Военный флот России. Грустный взгляд в будущее: отечественные эсминцы. Эсминцы россии


отечественные эсминцы » Военное обозрение

Рассмотрев в предыдущих статьях состояние нашего подводного и москитного флотов, а также кораблей ближней морской зоны (корветов), нам следовало бы перейти к фрегатам, но их мы все же оставим на потом. Герои нашей сегодняшней статьи – эскадренные миноносцы и большие противолодочные корабли ВМФ РФ.

По нашей традиции перечислим все корабли данных классов, числившиеся в нашем военно-морском флоте на 1 декабря 2015 г.

Сторожевой корабль проекта 01090 «Сметливый» - 1ед.

При вступлении в строй числился большим противолодочным кораблем проекта 61 «Комсомолец Украины», что с известной натяжкой позволяет отнести его к классу эсминцев (по крайней мере – на момент своего появления). Стандартное водоизмещение (до модернизации) – 3 440 т, скорость – до 34 узлов (в молодые годы), вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Уран», 2*2 ЗРК «Волна», 1*2 76-м АК-726, 2 РБУ-6000, 1 пятитрубный 533-мм торпедный аппарат.

Корабли данного типа стали если не революционными, то как минимум этапными для ВМФ СССР. До них в состав флота входили только артиллерийские эсминцы, построенные по принципам, восходившим еще ко Второй мировой войне, и даже ракетные 57-бис представляли собой не более, чем модернизацию чисто артиллерийских эскадренных миноносцев проекта 56.

А вот БПК проекта 61 разрабатывались с нуля, и по насыщенности электроникой и ракетным вооружением оставляли 57-бис далеко позади. Кроме того, на них была применена принципиально новая энергетическая установка – газотурбинная, благодаря характерным звукам работы которой БПК данного проекта получили прозвище «поющие фрегаты». На момент своего появления это были современные и весьма грозные корабли, чьи боевые возможности примерно соответствовали американским аналогам – эскадренным миноносцам «Чарльз Ф. Адамс». Всего в СССР было построено 20 БПК проекта 61, все они пополнили ряды советского ВМФ в 1962-1973 гг, и «Сметливый» - последний из них, кому удалось дожить до наших дней.

Вне всякого сомнения, сегодня корабль проекта 61 выглядит музейным раритетом и чтобы сохранить хоть какое-то боевое значение, БПК «Сметливый» прошел модернизацию. Вне всякого сомнения, его гидроакустический комплекс «Титан» давно устарел. Поэтому вместо кормовой 76-мм установки и вертолетной площадки (ангара на кораблях проекта 61, к сожалению, не имелось) был установлен комплекс неакустического обнаружения подводных лодок МНК-300 с 300-метровой буксируемой антенной, воспринимающей тепловой, радиационный и шумовой сигнал подводной лодки. Кроме этого, вместо РБУ-1000 установили две пусковые установки ПКР «Уран», дополнили все это новыми РЛС и постановщиками помех. Все это, конечно, не вернуло кораблю молодость, но все же в конфликтах, как это сейчас принято говорить, «низкой интенсивности», «Сметливый» представляет определенную опасность – и не только для своего экипажа. Новый комплекс обнаружения ПЛ в сочетании с дальноходными 533-мм торпедами сделал «Сметливого» небеззащитным против вражеских ПЛ, по крайней мере тех, которые можно ожидать встретить на Черном море. Восемь «Уранов» в состоянии уничтожить вражеский фрегат или пару ракетных катеров. Два древних ЗРК с пусковыми установками балочного типа в современном морском бою практически бесполезны, но одиночный «сухопутный» самолет или вертолет, пожалуй, отогнать смогут. Конечно, было бы недурно сменить их на современные «Панцири», с которыми ПВО корабля вышло бы на принципиально новый уровень. Но «Сметливый» вошел в строй в 1969 г и ему вот-вот «стукнет» 49 (сорок девять!) лет, так что, вне всякого сомнения, кораблю давно пора не на модернизацию, а на покой – можно только надеяться, что руководство страны найдет деньги сделать из последнего «поющего фрегата» корабль-музей.

БПК проекта 1134Б «Керчь» - 1 ед.

"Керчь" в 2017 г

Стандартное водоизмещение – 6 700 т, скорость до 32 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 2*2 ЗРК «Шторм-Н», 2*2 ЗРК «Оса», 2*2 76-мм АК-726, 4*6 АК-630, 2*5 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-6000, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-25 в ангаре.

Идея строительства больших противолодочных кораблей возникла после появления американских «убийц городов» - американских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, способных наносить ядерные удары по территории СССР с расстояния 2 200 – 4 600 км (дальность стрельбы «Поларис» различных модификаций). Задачу уничтожения вражеских ПЛАРБ попытались возложить на надводный флот, построив достаточно крупные корабли с новейшими и достаточно мощными гидроакустическими комплексами, а также мощной ПВО, поскольку им предстояло действовать в зоне господства авиации противника.

Несмотря на то, что подобные идеи были более чем сомнительны (вне радиуса действия собственной авиации никакие зенитные ракетные комплексы не могли обеспечить боевую устойчивость корабельной группы), для их реализации были созданы одни из самых удачных и красивых кораблей СССР – БПК проекта 1134А. Их развитием стали БПК проекта 1134Б, построенные в количестве 7 единиц, из которых до 2015 г дожила одна «Керчь». Впрочем, уже тогда было ясно, что кораблю никогда не вернуться в строй: все дело в том, что в 4 ноября 2014 г во время капитального ремонта, после которого «Керчь» должна была сменить ракетный крейсер «Москва» на посту флагмана Черноморского флота (пришла очередь РКР становиться в ремонт), вспыхнул сильный пожар, сильно повредивший кормовые отсеки БПК.

Восстановление БПК, которому на тот момент «стукнуло» уже 39 лет, сочли нерациональным. Да так оно и было на самом деле: модернизации, в ходе которых устаревший ПЛУР «Метель» был заменен на «Раструб-Б», а ЗРК «Шторм» доведен до модификации «Шторм-Н», конечно, повысили боеспособность корабля, но старое гидроакустическое оборудование не позволяет «Керчи» успешно бороться с новейшими подводными лодками. ГАС «Титан-2», установленный на этом БПК, обнаруживал (насколько можно понять – лодки 3-го поколения) на расстоянии не более 10 км, что, конечно, совершенно недостаточно, да и сегодня ВМФ США активно пополняется 4-ым поколением атомарин.

После пожара «Керчь» перевели в резерв, где она выполняла функции плавучего штаба ЧФ и учебного корабля подплава, и вопрос стоял лишь в том, утилизовать ли корабль, или же сохранить его в качества военно-морского музея. В 2016 г проходила информация о снятии турбин с «Керчи», и передаче их на СКР «Ладный» (проект 1135), но было ли это сделано, автору настоящей статьи неизвестно. По последним данным (октябрь 2017 г) «Керчь» все же станет музеем, хотя точно сказать, в каком именно году это произойдет, пока нельзя.

На этом перечень «старичков» среди эскадренных миноносцев ВМФ РФ заканчивается, и мы переходим к кораблям, составляющим основу нашего "миноносного" флота – это БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956. Эти БПК и эсминец объединяет не только то, что они создавались для совместных действий друг с другом, но и то, что оба они "выросли" из проектов кораблей совершенно иного назначения.

Эсминцы проекта 956 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение = 6 500 т, скорость – до 33,4 уз, вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Москит», 2*1 ПУ ЗРК М-22 «Ураган», 2*2 130-мм АК-130, 4*6 30-мм АК-630, 2/2 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-27 в телескопическом ангаре.

История создания эсминца проекта 956 началась, когда стало ясно, что артиллерийские корабли флота – эсминцы проекта 56 и легкие крейсера проекта 68-бис стареют, и не за горами то время, когда им пора будет «уйти на покой». В то же время задача огневой поддержки высадки десанта продолжала оставаться актуальной, и для этого требовалась не менее, чем 130-мм артсистема. Разработка корабля нового типа началась на основании постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 715—250 от 1 сентября 1969 года, но эскадренным миноносцем он станет позднее, а пока речь шла о «корабле огневой поддержки десанта», которому вменялось в обязанность:

- подавление наземных малоразмерных целей, а также объектов противодесантной обороны, скоплений живой силы и боевой техники противника;

- огневая поддержка противовоздушной и противокатерной обороны десанта в районе высадки и на переходе морем;

- уничтожение надводных кораблей и десантно-высадочных средств противника совместно с другими силами флота.

Предполагалось, что новейший корабль будет использоваться преимущественно в составе десантных отрядов.

Для того чтобы корабль выполнял задачи «по основному профилю», были начаты работы по созданию мощнейших автоматических двухорудийных 130-мм установок АК-130, способных обеспечивать темп стрельбы до 90 выстрелов в минуту. Артиллерийский погреб был полностью механизирован, включая подачу боеприпасов, так что АК-130, по сути, представляла собой полностью автоматизированную систему.

Однако на дальнейшее развитие данного проекта огромное влияние оказало появление в ВМС США первого универсального эсминца УРО – «Спрюэнс», получившего на вооружение хорошее гидроакустическое оборудование, противолодочные и зенитные ракеты, 127-м артсистемы, 20-мм «Вулкан-Фаланкс» и 324-мм торпедные аппараты, а также два противолодочных вертолета, которые, впрочем, могли использовать также ПКР AGM-119 «Пингвин». Другого противокорабельного вооружения изначально «Спрюэнсы» не несли, но впоследствии были оснащены ПКР «Гарпун».

Создать универсальный корабль в водоизмещении эсминца в СССР не смогли – в принципе, наши вооружения-аналоги как правило были мощнее (так, например, ПЛУР «Метель» имели дальность до 50 км, ПЛУР ASROC, на тот момент – до 9 км), но при попытке их совмещения в одном корабле его водоизмещение превышало всякие мыслимые для эсминца пределы. Поэтому руководство ВМФ СССР склонилось в итоге к идее двух специализированных кораблей, которые должны будут действовать совместно и обладать боевыми качествами, превосходящими таковые у пары эсминцев «Спрюэнс». Такую пару должны были образовать эсминец проекта 956 и БПК проекта 1155. При этом на эсминец возлагались задачи противокорабельной борьбы, противовоздушной обороны и поддержки десантов, а на БПК – противолодочная борьба и «дострел» воздушных целей, прорвавшихся сквозь огонь ЗРК средней дальности, установленных на эсминце.

В соответствии с вышесказанным, в дополнение к двум установкам АК-130 эсминец проекта 956 получил два ЗРК «Ураган» с ракетами, использующими полуактивную головку самонаведения, для применения которых требовались специализированные радары подсветки. Таких радаров на эсминец проекта 956 было установлено шесть (на крейсере «Тикондерога» - 4, на эсминце «Арли Берк» - 3) и в целом «Ураган» зарекомендовал себя вполне надежным оружием. На эсминцы установили пусковые для восьми сверхзвуковых ПКР «Москит», имевших дальность 120 км при низковысотной траектории и 250 км при высотном профиле полета. На момент своего появления (и весьма длительное время – после) данные ракеты представляли собой ультимативное оружие, потому что ВМС США не располагали зенитными комплексами, способными сколько-то надежно перехватывать низколетящие сверхзвуковые ракеты. Фактически, до принятия на вооружение в 2004 г ЗУР RIM-162 ESSM отразить атаку «Москитов» могли разве только средства радиоэлектронной борьбы. Единственным (но весьма существенным) недостатком «Москитов» была относительно небольшая дальность применения, которая обеспечивала уничтожение вражеских ударных групп из положения слежения за ними, но не давала возможности сблизиться с авианосной группировкой после начала войны. Руководство отечественного ВМФ понимало, что в условиях господства авиации противника, выдача ЦУ на применение «Москитов» даже на 120 км станет проблемой и попыталось решить ее путем размещения на эсминцах проекта 956 загоризонтных систем целеуказания. Соответственно, на кораблях был установлен комплекс «Мост», включавший в себя пассивную РЛС КРС-27, станцию радиотехнической разведки и систему обмена информацией, позволяющей принимать внешнее целеуказание, а также комплекс «Минерал», включавший не только пассивный, и активный радиолокационный канал, способный (в определенных условиях) обнаруживать надводные цели за горизонтом.

Разумеется, такое обилие противокорабельного, противовоздушного и «противопехотного» вооружения не оставляло места для сколько-то серьезной противолодочной аппаратуры. На эсминцы проекта 956 устанавливался ГАС «Платина-С» (с шестого корпуса – «Платина-МС»), единственным достоинством которого была компактность – в нормальных гидрологических условиях он в теории мог обнаружить подводную лодку в 10-15 км от себя, но дистанция гарантированного обнаружения не превышала 1-2 км, а на практике не раз были ситуации, когда с эсминца визуально наблюдали лодку, но ГАС ее не слышал. Четыре торпедных трубы и РБУ представляли собой оружие самообороны корабля.

Обычно в упрек нашим кораблям ставят отсутствие нормальной БИУС, которая бы могла консолидировать информацию от средств освещения обстановки и обеспечивающих целераспределение между средствами поражения. На эсминцах проекта 956 эти функции выполнял БИУС «Сапфир-У». К сожалению, автор не располагает никакой информацией о возможностях отечественных БИУС и не имеет возможности сравнить их с американской «Иджис», но по словам Ю. Романова, командовавшего эсминцем «Боевой» в 1989-1991 гг:

«Задачи боевой информационной управляющей системы на ЭМ пр. 956 выполняет автоматизированная счётно-решающая система (модернизированный планшет) «Сапфир-У», занимающаяся вопросами взаимной информационной привязки. Информацию о воздушной обстановке «Сапфир-У» получает от РЛК «Фрегат», о надводной обстановке – от двух навигационных РЛС «Вайгач» МР-212 с тремя антенными постами и одной НРЛС «Волга». БИУС, как и положено, связана с СУО (вычислительными комплексами) АК-130 и АК-630, а также КМСУО 3Р-90 с АСПОИ комплекса ЗРК «Ураган». «Сапфир-У» вполне обеспечивала выполнение задач эсминца. Конечно, БИУС эсминцев отличалась от более масштабных по задачам БИУС противолодочных и авианесущих кораблей: «Корень» - пр.1134А, «Лесоруб» - пр.1155, или «Аллея» и «Аллея-2К» пр.1143 (называю те, которые я изучал и на которых работал). Но там и задачи кораблей совсем другие. Меня, как командира эсминца пр. 956, «Сапфир-У» вполне устраивал.»

Отдельно хотелось бы отметить бытовые условия экипажа: помимо нескольких душевых на эсминцах проекта 956 была еще и сауна, а кроме того - библиотека, кинозал и даже сборный бассейн. Жилые и рабочие помещения судна оборудованы системой кондиционирования. В этом отношении эсминцы проекта 956 сделали гигантский шаг вперед, по сравнению с артиллерийскими кораблями этого класса ВМФ СССР.

Всего отечественный ВМФ получил 17 кораблей этого типа, причем три из них вошли в строй уже после развала СССР. О них можно сказать следующее – в целом, и с учетом строительства БПК проекта 1155, это был вполне адекватный ответ на американские «Спрюэнсы», закладывавшиеся в США в период с 1970-1979 гг и вступавшие в состав флота с 1975 по 1983 гг. Но затем американцы перешли к строительству куда более совершенных эсминцев типа «Арли Берк», огромным преимуществом которых стала универсальность и установки вертикального пуска, позволяющие варьировать боекомплект сообразно требованиям решаемой задачи. Несмотря на отдельные (и очень серьезные) недостатки, «Арли Берк» по совокупности характеристик значительно превосходил эсминцы проекта 956. Первый американский эсминец нового (и, не побоимся этого слова, революционного типа) был заложен в 1985 г, но СССР не успел дать адекватный ответ, продолжая закладывать корабли проекта 956 до 1988 г.

Несмотря на то, что эскадренные миноносцы проекта 956 не были лучшими в мире кораблями своего класса, они все равно оставались чрезвычайно опасными морскими бойцами, и с учетом возможных модернизаций не потеряли бы своей актуальности и сегодня. Однако этот тип кораблей был «убит» еще до того, как головной эсминец «Современный» обрел свои очертания на стапеле. Эсминцы проекта 956 сгубила котлотурбинная энергетическая установка (КТУ).

Дело в том, что на наших больших противолодочных кораблях повсеместно применялись неприхотливые в эксплуатации и весьма надежные газовые турбины (ГЭУ). Изначально их хотели установить и на новые эсминцы, но возник ряд причин, воспрепятствовавших этому.

Во-первых, СССР разворачивал крупнейшие кораблестроительные программы и основной поставщик газовых турбин – Южный турбинный завод – мог не справиться с обилием заказов. Во-вторых, паротурбинное производство Кировского завода (Ленинград) было бы обречено на простой. В-третьих, мазут или даже сырая нефть, на которой могли работать КТУ, обходились стране дешевле дизельного топлива. А кроме того, как тогда полагали, на подходе было создание КТУ с прямоточными котлами с чрезвычайно высокими характеристиками.

В принципе, все могло бы получиться, но подвел нюанс: новые котлы оказались чрезвычайно требовательными к качеству питательной воды, в т.ч. по кислородосодержанию, но проектировщики не смогли обеспечить эффективную работу водоподготовительной установки. В результате котлы эсминцев проекта 956 быстро выходили из строя и корабли, во всяком ином отношении бывшие грозными бойцами, оказались «привязанными» к причальным стенкам.

Как мы уже говорили выше, на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью кораблями этого класса. На Северном флоте находились «Гремящий» и «Адмирал Ушаков» - в 2016 г на «Гремящий» был объявлен утилизационный тендер от Минобороны РФ. Что же до «Ушакова», то в том же 2016 г и ранее, по сообщениям РИА «Новости», он неоднократно принимал участие в разного рода учениях, и к счастью, «на пенсию» как будто не собирался. Но обращает на себя внимание тот факт, что все учения с привлечением «Адмирала Ушакова» проводились в акватории Баренцева моря. То есть, несмотря на огромную потребность в боевых кораблях, способных нести службу у берегов Сирии, отправлять туда последний северный эсминец проекта 956 не сочли возможным, что говорит о ненадежности его энергетической установки.

На Балтике служили «Беспокойный» и «Настойчивый», причем первый в декабре 2016 г встал в док для превращения в корабль-музей. «Настойчивый» сегодня является флагманом Балтийского флота, но и он, по сути, является ограниченно годным к бою, возможно даже менее боеспособным, чем «Адмирал Ушаков». С 2013 г продолжается ремонт корабля –это не мешает ему эпизодически участвовать в мероприятиях флота, но из Балтийского моря в последний раз эсминец выходил в 1997 г (на выставку «IDEX—1997» в Абу-Даби).

Остальные четыре эсминца проекта 956 находились в 2015 г в составе Тихоокеанского флота. «Боевой» с 2010 г находится в отстое в бухте Абрек и, очевидно, уйдет оттуда только на утилизацию. «Безбоязненный» был выведен в резерв 2-ой категории еще в 1999 г. Официально – для проведения ремонта, но фактически уже понятно, что этого ремонта он не дождется никогда. «Бурный» - в ремонте с 2005 г на «Дальзаводе», по состоянию на 2017 г высшие чины флота не могут решить, продолжать ли этот «ремонт» или же объявить о консервации корабля. Вполне очевидно, что все три вышеперечисленных корабля в строй ВМФ РФ уже никогда не вернутся.

Иное дело - эскадренный миноносец «Быстрый».

Этот корабль регулярно участвует в учениях флота и периодически добивается высоких результатов: так, в 2013 г корабль оказался лучшим в первенстве среди кораблей 1-го и 2-го рангов ВМФ РФ. В 2015-2016 г принимал участие в российско-китайских учениях, ходил в Индийский океан, посещал Вьетнам и Индонезию, а также (неточно) Индию. Вероятно, «Быстрый» на сегодняшний день является единственным эскадренным миноносцем проекта 956, способным выполнять боевые задачи без ограничений (или же с минимальными ограничениями).

Большие противолодочные корабли проекта 1155 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение – 6 945 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 100-мм АК-100, 4*6 30-мм АК-630, 2*4 533-мм ТА, 2 РБУ-6000, 2 вертолета Ка-27 и ангар для них.

История создания этих кораблей началась с того, что руководство ВМФ РФ пожелало избавить БПК проекта 1135 «Бдительный» (сторожевыми кораблями они стали только в 1977 г)

от двух основных свойственных им недостатков. Дело в том, что на «Бдительных» отсутствовал ангар и вертолетная площадка, а, по справедливому мнению моряков, противолодочный корабль просто обязан был нести вертолет. Вторая проблема заключалась в том, что корабли проекта 1135 несли очень мощное и дальнобойное противолодочное вооружение – ПЛУР «Метель» с дальностью полета ракето-торпед 50 км, (впоследствии – «Раструб-Б»), но не располагал гидроакустическим комплексом, способным обнаруживать вражеские подводные лодки на таких расстояниях.

Первоначально предполагалось, что «улучшенный 1135» с ангаром под вертолет и современным ГАС можно будет создать в водоизмещении до 4 000 т. Но появление монструозного «Полинома» (аппаратура этого гидроакустического комплекса весила порядка 800 т) и необходимость «соревнования» с новейшим американским эсминцем «Спрюэнс» привели к известному росту водоизмещения, замены первоначального ЗРК «Оса» на новейший на тот момент «Кинжал» и так далее.

Всего в СССР было построена дюжина кораблей проекта 1155, и по состоянию на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью БПК этого типа – по четыре на Северный и Тихоокеанский флоты. Из них на сегодняшний день в составе флота активно несут службу шесть кораблей проекта 1135 – «Североморск», «Адмирал Левченко» и «Вице-адмирал Кулаков» на севере и «Адмирал Пантелев», «Адмирал Трибуц» и «Адмирал Виноградов» - на Дальнем востоке. Все вышеперечисленные корабли эксплуатируются предельно интенсивно, показывая российский флаг во всех океанах планеты. Еще один БПК Тихоокеанского флота – «Маршал Шапошников» с 2016 г находится в ремонте на «Дальзаводе», в ходе которого осуществляется также модернизация радиоэлектронного оборудования и установка ПКР «Уран». В том, что корабль вернется в строй, сомнений нет, вопрос лишь в том, когда именно это произойдет: 16 февраля 2018 г произошел пожар в одной из его надстроек. Впрочем, по тону сообщений об этом инциденте в СМИ, возгорание не нанесло сильных повреждений.

А вот восьмой корабль данного типа – БПК «Адмирал Харламов»

скорее всего, в состав отечественного флота вернуться не сможет. С 2004 г корабль находится в техническом резерве, но проблема в том, что ему в ходе ремонта необходима замена двигателей, которых сегодня просто неоткуда взять. Сегодня данный корабль, судя по всему, полностью технически исправен (кроме энергетической установки) и выполняет роль стационарного учебного корабля.

Большой противолодочный корабль проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко» - 1 ед.

Стандартное водоизмещение – 7 640 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПУ ПКР «Москит-М», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 ЗРАК «Кинжал», 1*2 130-мм АК-130, 2*4 ПУ ПЛУР «Водопад», 2 ПУ РКПТЗ «Удав-1» (РБУ-12000), 2 вертолета Ка-27, ангар.

В принципе, строительство эскадренных миноносцев проекта 956 и БПК проекта 1155 привело к тому, что два корабля этих типов были бы как минимум равноценны двум эсминцам «Спрюэнс», действующим в паре. И действительно – в части ударного вооружения «Спрюэнсы» сперва не несли ничего, а потом – по 8 ПКР «Гарпун», но даже и в этом случае залп 8 «Москитов» был опаснее 16 «Гарпунов». Впрочем, справедливости ради следует сказать, что в дуэльной ситуации и советскому соединению было бы крайне сложно отразить атаку 16 «Гарпунов». В противолодочной части примерный паритет – очень мощный «Полином» + 8 дальнобойных ПЛУР «Раструб-Б» при дюжине 533-мм торпед выглядели солиднее, чем ГАС «Спрюэнса» и сочетание ПЛУР АСРОК и 324-мм торпед. Но ситуация выравнивалась тем, что у пары «Спрюэнсов» было 2 качественных ГАС, в то время как «Платину-М» эсминца проекта 956 никто бы не рискнул назвать хорошей, кроме того, два «Спрюэнса» вместе имели ангары на 4 вертолета, против 2 вертолетов и вертолетной площадки советских кораблей. При поддержке десанта две установки АК-130 за счет своей огневой производительности имели бы преимущество над четырьмя 127-мм пушками американцев, даже без учета «соток» БПК, к тому же 130-мм советские артсистемы были дальнобойнее. С другой стороны, после установки УВП на "Спрюэнсы" они получили возможность нести КР "Томагавк" - ничем подобным БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956 не располагали. ПВО советского соединения было значительно мощнее, так как два ЗРК «Ураган» с 48 ракетами и 64 ЗУР «Кинжала» очевидно превосходили совокупные 48 ЗУР «Си Спэрроу» на двух «Спрюэнсах». Впоследствии, впрочем, «Спрюэнсы получили установку вертикального пуска, увеличившую их боекомплект до 61 ячейки под ЗУР и ПЛУР и тут по боекомплекту «Спрюэнсы» вырвались вперед, но советские ЗРК все равно превосходили их качественно. Ситуацию могли исправить дальнобойные ЗУР «Стандарт», но «Спрюэнсы» не располагали системами наведения этих ракет, так что они на этих эсминцах не размещались. Восемь «металлорезок» АК-630 также превосходили 4 «Фаланкса».

Но все это было хорошо в теории, а на практике «пары» из БПК проекта 1166 и эсминца проекта 956 формировать не получалось – боевую задачу необходимо было решать теми кораблями, которые в настоящий момент есть под рукой. «Двухкорабельная» система, несмотря на теоретические плюсы, себя не оправдала, а без универсализации пусковых установок создать универсальный корабль умеренного водоизмещения не получалось тоже. Поэтому была предпринята попытка если и не создания универсального корабля, то хотя бы устранения основных претензий к составу вооружения БПК проекта 1155.

На совещании у главкома ВМФ СССР адмирала С.Г. Горшкова основными претензиями по результатам эксплуатации данных БПК были названы отсутствие противокорабельного вооружения (хотя теоретически «Раструб-Б» мог применяться и против надводных целей), слабость зенитного вооружения и артиллерии. В результате был создан проект 1155.1, который получил вместо двух «соток» спарку АК-130, вместо пусковых «Раструб-Б» - такое же количество пусковых «Москит». Торпедные аппараты были адаптированы для применения ракето-торпед «Водопад», так что «длинную руку» в борьбе с вражескими подводными лодками корабль не потерял. Кроме того, новый БПК получил более совершенный ГАК «Звезда-2». Старые РБУ-6000 заменили на новейшие на тот момент «Удавы» (РБУ-12000). Зенитное вооружение также усилили – место четырех «металлорезок» АК-630 заняли два ЗРАК «Кинжал».

В целом у проектировщиков СССР получился достаточно удачный корабль, значительно более универсальный, чем БПК проекта 1155 или эсминец проекта 956. Но его ахиллесовой пятой оставалось отсутствие ЗРК средней и большой дальности, без которых возможности его ПВО оказывалась сильно ограничены. Можно говорить о том, что БПК проекта 1155.1 (а речь именно о нем) являлся переходным типом к кораблям, вооруженным УВП для противокорабельных и зенитных ракет, причем значительно более совершенным, чем БПК проекта 1155. Всего успели заложить два таких корабля, заказ на еще один был аннулирован, а достроили только головной «Адмирал Чабаненко». Корабль несет службу на севере, но в настоящее время находится в ремонте, из которого выйдет, по некоторым данным, не ранее 2020 г.

Итак, что же мы имеем «в сухом остатке»? По состоянию на 1 декабря 2015 г мы располагали 19 кораблями класса «эсминец» (большой противолодочный корабль), из которых «Керчь», пять эсминцев проекта 956 и один БПК проекта 1155 были не на ходу и уже никогда не вернутся в строй. Из оставшихся 12 кораблей один («Сметливый») уже выслужил все разумные сроки, два эсминца проекта 956 имеют ограниченную боеспособность, связанную с проблемной энергетической установкой («Адмирал Ушаков» и флагман БФ «Настойчивый»), два БПК проекта 1155 и 1155.1 находятся в длительном ремонте.

Таким образом на сегодняшний день «к походу и бою готовыми» мы имеем аж целых 8 кораблей класса «эсминец», включая додревний «Сметливый», шесть БПК проекта 1155 и тихоокеанский «Быстрый» и плюс еще 2 «ограниченно годных» эсминца проекта 956. На четыре флота, прошу заметить.

Этого, разумеется, прискорбно мало, тем более что все эти корабли оснащены «немолодым» оборудованием и вооружением, которые считались современными в 80-х годах прошлого столетия. Возраст, конечно, постепенно берет свое: все эсминцы проекта 956 и БПК вступали в строй в период 1981 по 1993 гг и, не считая «Адмирала Чабаненко», переданного флоту в 1999 г, им сегодня от 25 до 37 лет.

Вне всякого сомнения, в ближайшее десятилетие «на покой» уйдет «Сметливый», а также, весьма вероятно, все эсминцы проекта 956 – неудачная КТУ «добьет» их окончательно, менять ее, в общем, не на что, да и смысла затевать столь дорогостоящую модернизацию немолодых уже кораблей нет. Вероятнее всего на слом отправится также самый старый из ныне здравствующих сегодня БПК 1155 – «Вице-адмирал Кулаков», поскольку в 2021 г ему «стукнет» сорок лет. Соответственно, из сегодняшней дюжины более-менее боеспособных кораблей к концу 20-х годов текущего столетия в составе флота останутся только 6 БПК проекта 1155, чей возраст к 2030 г составит от 39 до 45 лет, и БПК проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко», которому исполнится 31 год. То есть по факту к 2030 г наши эсминцы, за исключением единственного БПК проекта 1155.1, превратятся в раритеты наподобие «Сметливого» сегодня.

«Что идет им на смену?» – спросит читатель: «Автор всегда описывал текущее состояние флота и перспективы его строительства, а тут уже конец статьи, а про новые корабли – до сих пор ни слова».

С новыми кораблями все просто. Их нет. Совсем.

Широко рекламируемые эсминцы проекта «Лидер» «доросли» уже до 17 000 т водоизмещения. По сути своей это ракетные крейсера, и автор настоящей статьи будет счастлив, если у нас «хватит пороху» заменить РКР проекта 1164 "Атлант" и два ТАКР 1144 "Орлан" в пропорции один к одному (хотя верится в это с трудом). Но во всяком случае «Лидеры» к классу эсминцев не имеют никакого отношения. Есть еще некоторая надежда, что фрегатам типа «Адмирал Горшков» добавят водоизмещения, и они, в конечном итоге, станут полноценными эсминцами, но… пока речи о закладках таких кораблей не идет совершенно – даже их проекта еще не существует.

Ну а подробнее об этом мы поговорим в следующей статье, посвященной фрегатам Российской Федерации…

Предыдущие статьи цикла:Военный флот России. Грустный взгляд в будущееВоенный флот России. Грустный взгляд в будущее (часть 2)Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 4. "Палтус" и "Лада"Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 5. Лодки спецназначения и это странное ЕГСОНПОВоенный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 6. КорветыВоенный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 7. Малые ракетныеВоенный флот России. Грустный взгляд в будущее: минно-тральная катастрофа

topwar.ru

Грустный взгляд на ВМФ России: отечественные эсминцы и БПК

Грустный взгляд на ВМФ России: отечественные эсминцы

Рассмотрев в предыдущих статьях состояние нашего подводного и москитного флотов, а также кораблей ближней морской зоны (корветов), нам следовало бы перейти к фрегатам, но их мы все же оставим на потом. Герои нашей сегодняшней статьи – эскадренные миноносцы и большие противолодочные корабли ВМФ РФ.

По нашей традиции перечислим все корабли данных классов, числившиеся в нашем военно-морском флоте на 1 декабря 2015 года.

Сторожевой корабль проекта 01090 «Сметливый» — 1 ед.

При вступлении в строй числился большим противолодочным кораблем проекта 61 «Комсомолец Украины», что с известной натяжкой позволяет отнести его к классу эсминцев (по крайней мере – на момент своего появления). Стандартное водоизмещение (до модернизации) – 3 440 т, скорость – до 34 узлов (в молодые годы), вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Уран», 2*2 ЗРК «Волна», 1*2 76-м АК-726, 2 РБУ-6000, 1 пятитрубный 533-мм торпедный аппарат.

Корабли данного типа стали если не революционными, то как минимум этапными для ВМФ СССР. До них в состав флота входили только артиллерийские эсминцы, построенные по принципам, восходившим еще ко Второй мировой войне, и даже ракетные 57-бис представляли собой не более, чем модернизацию чисто артиллерийских эскадренных миноносцев проекта 56.

А вот БПК проекта 61 разрабатывались с нуля, и по насыщенности электроникой и ракетным вооружением оставляли 57-бис далеко позади. Кроме того, на них была применена принципиально новая энергетическая установка – газотурбинная, благодаря характерным звукам работы которой БПК данного проекта получили прозвище «поющие фрегаты». На момент своего появления это были современные и весьма грозные корабли, чьи боевые возможности примерно соответствовали американским аналогам – эскадренным миноносцам «Чарльз Ф. Адамс». Всего в СССР было построено 20 БПК проекта 61, все они пополнили ряды советского ВМФ в 1962-1973 гг, и «Сметливый» — последний из них, кому удалось дожить до наших дней.

Вне всякого сомнения, сегодня корабль проекта 61 выглядит музейным раритетом и чтобы сохранить хоть какое-то боевое значение, БПК «Сметливый» прошел модернизацию. Вне всякого сомнения, его гидроакустический комплекс «Титан» давно устарел. Поэтому вместо кормовой 76-мм установки и вертолетной площадки (ангара на кораблях проекта 61, к сожалению, не имелось) был установлен комплекс неакустического обнаружения подводных лодок МНК-300 с 300-метровой буксируемой антенной, воспринимающей тепловой, радиационный и шумовой сигнал подводной лодки.

Кроме этого, вместо РБУ-1000 установили две пусковые установки ПКР «Уран», дополнили все это новыми РЛС и постановщиками помех. Все это, конечно, не вернуло кораблю молодость, но все же в конфликтах, как это сейчас принято говорить, «низкой интенсивности», «Сметливый» представляет определенную опасность – и не только для своего экипажа. Новый комплекс обнаружения ПЛ в сочетании с дальноходными 533-мм торпедами сделал «Сметливого» небеззащитным против вражеских ПЛ, по крайней мере тех, которые можно ожидать встретить на Черном море. Восемь «Уранов» в состоянии уничтожить вражеский фрегат или пару ракетных катеров.

Два древних ЗРК с пусковыми установками балочного типа в современном морском бою практически бесполезны, но одиночный «сухопутный» самолет или вертолет, пожалуй, отогнать смогут. Конечно, было бы недурно сменить их на современные «Панцири», с которыми ПВО корабля вышло бы на принципиально новый уровень. Но «Сметливый» вошел в строй в 1969 г. и ему вот-вот «стукнет» 49 (сорок девять!) лет, так что, вне всякого сомнения, кораблю давно пора не на модернизацию, а на покой – можно только надеяться, что руководство страны найдет деньги сделать из последнего «поющего фрегата» корабль-музей.

БПК проекта 1134Б «Керчь» — 1 ед.

«Керчь» в 2017 г.

Стандартное водоизмещение – 6 700 т, скорость до 32 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 2*2 ЗРК «Шторм-Н», 2*2 ЗРК «Оса», 2*2 76-мм АК-726, 4*6 АК-630, 2*5 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-6000, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-25 в ангаре.

Идея строительства больших противолодочных кораблей возникла после появления американских «убийц городов» — американских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, способных наносить ядерные удары по территории СССР с расстояния 2 200 – 4 600 км (дальность стрельбы «Поларис» различных модификаций). Задачу уничтожения вражеских ПЛАРБ попытались возложить на надводный флот, построив достаточно крупные корабли с новейшими и достаточно мощными гидроакустическими комплексами, а также мощной ПВО, поскольку им предстояло действовать в зоне господства авиации противника.

Несмотря на то, что подобные идеи были более чем сомнительны (вне радиуса действия собственной авиации никакие зенитные ракетные комплексы не могли обеспечить боевую устойчивость корабельной группы), для их реализации были созданы одни из самых удачных и красивых кораблей СССР – БПК проекта 1134А. Их развитием стали БПК проекта 1134Б, построенные в количестве 7 единиц, из которых до 2015 г дожила одна «Керчь». Впрочем, уже тогда было ясно, что кораблю никогда не вернуться в строй: все дело в том, что в 4 ноября 2014 г во время капитального ремонта, после которого «Керчь» должна была сменить ракетный крейсер «Москва» на посту флагмана Черноморского флота (пришла очередь РКР становиться в ремонт), вспыхнул сильный пожар, сильно повредивший кормовые отсеки БПК.

Восстановление БПК, которому на тот момент «стукнуло» уже 39 лет, сочли нерациональным. Да так оно и было на самом деле: модернизации, в ходе которых устаревший ПЛУР «Метель» был заменен на «Раструб-Б», а ЗРК «Шторм» доведен до модификации «Шторм-Н», конечно, повысили боеспособность корабля, но старое гидроакустическое оборудование не позволяет «Керчи» успешно бороться с новейшими подводными лодками. ГАС «Титан-2», установленный на этом БПК, обнаруживал (насколько можно понять – лодки 3-го поколения) на расстоянии не более 10 км, что, конечно, совершенно недостаточно, да и сегодня ВМФ США активно пополняется 4-ым поколением атомарин.

После пожара «Керчь» перевели в резерв, где она выполняла функции плавучего штаба ЧФ и учебного корабля подплава, и вопрос стоял лишь в том, утилизовать ли корабль, или же сохранить его в качества военно-морского музея. В 2016 г проходила информация о снятии турбин с «Керчи», и передаче их на СКР «Ладный» (проект 1135), но было ли это сделано, автору настоящей статьи неизвестно. По последним данным (октябрь 2017 г) «Керчь» все же станет музеем, хотя точно сказать, в каком именно году это произойдет, пока нельзя.

На этом перечень «старичков» среди эскадренных миноносцев ВМФ РФ заканчивается, и мы переходим к кораблям, составляющим основу нашего «миноносного» флота – это БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956. Эти БПК и эсминец объединяет не только то, что они создавались для совместных действий друг с другом, но и то, что оба они «выросли» из проектов кораблей совершенно иного назначения.

Эсминцы проекта 956 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение = 6 500 т, скорость – до 33,4 уз, вооружение – 2*4 ПУ ПКР «Москит», 2*1 ПУ ЗРК М-22 «Ураган», 2*2 130-мм АК-130, 4*6 30-мм АК-630, 2/2 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-27 в телескопическом ангаре.

История создания эсминца проекта 956 началась, когда стало ясно, что артиллерийские корабли флота – эсминцы проекта 56 и легкие крейсера проекта 68-бис стареют, и не за горами то время, когда им пора будет «уйти на покой». В то же время задача огневой поддержки высадки десанта продолжала оставаться актуальной, и для этого требовалась не менее, чем 130-мм артсистема. Разработка корабля нового типа началась на основании постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 715—250 от 1 сентября 1969 года, но эскадренным миноносцем он станет позднее, а пока речь шла о «корабле огневой поддержки десанта», которому вменялось в обязанность:

— подавление наземных малоразмерных целей, а также объектов противодесантной обороны, скоплений живой силы и боевой техники противника;

— огневая поддержка противовоздушной и противокатерной обороны десанта в районе высадки и на переходе морем;

— уничтожение надводных кораблей и десантно-высадочных средств противника совместно с другими силами флота.

Предполагалось, что новейший корабль будет использоваться преимущественно в составе десантных отрядов.

Для того чтобы корабль выполнял задачи «по основному профилю», были начаты работы по созданию мощнейших автоматических двухорудийных 130-мм установок АК-130, способных обеспечивать темп стрельбы до 90 выстрелов в минуту. Артиллерийский погреб был полностью механизирован, включая подачу боеприпасов, так что АК-130, по сути, представляла собой полностью автоматизированную систему.

Однако на дальнейшее развитие данного проекта огромное влияние оказало появление в ВМС США первого универсального эсминца УРО – «Спрюэнс», получившего на вооружение хорошее гидроакустическое оборудование, противолодочные и зенитные ракеты, 127-м артсистемы, 20-мм «Вулкан-Фаланкс» и 324-мм торпедные аппараты, а также два противолодочных вертолета, которые, впрочем, могли использовать также ПКР AGM-119 «Пингвин». Другого противокорабельного вооружения изначально «Спрюэнсы» не несли, но впоследствии были оснащены ПКР «Гарпун».

Создать универсальный корабль в водоизмещении эсминца в СССР не смогли – в принципе, наши вооружения-аналоги как правило были мощнее (так, например, ПЛУР «Метель» имели дальность до 50 км, ПЛУР ASROC, на тот момент – до 9 км), но при попытке их совмещения в одном корабле его водоизмещение превышало всякие мыслимые для эсминца пределы. Поэтому руководство ВМФ СССР склонилось в итоге к идее двух специализированных кораблей, которые должны будут действовать совместно и обладать боевыми качествами, превосходящими таковые у пары эсминцев «Спрюэнс». Такую пару должны были образовать эсминец проекта 956 и БПК проекта 1155. При этом на эсминец возлагались задачи противокорабельной борьбы, противовоздушной обороны и поддержки десантов, а на БПК – противолодочная борьба и «дострел» воздушных целей, прорвавшихся сквозь огонь ЗРК средней дальности, установленных на эсминце.

В соответствии с вышесказанным, в дополнение к двум установкам АК-130 эсминец проекта 956 получил два ЗРК «Ураган» с ракетами, использующими полуактивную головку самонаведения, для применения которых требовались специализированные радары подсветки. Таких радаров на эсминец проекта 956 было установлено шесть (на крейсере «Тикондерога» — 4, на эсминце «Арли Берк» — 3) и в целом «Ураган» зарекомендовал себя вполне надежным оружием.

На эсминцы установили пусковые для восьми сверхзвуковых ПКР «Москит», имевших дальность 120 км при низковысотной траектории и 250 км при высотном профиле полета. На момент своего появления (и весьма длительное время – после) данные ракеты представляли собой ультимативное оружие, потому что ВМС США не располагали зенитными комплексами, способными сколько-то надежно перехватывать низколетящие сверхзвуковые ракеты. Фактически, до принятия на вооружение в 2004 г ЗУР RIM-162 ESSM отразить атаку «Москитов» могли разве только средства радиоэлектронной борьбы. Единственным (но весьма существенным) недостатком «Москитов» была относительно небольшая дальность применения, которая обеспечивала уничтожение вражеских ударных групп из положения слежения за ними, но не давала возможности сблизиться с авианосной группировкой после начала войны.

Руководство отечественного ВМФ понимало, что в условиях господства авиации противника, выдача ЦУ на применение «Москитов» даже на 120 км станет проблемой и попыталось решить ее путем размещения на эсминцах проекта 956 загоризонтных систем целеуказания. Соответственно, на кораблях был установлен комплекс «Мост», включавший в себя пассивную РЛС КРС-27, станцию радиотехнической разведки и систему обмена информацией, позволяющей принимать внешнее целеуказание, а также комплекс «Минерал», включавший не только пассивный, и активный радиолокационный канал, способный (в определенных условиях) обнаруживать надводные цели за горизонтом.

Разумеется, такое обилие противокорабельного, противовоздушного и «противопехотного» вооружения не оставляло места для сколько-то серьезной противолодочной аппаратуры. На эсминцы проекта 956 устанавливался ГАС «Платина-С» (с шестого корпуса – «Платина-МС»), единственным достоинством которого была компактность – в нормальных гидрологических условиях он в теории мог обнаружить подводную лодку в 10-15 км от себя, но дистанция гарантированного обнаружения не превышала 1-2 км, а на практике не раз были ситуации, когда с эсминца визуально наблюдали лодку, но ГАС ее не слышал. Четыре торпедных трубы и РБУ представляли собой оружие самообороны корабля.

Обычно в упрек нашим кораблям ставят отсутствие нормальной БИУС, которая бы могла консолидировать информацию от средств освещения обстановки и обеспечивающих целераспределение между средствами поражения. На эсминцах проекта 956 эти функции выполнял БИУС «Сапфир-У». К сожалению, автор не располагает никакой информацией о возможностях отечественных БИУС и не имеет возможности сравнить их с американской «Иджис», но по словам Ю. Романова, командовавшего эсминцем «Боевой» в 1989-1991 гг:

«Задачи боевой информационной управляющей системы на ЭМ пр. 956 выполняет автоматизированная счётно-решающая система (модернизированный планшет) «Сапфир-У», занимающаяся вопросами взаимной информационной привязки. Информацию о воздушной обстановке «Сапфир-У» получает от РЛК «Фрегат», о надводной обстановке – от двух навигационных РЛС «Вайгач» МР-212 с тремя антенными постами и одной НРЛС «Волга». БИУС, как и положено, связана с СУО (вычислительными комплексами) АК-130 и АК-630, а также КМСУО 3Р-90 с АСПОИ комплекса ЗРК «Ураган». «Сапфир-У» вполне обеспечивала выполнение задач эсминца. Конечно, БИУС эсминцев отличалась от более масштабных по задачам БИУС противолодочных и авианесущих кораблей: «Корень» — пр.1134А, «Лесоруб» — пр.1155, или «Аллея» и «Аллея-2К» пр.1143 (называю те, которые я изучал и на которых работал). Но там и задачи кораблей совсем другие. Меня, как командира эсминца пр. 956, «Сапфир-У» вполне устраивал».

Отдельно хотелось бы отметить бытовые условия экипажа: помимо нескольких душевых на эсминцах проекта 956 была еще и сауна, а кроме того — библиотека, кинозал и даже сборный бассейн. Жилые и рабочие помещения судна оборудованы системой кондиционирования. В этом отношении эсминцы проекта 956 сделали гигантский шаг вперед, по сравнению с артиллерийскими кораблями этого класса ВМФ СССР.

Всего отечественный ВМФ получил 17 кораблей этого типа, причем три из них вошли в строй уже после развала СССР. О них можно сказать следующее – в целом, и с учетом строительства БПК проекта 1155, это был вполне адекватный ответ на американские «Спрюэнсы», закладывавшиеся в США в период с 1970-1979 гг и вступавшие в состав флота с 1975 по 1983 гг. Но затем американцы перешли к строительству куда более совершенных эсминцев типа «Арли Берк», огромным преимуществом которых стала универсальность и установки вертикального пуска, позволяющие варьировать боекомплект сообразно требованиям решаемой задачи. Несмотря на отдельные (и очень серьезные) недостатки, «Арли Берк» по совокупности характеристик значительно превосходил эсминцы проекта 956. Первый американский эсминец нового (и, не побоимся этого слова, революционного типа) был заложен в 1985 г, но СССР не успел дать адекватный ответ, продолжая закладывать корабли проекта 956 до 1988 г.

Несмотря на то, что эскадренные миноносцы проекта 956 не были лучшими в мире кораблями своего класса, они все равно оставались чрезвычайно опасными морскими бойцами, и с учетом возможных модернизаций не потеряли бы своей актуальности и сегодня. Однако этот тип кораблей был «убит» еще до того, как головной эсминец «Современный» обрел свои очертания на стапеле. Эсминцы проекта 956 сгубила котлотурбинная энергетическая установка (КТУ).

Дело в том, что на наших больших противолодочных кораблях повсеместно применялись неприхотливые в эксплуатации и весьма надежные газовые турбины (ГЭУ). Изначально их хотели установить и на новые эсминцы, но возник ряд причин, воспрепятствовавших этому.

Во-первых, СССР разворачивал крупнейшие кораблестроительные программы и основной поставщик газовых турбин – Южный турбинный завод – мог не справиться с обилием заказов. Во-вторых, паротурбинное производство Кировского завода (Ленинград) было бы обречено на простой. В-третьих, мазут или даже сырая нефть, на которой могли работать КТУ, обходились стране дешевле дизельного топлива. А кроме того, как тогда полагали, на подходе было создание КТУ с прямоточными котлами с чрезвычайно высокими характеристиками.

В принципе, все могло бы получиться, но подвел нюанс: новые котлы оказались чрезвычайно требовательными к качеству питательной воды, в т.ч. по кислородосодержанию, но проектировщики не смогли обеспечить эффективную работу водоподготовительной установки. В результате котлы эсминцев проекта 956 быстро выходили из строя и корабли, во всяком ином отношении бывшие грозными бойцами, оказались «привязанными» к причальным стенкам.

Как мы уже говорили выше, на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью кораблями этого класса. На Северном флоте находились «Гремящий» и «Адмирал Ушаков» — в 2016 г на «Гремящий» был объявлен утилизационный тендер от Минобороны РФ. Что же до «Ушакова», то в том же 2016 г и ранее, по сообщениям РИА «Новости», он неоднократно принимал участие в разного рода учениях, и к счастью, «на пенсию» как будто не собирался. Но обращает на себя внимание тот факт, что все учения с привлечением «Адмирала Ушакова» проводились в акватории Баренцева моря. То есть, несмотря на огромную потребность в боевых кораблях, способных нести службу у берегов Сирии, отправлять туда последний северный эсминец проекта 956 не сочли возможным, что говорит о ненадежности его энергетической установки.

На Балтике служили «Беспокойный» и «Настойчивый», причем первый в декабре 2016 г встал в док для превращения в корабль-музей. «Настойчивый» сегодня является флагманом Балтийского флота, но и он, по сути, является ограниченно годным к бою, возможно даже менее боеспособным, чем «Адмирал Ушаков». С 2013 г продолжается ремонт корабля –это не мешает ему эпизодически участвовать в мероприятиях флота, но из Балтийского моря в последний раз эсминец выходил в 1997 г (на выставку «IDEX—1997» в Абу-Даби).

Остальные четыре эсминца проекта 956 находились в 2015 г в составе Тихоокеанского флота. «Боевой» с 2010 г находится в отстое в бухте Абрек и, очевидно, уйдет оттуда только на утилизацию. «Безбоязненный» был выведен в резерв 2-ой категории еще в 1999 г. Официально – для проведения ремонта, но фактически уже понятно, что этого ремонта он не дождется никогда. «Бурный» — в ремонте с 2005 г на «Дальзаводе», по состоянию на 2017 г высшие чины флота не могут решить, продолжать ли этот «ремонт» или же объявить о консервации корабля. Вполне очевидно, что все три вышеперечисленных корабля в строй ВМФ РФ уже никогда не вернутся.

Иное дело — эскадренный миноносец «Быстрый».

Этот корабль регулярно участвует в учениях флота и периодически добивается высоких результатов: так, в 2013 г корабль оказался лучшим в первенстве среди кораблей 1-го и 2-го рангов ВМФ РФ. В 2015-2016 г принимал участие в российско-китайских учениях, ходил в Индийский океан, посещал Вьетнам и Индонезию, а также (неточно) Индию. Вероятно, «Быстрый» на сегодняшний день является единственным эскадренным миноносцем проекта 956, способным выполнять боевые задачи без ограничений (или же с минимальными ограничениями).

Большие противолодочные корабли проекта 1155 – 8 ед.

Стандартное водоизмещение – 6 945 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПЛУР «Раструб-Б», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 100-мм АК-100, 4*6 30-мм АК-630, 2*4 533-мм ТА, 2 РБУ-6000, 2 вертолета Ка-27 и ангар для них.

История создания этих кораблей началась с того, что руководство ВМФ РФ пожелало избавить БПК проекта 1135 «Бдительный» (сторожевыми кораблями они стали только в 1977 г.) от двух основных свойственных им недостатков. Дело в том, что на «Бдительных» отсутствовал ангар и вертолетная площадка, а, по справедливому мнению моряков, противолодочный корабль просто обязан был нести вертолет.

Вторая проблема заключалась в том, что корабли проекта 1135 несли очень мощное и дальнобойное противолодочное вооружение – ПЛУР «Метель» с дальностью полета ракето-торпед 50 км, (впоследствии – «Раструб-Б»), но не располагал гидроакустическим комплексом, способным обнаруживать вражеские подводные лодки на таких расстояниях.

Первоначально предполагалось, что «улучшенный 1135» с ангаром под вертолет и современным ГАС можно будет создать в водоизмещении до 4 000 т. Но появление монструозного «Полинома» (аппаратура этого гидроакустического комплекса весила порядка 800 т) и необходимость «соревнования» с новейшим американским эсминцем «Спрюэнс» привели к известному росту водоизмещения, замены первоначального ЗРК «Оса» на новейший на тот момент «Кинжал» и так далее.

Всего в СССР было построена дюжина кораблей проекта 1155, и по состоянию на 1 декабря 2015 г мы располагали восемью БПК этого типа – по четыре на Северный и Тихоокеанский флоты. Из них на сегодняшний день в составе флота активно несут службу шесть кораблей проекта 1135 – «Североморск», «Адмирал Левченко» и «Вице-адмирал Кулаков» на севере и «Адмирал Пантелев», «Адмирал Трибуц» и «Адмирал Виноградов» — на Дальнем востоке. Все вышеперечисленные корабли эксплуатируются предельно интенсивно, показывая российский флаг во всех океанах планеты.

Еще один БПК Тихоокеанского флота – «Маршал Шапошников» с 2016 г находится в ремонте на «Дальзаводе», в ходе которого осуществляется также модернизация радиоэлектронного оборудования и установка ПКР «Уран». В том, что корабль вернется в строй, сомнений нет, вопрос лишь в том, когда именно это произойдет: 16 февраля 2018 г произошел пожар в одной из его надстроек. Впрочем, по тону сообщений об этом инциденте в СМИ, возгорание не нанесло сильных повреждений.

А вот восьмой корабль данного типа – БПК «Адмирал Харламов», скорее всего, в состав отечественного флота вернуться не сможет.

С 2004 г. корабль находится в техническом резерве, но проблема в том, что ему в ходе ремонта необходима замена двигателей, которых сегодня просто неоткуда взять. Сегодня данный корабль, судя по всему, полностью технически исправен (кроме энергетической установки) и выполняет роль стационарного учебного корабля.

Большой противолодочный корабль проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко» — 1 ед.

Стандартное водоизмещение – 7 640 т, скорость – 30 уз, вооружение: 2*4 ПУ ПКР «Москит-М», 8*8 ПУ ЗРК «Кинжал», 2 ЗРАК «Кинжал», 1*2 130-мм АК-130, 2*4 ПУ ПЛУР «Водопад», 2 ПУ РКПТЗ «Удав-1» (РБУ-12000), 2 вертолета Ка-27, ангар.

В принципе, строительство эскадренных миноносцев проекта 956 и БПК проекта 1155 привело к тому, что два корабля этих типов были бы как минимум равноценны двум эсминцам «Спрюэнс», действующим в паре. И действительно – в части ударного вооружения «Спрюэнсы» сперва не несли ничего, а потом – по 8 ПКР «Гарпун», но даже и в этом случае залп 8 «Москитов» был опаснее 16 «Гарпунов». Впрочем, справедливости ради следует сказать, что в дуэльной ситуации и советскому соединению было бы крайне сложно отразить атаку 16 «Гарпунов».

В противолодочной части примерный паритет – очень мощный «Полином» + 8 дальнобойных ПЛУР «Раструб-Б» при дюжине 533-мм торпед выглядели солиднее, чем ГАС «Спрюэнса» и сочетание ПЛУР АСРОК и 324-мм торпед. Но ситуация выравнивалась тем, что у пары «Спрюэнсов» было 2 качественных ГАС, в то время как «Платину-М» эсминца проекта 956 никто бы не рискнул назвать хорошей, кроме того, два «Спрюэнса» вместе имели ангары на 4 вертолета, против 2 вертолетов и вертолетной площадки советских кораблей. При поддержке десанта две установки АК-130 за счет своей огневой производительности имели бы преимущество над четырьмя 127-мм пушками американцев, даже без учета «соток» БПК, к тому же 130-мм советские артсистемы были дальнобойнее. С другой стороны, после установки УВП на «Спрюэнсы» они получили возможность нести КР «Томагавк» — ничем подобным БПК проекта 1155 и эсминцы проекта 956 не располагали.

ПВО советского соединения было значительно мощнее, так как два ЗРК «Ураган» с 48 ракетами и 64 ЗУР «Кинжала» очевидно превосходили совокупные 48 ЗУР «Си Спэрроу» на двух «Спрюэнсах». Впоследствии, впрочем, «Спрюэнсы получили установку вертикального пуска, увеличившую их боекомплект до 61 ячейки под ЗУР и ПЛУР и тут по боекомплекту «Спрюэнсы» вырвались вперед, но советские ЗРК все равно превосходили их качественно. Ситуацию могли исправить дальнобойные ЗУР «Стандарт», но «Спрюэнсы» не располагали системами наведения этих ракет, так что они на этих эсминцах не размещались. Восемь «металлорезок» АК-630 также превосходили 4 «Фаланкса».

Но все это было хорошо в теории, а на практике «пары» из БПК проекта 1166 и эсминца проекта 956 формировать не получалось – боевую задачу необходимо было решать теми кораблями, которые в настоящий момент есть под рукой. «Двухкорабельная» система, несмотря на теоретические плюсы, себя не оправдала, а без универсализации пусковых установок создать универсальный корабль умеренного водоизмещения не получалось тоже. Поэтому была предпринята попытка если и не создания универсального корабля, то хотя бы устранения основных претензий к составу вооружения БПК проекта 1155.

На совещании у главкома ВМФ СССР адмирала С.Г. Горшкова основными претензиями по результатам эксплуатации данных БПК были названы отсутствие противокорабельного вооружения (хотя теоретически «Раструб-Б» мог применяться и против надводных целей), слабость зенитного вооружения и артиллерии. В результате был создан проект 1155.1, который получил вместо двух «соток» спарку АК-130, вместо пусковых «Раструб-Б» — такое же количество пусковых «Москит». Торпедные аппараты были адаптированы для применения ракето-торпед «Водопад», так что «длинную руку» в борьбе с вражескими подводными лодками корабль не потерял. Кроме того, новый БПК получил более совершенный ГАК «Звезда-2». Старые РБУ-6000 заменили на новейшие на тот момент «Удавы» (РБУ-12000). Зенитное вооружение также усилили – место четырех «металлорезок» АК-630 заняли два ЗРАК «Кинжал».

В целом у проектировщиков СССР получился достаточно удачный корабль, значительно более универсальный, чем БПК проекта 1155 или эсминец проекта 956. Но его ахиллесовой пятой оставалось отсутствие ЗРК средней и большой дальности, без которых возможности его ПВО оказывалась сильно ограничены. Можно говорить о том, что БПК проекта 1155.1 (а речь именно о нем) являлся переходным типом к кораблям, вооруженным УВП для противокорабельных и зенитных ракет, причем значительно более совершенным, чем БПК проекта 1155. Всего успели заложить два таких корабля, заказ на еще один был аннулирован, а достроили только головной «Адмирал Чабаненко». Корабль несет службу на севере, но в настоящее время находится в ремонте, из которого выйдет, по некоторым данным, не ранее 2020 г.

Итак, что же мы имеем «в сухом остатке»? По состоянию на 1 декабря 2015 г. мы располагали 19 кораблями класса «эсминец» (большой противолодочный корабль), из которых «Керчь», пять эсминцев проекта 956 и один БПК проекта 1155 были не на ходу и уже никогда не вернутся в строй. Из оставшихся 12 кораблей один («Сметливый») уже выслужил все разумные сроки, два эсминца проекта 956 имеют ограниченную боеспособность, связанную с проблемной энергетической установкой («Адмирал Ушаков» и флагман БФ «Настойчивый»), два БПК проекта 1155 и 1155.1 находятся в длительном ремонте.

Таким образом на сегодняшний день «к походу и бою готовыми» мы имеем аж целых 8 кораблей класса «эсминец», включая додревний «Сметливый», шесть БПК проекта 1155 и тихоокеанский «Быстрый» и плюс еще 2 «ограниченно годных» эсминца проекта 956. На четыре флота, прошу заметить.

Этого, разумеется, прискорбно мало, тем более что все эти корабли оснащены «немолодым» оборудованием и вооружением, которые считались современными в 80-х годах прошлого столетия. Возраст, конечно, постепенно берет свое: все эсминцы проекта 956 и БПК вступали в строй в период 1981 по 1993 гг и, не считая «Адмирала Чабаненко», переданного флоту в 1999 г, им сегодня от 25 до 37 лет.

Вне всякого сомнения, в ближайшее десятилетие «на покой» уйдет «Сметливый», а также, весьма вероятно, все эсминцы проекта 956 – неудачная КТУ «добьет» их окончательно, менять ее, в общем, не на что, да и смысла затевать столь дорогостоящую модернизацию немолодых уже кораблей нет. Вероятнее всего на слом отправится также самый старый из ныне здравствующих сегодня БПК 1155 – «Вице-адмирал Кулаков», поскольку в 2021 г ему «стукнет» сорок лет. Соответственно, из сегодняшней дюжины более-менее боеспособных кораблей к концу 20-х годов текущего столетия в составе флота останутся только 6 БПК проекта 1155, чей возраст к 2030 г составит от 39 до 45 лет, и БПК проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко», которому исполнится 31 год. То есть по факту к 2030 г наши эсминцы, за исключением единственного БПК проекта 1155.1, превратятся в раритеты наподобие «Сметливого» сегодня.

«Что идет им на смену?» – спросит читатель: «Автор всегда описывал текущее состояние флота и перспективы его строительства, а тут уже конец статьи, а про новые корабли – до сих пор ни слова».

С новыми кораблями все просто. Их нет. Совсем.

Широко рекламируемые эсминцы проекта «Лидер» «доросли» уже до 17 000 тонн водоизмещения. По сути своей это ракетные крейсера, и автор настоящей статьи будет счастлив, если у нас «хватит пороху» заменить РКР проекта 1164 «Атлант» и два ТАКР 1144 «Орлан» в пропорции один к одному (хотя верится в это с трудом). Но во всяком случае «Лидеры» к классу эсминцев не имеют никакого отношения. Есть еще некоторая надежда, что фрегатам типа «Адмирал Горшков» добавят водоизмещения, и они, в конечном итоге, станут полноценными эсминцами, но… пока речи о закладках таких кораблей не идет совершенно – даже их проекта еще не существует.

Ну, а подробнее об этом мы поговорим в следующей статье, посвященной фрегатам Российской Федерации…

/Андрей из Челябинска, topwar.ru/

army-news.ru

Атомный эсминец "Лидер": как Россия получит превосходство в Мировом океане

Александр Хроленко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

Военно-морской флот России все же получит новые надводные корабли дальней океанской зоны. В российском Минобороны прошел согласование эскизный проект эскадренного миноносца "Лидер" Северного проектно-конструкторского бюро (город Санкт-Петербург). Техническое проектирование корабля нового поколения включено в госпрограмму вооружений на 2018-2025 годы. Начало строительства запланировано на 2025 год, однако резка металла для восьми эсминцев начнется уже в 2018 году.

Экипаж тяжелого атомного ракетного крейсера Петр ВеликийГиперзвуковые ракеты и роботы. Россия поборется за превосходство в море

Проект "Лидер" предусматривает строительство уникальных кораблей с учетом всех современных технологий и тенденций в области систем вооружения, средств связи, навигации и радиоэлектронного противодействия. Эсминец водоизмещением 15—18 тысяч тонн будет иметь ядерную энергетическую установку и, вероятно, в ближайшие десятилетия станет ключевым элементом системы обеспечения военно-морской мощи России в Мировом океане.

Корабли Балтийского Флота в парадном строю во время генеральной репетиции военно-морского парада ко Дню ВМФ России. Архивное фото"Конкуренция обострилась": российскому флоту обеспечат второе место в миреЭсминцы — это многоцелевые боевые корабли, предназначенные для борьбы с подводными лодками, надводными кораблями и летательными аппаратами противника. Современные тенденции таковы, что эсминцы становятся, по сути, ракетными крейсерами. Ставка делается на усиление боевых возможностей и огневой мощи, применение боевых информационно-управляющих систем нового поколения, введение в конструкцию элементов "невидимости", увеличение мореходности и повышение мощности. Автономность плавания при наличии ядерной энергетической установки не имеет ограничений. "Лидер" будет строиться уже по технологии снижения электромагнитной заметности за счет особой конструкции корпуса и благодаря применению специальных материалов.

Макет эсминца "Лидер" на выставке "Армия 2015"

Лучшие черты

Задачи перспективного эсминца — защита морских и океанских коммуникаций, уничтожение важных береговых объектов крылатыми ракетами большой дальности, огневая поддержка десантных и противодесантных операций. При этом "Лидер" сможет действовать самостоятельно и в составе ударных групп, в том числе авианосных. 

В "Лидере" впервые воплощена концепция эсминца действительно нового поколения, и ключевая роль принадлежит Крыловскому государственному научному центру, где десятилетиями создается соответствующий научно-технический задел.

Новый корвет проекта 20380 Совершенный в акватории Владивостока. 18 июля 2017Претензии стран по акваториям России угрожают нацбезопасности государстваСоветник генерального директора центра, доктор технических наук Валерий Половинкин отметил, что новый корабль совместит в себе качества сразу нескольких проектов: "Лидер" станет универсальным кораблем, способным заменить сразу три класса кораблей в составе ВМФ России — собственно эсминцы, большие противолодочные корабли и ракетные крейсеры проекта 1144 "Орлан". Эсминец будет меньше кораблей 1144-го проекта, но лучше вооружен и оснащен элементами противоракетной и противокосмической обороны. Эти корабли с неограниченной автономностью плавания станут опорными точками в океане. Основным предназначением их станет борьба с наземными целями для поддержки десанта и с надводными силами противника, а также исключительно мощная противовоздушная и противолодочная оборона. В целом, корабль будет обеспечивать боевую устойчивость ВМФ России в области противовоздушной и противоракетной обороны во всех зонах Мирового океана".

По вооружению "Лидер" превзойдет ракетные крейсера ХХ века, и станет во всех отношениях станет прорывным кораблем, обладающим к тому же 7-бальной мореходностью и комфортными условиями для экипажа.

По своим параметрам (многофункциональность, использование самого широкого спектра вооружений) эсминец превзойдет и американский тип Arleigh Burke class destroyers. Вероятно, "Лидер" позаимствует многие удачные черты отечественного проекта 1144 (атомный ракетный крейсер "Орлан"), включая эшелонированную ПВО и мощные противокорабельные ракетные комплексы — основное оружие.

Гиперзвуковая ракета, представленная на заводской выставке ОАО Государственное машиностроительное конструкторское бюро Радуга имени А.Я.Березняка. Архивное фотоРоссийское оружие перейдет на гиперзвук раньше: паника в Пентагоне

Предположительно, корабль получит до четырех пусковых установок "Калибр" с ракетами "Калибр-НК" и "Оникс" (всего около 200 ракет различного назначения). Зенитное ракетное вооружение дальней зоны представит корабельный вариант комплекса С-500 "Прометей".

Облик корабля и его вооружение могут измениться в ходе выполнения технического проекта, однако уже известны основные характеристики: длина 200 метров, ширина 23 метра, осадка 6,6 метров, скорость полного хода 32 узла, экипаж — до 300 человек, срок службы — не менее 50 лет.

Аналоги и перспективы

Принципиально новый корабль не может появиться на пустом месте. Он обязательно возьмет все лучшее от предшественников. В нашем случае это тяжелые атомные ракетные крейсеры проекта 1144 "Орлан", которые не имеют зарубежных "однокласников". Это закономерно, в американском флоте крейсеры предназначены в основном для сопровождения многоцелевых авианосцев. Отечественные атомные надводные "монстры" создавались как самостоятельные единицы с высокой боевой устойчивостью. Вероятно, "Лидер" будет следовать той же традиции.

Военнослужащий на палубе тяжелого атомного ракетного крейсера "Петр Великий" проекта 1144 "Орлан"

Макет авианосца Шторм на выставке Армия 2015Наследник "Ульяновска". Каким будет новый российский авианесущий крейсерОсновное оружие крейсеров проекта 1144 — сверхзвуковые противокорабельные крылатые ракеты (ПКР) третьего поколения П-700 "Гранит".

При стартовой массе 7 тонн эти ракеты развивают скорость до 2,5 Махов, и доставляют на расстояние более 550 километров обычную боевую часть массой 750 кг (в ядерном оснащении — заряд-моноблок мощностью до 500 килотонн). Главное оружие "Лидера" — тоже ПКР.

Основа ПВО крейсера проекта 1144 — зенитный ракетный комплекс С-300Ф с боекомплектом из 96 зенитных ракет. На "Петре Великом" дополнительно установлен уникальный носовой комплекс С-300ФМ "Форт-М" (поражает цели на расстоянии до 120 км, включая ПКР противника на высотах до 10 метров). Для "Лидера" в качестве основного комплекса ПВО и ПРО выбрали корабельный вариант С-500 "Прометей" с боекомплектом в 128 ракет. И здесь наблюдается преемственность.

Второй эшелон ПВО проекта 1144 — ЗРК "Кинжал", который поражает твердотопливными, одноступенчатыми, телеуправляемыми ракетами (128 единиц) воздушные цели, прорвавшиеся сквозь первую линию обороны. Дальность обнаружения целей в автономном режиме (без участия личного состава) — 45 километров. И новому эсминцу без второго эшелона не обойтись.

Российский корабль Петр Великий"Петр Великий" и "Дмитрий Донской" рубят новое окно в Европу

Третий рубеж ПВО — от 8000 до 50 метров — защищает комплекс ближней обороны "Кортик", который обеспечивает в телевизионно-оптическом и радиолокационном режимах полную автоматизацию боевого управления от обнаружения цели до ее поражения. Боезапас — 192 ракеты и 36 тысяч снарядов. Ближнюю зону "Лидера" будут прикрывать два модуля корабельной версии ЗРПК "Панцирь".

Возможно, новый эсминец получит от "Орлана" и достаточно современный противолодочный комплекс "Водопад", ракето-торпеды которого сжатым воздухом выстреливаются стандартными торпедными аппаратами. Под водой запускается ракетный двигатель, ракето-торпеда взлетает и доставляет боевую часть к цели по воздуху — на расстояние до 60 километров от корабля-носителя. Можно много интересного рассказать о системе бронирования и водонепроницаемых переборках проекта 1144 "Орлан". Возможно, эсминец "Лидер" станет еще более защищенным.

Атомный крейсер "Петр Великий" проекта 1144 "Орлан" в Кронштадте

Безусловно, по-настоящему эффективный и универсальный атомный эсминец океанской зоны окажется дорогим, но даже небольшая серия таких кораблей позволит России наравне с передовыми странами последовательно отстаивать национальные интересы и осваивать ресурсы в самых удаленных районах Мирового океана.

ria.ru

Только четыре корабля ВМФ России способны обеспечить зональную ПВО ордера кораблей.

Нынешняя неприглядная ситуация – закономерный результат многолетнего кризиса в отечественном военном кораблестроении. Три из четырех имеющихся крейсеров с ЗРК большой дальности достались ВМФ России в наследство от Советского Союза. В свое время, СССР был настолько крут, что позволял себе строить корабли одного класса сразу по нескольким проектам – в результате появлялись похожие корабли, но с разными, узкоспециализированными функциями: БПК (противолодочные крейсера и эсминцы), ракетно-артиллерийские эсминцы, ракетные крейсера с поэтическим именем «оскал социализма»… В соответствии с этой концепцией, тяжелые и громоздкие ЗРК большой дальности устанавливались исключительно на крупные ракетные крейсера, коих успели построить совсем не много.

Флагман Тихоокеанского флота, ракетный крейсер "Варяг"

В результате – мы имеем то, что имеем: четыре ракетных крейсера, оснащенных ЗРК С-300Ф «Риф». Еще три «Орлана» находятся в отстое и, в лучшем случае, могут быть возвращены в строй не ранее конца этого десятилетия. Перспективный супер-вертолетоносец типа «Мистраль - а-ля-рус» ничем в плане ПВО обрадовать не сможет: на борту исключительно системы самообороны (по последним данным планируется вооружить корабль зенитным комплексом малой дальности «Гибка» на базе ПЗРК «Игла»).

Ситуация, когда у одного противника щит, а у другого меч – рано или поздно ведет к поражению защищающейся стороны. Автоматические зенитки и ракеты малой дальности являют собой лишь последний рубеж противовоздушной обороны корабля. Гораздо важнее постараться уничтожить вражеский самолет до того, как он выпустит крылатые ракеты. Как только огнехвостые «Гарпуны», HARMы, «Экзосеты» сорвутся с узлов подвески атакующего бомбардировщика, задача по отражению атаки превратится в сложную систему уравнений с множеством неизвестных. И с каждой секундой шанс на спасение корабля стремительно приближается к нулю – средства самообороны корабля вряд ли смогут отразить столь массированную ракетную атаку.

Пусковые установки ЗРК С-300Ф на ракетном крейсере "Маршал Устинов", позади них торчит "сиська" радара подстветки воздушных целей. Еще дальше в корму, видна круглая "тумба" ЗРК самообороны "Оса-МА"

Зональная ПВО эскадры – обязательный атрибут современной войны на море. Того, кто рискнет войти в зону военных действий без зональной системы ПВО, ждут мрачные перспективы Цусимского погрома. Доставка военной помощи союзникам, предотвращение провокаций, эскортирование судов в районах военных конфликтов – гораздо безопаснее и приятнее проводить все эти операции под прикрытием мощного ЗРК с характеристиками С-300, а еще лучше С-400. Перед ВМФ России остро стоит проблема скорейшего насыщения кораблями, способными с достаточной эффективностью обеспечивать зональную ПВО эскадры. Но что это должен быть за корабль?

USS Spruance (DDG-111), 61-й ракетный эсминец серии "Орли Берк"

Очевидно, что в настоящий момент Россия не в состоянии массово строить атомные крейсера «Орлан» или аналоги Иджис-эсминецев типа «Орли Берк». Запредельно сложные и дорогие «игрушки», создание которых требует выдающегося прогресса во всех смежных областях: двигателестроении, электронике, электротехнике, точном машиностроении, физике композитов и т.д.Опыт Великобритании также малоприменим к современным российским реалиям: лучшие в мире эсминцы ПВО типа «Дэринг» чрезмерно дороги и сложны для массового строительства, флот Её Величества ограничился покупкой всего шести кораблей по цене 1,5 млрд. фунтов стерлингов каждый!

На мой взгляд, оптимальным для ВМФ России мог бы стать вариант строительства скромного боевого корабля, размерами с большой фрегат или некрупный эсминец. Простого, относительно дешевого, с максимально возможным использованием всех известных, уже «обкатанных» технологий. Не стоит впадать в «технологический гламур» и пытаться создавать супер-эсминец – ситуация явно не располагает к таким смелым излишествам. Оставим фантазии на тему ядерных силовых установок на совести неисправимых романтиков. Откажемся от сложных и, пока еще недостаточно доведенных ракетных комплексов и вертикальных пусковых установок УКСК. Долой какие-либо разговоры об сверхуниверсальности корабля. Помним, нам нужны максимально простые и эффективные корабли с системами зональной ПВО, для скорейшего насыщения ими Военно-морского флота России.

Но как выглядит такой корабль? Каковы его реальные характеристики и возможности?Ответ нам подскажет Китай.

Тип 051С «Лючжоу» - современные эскадренные миноносцы Военно-морских сил Китайской Народной Республики. Два корабля этого типа – Shenyang и Shijiazhuang пополнили корабельный состав флота в 2006 и 2007 году, став очередным этапом в развитии китайского военного кораблестроения. Полное водоизмещение каждого – в пределах 7000 тонн. Котлотурбинная ГЭУ. Полный ход – около 30 узлов.

Почему из всего множества китайских эсминцев был выбран далеко не самый новый Тип 051С «Лючжоу», а не гораздо более интересный в техническом плане эсминец Тип 052С «Люянг»? Или строящийся грозный Тип 052D – симбиоз всех новейших технологий и мировых тенденций в области военного кораблестроения?

Ответ простой, и в какой-то мере, шокирующий – конструктивно эсминец Тип 051С весьма близок традициям нашего отечественного кораблестроения. В конструкции эсминца нет ни одного элемента, который был бы не под силу российской промышленности – вооружение и радиоэлектронные системы являются экспортными образцами российского оружия. Даже во внешних формах Тип 051С проскальзывают черты советских БПК и эсминцев, носовая часть с благородной линией полубака с головой выдает советский БПК проекта 1155 «Удалой», а котлотурбинная установка, возможно, указывает на родство с ракетно-артиллерийским эсминцем проекта 956 «Сарыч» (четыре корабля этого типа попали в руки китайцев как раз незадолго до начала проектирования Тип 051С).Это одна конструкторская школа и, нужно признать, китайцы оказались на редкость способными и талантливыми учениками.

Нашим восточным друзьям удалось установить в корпусе небольшого 7000-тонного эсминца … 48 зенитных ракет 48Н6 большой дальности (семейство С-300) в подпалубных пусковых установках барабанного типа. Конструктивно ЗРК китайского эсминца идентичен зенитному комплексу С-300ФМ «Форт», установленному на атомном крейсере «Петр Великий». Как и на российском корабле, на эсминце Тип 051С используются ракеты 48Н6 с полуактивным наведением. Максимальная дальность стрельбы – 150 км. Диапазон высот: 10 метров - 27 километров. Скорость зенитной ракеты – до 8 скоростей звука!

Пуск зенитной ракеты комплекса С-300ФМ с борта китайского эсминца

В результате маленький корабль получил солидные возможности для контроля воздушного пространства – 48 ракет (половина зенитного боезапаса российского атомного крейсера!) с не менее совершенными системами управления стрельбой: многофункциональная антенна РЛС с фазированной активной решеткой (ФАР) с электронной стабилизацией луча – по внешним признакам это Ф1М, тоже идентичная установленной на «Петре Великом».Российский С-300ФМ – основа вооружения Тип 051С, именно в этом комплексе заключен смысл существования китайского эсминца. Понимая, насколько велики ПВО-возможности нового корабля и каковы будут главные задачи Тип 051С, китайцы честно классифицировали «Лючжоу» в «эсминец противовоздушной обороны». Классный корабль!

Вместе с тем, Тип 051С обладает умеренной универсальностью: помимо зенитных ракет, на борту эсминца имеется целый арсенал противокорабельного оружия. Восемь крылатых ракет С-803 -солидных противокорабельных боеприпасов со стартовой массой в пределах одной тонны (зависит от модификации). Согласно официальным китайским данным, дальность стрельбы может достигать 300 км, при этом дозвуковая ракета разгоняется на конечном участке траектории до скорости 2М, при этом ПКР несется над самой водой на высоте 5 метров. Ракета оснащается полубронебойной боевой частью массой 165 кг.К слову, китайцы имеют большой опыт в разработке и модернизации противокорабельных крылатых ракет – вышеупомянутая C-803 создана на основе дозвуковой китайской ПКР С-802, принятой на вооружении 9 стран мира.

Также, на борту эсминца Тип 051С имеется:

- артиллерийская система калибра 100 мм. Является клоном 100 мм французской морской пушки. Универсальное оружие для обстрела воздушных, надводных и береговых целей. Малой фугасное действие снаряда в какой-то степени компенсировано высокой скорострельностью – до 80 выстр./мин.

- два семиствольных зенитных автомата Тип 730 калибра 30 мм. По своим характеристикам и внешнему виду это клон зенитно-артиллерийского комплекса «Голкипер» (Нидерланды). Что ж, китайцы в очередной раз проявили благоразумие, скопировав одну из лучших в мире корабельных систем самообороны. Голландский «Голкипер» - точное и эффективное оружие с огромной мощностью боеприпаса – ведь артиллерийская часть комплекса представляет собой не что иное, как семиствольную авиационную пушку американского штурмовика А-10 «Тандерболт».

- противолодочное вооружение – два трехтрубных торпедных аппарата для стрельбы 324 мм торпедами Yu-7. Что-то очень знакомое… точно, это всего лишь клон американской системы Mk.32 ASW и 324 мм противолодочных торпед Mk.46. Считается эффективным оружием для ПЛО в ближней зоне. Сами американцы сомневаются, что маленькая торпеда Mk.46 достаточно мощна, чтобы серьезно повредить современный атомоход. Боевая часть – «всего» 45 килограммов.

- авиационной вооружение эсминца Тип 051С. А вот здесь разочарование! (смешанное с облегчением – хоть где-то китайцы дали слабину)На корме Тип 051С имеется небольшая площадка для противолодочного вертолета Ка-28 (экспортный вариант советского морского вертолета Ка-27). Наверняка на борту есть запас авиационного керосина и некоторое кол-во авиционных боеприпасов. Но главное – на эсминце отсутствует вертолетный ангар, т.е. постоянное базирование вертолета не предусмотрено.Непростительная оплошность для корабля XXI века! Все-таки вертолет полезная система, значительно расширяющая противолодочные, поисково-спасательные, специальные возможности корабля. Впрочем, первые эсминцы типа «Орли Берк» тоже не имели вертолетных ангаров…

Ознакомившись с китайским эскадренным миноносцем Тип 051С «Лючжоу», можно сделать вывод, что наличие дюжины таких кораблей в составе ВМФ России могло бы в разы повысить боевой потенциал надводной компоненты отечественного флота. Возможности китайского эсминца по обнаружению и уничтожению воздушных целей практически соответствуют тяжелому атомному крейсеру «Петр Великий» и значительно превышают возможности ПВО ракетного крейсера «Москва»…

Китайские противокорабельные ракеты С-803 – пока еще «темная лошадка». Согласно заявленным ТТХ – достойные представители класса ПКР. Какие они в реальности – неизвестно. Но главное – 8 пусковых ракетных установок в средней части корабля дают все основания полагать, что на отечественном аналоге китайского эсминца хватило бы места для размещения пусковых контейнеров с российскими крылатыми ракетами семейства «Калибр» или, как вариант, противокорабельными ракетами Х-55 «Уран».

Носовая артиллерийская установка – это дело вкуса. Можно сохранить исходный 100 мм вариант. А лучше – заменить его на российскую автоматизированную артсистему АК-192 калибра 130 мм.Зенитные автоматы – существуют прекрасные российские разработки «Кортик» и «Палаш» - зенитные ракеты ближнего боя значительно усилят ПВО-потенциал корабля.Противолодочное оружие – отечественный малогабаритный ракетный комплекс «Медведка» с 324 мм самонаводящейся торпедой в качестве боевой части. Максимальная дальность стрельбы – 20 км. Неплохой результат.

В конце концов, никто не призывает к полному копированию китайского эсминца – неужели мы не в состоянии сконструировать собственный корабль такого уровня? С учетом всех собственных пожеланий и потребностей.

Главная энергетическая установка? Её тип не имеет значения. Китайцы используют старые добрые котлы на мазуте. Можно установить газовые турбины. Можно попробовать комбинированную дизель-газотурбинную установку типа CODAG. Что окажется дешевле, проще и выгоднее. Главное чтобы не ядерный реактор – иначе вся идея простого и эффективного «бюджетного» эсминца «накроется медным тазом». Но как же корабли Северного флота будут без ядерного реактора ходить в Нагасаки? Отвечаю: корабли Северного флота не будут ходить в Нагасаки. В Нагасаки будут ходить корабли Тихоокеанского флота. Ведь все упрощения в конструкции эсминца служит единственной цели – максимально быстро насытить корабельный состав ВМФ России новым кораблями с солидным боевым потенциалом.

savage3000.livejournal.com

чем удивит самый мощный корабль российского флота

Эсминцы «Лидер» будут оснащены элементами противоракетной и противокосмической обороны, став «опорными точками в Мировом океане». Каждый из них будет нести двести пусковых установок крылатых ракет «Калибр» или «Циркон», а в перспективе электромагнитные пушки и боевые лазеры. Строительство кораблей этого проекта прописано в концепции развития Военно-Морского Флота до 2030 года.

Картинка

«Лидер» существует пока только в виде макета. Корабль водоизмещением в 17 тыс. тонн и длиной в 200 метров был показан в рамках выставки-форума «Армия-2017». Это не первая презентация перспективного эсминца. Однако она важна тем, что впервые объявлено о том, что его облик и боевой потенциал наконец-таки приобрели законченный вид. По замыслу конструкторов и военных эсминец станет универсальной боевой единицей. Он заменит сразу три класса кораблей в составе ВМФ России: собственно, эсминцы, большие противолодочные корабли (БПК) и, возможно, ракетные крейсера проекта 1144 типа «Орлан». Корабль сможет развивать скорость до 30 узлов, его вооружение должно быть сопоставимо с американскими ракетными эсминцами типа «Arleigh Burke».

По словам замминистра обороны Юрия Борисова, благодаря атомной энергетической установке корабль сможет обеспечить постоянное присутствие российского флота в Мировом океане. Сегодня такой корабль в составе ВМФ только один - тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». Автономность семейства эсминцев типа «Лидер» будет скована только физическими возможностями экипажей.

Картинка

При этом, как отмечают специалисты, мощность атомной энергетической установки «Лидера» будет сопоставимой с аналогичной на самом современном американском эсминце «Zumwalt». Большая энерговооруженность реактора позволит, как и в случае с американцем, в перспективе установить на корабле оружие, работающее на новых физических принципах. Например, лазерные или электромагнитные пушки.

По своим размерам «Лидер» будет немногим меньше «Орлана». Зато его арсенал в два раза превзойдет корабли 1144 проекта. Даже после модернизации крейсеров типа «Адмирал Нахимов» и «Петр Великий» они будут существенно уступать по боевым возможностям «Лидеру». Проект эсминца предусматривает, что на его борту будет установлено двести ракет большой дальности «Калибр», противокорабельных сверхзвуковых «Оникс». В перспективе с появлением гиперзвукового оружия их заменят ракетами «Циркон».

«Лидер» станет первым кораблем, на котором будет установлена морская версия зенитной ракетной системы С-500 «Прометей». Известно, что этот комплекс будет универсальным и сможет бороться не только с крылатыми, баллистическими ракетами, самолетами и вертолетами противника, но и поражать цели в космосе. Например, атакующие гиперзвуковые летательные аппараты, спутники и космические платформы.

Картинка

Ближняя зона противовоздушной обороны «Лидера» представлена двумя вертикальными пусковыми установками комплекса «Полимент-Редут». Управление ими планируется осуществлять системой «Полимент» с радиолокационной станцией с активной фазированной решеткой (АФАР). На корабли будут установлены 2 боевых модуля корабельных версий ЗРПК «Панцирь-М». Наконец, «Лидеры» получат универсальные артиллерийские установки А-192 калибра 130 мм. Перспективный российский эсминец также планируется оснастить двумя шеститрубными торпедными аппаратами СМ-588 калибра 324 мм комплекса «Пакет-НК». Корабль получит и посадочную площадку с ангаром для двухпалубных вертолетов типа Ка-27/Ка-32 или Ка-52 «Катран».

Картинка

Планы ВМФ пересматривают строительство серии из 8 кораблей типа «Лидер». Их появление должно быть увязано со строительством первого атомного авианосца «Шторм» и больших десантных вертолетоносцев типа «Лавина»/«Прибой». Это корабли дальней морской зоны, которым необходимо надежное охранение. При этом эсминец сможет действовать самостоятельно. Арсенала его ударных средств достаточно для выполнения одиночных миссий.

Утверждение эскизного проекта «Лидера» –  важный этап в создании корабля. Документ говорит о том, что промышленность и командование Военно-Морского Флота окончательно определились с обликом корабля. Открытым остается только вопрос цены и сроков начала строительства. Любая перспективная высокотехнологичная разработка стоит немалых средств. Тем более что по своим характеристикам «Лидер» соберет самые современные из них.

tvzvezda.ru

Атомный эсминец для ВМФ России. Взгляд снаружи » Военное обозрение

Бег шести тысяч лошадейТурбины корабляПередают во власть вождей — Компаса и руля.

На западе наплывы мглы,К востоку — дождь стеной;Качают хмурые валыНаш жертвенник ночной.

(По мотивам Киплинга, “The Destroyers”)

Эскадренный миноносец — обобщающая характеристика крупных боевых кораблей для решения широкого спектра задач наступательного и оборонительного характера. Эсминцы предназначены для работы в дальней морской зоне. Различаются размерами и назначением.

В процессе эволюции советские эсминцы выродились в “большие противолодочные корабли” (БПК). Американские “эсминцы УРО” (с управляемым ракетным оружием), наоборот, шли по пути усиления ПВО, а с появлением крылатых ракет окончательно превратились в ударные ракетодромы. На Западе так и обозначают этот класс — “the destroyers” (разрушители).

“Миноносец” “Замволт” превзошел по размерам эскадренные броненосцы Русско-японской войны, став одним из крупнейших боевых кораблей современности. С ним сравниться может лишь ТАРКр “Петр Великий”.

Во что превратился современный “эсминец”? В крейсер? Линкор? Морскую ракетную платформу?

Сейчас единственным поводом для строительства надводных боевых кораблей с полным водоизмещением свыше 4 тысяч тонн, является создание “зонтика ПВО/ПРО” над морским театром военных действий. С более простыми задачами великолепно справляются корабли др. классов (корветы, LCS, СКР, фрегаты). Именно поэтому полноценными “эсминцами” располагают лишь несколько, самых развитых флотов мира.

Ударное ракетное вооружение имеет смысл размещать на подлодках. Те, за счет своей скрытности и многочисленности, всегда имеют больше шансов для выхода на рубеж пуска, чем любой надводный корабль.

Итак, почему все-таки ПВО и ПРО?

Как показывает практика, для размещения на борту средств обнаружения и управления огнем (РЛС большой мощности, чьи антенны достигают в поперечнике 10 метров), а также боекомплекта из нескольких десятков дальнобойных ЗУР, требуется корабль с водоизмещением не менее 7—8 тыс. тонн.

К нему, за счет размеров, должны прилагаться хорошая мореходность и океанская дальность плавания. Размеры эсминца должны обеспечивать большую высоту установки антенных постов (что особенно важно при перехвате низколетящих ракет).

Наконец, объемы и водоизмещение эсминца позволяют добиться некоторой разумной универсальности (гидроакустический комплекс, многоцелевой вертолет и т. д.).

К лету 2015 года Минобороны России окончательно определилось с обликом перспективного эсминца пр. 23560 “Лидер”.

Ввиду непреодолимого желания иметь мощнейшее ударное вооружение (при отсутствии универсальной установки для запуска ПКР, ЗУР и КРМБ), серьезную артиллерию (а ля ”Замволт”) и ядерную силовую установку (ЯСУ), водоизмещение “Лидера” влетело в сумме в 18 тысяч тонн. Перспективный “эсминец” приблизился по размерам к “Орлану”, превзойдя последний по всему спектру боевых характеристик.

В чем важность пр. 23560 ?

В рамках проекта “Лидер” ведутся работы по созданию сам сложного, крупного и дорогого боевого корабля, со времен 1989 года. Великолепный пенитель океанов — симбиоз лучших достижений научно-технического прогресса, готовый вести наши эскадры вокруг мыса Доброй Надежды

За последние 20 лет Россия, по сути, упустила целое поколение кораблей. Крупные флоты мира за этот срок успели обзавестись множеством крупных и хорошо вооруженных кораблей с многофункциональными информационно-управляющими системами, мощными ПРО и ПВО, противокорабельными и крылатыми ракетами. Пора и нам подключаться.

— Военно-морской эксперт Дмитрий Болтенков (“Известия”, 2013 год)

Несколько лет ушло на споры о выборе типа энергетической установки — обычная или ядерная.

Постепенно вырисовался облик нового корабля — 18-тыс. тонный гигант с ЯСУ.

И вот, наконец, на международном военно-техническом форуме “Армия-2015” был представлен детальный макет эсминца пр. 23560. Художественный дизайн, высокое искусство.

Точные характеристики и состав вооружения пока остаются секретом. В данном обзоре мы обратим внимание на самые интересные особенности “Лидера”, видимые невооруженным взглядом.

1. Компоновка.

Эсминец выполнен в лучших традициях отечественного флота. Высокий “клиперский” нос, изогнутая верхняя палуба, стремительность в очертаниях. Наклон всех линий надстроек в сторону носа или кормы, создающий впечатление активности и готовности к действию.

2. Радиотехнический облик

Отечественные инженеры предлагают свой независимый вариант, с интеграцией плоских антенных устройств в конструкцию громадной пирамидообразной фок-мачты.

Напомню, первый, американский вариант, предусматривает размещение антенных постов на стенах надстройки (применен на всех Иджис-эсминцах и их зарубежных клонах — “Атаго”, “Альваро де Басан”, “Хобарт” и тд.). Схема способствует снижению радиолокационной заметности, недостаток — недопустимо низкая высота установки антенн.

Второй, классический вариант, предусматривает наличие двух основных РЛС с вращающимися ФАР, размещенными на импровизированных мачтах в передней и задней частях надстройки.

Создатели “Лидера” предлагают свой вариант — неподвижные ФАР, размещенные друг над другом на стенах надстройки, постепенно переходящей в высоченную фок-мачту. Вся “пирамида” возвышается над морем на 50 метров (с 16-этажный дом!), что увеличивает дальность обнаружения низколетящих объектов до 20 морских миль (НЛЦ на уровне моря).

Каким будет радиолокационный комплекс нового эсминца — сейчас предугадать сложно. На макете виден крупный “квадрат” ФАР дальнего обзора и, над ним, систему из мелких фазированных антенн. Очевидно, радар сантиметрового диапазона для слежения за горизонтом.

Вторая, чуть менее высокая грот-мачта, будет предназначена для размещения систем связи.

3. Стелс

В конструкции “Лидера” четко прослеживаются следы технологии снижения заметности. Это и форма надстройки. И пирамидообразные мачты. И специфический завал бортов, начинающийся практически у форштевня (для отражения радиолучей вверх — во избежание их повторного отражения от поверхности воды). И форма артиллерийской установки со множеством граней. И даже защитный кожух над палубой в носовой части эсминца, скрывший якорное устройство.

В целом “малозаметность” не играла решающего значения при проектировании эсминца. Надстройка “Лидера” изобилует различными выступами, архитектурными изысками и кожухами дополнительных антенн, явно не поместившимися внутри многофункциональных мачт.

4. Дымовые трубы

В задней части фок-мачты заметны специфические выступы, по своей форме и расположению в точности напоминающие кожухи газовыхлопных труб (как на атомном “Орлане”). Очевидно, атомный эсминец оснастят резервной ГЭУ на обычном топливе.

5. Ядерная силовая установка

Преимущества:

— Россия — мировой лидер в области ядерных технологий. Реакторы у нас всегда получались лучше, чем газовые турбины;

— увеличение дальности плавания. Даже несмотря на то, что автономность корабля ограничена усталостью экипажа и состоянием его механизмов (как, впрочем боекомплектом и запасами продовольствия), ЯСУ снимает главную проблему в дальних походах с обеспечением кораблей тысячами тонн топлива;

— в ряде случаев — повышение боевой устойчивости. Противник подумает 100 раз, прежде чем атаковать “ядерный эсминец”. Никто не допустит у себя под боком новой “Фукусимы”.

(Единственный случай атаки корабля с ЯО на борту — обстрел эсминца “Осборн” у берегов Вьетнама: снаряд попал в погреб, где хранились ядерные глубинные бомбы Mk.17. Впрочем, те, кто стрелял в “Осборн” ничего об этом не знали.)

Недостатки:— увеличение размеров корабля, стоимости его постройки и обслуживания;— невозможность захода в Черное море;— проблемы с заходом в некоторые зарубежные порты в связи с претенциозным отношением к атомной энергетики западных политиков и СМИ.

Вот это то, что узрел взгляд вашего покорного слуги при первом знакомстве с эсминцем пр. 23560.

Очередная серия наблюдений будет изложена в следующей части статьи.

topwar.ru

ВМФ России: эсминец «Лидер» или «Аутсайдер»?

ВМФ России: эсминец «Лидер» или «Аутсайдер»?

Наш сильно ослабевший за два десятка последних лет Военно-Морской флот ждет весомое пополнение. Но не завтра, а в 2023-2025 годах. Именно к тому времени, по сообщению ТАСС, планируется построить 12 крупных надводных многоцелевых кораблей дальней океанской зоны. Шесть собираются отправить на Северный флот, столько же – на Тихоокеанский.

Корабли эти – перспективные эсминцы типа «Лидер», о которых адмиралы и промышленники поговаривают уже лет пять. Потому что каждому понятно, что к 2025 году у наших причалов кораблей дальней океанской зоны почти не останется. К тому времени, скорее всего, будут списаны в утиль все эсминцы проекта 956 типа «Современный» (их, правда, в боевом составе ВМФ и так осталось – кот наплакал, лишь семь), большие противолодочные корабли проекта 1155 типа «Удалой» (девять единиц — четыре на Тихом океане и пять – на Севере), ракетные крейсера проекта 1164 типа «Москва» (три единицы — по одной на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах).

ВМФ России: эсминец «Лидер» или «Аутсайдер»?

Из крупных надводных кораблей имеют шансы протянуть до этого срока разве что тяжелые атомные ракетные крейсера проекта 1144.2 «Петр Великий» и вставший на модернизацию «Адмирал Нахимов», да еще наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов». Но без боевого охранения в море этих гигантов отправлять не принято. Кто способен в океане составить им компанию?

Перспективы давно строящейся в Санкт-Петербурге серии фрегатов 22350 туманны. Первый из них – «Адмирал Горшков» — на воду спущен еще в 2010 году, однако так пока ни на день и не сумел оторваться от достроечной стенки. Основная причина – отсутствие новой артиллерийской установки, создание которой сильно затянулось. Но понятно, что поскольку таких кораблей мы давно не строили, на испытаниях выявят еще кучу других недостатков. Поэтому говорить о том, когда флот получит готового к бою «Адмирала Горшкова», сложно. Тем более – когда войдут в строй следующие корабли этого проекта «Адмирал Касатонов», «Адмирал Головко» и «Адмирал Исаков». Хотя строительство их уже началось.

Более или менее благополучно выглядят перспективы новых фрегатов другого проекта — 11356. Главным образом, потому, что они будут сильно походить на те, что мы давно спроектировали и построили для Индии. И завод тот же – калининградский «Янтарь».

Пока речь идет о серии в шесть кораблей. Все – для Черноморского флота, который по известным причинам не пополнялся корабельным составом уже четверть века. Первый фрегат проекта 11356 «Адмирал Григорович» заканчивает испытания, в Севастополе его ожидают в начале 2015 года. Следующий – «Адмирал Эссен». Его спуск на воду намечен на нынешнюю осень.

Но и тут все непросто. Из-за конфликта с Украиной на завод «Янтарь» перестали поступать давно заказанные нашей страной газотурбинные двигатели для этих фрегатов с расположенного в городе Николаеве завода «Зоря-Машпроект». Калининградцы успели получить комплекты только для трех кораблей. Для трех оставшихся решено осваивать производство подобных двигателей в российском Рыбинске. Только неизвестно, сколько на это потребуется времени и денег.

Тем не менее, не исключено: из-за многолетней волокиты с «Адмиралом Горшковым» будет принято решение продолжить строительство в Калининграде кораблей проекта 11356. Вооружением они послабее «Горшкова», но все же это лучше, чем ничего. Тем более что в пополнении нуждаются не одни только черноморцы.

В общем-то, это все, с чем мы, скорее всего, будем способны выходить в Мировой океан лет через 10-12. Если, конечно, не сумеем организовать еще и производство перспективного эсминца типа «Лидер». Что должен представлять собою этот корабль?

Прежде всего, понятно, что по мощности вооружения это будет, скорее, полноценный многоцелевой крейсер. По водоизмещению уж точно – что-то около 12 тысяч тонн (у нынешних ракетных крейсеров проекта 1164 полное водоизмещение 11 тысяч тонн). По вооружению – тоже. Высокоточные крылатые ракеты большой дальности типа «Калибр» и сверхзвуковые «Ониксы», еще только создающаяся зенитная ракетная система ПРО С-500, спаренная установка калибра 152 мм на основе перспективной самоходной артустановки «Коалиция». И это еще далеко не весь перечень оружия.

Но главное – «Лидер» решено проектировать в двух вариантах – атомном и обычном. Зачем в атомном? Видимо, еще жива среди российских адмиралов мечта об эскадре с ядерными энергетическими установками. Такой, которая практически не имела бы ограничений по дальности плавания, которая способна была бы пересекать моря и океаны лихим 30-узловым ходом. Обычным кораблям подобная скорость тоже доступна, но только на час-два, дальше в этой дикой скачке по волнам машины, как правило, скисают.

Считается, что инициатором идеи об «атомной эскадре» был советский еще главнокомандующий Военно-Морским флотом адмирал Сергей Георгиевич Горшков. Во второй половине прошлого века, на пике нашего океанского могущества, мечта Горшкова стала воплощаться в жизнь. Собственно, еще остающиеся в строю тяжелые атомные ракетные крейсера типа «Орлан», (самый известный из которых сегодня «Петр Великий») и стали ее воплощением. К выходу в океан был близок и первый советский атомный авианосец «Ульяновск». Но он на стапеле в Николаеве угодил под развал Союза и украинцы, которым большой флот ни к чему, его радостно порезали на металл.

Однако в этой так и неродившейся фантастической эскадре должна была быть и еще одна составляющая – атомные эсминцы. Им даже название придумали романтическое – типа «Анчар». Помните, у Пушкина: «Анчар, как грозный часовой, Стоит — один во всей вселенной»? По боевым возможностям советские атомные эсминцы ПВО-ПЛО и должны были быть грозными часовыми. В 1974 году Невское ПКБ приступило к их проектированию. Но ничего не вышло. Атомный реактор диктовал конструкторам огромные размеры корабельного корпуса. Как ни крутили – получался крейсер. А зачем он, если уже строились «Орланы»? И проект атомного эсминца надолго лет на пыльную полку.

Понадобятся ли наработки этого проекта теперь, когда страна берется за создание абсолютно нового «Лидера»? Не постигнет ли «Лидер» судьба «Анчара»? Хватит ли у страны денег и желания довести до ума задуманный суперсовременный боевой корабль, каждый из которых будет, по самым скромным прикидкам стоить порядка 2 миллиардов долларов? Об этом «СП» поговорила с экспертами.

Бывший начальник Главного штаба ВМФ России адмирал Виктор Кравченко вспоминает, что бывший главком ВМФ РФ Высоцкий обещал: строительство «Лидера» может начаться уже в 2012 году. Но долго не было проекта, который соответствовал современным требованиям.

— Да, сроки строительства этих кораблей постоянно откладываются. Однако учитывая, что за последнее время Военно-Морской флот России активно начал действовать в Средиземном море, Аденском заливе, а корабельного состава катастрофически не хватает, то логично, что делается ставка на появление у нас новых эсминцев океанской зоны. Однако в программе кораблестроения до 2020 года не заложены работы по созданию таких эсминцев. Хотя, может быть, какая-либо корректировка и производилась. Но от нынешних руководителей Военно-Морского флота о планах по созданию эсминцев я пока не слышал.

Причем, надо учитывать, что атомных эсминцев в мире нет вообще. Атомная силовая установка, как правило, ставится на корабли с большим водоизмещением. А что такое эскадренный миноносец? Это класс многоцелевых, быстроходных, маневренных кораблей с водоизмещением до десяти тысяч тонн.

А если поставить на эсминец все современное вооружение: две зенитные ракетные пусковые установки ближней зоны противовоздушной обороны, две пусковые установки корабельного варианта комплекса С-500, от двух до четырех пусковых установок противокорабельных крылатых ракет «Калибр-НК», устроить посадочную площадку с ангаром для двух палубных вертолетов и т.д., то вполне возможно, что получится не эсминец, а крейсер с водоизмещение под 20 тысяч тонн.

Кстати, сейчас существует тенденция, когда эсминцы как класс практически «сливаются» с крейсерами. Возможно, это произойдет и российскими разработками. Я не исключаю, что при создании эсминца проекта «Лидер» руководствуются работами, которые шли в Советском Союзе при разработках эсминцев типа «Анчар». К сожалению, так и не построенных.

Заместитель директора центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Владимир Шварев замечает: понятно, что корабли такого проекта будут состоять на вооружении ВМФ РФ долгие десятилетия, поэтому затянувшаяся полемика по поводу того, какую выбрать силовую установку – атомную или газотурбинную, — это совершенно нормально.

— Ведь практика существенных сдвигов по срокам составления технического задания на амбициозный проект характерна не только для России, но и для нашего геополитического оппонента – Соединенных Штатов. Некоторые их проекты на стадии технической разработки находятся годами и даже десятилетиями, особенно, если это касается Военно-Морского флота.

— Но основной американский эсминец типа Arleigh Burke (их у США 62 единицы) оснащены мощнейшей системой ПВО с системой Aegis. К тому же у них появился новейший эскадренный миноносец типа Zumwalt — первый и пока единственный из современных крейсеров и эсминцев, где на вооружении стоят пушки калибра выше пять дюймов.

Вот они и просчитались с Zumwalt. Этот эсминец оказался настолько дорогим в производстве, что американцы возобновили строительство эсминцев предыдущего поколения — Arleigh Burke . Поэтому на стадии окончательной выработки технического задания сдвиги сроков некритичны. Другое дело, если бы уже была достигнута определенность с техзаданием… Тогда — да, надо жестко спрашивать за нарушение сроков.

— Однако во всех сообщениях подчеркивалось, что крайний срок выбора силовой установки для эсминцев проекта «Лидер» — 2014 год. Но, как мы видим, до сих пор этот выбор не сделан. А учитывая, что у России нет баз за рубежом, и что атомная силовая установка дает преимущества и в автономности, и в дальности плавания, то выбор очевиден. Может, существуют проблемы с разработкой атомной силовой установки?

Атомная силовая установка позволяет экономить эксплуатационные расходы. Почему? Потому что устанавливается на весь срок эксплуатации корабля, а другие силовые установки периодически требуют дорогостоящего техобслуживания, постановки в док и т.д. Но, учитывая, что у нас нет баз за рубежом (и вряд ли будут), атомная силовая установка все-таки лучше. Хотя ее производство обходится гораздо дороже, чем газотурбинной. И, по сути, разницы в боевом применении между ними нет.

Военный эксперт Владимир Щербаков говорит, что главная проблема, с которой сталкивается Военно-Морской флот РФ, — отсутствие внятной, грамотно разработанной и утвержденной программы долгосрочного развития кораблестроения и развития ВМФ вообще.

— Не на пять или десять, а на тридцать лет. А потом – каждые два-три года ее нужно корректировать. Если необходим атомный авианосец, реально оцените сроки его строительства. Заранее создавайте флот сопровождения и обеспечения. И не надо раскрывать каких-то секретов по характеристикам техники, не надо раскрывать замыслов – против кого конкретно с ней можно воевать. Можно ведь ограничиться сухой формулировкой: для того, чтобы вести войну на океанском ТВД. А там пусть трактуют, как хотят. Может, мы такой техникой с сомалийскими пиратами будем бороться…

А если такой программы нет, если мы не знаем, нужны ли нам авианосцы или нет, если мы не решили, кто для нас главный противник, то мы так и будем метаться из стороны в сторону. Просто надо определиться и принять, наконец, программу долгосрочного развития — до 2050 года. В начале 2014-го речь об этом шла. Однако, как я понимаю, в связи с событиями на Украине, программу задвинули на дальнюю полку.

Что касается оснащения эсминцев атомной энергоустановкой, то, несмотря на огромные преимущества, которые она дает кораблю, это очень спорный вопрос. Когда американцы только двигали атомную энергию на надводный флот (с подводным — все понятно), то у них шла очень серьезная дискуссия – каким кораблям нужны атомные силовые установки. Даже адмиралы склонялись к идее, что реакторы нужны не авианосцам (где в конечном итоге появились), а фрегатам, крейсерам, эсминцам. Ведь тогда не надо будет постоянно пополнять запас топлива танкерами. А авианосец большой – он и сам себе топливо довезет.

Но в итоге, после тщательного анализа, американцы пришли к выводу, что атомные энергоустановки избыточны на мелких кораблях.

Тем временем

В Соединенных Штатах спущен на воду первый «эсминец 21-го века» DDG-1000 «Замволт». Названный в честь адмирала, командовавшего флотом США во время вьетнамской войны, этот корабль поражает своим внешним видом. Полное отсутствие мачт, скошенные борта, рубленый корпус с пирамидальной надстройкой из композитных радиопоглощающих материалов – все это должно сделать корабль малозаметным для врага.

На экранах радиолокационных станций противника «Замволт» будет казаться чем-то вроде безобидной рыболовецкой шхуны. В Пентагоне его уже назвали «суперневидимой серебряной пулей».

ВМФ России: эсминец «Лидер» или «Аутсайдер»?

«Эсминец будущего» позиционируется как корабль огневой поддержки наземных сил и морской пехоты. Поэтому имеет могучую артиллерию: две 155-мм артустановки с дальностью стрельбы свыше 150 км (за счет активно-реактивных управляемых боеприпасов повышенной точности LRLAP). Скорострельность – 10 выстрелов в минуту.

А еще есть 80 ячеек для крылатых ракет «Томагавк» (дальность стрельбы до 2400 км), зенитные управляемые ракеты «Стандарт», два противолодочных вертолета.

Вначале предполагалось построить 32 таких эсминца. Однако из-за высокой стоимости (каждый корабль с учетом затрат на разработку и проектирование обойдется Пентагону в 7 миллиардов долларов) решено ограничится тремя. Все они будут направлены на Тихий океан. Поближе к Китаю, который американцы считают своим главным противником в океанах в ближайшие десятилетия.

/Сергей Ищенко, Антон Мардасов, svpressa.ru/

army-news.ru