  • боевая скорострельность – 20–25 выстрелов в минуту;
  • угол вертикального обстрела – 7–11°;
  • угол горизонтального обстрела – 30°;
  • скорость наводки по горизонту – 6° в секунду, по вертикали – 2°24' в секунду;
  • высота линии огня – 300 мм;
  • клиренс – 300 мм;
  • ширина хода – 1080 мм;
  • вес пушки – 240 кг;
  • перевод из боевого положения в походное – 8–10 секунд;
  • габариты в походном положении, длина × ширина × высота – 3500×1250×1060 мм;
  • габариты в боевом положении, длина × ширина × высота – 3300×2020×800 мм;
  • скорость передвижения – до 60 км/ч;
  • число деталей без колес и прицела – 402, из них 32 заимствованы от других систем.

Пушка состояла из пяти частей:

  • качающейся части;
  • верхнего станка с подъемным и поворотным механизмом;
  • нижнего станка с ходом, механизмом подрессоривания, передним сошником и станинами;
  • щитового прикрытия;
  • оптического прицела.

Качающаяся часть включала в себя люльку, тормоза отката-наката, ствол-моноблок с 12 нарезами (крутизна нарезов 34 калибра) длиной 2525 мм (101 калибр), соединенный с казенником, направляющую муфту ствола, удерживаемую гайкой ствола, накатник и дульный тормоз. Затвор с закрывающим механизмом с незначительными изменениями был взят от 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1937 года.

Перевод ЛПП-25 из боевого положения в походное. На фото, вероятно, авторы проекта (ЦАМО)

На верхнем станке были смонтированы подъемный и поворотный механизмы, конструктивно схожие с аналогичными у «классических» противотанковых пушек.

К нижнему станку крепились на шарнирах трубчатые станины со стопорами крепления по-боевому и походному. Конструктивно нижний станок представлял собой платформу с колесным ходом с механизмом подрессоривания и станинами.

Отдельного внимания заслуживает колесный ход. Колеса, надетые на коленчатую ось с кривошипами и рессорами, были взяты от мотоцикла ТИЗ АМ-600, с гусматиком вместо камер. За счет формы оси специальными вагами, в походном положении закрепленными на станинах, орудие переводилось из походного положения в боевое и обратно. В боевом положении колеса поднимались вверх, а нижний станок специальным сошником упирался в грунт.

Щитовое прикрытие было толщиной 3 мм, имело фигурную форму и наклон в 30°, предназначалось для защиты расчета от пуль пистолетов-пулеметов и легких осколков. От винтовочных пуль с близких дистанций оно не спасало.

Рукояти механизмов наведения и прицел наведения пушки ЛПП-25 первого типа (ЦАМО)

Оптический прицел был свой, типа «утенок», с трехкратным увеличением и полем зрения 12°. Он предназначался для стрельбы на дальность 1000 метров без установки угла прицеливания.

При стрельбах выяснилось, что начальная скорость незначительно меньше расчетной: 1165–1180 вместо 1200 м/с. При стрельбе по крышке люка кормовой плиты танка Т-34 толщиной 46,5 мм с расстояния 140 метров при угле встречи 90° было сделано девять выстрелов. Попали два раза: в край, получив пробоину с отколом брони, и в центр, пробив люк навылет.

Выяснилось, что дульный тормоз, сделанный по типу немецкой s.Pz.B.41, слишком эффективен и поглощает энергию отката в три раза больше расчетного. Из-за этого происходили короткие откаты, и полуавтоматика орудия либо работала плохо, либо затвор не открывался вовсе. При этом дульный тормоз был безопасен и не глушил орудийный расчет. Был сделан вывод о целесообразности использования подобного тормоза и в других системах валового производства.

Кормовой люк танка Т-34 после обстрела из пушки ЛПП-25 (ЦАМО)

Пушка при стрельбе из всех положений ствола оказалась исключительно устойчивой. Достигнуто это было за счет того, что в боевом положении нижний станок опирался на землю, а сзади были разведены станины с упертыми в землю сошниками.

Орудие легко перекатывалось по пересеченной местности расчетом, а малый вес и габариты позволяли закатывать его в кузов грузовика ЗиС-5 или другую технику. Предлагалось упростить конструкцию, убрав подрессоривание – в этом случае стала бы возможна стрельба с колес.

Противотанковая пушка ЛПП-25 второго типа

Второй вариант пушки имел значительные отличия. Ствол для проверки поведения поясков и устойчивости снарядов с начальной скоростью 1400 м/с имел крутизну нарезов 45 калибров против 34 калибров у первого типа. Не было поворотного механизма, наводка по горизонту осуществлялась по подобию s.Pz.B.41 – правой рукой за рукоятку на люльке, внутри рукоятки был размещен рычаг спуска. Для регулировки усилия при повороте имелся ленточный тормоз, который использовался и для точной стрельбы при наведении в точку (например, при обстреле бойниц ДОТов).

Крепление щитового прикрытия было упрощено. Колеса сделали съемными металлическими со скобами для переноски. Станины, коробчатые по конструкции, были подобны станинам лафета s.Pz.B.41 раннего типа. Оптический прицел был взят другой, ПП-9.

Второй образец ЛПП-25 в боевом и походном положении (ЦАМО)

Второй образец пушки ЛПП-25 без колес и оптического прицела собирался из 375 деталей, 32 из которых находились в валовом производстве.

После проведения испытаний комиссия Академии сделала выводы, что ЛПП-25 – вполне современная артсистема, которая может стать хорошим противотанковым орудием сопровождения пехоты и танков. По заключению комиссии, пушка легко устанавливалась в самоходной установке, могла применяться в авиадесантных частях, была проста и безопасна в эксплуатации, легка в освоении и сохраняла резервы еще большего упрощения. Элементы выстрела могли быть быстро внедрены в валовое производство. Комиссия сочла, что систему необходимо передать на полигонные испытания.

Испытания

6 февраля 1943 года начальником Артиллерийской академии КА генерал-майором С.П. Сидоровым материалы о проектировании и испытании ЛПП-25 были отправлены заместителю наркома обороны маршалу артиллерии Н.Н. Воронову и начальнику Главного артиллерийского управления генерал-полковнику Н.Д. Яковлеву с просьбой о проведении испытаний.

30 марта 1943 года на просьбу последовала резолюция начальника штаба артиллерии КА генерал-майора артиллерии Ф.А. Самсонова, что при устранении недостатков ЛПП-25 может быть принята на вооружение пехоты на батальонном или даже полковом уровне.

На полигонные испытания на Гороховецкий полигон ЛПП-25 поступили в начале июля 1943 года. Для них были изготовлены три типа снарядов: легкий подкалиберный (вес 163 грамма), штатный стальной, и с вольфрамовым сердечником.

Стрельба из пушки ЛПП-25 первого типа (ЦАМО)

Помимо обычных стрельб по бронеплитам и на устойчивость был проведен обстрел легким подкалиберным снарядом трофейного немецкого танка, «считающегося средним по общему тоннажу и тяжелым по артиллерийскому вооружению» (вероятно, PzKpfw III), с дистанции 100 метров. Стреляли по верхним и нижним лобовым листам толщиной 45 мм, результат – сплошные пробоины.

Однако не все расчеты подтвердились. Так, для первого образца орудия перевод из походного положения в боевое составил 20–30, а обратно – 26–45 секунд. Вес тоже оказался несколько больше и составил 277 кг. Ширина щита оказалась недостаточной, прицеливание было неудобным, из-за отсутствия предохранительного щитка было возможно травмирование при выстреле, шкалы прицела были неудачны.

Последовала череда доработок – в частности, изменен был щит.

Повторные испытания проходили в сентябре и ноябре 1943 года. По итогам предпочтение было отдано первому варианту ЛПП-25, при условии устранения вновь выявленных недостатков.

Измененный щит для пушки ЛПП-25 второго типа (ЦАМО)

Бронепробиваемость ЛПП-25, показанная на Гороховецком полигоне ГАУ, была следующей:

  1. Штатный бронебойно-трассирующий снаряд от 25-мм зенитной пушки образца 1940 года (вес 286 граммов) пробивал 45-мм броню под углом 60° с дистанции 340 м.
  2. Опытный легкий бронебойно-подкалиберный снаряд по типу немецкого (вес 167 граммов) пробивал 60-мм броню под углом 60° с дистанции 500 м, 75-мм броню под углом 60° – с дистанции 65 м, 90-мм броню по нормали – с дистанции около 200 м.
  3. Опытный бронебойно-подкалиберный снаряд от 25-мм зенитной пушки образца 1940 года с вольфрамовым сердечником (вес 200 граммов) пробивал 60-мм броню под углом 60° с расстояния 400 м, 75-мм броню под углом 60° – с дистанции 115 м, 90-мм броню по нормали с дистанции более 190 м, но менее 300 м.

Живучесть ствола оценивалась в 600–650 выстрелов.

Несмотря на то, что пушка показала удовлетворительные баллистические свойства, удовлетворительную кучность, хорошую маневренность и маскировку на поле боя, простоту обслуживания, достаточную бронепробиваемость, на вооружение она принята не была – предпочтение было отдано другой системе, 37-мм авиадесантной пушке ЧК конструкторов Е.В. Чарнко и И.А. Комарицкого.

По своим характеристикам опытная противотанковая пушка ЛПП-25 была отличным легким орудием, хорошо подходившим для середины Великой Отечественной войны. Это отличный пример того, как можно было добиться впечатляющих результатов по бронепробиваемости для орудий небольшого калибра, не используя сложные технические решения.

источник: http://warspot.ru/8109-nevostrebovannaya-legkost-i-prostota

alternathistory.com

Невостребованная легкость и простота | Warspot.ru

Опытная легкая противотанковая пушка ЛПП-25 появилась на свет в ответ на немецкое тяжелое противотанковое ружье s.Pz.B.41, сведения о котором дошли до советских конструкторов с фронта. В итоге родилось орудие, не уступающее немецкому по бронепробиваемости, но без сложного в производстве и недолговечного конического ствола. Что ЛПП-25 представляла собой?

Идея создания легкой противотанковой пушки большой бронепробиваемости зародилась у преподавателей Артиллерийской академии Красной Армии им. Дзержинского в начале весны 1942 года, когда они получили сведения о наличии у немцев легких и очень эффективных противотанковых орудий. Это совпало с данными о массированном применении немцами танков, штурмовых орудий и различных бронеавтомобилей, обладавших высокими скоростями и как минимум противопульным бронированием, а также с собственными наработками преподавателей в области тактики и применения противотанковых средств в бою.

Амбициозные планы

Слушатели и большая часть преподавателей Академии осенью 1941 года были направлены на фронт, а сама Академия с середины ноября 1941 года находилась в эвакуации в Самарканде. Однако оставшиеся преподаватели-артиллеристы не утратили связи со своими учениками и коллегами, и на основе собственного опыта и переписки с фронтовиками предложили новое орудие.

Проект противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа, походное положение (ЦАМО)

Основное средство борьбы с танками и бронемашинами — противотанковые пушки. В обороне, при стрельбе с заранее подготовленных позиций, они были достаточно эффективны, однако при наступлении требовали тягачей для сопровождения пехоты и танков, а в случае контратак противника зачастую не успевали разворачиваться на удобные позиции. Поэтому в качестве средства усиления пехоты, как в обороне, так и при наступлении, считалось перспективным использовать противотанковые ружья (ПТР), обладавшие рядом достоинств: легкостью, малой уязвимостью и относительно неплохой бронепробиваемостью на малых дистанциях. Вместе с тем, у ПТР были недостатки: большой для одного солдата вес, затрудненная стрельба по движущимся целям и недостаточная бронепробиваемость на дистанциях 300–600 метров.

В результате на свет появился проект, который занял промужуточную нишу между ПТР и противотанковыми орудиями средних и больших калибров: легкая противотанковая пушка, способная перемещаться вместе с пехотинцами. Основными целями для этого орудия должны были стать средние и легкие танки, бронемашины и автомобили различного назначения, огневые точки. Предполагалось, что в крайних случаях огонь специальным снарядом мог бы вестись и по тяжелым танкам. Из-за большего калибра эффективность стрельбы по танкам должна была улучшиться по сравнению с ПТР, а за счет использования станка-лафета предполагалось упрощение стрельбы по движущимся целям. Большое впечатление на разработчиков произвело трофейное ружье (пушка) с коническим стволом s.Pz.B.41, которое идеально подходило для этих целей.

Основным автором проекта был инженер-подполковник А.Н. Сидоренко, вместе с ним работали инженер-капитан М.Ф. Самусенко и инженер-капитан И.И. Жуков. Они составили тактико-технические требования к орудию, которые рассмотрели на кафедре артиллерийского вооружения и после широкого обсуждения утвердили для работы над проектом.

Проект противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа, боевое положение (ЦАМО)

Для проектируемого орудия выбрали калибр 25 мм, так как он был оптимален с точки зрения компактности и веса системы в целом, но позволял достичь бронепробиваемости до 35 мм и выше. Пушка проектировалась исходя из соображений максимального использования деталей и элементов систем, находящихся в валовом производстве.

Патрон проектировался оригинальный, но на основе существующих боеприпасов: от 25-мм автоматической зенитной пушки образца 1940 года был взят штатный бронебойно-трассирующий снаряд весом 295 граммов, а гильзу использовали от 37-мм противотанковой пушки образца 1930 года, переобжав в дульце до нужного калибра. Предполагалась получить начальную скорость снаряда 1200 м/c, общий вес системы ограничили в 230 кг.

Видимо, у авторов проекта, который получил обозначение ЛПП-25, была возможность ознакомиться не только с немецкой 2,8 cm s.Pz.B.41, но и с боеприпасами к ней, поэтому в качестве специального боеприпаса для новой пушки предполагалось использовать 25-мм снаряд с сердечником из вольфрама, по размерам близкий к немецкому образцу. В качестве аргумента говорилось, что промышленностью СССР освоены сердечники из вольфрама для 12,7-мм патронов, и изготовление несколько большего по размерам сердечника не составит труда. Вес такого снаряда должен был составить 200 граммов, а начальная скорость увеличиться до 1400 м/с.

Ствол противотанковой пушки ЛПП-25 (ЦАМО)

Из-за того, что снаряд с вольфрамовым сердечником был дороже в производстве, предполагалась, что в боекомплекте их будет не более 25%, а стрельба такими снарядами должна определяться особой инструкцией – например, при появлении тяжелых танков на дистанциях не более 300 м и при отсутствии штатных патронов.

Также делался расчет при весе снаряда, аналогичного немецкому от s.Pz.B.41. В этом случае начальная скорость возрастала до 1700 м/с, а бронепробиваемость могла возрасти в 1,5 раза по сравнению с немецкой пушкой. Расчетная бронепробиваемость у ЛПП-25 любым типом снаряда должна была превысить показатели немецкого аналога.

Ствол и казенник пушки ЛПП-25 были разработаны в апреле 1942 года, а общий проект был закончен и утвержден в мае, на расширенном заседании при начальнике академии. После этого чертежи орудия были переданы в наркомат вооружения для изготовления.

Ствол и казенник изготавливались на заводе наркомата вооружений №172 имени Молотова в поселке Мотовилиха в пригороде Молотова (ныне в черте Перми). Однако из-за того, что завод был занят производством 45-мм противотанковых пушек образца 1937 года, а также вопросами, связанными с пушками М-42 и М-6, выполнение заказа Артиллерийской академии затянулось. Только после длительной переписки и личного вмешательства члена ГКО Л.П. Берия в октябре 1942 года два разных ствола с казенниками были изготовлены и отправлены на завод №702 наркомата минометного вооружения в Ташкент.

Слева патрон ЛПП-25: штатный снаряд 25-мм автоматической зенитной пушки образца 1940 года в гильзе 37-мм противотанковой пушки образца 1930 года; справа противотанковая пушка ЛПП-25 первого типа в боевом и походном положении (ЦАМО)

На заводе №702 были разработаны рабочие чертежи и собраны два опытных образца на разных лафетах и с разными стволами, часть деталей были изготовлены складом №20 НКО в Ташкенте. Таким образом, потребовалась широкая кооперация в изготовлении с преодолением массы трудностей, в основном, из-за отсутствия связи. Это затянуло сроки производства.

В академию обе пушки были доставлены в январе 1943 года. 30 января в Самарканде комиссия преподавателей Артиллерийской академии провела осмотр и опробование стрельбой первого образца. Ввиду отсутствия оборудованного артиллерийского полигона, а также штатной марки пороха, испытания провели по сокращенной программе.

Расчётная бронепробиваемость ЛПП-25 в зависимости от дальности и угла встречи снаряда с броней, мм:

ЛПП-25

s.Pz.B.41

1

2

3

90°

60°

90°

60°

90°

60°

100 м

73

53

105

78

До 75

45–50

400 м

62,3

44,8

82

57

40

-

500 м

59,3

42,7

76

54

-

25

600 м

55

40,4

-

-

-

-

  • Вариант 1 – стальной снаряд, V0 = 1200 м/с, вес 295 граммов;
  • Вариант 2 – спецснаряд, V0 = 1400 м/с, вес 200 граммов;
  • Вариант 3 – спецснаряд 28/20, V0 = 1360 м/с, вес 123 грамма.

Описание противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа

  • калибр – 25 мм;
  • боевая скорострельность – 20–25 выстрелов в минуту;
  • угол вертикального обстрела – 7–11°;
  • угол горизонтального обстрела – 30°;
  • скорость наводки по горизонту – 6° в секунду, по вертикали – 2°24' в секунду;
  • высота линии огня – 300 мм;
  • клиренс – 300 мм;
  • ширина хода – 1080 мм;
  • вес пушки – 240 кг;
  • перевод из боевого положения в походное – 8–10 секунд;
  • габариты в походном положении, длина × ширина × высота – 3500×1250×1060 мм;
  • габариты в боевом положении, длина × ширина × высота – 3300×2020×800 мм;
  • скорость передвижения – до 60 км/ч;
  • число деталей без колес и прицела – 402, из них 32 заимствованы от других систем.

Пушка состояла из пяти частей:

  • качающейся части;
  • верхнего станка с подъемным и поворотным механизмом;
  • нижнего станка с ходом, механизмом подрессоривания, передним сошником и станинами;
  • щитового прикрытия;
  • оптического прицела.

Качающаяся часть включала в себя люльку, тормоза отката-наката, ствол-моноблок с 12 нарезами (крутизна нарезов 34 калибра) длиной 2525 мм (101 калибр), соединенный с казенником, направляющую муфту ствола, удерживаемую гайкой ствола, накатник и дульный тормоз. Затвор с закрывающим механизмом с незначительными изменениями был взят от 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1937 года.

Перевод ЛПП-25 из боевого положения в походное. На фото, вероятно, авторы проекта (ЦАМО)

На верхнем станке были смонтированы подъемный и поворотный механизмы, конструктивно схожие с аналогичными у «классических» противотанковых пушек.

К нижнему станку крепились на шарнирах трубчатые станины со стопорами крепления по-боевому и походному. Конструктивно нижний станок представлял собой платформу с колесным ходом с механизмом подрессоривания и станинами.

Отдельного внимания заслуживает колесный ход. Колеса, надетые на коленчатую ось с кривошипами и рессорами, были взяты от мотоцикла ТИЗ АМ-600, с гусматиком вместо камер. За счет формы оси специальными вагами, в походном положении закрепленными на станинах, орудие переводилось из походного положения в боевое и обратно. В боевом положении колеса поднимались вверх, а нижний станок специальным сошником упирался в грунт.

Щитовое прикрытие было толщиной 3 мм, имело фигурную форму и наклон в 30°, предназначалось для защиты расчета от пуль пистолетов-пулеметов и легких осколков. От винтовочных пуль с близких дистанций оно не спасало.

Рукояти механизмов наведения и прицел наведения пушки ЛПП-25 первого типа (ЦАМО)

Оптический прицел был свой, типа «утенок», с трехкратным увеличением и полем зрения 12°. Он предназначался для стрельбы на дальность 1000 метров без установки угла прицеливания.

При стрельбах выяснилось, что начальная скорость незначительно меньше расчетной: 1165–1180 вместо 1200 м/с. При стрельбе по крышке люка кормовой плиты танка Т-34 толщиной 46,5 мм с расстояния 140 метров при угле встречи 90° было сделано девять выстрелов. Попали два раза: в край, получив пробоину с отколом брони, и в центр, пробив люк навылет.

Выяснилось, что дульный тормоз, сделанный по типу немецкой s.Pz.B.41, слишком эффективен и поглощает энергию отката в три раза больше расчетного. Из-за этого происходили короткие откаты, и полуавтоматика орудия либо работала плохо, либо затвор не открывался вовсе. При этом дульный тормоз был безопасен и не глушил орудийный расчет. Был сделан вывод о целесообразности использования подобного тормоза и в других системах валового производства.

Кормовой люк танка Т-34 после обстрела из пушки ЛПП-25 (ЦАМО)

Пушка при стрельбе из всех положений ствола оказалась исключительно устойчивой. Достигнуто это было за счет того, что в боевом положении нижний станок опирался на землю, а сзади были разведены станины с упертыми в землю сошниками.

Орудие легко перекатывалось по пересеченной местности расчетом, а малый вес и габариты позволяли закатывать его в кузов грузовика ЗиС-5 или другую технику. Предлагалось упростить конструкцию, убрав подрессоривание – в этом случае стала бы возможна стрельба с колес.

Противотанковая пушка ЛПП-25 второго типа

Второй вариант пушки имел значительные отличия. Ствол для проверки поведения поясков и устойчивости снарядов с начальной скоростью 1400 м/с имел крутизну нарезов 45 калибров против 34 калибров у первого типа. Не было поворотного механизма, наводка по горизонту осуществлялась по подобию s.Pz.B.41 – правой рукой за рукоятку на люльке, внутри рукоятки был размещен рычаг спуска. Для регулировки усилия при повороте имелся ленточный тормоз, который использовался и для точной стрельбы при наведении в точку (например, при обстреле бойниц ДОТов).

Крепление щитового прикрытия было упрощено. Колеса сделали съемными металлическими со скобами для переноски. Станины, коробчатые по конструкции, были подобны станинам лафета s.Pz.B.41 раннего типа. Оптический прицел был взят другой, ПП-9.

Второй образец ЛПП-25 в боевом и походном положении (ЦАМО)

Второй образец пушки ЛПП-25 без колес и оптического прицела собирался из 375 деталей, 32 из которых находились в валовом производстве.

После проведения испытаний комиссия Академии сделала выводы, что ЛПП-25 – вполне современная артсистема, которая может стать хорошим противотанковым орудием сопровождения пехоты и танков. По заключению комиссии, пушка легко устанавливалась в самоходной установке, могла применяться в авиадесантных частях, была проста и безопасна в эксплуатации, легка в освоении и сохраняла резервы еще большего упрощения. Элементы выстрела могли быть быстро внедрены в валовое производство. Комиссия сочла, что систему необходимо передать на полигонные испытания.

Испытания

6 февраля 1943 года начальником Артиллерийской академии КА генерал-майором С.П. Сидоровым материалы о проектировании и испытании ЛПП-25 были отправлены заместителю наркома обороны маршалу артиллерии Н.Н. Воронову и начальнику Главного артиллерийского управления генерал-полковнику Н.Д. Яковлеву с просьбой о проведении испытаний.

30 марта 1943 года на просьбу последовала резолюция начальника штаба артиллерии КА генерал-майора артиллерии Ф.А. Самсонова, что при устранении недостатков ЛПП-25 может быть принята на вооружение пехоты на батальонном или даже полковом уровне.

На полигонные испытания на Гороховецкий полигон ЛПП-25 поступили в начале июля 1943 года. Для них были изготовлены три типа снарядов: легкий подкалиберный (вес 163 грамма), штатный стальной, и с вольфрамовым сердечником.

Стрельба из пушки ЛПП-25 первого типа (ЦАМО)

Помимо обычных стрельб по бронеплитам и на устойчивость был проведен обстрел легким подкалиберным снарядом трофейного немецкого танка, «считающегося средним по общему тоннажу и тяжелым по артиллерийскому вооружению» (вероятно, PzKpfw III), с дистанции 100 метров. Стреляли по верхним и нижним лобовым листам толщиной 45 мм, результат – сплошные пробоины.

Однако не все расчеты подтвердились. Так, для первого образца орудия перевод из походного положения в боевое составил 20–30, а обратно – 26–45 секунд. Вес тоже оказался несколько больше и составил 277 кг. Ширина щита оказалась недостаточной, прицеливание было неудобным, из-за отсутствия предохранительного щитка было возможно травмирование при выстреле, шкалы прицела были неудачны.

Последовала череда доработок – в частности, изменен был щит.

Повторные испытания проходили в сентябре и ноябре 1943 года. По итогам предпочтение было отдано первому варианту ЛПП-25, при условии устранения вновь выявленных недостатков.

Измененный щит для пушки ЛПП-25 второго типа (ЦАМО)

Бронепробиваемость ЛПП-25, показанная на Гороховецком полигоне ГАУ, была следующей:

1. Штатный бронебойно-трассирующий снаряд от 25-мм зенитной пушки образца 1940 года (вес 286 граммов) пробивал 45-мм броню под углом 60° с дистанции 340 м.

2. Опытный легкий бронебойно-подкалиберный снаряд по типу немецкого (вес 167 граммов) пробивал 60-мм броню под углом 60° с дистанции 500 м, 75-мм броню под углом 60° – с дистанции 65 м, 90-мм броню по нормали – с дистанции около 200 м.

3. Опытный бронебойно-подкалиберный снаряд от 25-мм зенитной пушки образца 1940 года с вольфрамовым сердечником (вес 200 граммов) пробивал 60-мм броню под углом 60° с расстояния 400 м, 75-мм броню под углом 60° – с дистанции 115 м, 90-мм броню по нормали с дистанции более 190 м, но менее 300 м.

Живучесть ствола оценивалась в 600–650 выстрелов.

Несмотря на то, что пушка показала удовлетворительные баллистические свойства, удовлетворительную кучность, хорошую маневренность и маскировку на поле боя, простоту обслуживания, достаточную бронепробиваемость, на вооружение она принята не была – предпочтение было отдано другой системе, 37-мм авиадесантной пушке ЧК конструкторов Е.В. Чарнко и И.А. Комарицкого.

По своим характеристикам опытная противотанковая пушка ЛПП-25 была отличным легким орудием, хорошо подходившим для середины Великой Отечественной войны. Это отличный пример того, как можно было добиться впечатляющих результатов по бронепробиваемости для орудий небольшого калибра, не используя сложные технические решения.

warspot.ru

76-мм полковые пушки

Слоняра 29-01-2004 19:12

'Гений советской артиллерии'. А.Широкорад.

В системе артиллерийского вооружения РККА к 1929-1932гг. полковую артиллерию должны были комплектовать двумя типами орудий: 76-мм гаубица предназначалась для сопровождения пехоты и уничтожения огневых средств, недоступных батальонной артиллерии, а 122-мм мортира- для борьбы с укрытыми целями на ближних дистанциях.Согласно тактико-техническим требованиям, разработанным Артуправлением РККА, максимальный угол возвышения гаубицы должен быть +45 градусов, а угол горизонтального наведения должен составлять 60 градусов, вес в боевом положении -500кг, дальность стрельбы -7-8 км, У мортиры угол возвышения должен составлять +75 градусов, вес в боевом положении- 700-800 кг, а дальность стрельбы- 5 км.

Однако и вторая компания была практически сорвана (первая - батальонная артиллерия .Слон). Вместо 76-мм гаубицы на вооружение поступила 76-мм полковая пушка обр. 1927г. Фактически это была 76-мм полковая пушка обр.1913г. с модернизированным лафетом. Кстати , ее первый образец так и назывался: '76-мм короткая пушка обр. 1913/25г.' Данные серийные полковые пушки обр.1927г. поступили заказчику с завода 'Красное путиловец' 22 декабря 1928г. Данные пушки обр.1927г. будут приведены ниже, а пока можно сказать, что она представляла собой облегченную 76-мм пушку обр.1902г. с ухудшенной баллистикой. Угол возвышения ее составлял 24-25 градусов, что исключало навесную стрельбу, а угол горизонтального наведения 4,5 градусов был неудобен для борьбы с танками. Бронепробиваемость снарядом БР-350 (Он попал в войска, кстати, на несколько лет позже) была крайне низка: при угле встречи 30 градусов - 25мм.

Колеса пушки поначалу были деревянные. Подрессоривание фактически отсутствовало. Поэтому перевозка даже по идеальному шоссе была ограничена скоростью 15 км/час. Прародитетельницей полковой пушки обр. 1927г. была 76-мм горная пушка обр. 1909г. Поскольку горное орудие должно разбираться и перевозится вьючным способом, то предельный вес любой части не должен превышать 6 пудов, т.е 98 кг, иначе не выдержала бы лошадь. Поэтому ствол пушки обр.1909г. разбирался на две части. Технология изготовления разборного ствола была сложна и дорога. Соответственно и стоимость 76-мм горной пушки обр. 1909г. была в полтора раза выше стоимости 76-мм полевой пушки обр.1902г. с неразборным стволом, которая обладала равным могуществом. Так вот, при создании 76-мм полковой пушки обр.1927г. решили не менять крайне дорогую технологию и оставили разборной ствол, просто кожух на трубу стали одевать в горячем состоянии, и ее невозможно было разобрать. Лишь в 1939г началось изготовление более простых и дешевых стволов-моноблоков для 76-мм полковой пушки обр.1927г. (см. так же http://www.battlefield.ru/guns/field_1_r.html )

Поскольку конструкция 76-мм полковой пушки обр.1927г. была крайне неудачна, и в принятой 5 апреля 1938г. 'Системе артиллерийского вооружения 1938г.' появилась 76-мм полевая пушка с раздвижными станинами. Вес ее не должен был превышать 800 кг, максимальный угол возвышения должен был составлять 65 градусов, а угол горизонтального наведения - 60 градусов. Пушка должна была стрелять штатным снарядом (ОФ-350) с начальной скоростью 500м/с на дальность до 10км. Кроме того, система вооружения 1938г. предусматривала создание и новой 76-мм горной пушки на однобрусном лафете. Ее основные данные были те же, что и у полковой пушки, за исключением угла горизонтального наведения, составляющего 6-8 градусов.

Грабин прекрасно знал все недостатки 76-мм полковой пушки обр.1927г. и уже в 1936г. в инициативном порядке приступил к проектированию 76-мм полковой пушки Ф-24. 13 октября 1938г. на рассмотрение Артиллерийского управления поступили с завода N 96 проекты 76-мм полковой пушки Ф-24 и 76-мм горной пушки Ф-31 системы Грабина. При разработке проектов КБ завода N93 стремилось к максимальной унификации агрегатов полковой и горной пушек. Обе пушки имели одинаковые ствол с затвором и полуавтоматикой, противооткатные устройства, люльку, прицел, механизмы наведения, уравновешивающий механизм, колеса и щит. Разница состояла в том, что станок горной был разборным с одним сошником, а у полковой - неразборный с зимним и летним сошниками. Горная пушка разбиралась на 10 людских вьюков с максимальным весом вьюка 97 кг.В обеих системах за счет излома боевой оси применен переменный откат. Стрельба при углах возвышения, больше 20 градусов, требовала перехода в высокое положение. Баллистика и боеприпасы у обеих пушек одинаковы. Камора ствола- от 76-мм пушки обр.1902/30. Гильза разъемная типа Г-36. Затвор вертикальный клиновый, полуавтоматика от пушки Ф-22. У обеих пушек лафет, клепанный однобрусный; у горной пушки дополнительно имелись шарниры для разъема станин.Подъемный механизм имел один сектор, закрепленный на люльке. Поворотный механизм - винт, на котором вращалась матка, укрепленная на правой щеке лафета. Концы винта укреплены в концах боевой оси. Уравновешивающий механизм расположен справа. Рассмотрев оба проекта, комитет Артиллерийского управления принял решение прекратить работы над проектом горной пушки Ф-31, 'так как она никаких особых преимуществ перед 76-мм горной пушкой не имеет'; Проект полковой пушки Ф-24 необходимо переработать. В частности, было предложено патрон и камору взять от пушки 7-2*, вместо однобрусного лафета сделать лафет с раздвижными станинами, переменную высоту линии огня за счет излома боевой оси не применять в виду сложности конструкции.

Грабин переделал лафет пушки Ф-24, введя раздвижные станины. Рабочие чертежи и макет Ф-24 были рассмотрены Артиллерийским управлением 16 октября 1939г. Первый опытный образец пушки Ф-24 был закончен заводом N92 в первых числах января 1940г. Всего завод изготовил 4 такие пушки. На вооружение пушка Ф-24 так и не поступила, хотя обладала достаточно хорошими тактико-техническими данными. Основной причиной, видимо, было увлечение как Грабина, так и деятелей из ГАУ 76-мм и 107 дивизионными, танковыми и казематными пушками.

*Постановлением Комитета обороны от 5 мая 1939г. была принята на вооружение под наименованием '76-мм горная пушка обр.1938г'.

1. 76-мм полковая пушка обр. 1927г.2. 76-мм горная пушка обр.1938г3. На переднем плане Ф-244. На переднем плане С-5-1, дальше ОБ-25 она же 76-мм полковая пушка обр.1943г

Слоняра 29-01-2004 19:52

Данные полковой пушки Ф-24 ( с раздвижными станинами).

Ствол пушки состоял из свободной трубы, кожуха и казенника. Затвор вертикальный клиновый полуавтоматический. Подъемный механизм имел два сектора. Поворотный механизм винтовой.Тормоз отката гидравлический. Тормоз был расположен под люлькой, а накатник- над люлькой. Длинна отката переменная. Подрессоривание производилось винтовыми пружинами. Колеса 5,5*19 от автомобиля ГАЗ-А.

Калибр, мм:::::::::::::..::....76,2Длина ствола, клб::::::::::::.:.23,4Вес ствола с затвором, кг::::::::::...244Вес ствола, кг..............................................................21Угол ВН::::::::::::::..от -8 рад. до +65 град.Угол ГН:::::::::::::::::.::60 град.Длина отката, мм:максимальная ::::::::::::::::.:900минимальная::::::::::::::..:..:..600Высота линии огня, мм:::::::::::.::920 Ширина хода, мм::::::::::::::..:1400Диаметр колеса::::::::::::::..::790Клиренс, мм::::::::::::::::::375Вес системы, кгв походном положении ::::............::::::1725в боевом положении::::::::::::::..925Вес снаряда, кг....................................................................6,23Начальная скорость, м/с....................................................509Дальность стрельбы, км:::::::::::::10

ОБ-25

Разработчик ОКБ-172Калибр, мм:::::::::::::..::....76,2Длина ствола, мм/клб:::::::::.::.1480/19,4Полный путь снаряда по каналу, мм:::::.----Число нарезов:::::::::::::::.:24Глубина нареза, мм::::::::::::.:..0,76Ширина нареза, мм::::::::::::..:..7,0Ширина поля, мм::::::::::::..::3,0Угол ВН::::::::::::::..от -8 град. до +25 град.Угол ГН:::::::::::::::::60 град.Вес системы, кгв боевом положении::::::::::.:..около 600Скорость возки по шоссе км/час:::::::.:35Максимальная скорострельность :::::::..12

Вес снаряда ОФ-350, кг::::::::::::6,23Начальная скорость, м/с::::::::::::262Дальность стрельбы, км::::::::::::.4200

С-5-1

Разработчик ЦАКБКалибр, мм:::::::::::::..::....76,2Длина ствола, мм/клб:::::::::.::.1513/19,9Полный путь снаряда по каналу, мм:::::.570Число нарезов:::::::::::::::.:24Глубина нареза, мм::::::::::::.:..0,76Ширина нареза, мм::::::::::::..:..6,94Ширина поля, мм::::::::::::..::3,05Угол ВН::::::::::::::..от -11град. до +37 град.Угол ГН:::::::::::::::::60 град.Вес системы, кгв боевом положении::::::::::.:..около 570Скорость возки по шоссе км/час:::::::.:40Максимальная скорострельность :::::::..12

Вес снаряда ОФ-350, кг::::::::::::6,23Начальная скорость, м/с::::::::::::270Дальность стрельбы, км::::::::::::.5100

Слоняра 29-01-2004 19:56

Полковая пушка ЗИС-21-11 калибром 76-мм сконструирована КБ Грабина в начале 1942г. Пушка представляла собой модернизацию 76-мм полковой пушки обр.1927г. Кроме того, Грабин разработал вариант 76мм полковой пушки ЗИС-21. В мае 1942г. ЗИС-21-11 была испытана на Гороховецком полигоне. Результаты испытаний приведены ниже:

Осколочный снаряд весом ::6,23 кгНачальная скорость, м/с:: 500

Бронебойный снаряд весом :6,5 кгНачальная скорость, м/с:: около 470

При стрельбе отмечена неудовлетворительная работа противооткатных устройств. Частыми оказались предельные откаты. После устранения некоторых дефектов пушка прошла повторные испытания. В августе 1942г. было решено ЗИС-21-11 на вооружение не принимать, так как модернизацию проводили ради увеличения бронепробиваемости. В результате бронепробиваемость по сравнению с 76-мм пушкой обр.1927г. увеличилась на 11 мм на дистанции 300 м и на 12,5 мм на дистанции 500 м (т.е на 50 процентов). Но такое увеличение бронепробиваемости уже не имело смысла после появления в боекомплекте 76-мм полковой пушки кумулятивных снарядов, по нормали прожигающих броню толщиной 70-90мм.В 1942г. ГАУ решило принять на вооружение новую пушку взамен 76-мм пушки обр.1927г. Новая пушка должна была иметь меньший вес и раздвижные станины, чтобы получить больший угол горизонтального наведения. Предусмотрено должно быть и подрессоривание. Ради этого ГАУ пошло на ухудшение баллистических данных. За разработку полковой пушки взялись ЦАКБ и ОКБ-172. ОКБ-172 раньше приступило к работе и уже в феврале 1943г. закончило технический проект 76-мм полковой пушки ОБ-25. В ЦАКБ занялись пушкой где-то летом 1943г. А специалисты-заключенные из ОКБ-172 спешили. Полигонные испытания опытного образца ОБ-25 были проведены на Гороховецком полигоне с 18 по 26 июня 1943г. Всего было сделано 157 выстрелов. Испытания показали неудовлетворительную кучность, плохую работу противооткатных устройств (длина отката достигала 800 мм, а накат проходил со стуком), прогиб боевой оси. Опытный образец полигонных испытаний не выдержал. Тем не менее, в конце июля 1943г. были начаты войсковые испытания четырех опытных образцов ОБ-25, на которых были установлены усиленные боевые оси.

К 12 августа 1943г. войсковые испытания завершились. На вооружение ОБ-25 была принята постановлением ГКО от 4 сентября 1943г. В производство ОБ-25 запустили в самом конце 1943г.Пушка ОБ-25, сляпанная на скорую руку, оказалась неудачным изделием. Малая начальная скорость снаряда и малый угол возвышения снижали дальнобойность и исключали ведение навесной стрельбы. Вообще говоря, в ОКБ-172 просто наложили ствол 76-мм ствол с поршневым затвором на лафет противотанковой пушки обр.1937г.

Из-за неудачной конструкции полковая пушка обр.1943г. (ОБ-25) была выпущена малой серией-5122 штуки. Для полковой пушки в годы войны это очень мало. В начале 1946г. ее производство было окончательно прекращено. В ОКБ-172 хорошо знали недостатки пушки ОБ-25 и в 1944г. разработали проект 76-мм полковой пушки БЛ-11. Это была та же пушка ОБ-25, но с клиновым затвором. Был изготовлен и испытан опытный образец, но ГАУ отказалось принять его на вооружение.

Грабинская полковая пушка С-5-1 кардинально отличалась от своей соперницы ОБ-25. При той же баллистике и боеприпасе она имела существенно большую дальнобойность, достигаемую за счет большего угла возвышения (37 градусов против 25). Затвор пушки, вертикальный клиновый полуавтоматический, позволил в два с лишним раза увеличить скорострельность. Подрессоривание у С-5-1 было торсионное, а у ОБ-25 подрессоривание обеспечивалось цилиндрическими пружинами. Торсионное подрессоривание более надежно и обеспечивало большую скорость возки. У С-5-1 станины были коробчатые, а у ОБ-25- трубчатые и.т.д.

Опытный образец пушки С-5-1 прошел на Ржевке полигонные испытания в объеме 313 выстрелов. Согласно заключению АК ГАУ N 943093 от 6 августа 1945г. пушка С-5-1 испытаний не выдержала, и работы по ней предлагалось закрыть. По мнению автора, это было недальновидное решение, поскольку пушка была существенно лучше ОБ-25, и коллектив Грабина мог без труда довести ее.Возможно АК ГАУ, отвергая С-5-1, понадеялся на пушки БК завода N 172 (не путать с ОКБ-172). Опытные образцы 76-мм полковых пушек МЗ-1 и МЗ-2 были изготовлены заводом N 172 в 1944-1945гг. По своим данным они были близки к С-5-1. Оба образца пошли полигонные испытания, но на вооружение так и не поступили. В итоге ГАУ вообще отказалось от 76-мм полковых пушек со слабой баллистикой.

В 1949г. в ЦНИИ-58 было начато проектирование 100-мм легкой полковой безоткатной пушки, получившей шифр '0974'. Ствол орудия - нарезной, затвор - вертикальный клиновый. Эти пушки должны были прийти на смену 76-мм полковым пушкам обр.1927г. и обр.1943г. Вес пушки '0974' составлял 500кг, угол вертикального наведения от-3 градусов до +37 градусов, угол горизонтального наведения 60 градусов. Прицельная скорострельность составляла 10-120выстрелов в минуту. Система была подрессорена, что допускало буксировку по шоссе со скоростью до 60 км/ч.На вооружение пушка не была принята в связи с началом работ над пушкой С-100.

guns.allzip.org

Ф-22 — лучшая противотанковая пушка вермахта

Ф-22 — лучшая противотанковая пушка вермахта

Невероятно, но 76-мм пушка Ф-22 в начале 1942 г. стала самой мощной противотанковой пушкой вермахта. Резонный вопрос: как такое могло случиться?

25 июня 1941 г. — четвертый день войны. В книге записей начальника германского генерального штаба генерал-полковника Гальдера следуют одна за другой победные реляции и вдруг после разговора по телефону со штабом группы армий «Центр» идет запись: «Получены данные о новом типе русского тяжелого танка: вес 52 тонны, лобовая броня — 37 см (?), бортовая броня — 8 см... 50-мм противотанковая пушка пробивает броню только под орудийной башней. 88-мм зенитная пушка, видимо, пробивает также бортовую броню (точно еще не известно). Получены сведения о появлении еще одного нового танка, вооруженного 75-мм пушкой и тремя пулеметами».

Так немецкое командование впервые узнало о новых советских танках КВ.

Строго говоря, германская разведка еще до войны узнала о существовании танков Т-34 и КВ. Но информация эта

была противоречива и до сведения полевых войск не доводилась.

Сразу же выяснилось, что все немецкие танковые и противотанковые пушки не пробивают броню танков КВ и Т-34, а советские 76-мм танковые орудия длиной в 30 калибров (Л-11 и Ф-32) и в 40 калибров (Ф-34 и ЗИС-5) пробивают броню всех немецких танков на дистанции до 1000 м. После первых же боев немецкие солдаты окрестили свои 3,7-см противотанковые пушки «дверными молотками» и «армейскими хлопушками». В одном из донесений говорилось, что расчет 3,7-см противотанковой пушки добился 23 попаданий в один и тот же танк Т-34, и лишь когда снаряд угодил в основание башни, танк был выведен из строя. Танк T-III с 50 метров попал в Т-34 четыре раза, а затем с 20 метров еще раз, но все снаряды раскалывались на части, не повреждая брони.

Руководство вермахта в конце 1941 г. и в первой половине 1942 г. предприняло экстренные меры для обеспечения войск материальной частью, способной поражать танки Т-34 и КВ. Немцы пошли двумя путями: во-первых, создали новые боеприпасы для стоявших на вооружении танковых и противотанковых орудий, и, во-вторых, в войсках появились новые, более мощные противотанковые пушки.

В боекомплект всех танковых и противотанковых орудий были введены подкалиберные снаряды, резко увеличившие бронепробиваемость, правда, на небольших дистанциях. Орудия калибра 75 мм и выше получили кумулятивные снаряды, бронепробиваемость которых не зависела от дальности стрельбы. Для 3,7-см противотанковой пушки была принята надкалиберная кумулятивная мина, заряжаемая с дула. Табличная дальность стрельбы такой миной составляла 300 м, о скорострельности и меткости стрельбы миной говорить не приходится. Надо полагать, мина была принята в основном для поднятия морального духа расчетов.

В 1941—1942 гг. немцы не создавали тяжелых противотанковых пушек. Тут сказались надежды на «блицкриг», на легкие противотанковые пушки с коническим каналом ствола и консерватизм немецких генералов, психологически не готовых перейти от миниатюрной 3,7-см пушки РАК 35/36,

за два года расстрелявшей танки всей Европы, к 88-мм или 128-мм орудиям.

Наиболее же дешевыми противотанковыми пушками стали трофейные дивизионные пушки. В конце 1941 — начале 1942 гг. немцы наложили на лафет своей 5-см противотанковой пушки РАК 38 качающуюся часть трофейной французской 75-мм пушки обр. 1897 г., снабдив ее дульным тормозом. Новая противотанковая пушка получила название «7,5-см РАК 97/38».

В 1942 г. и первой половине 1943 г. самой мощной противотанковой пушкой вермахта действительно была Ф-22: в 1941 г. несколько сотен этих пушек были захвачены целыми и невредимыми.

Пятьсот шестьдесят пушек Ф-22 были переделаны в буксируемые противотанковые 7,62-см пушки РАК 36(r)33. Немцы расточили камору Ф-22, увеличили заряд в 2,4 раза, установили дульный тормоз, уменьшили угол возвышения и исключили механизм переменного отката. Здесь надо отметить, что немцы просто исправили «капризы» Тухачевского и ряда других военных, в свое время заставивших Грабина в таком мощном орудии использовать гильзу обр. 1900 г., ограничивавшую вес заряда, и ввести угол возвышения 75°, дабы из него можно было вести стрельбу по самолетам. Передок у пушки, естественно, был исключен, так как немцы использовали только механическую тягу. Вес РАК 36(г) в походном и боевом положениях был около 1710 кг, а угол вертикального наведения составлял от —6° до +18°.

Для РАК 36(r) немцы спроектировали четыре снаряда: бронебойный калиберный Pz.Gr.39 весом 7,54 кг и начальной скоростью 740 м/с, подкалиберный Pz.Gr.40 весом 4,05 кг и начальной скоростью 990 м/с, кумулятивный HL.Gr.38 с начальной скоростью 450 м/с и осколочный Sp.Gr.39 весом 6,2 кг и начальной скоростью 550 м/с. Всего таких снарядов в 1942—1945 гг. было изготовлено 4,2 млн штук.

Эти снаряды предназначались не только для буксируемых 7,62-см пушек РАК 36(r), но и для самоходных установок, оснащенных переделанными Ф-22.

В начале декабря 1941 г. германская фирма «Алкет» на шасси легкого чешского танка 38(t) изготовила первый об

разец истребителя танков «Мардер III» с 7,62-см пушкой РАК 36(r). В 1942 г. было изготовлено 344 самоходных артиллерийских установки, а в 1943 г. — еще 19. Вес установки составлял 10,7 т, толщина лобовой брони корпуса 50 мм, в боекомплект входило 30 выстрелов, скорость хода достигала 42 км/ч.

Установки «Мардер III» немцы успешно применяли не только на Восточном фронте, но и в Северной Африке против английских танков.

В начале 1942 г. та же фирма «Алкет» на шасси легкого танка T-II создала истребитель танков «Мардер II» с 7,62-см пушкой РАК 36(r). В 1942 г. было выпущено 184 установки, а в 1943 г. — еще 8. Вес САУ «Мардер II» составлял 12 т, лобовая броня корпуса и рубки — 30 мм, боекомплект — 30 выстрелов, скорость хода — до 40 км/ч.

В 1942—1943 гг. в Северной Африке в армии Роммеля в составе 605-го противотанкового дивизиона воевало девять самоходных артустановок F.K.36(r). Их создавали, устанавливая пушки Ф-22 на шасси полугусеничного тягача Sd.Kfz.6. Пушка помещалась в бронированной рубке с толщиной брони 10 мм. Полный вес установки составлял 10,5 т. Экипаж — 5 человек. Скорость хода по шоссе — 50 км/ч.

Пример немцев оказался заразительным, и румыны изготовили 34 76-мм САУ, вооруженные грабинской Ф-22. В качестве шасси был использован трофейный советский танк Т-60.

Наши солдаты не без оснований называли пушку РАКЗб(r) «гадюкой» или «коброй». Несколько десятков пушек РАК 36(r) было захвачено советскими войсками под Сталинградом. Часть трофейных «гадюк» поступила на вооружение наших истребительно-противотанковых дивизионов.

Грабин писал:

«Одну такую пушку доставили инспектору артиллерии. Комкор Воронов пригласил начальника ГАУ и меня для ознакомления с “немецкой новинкой”. Осмотрев ее, я установил, что гитлеровцы разгадали наш замысел, заложенный в конструкцию Ф-22 еще в 1935 г. Они расточили камору (мы так и думали сделать), благодаря чему увеличили мощность, поставили дульный тормоз, перенесли привод подъемного механизма на левую сторону, уменьшили угол

возвышения и таким образом создали мощную пушку для борьбы с нашими танками. Кроме того, модернизировав таким образом нашу Ф-22, они установили ее на гусеничное шасси, т. е. создали самоходную пушку.

Во время осмотра Воронов спросил меня:

— Не смогли бы и мы повысить мощность нашей дивизионной пушки?

Я ответил:

— Мы могли бы модернизировать Ф-22 образца 1936 г., но я не знаю, сколько их в армии и смогут ли их поставить на завод для модернизации. Можно заново организовать валовое производство пушек, но это сопряжено с большими трудностями, так как нет технологического оснащения.

На это Воронов ничего не сказал»*.

Немцы по достоинству оценили и дивизионные 76-мм пушки УСВ обр. 1939 г. Они использовали трофейные УСВ в качестве полевых (дивизионных) орудий, присвоив им название 7,62-см F.K.39. Точное число пушек УСВ, использованных немцами, установить не удалось, но к марту 1944 г. вермахт располагал 359 такими орудиями, из которых 295 находились на Восточном фронте, 24 — во Франции и 40 — в Дании.

В качестве противотанковой пушки УСВ немцы не применяли, так как еще штатные (советские) бронебойные снаряды при стрельбе по танку Т-34 на дистанции до 600 м пробивали только нижнюю вертикальную броню корпуса.

В 1943—1944 гг. румыны попытались использовать 76-мм пушку ЗИС-3 для создания самоходной противотанковой пушки на шасси чешского танка «Шкода R.2». Вес установки составил 11,5 т, лобовая броня корпуса — 25 мм, боекомплект — 30 выстрелов, скорость хода — до 35 км/ч. Всего была изготовлена 21 САУ. Эти установки оказались неэффективными для действий против танков Т-34, и дальнейшее переоборудование танков «Шкода R.2» было прекращено. Остальные танки румыны хотели оснастить 88-мм германскими противотанковыми пушками, но капитуляция Румынии в августе 1944 г. сорвала эти планы. Кстати, одна самоходная установка «Шкода R.2» сохранилась до сих пор и находится в военном музее в Бухаресте.

Германское командование очень высоко оценило и 57-мм грабинские пушки ЗИС-2, захваченные вермахтом в 1943—1944 гг. В немецких войсках ЗИС-2 получила название «5,7-см РАК 208(r)*.

Оценка грабинских пушек, действовавших на стороне противника, вопрос весьма сложный и деликатный. В Приложениях есть две статистические таблицы (№ 20 и № 21), а выводы пусть делает читатель.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

* Грабин В. Г. Оружие победы. С. 459.
* Грабин В.Г. Оружие победы. С. 230.

biography.wikireading.ru

Д-25Т (122-мм) — War Thunder Wiki

Описание

Появление в 1943 году на поле боя новых тяжёлых немецких танков и САУ очень остро поставило вопрос о средствах борьбы с ними.

С декабря 1943 года орудие, получившее наименование 122-мм танковая пушка образца 1943 года (Д-25Т) («совмещённый» индекс от Д-2 и Д-5) начали устанавливать на танки ИС-2. Конструктивно Д-25Т отличалась от А-19 (122-мм) облегчённой конструкцией, наличием дульного тормоза, переносом органов управления на одну сторону, введением электроспуска и рядом других деталей.

Машины оснащающиеся этим вооружением

В игре установлена на следующих образцах техники:

Основные характеристики

Расскажите о тактико-технических характеристиках пушки или пулемета.

Доступные снаряды

Снаряды О-471, БР-471, БР-471Б

Для пушки доступны следующие снаряды:

  • БР-471 — бронебойный остроголовый каморный снаряд (БС).
  • БР-471Б — бронебойный тупоголовый каморный снаряд (БС).
  • БР-471Д — бронебойный снаряд с бронебойным наконечником и баллистическим колпачком (БС) - только ИС-3, ИС-4М
  • О-471 — осколочно-фугасный снаряд (ОФС).

Технические характеристики снарядов приведены в следующей таблицах:

Название снаряда Тип Масса, кг Начальная скорость, м/с Задержка взрывателя, м Чувствительность взрывателя, мм Угол встречи при котором вероятность рикошета 0%, ° Угол встречи при котором вероятность рикошета 50%, ° Угол встречи при котором вероятность рикошета 100%, ° Угол нормализации при угле атаки 30°, °
БР-471 БС 25 800 0,9 15 43 30 15 -1
БР-471Б БС 25 800 0,9 15 42 27 19 +4
БР-471Д БС 25 800 0,9 15 42 27 19 +4
О-471 ОФС 25 800 1,3 0,1 11 10 9 0

Шаблон:Пушки 100-128

Применение в бою

Орудие отлично подходит для борьбы с техникой противника на дальних расстояниях.

Благодаря хорошей бронепробиваемости и баллистики, орудие по праву считается одним из лучших.

Долгая перезарядка (из-за раздельно-гильзового заряжания) полагает ведение огня из-за укрытий, по типу : выехал-выстрелил-ушел на зарядку.

Крупный калибр в 122-мм, в сочетании с каморными снарядами, не оставляет шансов противнику при пробитии.

Достоинства и недостатки

Достоинства:

  • Отличная бронепробиваемость.
  • Хорошая баллистика.

Недостатки:

  • Долгая перезарядка (27,1 сек).
  • Отсутствие подкалиберных боеприпасов.

Историческая справка

В августе 1943 года Ж. Я. Котин, конструктор перспективного тяжёлого танка «ИС», опираясь на опыт Курской битвы (продемонстрировавшей высокую эффективность 122-мм пушек против тяжёлых немецких танков), предложил вооружить новый танк пушкой А-19. Предложение было принято, и КБ завода № 9 было приказано в срочном порядке разработать танковый вариант А-19. В ноябре 1943 года новое орудие было создано путём наложения ствольной группы пушки Д-2 на люльку 85-мм танковой пушки Д-5, изначально установленной в танк ИС-1.

Государственные испытания танка ИС-122 ("Объект 240"), а именно такое обозначение получил ИС с новой пушкой, показали удовлетворительный результат, хотя и не обошлось без ЧП. Во время первого же выстрела дульный тормоз пушки разорвало и разлетевшимися осколками едва не задело присутствовавшего здесь К.Е.Ворошилова. Военные, рьяно возражавшие против наличия у танковых орудий дульного тормоза (из-за пондимавшегося облака пыли при выстреле, что сильно демаскировало огневую позицию), приводили данный факт в качестве дополнительного аргумента в свою пользу. Но принятие на вооружение танкового 122-мм орудия поддержал И.Сталин, которому, вероятно, очень хотелось, чтобы отечественный тяжелый танк, к тому же носящий его имя имел самое мощное в мире вооружение. И потому дульный тормоз был оставлен как исключение. Первоначально его конструкция была заимствована у немецкого 8,8-см танкового орудия KwK-43. В отечественной номенклатуре такой тормоз получил название дульный тормоз "немецкого типа". Орудие же с таким тормозом было переименовано и в валовое производство пошло с индексом Д-25 (Д-25Т - танковая модификация и Д-25С - самоходная).

С декабря 1943 года орудие, получившее наименование 122-мм танковая пушка образца 1943 года (Д-25Т) («совмещённый» индекс от Д-2 и Д-5) начали устанавливать на танки ИС-2. Конструктивно Д-25Т отличалась от А-19 облегчённой конструкцией, наличием дульного тормоза, переносом органов управления на одну сторону, введением электроспуска и рядом других деталей. Первые модификации Д-25Т имели, как и А-19, поршневый затвор; с начала 1944 года в серию пошла модификация Д-25Т с полуавтоматическим клиновым затвором.

Баллистика и боеприпасы Д-25Т и А-19 были идентичны. Изначально объём выпуска Д-25Т был небольшим и рассматривалась возможность установки в ИС-2 непосредственно пушек А-19. Однако завод № 9 успешно увеличил производство Д-25Т и вопрос о монтаже А-19 в ИС-2 отпал. Пушки Д-25Т устанавливались на серийные тяжёлые танки военного времени ИС-2 и ИС-3, а её последующие модификации — на опытные и серийные образцы послевоенных тяжёлых танков, например, тяжёлый танк Т-10 вооружался 122-мм пушкой Д-25ТА.

Медиа

  • Схема установки пушки Д-25Т в башне танка ИС-2 обр. 1944 года

  • Схема установки пушки Д-25Т в башне танка ИС-2

  • ИС-2 с 122-мм пушкой Д-25Т

  • Танк ИС-3 с 122-мм пушкой Д-25Т

  • Танк ИС-4 с 122-мм пушкой Д-25Т

  • ИС-2 с Д-25Т, дульный тормоз немецкого типа (аналог KwK-43).

Обзор ИС-2 от Omero

Обзор ИС-3 от alconafter

Обзор ИС-4М от alconafter

См. также

Ссылки на статьи War Thunder Wiki, которые по вашему мнению, будут полезны читателю. Например,

  • ссылка на статью о варианте пушки/пулемёта;
  • ссылки на приблизительные аналоги в других нациях и ветках.

И подобные.

Ссылки

wiki.warthunder.ru