Американская коалиция обречена на обострение у сирийского Ат-Танфа. Эт танф сирия на карте


At Tanf на карте Сирии, где находится, расположение на карте, точное время

Австралия

Австрия

Азербайджан

Аландские острова

Албания

Алжир

Ангилья

Ангола

Андорра

Антигуа и Барбуда

Аргентина

Армения

Аруба

Афганистан

Багамы

Бангладеш

Барбадос

Бахрейн

Беларусь

Белиз

Бельгия

Бенин

Бермуды

Болгария

Боливия

Бонэйр

Босния и Герцеговина

Ботсвана

Бразилия

Британская территория в Индийском океане

Британские Виргинские острова

Бруней-Даруссалам

Буркина-Фасо

Бурунди

Бутан

Вануату

Великобритания

Венгрия

Венесуэла

Виргинские острова США

Восточное (Американское) Самоа

Восточный Тимор

Вьетнам

Габон

Гаити

Гайана

Гамбия

Гана

Гваделупа

Гватемала

Гвинея

Гвинея-Бисау

Германия

Гернси

Гибралтар

Гондурас

Гонконг

Гренада

Гренландия

Греция

Грузия

Гуам

Дания

Демократическая Республика Конго

Джерси

Джибути

Доминика

Доминиканская Республика

Египет

Замбия

Западная Сахара

Зимбабве

Израиль

Индия

Индонезия

Иордания

Ирак

Иран

Ирландия

Исландия

Испания

Италия

Йемен

Кабо-Верде

Казахстан

Камбоджа

Камерун

Канада

Катар

Кения

Кипр

Киргизия

Кирибати

Китай

Кокосовые острова

Колумбия

Коморы

Конго

Корейская Народно-Демократическая Республика

Коста-Рика

Кот-д'Ивуар

Куба

Кувейт

Кюрасао

Лаос

Латвия

Лесото

Либерия

Ливан

Ливия

Литва

Лихтенштейн

Люксембург

Мавритания

Мадагаскар

Майотта

Макао

Македония (БЮРМ)

Малави

Малайзия

Мали

Мальдивы

Мальта

Марокко

Мартиника

Маршалловы о-ва

Мексика

Мозамбик

Молдова

Монако

Монголия

Монтсеррат

Мьянма (Бирма)

Намибия

Науру

Непал

Нигер

Нигерия

Нидерланды

Никарагуа

Ниуэ

Новая Зеландия

Новая Каледония

Норвегия

Норфолк

о-в Мэн

о-ва Питкэрн

о-ва Уоллис и Футуна

о. Маврикий

о. Св. Елены

Объединенные Арабские Эмираты

Оман

Остров Буве

Остров Рождества

Остров Херд и остров Макдональд

Острова Кайман

Острова Кука

Острова Теркс и Кайкос

Пакистан

Палау

Палестина

Панама

Папский Престол (Государство-город Ватикан)

Папуа-Новая Гвинея

Парагвай

Перу

Польша

Португалия

Пуэрто-Рико

Реюньон

Россия

Руанда

Румыния

Сальвадор

Самоа

Сан-Марино

Сан-Томе и Принсипи

Саудовская Аравия

Свазиленд

Северные Марианские о-ва

Сейшелы

Сен-Бартелеми

Сен-Мартен

Сен-Пьер и Микелон

Сенегал

Сент-Винсент и Гренадины

Сент-Китс и Невис

Сент-Люсия

Сербия

Сингапур

Синт-Мартен

Сирия

Словакия

Словения

Соединенные Штаты Америки

Соломоновы о-ва

Сомали

Судан

Суринам

Сьерра-Леоне

Таджикистан

Таиланд

Тайвань

Танзания

Того

Токелау

Тонга

Тринидад и Тобаго

Тувалу

Тунис

Туркменистан

Турция

Уганда

Узбекистан

Украина

Уругвай

Фарерские о-ва

Федеративные Штаты Микронезии

Фиджи

Филиппины

Финляндия

Фолклендские острова (Мальвинские острова)

Франция

Французская Гвиана

Французская Полинезия

Французские Южные и Антарктические Территории

Хорватия

Центральноафриканская Республика

Чад

Черногория

Чехия

Чили

Швейцария

Швеция

Шпицберген

Шри-Ланка

Эквадор

Экваториальная Гвинея

Эритрея

Эстония

Эфиопия

Южная Африка

Южная Джорджия и Южные Сандвичевы о-ва

Южная Корея

Южный Судан

Ямайка

Япония

kg.maptons.com

Раковая опухоль, подлежащая удалению » Военное обозрение

Ситуация в Сирии все больше выходит из-под контроля Соединенных Штатов. Это не скрывается даже в Вашингтоне. Американцы, которые пришли со своим уставом в чужой монастырь, не в состоянии обеспечить должной поддержкой деморализованных боевиков в провинции Дейр-эз-Зор на востоке страны. Радикально настроенные бандформирования терпят поражение за поражением и бросают позиции.

На это ли надеялись заокеанские кураторы, когда поставляли вооружение и военную технику иностранного производства, при помощи которых потом обстреливались мирные кварталы? На что надеются сейчас в Вашингтоне, когда готовят террористов для «Новой сирийской армии»?

Есть на карте Сирии своего рода раковая опухоль - клочок земли на юго-востоке провинции Хомс, - находящийся пока вне досягаемости мировых СМИ и международных правозащитных институтов. Речь о приграничном с Иорданией и Ираком населенном пункте Эт-Танф.

Мало кто мог предположить, что неприметный поселок, на территории которого в лучшем случае расположены несколько зданий да пара магазинов, превратится в полноценный стратегически важный объект. Западная пресса открыто заявляла, что в дальнейшем США, Великобритания и Иордания намеренно пытаются заполучить приграничный регион. Таким образом, «американская» зона влияния на юге Сирии якобы сможет ослабить позиции Башара Асада. По крайней мере, король Иордании Абдалла II в интервью американской «The Washington Post» в этом был крайне уверен.

Чтобы воплотить циничный замысел в жизнь, западные союзники организовали беспредел (благо опыт имеется) – ради борьбы с Дамаском и прежде всего с Асадом в пустыне начали готовить боевиков. Место выбрано неслучайно, Эт-Танф расположен в эпицентре сирийско-иорданско-иракского треугольника. Сюда можно быстро добраться как с территории Иракской Республики, так и Хашимитского королевства. Собственно, именно из Иордании и прибыл первый отряд боевиков в количестве чуть более 100 человек во главе с командиром Муханнадом аль-Талла. В июне 2017 американский медиа-сайту «Al-monitor» опубликовал интервью так сказать с подполковником ССА, где командир проамериканского отряда нагородил много небылиц о чистых помыслах созданной группировки и защите местного населения на контролируемой территории. Но об этом чуть ниже.

Таким образом, в мае 2015-го появилась «Новая сирийская армия», которая с спустя год стала именоваться «Джейш Магавир Ас-Саура» или «Джейш Магавир аль-Тавра». Название группировки не изменило ее предназначения, ведь, по сути, в тренировках участвовали дезертиры правительственных войск, принадлежащие Свободной сирийской армии, но величающие себя «Армией революционных коммандос».

На первый взгляд благовидная цель - уничтожение запрещенного в России ИГИЛ – оказалась очередным фарсом США, и вскоре с территории базы словно тараканы полезли ультрадикальные боевики. Несмотря на то, что в последующем состав «Новой сирийской армии» расширился за счет мелких отрядов («Куват Шахид Ахмад Абду» -«Силы имени шахида Ахмада Абду», «Асуад (Усуд) Шаркия» - «Восточные львы»), именно на «Магавир аль-Тавра» сделали ставку в Вашингтоне.

Пока иностранные инструкторы занимались подготовкой «умеренной оппозиции», в пустынную местность постепенно стягивались сотни единиц тяжелой техники, мобильные РСЗО «Himmars», знаменитые американские «Хаммеры». Впоследствии территория этой вакханалии была объявлена беспилотной зоной с радиусом в 55 километров, но все же в интернет успели просочиться фотографии, сделанные и распространенные, по всей видимости, теми же боевиками. Некоторые из них имеют арабские подписи и привязаны к координатам населенного пункта Эт-Танф.

И все же военная миссия США тщательно оберегается от непрошенных гостей. Авиацией международной коалиции уже дважды – в мае и июне - наносила удар по правительственным войскам, оказавшихся неподалеку от тренировочных лагерей. После этого по пустыне валялись листовки, в которых сирийцев предупреждали не приближаться к Эт-Танфу. Что это, если не военная интервенция?

Если одних на пушечный выстрел не подпускают к Эт-Танфу, то другие несчастные (за редким исключением) не могут покинуть злополучное место. В нескольких десятках километров от поселка Эт-Танф находится лагерь беженцев Рукбан, которым США отведена особая роль.

Обитатели палаточных городков, находящихся в нескольких десятках километров от поселения Эт-Танф, будут еще долгое время обречены на страдания и мучиться с недостатком питьевой воды или медикаментами. Боевики не подпускают к жителям Рукбана гуманитарные колонны, прикрываясь беженцами. Те же снаряженные гумпомощью автомобили, которые приближаются к лагерю, подвергаются грабежу со стороны террористов. Вот такая, выходит, забота.

Таким образом, бежавшие в свое время от ИГИЛ и ССА, беженцы из Дейр-эз-Зора, районов Пальмиры и Умм-Карьятейна, предоставлены сами себе и никому не нужны, разве что для пополнения рядов «Новой сирийской армии».

Быть убитым на поле боя за американские интересы – не самая радужная перспектива даже для узников Рукбана, которым казалось бы уже нечего терять. Поэтому проект США по формированию террористических отрядов обречен на провал. Многие боевики, поначалу изъявившие желание под началом США, также впоследствии отказываются умирать за чужие идеалы.

В настоящее время лагерь фактически поделен между враждующими между собой кланами тех или иных мусульманских племен. Практически каждодневные разборки, отсутствие единства в стане боевиков вряд ли играет на руку Вашингтону и его подопечным. Следовательно, «Новая сирийская армия» - еще более ничтожный противник, нежели ИГИЛ и противостоящая ему Джебхат ан-Нусра. В случае поражения, США бросят подконтрольных сирийских оппозиционеров на произвол судьбы, как это уже сделано в отношении беженцев Рукбана.

topwar.ru

Сирия. Контуры летней кампании 2018 года

Сирия. Контуры летней кампании 2018 годаЗавершение операций по освобождений западных районов Сирии и ликвидация последних крупных анклавов, подвели черту под еще одним этапом сирийской войны и открыли дорогу для следующего этапа, где будут решаться задачи восстановления контроля над приграничными участками территории Сирии, которые находятся под контролем различных боевиков пользующихся прямой поддержкой иностранных спонсоров агрессии против Сирии.

Ликвидация анклавов в Восточном Каламуне, Восточной Гуте, Растанском котле и Ярмке, позволило сирийской армии и ее союзникам решить целый ряд важных задач оперативно-стратегического характера:

1. Восстановлена связность центральных районов страны и полноценное сообщение по ключевой трассе Дамаск-Хомс-Хама.2. Освобождена столица Сирии.3. Ликвидированы анклавы сковывавшие значительные силы САА, NDF и иранских прокси.4. Нанесен серьезный ущерб группировкам "Файлах-аль-Рахман", "Ан-"Нусра", "Джейш-аль-Ислам", которые фактически утеряли прямые возможности влиять на будущее послевоенной Сирии.

В целом, те задачи, которые обрисовал в середине зимы начальник Генштаба ВС РФ Герасимов были достаточно успешно решены. Тем не менее, об окончании войны говорить пока рано, так как остался еще достаточно широкий круг задач, которые предстоит решить.Рассмотрим же основные проблемные моменты завершающих этапов сирийской войны.

1. Война в ИГИЛ

Несмотря на разгром Халифата и крах его полноценной военной машины, сама организация никуда не делась и продолжает вести активную диверсионно-террористическую деятельность, а также предпринимать нападения на сирийские и иракские войска. Государства "черных" уже нет, а люди ему служившие пока еще есть. То есть, их еще предстоит убить.На территории Сирии осталось 4 участка, где еще более-менее организованно действуют "черные" - на границе Израиля, куда САА пока не имеет доступа, в пустыне между Маядином и Т-2, на границе с Ираком между Аль-Каимом и Абу-Кемалем, к северу от Евфрата на границе с Ираком, куда САА также пока не имеет доступа.Вполне очевидно, что задача полного освобождения Сирии требует уничтожения этих вкраплений и физической ликвидации тех, кто до сих пор не сложил оружие. На данном этапе серьезные силы сирийской армии и иранских прокси брошены на зачистку пустынных районов к югу от Маядина и купирование попыток ИГИЛ предпринимать набеги на населенные пункты в провинции Дейр-эз-Зор. Раньше они пользовались тем. что лучшие части сирийской армии были заняты ликвидацией анклавов, но теперь эта работа закончена и механизированные соединения поехали в пустыню охотится на оставшихся "черных". Блицкрига я бы тут не ожидал, так как есть пример Египта, который в схожих условиях, имея куда как более существенное превосходство в силах (численность группировки до 65 тыс. человек) никак не может зачистить вилаят Синай. Тут скорее стоит ожидать достаточно трудной зачистки оставшихся баз боевиков и их личного состава. Скорее всего это потребует усиления воздушно-технической разведки для мониторинга активности боевиков и более эффективного наведения на цель авиации и команд зачистки.Аналогичным образом обстоят дела и на границе с Ираком, откуда боевики продолжают перетекать в Сирию, пользуясь тем, что граница охраняется достаточно условно, в силу нехватки людей и необходимых технических средств. Плюс боевики с другого берега Евфрата, где США и курды неспешно воюют с ИГИЛ, периодически перетекают на контролируемую сирийцами территорию и осуществляют нападения в глубоком тылу.  Эти локальные кризисы решаются переброской дополнительных сил сирийской армии, а также благодаря взаимодействию с иракскими вооруженными силами и иранскими прокси-формированиями.В целом, можно ожидать, что в течение ближайших месяцев, применение превосходящих сил позволит ликвидировать оставшиеся отряды боевиков и окончательно вынудит их к переходу к чисто террористической тактике, что конечно неприятно, но с точки зрения достижения ключевых целей войны, на данном этапе не существенно, это уже будет проблема мухабарата.В отношении двух других ИГИловских анклавов, то вопрос их ликвидации невозможно решить без разрешения более важных вопросов связанных с ликвидацией американской оккупации северо-восточной Сирии и освобождения провинции Дераа. В случае с ИГИЛ в северо-восточной части Сирии, то не исключено, что эта территория все же будет занята SDF и США с целью обеспечения более выгодных позиций для торга о послевоенном урегулировании в Сирии. Часть боевиков убьют, часть - выдавят на территорию Асада или в Ирак, дабы сделать их проблемой Ирана и шиитского правительства.Таким образом, операции против ИГИЛ в течение лета будут продолжаться - к осени "черных" пятен на карте Сирии станет существенно меньше. Для Сирии и ее союзников это уборка. Для ИГИЛ - посмертные конвульсии перехода от претендента на ближневосточную гегемонии к статусу "одной из террористических группировок". С учетом имевшихся амбиций, это весьма болезненное падение, что впрочем не отменяет факта продолжения существования в духе той же "Аль-Каиды".

2. Ат-Танф

50-километровая зона вокруг американской базы в Ат-Танфе, на данный момент является попыткой США используя подконтрольных боевиков "Новой Сирийской Армии" и связанных с ней групп, которые готовятся с помощью США, Британии и Иордании, дестабилизировать центральную и восточную Сирию. Уже имели место рейды мобильных отрядов боевиков вглубь Сирии через пустыню, что увязывают с возможной косвенной поддержкой ИГИЛ в Сувейде и Дейр-эз-Зоре. Сам анклав возник вследствие неудачной попытки США помешать выходу иранских прокси на границу с Ираком и с тех пор США всячески стремятся оправдать свое пребывание в этом районе. Существенную часть сил они перебросили из Ат-Танфа в Хасаке и Аль-Шаддади, но по-прежнему имеют достаточно существенный контингент на базе, откуда они уходить пока отказываются, хотя это по сути оккупация сирийской территории. Военный вариант освобождения Ат-Танфа маловероятен - скорее всего будет продолжаться дипломатическое и информационное давления на США, плюс прорабатываться вопрос с Иорданией по поводу восстановления контроля над сирийско-иорданской границе. Не случайно, иорданскую делегацию приглашали на переговоры в Сочи. Относительно активности боевиков, то после завершения основных операций против ИГИЛ в пустыне, скорее всего будет увеличено кол-во сил по периметру анклава в Ат-Танфе, чтобы парализовать возможность прямой военной активности боевиков и сделать удержание Ат-Танфа стратегически бессмысленным. США в свою очередь будут пытаться создавать нестабильность как в направлении Абу-Кемаля и Т-2, так и в направлении Каламуна и Аль-Карьятейна, а также придать этой базе характер форпоста против иранского влияния в Восточной Сирии. Стоит помнить, что задача развалить российско-иранский альянс ставилась еще в 2017-м году и США конечно будут пытаться играть на противоречиях Ирана и Израиля в контексте взаимоотношений Ирана с Россией, дабы разрушить столь насоливший США в Сирии тандем.

3. Дераа.

Подготовительные мероприятия по освобождению провинции Дераа уже ведутся. Для предстоящих операций во второй половине мая проходила необходимая перегруппировка войск освободившихся в Дамаске и Восточном Каламуне. В отношении боевиков усилилась пропагандистская работа с призывами сдаваться и последовать примеру своих "коллег", которые уже выехали в Идлиб.  В силу сложного характера фронта, проблему собираются решать по частям - сначала освободить территории к востоку от Дераа, потом освободить сам город, а затем территории на юго-западе рядом с границей Израиля и Иордании. С учетом того, что эти страны поддерживают террористические группировки на границе Сирии, нет ничего удивительного в том, что активизировались дипломатические контакты на предмет обеспечения дипломатического прикрытия операций сирийских войск. На переговорах с Израилем (а так же на имевших место переговорах Израиля и Ирана), обсуждался вопрос занятия этой территории только сирийской армией, в то время как "Хезбалла" и прочие иранские прокси будут в этом районе держаться от границе на расстоянии 80-120 километров. Этот вариант позволяет обойти проблему ирано-израильского конфликта, в то время как сирийская армия сможет занять эту территорию при поддержке ВКС РФ. С другой стороны, есть проблема США, которые выступают одним из гарантов южной зоны деэскалации и всячески пытаются оттянуть освобождение этого района сирийскими войсками, что может включать в себя провокации с химическим оружием, удары по иранским прокси, поставки оружия через страны Персидского залива. На данном этапе, при достижении договоренности с Израилем, САА скорее всего перейдет в наступление с целью вывоза боевиков в Идлиб, дабы за всех оставшихся "договороспособных" боевиков в Сирии отвечал именно Эрдоган.

4. Идлиб и северная Хама.

Будущее Идлиба определено в рамках Астанинского формата и в значительной степени желаемые сторонами параметры уже достигнуты. Фронт в районе трассы Хама-Алеппо стабилизирован и укреплен наблюдательными постами турецкой армии, российской военной полиции и про-иранскими формированиями. Спорадические столкновения продолжаются, но они не меняют общего характера ситуации. Идлиб был использован как своеобразная сортировочная станция, куда свозили боевиков со всей Сирии и где Турция получила возможность укрепить свое общее влияние на боевиков, потеснив Саудовскую Аравию, Катар и США.  Не случайно, что после вывоза боевиков в Идлиб, многие из непримиримых были при тех или иных обстоятельствах убиты, как в боях с "Ан-Нусрой", так и неизвестными ликвидаторами (тут подозревают как Россию с Сирией, так и Турцию, которые банально отстреливают наиболее упоротых на территории Идлиба. Цели сторон тут даже в чем то совпадают - для реализации Астанинского формата, бои в Идлибе должны прекратиться, дабы турки сформировали из конгломерата группировок некое подобие единой оппозиции, с которой Асад и обсудит будущее Сирии, предоставив им место в послевоенной Сирии, что и обеспечит защиту интересов Турции. Благостной картине мешают действия "Ан-Нусры", которую Турция согласно обязательствам должна уничтожать, но делает это Эрдоган весьма вяло, поддерживая группировки вроде "Ахрар-аш-Шам", которые самостоятельно победить "Ан-Нусру" не могут. Ввиду этого периодически продолжаются боевые действия в Северной Хаме, налеты дронов на авиабазу Хмеймим, позиционная возня в северной Латакии. Так как "Ан-Нусра" до сих пор не уничтожена, то ВКС РФ продолжают наносить удары по территориям, которые контролирует "Ан-Нусра", но фронт в Северной Хаме ныне приобрел стабильный характер и пока нет предпосылок для прямого срезания Эль-Латаминского выступа (тем более, что турки уже развернули в Мореке обсервационный пункт). Предположу, что Идлиб не будет освобожден силой, во всяком случае не весь Идлиб. Его судьба будет решена на переговорах Асада и оппозиции при посредничестве России, Ирана и Турции. Такие переговоры могут состояться ближе к концу года, либо уже в следующем году. Консультации на этот счет уже идут, общие контуры единой Сирии определены и поддержаны сторонами, поэтому вопрос скорее в условиях и той доле влияния, которую Эрдоган захочет получить на послевоенную Сирию.

5. Африн и Таль-Рифат.

Неудачная попытка обмена Таль-Рифата на южную часть Идлиба, оставила небольшой курдский анклав под защитой российской военной полиции и войск Асада. Сделка по Африну де-факто выполнена и обе стороны пожали свои выгоды (Эрдоган не мешал ликвидации крупнейших анклавов, принимая под свою руку вывозимых боевиков, получив взамен ликвидировать курдский анклав на границах с Турцией. На текущем этапе ситуация здесь стабилизирована и скорее всего она будет отложена до переговоров о послевоенном устройстве Сирии. В Африне естественно будет продолжаться партизанская война курдов против турок, но к освобождению кантона она естественно не приведет. Турция ведет активную работу по созданию лояльных органов местной власти и трансформации подконтрольных боевиков в местную милицию. В конечном итоге, Турция рассчитывает сохранить влияние на север Сирии и после окончания войны, поэтому подбор лояльных кадров идет уже сейчас, что в том числе и усиливает позиции Турции перед переговорами об урегулировании. Судьба Таль-Рифата и Менажа менее ясна, так как стороны еще могут вернуться к их обмену на южную часть Идлиба, опять же за счет курдов. Но пока будут продолжаться переговоры с курдскими представителями, возможно, будет отдано предпочтению сохранению статиболее ус-кво.

6. Рожава.

Наиболее проблемный район. Конечно, если США уйдут из Сирии как грозится Трамп или заменят свои войска на арабов, то это серьезно облегчит возвращение этой территории под контроль Асада и курды будут вынуждены это принять. Но более реалистичным пока выглядит вариант, когда США будут максимально упираться, торгуя курдами в своих отношениях с Турцией и Россией.Договор с Турцией по поводу вывода SDF из Манбиджа в очередной раз показал, что поддержка курдов существует строго до определенного момента и когда требуется, курдскими интересами легко пожертвуют. Несмотря на заявления командования YPG о том, что они из Манбиджа не уйдут, США решали этот вопрос напрямую с турками, позднее, просто объясняя курдам, что у них нет выбора, если они хотят избежать вторжения турецкой армии, которая демонстрировала готовность к нападению, даже несмотря на присутствие американских и французских войск. Но проблема курдов в том, что Эрдогану мало Африна, Аль-Баба и Манбиджа. В Ираке он хочет полностью очистить от курдов Кандиль и Синджар, в Сирии - занять Камышли, Кобани и Хасаке, то есть основные города, которые контролирует YPG. И сделка по Манбиджу лишь откладывает, но не снимает эти вопросы. Курды, потеряв возможность создать свою государство, оказались в заложниках у американской борьбы с Россией и Ираном, при этом их покровители традиционно используют курдов как разменную монету. Отсюда и периодические заявления в адрес Асада, что курды не против поговорить. Но они прекрасно знают, что проекту широкой курдской автономии скажут нет и Асад и Эрдоган, хотя Россия тут скорее была бы не против снятия проблемного вопроса путем некоторого расширения прав сирийских курдов. Возможно, без США было бы легче этот вопрос согласовывать, но пока курды даже не представлены в переговорах о будущем Сирии, что заведомо ослабляют любую конструкцию, которая там будет выстроена.Стратегия России, Сирии и Ирана будет заключаться в том, чтобы тем или иным путем (в том числе, используя фактор Эрдогана) выдавить США с территории Рожавы и постепенно распространить на эти территории власть сирийских гражданских администраций. США естественно  будут этому препятствовать, подавляя про-сирийские и про-турецкие протесты, пожиная последствия нападений партизан ориентированных на Дамаск и джихадистов связанных с протурецкой частью ССА. Помимо расширения военной инфраструктуры, США скорее всего зачистят границу с Ираком и постараются обеспечить контроль над нефтяными полями северного Дейр-эз-Зора отбивая поползновения иранских прокси и российских ЧВК. В этом отношении, стратегическая изолированность Рожавы вынуждает США балансировать в крайне нестабильной ситуации, где они постоянно конфликтуют с одним из своих союзников по НАТО. Но в целом, текущего военного присутствия у США достаточно, что затянуть его вплоть до переговоров о будущем Сирии, а также удерживать Ракку, Табку и Аль-Шаддади.

Роль России

ВКС РФ и наземный контингент будут и далее использоваться для поддержки сирийских войск там, где это будет необходимо, но роль дипломатов будет приобретать все более возрастающее значение, так как переход к процессу политического урегулирования будет требовать балансирования интересов России и Сирии с израильско-иранскими и турецко-курдскими противоречиями.Можно ожидать продолжения активных контактов с Ираном и Турцией в рамках Астанинско-Сочинского формата, активизации контактов с Иорданией, возможно возобновление переговоров с умеренной частью курдских группировок, а также продолжение переговоров с Израилем по поводу восстановления Асадом контроля над юго-западной Сирией в условиях ирано-израильского конфликта. Наиболее трудно будет добиться прогресса в отношениях с США, хотя если Трамп реализует свою угрозу о выводе американских войск (чего исключать нельзя), то тогда достижение конечных целей существенным образом облегчится. Но при более реалистичном варианте, США будут максимально долго затягивать свой уход из Сирии и России предстоят сложные переговоры как по поводу существующих зон деэскалации, так и в отношении будущего Рожавы, которой конечно же не дадут стать суверенным государством или автономией, но которой еще только предстоит определить место в послевоенной Сирии. Для США это серьезный козырь, который они будут использовать в переговорах с Россией, дабы повлиять на будущее Сирии и ограничить влияние Ирана.

В целом:

1. Ситуация будет развиваться в сторону увеличения территорий, где действует власть Дамаска.2. Будут продолжаться зачистки оставшихся радикальных боевиков (как на границах, так и в пустынных районах центральной и восточной Сирии).3. Будет культивироваться внутреннее и внешнее давление на американские позиции в Рожаве и Ат-Танфе.4. Будет продолжаться подготовка переговоров о будущем Сирии через форматы Астаны и Сочи, Женеву будут использовать скорее декларативно.5. Россия постарается уклониться от участия ирано-израильском конфликте, не разрыва партнерских соглашений с Тегераном.6. Военная и материально-техническая поддержка САА будет продолжена. Само собой. в течение лета нельзя исключать потерь в личном составе и материальной части.7. Можно ожидать конкретных анонсов российского (и не только) участия в восстановлении экономики Сирии (нефтегазовый сектор, строительство, восстановление систем жизнеобеспечения).

Война в 2018-м вряд ли закончится, но вот уже в 2019-м это вполне вероятно. России и Ирану необходимо дипломатически зафиксировать плоды своих военных побед, к чему они и будут стремиться, через договоренности с другими акторами войны, которые были вынуждены признать, что Асад останется и теперь ведут борьбу за то, какой-именно Сирией будет управлять Асад по итогам войны. Летняя кампания 2018-го года будет весьма показательной в плане того - получится ли у России и Ирана заблокировать попытки США и Ко саботировать завершение войны через прямую интервенцию и поддержку оставшихся боевиков.

colonelcassad.livejournal.com

Спутниковые снимки американской базы в Ат-Танфе

  • Три условия ухода США из Сирии

    Глава Пентагона Джеймс Мэтис озвучил 3 условия, после выполнения которых США готовы уйти из Сирии. 1. США должны убедиться, что ИГИЛ уничтожен. 2.…

  • Спутниковые фотографии авиабазы Хмеймим. 13.08.2018

    Спутниковые фотографии авиабазы ВКС РФ в Хмеймиме. Снимки сделаны 13 августа 2018 года. Помимо военно-транспортных самолетов и…

  • Роджер Уотерс: О войне и мире

    Основатель группы Pink Floyd Роджер Уотерс про войны в Сирии и на Украине, Белые каски, Россию, США и угрозу мировой войны. Во времена прошлой…

  • Коротко по Идлибу. 26.08.2018

    Коротко по развитию ситуации в Идлибе. 1. МО РФ сообщает, что провокация с использованием химического оружия может состояться в ближайшие 2 дня.…

  • Assad must go! McCain Edition

    Хороший день, чтобы обновить и дополнить известную коллекцию. Из призывавших к уходу Асада еще остались при власти - Нетаньяху, Тереза Мэй,…

  • Следующая цель - "Хезбалла"

    Элайджа Магье про актуальную ситуацию с ливанским движением "Хезбалла" в контексте нарастающего давления США и Израиля на Иран.…

  • Коротко о разном. 26.08.2018

    Так как сейчас на блог времени не хватает, а вопросы поступают, то коротко: 1. По Желобку. ВСУ полезли и достаточно жестко огребли. Как минимум 5…

  • США угрожают новым ударом по Сирии

    Довольно предсказуемо, но США снова угрожают нанести удар по Сирии. Повод уже знаком - применение Асадом хим.оружия против боевиков в Идлибе.Как…

  • Переговоры с Турцией в Москве

    Министр иностранных дел Турции Чавушоглу,шеф военной разведки Турции Хакан Фидан и министр обороны Хулуси Акар прилетели в Москву обсуждать Идлиб…

  • colonelcassad.livejournal.com

    Американская коалиция обречена на обострение у сирийского Ат-Танфа

    Александр Хроленко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

    Коалиция во главе с США нанесла новый удар по сирийским проправительственным войскам. Уничтожены танк и артиллерийские установки, которые якобы слишком близко подошли и угрожали силам коалиции. Это уже третий инцидент в районе Ат-Танфа, на юго-востоке Сирии.

    Последствия ракетного удара США по авиабазе в Сирии. Архивное фото"Самооборона": коалиция нанесла удар по проправительственным силам в СирииВпервые авиация коалиции обстреляла здесь колонну ополченцев 18 мая, когда подразделения вошли в "зону предотвращения конфликтов", в которой находятся поддерживаемые США "оппозиционеры". Второй подобный случай близ Ат-Танфа произошел 6 июня.

    Госдепартамент США уже традиционно подтвердил, что удар нанесен в интересах самообороны и не свидетельствует об эскалации. И все же атаки Соединенных Штатов на сирийские войска стали слишком регулярными: в апреле — авиабаза Шайрат, в мае — Ат-Танф, в июне — продолжение там же. Это не похоже на самооборону.

    Последствия ракетного удара США по авиабазе в Сирии

    МИД Сирии заявил о преступлениях, совершаемых "нелегитимной международной коалицией во главе с США". Дамаск напомнил, что коалиция уже три года проводит операцию против боевиков ИГ* без согласия законного правительства страны.

    Бойцы движения Хезболлах на передовых позициях Сирийской Арабской Армии. Архивное фотоШтаб союзников Сирии пригрозил США ответным ударомОперативный штаб союзников Сирии (силы Ирана и ливанской "Хезболлы") назвал авиаудары коалиции "трусливой агрессией" и пригрозил ответным ударом.

    В Москве действия коалиции назвали нарушающими международное право. Глава МИД России Сергей Лавров расценил удар на юге Сирии как агрессивный акт, нарушающий суверенитет и территориальную целостность страны. Министр обороны России Сергей Шойгу отметил ключевую роль подписанного в Астане меморандума о создании зон деэскалации.

    Известно, что американцы обучают сирийских "оппозиционеров" военному делу не столько для борьбы с ИГ*, сколько для войны против "диктатора Асада". Как далеко готовы зайти США в районе города Ат-Танф?

    Блокпост на дороге жизни

    На карте Сирии обозначено не слишком много дорог. На юго-востоке страны можно заметить единственное и стратегическое шоссе, соединяющее Дамаск с Багдадом. По этому шоссе продвигаются на восток сирийские войска с союзниками. Эту "дорогу жизни" оседлала американская коалиция в районе Ат-Танфа, где к тому же сходятся границы трех государств (Сирии, Ирака, Иордании). Сегодня восточный отрезок шоссе и пограничные переходы контролирует проамериканская вооруженная оппозиция. Если в Ат-Танф войдет правительственная армия Сирии, это значительно изменит обстановку в регионе.

    Военная база в Ат-Танфе позволяет американцам активнее маневрировать резервами (в Ираке), контролировать международный грузопоток и значительную часть сирийской провинции Пальмира, влиять на позицию Иордании. При необходимости военная техника отсюда может быстро преодолеть по трассе 270 километров до столицы Сирии. Вряд ли США навсегда отказались от силового решения "сирийской проблемы".

    Ситуация в Сирии. Архивное фотоСоюзники США в районе Ат-Танфа останутся там до победы над ИГ* в СирииПоддерживаемые американцами силы оппозиции в районе города Ат-Танф намерены оставаться там до полной победы над террористами ИГ* в долине реки Евфрат. И все же ранее в Пентагоне назвали причиной укрепления позиций западной коалиции в Ат-Танфе не ИГ*, а "возможные угрозы со стороны сирийских правительственных войск".

    Правительственная армия при поддержке союзных шиитских вооруженных формирований развернула наступление на юге Сирии, стремясь выйти к границе с Иорданией и Ираком в районе Ат-Танфа. И почти одновременно подразделения сирийской оппозиции начали продвижение из Ат-Танфа в направлении Дейр-эз-Зора. По информации арабских СМИ и иранского новостного агентства Farsnews, для поддержки оппозиционеров на территорию Сирии из Иордании вошли более 150 американских и британских "военных специалистов". Подобное иностранное вмешательство (интервенция) вряд ли пойдет на благо Сирии. Однако у американцев слишком велико искушение отхватить здесь свой кусок пирога.

    Разрушенные здания в пригороде Дамаска. Архивное фото

    Без иллюзий

    В коалиции заявили, что линия предотвращения инцидентов в Сирии между Россией и США в Ат-Танфе не сработала "в результате агрессии (проправительственных) сил", но в ежедневном пресс-релизе штаба коалиции атака на сирийскую армию была включена в список ударов по группировке ИГ*. И неслучайно уже первый авиаудар коалиции зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич назвал началом открытого военного конфликта: "Это целенаправленная акция, имеющая целью ослабить наступление проправительственных сил". Столь же прямо обвинил США в поддержке сирийских боевиков и сенатор Алексей Пушков.

    Авиаудар ВВС международной коалиции во главе с США. Архивное фотоКоалиция США "примет меры по защите" от проправительственных сил в СирииВсем, включая Совбез ООН, пора понять, с кем и против кого воюют Соединенные Штаты в Сирии. Американцы стремятся ослабить военный потенциал Дамаска, остановить сирийское продвижение к Ат-Танфу и целенаправленно наносят авиаудары по ополчению и правительственным силам. Коалиция вроде бы не стремится бороться с "режимом", российскими или иными проправительственными войсками, однако обещает и впредь защищать подшефных "правильных оппозиционеров" по своему усмотрению. Заявляет о своем праве наносить удары по любым силам, которые угрожают ей и ее партнерам в неких односторонне объявленных и нелегитимных "зонах предотвращения конфликтов".

    Ливанское издание An Nahar пишет: "Российские и американские силы встретились на юге Сирии, растянувшись вдоль границы с Иорданией до сирийско-ирако-иорданского треугольника вплоть до Дейр-эз-Зора и Ракки. <…> Результаты этой кровавой гонки между двумя главными осями, а также характер иранского присутствия в регионе будут определять решение по урегулированию ситуации в Сирии".

    Дым над юго-восточной окраиной Ракки, Сирия. 7 июня 2017

    Шведское издание Expressen заочно дополняет: "На Ближнем Востоке наступил момент исторической важности. <…> В общем и целом США провалили все свои задачи, Иран и Россия усилили свою власть".

    Квартал Дамаска на горе КасьюнЗонам безопасности в Сирии требуются контролеры

    Россия, Турция и Иран с участием всех заинтересованных сторон настойчиво работают над созданием зон деэскалации в Сирии и не признают объявленные США в одностороннем порядке "деконфликтные территории".

    Если "семантические трудности" западной коалиции станут серьезным препятствием для планового процесса мирного урегулирования, вероятно, удары в районе Ат-Танфа перестанут быть односторонними. Вот и Дамаск показательно жестко призвал коалицию США прекратить авиаудары по сирийским войскам — во избежание последствий эскалации.

    При переходе боевых действий в районе Ат-Танфа в активную фазу ответные удары Сирии и Ирана будут направлены прежде всего против американских и британских войск.

    *Террористическая группировка, запрещенная в России.

     

    ria.ru

    База США Эт-Танф на сирийско-иорданской границе с "живым щитом" из беженцев

    Официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков назвал военную базу США, расположенную в населённом пункте Эт-Танф на сирийско-иорданской границе, «чёрной дырой». В военном ведомстве заявили, что именно через неё совершают вылазки мобильные группы «Исламского государства»*. Кроме того, отметил Конашенков, американцы используют в качестве живого щита находящийся недалеко от базы лагерь беженцев и отказываются допускать к нему гуманитарные конвои.

    Американская военная база в Эт-Танфе, незаконно размещённая на иорданско-сирийской границе, стала «чёрной дырой», через которую совершают вылазки боевики террористической группировки «Исламское государство». Об этом заявил официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

    По его словам, изначально появление базы объяснялось «необходимостью проведения операций против ИГ». Кроме того, представители Пентагона неоднократно заявляли, что в Эт-Танфе инструкторы из США, Великобритании и Норвегии под прикрытием тактической авиации и реактивных систем залпового огня занимаются подготовкой боевиков Новой сирийской армии. Однако сообщений об операциях, направленных против террористов, за полгода существования базы не было, отметил Конашенков.

    «Эт-Танф превратился в 100-километровую «чёрную дыру» на сирийско-иорданской государственной границе. А вместо Новой сирийской армии как черти из табакерки оттуда совершают диверсионно-террористические вылазки против сирийских войск и мирного населения мобильные группы ИГ», — обрисовал ситуацию генерал-майор.

    Он подчеркнул, что с продвижением сирийских войск на восток наличие американской военной базы становится всё большей проблемой. Как заявили в Минобороны, в ночь на 28 сентября около 300 боевиков из Рукбана на десятках внедорожников выдвинулись к городу Эль-Карьятейн в провинции Хомс. Сообщается, что террористы попытались захватить господствующие высоты вокруг населённого пункта.

    «Крупный отряд террористов успешно обошёл все скрытые посты сирийских войск в районах населённого пункта Харбат аш-Шхеми и населённого пункта Эль-Басири, имея на руках совершенно точные координаты, которые можно получить только благодаря данным воздушной разведки», — проинформировали в военном ведомстве.

    В тот же день экстремисты провели серию атак на другие посты сирийских войск, расположенные вдоль трассы Пальмира — Дейр эз-Зор, по которой осуществляются доставка гуманитарной помощи и снабжение группировки сирийских войск в долине Евфрата.

    «Сирийской армии пришлось приложить значительные усилия, чтобы нейтрализовать мобильные группы ИГ на трассе Пальмира — Дейр эз-Зор и освободить захваченные боевиками населённые пункты», — подчеркнули в Минобороны.

    При этом все атаки проводились из 50-километровой зоны вокруг Эт-Танфа, где расположена военная база США. По словам Конашенкова, нападения террористов — не единственная проблема, возникшая в связи с появлением американцев на границе. Он напомнил, что в зоне «безопасности» рядом с базой находится лагерь беженцев «Рукбан».

    «По самым минимальным оценкам, там сегодня находятся более 60 тыс. женщин и детей из Ракки и Дейр эз-Зора, к которым американцы не подпускают гуманитарные конвои ни от сирийского правительства, ни от Иордании, ни от ООН и других международных организаций», — сообщил официальный представитель Минобороны.

    В военном ведомстве заявили, что американцы фактически прикрываются беженцами. «Беженцы «Рукбана» сегодня являются по сути заложниками, а точнее живым щитом американской базы. Напомню, что подобными «защитными» барьерами, кроме американцев, пользуются в Сирии только те, с кем они пришли туда бороться, — террористы», — заключил Конашенков.

    «Как оккупанты»

    В середине июня 2017 года США перебросили в Эт-Танф реактивные системы залпового огня HIMARS. В этом районе произошёл ряд инцидентов с нанесением американцами ударов по сирийским правительственным войскам.

    В августе и сентябре появились слухи, что военные США могут скоро отказаться от Эт-Танфа и покинуть данную область. При этом точные сроки вывода американских военных из приграничного района пока не известны.

    Бывший боец проамериканского незаконного вооружённого формирования, руководитель службы безопасности сирийского сектора базы Эт-Танф Асад Асалм, перешедший на сторону правительственных войск в Сирии, рассказывал, что некоторые боевики, получавшие оружие от США, продавали его террористам.

    В сюжете на телеканале «Россия 24» сообщалось, что командир отряда Асалма продавал экстремистам винтовки М16 и М4, пулемёты и боеприпасы, однако американские военные не только не приняли мер в его отношении, но и усилили его поддержку.

    «Американцы не заинтересованы ни в чём, кроме реализации собственных интересов. В качестве примера можно взять лагерь для беженцев «Рукбан». Там нет нормальных условий для жизни: детям негде учиться, медицинского обслуживания нет. Американцы ведут себя как оккупанты», — заявил Асалм. RT

    * «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

    Все четко и понятно - США это и есть хозяин ИГИЛ, игра в "партнеров" закончилась по мере освобождения Сирии от оккупации террористами США.

    "Полному разгрому «Исламского государства»* мешает поддержка группировки со стороны Соединённых Штатов. Такое заявление сделал официальный представитель Министерства обороны России Игорь Конашенков. Он отметил, что «случайное везение» террористов объясняется наличием разведданных, которые были переданы боевикам. В качестве примера Конашенков привёл нападение на Эль-Карьятейн в провинции Хомс в конце сентября" RT

    rurik-l.livejournal.com

    США готовят террористов на своей базе Эт-Танф в Сирии [ФОТО] / news2.ru

    Разгром вооруженных формирований террористов в Сирии, стал одним из главных военных итогов уходящего года. И в этом Российская армия, безусловно, сыграла решающую роль.

    Об этом прежде всего мне и хотелось обстоятельно поговорить с начальником Генштаба – первым заместителем министра обороны РФгенералом армии Валерием Герасимовым.

    В начале беседы мне вспомнился анекдот про кортик и часы, рассказанный Президентом России Владимиром Путиным на недавней пресс-конференции. Я сказал Валерию Васильевичу, что такой анекдот наверняка согрел душу каждому военному человеку.

    — Как он вам показался, Валерий Васильевич?

    Валерий ГЕРАСИМОВ (ВГ):

    — Очень актуальный, хороший анекдот. С глубоким смыслом.

    Виктор БАРАНЕЦ (ВБ):

    — Валерий Васильевич, как осенью 2015 года удалось так быстро и скрытно перебросить в Сирию нашу крупную группировку войск? Я тогда читал в американской прессе, что тамошние генералы чуть ли не в панике были. Они не ждали такой прыти от нашей армии. И даже жаловались, что их разведка поздно...

    ВГ: — Операция тщательно планировалась, учтены все вопросы, определены необходимые силы и средства. Имеется ввиду и боевая составляющая, и обеспечивающая. Но опыта проведения переброски войск и сил на такое расстояние, на территорию государства, которое не граничит с нашей страной, у нас практически не было. Был только один пример в 1962 году – операция «Анадырь», когда СССР перебросил войска на Кубу. Тот опыт мы тоже учли. Пригодилась и выучка наших подразделений, полученная при проведении внезапных проверок. В ходе них отрабатывалась переброска на большие расстояния, с использованием всех видов транспорта… авиационного, железнодорожного, морского. Перегруппировка осуществлялась максимально скрытно, без привлечения особого внимания. На аэродроме Хмеймим было сосредоточено 50 единиц авиационной техники…

    ВБ: — За какой примерно период? За месяц, за неделю?

    ВГ: — Где-то до месяца все это заняло… Больше времени потребовала обеспечивающая составляющая. Пришлось создавать инфраструктуру, систему всестороннего обеспечения, включая материально-техническое.

    ВБ: — Почему при планировании операции в Сирии наш Генштаб изначально не предусматривал применение сухопутных подразделений и частей, а главный упор был сделан на авиацию? В чем здесь «фишка» была?

    ВГ: — Оценили состояние сухопутных войск вооруженных сил Сирии. Несмотря на то, что они длительное время участвовали в боевых действиях, понесли потери, отдельные части все-таки были способны выполнять задачи. Необходимо было решить вопросы в первую очередь по разведке целей, их огневому поражению, нарушению системы управления противника. Как раз эти задачи и могла решить наша воздушно-космическая составляющая. А непосредственно на сухопутных направлениях боевые действия вели сирийские подразделения с участием наших военных советников. Были там и отряды патриотически настроенных слоев населения.

    Поэтому изначально развертывание сухопутной составляющей не предусматривалось.

    Другая важная задача – организовать управление всеми войсками и силами, принимающими участие в боевых действиях. Для этого был развернут командный пункт нашей группировки в Хмеймиме и пункты управления на направлениях, где ведутся боевые действия.

    ВБ: — А как наш Генштаб учитывал особенности тактики террористов? На что здесь прежде всего обращалось внимание?

    ВГ: — У нас есть опыт борьбы с террористами, и мы его, конечно, учитывали. Кроме того, с началом событий в Сирии Генштаб отслеживал обстановку, знал особенности тактики действий этих бандформирований. Мы понимали, что кроме террористических действий они применяют и тактические приемы. Во главе этих бандформирований находились командиры, специально обученные инструкторами из целого ряда стран Ближнего Востока и западных стран. Были и бывшие офицеры иракской армии. Они захватили за тот период, пока велись боевые действия, большое количество вооружения и техники иракской и сирийской армий. Одних только танков и бронемашин у них на вооружении было до 1500. Плюс где-то 1200 орудий и минометов. Это фактически была регулярная армия.

    ВБ: — А какое максимальное количество террористов Вам запомнилось по докладам разведки? На тот момент, когда мы начали операцию?

    ВГ: — На 30 сентября 2015 года их было в Сирии порядка 59 тысяч во всех формированиях. Плюс за прошедшие 2 года они сумели завербовать еще порядка 10 тысяч...

    ВБ: — Полноценная армия, можно сказать…

    ВГ: — Но за эти 2 года по нашим данным фактически уничтожено около 60 000 боевиков, из них свыше 2800 – выходцев из Российской Федерации.

    ВБ: — Американцы сообщали о том, что авиация их коалиции до 30 сентября 2015 года совершила около 7000 вылетов. Два года бомбили. Но почему так получилось, что до нашего вступления в войну с террористами они с 20 процентов до 70 процентов расширили контроль над территорией Сирии? Чем же там занималась американская коалиция?

    ВГ: — Мне кажется, коалиция не ставила задачи в то время, да и сейчас, по окончательному разгрому ИГИЛ. Вот посмотрите, количество ударов международной коалиции все это время составляло 8-10 в день. Наша авиация довольно незначительными силами наносила 60-70 ударов ежедневно по боевикам, по инфраструктуре, по их базам. А в периоды наивысшего напряжения – порядка 120-140 ударов в сутки. Только такими методами можно было сломать хребет международному терроризму на территории Сирии. А 8-10 ударов в день… Ну видимо цели у коалиции были другие. Цель-то ими в основном ставилась – борьба с Асадом, а не с ИГИЛ.

    ВБ: — Впервые с момента создания Национального центра управления обороной, где мы сейчас находимся, Генштаб и Минобороны на всю катушку задействовали эту структуру. Как она себя показала?

    ВГ: — Создание Национального центра управления обороной кардинально изменило подходы к управлению всей военной организацией государства. В частности, мы это почувствовали на опыте проведения операций в Сирии. Когда доступны все виды связи, организован ежедневный сбор данных и анализ обстановки. Работать стало комфортно, и мы не чувствуем недостатка в информации.

    ВБ: — В режиме «on line» многие задачи решались?

    ВГ: — Конечно. Удары, например, нашей авиацией, ракетными войсками, высокоточным оружием большой дальности мы с Министром обороны наблюдали на экранах, в режиме реального времени.

    Беспилотник передает картинку, ее видит командующий на командном пункте в Хмеймиме и мы в Москве тоже самое видим. Но управляет он, командующий!

    ВБ: — Почему за два с лишним года нашей операции в Сирии так и не удалось договориться с коалицией во главе с США о совместной борьбе?

    ВГ: — Мы с самого начала пытались договариваться, и у нас кое-что получилось. Заключили Меморандум о соблюдении безопасности полетов авиации. Кстати говоря, этот Меморандум добросовестно соблюдается обеими сторонами. Мы заключили соглашение с американцами и с Иорданией, согласно которому создана Южная зона деэскалации. Она стала первой такой зоной в Сирии. Это был важнейший прорыв. Все остальные наши предложения по организации совместного планирования, ведению разведки, уничтожению террористов, натыкались на непонимание, на отказ… Мы не видели с их стороны желания взаимодействовать. Хотя, конечно, это бы принесло большую пользу. Совместное планирование, нанесение ударов, ведение операций…

    источник: s9.stc.all.kpcdn.net

    Начальник Генштаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий ГерасимовФото: МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РФ

    ВБ: — Тем не менее, американцы какие-то претензии нам выдвинули… Мол, наши самолеты слишком опасно подлетали к их самолетам… Что там на самом деле произошло?

    ВГ: — С развертыванием боевых действий и приближением сирийских правительственных войск к Евфрату на востоке Сирии, мы, действительно, с американцами установили зоны разграничения действия авиации наших ВКС и международной коалиции. В чем это заключается? Западнее Евфрата действует наша авиация (ВКС), восточнее – американская. Но не на всем протяжении Евфрата, а по линии деэскалации.

    ВБ: — Она была обозначена на картах?

    ВГ: — Да, она обозначена. Если представить себе карту, то по уровню Дейр эз-Зор… И на восток идем… Сувар, Аберт Лаба, и переход на границу с Ираком. Это где-то порядка 120-130 километров от Абу Кемаля на север. В этом треугольнике планировались совместные действия. Как раз тот район, где шли активные боевые действия. В этом районе, восточнее Евфрата, предусматривалось совместное использование как ВКС, так и авиации международной коалиции с уведомлением соответствующей стороны. И проблем не возникало. Один неприятный случай произошел 13 декабря.

    ВБ: — И в чем там суть этого случая?

    ВГ: — Два самолета Су-25 наших ВКС выполняли разведывательно-поисковые задачи в западной части долины реки Евфрат. Никто на восток не заходил. Был там и наш Су-35. Американский самолет F-22 вышел из восточной части Сирии, сымитировал несколько заходов, обозначил атаку, отстреливал тепловые ловушки. Он был на большой высоте, потом спикировал на более низкую. До наших самолетов оставалось менее ста метров. Он представлял реальную опасность. Подошел наш Су-35. F‑22 немедленно ушел на восток, в свою зону. Прошло минут 20. Су-35 пошел выполнять свои задачи. Опять F-22 появляется...

    ВБ: — Тот же?

    ВГ: — Тот же. Снова та же история. Опять приходит Су-35. Только он появился – F-22 ушел. Американец вел опасную игру.

    ВБ: — Американцы в Сирии установили свою базу. Она по-прежнему есть?

    ВГ: — Да, есть. Эт-Танф.

    ВБ: — И что они, по вашей информации там делают?

    ВГ: — Эта база на юге Сирии, она ограничивается участком местности радиусом 55 километров. Это граница Сирии, Иордании и Ирака. Там находится база. По данным космической и других видов разведки на ней находятся отряды боевиков. Они фактически там готовятся. Мало того, недавно британский телеканал Би-Би-Си сообщил как была организована эвакуация боевиков из Ракки. Четыреста человек были вывезены курдами под прикрытием американцев в лагерь Шаддади – это на северо-востоке Сирии. Это подконтрольная курдам территория и там также находится американская база. Кроме того, в лагерь Шаддади прибыло еще порядка 800 человек с восточного берега Евфрата, из района где курды наступали...

    ВБ: — Это же все недобитки…

    ВГ: — Это фактически – ИГИЛ. Но после проведенной с ними работы они перекрашиваются, берут другое название – «Новая сирийская армия» и другие. Их задача – дестабилизировать обстановку. Мы знаем, что из лагеря Шаддади порядка 400 человек ушло в район Эт-Танфа. Уже после того как главные силы ИГИЛ были разгромлены, они пытались дестабилизировать обстановку, наступая с восточного берега Евфрата. Но понесли потери. Мы думаем, где-то 750 человек сейчас находится в Шаддади и порядка 350 – в Эт-Танфе.

    ВБ: — Вы имеете в виду боевиков?

    ВГ: — Да, боевиков. В Эт-Танфе вся территория блокирована сирийскими войсками по периметру этой 55-километровой зоны. Самое главное – несколько месяцев мы наблюдаем выдвижение оттуда боевиков. Когда контроль был послабее, из района Эт-Танфа выходило даже порядка 350 боевиков. Была угроза захвата города Каръятен в Сирии. Мы вовремя приняли меры… Было нанесено поражение, эти силы были разгромлены. Были и пленные из этих лагерей. Ясно, что там идет подготовка. Мало того, там находится лагерь беженцев Рукбан – крупнейший в Сирии.

    ВБ: — Прямо там? В этой зоне?

    ВГ: — Прямо в этой зоне, где-то в 25 километрах к западу от Эт-Танфа. Там свыше 50 тысяч сирийских беженцев. В Сирии создан Центр примирения в составе российской военной группировки.

    Он фактически координирует и руководит доставкой всей гуманитарной помощи, гуманитарными конвоями, нашими российскими, ооновскими. Везде ходят эти конвои, хотя проблем, которые надо решать и с правительством, и с ООН хватает, а вот в Рукбан не получается: американцы не пускают их туда­ – ни сирийцев, ни другой конвой. Люди мучаются. Мы говорим: местонахождение этой американской базы противоречит здравому смыслу. Сейчас тем более – территория Сирии освобождена от всех бандформирований ИГИЛ, никого там не осталось, какой-либо угрозы с территории Сирии вам нет. Что там находится? С какой целью? Пока ответы невразумительные. А ведь там могут появиться новые террористические группы...

    ВБ: — Вот вы сейчас говорили, что создаются новые вооруженные формирования, американские инструкторы обучают боевиков… А нам не придется возвращать в Сирию те самолеты и вертолеты, тот личный состав, который сейчас выводится в Россию?

    ВГ: — У нас там, как вам известно, остаются две базы. Одна в Хмеймиме, военно-воздушная, и вторая, военно-морская, в Тартусе. Кроме того, мы вплотную занимаемся правительственными сирийскими войсками, наши советники находятся практически во всех подразделениях. За два года офицеры, младший командный состав сирийской армии получили большую практику. Сейчас они способны вести боевые действия и отстаивать свою территорию. Нашими силами, с наших баз мы можем оказать при необходимости помощь. Этих сил вполне хватит для поддержания стабильности и территориальной целостности Сирии.

    ВБ: — Я правильно понял, что мы оставляем эти две наши базы для продолжения помощи сирийской правительственной армии, да?

    ВГ: — Да, потому что обстановка все еще нестабильная.

    До полной стабильности необходимо какое-то время, поэтому базы там находятся обоснованно, они там необходимы. Чтобы не повторилось то, что было до сентября 2015 года… С другой стороны, нельзя забывать, что и у России есть свои интересы на Ближнем Востоке...

    источник: s13.stc.all.kpcdn.net

    Разгром вооруженных формирований террористов в Сирии, стал одним из главных военных итогов уходящего годаФото: МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РФ

    ВБ: — За время операции в Сирии, как часто и Вам, и Министру обороны приходилось обсуждать ход операции с Верховным Главнокомандующим. Это делалось с глазу на глаз в Кремле, в Генштабе или по телефону?

    ВГ: — По-разному. Обычно о положении дел и ходе выполнения задач я ежедневно утром и вечером докладываю Министру обороны, а он – Президенту. 1 – 2 раза в неделю Министр докладывает Президенту лично, представляя необходимые документы, карты, видеоматериалы. Иногда Верховный Главнокомандующий выходит лично на меня, иногда вместе с Министром ездим к нему на доклад. Президент определяет цели, задачи, он в курсе всей динамики боевых действий. Причем, — на каждом направлении. И, конечно, ставит задачи на перспективу.

    ВБ: — Департамент информации Минобороны России, и Генштаб почти каждый день информировали общественность чуть ли

    не после каждого ракетно-бомбового удара по террористам в Сирии. Почему, на ваш взгляд, аналогичным образом не поступала американская коалиция?

    ВГ: — Месяцев 8 назад они тоже начали информировать, сводку предоставлять. Конечно, отличие коренное. Они — время от времени, а мы в ежедневном режиме. Центр примирения выступает, дает сводку по всем вопросам, и Департамент информации, Главное оперативное управление… Зачем людям гадать, что там происходит? Надо рассказать, что произошло за день, какие планы…

    ВБ: — Что для Генштаба было самым трудным при планировании военной операции в Сирии?

    ВГ: — Самое сложное при подготовке и в начальный период проведения операции – это организация взаимодействия с правительственными войсками, со всеми разномастными группировками. Много отрядов из патриотически настроенного населения. Они вооружены, мы их привлекаем на сторону правительственных войск. Непросто было наладить взаимодействие всех этих отрядов с нашими Воздушно-космическими силами, организовать все виды обеспечения.

    Но мы этому уже научились. Все вошло в рамки и нормально работает. В Хмеймиме создан современный командный пункт, который обеспечивает управление группировкой наших войск в Сирии. Работа идет слаженно.

    ВБ: — Какие коррективы Генштаб вносил в действия наших войск по борьбе с терроризмом? Все-таки это было по сути первое в истории России столкновение наших войск с такими крупными формированиями головорезов.

    ВГ: — Коррективы вносятся постоянно. Потому что меняются подходы, формы, способы действий. Сначала в малых количествах, потом более масштабным стало применение джихад-мобилей со стороны террористов. И на это надо было реагировать...

    Так, во время боев за Дейр-эз-Зор, за другие населенные пункты в долине реки Евфрат, применение джихад-мобилей приобрело чуть ли не массовый характер. Сначала было по 2-3 джихад-мобиля, а потом по 7-8 – это в одном бою. Что это такое? Это автомобиль, БМП или танк, начиненный взрывчаткой. Там может быть 300-400 килограмм взрывчатки или больше. Им управляет смертник. Он выбирает кратчайший путь до позиций правительственных войск. С большой скоростью выдвигается к ним и осуществляет подрыв. Таких машин может быть две, три.

    На этом участке фронта – массовые потери, много убитых, раненых. Это огромной силы взрыв. Паника… Образуется брешь – в зависимости от мощности взрывчатого вещества и количества применяемых джихад-мобилей. Летом 2016 года в районе Алеппо именно таким способом трем джихад-мобилям удалось выйти из города. Взорвали два блок-поста сирийских правительственных войск. Образовалась брешь шириной 500-700 метров. Действия боевиков были заранее спланированы, они ударили по обе стороны этого коридора и прорвали окружение. Потом пришлось где-то три месяца восстанавливать утраченные позиции, причем с тяжелыми боями.

    Естественно, это не укладывается в рамки, скажем так, нормальных боевых действий. Но выводы надо было делать...

    ВБ: — И какие же?

    ВГ: — Во-первых, ведется постоянное наблюдение. Определяются дорожные направления, по которым они могут идти. На этих направлениях строятся узлы заграждений, минные поля и так далее, организуется система огневого поражения, начиная с дальних подступов. Это ПТУРы, танки, по мере приближения – гранатометы. В результате 2-3 джихад-мобиля уничтожались на этапе выдвижения, другие – при подходе к переднему краю. Войска научились им противодействовать.

    Кроме того, все населенные пункты были подготовлены игиловцами к круговой обороне, видимо там использовался труд местного гражданского населения. Фактически под землей строился второй город: ходы сообщения, вся необходимая инфраструктура. Штурмовые отряды должны уметь воевать в таких условиях.

    ВБ: — Где игиловцы набрали такое огромное количество «Тойот»?

    ВГ: — Им все эти годы помощь потоком шла из целого ряда государств, в том числе с Ближнего Востока… И через неправительственные фонды. Не только машины – это просто гражданская составляющая. А также современное оружие, новые боеприпасы, современные средства…

    Средства разведки, бинокли, ночные прицелы, системы связи – все современное, не допотопное.

    ВБ: — Есть сведения что часть игиловцев уже в Афганистане оказались, в Иордании. Куда еще расползается эта зараза?

    ВГ: — Часть возвращается в страны, откуда они прибыли нелегально. Основная масса перемещается в Ливию, в страны Юго-Западной Азии. В Афганистан, его тоже исключать нельзя, – почва там для них благодатная.

    источник: s12.stc.all.kpcdn.net

    Наши офицеры, военнослужащие совершили много героических и мужественных поступков, продемонстрировали стойкость, обучили сирийцевФото: АЛЕКСАНДР КОЦ

    ВБ: — Как Вы оцениваете состояние вооруженных сил Сирии на начало операции и сегодня?

    ВГ: — Разница большая. Вооруженные силы Сирии за время войны, к осени 2015 года фактически утратили всю территорию. Подконтрольно правительственным силам оставалось 10% территории Сирии.

    ВБ: — Это на тот момент, когда мы приступили к операции?

    ВГ: — Да. Очень тяжелая была ситуация. И моральный дух, и усталость. Отсутствие боеприпасов, необходимых видов обеспечения, управления. Началась наша операция, через некоторое время появились первые успехи. Любые победы вдохновляют, окрыляют, сейчас сирийская армия приобрела хороший опыт. Мы им помогли, отремонтировали технику на месте… Сегодня сирийская армия способна выполнять задачи по защите своей территории.

    ВБ: — Сколько наших военных прошло через сирийскую кампанию?

    ВГ: — 48 с лишним тысяч солдат и офицеров. Из них каждый четвертый награжден или представлен к правительственной награде. Ведомственные награды получили все.

    ВБ: — Как Вы оцениваете роль наших военных советников, работавших в составе сирийской армии?

    ВГ: — Высоко оцениваю их роль. В каждом подразделении –батальоне, бригаде, полку, дивизии – находится аппарат военного советника. В его составе – необходимые должностные лица. Это оперативный состав, разведчик, артиллерист, инженер, переводчики и другие должностные лица. Они, по сути дела, планируют боевые действия. Оказывают помощь в управлении подразделениями при выполнении боевых задач. На всех направлениях действия увязаны единым замыслом, единым планом, осуществляется руководство с командного пункта группировки в Хмеймиме.

    ВБ: — Была ли у Генштаба цель обкатать в Сирии как можно больше военнослужащих?

    ВГ: — Да. И мы это сделали. Не просто военнослужащих – самое-то главное обкатать командиров, офицеров. Командующие войсками округов – все там побывали, и в течение длительного времени. Все командовали группировкой. Все начальники штабов…

    ВБ: Их там 4 или 5 сменили, командующих?

    ВГ: — Дворников, Картаполов, Суровикин, Зарудницкий, Журавлев...

    ВБ: — Вы давали им возможность на таком уровне поруководить, да?

    ВГ: — Они прибывали с основным составом своего управленческого аппарата: начальники оперативного управления, разведки, связи, ракетных войск и артиллерии, инженеры…

    ВБ: — То есть они штабных своих брали, весь аппарат обкатывался?

    ВГ: — Таким же образом управления армий – тоже все, 90% дивизий, и больше половины полков и бригад.

    ВБ: — То есть, мы сейчас получили командный состав, который закален в этих боях… Имеющий реальный боевой опыт.

    ВГ: — Имеют боевой опыт, да.

    ВБ: — Валерий Васильевич, я бы хотел вернуться еще раз вот к такому вопросу: мы остаемся в Хмеймиме, мы остаемся в Тартусе. Вы сказали, — это для помощи сирийской армии, да?

    ВГ: — Да, для возможной помощи.

    ВБ: — Да. Вы не упомянули военно-морскую компоненту. Часть кораблей будет в восточной части Средиземного моря? Так же, как мы сейчас там стоим? Корабли наши. Или мы уйдем?

    ВГ: — Никуда мы не уйдем. В Средиземноморье сейчас действует на постоянной основе наше штатное соединение кораблей.

    ВБ: — Оно тоже остается, да?

    ВГ: — Оно там и до событий в Сирии действовало, с 2015 года.

    И останемся на постоянной основе…

    ВБ: — Вы не раз бывали в Сирии, встречались с нашими солдатами, офицерами, смотрели им в глаза… Какое у Вас впечатление осталось от общения с этими людьми, с вашими подчиненными? … С теми людьми, которые выполняли Ваши приказы, приказы Верховного командующего, министра обороны.

    ВГ: — Впечатления хорошие, самые положительные. Сразу бросается в глаза стремление выполнить задачу – во что бы то ни стало… Хорошая боевая слаженность. И это очень хорошо, потому что офицеры туда отправляются без дополнительной подготовки, а по ротации… На три месяца. Это значит, что вся система боевой подготовки войск и органов управления работает, люди готовы к выполнению задач, а там они на практике это показывают. Наши офицеры, военнослужащие совершили много героических и мужественных поступков, продемонстрировали стойкость, обучили сирийцев.

    Со временем мы подошли к тому, что стало больше сирийских подразделений, которые способны наступать, приобрели боевую устойчивость… Бригадный генерал Хасан Сухел и его подразделения очень хорошо себя показали в наступательных операциях против террористов.

    Но без наших советников такого успеха не получилось бы.

    источник: s15.stc.all.kpcdn.net

    Президент РФ Владимир Путин, Министр обороны Сергей Шойгу и Начальник Генштаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий ГерасимовФото: ВАДИМ САВИЦКИЙ

    ВБ: — А уроки сирийской кампании Генштабу придется извлекать?

    ВГ: — Изучение и обобщение опыта происходит всегда. С первого дня этой кампании такая работа проводилась… Все случаи, которые происходили, опыт боевых действий тщательно изучались, доводились до всех подразделений и до военнослужащих, которые туда только собирались убывать, чтобы все это учитывалось. Мы провели несколько конференций по обмену опытом. Издан целый ряд пособий с обобщением этого опыта.

    ВБ: — В Сирии было испытано большое количество наших вооружений. Как Генштаб их оценивает?

    ВГ: — Мы там испытали более 200 образцов вооружения и техники, современные – те, которые приняты на вооружение недавно, которые собирались принимать, которые уже стояли на вооружении. Вроде бы прошли все госиспытания, и на учениях показывают нормально все… Но в ходе выполнения боевой задачи, возникают какие-то проблемы, которых раньше не замечали. Приходится что-то дорабатывать.

    О возникших проблемах докладывали наши офицеры и военнослужащие. В Сирии осуществлялось непрерывное военно-научное сопровождение при применении всех видов вооружения и техники.

    ВБ: — Говорят, там были наши и конструкторы, и инженеры, да?

    ВГ: — Инженеры, конструкторы, военные ученые. Разработчики – все там были. По каждому образцу вооружения отмечены его положительные стороны, что нужно доработать. Сейчас абсолютное большинство этих недостатков устранено. То, что мы проверили технику и оружие в боевых условиях – это огромное дело.

    Теперь мы уверены в своем оружии.

    ВБ: — Вам часто приходилось за это время контактировать с начальником генерального штаба Сирии?

    ВГ: — Часто.

    ВБ: — Это главным образом по телефону делается?

    ВГ: — И по телефону, и лично. Я к нему приезжал, и он ко мне в Хмеймим… Выезжали вместе на отдельные направления. Постоянно.

    ВБ: — Он русский язык знает, уже более-менее разговаривает?

    ВГ: — Он учился у нас в Академии Фрунзе.

    ВБ: — Недавно министр обороны от имени Президента России вручил награды и объявил благодарность всем, кто обеспечивал безопасность визита Путина в Сирию. Ну, в тот день, когда, Вы знаете, когда он объявил о выводе группировки на Родину. Это была специальная операция?

    ВГ: — Такие мероприятия случайным образом не проводятся. Требуется тщательная подготовка. Привлекались необходимые силы и средства: на земле, в воздухе, на море, обеспечивающие безопасность этого визита. Они со своей задачей справились.

    ВБ: — Вы можете сделать прогноз дальнейшего развития событий в Сирии? Вот, хотя бы на 2018 год?

    ВГ: — По военной линии – завершение уничтожения боевиков Джебхат ан-Нусры и иже с ними. Часть боевиков этой террористической организации находится в зонах деэскалации.

    Там много самых разных формирований. Некоторые поддерживают режим прекращения боевых действий. Джебхат ан-Нусра –категорически против. Значит, их придется уничтожать.

    ВБ: — Это крупные группировки?

    ВГ: — Разные. Больше – в Идлибе, меньше – в других зонах. По-разному. Я думаю, что через определенное время с ними будет покончено. Тем более, что в зонах деэскалации поддерживается режим прекращения боевых действий. Туда поступает гуманитарная помощь, решаются социальные вопросы, бытовые …

    Вторая задача – перевести военное решение вопроса в политическое русло. В русло политического урегулирования. И она решается. Сейчас идет подготовка к Конгрессу сирийского национального диалога…

    ВБ: — Наши дальние бомбардировщики, когда пролетали на боевую работу в Сирии, они же пролетали через пространство Ирака и Ирана. Были ли проблемы, когда вы запрашивали воздушное пространство?

    ВГ: — У нас хорошо налажено взаимодействие с военными этих стран и сбоев не возникало.

    ВБ: — Никогда еще не использовала Российская армия, по-моему, такого количества беспилотников, как в Сирии. Как Вы оцениваете значение этого вида техники, учитывая сирийский опыт?

    ВГ: — В Сирии сейчас в среднем ежедневно в небе находятся порядка 60-70 беспилотников. Они ведут разведку, есть беспилотники, которые выполняют задачи радиоэлектронного подавления и другие вопросы решают.

    Мы сделали большой шаг по беспилотникам за 5 лет. Раньше у нас на вооружении были только старые советские типа «Рейс». Сейчас без беспилотника немыслимо ведение боевых действий. Его используют артиллеристы, разведчики, летчики – все. С помощью беспилотников создаются разведывательно-ударные, разведывательно-огневые контуры.

    ВБ: — А как показали себя в Сирии Силы специальных операций?

    ВГ: — Силы специальных операций, фактически, прошли свое становление, показали себя с наилучшей стороны. Занимались наведением авиации на цели, ликвидацией главарей бандформирований, целым рядом других задач. Мы очень довольны опытом, который они получили.

    ВБ: — Все военные наши, кто прошел Сирию, будут признаны или уже признаны участниками боевых действий?

    ВГ: — Да, есть дополнение к закону «О ветеранах», оно принято, они являются ветеранами боевых действий.

    ВБ: — В отдельных СМИ появляются «мнения», что Российской армии нечего было делать в Сирии. Как бы Вы ответили на это?

    ВГ: — Если бы мы не вмешались в Сирию, что бы произошло? Посмотрите, в 2015 году оставалось немногим более 10% территории, подконтрольной правительству. Месяц-два, и к концу 2015 года Сирия была бы полностью под ИГИЛ. Ирак – большей частью тоже. ИГИЛ бы дальше набирало обороты, распространялось на сопредельные страны. Несколько тысяч наших «соплеменников» туда поехали воевать. Нам бы пришлось столкнуться с этой силой уже на своей территории. Они бы действовали на Кавказе, в Центральной Азии, в Поволжье.

    Возникли бы проблемы гораздо большего порядка. Мы сломали хребет ИГИЛ на территории Сирии. Фактически, наши Вооруженные Силы разгромили врага на дальних подступах к границам нашего государства.

    ВБ: — Что начальник Генштаба Вооруженных Сил России мог бы пожелать военным, их семьям, в связи с наступающим 2018 годом?

    ВГ: — Кто больше всего хочет мира? Военные. Поэтому я хочу пожелать всем военнослужащим и членам их семей мирного неба над головой, крепкого здоровья, и дальнейших успехов в службе.

    news2.ru