Альянсу конец: Европа и Россия впервые вместе выступили против США. Европа и россия


Альянсу конец: Европа и Россия впервые вместе выступили против США

Иван Данилов, для РИА Новости

В начале текущей недели произошло неординарное событие — посол Европейского союза в США выступил с жесткой критикой действий американского президента Трампа, обвинил США в торговле принципами и пообещал, что Евросоюз будет саботировать попытки США ввести новые международные санкции против Ирана. Очень жесткий демарш европейского дипломата был явно согласован с Брюсселем и Берлином и указывает на то, что трансатлантической солидарности по ключевым вопросам международной политики уже пришел конец. После того как против действий США на иранском направлении еще раз жестко высказался Сергей Лавров, создалась парадоксальная ситуация: Евросоюз и Россия выступают единым фронтом против американской политики на стратегически важном направлении. От того, готов ли Трамп идти напролом, чтобы удовлетворить амбиции и фобии своих спонсоров в США и на Ближнем Востоке, зависит то, начнется ли в этом году большая ближневосточная война.

Американские морские пехотинцы во время тренировочных занятий в НорвегииНеусвоенные уроки истории: США готовятся к войне в условиях русской зимыДэвид О'Салливан, посол Евросоюза в США, провел в вашингтонском офисе агентства Блумберг специальную встречу с представителями американских СМИ, чтобы объяснить им, почему Евросоюз резко против желания президента Дональда Трампа сорвать так называемую иранскую ядерную сделку и ввести международные санкции против Ирана. "Иранская ядерная сделка" — это соглашение 2015 года, подписанное Ираном с постоянными членами Совета Безопасности ООН — США, Россией, Китаем, Великобританией и Францией, а также с Германией и Евросоюзом. Фактически соглашение предусматривает отказ Ирана от развития военной ядерной программы и согласие на международный контроль за соблюдением этого отказа в обмен на снятие санкций, наложенных на страну ООН. "Иранская ядерная сделка" была подписана президентом Обамой, несмотря на протесты многих американских и израильских политиков, которые настаивали на продолжении давления на Иран или даже на военной интервенции против Тегерана. Дональд Трамп еще во время избирательной кампании очень негативно высказывался об "иранской сделке" и требовал возврата антииранских санкций, совмещенного с отменой всех существующих договоренностей. Генерал Джозеф Вотел, глава Центрального командования вооруженных сил США, во время слушаний Комитета по вооруженным силам в здании Конгресса на Капитолийском холме. 27 февраля 2018Россия мешает США доминировать, заявили в ПентагонеПозиция американского президента предполагает гораздо более жесткий вариант "иранской сделки", который выглядит не как договоренность, а как максимально унизительная капитуляция Тегерана. Жесткость требований американской администрации создает впечатление, что Вашингтон ищет не новый компромисс, а предлог для того, чтобы начать экономическое удушение Ирана, а затем перейти к военной интервенции. К силовому варианту США подталкивает довольно влиятельный сегмент американской политической элиты.

Посол Евросоюза в США четко обозначил негативную позицию Брюсселя по вопросу повторного ввода антииранских санкций и отмены "ядерной сделки": "Это, на мой взгляд, не сработает. Мы сняли санкции, и это было частью договоренности, и мы не можем с чистой совестью ввести санкции снова без уважительной причины", — заявил посол, прозрачно намекая на то, что желание американского ВПК заработать денег и политические амбиции Трампа не входят в список "уважительных причин".

Военнослужащие на совместных военных учениях вооруженных сил Грузии и США Noble PartnerСлишком жирно будет, или Как большие аппетиты съели планы ПентагонаВ аналогичном ключе высказался глава российской дипломатии Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Франции Жан-Ивом Ле Дрианом:

"Мы, как и Франция, считаем необходимым в полном объеме выполнять Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Если хочется обсуждать какие-то другие вопросы, касающиеся Ирана, то это нужно делать с его обязательным участием и на основе консенсуса, а не путем ультиматумов".

Трибуна в зале для пресс-конференций штаб-квартиры НАТОНеприкаянный свободный дух НАТО. Альянсу пора менять девизТеперь администрация Трампа встает перед неприятным выбором, который состоит из трех плохих вариантов. Во-первых, можно попытаться очень сильно надавить на Евросоюз и потребовать, чтобы Брюссель, Берлин и Париж изменили свою позицию. В качестве аргумента можно попробовать использовать угрозу ввести санкции против европейских компаний, которые работают с Ираном, а также обвинения в том, что у стран Евросоюза есть меркантильные интересы, связанные с инвестициями в иранскую экономику. Что и заставляет Европу предать идеалы трансатлантического единства и демонстрировать глухоту к требованиям Вашингтона и Тель-Авива, настаивающих на необходимости решительных мер в отношении Ирана. Проблема этого подхода заключается в том, что Евросоюз уже продемонстрировал категорическое неприятие угроз санкционного воздействия на свои компании и более того — готов предъявить Вашингтону ответные обвинения:

"Есть целая мифология в США, в определенных кругах, и эта мифология о том, что мы заинтересованы только в торговле с Ираном и готовы продать свои души за возможность продать несколько автомобилей или самолетов. Ну примерно как это делает "Боинг", — отметил посол О'Салливан, намекнув на то, что американская корпорация пытается продать в Иран самолеты на 20 миллиардов долларов. "Мы не занимаемся продажей принципов ради нескольких контрактов", — подчеркнул европейский дипломат.

Американские военные в Польше

Второй вариант предполагает введение санкций и выход США из "ядерной сделки", несмотря на несогласие Евросоюза, России и КНР. Этот подход кажется привлекательным только на первый взгляд, так как односторонние санкции США никак не навредят Ирану, который вполне может удовлетворить все свои экономические и технологические потребности за счет сотрудничества со странами, которые не поддержат американские санкции. Попытки США ввести санкции против европейских компаний, работающих с Ираном, приведут к ответным действиям со стороны Еврокомиссии, и, скорее всего, Белый дом откажется от них так же, как отказался от попыток наказать европейские компании, инвестирующие в "Северный поток — 2". Санкционная импотенция Вашингтона плохо отражается на имидже мирового гегемона, а если перевести конфликт сразу в военную плоскость, то есть серьезный риск, что Евросоюз использует такое волюнтаристское поведение как причину для снижения уровня военного сотрудничества с США. Тем более что Евросоюз уже создает свою собственную военную структуру, которую британские и американские эксперты воспринимают как "европейскую альтернативу НАТО".

Здание Конгресса США на Капитолийском холме в ВашингтонеСША больше не сверхдержава: об этом говорит ядерная стратегия ВашингтонаСамым рациональным выглядит третий вариант — попытаться решить иранскую проблему в дипломатической плоскости. Но такой подход крайне нежелателен для команды Трампа сразу по нескольким причинам. Отказ от санкционного и силового давления на Иран будет воспринят как признак американской слабости — а слабых, как мы знаем, бьют. Более того: дипломатическая сдержанность администрации Трампа будет воспринята как предательство некоторых ближневосточных союзников США, для которых военная интервенция США против Ирана является последним шансом побороться за региональное доминирование. Судьба предателей столь влиятельных групп интересов — очень незавидна.

Хороших выходов из ситуации, в которую команда Трампа сама себя загнала, пока не просматривается, и это довольно позитивная ситуация с точки зрения российских интересов. У наших вашингтонских оппонетов случился цугцванг — и теперь остается с максимальной выгодой использовать их неизбежные ошибки.

Военнослужащий армии США

ria.ru

Россия и Европа. Россия и мир в XXI веке

Россия и Европа

Русские люди – европейцы, но взаимоотношения России и Западной Европы всегда были сложными. Россия, будучи наследницей Византии и Золотой Орды, временами отгораживалась от Запада, чтобы сохранить свою самобытность, а временами открывалась ему, чтобы набраться на Западе знаний, умения и опыта для более успешной конкуренции с основными европейскими державами. Западноевропейцы, со своей стороны, время от времени ставили задачу политического подчинения и культурной ассимиляции периферийной и технологически и политически более отсталой России, а иногда были вынуждены совместно сдерживать ее влияние и натиск. Ливонская война 1558–1583 годов стала первой (но не последней) войной России и Европы[71].

Между Россией и Западной Европой всегда существовал не только политический, но и ценностный зазор – результат того, что фазы общественно-экономического и политического развития России и Запада не совпадали. В восточной части Европы Россия соперничала с соседними государствами – Литвой, Польшей, Швецией и Турцией, а после этого с ведущими западными державами – Германией, Францией, Англией, США. Отношения с отдельными восточноевропейскими странами определялись их буферным положением между Россией и Западом. При этом Россия традиционно настаивала на признании своего равенства с европейскими великими державами, а иногда и с Европой в целом; европейцы, в свою очередь, бились за собственные интересы, а объединенная Европа требовала от России следования установленным ею нормам.

Для россиян же принципиально важно было ответить на вопрос о том, является ли Россия просто отсталым захолустьем Европы или это страна, пролагающая свой особый путь. Еще в XIX веке русские политические мыслители разделились по этому вопросу на славянофилов и западников, и в каком-то смысле этот «водораздел» существует до сих пор. По меткому сравнению Николая Бердяева, представители обоих лагерей любили Россию, но первые – как мать, а вторые – как дитя. Стоит добавить, что и те и другие любили и Запад, знали его и подолгу жили в Европе.

Европейцы и россияне в основном признают взаимное родство, но при этом отмечают, что это родство не близкое. Если американцев можно условно назвать двоюродными братьями и сестрами европейцев, то россияне – их троюродные или даже четвероюродные родственники. Еще важнее то, что с западной точки зрения это родственники бедные, но относительно многочисленные, организованные авторитарным способом и зачастую отличающиеся непонятным и непредсказуемым для европейцев поведением.

Парадоксальным образом эта дистанция увеличилась с физическим приближением Европейского союза к границам Российской Федерации и объединением Западной, Центральной и большей части Восточной Европы под главенством первой. В начале XXI века в состав ЕС вошли страны, находившиеся в период холодной войны в советской зоне влияния или входившие в состав Российской империи и СССР, элиты и общественное мнение которых настроены в основном скептически или даже враждебно по отношению к российскому государству как таковому.

К началу XXI века понятие «Европа» в обычном употреблении приобрело географически более узкое и более четкое содержание. Культурная основа (христианство) и этнические корни (романо-германо-славянские народы) имеют уже меньшее значение, чем общая экономическая и политическая структура (Европейский союз), идеологическая основа (социал-либерализм, примат прав человека) и нормативная база (европейское право).

В сферу притяжения Европейского союза и аффилированных с ним стран Европейской зоны свободной торговли[72] входят Балканы (Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Черногория), а также Грузия, Молдавия и Украина. Практически это вся зарубежная Европа. Элиты и общественное мнение всех этих «проевропейских» стран стремятся достичь экономического и социального процветания путем вступления в ЕС. В Армении и Белоруссии – союзниках РФ и участниках проекта евразийской интеграции – также заметны проевропейские симпатии. Лишь Российская Федерация обозначила собственный путь, отличный от интеграции в ЕС. Это связано с обостренным пониманием суверенитета, лежащим в основе поведения России на международной арене.

Российскую Федерацию, таким образом, можно охарактеризовать как страну с европейскими корнями и с преимущественно европейской культурой, тесно связанную с остальной Европой географически и исторически. При этом, однако, РФ очевидно не вписывается в рамки современной Европы. С появлением объединенной Европы России стало даже еще труднее вписаться в ее нормативные рамки, чем прежде, когда различий между отдельными европейскими государствами было на порядок больше. В то же время США, с которыми Советский Союз соревновался половину ХХ века, ушли в колоссальный отрыв не только от России, но и от Европы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

на краю войны » Военное обозрение

Согласно экспертному докладу Мюнхенской конференции по безопасности, сегодня вероятность войны Европы с Россией выросла. Евросоюз и Россия стоят «на краю». Состояние дел «просто ужасно», сетуют эксперты.

Россия и Европа стоят на пороге «тотальной войны», предупреждают эксперты в новом докладе. Информация о докладе, который пока ещё нигде не зачитан, оказалась в редакции популярной британской газеты «Express».

О грядущей войне между Европой и Россией с печалью поведал корреспондент Дж. Миллар (Joey Millar).

Доклад предназначен для Мюнхенской конференции по безопасности. В открытом доступе он появится только через неделю.

В документе отмечается, что несоблюдение соглашений о контроле над вооружениями, развёртывание дополнительных вооружений, напряжённость ситуации и военные учения повысили риск непреднамеренного вооружённого столкновения сторон.

Стороны — это, по-видимому, Евросоюз и Россия.

Ежегодный доклад о безопасности в этом году назван «До края и обратно»? И вопрос в заголовке поставлен неспроста.

Составители доклада выражают опасения по поводу «растущего давления» на договоры о ядерном разоружении и постоянные проблемы безопасности в восточной и центральной Европе. Всё это вызывает у экспертов большое беспокойство.

В докладе говорится, что нынешняя ситуация может «привести к дальнейшему ухудшению ситуации в области безопасности в Европе».

Эксперты по безопасности предупреждают: «В сложившемся тяжёлом положении ошибки, просчёты и недоразумения вполне могут привести к непреднамеренному военному столкновению».

Конфликт на Украине — ещё один камень преткновения, мешающий снизить градус напряжённости между Россией и Западом, говорится в докладе. И решение США поставить смертоносное оружие Украине, вероятно, оставит Запад и Россию в нынешнем тупике.

По мнению составителей доклада, страны Восточной Европы находятся в «обстановке оспариваемой безопасности». Сей странный термин означает, что указанные страны как бы попали в клещи: с одной стороны на них давят Европейский союз и НАТО, а с другой — Россия. И это происходит в то время, когда политика ЕС по линии «Восточного партнёрства» «потеряла свой дух», и шансов на то, что НАТО в ближайшее время примет в свои ряды больше членов, мало. Кроме того, иные члены ЕС скептически стали относиться к дальнейшей интеграции в ЕС, а Венгрия и Польша оказались уже «в прямой конфронтации с Брюсселем». Германия же, локомотив ЕС и интеграционная сила, ныне «в основном отсутствует» на дебатах по внутренней ситуации в Евросоюзе.

Что же делать?

Не так всё плохо, указывает издание. В экспертном докладе говорится, что экономический рост и улучшение общественных настроений предлагают чуть «больше, чем простой проблеск надежды» для ЕС. Речь идёт в первую очередь об «экономическом фронте».

Да и военное сотрудничество на восточном фланге НАТО демонстрирует прогресс. В настоящее время альянс перестраивает структуру военного командования. В НАТО приветствовали также решение двадцати пяти членов ЕС о начале сотрудничества в области формирования постоянной структуры по развитию сотрудничества в оборонной сфере. Приветствуется и решение Германии и Франции о совместной разработке нового поколения истребителей.

Основной повод для тревоги — внешняя политика России. Именно она вызывает обеспокоенность в Европе. И эксперты указывают не на какое-то неопределённое будущее, а на ближайшие годы.

Самое ближайшее время покажет, будут ли стороны искать компромиссы и появятся ли в Евросоюзе «амбициозные предложения», направленные на конкретные меры и реформы, которые стали бы попыткой склеить образовавшиеся в ЕС трещины.

Напомним, проблемы европейской безопасности будут обсуждаться на ежегодной конференции в Мюнхене с 16 по 18 февраля 2018 года. На встречу съедутся примерно шестьсот высокопоставленных правительственных и военных чиновников из Европы, Африки, США и государств Персидского залива. Будут там и представители России.

Мюнхенская конференция по безопасности является одним из важнейших форумов, где в относительно неформальной обстановке проходит обсуждение политических проблем и возможностей их решения. Первая такая конференция состоялась в Мюнхене ещё во времена холодной войны, в 1963 году. Её провели представители военных ведомств членов НАТО. Позднее, когда СССР развалился, и «рыночная» Россия перестала считаться врагом Запада, состав форум расширился. С 1998 года мероприятие оплачивается из бюджета ФРГ: на это специально выделяются средства по линии Федерального министерства обороны Германии (Bundesministerium der Verteidigung).

Интересно, что не все уверены в том, что новая встреча в рамках Мюнхенской конференции по безопасности состоится. Например, в Москве в этом сомневаются. Тем не менее, к мероприятию российские чиновники готовы.

Как заявил заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин, в министерских переговорах в нормандском формате на Мюнхенской конференции по безопасности примет участие Сергей Лавров.

«Сергей Лавров готов к такой встрече, если она состоится», — цитирует Карасина ТАСС.

Ранее тот же Карасин говорил, что такая встреча прорабатывается, но говорить о том, что она состоится, ещё рано.

Утверждения не совсем понятные, особенно если учесть, что к этому мероприятию на Западе готовятся основательно. По сообщениям немецких СМИ, в Мюнхене ожидают прибытия почти 600 политиков, представителей общественных организаций и крупного бизнеса. Уже известно, что в столицу Баварии прибудут двадцать глав государств и правительств и около сорока министров обороны. Около сорока человек будут представлять и министерства обороны разных государств. Об этом рассказал сам председатель конференции Вольфганг Ишингер.

Как отмечает «Дойче Велле», США будут представлять министр обороны Джеймс Мэттис, советник президента по национальной безопасности генерал Герберт Макмастер, двенадцать сенаторов, бывший вице-президент Джо Байден и др. персоны. ЕС представят глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и несколько еврокомиссаров. Из Великобритании прилетит премьер-министр Тереза Мэй. Впервые на Мюнхенскую конференцию приедет израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху.

Как напомнил Ишингер, в рамках мероприятия запланирована встреча в «нормандском формате», посвящённая урегулированию конфликта на востоке Украины.

И никаких причин отменять эту представительную конференцию, особенно в свете мрачного доклада экспертов, предрекающих чуть ли не мировую войну, пока не видно.

Быть может, обсуждая в неформальной обстановке наболевшие темы, основные стороны, то есть Евросоюз и Россия, всё-таки найдут способ отойти от страшного «края»?

Обозревал и комментировал Олег Чувакин — специально для topwar.ru

topwar.ru

Институт русской цивилизации

Катасонов В. Ю.

Книга представляет собой сборник очерков, посвященных творческому наследию выдающегося православного мыслителя ХХ века святителя Николая Сербского.

Серия «Метафизика истории»

Катасонов В. Ю.

Книга посвящена осмыслению богатого творческого наследия величайшего мыслителя и церковного деятеля ХХ века – святителя Николая Сербского (Велимировича).

Серия «Метафизика истории»

Катасонов В. Ю.

В настоящем издании перед нами предстает совершенно иной образ экономики – не только и не столько как сферы материальной жизни, сколько как сферы жизни духовной и даже религиозной.

Серия «Метафизика истории»

Шевырев С. П.

Впервые после 170-летнего перерыва Русский исследовательский центр публикует выдающееся произведение великого русского критика и историка литературы С. П. Шевырева.

Серия «Русская цивилизация»

Грибанов С. В.

Эта книга о великом Сталине, о «противоречивости» личности этого великого государственного деятеля, чей авторитет признавали наши друзья и враги.

Русская биографическая серия

Большаков В. В.

В воспоминаниях выдающегося русского журналиста-международника В. В. Большакова рассказывается об идеологической войне против России – СССР, развязанной мировой закулисой в XX – начале XXI века.

Русская биографическая серия

Бурцев А. Е.

В настоящем иллюстрированном двухтомном издании впервые после более чем столетнего перерыва публикуются этнографические материалы, собранные выдающимся знатоком русского быта А. Е. Бурцевым.

Серия «Русская этнография»

Катасонов В. Ю.

Предлагаемая книга посвящена проблемам взаимоотношений философии и христианства, которые трансформировались в проблемы взаимоотношений философской и богословской наук.

Серия «Метафизика истории»

Прыжов И. Г.

В книге русского историка, этнографа и публициста И. Г. Прыжова рассматриваются важные страницы истории народного быта Великороссии и Малороссии.

Серия «Русская этнография»

Катасонов В. Ю.

Книга известного русского ученого В. Ю. Катасонова, выходит в канун вековой годовщины событий 1917 года – года, понять который в двумерной системе координат, вне уровня метафизического, совершенно невозможно.

Серия «Метафизика истории»

www.rusinst.ru

1. Европа ли Россия?. Киевская Русь

1. Европа ли Россия?

С точки зрения географии Европа это западное продолжение Азии – азиатский мыс. Однако в традиционной географической школе эта территория рассматривается как отдельный континент, ограниченный на востоке Уральскими горами. С этой позиции России отводится своего рода промежуточное положение, и она разделяется на две части: «Азиатская Россия» – на восток от Уральской гряды, и «Европейская Россия» – на запад от нее, Таким образом, с точки зрения элементарной географии на вопрос «Европа ли Россия?» можно ответить без колебаний. Только часть России входит в состав Европы.

И все-таки такой ответ, хотя и определенный, вряд ли является удовлетворительным, поскольку традиционное деление страны на две части искусственно: Уральская гряда низка и не нарушает целостности широтных природных зон, столь характерных для русского географического ландшафта. Более того, этот вопрос постоянно задается вовсе не в географическом смысле. Под «Европой» подразумевается не географическая, a историческая и культурная общность.

Вопрос, в таком случае, должен формулироваться более определенно: Европа ли Россия в историческом и культурном смысле? Принадлежит ли Россия, исторически и культурно, к европейскому союзу наций?

На вопрос, задаваемый в подобной форме, чаще всего отвечают отрицательно, во всяком случае иностранцы. Г-н Дж. Мариотт может быть избран как типичный приверженец негативистского взгляда.

"Россия не является, – пишет он, – и никогда не являлась членом европейской семьи. Еще со времен падения Римской империи и миграций, вследствие завоеваний викингов и тевтонцев, между скандинавами, англичанами, немцами, французами, иберами и итальянцами сложилась определенная степень родства, несмотря на все значительные различия в их развитии. Даже Польша, благодаря своей приверженности западной форме христианства, имела некоторое родовое сходство с Европой. Россия же нет"1.

У самих русских всегда существовали две точки зрения, классическими представителями которых можно считать «славянофилов» и «западников» девятнадцатого века. Западники рассматривали Россию как восточную часть Европы и объясняли различия между Россией и Западной Европой «отставанием» исторического процесса в России в связи с неблагоприятным географическим положением, монгольским нашествием тринадцатого века и другими причинами.

«Славянофилы», напротив, готовы были признать существование коренного отличия России от Европы и, вместо рассуждений об отставании русской цивилизации, подробно останавливались на ее самобытности и самодостаточности. Главным идеологом этого направления, в том что касается вопроса, который интересует нас здесь, был Николай Данилевский. В своей книге «Россия и Европа» этот автор изложил теорию различающихся «культурных типов», представленных разными нациями и группами наций в их истории. Он согласился с величием «германо-романской» цивилизации, но отказался признать ее «общечеловеческой» – единственным путем прогресса. Этой теорией он попытался доказать право «славянского культурного типа» на самостоятельное развитие.

По его мнению, цивилизацию, которую обычно называют «европейской», нужно именовать «германо-романской». Отождествлять «европейский» с «германо-романским» значило бы, с его точки зрения, совершать логическую ошибку. Но, поскольку подобное отождествление обычно происходит, он спрашивает себя: «Принадлежит ли Россия к Европе в этом смысле (то есть к германо-романской Европе)?» Его ответ – выразительное «нет»2.

Какую позицию займем мы относительно этой старой полемики? Прежде всего, можно предположить, что сам предмет спора на сегодняшний момент устарел, поскольку, с точки зрения историка, больше не существует Европы в традиционном понимании. За последние триста лет Европа расширилась политически: каждая ведущая европейская держава подчинила себе огромные территории на других континентах, иной раз даже поглощая целые неевропейские народы. Она увеличилась также демографически, за счет эмиграции, в результате которой новые «европейские» нации утвердились в обеих частях Америки, в Австралии и Африке. В более близкое к нам время Европа продолжила технологическую и промышленную экспансию, приводя в движение силы, которые, однажды освободив, она уже не в состоянии контролировать.

Поскольку европейские страны одна за другой – Испания, Португалия, Голландия, Великобритания, Франция, несколько позднее Германия – каждая создали свою колониальную империю, они, таким образом, вышли за пределы собственно Европы, и, в конце концов, поколебали единство региона. Россия тоже, хотя и не приобрела заморских колоний, постоянно двигалась на восток через бесконечные территории, пока не обнаружила, что подчинила себе огромный субконтинент. Таким образом появилось несколько «мировых держав», тогда как центр Европы, сокрушенный в результате двух мировых войн, теперь раздроблен политически и разнороден культурно.

В каких же отношениях с Европой находятся эти мировые державы? «Европа» ли Соединенные Штаты? Да, в смысле культурных основ и традиций; нет, в том смысле, что США создали собственную культуру, которая сейчас, в свою очередь, оказывает влияние на Европу.

Европа ли Великобритания? Опять да, в смысле ее исторического происхождения; и опять нет, поскольку, являясь ведущим членом Британского Союза, она живет своей собственной жизнью.

И тогда Европа ли Россия? Да, в том смысле, что русская цивилизация имела множество контактов c европейской культурой – даже в германо-романской интерпретации – начиная со Средних веков. Нет, в том смысле, что Россия – сама по себе целый мир, целый субконтинент не только географически, но и политически и культурно.

Даже мировые державы не вечны. Сглаживающий эффект индустриализации быстро стирает старые культурные различия между отдельными нациями. Использование атомной энергии создает императив «единого мира», хотя мирового объединения и нельзя достичь за одну ночь. В это объединение каждая нация должна внести и уже внесла свой вклад. Перенося этот аргумент назад на более ранние периоды истории, мы начинаем осознавать, что нельзя судить весь исторический процесс по европейским стандартам, да и в самой Европе всегда существовали центробежные тенденции.

Следовательно, чтобы ответить на вопрос, поставленный в названии этого раздела, мы сначала должны прийти к общему мнению по другому вопросу: А что такое Европа? Спор, таким образом, заходит в тупик. Но сам факт, что вопрос задавался именно по поводу России, говорит о присутствии чувства, что, если Россия и Европа, то лишь частично, и что часто, если не всегда, ее историческая колея расходилась c путями других европейских держав.

Показательно, что и те, кто исключил бы Россию из Европы, и те, кто нет, признают, что некоторые основные расхождения между Европой и Россией раскрываются в ходе истории. Словом, суждение Мариотта об абсолютной культурной обособленности России, вне всякого сомнения, уязвимо. На протяжении долгого времени в русской и европейской истории наблюдались не только различные, но и сходные процессы, и во внимание следует принимать как те, так и другие. Связи между Россией и Европой множились на каждой ступени средневекового и последующего развития, и, оставляя пока в стороне современную эпоху, можно сказать, что эти взаимоотношения были особенно тесными в киевский период.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Европа и Россия. Корректно ли сравнение? » Военное обозрение

Размышления

Думаю, что сия тема уже заезжена до предела. В повседневной жизни мы, наверное, постоянно сталкиваемся с вечно недовольными товарищами, которые все время ноют и стенают о том, как "распрекрасно" жить в какой-нибудь Германии или Дании, и как якобы "всё плохо" у нас. На справедливый совет поехать уже жить куда подальше, нытики либо брешут, что уже там, либо отделываются обиженным молчанием. Увы, но такова наша натура. Что иметь — не хранить, и все время канючить о том, как "хорошо" там, где нас нет. Даже если и у нас не так уж плохо.

Cравнения России и Запада — это классика жанра. Сей вопрос будоражил русские умы давным-давно. И с тех пор не угасал в нашем обществе практически никогда. А сейчас, в силу известных событий, а заодно и довольно быстрым возвращением нашей страны на первые роли в мировой политике, он постоянно вспыхивает с новой силой на огромном количестве форумов, в Интернете, в теледебатах и в обычных частных разговорах. Думаю, мы все с этим сталкивались и сталкиваемся в той или иной степени. Интересный факт состоит еще и в том, что этот вопрос почему-то будоражит именно российские умы. Начиная от политиков и заканчивая простыми бабулями на лавочках. Типичный рядовой европеец навряд ли бывает всерьёз озадачен этой темой. У них на уме лишь всякие мелкие частные личные вопросы. А вот мы любим мыслить глобально! И, скорее всего, в силу русского менталитета, никак не можем обойти вопрос сравнения нас с Европой стороной. Почему? Как мне кажется, первенство во всем у нас заложено в крови, в душе. Для нас этот вопрос гораздо важнее, чем для европейца. И скорее всего, именно поэтому мы имеем на сегодняшний момент самую большую в мире территорию, всегда или почти всегда имели самую сильную в мире армию, да и во многом другом мы тоже были первыми. В спорте, в космосе, в уровне образования, в науке, в развитии тяжелой промышленности и так далее. Были, конечно, и падения и взлеты, но за всю свою историю Россия всегда была огромной сильной страной, имеющей большое и весомое влияние на мировую политику.

И два противоположных российских взгляда на мир до сих пор ведут эту бесконечную словесную войну. Сторонники мирного социального благоустройства, которые все никак не наохаются на Германию, или на какую-нибудь Данию. И сторонники великодержавного статуса, как в исторической России, утверждающие, что не только сытым желудком и пачкой зеленых под подушкой жив русский человек. Я сам много сотен раз вступал в эту бесконечную полемику, являясь сторонником скорее второй категории. Ибо моя личная точка зрения на это такова, что нам надо следовать своим собственным курсом развития, но попутно беря на вооружение от Запада лишь то, что нам выгодно и то, что действительно принесет нам пользу, улучшит нашу жизнь и развитие нашего общества в социальном и в культурном плане. Ведь даже Петр I, считающийся одним из наиболее выдающихся руководителей российской державы за всю её историю, не считал зазорным учиться у голландцев кораблестроению. В результате этого Россия получила мощный и сильный флот.

Однако, глядя на реалии России и Европы, я пришел к выводу, что все сравнения России и отдельных мелких стран Европы совершенно НЕКОРРЕКТНЫ! Просто в силу их абсолютно не сравнимого политического, исторического и военного веса в мире, да и в самой Европе. В силу несравнимых вызовов и задач, которые поставлены мировой политикой и экономикой перед Россией и какой-то отдельной мелкой европейской страной.

У России всегда был свой собственный путь развития, который иногда корректировался западными нововведениями. А у Запада путь всегда был тоже свой. Да, мы многое взяли друг у друга и постоянно соприкасались, но мы все равно оставались разными цивилизациями! Глупо сравнивать Россию и, например, нынешнюю Германию или Голландию, или Австрию. Несравнимые это понятия, как ни крути! Эти страны сейчас стали вассалами-колониями США. В прямом смысле этого слова. Они давным-давно потеряли свой суверенитет. А потеряв суверенитет, они потеряли и все свое влияние. Судя по всему, оно им и не нужно. Они прекрасно и спокойно копошатся себе на своем клаптике земли 4х4 и ни на что больше не претендуют. Вооруженные силы подавляющего количества стран ЕС стали очень символическими, что даже силами самообороны их можно назвать с огромной натяжкой. Логика проста, ведь зачем войска, если Америка их защищает? За все приходится платить, и за это пришлось платить суверенитетом. Они добровольно согласились на вторые или третьи роли закоренелых вассалов, потеряв при этом полностью самостоятельность и влияние на мировую политику. Доходит даже до абсурда, когда решения Вашингтона беззубая и бесхребетная европейская сторона покорно выполняет даже себе во вред. Это мы видим на примере так называемых "антироссийских санкций", когда заокеанские "друзья" заставили европейский бизнес пустить себе "кулю в лоб". Так захотели в Вашингтоне. И без вариантов. В свое время в Европе решили, что зачем воевать и надрываться на мировой арене, если прекрасно можно хорошо жить под чужим зонтиком. Отдался более сильному, и живи себе в удовольствие. Развивай социальную структуру, плати большие пособия, занимайся внутренней политикой и в ус не дуй! А в мире пускай теперь другие друг другу морды бьют. А если что, то США защитят и позаботятся. Понятное дело, что отдавшись более сильному как женщина легкого поведения, Европа стала обслуживать чужие интересы. Ибо, как говорят в Одессе, "кто за девушку платит, тот её и танцует". Соответственно, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что при таких условиях, существуя и развиваясь на американские деньги, каждый уголок Германии или Франции за долгих 50 послевоенных лет, на которой живет без малого, 80 и 65 миллионов человек, давным-давно вспахан-перепахан вдоль и поперёк, и уже в каждом дворе есть свой свечной заводик. Тут же можно добавить, что Германия или Франция по территории занимают лишь 1/3 одного Приморского края на Дальнем Востоке России, далеко не самого большого из 85 субъектов Российской Федерации. Это вам не наши 17 000 000 квадратных километров перепахать! Ну что ж, это их позиция, но которая к нам никак не применима. И ниже я объясню почему.

А теперь посмотрим на Россию. Господа, кто сравнивает Россию и Европу и верещит — как хорошо в Европе! Поймите вы уже наконец, что ТАКАЯ СТРАНА КАК РОССИЯ ПРОСТО НЕ МОЖЕТ ТАК СДЕЛАТЬ, КАК СДЕЛАЛА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ЕВРОПА! Не может и не сможет в силу массы объективных политических, исторических, географических и экономических причин!

Во-первых, Россия — это одна из всего лишь пяти стран в мире, наряду с США, Китаем, Индией и Бразилией, которая МОЖЕТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ВЕСТИ САМОСТОЯТЕЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМУЮ ПОЛИТИКУ. А ведение независимой политики в мире — всем известная роскошь, которая многим только снится. Естественно, чтобы это иметь, надо за это очень много платить и очень много в это вкладывать. Ресурсов, денег, сил. Объявлять сферу национальных интересов, иметь возможность проводить, и, что самое важное, — уметь отстаивать эту самостоятельную политику могут только самые крупные, сильные и богатые государства на планете. И Россия входит в первую тройку таких государств, наряду с США и Китаем. Нельзя забывать об этом. Так сложилось исторически.

Во-вторых, Россия ни при каких условиях добровольно, как Европа после Второй мировой, не отдаст свой суверенитет какой бы то ни было другой стороне! Это немыслимо! Даже просто с точки зрения русского менталитета! Никогда русский человек не пойдет добровольно к какому-то иноземцу в холопы. Да, бывали иногда в нашей истории периоды падений, когда Россия утрачивала какую-то часть своего влияния. Но она очень быстро его восстанавливала и приумножала.

В-третьих, территориальный фактор. Так сложилось исторически, что наша страна — это огромная территория, 1/6 часть суши, которая простирается на огромном пространстве в Азии и в Европе. И хотим мы этого, или не хотим, но чтобы эту территорию сохранить, и, соответственно, сохранить наше государство, мы обязаны вести собственную независимую, а зачастую и довольно активную наступательную политику. И если мы от этого откажемся, то Дальний Восток с Сибирью быстро станут Китаем. А все остальные территории будут весьма оперативно отходить к Турции, Ирану, Японии, США и т.п., а Россия сократится до размеров удельного княжества Тверского и будет как Дания или Люксембург красить на своем клаптике заборчики и аллейки, платить высокие пенсии своему стареющему инфантильному и зажиревшему населению, постоянно будет кланяться и виновато спрашивать у Китая, США, и "прочих шведов" — куда ей идти и сколько вешать в граммах. Это в лучшем случае. А в худшем — просто развалится на части, которые прирастут к другим региональным центрам силы. В связи с этим хочу задать вопрос, — как вы думаете, согласится ли на это большая часть российского населения? Я почему-то уверен, что нет. Безусловно, в России есть такие товарищи (и, увы, всегда были), которых бы такой вариант очень устраивал. И они даже были у власти в 90-х, и едва не довели страну до такого вот сценария. Однако остальные 90% российского населения воспринимает их "демократический" период правления как страшное всенародное бедствие, сравнимое с Великой Отечественной войной, и всецело поддерживает Владимира Путина, который взял курс на скорое восстановление мировой великодержавности России.

В-четвертых… Господа, прошу понять такую простую прописную истину, что самостоятельная великая держава, влияющая на мировой порядок и уклад, на мировую политику и экономику, на соотношение военных сил в мире, никак не может заниматься ТОЛЬКО внутренними делами и бросать все свои силы и возможности только на производство каких-нибудь тазиков, тряпок, кипятильников и одеколонов. Просто потому что 1/6 часть суши ВСЕГДА БЫЛА, ЕСТЬ И БУДЕТ слишком лакомым куском для всевозможного мирового колониализма и бандитизма. А передел мира, как вы все знаете, в головах наших западных "друзей", никуда не уходил. Россия — это не Люксембург, не Финляндия, не какая-то там задрипанная Швеция до которых никому нет дела. Россия — это огромная территория с огромными запасами нефти, газа, леса, воды, пахотных земель и прочих всевозможных ресурсов, которых на планете Земля остается все меньше и меньше! Поэтому сил, чтобы уберечь все это богатство от всяких посягательств извне, нужно очень и очень много. Поэтому очень часто приходится жертвовать надбавкой к пенсии или к зарплате, чтобы лишний раз обеспечить над головой "дарагих расеян, панимаш" чистое голубое небо. Пишу это на полном серьёзе. В нашем случае другого не дано. Такая страна, как Россия, в силу своего геоположения, истории, политики и экономики, ресурсного потенциала, просто не может существовать и делать иначе. Это факт, который в наших реалиях надо понять и принять.

В-пятых… Господа, особенно те, кто верещит как хорошо в Европе, и почему не так в России (хотя сейчас это утверждение очень спорно). Но все же! Ответьте сами себе на простой логический вопрос. Как вы думаете, кто быстрее обработает свой земельный участок? Десять человек шесть соток земли, в спокойном ритме, не спеша, за 50 лет неторопливой работы, которым еще и деньги из-за океана на это дают. Или двадцать человек шесть гектаров, когда за эти же 50 лет никто ничего не дает, и вдобавок еще из соседних западных и восточных лесов постоянно лезут всякие бандиты и грабители? И вам сразу станут понятны причины социального положения в России и в Европе. Пошевелите мозгами, вспомните историю и взгляните на эти несравнимые "сравнения" трезвым и спокойным взглядом. И вопросов больше не останется.

В силу этого хочу сказать вот что: НАМ БЫ ТАКИЕ ТИХИЕ И СПОКОЙНЫЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ, БЕЗ ВСЯКИХ ВОЙН И КАТАКЛИЗМОВ В ТЕЧЕНИЕ ДОЛГИХ 50 ЛЕТ, И ВОПРОС О ЕДИНСТВЕННОЙ В МИРЕ СВЕРХДЕРЖАВЕ БЫЛ БЫ ДАВНЫМ-ДАВНО СНЯТ С ПОВЕСТКИ — РАЗ И НАВСЕГДА!

Так что спор и сравнения России и отдельных стран Запада в современных реалиях — совершенно бессмысленный и некорректный. Слишком разные у нас с Европой весовые категории и слишком разные политические и экономические задачи.

topwar.ru

Конечно, Европа и Россия могут договориться | Политика | ИноСМИ

Вот уже почти десять лет над Европой висит дамоклов меч геополитической напряженности: финансовый кризис 2008 года, миграционный кризис, украинский конфликт, Брексит, избрание Дональда Трампа президентом США, которое развело взгляды Вашингтона и Брюсселя по множеству вопросов. Подобное возвращение геополитики на первый план проявилось и в небывалом подъеме напряженности между Западом и Россией с окончания холодной войны.

Как бы то ни было, сочетание трех факторов все же могло бы позволить европейцам вновь взять в руки собственную судьбу, нащупать «голлистский путь» между Западом и Востоком. Прежде всего, «атлантические революции» в Вашингтоне и Лондоне позволяют европейцам вернуть контроль над своим будущем, в том числе и в вопросах безопасности. Далее, остановившая волну популизма в Европе победа Эммануэля Макрона во Франции, а также вероятное переизбрание Ангелы Меркель на пост канцлера в сентябре этого года возвращают Европе не достававшую ей движущую силу: прочный франко-немецкий дуэт. Наконец, Россия, которой удалось добиться стратегических целей на Украине и в Сирии, сейчас понимает, что сильная внешняя политика должна опираться на устойчивый экономический рост накануне президентских выборов 2018 года.

Ангела Меркель говорила об этом в мае по окончанию саммита G7 в Таормине: «Время, когда мы могли полностью положиться на других, осталось в прошлом. Нам, европейцам, необходимо в полной мере взять нашу судьбу в собственные руки». Избрание Эммануэля Макрона тоже придало новый импульс Европе: новый глава государства запустил ожидаемые Берлином реформы и принял в Версале Владимира Путина.

Первые трубы прибывают в Котку, ФинляндияNational Public Radio31.07.2017Forbes27.07.2017Politiken17.07.2017Defence2423.06.2017Українська правда21.06.2017В то же время принятие 2 августа новых американских санкций против России убедило европейцев в необходимости определить новый стратегический путь. Вашингтон утвердил вопреки мнению Брюсселя ряд мер, которые могут отразиться на европейских предприятиях. Эти санкции позволят США налагать штрафы, вводить банковские ограничения и исключать из американских тендеров европейские компании, которые примут участие в строительстве российских газопроводов или будут использовать доллар в качестве расчетной валюты с Россией.

Франция уже обожглась на санкциях в отношении BNP Paribas, которому в 2014 году пришлось выплатить американскому казначейству 9 миллиардов евро, чтобы избежать судебного преследования, и теперь должна отстаивать свои интересы. Вашингтон использует санкции как экстратерриториальный закон в ущерб европейским предприятиям и на благо американским. Санкции направлены на множество европейских энергетических компаний, а также проекты газопроводов, в частности «Северного потока-2», который отчасти финансируется Engie и должен обеспечить доставку российского «голубого топлива» в Европу через Германию, тогда как американцы планируют экспортировать в ЕС свой сланцевый газ по более высокой цене.

В такой обстановке ведомый франко-немецким дуэтом Европейский союз должен встать на путь открытого и конструктивного диалога с Москвой (у нас имеется с ней множество общих политических, экономических, торговых и энергетических интересов) и облегчить принятие инициатив в этом направлении.

«Северный поток-2»РИА Новости24.05.2017На первых порах развитие диалога может протекать в рамках саммита Россия-ЕС, который утвердит дорожную карту конкретных проектов для формирования, как говорил в свое время Жан Монне (Jean Monnet), фактической солидарности. Эта солидарность должна коснуться реализации совместных энергетических проектов, а также сотрудничества в агропромышленной и космической сфере. В таких условиях ЕС следует поддерживать текущее торговое сотрудничество, например, по «Северному потоку-2» и Ямалу, а не увязывать реализацию проектов с исключительно политическими соображениями.

Далее, российско-европейские отношения могут быть углублены проведением новой Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая в 1975 году послужила основой для разрядки и перестройки. Эта конференция могла бы пройти в Хельсинки, подобно первой, и поднять вопрос о свободной торговле между ЕС и Россией, а также сотрудничестве в сфере безопасности. Брюссель и Москва могли бы подписать новый Заключительный акт, который позволил бы завершить разрядку в сфере безопасности и сформировать солидарность на общем географическом пространстве от Бреста до Владивостока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru