Егоров, Александр Ильич. Егоров маршал википедия


Маршал Егоров А. И.: биография, история, фото

Александр Егоров родился 25 октября 1883 года в небольшом городе Бузулуке. Он был младшим, четвертым ребенком в обычной семье. Ничто не предвещало, что мальчик сделает удивительную карьеру и в уже совсем другой стране станет маршалом Красной армии. И тем не менее так случилось.

Образование

Будущий маршал Егоров с детства мечтал о военной карьере (более того, его отец был офицером). В 1902 году юноша поступил в Казанское пехотное юнкерское училище. Учеба давалась молодому человеку легко. Программа включала в себя математику, русский язык, химию, физику, закон божий, черчение, иностранный язык (Егоров выбрал французский). Были и специальные военные предметы: общая тактика, военная история, топография, военная администрация, артиллерия, множество практических занятий и т. д. В мастерских юнкеры постигали азы оружейного дела.

Советский маршал Егоров был выдающимся кадровым военным царской школы. На годы его обучения в Казанском училище пришлись драматические события: русско-японская война и первая революция, начавшаяся после Кровавого воскресенья в Санкт-Петербурге. Внутренние брожения в империи не могли не сказаться на настроениях юнкеров. Училище разделилось на две группы: монархистов и оппозиционеров. К последнему кружку примкнул и будущий маршал Егоров. Много лет спустя он в своей автобиографии отметил, что с 1904 года разделял взгляды эсеров.

маршал егоров

Первая мировая война

Учеба Егорова закончилась в апреле 1905 года, когда тот получил звание подпоручика и уехал служить в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк. Карьера офицера складывалась удачно. Ее ход перевернулся с ног на голову после начала Первой мировой войны. В чине штабс-капитана будущий маршал Егоров получил боевое крещение в Галицкой битве на Юго-Западном фронте. Первая атака с его участием состоялась 13 августа 1914 года в сражении под Буском. Штыковой бой закончился оттеснением двух вражеских рот.

В отличие от многих других офицеров, Егоров старался беречь своих солдат. Он не любил отчаянного и безосновательного героизма, единственным итогом которого могла стать бесполезная смерть. За один только первый год войны штабс-капитан получил четыре награды. Позже к ним присоединились и другие: Орден святого Станислава 2-й степени, а также почетное Георгиевское оружие.

Но были и другие «награды», которых удостоился будущий маршал Егоров. Биография военного осталась бы неполной без упоминания о нескольких ранениях. В августе 1914 года, через две недели после начала военных действий в окрестностях Логивица, офицер получил ружейную пулю, угодившую в голень. Раненый выписался из госпиталя досрочно. В апреле 1915 года около села Заринис Егорова тяжело контузило взрывом снаряда. В тот раз он не остался в госпитале. Затем последовало еще две контузии. Потерявшего сознание офицера эвакуировали в тыл. Он все равно вернулся на передовую, несмотря на появившуюся хромоту.

В мае 1916 года Егорова произвели в капитаны и впервые за войну отправили в тыл. Командированный стал командиром 4-го батальона и 196-го пехотного запасного полка, располагавшихся в Твери.

маршал егоров семья

Навстречу революции

В конце 1916 года последовало новое назначение. Егоров начал командовать 132-м пехотным Бендерским полком, занимавшим позицию на Западной Двине. На тот момент Александр Ильич - уже подполковник. В этом звании он и встретил Февральскую революцию. Фронт особенно болезненно воспринимал новости из тыла. Армии надоело воевать и проливать кровь в затянувшейся и бесперспективной войне.

Многие солдаты и офицеры с надеждой потянулись в политику, ожидая, что новые власти быстро приведут страну к миру. Не был исключением и еще не состоявшийся маршал Егоров. Военачальник (после Февральской революции) официально присоединился к эсерам. Любопытно, что в советскую эпоху Георгий Жуков в своем письме Ворошилову вспоминал, как осенью 1917 года Александр Егоров публично называл Владимира Ленина авантюристом и немецким шпионом.

Переход в РККА

С приходом к власти большевиков страна оказалась на пороге Гражданской войны. В декабре 1917 года Егоров приехал в Петроград и вступил в РККА. В качестве опытного офицера он стал работать в комиссии по демобилизации и принятию новых кадров. На этом этапе карьеры Егоров был правой рукой главы военного отдела ВЦИК Авеля Енукидзе. Старый большевик (в партии с 1898 года) высоко ценил способности и энергичность молодого полковника.

Весной 1918-го Егоров не только руководил работой комиссии по переаттестации (через нее, к примеру, прошел талантливый и амбициозный царский офицер Михаил Тухачевский – еще один из первых пяти маршалов СССР), но и вел переговоры с немцами об обмене пленными. Также он постоянно контактировал с представителями Красного Креста.

маршал егоров военачальник

Во главе 9-й армии

31 августа 1918 года будущий маршал СССР Егоров подал ходатайство с просьбой отправить его в действующую армию, воевавшую на фронтах Гражданской войны. За день до этого эпизода эсерка Фанни Каплан совершила неудачное покушение на Ленина. Выстрел около завода Михельсона привел к началу террора против ее партии. Сам Егоров порвал с эсерами в июле, а поле вступил в РКП(б). Ему повезло «сменить курс» незадолго до того, как принадлежность к социалистам-революционерам могла закончиться опалой и гибелью. Впрочем, эсеровское прошлое военного аукнулось ему гораздо позже, когда в 30-е Сталин начал тотальные чистки в РККА.

В августе 1918-го же Егорова назначили командующим 9-й армией, действующей на Южном фронте. Она находилась на участке Камышин - Новохоперск и отражала удары генерала Краснова. Пока офицер получал долгожданное назначение, белые перерезали Балашовскую железную дорогу. С таким неважным положением дел и столкнулся будущий маршал Егоров. Биография военного уже была полна самыми разными операциями на фронтах Первой мировой, поэтому командарм, ни капли не растерявшись, принялся за восстановления статуса-кво.

Главной задачей Егорова была полная перестройка 9-й армии. За короткое время благодаря собственной энергии и настойчивости ему удалось создать из этого формирования новую боеспособную крупную силу. Начались активные действия на себряковском и филоновском направлениях. Благодаря помощи 9-й армии защитники Царицына смогли отстоять этот стратегически важный город.

Спасти Царицын

В октябре командарм серьезно заболел, и ему пришлось на два месяца остаться в госпитале. В палате он принял новое назначение. 10-я армия стала новой тактической единицей, которую возглавил маршал Егоров. Звания сменяли друг друга одно за другим, но на каждом новом месте военный неизменно выкладывал свой собственный максимум. Теперь перед ним встала новая серьезная задача – спасти Царицын, вновь оказавшийся в руках белых.

19 декабря 1918 года вылечившийся Егоров выехал на фронт. Пока командарм лежал в госпитале, его место временно занимал Николай Худяков (также позже расстрелянный). В Царицыне дела обстояли крайне плохо. Не работало ни одно предприятие (кроме орудийного завода). Городская партийная организация мобилизовала 5 тысяч человек, но человеческих сил все равно не хватало. Бои шли прямо в предместьях. Железнодорожные пути, улицы и заводы постоянно обстреливались. 19 января 1919 года белогвардейцы попытались перейти Волгу по льду и тем самым окончательно окружить город.

Егоров приступил к организации контратаки. Ключевую роль в ней сыграла кавалерийская дивизия под командованием Бориса Думенко. 22 января начался рейд, главной целью которого было прорвать фронт и пройтись по тылам белых. В первом же бою около хутора Прямая Балка красные разбили пять вражеских кавалерийских полков. Удалось прорваться в Давыдовку. 28 января туда прибыл маршал Егоров. Награды, которые он получил в царскую эпоху, оказались совершенно заслуженными. Ему удалось добиться перелома в битве за Царицын. В Давыдовке Егоров увиделся с Буденным, заменившим тяжело заболевшего Думенко.

маршал егоров жена

Ранение и возвращение в строй

4 апреля 1919 года Ленин отправил телеграмму на имя Егорова, в которой поздравлял героев 10-й армии с успехами в зимней кампании. Тем временем на юге активизировалась армия Деникина, а на востоке свое наступление начали колчаковцы. Эти маневры практически свели на нет результаты Красной армии под Царицыным. В мае 1919 года в очередном бою на берегу реки Сал будущий маршал СССР Егоров (вместе с Думенко) получил тяжелое ранение и на некоторое время выбыл из строя. Тем не менее армии в тот день удалось добиться победы. За этот успех командарм получил высшую в то время воинскую награду большевиков – орден Красного Знамени.

Несколько недель Егоров пролежал в госпиталях Саратова и Москвы. В июле он вернулся на фронт и возглавил 14-ю армию. Затем в октябре 1919-го – январе 1920-го Александр Ильич занимал должность командующего войсками Южного фронта. Он получил назначение в самый напряженный момент Гражданской войны. Белые, как никогда, были близки к Москве. 13 октября они заняли Орел. Штаб Южного фронта в это время располагался в подмосковном Серпухове. Положение было крайне серьезным. Потеря Москвы могла привести к окончательному поражению большевиков.

Во главе Южного фронта

Несмотря ни на что, маршал Егоров Александр Ильич не опустил рук. По инициативе Ленина он осуществил переброску с Западного фронта Латышской стрелковой дивизии, стрелковой бригады Павлова, кавалерийской бригады Примакова, а также некоторых других частей РВС. Из этой мешанины командюж создал специальную ударную группу. Она должна была стать могильщиком успехов белых.

Началось многодневное сражение под Кромами и Орлом. 13-я, 14-я армии и ударная группа разбили корпус Александрова Кутепова. Тем самым было сорвано наступление Деникина. Тем временем другая ударная группировка под командованием Буденного на воронежском направлении разгромила еще несколько белых конных корпусов. 25 октября реввоенсовет Южного фронта отправил телеграмму Ленину, в которой сообщалось о долгожданной победе над главным оплотом контрреволюции. Сообщение было подписано Егоровым и Сталиным.

12 декабря Красная армия освободила Харьков, а 16 числа – Киев. В январе 1920 года от белых был очищен Ростов. Так силы Южного фронта выполнили свою задачу и разгромили Добровольческую армию Деникина. Безусловно, огромный вклад в этот успех внес Александр Егоров. Маршал позже написал подробные воспоминания о днях поражений и побед на фронтах Гражданской войны.

маршал ссср егоров

В Петрограде

В начале 1921 года Егорова избрали депутатом X съезда Коммунистической партии. В апреле он стал командующим Петроградским военным округом. На этой должности военный оставался до сентября 1921 года. В Петрограде Егорову пришлось в первую очередь заниматься последствиями Кронштадтского мятежа. Моряки восстали прямо во время X съезда. Для большевиков это был болезненный удар. Егоров приступил к реорганизации партийно-политической работы в военных частях.

Также командующий боролся с голодом, терзавшим Петроград. Находясь в фактической пограничной полосе, он сформировал новые управления погранвойск (отдельно для финской и латвийско-эстонской границы). Далее последовали переназначения - сначала на Западный фронт, затем в Кавказскую Краснознаменную армию.

маршал егоров биография

Мирные годы

В 1931 году Александр Ильич был назначен начальником Штаба РККА. На этой должности он стал одним из первых пяти маршалов. Высшее звание в Красной армии было дано Егорову не просто так. За годы Гражданской войны он стал настоящим всесоюзным героем. Александр Ильич принадлежал к плеяде полководцев, выковавших победу в кровопролитной борьбе с белыми.

В качестве начальника Штаба РККА в мирное время Егоров возглавил большую работу по разработке плана технической реконструкции вооруженных сил. Проблема модернизации остро встала именно в начале 30-х. Тогда же Реввоенсовет СССР поручил Штабу РККА приступить к перевооружению и реконструкции. Доклад по итогам этой стратегически важной работы подготовила группа отборных специалистов. Коллектив возглавил маршал Егоров.

Жена военного Галина Цешковская поддерживала супруга на каждом этапе его жизни (они поженились еще в царское время). Не стал исключением и период его пребывания в Штабе РККА. На этой должности Егоров оставался рекордно долго. Вся его карьера состояла из постоянных переездов и смены деятельности. Начальником Штаба же он оставался до 1935 года, когда стал начальником Генерального штаба.

маршал егоров награды

Опала и гибель

В мае 1937 года Маршал Советского Союза Егоров был снят с должности начальника Генштаба РККА (на его место пришел Борис Шапошников). Александр Ильич стал заместителем наркома обороны. В 1937 году перестановки в армии приняли массовый характер. Вскоре стало ясно, что они оказались прологом страшных чисток в РККА. В условиях накала политической обстановки в Европе (в Германии к власти пришли нацисты, буржуазные страны сдавали позиции, Старый Свет неизбежно приближался к большой войне) Сталин решил зачистить Красную армию.

Основной удар пришелся на тех, кто сделал свою карьеру в годы Гражданской войны. В 30-е эти люди занимали ключевые посты в РККА. Их отношение к Сталину было неоднородным. Герои «гражданки» были ровесниками Кобы, они имели моральное право считать его первым среди равных. Сталин строил диктатуру. Такая гордая и самостоятельная армия пугала его. В черных списках Сталина был и маршал Егоров. «Семья» старых большевиков, деливших окопы в Гражданскую войну, осталась в прошлом. Сначала в сторону Егорова посыпалась публичная критика вождя. Затем наступила настоящая опала.

Судьба маршала в последний год жизни сложилась типично для жертв сталинского террора. Егоров систематически переставлялся на новые, все менее заметные и важные должности. В январе 1938 года он фактически оказался в ссылке. Егорова отправили командовать Закавказским военным округом. Это был типичный ход Сталина. К примеру, Тухачевского незадолго до расстрела точно так же отправили в Поволжье.

Пока Егоров принимал дела на Кавказе, в Москве над ним сгущались последние тучи. 8 февраля 1938 года была арестована его супруга Галина Цешковская. Жена маршала Егорова стала закономерной жертвой террора. Как правило, в НКВД в первую очередь брались за родственников высокопоставленного человека, на котором оказывалась черная метка.

21 февраля в Москву был вызван маршал Егоров. Жена уже была арестована, но это несчастье оказалось только началом разрушения семьи военного. Александра Ильича задержали в столице 27 марта. Его отправили на Лубянку. Существует неподтвержденная легенда о том, что в июле 1938 года нарком НКВД Ежов передал Сталину очередной расстрельный список. В этой бумаге было 139 имен. Сталин согласился с расстрелом 138, но при этом вычеркнул фамилию Егорова. Для историков осталось неизвестным, в чем заключалась причина этого решения. Так или иначе, но маршал Егоров, фото которого перестало появляться в газетных публикациях, прожил в заключении еще полгода.

22 февраля 1939 года Верховная коллегия Верховного суда СССР объявила вердикт по делу военного. Маршал обвинялся в организации военного заговора и шпионаже. Суд счел Егорова виновным. Маршала расстреляли уже на следующий день. Это было 23 февраля – День Красной армии и Флота.

Вместе с Егоровым сложили головы многие профессионалы своего дела. На месте этой когорты высшего командования РККА образовалась зияющая пустота. Последствия чисток в армии сказались очень скоро. Уже в 1941 году началась Великая Отечественная война. Именно тогда страна ощутила на себе отсутствие подготовленных кадров. Почти весь командующий состав был набран из необстрелянной и неготовой молодежи. Сталин, в приступе параноидального страха расстрелявший весь цвет своей армии, остался без кадровых резервов. Итогом такого поворота стали колоссальные потери на первом этапе Великой Отечественной войны. На протяжении всего противостояния с Третьим рейхом в РККА катастрофически не хватало способностей и опыта Александра Егорова.

fb.ru

Разоблачeниe маршала А.И.Егорова | Военная история

Руководству СССР, в частности Иосифу Сталину приходилось делать странны е для себя вещи, так однажды Сталину и его коллегам по Политбюро пришлось выступить в роли следователей.

Это было во время расследования дела советского маршала А.И. Егорова, оно было настолько важным, что допросы вели сами члены Политбюро ЦК.

Дело маршала М.Тухчевского(слева) вели члены особых отделов НКВД, а дело маршала А.И. Егорова(справа), вели сами члены Политбюро

Во многом поэтому маршалу не удалось соскочить…

 

История

Впервые же его имя появилось в показаниях наркома финансов СССР Г.Ф. Гринько от 22 мая 1937 года и комбрига А.И. Сатина от 2 июля того же года.

 

Бывший глава наркомфина, арестованный  Г. Гринько был первым кто назвал маршала А.И. Егорова предателем

 

Следом покаания на маршала дали И.П.Уборевич и Б. Фельдман.

И. П. Уборевич был вторым военным кто назвал маршала А.И. Егорова  заговорщиком и шпионом, он подтвердил показания комбрига А.И. Сатина

Затем пошли и другие показания — командармов Н.Д. Каширина, И.П. Белова, комкора Н.В. Куйбышева.

Во главе Генштаба А.И.Егоров пробыл до 1937г., но был не способен к такой работе. Работу штаба Егоров передоверил своим заместителям – Левичеву и Меженинову, которые ее развалили.

Зам. нач. генштаба Егорова,  комкор С.А. Меженинов утратил ряд секретных документов, которые он как оказалось передавал иностраным разведкам

Во избежании ареста он застрелился

Зам. на. генштаба Егорова,  комкор В. Левичев был агентом немецкой разведки и симпатизировал итальянскому фашизму

Оба преете были изобличены еще в июне 1937 г, но их начальник маршал Егоров избежал ареста

Тогда сочли что маршал ничего об их измене не знал

 Егоров был смещен с поста,  затем занял пост 1-го наркома обороны и позже направлен командовать Закавказским военным округом. Смещение не было неожиданным: ему неоднократно делали  предупреждения, но вместо того, чтобы исправиться, Егоров обижался. Эти обиды и привели к сближению с М.Н.Тухачевским. До ареста последнего, успели определиться с тем, что, в случае неудачи их с Уборевичем выступления, Егоров попытается организовать новую группу.

Но продолжали поступать сигналы об подрывной работе маршала. Поступали сигналы и из РККА

Вот комбриг Я.М. Жигур из Академии Генерального штаба, — в своем письме на имя Сталина просил проверить деятельность маршала на посту начальника Генерального штаба РККА, как вызывающую сомнения:

«В ЦК ВКП(б)

Целый ряд важнейших вопросов организации РККА и оперативно-стратегического использования наших вооруженных сил, по моему убеждению, решен ошибочно, а возможно, и вредительски. Это в первый период войны может повлечь за собой крупные неудачи и многочисленные лишние жертвы.

Я прошу:

Проверить деятельность маршала Егорова в бытность его начальником

Генерального штаба РККА, т.к. он фактически несет ответственность за ошибки, допущенные в области подготовки оперативно-стратегического использования наших вооруженных сил и их организационной структуры.

Я политического прошлого и настоящего тов. Егорова не знаю, но его практическая деятельность как начальника Генерального штаба вызывает сомнения.

9 ноября 1937 года.

Член ВКП(б) с 1912 года. Я. Жигур»

 

С 19 декабря 1937 года вывод  о Егоров дал соответствующее поручение начальнику КРО Николаеву и в итоге были получены соответствующие показания от Белова, Орлова о связях Егорова с участниками военно-фашистского заговора.

Нарком ВМФ М.Орллв показал что Егоров был заговорщиком

Подлили масла в огонь и хорошо ему известные Ефим Щаденко и Андрей Хрулев (первый — заместитель наркома по кадрам, а второй — главный финансист РККА). Они в декабре 1937 года написали на имя Ворошилова докладные записки о том, что

/Маршал Советского Союза Егоров в беседе с ними за ужином высказывал недовольство недооценкой его личности в период Гражданской войны и незаслуженным, по его мнению, возвеличением роли Ворошилова и Сталина./

Генерал-полковник Е. А. Щаденко указал что маршал Егоров был настроен резко против Сталина

Андрей Васильевич Хрулёв подтвердил что маршал Егоров был настроен против Сталина

В другой обстановке подобный сигнал можно было бы оставить без внимания или же, наоборот, сделать его предметом широкой дискуссии в печати. В 1937 году такие варианты уже не проходили и сигналам Щаденко и Хрулева был дан ход по совершенно иному направлению — они стали темой критического обсуждения в высших инстанциях.

В течение двух дней (21 — 22 января 1938 года) в ЦК ВКП(б) разбиралось дело Егорова. Вместе с ним заслушивались также Дыбенко с Буденным, которым, предъявлялись аналогичные обвинения.

Все трое решительно отвергли клевету и ложь, содержащиеся в доносах Щаденко и Хрулева, а также в показаниях некоторых арестованных. Как проходило это разбирательство, можно узнать (с известной поправкой на условия, в которых находился тогда Егоров) из протокола его допроса от 11 мая 1938 года: «На разборе дела в ЦК 21 — 22 января я, Буденный и Дыбенко проводили крепко свою позицию и не сознались в своей антисоветской деятельности»

Егоров обвинит в соучастии в заговоре маршала Семёна Михайловича Будённого, но руководство страны в это не поверит

25 января 1938 года Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли по итогам обсуждения следующее постановление (протокол № 57):

«СНК СССР и ЦК ВКП(б) устанавливают, что

а) первый заместитель народного комиссара обороны СССР т. Егоров А.И. в период его работы на посту начальника штаба РККА работал крайне неудовлетворительно, работу Генерального штаба развалил, передоверив ее матерым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок Левичеву и Меженинову. СНК СССР и ЦК ВКП(б) считают подозрительным, что т. Егоров не только не пытался контролировать Левичева и Меженинова, но безгранично им доверял, состоял с ними в дружеских отношениях;

б) т. Егоров, как это видно из показаний арестованных шпионов Белова, Гринько, Орлова и других, очевидно, кое-что знал о существующем, в армии заговоре, который возглавлялся шпионами Тухачевским, Гамарником и другими мерзавцами из бывших троцкистов, правых, эсеров, белых офицеров и т.п. Судя по этим материалам, т. Егоров пытался установить контакт с заговорщиками через Тухачевского, о чем говорит в своих показаниях шпион из эсеров Белов;

в) т. Егоров безосновательно, не довольствуясь своим положением в Красной Армии, кое-что зная о существующих в армии заговорщических группах, решил организовать и свою собственную антипартийного характера группу, в которую он

вовлек т, Дыбенко и пытался вовлечь в нее т. Буденного.

На основании всего указанного СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

1. Признать невозможным дальнейшее оставление т. Егорова А.И. на руководящей работе в Центральном аппарате Наркомата обороны ввиду того, что он не может пользоваться полным политическим доверием ЦК ВКП(б) и СНК СССР.

2. Освободить т. Егорова от работы заместителя наркома обороны.

3. Считать возможным в качестве последнего испытания представление т. Егорову работы командующего одного из неосновных военных округов. Предложить т. Ворошилову представить в ЦКВКП(б) и СКК СССР свои предложения о работе т. Егорова.

4. Вопрос о возможности оставления т. Егорова в составе кандидатов в члены ЦК ВКП(б) поставить на обсуждение очередного Пленума ЦК ВКП(б).

5. Настоящее постановление разослать всем членам ЦКВКП(б) и командующим военными округами

Председатель СНК СССР Молотов

Секретарь ЦК Сталин»

Аналогичное постановление в тот же день было принято и в отношении командарма 2-го ранга П.Е. Дыбенко, которого освободили от должности командующего войсками Ленинградского военного округа.

Командарм Дыбенко был обвинен как соучастник маршала Егорова

Буденный же, как скала, остался непотревоженным как в партийных и советских органах, так и на посту командующего войсками столичного округа. 

Все пункты приведенного выше постановления были неукоснительно выполнены соответствующими органами. В ЦК ВКП(б) и СНК СССР согласились с предложением Ворошилова назначить маршала Егорова на должность командующего войсками Закавказского военного округа, в которой он пробыл совсем недолго.

Егоров уехал в Тбилиси, в штаб округа, а на него в Москве продолжали поступать все новые и новые показания, в частности от арестованного комкора Н.В. Куйбышева, его предшественника на посту командующего войсками ЗакВО. В этот промежуток времени (февраль — март 1938 года) маршал Егоров прошел через очные ставки в НКВД СССР с ранее арестованными И.П. Беловым, Г.Ф. Гринько, И.К. Грязновым, Н.Д. Кашириным, А.И. Седякиным. Все они, за исключением Каширина, называли Егорова участником антисоветской организации.

Арестованный командарм 2-го ранга А.И. Седякин назвал Егорова участником антисоветской организации.

Арестованный комкор И. К. Грязнов указал на  маршала Егорова как на изменника

Арестованный  командарм 2-го ранга Н.Д. Каширин  подтвердил что маршал Егоров изменник

С каждым из вышеперечисленных лиц проводилась очная ставка

Маршал решительно отрицал выдвинуты  против него тягчайшие обвинения, как он это сделал 21 февраля на очной ставке с Гринько в присутствии Ворошилова. Очные ставки, объяснительные записки — так проходил день за днем, и времени на командование округом совсем не оставалось, ибо надо было отбиваться то от одной серии обвинений, то от другой.

О том, насколько тяжело переживал опальный маршал обвинения в свой адрес, свидетельствуют его письма, в том числе и к Ворошилову. Приведу выдержки, например, из письма наркому обороны от 28 февраля 1938 года, то есть написанного через два дня после очной ставки с Н.Д. Кашириным.

И писал его маршал Егоров писал:

«Я представил Вам свои выводы по основным вопросам, которые были поставлены на очной ставке со мной врагами народа. Со всей глубиной моей ответственности за себя, за свои поступки и поведение я вновь и еще раз вновь докладываю, что моя политическая база, на основе которой я жил в течение последних 20 лет, живу сейчас и буду жить до конца моей жизни — это наша великая партия Ленина — Сталина, ее принципы, основы и генеральный курс.

За все эти 20 лет, проводя в жизнь все задачи партии и борясь за их осуществление, у меня не было ни одного облачка, которое вызывало бы какое-либо малейшее сомнение и тем более колебание в отношении правильности задач партии и критики руководства. Этого никогда не было и никто не посмеет говорить обратное. На тех же основах было и зиждилось мое отношение к задачам Красной Армии и отношение к руководству армии в Вашем лице. Я со всей решительностью это подчеркиваю и заявляю, как бы и что бы ни говорили по этому вопросу в отношении меня предатели и шпионы.

Я не безгрешен. Допускаю, что и я и мне говорили по отдельным моментам практической работы. Но со всей решительностью скажу, что я тотчас же перегрыз бы горло всякому, кто осмелился бы говорить и призывать к смене руководства.

Моя политическая база оставалась и остается незыблемой. Мое политическое лицо не обрызгано ни одной каплей грязи и остается чистым, как оно было на протяжении всех 20 лет моего пребывания в рядах партии и Красной Армии. Исходя из этого сознания, тем более тяжело переживать всю ту обстановку, которая сложилась в отношении меня. Тяжесть переживаний еще более усугубилась, когда узнал об исключительной подлости и измене Родине со стороны бывшей моей жены, за что я несу величайшую моральную ответственность.

Дорогой Климент Ефремович! Я переживаю исключительно тяжелую моральную депрессию. Я знаю и сознаю, что показания врагов народа, несмотря на их вопиющую гнусность и клеветничество, надо тщательно проверить. Но я об одном не могу не сказать, а именно: конечно, партия должна получить исчерпывающие данные для окончательного решения моей судьбы. Решение будет являться следствием анализа показаний врагов против меня и анализом моей личности, в совокупности всех моих личных свойств.

Если бы я имел за собой, на своей совести и душе хоть одну йоту моей вины в отношении политической связи с бандой врагов и предателей партии, родины и народа, я не только уже теперь, а еще в первые минуты, когда партия устами вождя товарища Сталина объявила, что сознавшиеся не понесут наказания, да и без этого прямо и откровенно об этом заявил в первую голову товарищу Сталину и Вам. Но ведь нет самого факта для признания, нет вопросов моей политической вины перед партией и Родиной как их врага, изменника и предателя...

Дорогой Климент Ефремович!

Я подал записку Сталину с просьбой принять меня хоть на несколько минут в этот исключительный для моей жизни период. Ответа нет. Я хочу в личной беседе заявить ему, что все то светлое прошлое, наша совместная работа на фронте остается и впредь для меня самым дорогим моментом жизни и что это прошлое я никогда и никому не позволял чернить, а тем более не допускал и не могу допустить, чтобы я хоть в мыслях мог изменить этому прошлому и сделаться не только уже на деле, но и в помыслах врагом партии и народа. Прошу Вас, Климент Ефремович, посодействовать о приеме меня тов. Сталиным. Вся тяжесть моего переживания сразу же бы спала, как гора с плеч.

Я хочу, мне крайне необходимо моральное успокоение, какое всегда получаешь от беседы с тов. Сталиным.

Еще раз заявляю Вам как моему непосредственному начальнику, соратнику по боевым дням Гражданской войны и старому другу (как Вы выразились в своем приветствии по случаю моего пятидесятилетия), что моя политическая честность непоколебима как к партии, так к Родине и народу.

Уважающий Вас

Маршал Советского Союза

А.И. Егоров»

Напомним, что очные ставки Егорову, находившемуся еще на свободе, делали с арестованными в разное время командармами Беловым, Кашириным, Седякиным, комкором Грязновым

Не получив существенной поддержки и помощи со стороны своего наркома, Егоров вновь и вновь пытается добиться приема у Сталина.

Так он направляет 2 марта 1938 года в его адрес очередное письмо, в котором отрицает все утверждения Гринько, Седякина, Белова и Грязнова о его вражеской деятельности, как сплошь клеветнические, и заявляет, что он чист перед народом, партией и Красной Армией.

Это письмо по своему содержанию во многом перекликается с приведенным выше его посланием к Ворошилову. В нем, в частности, Егоров клятвенно заверяет:

«Я заявляю ЦК ВКП(б), Политбюро, как высшей совести нашей партии, и Вам, тов. Сталин, как вождю, отцу и учителю, и клянусь своей жизнью, что если бы я имел хоть одну йоту вины в моем политическом соучастии с врагами народа, я бы не только теперь, а на первых днях раскрытия шайки преступников и изменников Родины пришел бы в Политбюро и к Вам лично, в первую голову, с повинной головой в своих преступлениях и признался бы во всем...»

Промежуток времени между написанием процитированных писем был для Егорова наполнен тревожным ожиданием решения вопроса о его пребывании в составе ЦК ВКП(б).

Несмотря на титанические усилия Егорова дезавуировать показания на него опросом членов и кандидатов ЦК ВКП(б) принимается постановление следующего содержания:

«О тов. Егорове.

Ввиду того, что, как показала очная ставка т. Егорова с арестованными заговорщиками Беловым, Грязновым, Гринько, Седякиным, т. Егоров оказался политически более запачканным, чем можно было бы думать до очной ставки, и, принимая во внимание, что жена его, урожденная Цешковская, с которой т. Егоров жил душа в душу, оказалась давнишней польской шпионкой, как это явствует из ее собственного показания, ЦК ВКП(б) признает необходимым исключить т. Егорова из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б).

Секретарь ЦК

И. Сталин»

Таким образом, маршала фактически загнали в угол.

И первым человеком, к кому обращается он в такой скорбный для него час, опять-таки был Ворошилов. С грифом «совершенно секретно» Егоров пишет 3 марта 1938 года очередное письмо-исповедь наркому.

Удивляет одно: почему все-таки он не изложил все наболевшее при личной встрече Ворошилову? Или к тому времени нарком уже перестал принимать его? Видимо, так оно и было на самом деле.

«Дорогой Климент Ефремович!

Только что получил решение об исключении из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б). Это тяжелейшее для меня политическое решение партии, признаю абсолютно и единственно правильным, ибо этого требует непоколебимость авторитета ЦКВКП(б), как руководящего органа нашей великой партии. Это закон и непреложная основа. Я все это полностью осознаю своим разумом и пониманием партийного существа решения.

Вы простите меня, Климент Ефремович, что я надоедаю Вам своими письмами. Но Вы, я надеюсь, понимаете исключительную тяжесть моего переживания, складывающегося из двух, совершенно различных по своему существу, положений.

Во-первых, сложившаяся вокруг меня невообразимая и неописуемая обстановка политического пачкания меня врагами народа и, во-вторых, убийственный факт вопиющего преступления перед родиной бывшей моей жены. Если второе, т. е. предательство бывшей жены, является неоспоримым фактом, то первое, то есть политическое пачкание меня врагами и предателями народа, является совершенно необъяснимым, и я вправе назвать его трагическим случаем моей жизни.

Чем объяснить эту сложившуюся вокруг меня чудовищную обстановку, когда для нее нет никакой политической базы и никогда не было такого случая, чтобы меня, или в моем присутствии, кто-либо призывал к выступлению против руководства партии, Советской власти и Красной Армии, т.е. вербовал как заговорщика, врага и предателя.

За все мои 20 лет работы никогда, нигде и ни от кого подобных призывов и предложений я не слыхал. Заявляю, что всякий, кто осмелился бы предложить мне акт такого предательства, был бы немедленно мной передан в 'руки наших органов НКВД и об этом было бы мной в первую голову и прежде всего доложено Вам. Об этом отношении знал каждый из шайки врагов и предателей народа и никто из них не осмелился сделать мне ни одного раза и ни одного подобного предложения в продолжение всего моего 20-летнего периода работы.

Дорогой Климент Ефремович! Я провел в рядах нашей родной Красной Армии все 20 лет, начиная с первых дней ее зарождения еще на фронте в 1917 г. Я провел в ее рядах годы исключительной героической борьбы, где я не щадил ни сил, ни своей жизни, твердо вступив на путь Советской власти, после того, как порвал безвозвратно с прошлым моей жизни (офицерская среда, народническая идеология и абсолютно всякую связь, с кем бы то ни было, из несоветских элементов или организаций), порвал и сжег все мосты и мостики, и нет той силы, которая могла бы меня вернуть к этим старым и умершим для меня людям и их позициям.

В этом я также абсолютно безгрешен и чист перед партией и Родиной. Свидетелем моей работы на фронтах и преданности Советской власти являетесь Вы, Климент Ефремович, и я обращаюсь к вождю нашей партии, учителю моей политической юности в рядах нашей партии т. Сталину и смею верить, что и он не откажет засвидетельствовать эту мою преданность делу Советской власти.

Пролитая мною кровь в рядах РККА в борьбе с врагами на полях сражений навеки спаяла меня с Октябрьской революцией и нашей великой партией. Неужели теперь, в дни побед и торжества социализма, я скатился в пропасть предательства и измены своей Родине и своему народу, измены тому делу, которому с момента признания мною Советской власти я отдал всего себя, мои силы, разум, совесть и жизнь.

Нет, этого никогда не было и не будет...»

 

Арест и следствие

В феврале 1938 года маршал Егоров был вызван из Тбилиси, где после опалы всего лишь две недели командовал Закавказским военным округом, в Москву, в Наркомат обороны.

А 8 февраля 1938г. жена Егорова, Цешковская, обратилась в НКВД с заявлением о намерениях своего супруга. Мотивы ее были сугубо личные (ревность), но знала она многое, так как обсуждение заговора нередко велось в ее присутствии. Жена была после этого заявления арестована, а 27 марта 1938г. был арестован и сам А.И.Егоров. В.К.Блюхер оставался на свободе: хотя Цешковская называла его имя.

Маршала Советского Союза А.И. Егоров был арестован 27 марта 1938 г.

Санкция же на арест Егорова была дана заместителем Прокурора СССР Г. Рогинским 10 февраля 1939 года, в один день с составлением обвинительного заключения по его делу и почти через год после ареста. Далее, постановление об избрании меры пресечения вынесено 23 июля 1938 года, а обвинение предъявлено Егорову 27 июля того же года.

Итак, арестованный маршал Егоров стал давать показания. О его показаниях мы знаем мало, но кое-что все-таки просочилось наружу

 

Отдавать это дело на откуп НКВД руководство страны не рискнуло: речь шла о людях, которых выдвинул на высшие посты он сам, а Егоров был его личным другом.

Поэтому Сталин несколько раз сам проводил допросы арестованных, свидетелей, очные ставки, и так далее. В допросах участвовали также В.М.Молотов и К.Е.Ворошилов, а несколько раз – Л.М.Каганович

Допросы арестованных проводили члены Политбюро, не доверяя обьективности НКВД

На самом деле позже выяснилось что руководство НКВД во главе с наркомом сами были агентами иностранных спецслужб и состояли в заговоре с военными

Нарком Ежов передавал своим немецким кураторам что он не может защитить арестованного маршала

А.И.Егоров на допросах у Сталина стал утверждать, что не он организатор заговора, а маршал Б.М.Шапошников, а также С.Буденный.

 Вызванный на очную ставку, Шапошников признал, что

  «Егоров прощупывал его на предмет «антисоветских действий», но он «на провокации не поддался».

Хотя Егоров упорно стоял на своем, Сталин поверил Шапошникову и Буденному. К.А.Мерецков свою вину отрицал, но без аргументов.

Егоров обвинил командарма Б.М. Шапошникова в соучастии в заговоре против советской власти.

Но Политбюро  Егорову не поверило, это была клевета

Будущий маршал СССР  К. А. Мерецков тоже будет обвинен как соучастник Егоровым.

Но Политбюро и в этот раз не поверило Егорову, сочтя это клеветой.

А.И.Егоров принимал меры к установлению контактов с маршалами Б.М.Шапошниковым, С.М.Буденным, с К.А.Мерецковым. Но  реальность обрели  лишь его отношения с Блюхером, который должен был поднять восстание войск Дальневосточного фронта, и провозгласить восстановление Дальневосточной Республики, заручиться поддержкой крестьян Восточной Сибири, пообещав распустить колхозы.

Оказалось, бывший начальник Генерального штаба РККА и один из ближайших соратников Сталина,«будучи полковником царской армии, с двурушнической целью перешел на службу в 1918 г. в Красную Армию».

Следствием также было установлено, что арестованный «красный маршал» был немецким шпионом и агентом польской разведки.

Также он должен был обратиться к США за помощью. Егоров должен был аналогично поступить в Закавказье: заблокировав ведущие через Кавказский хребет дороги, он обеспечивал себе возможность начать формирование добровольческих частей в Грузии, Армении, Азербайджане. Затем следовало бы объявление независимости и обращение к Англии.

На подготовку  выступления  нужно было время.

 

Итоги

Маршала Егорова  никто не принуждал к даче показаний.

 Так протоколе допроса полковника запаса В.М. Казакевича, бывшего следователя по делу А.И. Егорова. Вызванный в Главную военную прокуратуру в качестве свидетеля, он 29 марта 1955 года дал показания подполковнику юстиции Шаповалову:

«Вопрос: Дело Егорова А.И. находилось у Вас в производстве?

Ответ: С момента ареста Егорова следствие по его делу вели начальник Особого отдела ГУГБ Николаев-Журид и его помощник Ямницкий. После ареста Егорова я по поручению Ямницкого присутствовал при составлении Егоровым его собственноручных объяснений по делу, докладывал эти объяснения Егорова Ямницкому, отдавал печатать эти объяснения. В отдельных случаях, когда Ямницкого не удовлетворяли почему-то собственноручные показания Егорова, он или сам выезжал в тюрьму для уточнения, или поручал это сделать мне. И тогда Егоров дополнял свои показания.

Должен показать, что с самого начала расследования по делу Егорова с ним имели специальные беседы лично Ежов и начальник Особого отдела ГУГБ НКВД Николаев. Я полагаю, что при этих беседах Егорову были даны указанными лицами какие-то гарантии о сохранении его жизни. Однажды я присутствовал при разговоре Николаева с Егоровым в Лефортовской тюрьме, когда Егоров спросил у Николаева, знавшего его лично с Гражданской войны и по день ареста, о своей судьбе.

 

Николаев ответил на это следующей фразой: «С Вами же говорил Николай Иванович. Неужели Вам этого недостаточно?»

На это Егоров с удовлетворением заявил, что ему ясно. К Егорову физических мер принуждения не применялось, этого не требовалось в связи с его поведением по делу. Он сам писал обширные собственноручные показания и охотно излагал в них данные о заговорщической деятельности и лицах, причастных к заговору.

При дополнительных вопросах к Егорову со стороны Николаева или Ямницкого о каких-либо других лицах или обстоятельствах заговора, о которых до этого Егоров не давал сам показаний, он охотно давал показания и по этим вопросам, изобличая их. От своих показаний Егоров никогда не отказывался.

 

При окончании следствия Егоров продолжал подтверждать все свои показания. Егоров содержался в Лефортовской и внутренней тюрьмах в отдельной камере, получал дополнительное питание и книги для чтения. На протяжении всего следствия Егоров вел себя спокойно, жалоб с его стороны не было...»

 

В июле 1938г. Н.И.Ежов принес Сталину список арестованных им по делу  А.И.Егорова  – всего на 138 чел.

Аресты велись во всех местах и учреждениях, где  бывал и работал А.И.Егоров. Обеспечение полной лояльности армии Сталин считал более важным, чем жизни этих людей, и потому санкционировал их расстрел.

Но фамилию А.И.Егорова Сталин из расстрельного списка вычеркнул. Решающим для Сталина стало дальнейшее поведение Егорова: он выразил готовность лично расстрелять свою жену.

Это шокировало даже Ежова: расстрелять жену Егоров хотел ради того, чтобы ему «дали какую-либо должность» – о чем он и просил Сталина.

……………

В итоге можно сделать следующие выводы:

  • Егоров в 1917 г. был эсером, после победы большевиков он сфальсифицировал свою биографию.
  • Егоров втайне ненавидя большевиков присоединился к ним из-за карьерного интереса.
  • Егоров создал военную группу для свержения советской власти.
  • Егоров подрывал обороноспособность СССР
  • Егоров был немецким шпионом.
  • Егоров был польским шпионом.
  • Егоров вступил в сговор с маршалом Блюхером, который был японским агентом.
  • Егоров намеревался пойти на союз с Англией и США.
  • Егоров стремился оклеветать Б.Шапошникова, С.Буденного и К.Мерецкова.

Вот так все было.

maxpark.com

Егоров, Александр Ильич — WiKi

Родился 13 [25] октября 1883 года в городе Бузулук Самарской губернии (ныне — Оренбургская область) в многодетной семье мещанина.

Окончил Самарскую классическую гимназию в 1901 году.

Служба в Императорской армии

В том же году поступил на военную службу вольноопределяющимся, был зачислен в 4-й гренадерский Несвижский полк. Окончил по первому разряду (с отличием) Казанское пехотное юнкерское училище, где учился в 1902—1905 годах, 22 апреля 1905 года был выпущен подпоручиком (со старшинством с 9 апреля 1904 года) и распределился в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк.

В автобиографии указывал, что с 1904 года примкнул к эсерам.

Кадровый военный Русской императорской армии, участник Первой мировой войны. В январе 1916 года состоящий в чине капитана при Алексеевском военном училище, был переведён в Тифлисское Великого Князя Михаила Николаевича военное училище, где преподавал военные науки на ускоренных курсах, выпускающих прапорщиков[1], одновременно являясь и помощником начальника училища. 21 августа 1916 года был назначен и. д. штаб-офицера для поручений штаба 2-го Кавказского кавалерийского корпуса[2]. В чине подполковника с 6 декабря 1916 года (старшинство с 15 августа 1916[3]). В дальнейшем командовал батальоном, а затем и 132-м пехотным Бендерским полком в том же чине, затем в чине полковника. Был 5 раз ранен и контужен.

После Февральской революции в чине подполковника вступил в партию эсеров[4].

В 1917 году в ноябре месяце… я слышал выступление бывшего тогда правого эсера подполковника Егорова А. И., который в своём выступлении называл товарища Ленина авантюристом, посланцем немцев. В конечном счёте речь его сводилась к тому, чтобы солдаты не верили Ленину, как борцу-революционеру, борющемуся за освобождение рабочего класса и крестьянства.

— Из заявления Г. В. Жукова к наркому Ворошилову[5]

Участие в Гражданской войне

Состоял в РККА с декабря 1917 года, отвечал за отбор офицеров для Красной армии, занимался вопросами пленных и беженцев, с августа 1918 года командовал армиями и фронтами в Гражданской войне (в частности, участвовал в боевых действиях под Самарой и Царицыном), а затем в советско-польской войне (1919—1921).

С 26 декабря 1918 по 25 мая 1919 — командующий 10-й армией. В мае 1919 года был тяжело ранен в бою у Плетнёва (у реки Сал). В июле — октябре 1919 года — командующий 14-й армией.

С октября 1919 по январь 1920 — командующий войсками Южного фронта. В январе — декабре 1920 года — командующий войсками Юго-Западного фронта.

К А. И. Егорову я относился с большим уважением. Я видел в нём крупного военного специалиста, преданного революционному народу, честно отдающего ему свои знания и опыт. Мне нравилось, что он держится скромно, не щеголяя своей образованностью, как это нередко делали бывшие офицеры. Особенно меня подкупала его смелость в бою, то, что он, командующий армией, когда это необходимо, ходил в атаку вместе с красноармейцами.

— [6]

После Гражданской войны

В декабре 1920 — апреле 1921 — командующий войсками Киевского военного округа. С апреля по сентябрь 1921 года — командующий войсками Петроградского военного округа.

В сентябре 1921 — январе 1922 — командующий Западным фронтом. В феврале 1922 — мае 1924 — командующий Кавказской Краснознамённой армией.

С апреля 1924 по март 1925 года — командующий войсками Украинского военного округа. В 1925—1926 был военным атташе в Китае. С мая 1926 по май 1927 — заместитель начальника военно-промышленного управления ВСНХ СССР. В мае 1927 — апреле 1931 — командующий войсками Белорусского военного округа.

С июня 1931 по сентябрь 1935 — начальник Штаба РККА. С сентября 1935 по май 1937 — начальник Генерального Штаба РККА.

В феврале 1934 года на XVII съезде ВКП(б) избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В 1935 году приказом Наркома обороны СССР Ворошилова в честь Егорова была названа 37-я Новочеркасская стрелковая дивизия.

С 11 мая 1937 года — 1-й заместитель Наркома обороны СССР[7].

12 декабря 1937 г. был избран депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва от Смоленской области.

В период сталинских репрессий в РККА Егоров оказался в опале. Сталин, прежде характеризовавший Егорова как «выдающегося полководца и одного из организаторов побед», лично подверг маршала критике:

Известно, что у нас пять Маршалов Советского Союза. Из них меньше всего заслуживал этого звания Егоров, я не говорю уже о Тухачевском… Егоров — выходец из офицерской семьи, в прошлом полковник — он пришёл к нам из другого лагеря и относительно к перечисленным товарищам меньше имел право к тому, чтобы ему было присвоено звание маршала, тем не менее за его заслуги в гражданской войне мы это звание присвоили…

— Из речи Сталина 22.01.1938[8]

В январе 1938 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) Егоров был снят с должности 1-го заместителя Наркома обороны СССР и назначен «в качестве последнего испытания»[9] на должность командующего войсками Закавказского военного округа.

Первый заместитель народного комиссара обороны СССР т. Егоров А. И. в период его работы на посту начальника штаба РККА работал крайне неудовлетворительно, работу Генерального Штаба развалил, передоверив её матёрым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок Левичеву и Меженинову.

— Из постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «о т. Егорове», 25.01.1938.[8][9].

Опросом членов ЦК ВКП(б) 28 февраля — 2 марта 1938 года Егоров был выведен из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б).

Арест и казнь

8 февраля 1938 года была арестована его жена Галина Цешковская. 27 марта арестован и сам Егоров, хотя ордер на его арест датирован месяцем позже[5][уточнить].

«26 июля нарком НКВД Ежов представил на утверждение Сталина список лиц, подлежащих расстрелу, в котором было 139 фамилий. Сталин вычеркнул из списка фамилию Егорова и наложил резолюцию: „За расстрел всех 138 человек“. Егоров, благодаря вмешательству Сталина, прожил ещё полгода»[8].

22 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного Суда СССР по обвинению в шпионаже и принадлежности к военному заговору приговорён к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1939 года, в День Красной Армии и Флота. Кремирован на Новом Донском кладбище. Посмертно реабилитирован 14 марта 1956 года.

ru-wiki.org

Егоров, Александр Ильич — Википедия РУ

Родился 13 [25] октября 1883 года в городе Бузулук Самарской губернии (ныне — Оренбургская область) в многодетной семье мещанина.

Окончил Самарскую классическую гимназию в 1901 году.

Служба в Императорской армии

В том же году поступил на военную службу вольноопределяющимся, был зачислен в 4-й гренадерский Несвижский полк. Окончил по первому разряду (с отличием) Казанское пехотное юнкерское училище, где учился в 1902—1905 годах, 22 апреля 1905 года был выпущен подпоручиком (со старшинством с 9 апреля 1904 года) и распределился в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк.

В автобиографии указывал, что с 1904 года примкнул к эсерам.

Кадровый военный Русской императорской армии, участник Первой мировой войны. В январе 1916 года состоящий в чине капитана при Алексеевском военном училище, был переведён в Тифлисское Великого Князя Михаила Николаевича военное училище, где преподавал военные науки на ускоренных курсах, выпускающих прапорщиков[1], одновременно являясь и помощником начальника училища. 21 августа 1916 года был назначен и. д. штаб-офицера для поручений штаба 2-го Кавказского кавалерийского корпуса[2]. В чине подполковника с 6 декабря 1916 года (старшинство с 15 августа 1916[3]). В дальнейшем командовал батальоном, а затем и 132-м пехотным Бендерским полком в том же чине, затем в чине полковника. Был 5 раз ранен и контужен.

После Февральской революции в чине подполковника вступил в партию эсеров[4].

В 1917 году в ноябре месяце… я слышал выступление бывшего тогда правого эсера подполковника Егорова А. И., который в своём выступлении называл товарища Ленина авантюристом, посланцем немцев. В конечном счёте речь его сводилась к тому, чтобы солдаты не верили Ленину, как борцу-революционеру, борющемуся за освобождение рабочего класса и крестьянства.

— Из заявления Г. В. Жукова к наркому Ворошилову[5]

Участие в Гражданской войне

Состоял в РККА с декабря 1917 года, отвечал за отбор офицеров для Красной армии, занимался вопросами пленных и беженцев, с августа 1918 года командовал армиями и фронтами в Гражданской войне (в частности, участвовал в боевых действиях под Самарой и Царицыном), а затем в советско-польской войне (1919—1921).

С 26 декабря 1918 по 25 мая 1919 — командующий 10-й армией. В мае 1919 года был тяжело ранен в бою у Плетнёва (у реки Сал). В июле — октябре 1919 года — командующий 14-й армией.

С октября 1919 по январь 1920 — командующий войсками Южного фронта. В январе — декабре 1920 года — командующий войсками Юго-Западного фронта.

К А. И. Егорову я относился с большим уважением. Я видел в нём крупного военного специалиста, преданного революционному народу, честно отдающего ему свои знания и опыт. Мне нравилось, что он держится скромно, не щеголяя своей образованностью, как это нередко делали бывшие офицеры. Особенно меня подкупала его смелость в бою, то, что он, командующий армией, когда это необходимо, ходил в атаку вместе с красноармейцами.

— [6]

После Гражданской войны

В декабре 1920 — апреле 1921 — командующий войсками Киевского военного округа. С апреля по сентябрь 1921 года — командующий войсками Петроградского военного округа.

В сентябре 1921 — январе 1922 — командующий Западным фронтом. В феврале 1922 — мае 1924 — командующий Кавказской Краснознамённой армией.

С апреля 1924 по март 1925 года — командующий войсками Украинского военного округа. В 1925—1926 был военным атташе в Китае. С мая 1926 по май 1927 — заместитель начальника военно-промышленного управления ВСНХ СССР. В мае 1927 — апреле 1931 — командующий войсками Белорусского военного округа.

С июня 1931 по сентябрь 1935 — начальник Штаба РККА. С сентября 1935 по май 1937 — начальник Генерального Штаба РККА.

В феврале 1934 года на XVII съезде ВКП(б) избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В 1935 году приказом Наркома обороны СССР Ворошилова в честь Егорова была названа 37-я Новочеркасская стрелковая дивизия.

С 11 мая 1937 года — 1-й заместитель Наркома обороны СССР[7].

12 декабря 1937 г. был избран депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва от Смоленской области.

В период сталинских репрессий в РККА Егоров оказался в опале. Сталин, прежде характеризовавший Егорова как «выдающегося полководца и одного из организаторов побед», лично подверг маршала критике:

Известно, что у нас пять Маршалов Советского Союза. Из них меньше всего заслуживал этого звания Егоров, я не говорю уже о Тухачевском… Егоров — выходец из офицерской семьи, в прошлом полковник — он пришёл к нам из другого лагеря и относительно к перечисленным товарищам меньше имел право к тому, чтобы ему было присвоено звание маршала, тем не менее за его заслуги в гражданской войне мы это звание присвоили…

— Из речи Сталина 22.01.1938[8]

В январе 1938 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) Егоров был снят с должности 1-го заместителя Наркома обороны СССР и назначен «в качестве последнего испытания»[9] на должность командующего войсками Закавказского военного округа.

Первый заместитель народного комиссара обороны СССР т. Егоров А. И. в период его работы на посту начальника штаба РККА работал крайне неудовлетворительно, работу Генерального Штаба развалил, передоверив её матёрым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок Левичеву и Меженинову.

— Из постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «о т. Егорове», 25.01.1938.[8][9].

Опросом членов ЦК ВКП(б) 28 февраля — 2 марта 1938 года Егоров был выведен из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б).

Арест и казнь

8 февраля 1938 года была арестована его жена Галина Цешковская. 27 марта арестован и сам Егоров, хотя ордер на его арест датирован месяцем позже[5][уточнить].

«26 июля нарком НКВД Ежов представил на утверждение Сталина список лиц, подлежащих расстрелу, в котором было 139 фамилий. Сталин вычеркнул из списка фамилию Егорова и наложил резолюцию: „За расстрел всех 138 человек“. Егоров, благодаря вмешательству Сталина, прожил ещё полгода»[8].

22 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного Суда СССР по обвинению в шпионаже и принадлежности к военному заговору приговорён к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1939 года, в День Красной Армии и Флота. Кремирован на Новом Донском кладбище. Посмертно реабилитирован 14 марта 1956 года.

http-wikipediya.ru

Егоров Александр Ильич - Время СССР

Егоров Александр Ильич13(25).10.1883–23.02.1939

Маршал Советского Союза

Родился в семье мещанина в г. Бузулуке. Учился в Самарской гимназии. В армии с 1901 года. Окончил Казанское пехотное юнкерское училище. В 1905–1907 годах участвовал в разгоне рабочих стачек и демонстраций в Баку. Во время Первой мировой войны (1914–1918) был 5 раз контужен и ранен; полковник и кавалер 7-ми орденов, 2-х медалей и Георгиевского оружия. В 1917 году стал членом партии социал-революционеров (левый эсер). Под руководством В. И. Ленина участвовал в разработке декрета о создании РККА и возглавил аттестационную комиссию по отбору офицеров для формирования Красной Армии. В июле 1918 года вступил в РКП(б). В Гражданской войне 1918–1920 годов командовал армиями и фронтами. Сражался на Дону и под Царицыном против генерала П. Н. Краснова; был тяжело ранен в бою у хутора Плетнева (1919). Командуя Южным фронтом, совместно с И. В. Сталиным разработал и осуществил знаменитый план разгрома Деникина. 10 января 1920 буденновская конница ворвалась в Ростов. Впоследствии С. М. Буденный писал Егорову: «Именно при Вашем участии начался не золотой, а красный век  конницы вооруженных сил победоносного пролетариата». Далее войска Егорова прорывают Польский фронт и устремляются на Львов, бьются против Врангеля, громят Петлюру и Махно, уничтожают белых на Кавказе. Отдельная Кавказская армия была награждена орденом Красного Знамени. После победоносного окончания Гражданской войны А. И. Егоров командует войсками ряда военных округов, вместе с М. В. Фрунзе проводит военную реформу (1924–1925), становится первым начальником Генерального штаба РККА.

  20 ноября 1935 года ему присваивается звание Маршала Советского союза. Позже Александр Ильич Егоров был арестован и незаслуженно репрессирован. 10 апреля 1956 года реабилитирован. Он написал несколько книг, среди них «Разгром Деникина», «Львов—Варшава» и др.

Маршал А. И. Егоров имел:

  • 2 ордена Красного Знамени (1919, 1928),
  • Почетное революционное оружие — именная шашка с орденом Красного Знамени (17.02.1921),
  • ордена Красного Знамени: Грузии (1924) и Азербайджана (1921)

В.А. Егоршин, «Фельдмаршалы и маршалы». М., 2000

Егоров Александр Ильич

Родился13 октября (25 октября) 1883 г. в г. Бузулук, из мещан, русский. В 1905 г. окончил Казанское пехотное юнкерское училище. В царской армии «служил командиром пехотного полка в воинском звании подполковник».

В Советской Армии с декабря 1917 г.: член коллегии комиссариата по демобилизации армии (по май 1918 г.), председатель Центральной коллегии по делам пленных и беженцев, военный комиссар Всероссийского главного штаба, председатель Высшей аттестационной комиссии по отбору офицеров для Красной Армии (по август 1918 г.), командующий армией (по 1919 г.), командующий фронтом (по 1921 г.), командующий округом (по сентябрь 1921 г.), командующий фронтом (по 20 февраля 1922 г.), командующий Отдельной Кавказской Краснознаменной армией (по апрель 1924 г.), командующий всеми Вооруженными силами Украины и Крыма (по ноябрь 1925 г.), военный атташе в Китае (по май 1926 г.), заместитель начальника военно-промышленного управления ВСНХ СССР (по 5 мая 1927 г.), командующий войсками Белорусского военного округа (по 1931 г.), начальник штаба РККА (по 1935 г.), начальник Генерального штаба (по 1937 г.), заместитель наркома обороны СССР (по 1938 г.), командующий войсками Закавказского военного округа (по 1939 г.).

Награжден 4 орденами Красного Знамени (1919 г., 1921 г., 1930 г., 1934 г.), Почетным Революционным оружием шашкой (17.02.1921 г.) и медалью «XX лет РККА» (1938 г.).

Воинское звание Маршал Советского Союза присвоено 20 ноября 1935 г.

Член КПСС с 1918 г., кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1934–1938 гг.), депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва.

22 февраля 1939 г. А. И. Егоров приговором Военной коллегии осужден к расстрелу. 23 февраля 1939 г. приговор приведен в исполнение. «10 апреля 1956 г. реабилитирован и исключен из списков Советской Армии, ввиду смерти — с должности заместителя народного комиссара обороны СССР».

Маршалы Советского Союза: личные дела рассказывают. М., 1996

Тухачевский Михаил Николаевич Маршалы СССР Будённый Семен Михайлович

Понравилась статья? Поделись ссылкой!

sovtime.ru

Егоров Александр Ильич (1883-1939)

 

 

 

 

 

 

Егоров Александр Ильич (1883-1939)

Командующий Южным фронтом в Гражданскую войну.

 

См. в Википедии Егоров, Александр Ильич Источник - Википедия

Александр Ильич Егоров

Дата рождения 13 (25) октября 1883 Место рождения Бузулук, Российская империя Дата смерти 23 февраля 1939 (55 лет) Место смерти Москва, СССР Принадлежность Российская империя РСФСР СССР Род войск пехота Годы службы 1901—1938 Звание Маршал Советского Союза Командовал  Штаб РККА Сражения/войны  Первая мировая война, Гражданская война в России

Александр Ильич Егоров (25 октября 1883 года, Бузулук — 23 февраля 1939 года, Москва) — советский военачальник, один из первых Маршалов Советского Союза (1935). Член Коммунистической партии с июля 1918 года, кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1934—1938). Депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва.

   Служба в Императорской армии Окончил Самарскую классическую гимназию в 1901 году. В том же году поступил на военную службу вольноопределяющимся, был зачислен в 4-й гренадерский Несвижский полк. Окончил по первому разряду (с отличием) Казанское пехотное юнкерское училище, где учился в 1902—1905 годах, 22 апреля 1905 года был выпущен подпоручиком (со старшинством с 9 апреля 1904 года) и распределился в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк. В ходе Первой русской революции в составе войск участвовал в карательных акциях на Кавказе. В своей автобиографии указывал, что с 1904 года примкнул к эсерам. Кадровый военный Русской императорской армии, участник Первой мировой войны, командовал ротой и батальоном 132-го пехотного Бендерского полка, был помощником начальника школы прапорщиков, дослужился до подполковника — командовал полком в этом звании, а потом в звании полковника. Был 5 раз ранен и контужен. После Февральской революции в чине подполковника вступил в партию эсеров. 1 мая 1917 года был арестован за антивоенные выступления. В 1917 году в ноябре месяце… я слышал выступление бывшего тогда правого эсера подполковника Егорова А. И., который в своём выступлении называл товарища Ленина авантюристом, посланцем немцев. В конечном счёте речь его сводилась к тому, чтобы солдаты не верили Ленину, как борцу-революционеру, борющемуся за освобождение рабочего класса и крестьянства. — Из заявления Г. В. Жукова к наркому Ворошилову     Участие в Гражданской войне В РККА с декабря 1917 года отвечал за отбор офицеров для Красной армии, занимался вопросами пленных и беженцев, с августа 1918 года командовал армиями и фронтами в Гражданской войне (в частности, участвовал в боевых действиях под Самарой и Царицыном), а затем в советско-польской войне. С 26 декабря 1918 по 25 мая 1919 — командующий 10-й армией. В мае 1919 года был тяжело ранен в бою у Плетнёва (у реки Сал). В июле — октябре 1919 года — командующий 14-й армией. С октября 1919 по январь 1920 — командующий войсками Южного фронта. В январе — декабре 1920 года — командующий войсками Юго-Западного фронта     После Гражданской войны В декабре 1920 — апреле 1921 — командующий войсками Киевского военного округа. С апреля по сентябрь 1921 года — командующий войсками Петроградского военного округа. В сентябре 1921 — январе 1922 — командующий Западным фронтом. В феврале 1922 — мае 1924 — командующий Кавказской Краснознамённой армией. С апреля 1924 по март 1925 года — командующий войсками Украинского военного округа. В 1925—1926 был военным атташе в Китае. С мая 1926 по май 1927 — заместитель начальника военно-промышленного управления ВСНХ СССР. В мае 1927 — апреле 1931 — командующий войсками Белорусского военного округа. С июня 1931 по сентябрь 1935 — начальник Штаба РККА. С сентября 1935 по май 1937 — начальник Генерального Штаба РККА. В феврале 1934 года на XVII съезде ВКП(б) избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В 1935 году приказом Наркома обороны СССР Ворошилова в честь Егорова была названа 37-я Новочеркасская стрелковая дивизия. С 11 мая 1937 года — 1-й заместитель Наркома обороны СССР. В период сталинских репрессий в РККА Егоров оказался в опале. Сталин, прежде характеризовавший Егорова как «выдающегося полководца и одного из организаторов побед», лично подверг маршала критике: Известно, что у нас пять Маршалов Советского Союза. Из них меньше всего заслуживал этого звания Егоров, я не говорю уже о Тухачевском… Егоров — выходец из офицерской семьи, в прошлом полковник — он пришёл к нам из другого лагеря и относительно к перечисленным товарищам меньше имел право к тому, чтобы ему было присвоено звание маршала, тем не менее за его заслуги в гражданской войне мы это звание присвоили… — Из речи Сталина 22.01.1938 В январе 1938 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) Егоров был снят с должности 1-го заместителя Наркома обороны СССР и назначен «в качестве последнего испытания» на должность командующего войсками Закавказского военного округа. Первый заместитель народного комиссара обороны СССР т. Егоров А. И. в период его работы на посту начальника штаба РККА работал крайне неудовлетворительно, работу Генерального Штаба развалил, передоверив её матёрым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок Левичеву и Меженинову. — Из постановления ПБ ЦК ВКП(б) «о т. Егорове» 25.01.1938). Опросом членов ЦК ВКП(б) 28 февраля — 2 марта 1938 года Егоров был выведен из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б).     Арест и казнь 8 февраля 1938 года была арестована его жена Галина Цешковская. 27 марта арестован и сам Егоров, хотя ордер на его арест датирован месяцем позже. Письмо комбрига Я. М. Жигура, направленное И. В. Сталину: Целый ряд важнейших вопросов организации РККА и оперативно-стратегического использования наших вооруженных сил, по моему убеждению, решен ошибочно, а возможно, и вредительски. Это в первый период войны может повлечь за собой крупные неудачи и многочисленные лишние жертвы. — Из заявления комбрига Я. М. Жигура к Сталину. «26 июля нарком НКВД Ежов представил на утверждение Сталина список лиц, подлежащих расстрелу, в котором было 139 фамилий. Сталин вычеркнул из списка фамилию Егорова и наложил резолюцию: „За расстрел всех 138 человек“. Егоров, благодаря вмешательству Сталина, прожил ещё полгода». 22 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению в шпионаже и принадлежности к военному заговору приговорен к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1939 года. Кремирован на Новом Донском кладбище. Посмертно реабилитирован 14 марта 1956 года.

Награды

Ордена св. Станислава 2-й степени и 3-й степени (10 марта 1907 года), а также 2 медали царской армии и нагрудный знак в память 50-летнего юбилея покорения Восточного Кавказа (31 августа 1909 года). Георгиевское оружие — за бой под Буском 13 августа 1914 года. Советские: Два ордена Красного Знамени (1919, 1928 (№ 2)). Орден Красного Знамени Азербайджанской ССР (1922). Орден Красного Знамени Грузинской ССР (12.05.1924). Почётное революционное оружие — шашка (17 февраля 1921).     

Звания

вольноопределяющийся унтер-офицер (1902) подпоручик (22 апреля 1905 года, со старшинством с 9 апреля 1904 года) поручик штабс-капитан (15 ноября 1912 года) капитан (30 мая 1916 г.) подполковник (27 ноября 1916 г.) полковник (9 ноября (по ст. стилю) 1917 года) — Интересным образом произошло произведение Егорова в чин полковника — из-за бюрократизма госаппарата Временного правительства это произошло по приказу, подписанному спустя полмесяца после Октябрьской революции[7].

Ссылки:1. ДЛЯ ЧЕГО ПРЕДНАЗНАЧАЛСЯ ПЕРВЫЙ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЭШЕЛОН2. Черняховский в Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского3. Черняховский - командир 28 танковой дивизии в Прибалтике4. Деникин Антон Иванович (1872-1947)5. Аллилуев Павел Сергеевич (1894-1938)6. ОГПУ ставит сети на Анненкова7. Операция "Весна" - репрессии бывших военных специалистов на Украине8. Постановление ЦИК и СНК СССР о персональных воинских званиях, 1935 г9. Ликвидация прибалтийского отделения РОВС10. Тухачевский М.Н. идет на Деникина, январь 192011. Тухачевский М.Н.: разгром в Польше12. Тухачевский подавляет восстанье Кронштадта13. Даешь Европу! Тухачевский идет на Польшу14. Муравьев и Тухачевский15. Тухачевский Михаил Николаевич: краткая биография (1893-1937)16. Первая конная армия17. Ворошилов Климент Ефремович (1881-1969)18. Воспоминания Шатуновской О.Г. Дело военных19. Цешковская Галина Антоновна (1896-)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

www.famhist.ru

Егоров, Александр Ильич — википедия фото

Родился 13 [25] октября 1883 года в городе Бузулук Самарской губернии (ныне — Оренбургская область) в многодетной семье мещанина.

Окончил Самарскую классическую гимназию в 1901 году.

Служба в Императорской армии

В том же году поступил на военную службу вольноопределяющимся, был зачислен в 4-й гренадерский Несвижский полк. Окончил по первому разряду (с отличием) Казанское пехотное юнкерское училище, где учился в 1902—1905 годах, 22 апреля 1905 года был выпущен подпоручиком (со старшинством с 9 апреля 1904 года) и распределился в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк.

В автобиографии указывал, что с 1904 года примкнул к эсерам.

Кадровый военный Русской императорской армии, участник Первой мировой войны. В январе 1916 года состоящий в чине капитана при Алексеевском военном училище, был переведён в Тифлисское Великого Князя Михаила Николаевича военное училище, где преподавал военные науки на ускоренных курсах, выпускающих прапорщиков[1], одновременно являясь и помощником начальника училища. 21 августа 1916 года был назначен и. д. штаб-офицера для поручений штаба 2-го Кавказского кавалерийского корпуса[2]. В чине подполковника с 6 декабря 1916 года (старшинство с 15 августа 1916[3]). В дальнейшем командовал батальоном, а затем и 132-м пехотным Бендерским полком в том же чине, затем в чине полковника. Был 5 раз ранен и контужен.

После Февральской революции в чине подполковника вступил в партию эсеров[4].

В 1917 году в ноябре месяце… я слышал выступление бывшего тогда правого эсера подполковника Егорова А. И., который в своём выступлении называл товарища Ленина авантюристом, посланцем немцев. В конечном счёте речь его сводилась к тому, чтобы солдаты не верили Ленину, как борцу-революционеру, борющемуся за освобождение рабочего класса и крестьянства.

— Из заявления Г. В. Жукова к наркому Ворошилову[5]

Участие в Гражданской войне

Состоял в РККА с декабря 1917 года, отвечал за отбор офицеров для Красной армии, занимался вопросами пленных и беженцев, с августа 1918 года командовал армиями и фронтами в Гражданской войне (в частности, участвовал в боевых действиях под Самарой и Царицыном), а затем в советско-польской войне (1919—1921).

С 26 декабря 1918 по 25 мая 1919 — командующий 10-й армией. В мае 1919 года был тяжело ранен в бою у Плетнёва (у реки Сал). В июле — октябре 1919 года — командующий 14-й армией.

С октября 1919 по январь 1920 — командующий войсками Южного фронта. В январе — декабре 1920 года — командующий войсками Юго-Западного фронта.

К А. И. Егорову я относился с большим уважением. Я видел в нём крупного военного специалиста, преданного революционному народу, честно отдающего ему свои знания и опыт. Мне нравилось, что он держится скромно, не щеголяя своей образованностью, как это нередко делали бывшие офицеры. Особенно меня подкупала его смелость в бою, то, что он, командующий армией, когда это необходимо, ходил в атаку вместе с красноармейцами.

— [6]

После Гражданской войны

В декабре 1920 — апреле 1921 — командующий войсками Киевского военного округа. С апреля по сентябрь 1921 года — командующий войсками Петроградского военного округа.

В сентябре 1921 — январе 1922 — командующий Западным фронтом. В феврале 1922 — мае 1924 — командующий Кавказской Краснознамённой армией.

С апреля 1924 по март 1925 года — командующий войсками Украинского военного округа. В 1925—1926 был военным атташе в Китае. С мая 1926 по май 1927 — заместитель начальника военно-промышленного управления ВСНХ СССР. В мае 1927 — апреле 1931 — командующий войсками Белорусского военного округа.

С июня 1931 по сентябрь 1935 — начальник Штаба РККА. С сентября 1935 по май 1937 — начальник Генерального Штаба РККА.

В феврале 1934 года на XVII съезде ВКП(б) избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В 1935 году приказом Наркома обороны СССР Ворошилова в честь Егорова была названа 37-я Новочеркасская стрелковая дивизия.

С 11 мая 1937 года — 1-й заместитель Наркома обороны СССР[7].

12 декабря 1937 г. был избран депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва от Смоленской области.

В период сталинских репрессий в РККА Егоров оказался в опале. Сталин, прежде характеризовавший Егорова как «выдающегося полководца и одного из организаторов побед», лично подверг маршала критике:

Известно, что у нас пять Маршалов Советского Союза. Из них меньше всего заслуживал этого звания Егоров, я не говорю уже о Тухачевском… Егоров — выходец из офицерской семьи, в прошлом полковник — он пришёл к нам из другого лагеря и относительно к перечисленным товарищам меньше имел право к тому, чтобы ему было присвоено звание маршала, тем не менее за его заслуги в гражданской войне мы это звание присвоили…

— Из речи Сталина 22.01.1938[8]

В январе 1938 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) Егоров был снят с должности 1-го заместителя Наркома обороны СССР и назначен «в качестве последнего испытания»[9] на должность командующего войсками Закавказского военного округа.

Первый заместитель народного комиссара обороны СССР т. Егоров А. И. в период его работы на посту начальника штаба РККА работал крайне неудовлетворительно, работу Генерального Штаба развалил, передоверив её матёрым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок Левичеву и Меженинову.

— Из постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «о т. Егорове», 25.01.1938.[8][9].

Опросом членов ЦК ВКП(б) 28 февраля — 2 марта 1938 года Егоров был выведен из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б).

Арест и казнь

8 февраля 1938 года была арестована его жена Галина Цешковская. 27 марта арестован и сам Егоров, хотя ордер на его арест датирован месяцем позже[5][уточнить].

«26 июля нарком НКВД Ежов представил на утверждение Сталина список лиц, подлежащих расстрелу, в котором было 139 фамилий. Сталин вычеркнул из списка фамилию Егорова и наложил резолюцию: „За расстрел всех 138 человек“. Егоров, благодаря вмешательству Сталина, прожил ещё полгода»[8].

22 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного Суда СССР по обвинению в шпионаже и принадлежности к военному заговору приговорён к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1939 года, в День Красной Армии и Флота. Кремирован на Новом Донском кладбище. Посмертно реабилитирован 14 марта 1956 года.

org-wikipediya.ru