«Железная Маска» и замок острова Сент-Маргерит. Дюма железная маска


Читать Железная маска - Дюма Александр - Страница 1

Александр Дюма

Железная маска

Вот уже почти сто лет, как эта загадочная история волнует воображение романистов и драматургов и не дает покоя ученым. Нет сюжета более темного, более спорного и в то же время более популярного. Она подобна легенде, о которой никто не знает ничего определенного, но в которую все верят. Длительное тюремное заключение и тщательные предосторожности для изоляции узника вызывают невольное сочувствие, граничащее с ужасом, а тайна, окутывающая жертву, еще более увеличивает сострадание к ней. Может быть, знай мы подлинного героя этой мрачной истории, она была бы уже забыта. Даже одно лишь открытие его имени превратило бы ее в рядовое преступление, интерес к которому быстро исчез бы, а слезы сострадания иссякли бы. Но этот человек, бесследно отторгнутый от общества, был подвергнут беспримерному наказанию и старательно обособлен даже в тюрьме, словно одиночной камеры было недостаточно для сохранения тайны. Судьбу узника мы можем сравнить с поэтическим олицетворением страдания, которое соединило в себе все несправедливости тирании, все человеческие бедствия. Кем был этот человек в маске? Что привело его в безмолвие заключения – распутная жизнь придворного или интриги дипломата, смертный приговор или грохот битвы? Что он потерял? Любовь, славу, трон? Каковы были муки этого человека, у которого не осталось надежды? Как он вел себя – изрыгал проклятия и богохульства или только терпеливо и покорно вздыхал? Одно и то же страдание каждый человек переживает по-своему, и тот, кто мысленно проникает под своды Пиньероля или д'Экзиля, на острова Сент-Маргерит или в Бастилию, воображает себе долгую агонию узника в соответствии со своими капризами и своими симпатиями, и приписывает ему муки, вытекающие из собственных чувств. Он хотел бы узнать о мыслях узника в уединении, почувствовать биение его сердца, дававшего жизнь этой одушевленной машине, и отыскать следы слез которые текли под его бесстрастной маской.

Мучительно даже представить себе его участь: нескончаемые внутренние монологи, не отражающиеся на лице, сорокалетнее заключение за двойным ограждением – каменными стенами и железной маской. Воображение невольно приписывает ему величественное благородство, связывает тайну этого человека с самыми возвышенными интересами и настойчиво видит в нем жертву государственных секретов, возможно, принесенную во имя благополучия народов и спасения монархии.

Если поразмыслить, однако, более спокойно, то не покажется ли эта история обыкновенным поэтическим вымыслом? Не думаю. Напротив, мне сдается, что здравый смысл помогает здесь порыву воображения. В самом деле, не естественно ли предположить, что тайна, окутывавшая имя, возраст и внешность узника и сохраняемая в течение стольких лет с такими предосторожностями и настойчивостью, диктовалась наиважнейшими политическими интересами? Людские страсти, гнев, ненависть, месть не могут быть столь упорными и длительными. Подобные приказы нельзя объяснить заурядной жестокостью. Если даже предположить, что Людовик XIV был самым жестоким из монархов, неужели он не мог выбрать любую из казней, не прибегая к такой необычной пытке? Зачем ему было добровольно утруждать себя, окружая одного-единственного узника бесконечными предосторожностями и постоянным наблюдением? Не боялся ли он, что ключ этой страшной загадки когда-нибудь будет найден по другую сторону тюремных стен, где он сокрыл постоянный источник тревоги за судьбу своего царствования? В то же самое время он почему-то заботился об узнике, которого так трудно было охранять и так опасно обнаружить! Все могла бы разрешить смерть при невыясненных обстоятельствах, но король не хотел этого. Что тут причиной – ненависть, гнев, страсть, наконец? Конечно, нет! И можно сделать вывод из такого поведения: меры, принятые против узника, диктовал чисто политический интерес; король прибегал к строгостям, необходимым для сохранения тай ны, но не решался пойти дальше, убить несчастного, который, возможно, не совершил никакого преступления.

Придворные не имеют обыкновения терпимо относиться к врагам своего властелина; поэтому само внимание, даже почтительность, выказываемая к узнику в маске комендантом Сен-Маром и министром Лувуа, служат доказательством как невиновности этого лица, так и его высокого положения в жизни.

У меня лично нет притязаний на эрудицию книгочея, и я всегда видел в истории человека в железной маске лишь злоупотребление силой, отвратительное преступление, безнаказанность которого вызывает возмущение. Несколько лет назад, когда мы с г-ном Фурнье решили представить этот сюжет на сцене, мы внимательно перечли и сравнили различные опубликованные его версии После успеха драмы, поставленной в «Одеоне», появились два отклика: письмо г-на Бийара, направленное им в Исторический институт и воспроизводящее сюжет, заимствованный нами у Сулави, а второй – работа библиофила Жакоба, которая дает вопросу новое освещение к свидетельствует о глубоких исследованиях и огромной начитанности. Работа Жакоба отнюдь не поколебала моих воззрений. Появись она до написания драмы, я все равно последовал бы своему варианту освещения этой истории, которым я воспользовался в 1831 г.: он куда драматичнее и кажется мне единственно правдоподобным, потому что в нем заключена мораль, весьма важная для столь мрачной и неясной истории. Кое-кто, пожалуй, скажет, что драматурги легко дают увлечь себя соблазнам выдумки и патетики, что они склонны жертвовать логикой ради эффектности, одобрением ученых ради аплодисментов партера. Но на это можно ответить, что эрудиты из любви к более или менее точным датам, к толкованию темных мест в тексте, которые не сумели прояснить до них и которые никогда, ни в каких дискуссиях не могут быть прояснены, из простодушного пристрастия к нагромождению дат и нанизыванию цитат часто забывают о главном. История этого необычного узника нуждается в объяснении как из-за суровости и длительности заключения, так и ввиду неясности причин, приведших к такой каре. Там, где одной эрудиции недостаточно, где каждый исследователь текста, опровергая предшественников, в свой черед опровергается преемниками, – там следует руководствоваться не только одними данными науки, и читатель, сопоставив все версии, убедится, что все они не безупречны. Это положение тем более бесспорно в случае с человеком в железной маске. Вслед за первой загадкой: «Кто этот человек в маске?» – встает вторая: «Что явилось причиной такой невиданной кары вплоть до смерти арестанта?» Для того чтобы заставить воображение замолчать, нужны положительные, точные доказательства, а не просто рассуждения.

Не утверждая и не настаивая, что аббат Сулави приподнял завесу истины, я убежденно повторяю: его версия наиболее правдоподобна, она основана на наиболее достоверных положениях. Это твердое убеждение дает мне не огромный и длительный успех пьесы, но легкость, с которой можно опрокинуть противоположные точки зрения, опровергая одну другой. В книге, где элементы успеха отличны от диктуемых театром, я, если бы мне позволила совесть, придумал бы захватывающую историю о любви Букингема и королевы или о тайном браке Мазарини и Анны Австрийской. При этом я смог бы воспользоваться книгой Сен-Мийеля, которую библиофил, как он признается, не читал, хотя она явно не относится к числу редких и малодоступных. Да и тут я тоже мог бы сделать парафраз моей пьесы, представить подлинные исторические лица, чьи имена в драме иногда были изменены, а значение и весомость преувеличены, и принудить их играть те же роли, придавая их действиям видимость правдоподобия. И вообще, какую сказку ни выдумай, какие хитросплетения не пусти в ход, ничто не сможет убить интерес, возбуждаемый всевозможными историями, что написаны о Железной маске, и противоречивыми, как правило, подробностями, которые приводят авторы и свидетели, претендующие на осведомленность. Понятное дело, любое произведение на эту тему, даже посредственное, даже совершенно ничтожное, всегда пользовалось успехом, и тому примером совершеннейшая нелепица шевалье де Муи, этого бретера пера на жалованье у Вольтера, нелепица в шести частях под названием «Железная маска, или поразительные приключения отца и сына», вышедшая в 1746 г. без имени автора у Пьера де Ондта в Гааге, а равно столь же нелепый роман Реньо-Варенна или сочинение в четырех томах г-жи Генар, изданное в 1837 г. в Париже.

online-knigi.com

Железная Маска — Википедия

Крепость Эксиллес, где в последний раз видели узника в маске

Железная Маска (фр. Le Masque de Fer), он же Человек в железной маске (фр. L'Homme au Masque de Fer; 1640-е — 19 ноября 1703) — таинственный узник под номером 64489001 эпохи короля Людовика XIV, арестованный в 1669 или 1670 годах и содержавшийся в ряде французских тюрем, в том числе в Бастилии (с 1698 года) и Пиньероль (ныне Пинероло, Италия). На протяжении 34 лет его охранником был один и тот же человек, Бенинь Доверн де Сен-Мар (англ.)русск.. Узник скончался 19 ноября 1703 года и был похоронен под именем «Marchioly». Его лицо никто не видел, поскольку он носил маску из чёрного бархата. Личность узника до сих пор остаётся загадкой: историки выдвигали разнообразные теории, которые находили своё отражение в книгах и фильмах.

Известный писатель и философ Вольтер в своём втором издании «Вопросов к Энциклопедии» (1771 год) выдвинул версию, что узник носил не бархатную, а железную маску, и что под этой маской скрывался незаконный старший брат Людовика XIV. Единственные исторические сведения о человеке в железной маске возможно подчерпнуть из переписки Сен-Мара со своим руководством в Париже. По другим версиям, узником был некий Эсташ Доже (фр. Eustache Dauger), участник нескольких политических скандалов конца XVII века, однако и эта теория не является убедительной.

Национальные архивы Франции (англ.)русск. смогли в 2015 году оцифровать и опубликовать в Интернете оригинальные документы, связанные с делами Сен-Мара. Один из таких документов (64 страницы) был составлен в 1708 году в Бастилии, а другой (68 страниц) в цитадели на острове Сент-Маргерит в 1691 году. Они считались утерянными больше 100 лет, пока их не обнаружили в 2015 году ещё со 100 миллионами документов Центрального нотариального отделения[2][3]. Было установлено, что всего около 800 документов, принадлежавших Сен-Мару, были проанализированы после его смерти и подтвердили его склонность к жадности, поскольку он тратил на себя все средства, выделяемые Людовиком XIV на содержание узника. Там же даётся описание камеры, в которой находился заключённый: из удобств был только матрац, на котором тот мог спать. При научной поддержке Национальной библиотеки Франции и её коллекций старинных тканей удалось в 2015 году создать первую виртуальную реконструкцию тюремной камеры Железной Маски[4].

Человек в железной маске оказал огромное влияние на литературу. Он упоминается в романе «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя» Александра Дюма: узником является брат-близнец Людовика XIV[5]. Дюма также представил в шестом томе «Знаменитых преступлений» в главе «Человек в железной маске» список всех возможных теорий по поводу того, кем был загадочный узник[6].

Биография узника

Арест и заключение

В июле 1669 года военный министр Людовика XIV маркиз де Лувуа отправил письмо Бениню Доверну де Сен-Мару, начальнику тюрьмы Пиньероль (в то время город Пинероло принадлежал Франции) о прибытии узника под именем «Эсташ Доже» в течение следующего месяца. Это считается первым письменным упоминанием Человека в железной маске. Лувуа приказал Сен-Мару подготовить камеру со множеством дверей, которые бы закрывались одна за другой так, чтобы никто не мог услышать, что происходит в камере. Сен-Мар мог видеть узника только раз в день, чтобы предоставить ему всё необходимое, но не более, чем камердинеру. Некоторые историки полагали, что пленника якобы полагалось убить, если он заговорит о чём-либо другом.

Имя узника в письме было вписано другим почерком, что предполагало, что кто-то из слуг Лувуа мог это сделать. «Доже» был арестован капитаном Александром де Воруа, комендантом Дюнкерка, и сослан в Пиньероль, куда прибыл в конце августа. По другим данным, арест состоялся в Кале, о чём не знал даже местный губернатор, предполагая, что за капитаном де Воруа охотились испанские солдаты, попавшие на территорию Франции из испанских владений в Нидерландах[7]. Тогда же начались споры о том, кто был этим узником. Согласно большинству толкований легенды, узник никогда не снимал маску.

Человек в маске в качестве слуги

Гравюра 1872 года Предполагаемый портрет узника авторства Жана-Жозефа Реньо-Варана

В тюрьму Пиньероль отправляли государственных преступников, поэтому обычно там было несколько человек. Среди узников этой тюрьмы были граф Эрколе Антонио Маттиоли, которого осудили за двойное пересечение границы Франции и за нарушение сделки по присоединению замка Касале; суперинтендант финансов Николя Фуке, попавшийся на присвоении денег; Антуан Номпар де Комон, маркиз де Лозун, который сватался к кузине короля Анне де Монпасье без одобрения самого короля. Камера Фуке была этажом выше камеры де Лозуна.

В письмах к Лувуа Сен-Мар писал, что «Доже» — тихий и скромный человек, не представляющий опасности и преданный воле Бога и Короля, в то время как другие узники пытались устроить побег, жаловались, истерили или сходили с ума[7]. Полной изоляции не было, у заключённых были слуги. Так, у Фуке был слуга по имени Ла Ривьер, однако подобные слуги сами же по положению не отличались от арестантов. Когда Ла Ривьер болел, то Сен-Мар подавал прошение разрешить Доже занять временно пост слуги. Лувуа разрешил это делать в 1675 году только в тех случаях, когда Ла Ривьера невозможно было попросить и если Фуке не желал кого-либо видеть. Если же Фуке и де Лозун встречались, то «Доже» не должен был присутствовать.

Хотя Фуке был обречён провести остаток дней в заточении и встреча с узником в маске ничего не меняла, де Лозун ожидал скорейшего освобождения, но ожидалось, что он не должен даже раскрывать личности узника. Специалисты по XVII веку полагают, что хотя по протоколу не полагалось представителю королевской семьи быть в качестве слуги, тогда же появились первые слухи о том, что узник в маске был королевского происхождения[5]. В 1680 году Сен-Мар после кончины Фуке обнаружил секретную лазейку между камерами Фуке и де Лозуна, предположив, что они могли переговариваться и что де Лозун узнал о существовании «Доже». Лувуа в ответ на это сообщение приказал Сен-Мару перевести де Лозуна в камеру Фуке и убедить, что «Доже» и Ла Ривьер были освобождены, хотя на самом деле их увели в другую часть тюрьмы.

В других тюрьмах

Остров Сент-Маргерит

В 1681 году де Лозун был освобождён, а Сен-Мара назначили губернатором форта Экзиль (ныне город Эксиллес), куда были сосланы человек в маске и Ла Ривьер. В январе 1687 года скончался Ла Ривьер, и Сен-Мар и «Доже» отправились на остров Сен-Маргерит (миля от Канн). Тогда же распространились слухи, что узник носит железную маску, и снова его отправили в камеру со множеством дверей. 18 сентября 1698 года Сен-Мар стал начальником Бастилии, куда отправили и известного узника, поселив его в третьей камере башни Бертодьер с большим количеством мебели. Заместитель начальника тюрьмы де Розарж обязался кормить узника. Лейтенант дю Жунка, офицер тюрьмы, отметил, что узник носил маску из чёрного бархата.

19 ноября 1703 года узник в маске скончался и был похоронен под именем «Marchioly». Всю мебель и одежду уничтожили, закрасив стены и расплавив все металлические вещи. В 1711 году Елизавета Шарлотта Пфальцская отправила письмо своей тёте Софии Ганноверской, в котором утверждала, что с пленником хорошо обращались и давали ему всё необходимое, однако два мушкетёра готовы были убить его в случае, если он снимет маску. Эти сведения также породили множество слухов.

Видео по теме

Интерес к личности

Судьба загадочного узника и исчезновение всех его следов пребывания стали причиной интереса историков и рождения многих легенд. Было составлено множество теорий и несколько книг, а после обнаружения писем дискуссии усилились. Наиболее популярными версиями в то время были, что под маской был некий маршал Франции, либо Генри Кромвель (сын Оливера Кромвеля)[8], либо же герцог Франсуа де Бофор. Такие писатели, как Вольтер или Александр Дюма высказывали и анализировали многие теории о человеке в маске[9].

Версии

Первые открытые сведения о таинственном узнике появились в книге «Mémoires secrets pour servir à l’histoire de Perse» («Тайные записки по истории персидского двора», Амстердам, 1745—1746), из которой следовало, что «Железная Маска» — это герцог Вермандуа, внебрачный сын Людовика XIV и Луизы де Лавальер, который якобы дал пощёчину своему единокровному брату, Великому Дофину, и искупил эту вину вечным заключением. Версия эта неправдоподобна, так как реальный Людовик Бурбонский скончался ещё в 1683 году, в возрасте 16 лет. Сейчас существуют десятки самых разных гипотез об этом узнике и причинах его заключения.

Некоторые голландские писатели предполагали, что «Железная Маска» — иностранец, молодой дворянин, камергер королевы Анны Австрийской и настоящий отец Людовика XIV. Лагранж-Шансель пытался доказать, в «L’année littéraire» (1759), что Железная Маска был не кто иной, как герцог Франсуа де Бофор, что было полностью опровергнуто Н. Aulaire в его «Histoire de la fronde». Достоверные сведения о «железной маске» дал впервые иезуит Гриффе, бывший 9 лет духовником в Бастилии, в своем «Traité des différentes sortes de preuves qui servent à établir la vérité dans l’Histoire» (1769), где он приводит дневник Dujoncas, королевского лейтенанта в Бастилии, и список умерших церкви Св. Павла. По этому дневнику, 19 сентября 1698 года с острова Святой Маргариты доставлен был в портшезе узник, имя которого было неизвестно и лицо которого было постоянно закрыто чёрной бархатной (а не железной) маской. Вообще Гриффе склонялся к высказанному в «Mémoires secrets» мнению о личности «железной маски».

Представители королевской семьи

Вольтер в своем сочинении «Век Людовика XIV» (1751) пробудил всеобщий интерес к этой загадочной личности, впервые изложив легенду, согласно которой «Железная Маска» был незаконным сыном Анны Австрийской и кардинала Мазарини — по-факту он был братом Людовика XIV. Эта версия ставится под сомнение многими историками. В седьмом издании «Dictionnaire philosophique» в статье об «Анне Австрийской» Вольтер вернулся к истории «железной маски», указав, что он предполагает личность узника, но, как француз, должен молчать.

Незаконный брат / брат-близнец Людовика XIV

В сочинении «Железная маска» авторства Марселя Паньоля утверждается, что обстоятельства рождения Людовика XIV достаточно загадочны, вследствие чего автор предположил: у Людовика был брат-близнец, родившийся чуть позже него, однако младенца скрыли от посторонних глаз, чтобы исключить какой-либо спор за трон[10]. Паньоль называет имя этого человека — Джеймс де ля Клош, который вырос на острове Джерси и позже подготовил заговор против Людовика XIV во главе с Руд де Марсильи. В 1669 году Джеймса арестовали после казни Ру, который под пытками выдал заговорщика. Эту же версию поддерживал аббат Суляви, издавший «Мемуары маршала Ришелье» (фр. Mémoires du Maréchal de Richelieu, Лондон и Париж, 1790), но выдвигал другую трактовку — Людовик XIII велел тайно воспитать этого принца, чтобы предотвратить беды, которые должны были произойти для королевского дома от этого двойного рождения, согласно некоему предсказанию. Однако после смерти Мазарини Людовик XIV узнал о рождении брата, велел его заточить и, ввиду их поразительного сходства, заставил его носить маску. Во время революции это мнение считалось наиболее верным.

Ряд таких историков, как Жан-Кристиан Петифис, отрицает эту версию и называет в качестве контраргумента факт, что обстоятельства рождения Людовика XIV не были скрыты кем-либо: роды состоялись в присутствии королевского двора. Паньоль же возражает, указывая на то, что Людовик XIII отправился в часовню Святого Германа, где исполнялся Te Deum, что было необычным. Обычно этот гимн звучал за несколько дней до рождения наследника[11]. Предполагалось, что королева оставалась только с повивальщицей в ожидании рождения второго ребёнка. Путаница в определении того, кто родился раньше из близнецов, могла стать угрозой для трона. В принципе, рождение близнецов в династиях Капетингов, Валуа, Бурбонов и Орлеанских не было необычным фактом.[12]. Александр Дюма выдвигал похожую историю в романе «Виконт де Бражелон», называя близнеца Людовика XIV узником в железной маске, и эта книга послужила основой для многих похожих фильмов.

Однако Вольтер указывает, что «железной маской» был именно старший брат Людовика XIV, незаконный сын Анны Австрийской. Уверенность в её бесплодности была опровергнута рождением незаконного сына, а уже затем она родила Людовика XIV от своего супруга. Людовик XIV узнал о единоутробном брате, уже будучи совершеннолетним, и велел его заточить.

Отец Людовика XIV

Хью Росс Уильямсон считает, что в «железной маске» скрывался настоящий отец Людовика XIV[13]. Предполагалось, что Людовик XIV родился в 1638 году, уже когда Людовик XIII на протяжении 14 лет не общался с супругой. Его физиологические данные с большой долей вероятности не позволяли стать ему отцом наследника. В случае кончины Людовика на трон взошёл бы его брат Гастон Орлеанский, которого не желали видеть на троне ни Ришелье, ни Людовик XIII, ни королева.

Согласно теории Уильямсона, Ришелье нашёл незаконного сына или внука Генриха IV, который вступил в интимную связь с королевой, а та родила наследника. Неизвестный отец бежал во французские колонии в Америке, после чего вернулся в 1660-е годы во Францию с большой суммой денег в обмен на сохранение его тайны и был отправлен в тюрьму. Эта теория могла бы объяснить, почему личность пленника не раскрывали и попросту не убили. В случае раскрытия правды Людовика XIV признали бы узурпатором престола. Одним из первых подобную версию разработал Хью Сесил, 1-й барон Куиксвуд, однако утверждал, что его идея чисто гипотетическая. Уильямсон же считал, что она достаточно правдоподобная и объясняет все причины тайны узника в железной маске, однако её серьёзным недостатком является невозможность установить возраст узника[13]

Историк Робер Амбелен сообщает, что королева действительно опасалась признания факта, что Людовик XIII — не настоящий отец Людовика XIV. В качестве настоящего отца Людовика XIV историки называют различных лиц: капитана кардинальской гвардии Франсуа Доже де Кавуа, принца Конде и даже кардинала Мазарини[14]. Linguet, в своей «Bastille devoilée», называет отцом Железной Маски герцога Бекингэма, а St. Michel обнародовал книгу, в которой старался доказать тайный брак королевы Анны с Мазарини.

Генерал Вивьен де Булонд

В 1890 году военный историк Луи Жандрон обнаружил серию зашифрованных писем Людовика XIV и передал их криптоаналитику Этьену Базери из департамента криптографии французской армии. Проработав три года, Базери смог расшифровать архивы Людовика XIV, зашифрованные Великим шифром по системе Россиньолей (англ. Rossignols). В частности, в одном из писем находилось сообщение об узнике, которого звали Вивьен де Булонд (фр. Vivien l'Abbé de Bulonde), генерал французской армии. Одно из писем, составленное Лувуа, указывало на то, за что де Булонд попал в тюрьму.

Как установили историки, де Булонд покрыл позором себя и французскую армию во время Девятилетней войны[15]. В 1691 году при осаде Кунео он узнал о приближении австрийских войск и в панике приказал отступить, бросив снаряжение и раненых. Разгневанный поступком Людовик XIV составил письмо, в котором было следующее[16]:

Не обязательно, чтобы я объяснил Вам, с каким неудовольствием Его Величество узнал о беспорядке, с которым вопреки вашему приказу и без необходимости месье де Булонд принял решение прекратить осаду Кони, поскольку Его Величество лучше всех знает о последствиях и о том, каково велико будет предубеждение, которое постигнет его в связи с тем, что он не занял это местечко, которое нужно будет брать зимой. Желают, чтобы вы арестовали господина де Булонда и отправили его в крепость Пиньероль, где Его Величество хочет, чтобы выдержали его ночью в камере, а днём позволяли ему свободно прогуливаться по валам в 330 309.

Оригинальный текст (фр.)

Il n'est pas nécessaire que je vous explique avec quel déplaisir Sa Majesté a appris le désordre avec lequel contre votre ordre et sans nécessité Monsieur de Bulonde a pris le parti de lever le siège de Coni puisque Sa Majesté en connaissant mieux que personne les conséquences connait aussi combien est grand le préjudice que l'on recevra de n'avoir pas pris cette place dont il faudra tâcher de se rendre maître pendant l'hiver. Elle désire que vous fassiez arrêter Monsieur de Bulonde et le fassiez conduire à la citadelle de Pignerol où Sa Majesté veut qu'il soit gardé enfermé pendant la nuit dans une chambre de ladite citadelle et le jour ayant la liberté de se promener sur les remparts avec un 330 309.

Кодовые группы 330 и 309 не удалось расшифровать: сторонниками версии об аресте де Булонда и заключении его в маске предполагается, что слово 330 означает «masque» (с фр. — «маска»), а 309 означает точку. Однако другие утверждают, что об аресте Булонда все знали, что его поступок осудили в газетах и самого отпустили через несколько месяцев. Смерть его зафиксирована в 1709 году, шесть лет спустя после кончины узника в маске[7].

Слуга

По версии законодателя времён Французской революции Пьера Ру-Фазильяка, историю об узнике в железной маске могли создать путём смешивания фактов из жизни слуги Эсташа Доже и графа Эрколе Антонио Маттиоли. По версии Эндрю Ланга, автора книги «Трагедия камердинера и прочие истории» (англ. The Valet's Tragedy and Other Stories, 1903), под именем Доже скрывался некто Мартин, служивший Ру де Марсильи. После казни его хозяина Мартина отправили в тюрьму, поскольку он слишком много знал о делах де Марсильи.

Сын Карла II

Артур Барнс в книге «Человек маски» (англ. The Man of the Mask, 1908) предположил, что узник в железной маске Джеймс де ля Клош — незаконный сын короля Англии Карла II, протестанта по вероисповеданию и секретного представителя короля при дворе. Людовик XIV мог бросить в тюрьму Джеймса, поскольку тот знал слишком много тайн об отношениях Англии и Франции.

Ещё один незаконный сын Карла, Джеймс Скотт, 1-й герцог Монмаут, протестантского вероисповедания, также считается претендентом на место узника в железной маске. Будучи протестантом, Джеймс поднял восстание против своего дяди, короля Англии Якова II, католика по вероисповеданию. Восстание провалилось, и Монмаута казнили в 1685 году. Однако писатель Сен-Фуа в 1768 году сообщил, что тогда был казнён другой человек, а герцог Монмаут и стал узником в железной маске. В интересах Людовика XIV было помочь королю-католику, которому было необязательно убивать собственного племянника. Все утверждения Сен-Фуа основаны преимущественно на домыслах и теориях заговора о том, что казнь Монмаута была фикцией[7].

Итальянский дипломат и авантюрист Маттиоли

В XIX веке преобладающей стала версия, что пленником в чёрной бархатной маске был граф Эрколе Антонио Маттиоли, чью фамилию могли по ошибке записать как «Marchioly». Маттиоли был итальянским дипломатом, который якобы собирался продать в 1678 году Людовику XIV крепость Казале, которой владел герцог Мантуи Карл IV, бывший в больших долгах. Крепость находилась на границе с Францией и играла стратегическую роль в защите границ Мантуи, а французское присутствие там было нежелательным. Маттиоли, получивший сумму в 10 тысяч скудо и дорогие подарки, раскрыл тайну Савойе, Испании (противникам Франции на политической арене) и Австрии и заключил собственную сделку с властями ещё до ввода войск Франции на территорию крепости.

Узнавший об обмане Людовик XIV распорядился похитить Маттиоли и заключить его в тюрьму Пиньероль в апреле 1679 года. Спустя два года французы заняли Казале[7]. В дальнейшем Маттиоли содержался на острове Сент-Маргерит, а затем в Бастилии. Сторонники версии считают, что в 1703 году его похоронили в церкви Святого Павла, изменив имя на могиле с «Mattioli» на «Marchioly», и схожесть этих фамилий является доказательством того, что в маске был именно Маттиоли. Достопочтенный Джордж Агар-Эллис, 1-й барон Дувр (англ.)русск. первым предположил, что Маттиоли был узником в маске, основав свои предположения на документах из французских архивов 1820-х годов, и опубликовал свою книгу в 1826 году[17]. Спустя 70 лет немецкий историк Вильгельм Брёкинг независимо от Агар-Эллиса пришёл к тем же заключениям, а вскоре Роберт Чемберс в «Книге дней» высказал абсолютно ту же мысль.

Слабым местом этой версии считается то, что Маттиоли никогда не переводился в Эксиллес или Бастилию, согласно ранним письмам Сен-Мара[5].

Другие версии

В период первой Империи появилась легенда, по которой Железной Маской был далёкий предок Наполеона Бонапарта: по легенде, этот человек на острове Святой Маргариты сошёлся с дочерью тюремщика, которая родила ему сына. Ребёнка вскоре отправили на Корсику, дав ему фамилию Буонапарте, что означает «хорошего происхождения».

Юнг (1873) вместе с Ризе («Die eiserne Maske», Грейфсвальд, 1876) утверждает, что «железная маска» был лотарингский дворянин Армуаз, который в 1672 стоял в испанских Нидерландах во главе заговора против Людовика XIV и был захвачен в 1673.

Другие, рано отброшенные и явно фантастические, версии отождествляли Железную Маску с Николя Фуке, министром Людовика XIV, действительно умершим в Пиньероле, или с англичанином герцогом Монмутским, который восстал против Якова II и был казнён в 1685. Существует и версия, согласно которой под маской скрывался настоящий царь Пётр I, отправившийся в «Великое посольство», а в Россию вместо него вернулся самозванец.

Очень оригинальна версия, предложенная в 1963 г. французским историком Шарлем Бенекрутом. Он считает, что Железная Маска — это кардинал Мазарини. В 1614 году с острова Полинезия был вывезен во Францию в возрасте 12 лет туземец-альбинос, по странной случайности как две капли воды похожий на кардинала Мазарини. Впервые его сходство с кардиналом обнаружил в 1655 году герцог де Голль. Он попытался подменить Мазарини и, по данным историка, у него это замечательно получилось, причем после подмены туземец занял место министра при дворе Людовика XIV, а на Мазарини была надета пресловутая «железная маска».

В 1976 году советский исследователь Ю.Б.Татаринов на базе «матричного системного анализа» высказал предположение о том, что под «железной маской» скрывалось поочередно несколько человек: сначала экс-министр Фуке, затем Маттиоли и Эсташ Доже[18].

Художественные отражения

Литература

Кино

Мультсериал

  • Утиные истории — эпизод "железная маска", пародирующий творчество Александра Дюма.

См. также

Примечания

  1. ↑ Encyclopædia Britannica
  2. ↑ Archives nationales de France: salle des inventaires, Archives nationales (accessed 23 January 2017).
  3. ↑ Analyse et photographies des documents découverts, https://sergearoles-documents-archives.com/ [archive] (accessed 23 January 2017).
  4. ↑ The jail cell of the most famous prisoner, the man in the iron mask.. YouTube (18 октября 2017). Проверено 31 января 2018.
  5. ↑ 1 2 3 The Man in the Iron Mask, Timewatch TV documentary presented by Henry Lincoln, BBC, 1988
  6. ↑ Crimes célèbres : Alexandre Dumas : Free Download & Streaming : Internet Archive. Archive.org. Проверено 31 января 2018.
  7. ↑ 1 2 3 4 5 The Man Behind the Iron Mask by John Noone, 1988
  8. ↑ Dumas, Alexandre. Celebrated Crimes, volume 6, p. 2008.
  9. ↑ Gutenberg.org. Gutenberg.org (22 сентября 2004). Проверено 31 января 2018.
  10. ↑ Pagnol, Marcel. Le Masque de fer. — Éditions de Provence, 1965. — P. chapters 11 & 12.
  11. ↑ Jean Dumont, Supplément au Corps Universel Diplomatique, tome IV, page 176.
  12. ↑ Yann Kermabon, « Courrier des lecteurs », Revue Historia, octobre 1998
  13. ↑ 1 2 Williamson, Hugh Ross. Who Was The Man In the Iron Mask? and Other Historical Mysteries. — Penguin, 2002. — ISBN 0-14-139097-2.
  14. ↑ Амбелен Р. Драмы и секреты истории. — М.: Прогресс-Академия, 1993, С. 76-77.
  15. ↑ Singh S. From Shunning Vigenere to the Man in the iron mask // The Code Book: The Science of Secrecy from Ancient Egypt to Quantum Cryptography — New York City: Doubleday, 1999. — P. 52–58. — 416 p. — ISBN 978-1-85702-879-9, 978-0-385-49531-8
  16. ↑ Emile Burgaud et Commandant Bazeries, Le Masque de fer. Révélation de la correspondance chiffrée de Louis XIV, Paris, Firmin-Didot, 1893
  17. ↑ George Agar Ellis, The true history of the State Prisoner commonly called the Iron Mask, here identified with Count E. A. Mattioli, extracted from documents in the French archives (London, J. Murray, 1826)
  18. ↑ Наука и жизнь № 3-1977

Литература

wikipedia.green

Человек в железной маске: узник из Бастилии, ставший легендой | Искусство | Культура

19 ноября 1703 года, 310 лет назад, в Бастилии умер узник, прославившийся как «человек в железной маске». Имя таинственного заключенного до сих пор достоверно неизвестно, но историки высказывают самые невероятные версии: так, узником мог оказаться незаконнорожденный брат Людовика XIV (тогдашнего правителя Франции) или его брат-близнец. Вполне возможно, что в маске отбывал наказание кто-либо из государственных преступников или изменников — например, Эрколь Антонио Маттиоли, который обещал помочь Людовику XIV заполучить крепость Казале, но не сдержал свое слово.

Рассказал о «заключенном» иезуит Гриффэ, служивший в Бастилии 9 лет духовником. Согласно его словам, загадочного узника привезли на носилках 19 сентября 1698 с острова Святой Маргариты, и его лицо закрывала плотная черная бархатная маска. Позже она «превратилась» в железную — уже в легендах.

Крепость Эксиллес, где в последний раз видели узника в маске Фото: Commons.wikimedia.org

«Век Людовика XIV» (1751)

Философ-просветитель Вольтер первым написал о Железной маске, предположив, что узник — брат Людовика XIV. Его герой описан так: «ростом выше среднего, молодой, обладающий благороднейшей осанкой. В пути он носил маску со стальными задвижками на нижней ее части, которые позволяли ему есть, не снимая маски. Был отдан приказ убить его в случае, если он снимет маску».

«Виконт де Бражелон» (1847-1850)

Александр Дюма (отец) продолжил тему, заданную Вольтером, в своем романе «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя» (последняя часть трилогии о мушкетерах).

Узник в железной маске на анонимной гравюре времён Французской революции Фото: Commons.wikimedia.org

Согласно книге, узника по имени Марчиали (брата короля) в тюрьму заключил кардинал Мазарини. Пленник содержался лучше, чем его товарищи, но надзор за ним был строже. Мушкетеры совершили подмену и освободили несчастного узника, оставив на его месте настоящего Людовика XIV. Правда, спустя сутки, бывший пленник был снова возвращен под стражу на остров Св.Маргариты - в этот раз уже навечно.

Наиболее известной частью трилогии «Виконт де Бражелон» стала «Человек в железной маске». Позже автор написал о загадочном герое еще раз — в «Узнике Бастилии».

«Тюрьма» (1822)

«Человек в железной маске» (англ. The Man in the Iron Mask) Фото: Commons.wikimedia.org

Другого француза, Альфреда де Виньи, в истории узника больше интересовали вопросы морали и философии. Писатель задается вопросом, что такое настоящая свобода (внешняя и внутренняя), а его герой в своем воображении сам создает то, чего ему так не хватает: общения с другими людьми, права передвигаться в любом направлении, любви. Даже в название де Виньи выносит слово «Тюрьма». Его персонаж, в отличие от Дюма-отца, так и не покидает стен темницы и умирает в заточении.

«Близнецы» (1839)

Еще один исследователь истории о человеке в железной маске — Виктор Гюго. Пьесу «Близнецы» он написал не в самый удачный период: его предыдущая пьеса, «Рюи Блаз», не имела громкого успеха, и Гюго был этим разочарован. Интересно, что даже в истории таинственного узника писатель находит место для любви: человек в железной маске влюблен в девушку, песни которой он слышит за стенами его камеры. 

«Человек в железной маске» в кинематографе

История несчастного узника впервые появилась на экране еще в 1929 году — в немом фильме «Железная маска» (в главной роли — Дуглас Фэрбенкс). Книгу Дюма после этого экранизировали несколько раз: самой известной версией стала лента 1998 года «Человек в железной маске» с Леонардо ди Каприо (режиссер — Рэндел Уоллес). Авторы перекроили сюжет на свой лад: мушкетерам все же удается освободить узника (его по фильму звали Филиппом), а в тюрьму посадить его брата Людовика XIV в железной маске. Д’Артаньян, согласно сценарию, был родным отцом  Филиппа и Людовика.

www.aif.ru

Книга Железная маска читать онлайн Жан-Кристиан Птифис

Жан-Кристиан Птифис. Железная маска

 

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

 

Впервые в серии «Жизнь замечательных людей» выходит биография человека… которого никогда не существовало. Знаменитая Железная маска — таинственный узник Бастилии, главной тюрьмы Франции; человек, которому под страхом смерти запрещалось показывать кому бы то ни было свое лицо и называть свое подлинное имя; мнимый брат-близнец Короля-Солнца Людовика XIV, проведший в заточении почти всю свою жизнь, в действительности оказывается не более чем мифом. Да, перед нами биография мифа, а не живого человека из плоти и крови.

Но зато какого мифа! Созданный гением Вольтера, этот миф намного пережил своего создателя. Загадка узника в маске, умершего в Бастилии в 1703 году и тайно погребенного на кладбище Святого Павла, вот уже более трех столетий не дает покоя историкам, романистам и просто любителям всего таинственного и непознанного, что есть в истории. На роль этого таинственного незнакомца предлагалось множество исторических или вымышленных персонажей (общее число существующих версий, по подсчетам автора настоящей книги, превышает полсотни), начиная с герцога де Бофора и Генри Кромвеля (сына Оливера Кромвеля) и заканчивая Мольером и… самим Людовиком XIV, якобы заточенным в Бастилию. Узнику в железной маске посвящались серьезные исследования и легкомысленные романы, пьесы и кинофильмы. По воле великого Дюма его освобождали из заточения мушкетеры во главе с неподражаемым д'Артаньяном; его образ запечатлен в нашей памяти благодаря великолепным кинофильмам, в которых в разное время блистали Дуглас Фэрбенкс, Жан Маре, Жан Франсуа Порон и (в новейшей киноверсии «Человека в железной маске») Жерар Депардье и Леонардо Ди Каприо…

Книга, предлагаемая вниманию читателей, на сегодняшний день представляет собой наиболее полное и авторитетное исследование этой исторической загадки. Вооружившись доскональным знанием источников по истории Великого века (как называют во Франции век Людовика XIV), исследовав подлинные архивные документы, и прежде всего официальную переписку между господином де Сен-Маром, под надзором которого таинственный узник находился в течение всего своего тридцатипятилетнего заточения, и двумя государственными секретарями, последовательно курировавшими тюрьмы, — военным министром Лувуа и его сыном Барбезьё, подвергнув тщательному анализу финансовые документы, в которых расписаны средства, отпускаемые из казны на каждого узника в каждой из тюрем Франции, автор дает свой ответ на главный вопрос: кто же был тот человек, лицо которого скрывает от нас таинственная маска? И ответ этот оказывается поразительным: контраст между тем, кем представлялся и представляется этот человек в общественном сознании, и тем, кем он являлся на самом деле, настолько велик, что в это трудно поверить. Но в том-то и дело, что автор оперирует не эмоциями, не слухами, которые сознательно или бессознательно распространяли при жизни таинственного узника и особенно после его смерти, но исключительно фактами, спорить с которыми, как известно, можно только с такими же фактами в руках.

При этом книга построена как самый настоящий детектив. Как выясняется, история способна преподносить нам такие сюжеты, которым позавидует любой романист, наделенный самой изощренной фантазией. И не случайно, приступая к исследованию, автор вспоминает имя Агаты Кристи и ее знаменитый роман «Десять негритят». То, о чем будет рассказывать он, по занимательности и хитросплетениям сюжета ничуть не уступает произведению великой англичанки.

Но если говорить точнее, то жанр предлагаемой книги можно было бы обозначить как ретродетектив. Даже не потому, что речь идет о событиях далекого прошлого. Перед нами своего рода детектив наоборот. И в самом деле. Преступник не только изобличен, но и заточен в камеру, в которой ему предстоит томиться до самой смерти. Возмездие свершилось: несчастный умирает в Бастилии.

knijky.ru

Железная маска - Александр Дюма

  • Обложка: Похищенная (СИ)

    Просмотров: 4269

    Похищенная (СИ)

    Алина Углицкая

    Он помнил, как увидел ее впервые.Нет, не увидел – почувствовал.Это было как удар под дых. Как…

  • Обложка: Вынужденная помощница для тирана (СИ)

    Просмотров: 3835

    Вынужденная помощница для тирана (СИ)

    Виктория Свободина

    Решившись после развода на переезд и новую работу, я была готова к любым трудностям. К любым. Но,…

  • Обложка: Космический подарок (ЛП)

    Просмотров: 3713

    Космический подарок (ЛП)

    Анжела Касл

    Галактические воины Джол, Хэл, Див и Рик, близнецы расы Галафракс, прогуливаясь по…

  • Обложка: Дурашка в столичной академии (СИ)

    Просмотров: 3207

    Дурашка в столичной академии (СИ)

    Виктория Свободина

    Родиться в хорошей состоятельной семье — значит быть скованной условностями и правилами. А если ты…

  • Обложка: Подмена (СИ)

    Просмотров: 2941

    Подмена (СИ)

    Галина Чередий

    Среднестатистическая женщина, живущая по принципу работа-дом-работа, я даже не подозревала, что…

  • Обложка: Преданная помощница для кумира (СИ)

    Просмотров: 2692

    Преданная помощница для кумира (СИ)

    Виктория Свободина

    Я, девушка с улицы, что вдруг стала личной помощницей Кая Айстема - восходящей звезды и кумира…

  • Обложка: Мой развратный босс (СИ)

    Просмотров: 2514

    Мой развратный босс (СИ)

    Янита Безликая

    Как только я устроилась на новую работу, то у меня каждый день стал сражением с самой собой, и…

  • Обложка: Муж прилагается к диплому (СИ)

    Просмотров: 2301

    Муж прилагается к диплому (СИ)

    AnaGran

    Каждый студент, поступающий на бюджет, обязан был отработать три года на государство, а там уж куда…

  • Обложка: Благодарю за неё (ЛП)

    Просмотров: 1876

    Благодарю за неё (ЛП)

    Алекса Райли

    Отем всегда испытывала душераздирающие протяжение к своему брату, Хантеру. Но единственная проблема…

  • Обложка: Будь моей парой (СИ)

    Просмотров: 1561

    Будь моей парой (СИ)

    Алина Лис

    Красивый и богатый, наглый и испорченный Раум ди Форкалонен - мечта всех девчонок в магической…

  • Обложка: Я не скажу тебе «нет» (СИ)

    Просмотров: 1510

    Я не скажу тебе «нет» (СИ)

    Ася Оболенская

    Когда Вика предложила прокатиться в салон к экстрасенсу, мне казалось, это будет весело. Но вместо…

  • Обложка: Химик (СИ)

    Просмотров: 1502

    Химик (СИ)

    Соня Рыжая

    Он был убежден, что она порочная лгунья, и продажная девка. Ни на грамм не верил невинному личику,…

  • Обложка: Личная Королева герцога (СИ)

    Просмотров: 1388

    Личная Королева герцога (СИ)

    Людмила Константа

    Попав в иной мир и сбежав от плена герцога, Саша легко нашла свое место, пойдя по стопам деда:…

  • Обложка: Свет в одиноком окне (СИ)

    Просмотров: 1384

    Свет в одиноком окне (СИ)

    Елена Соловьева

    История о том, как одна случайная встреча может изменить все. Вмешаться в планы, нарушить привычный…

  • Обложка: Правила неприличия (СИ)

    Просмотров: 1346

    Правила неприличия (СИ)

    Ася Оболенская

    Регина и Андрей люди настолько разные, что по всем законам логики никогда не должны были…

  • Обложка: Звездная академия. Как соблазнить адмирала (СИ)

    Просмотров: 1267

    Звездная академия. Как соблазнить адмирала (СИ)

    Наталья Косухина

    Сегодня Звездная академия распахнет свои двери, чтобы лучшие из лучших попытали свое счастье в…

  • Обложка: Личная воровка герцога (СИ)

    Просмотров: 1177

    Личная воровка герцога (СИ)

    Людмила Константа

    Саша - уверенная в себе женщина, ведущая двойную жизнь. Для одних - прилежная студентка, будущее…

  • Обложка: Для него (ЛП)

    Просмотров: 1158

    Для него (ЛП)

    Джейд Синнер

    Виктор Она – мечта любого мужчины. Каждый вечер по телевизору, вещание новостей с ее узкими юбками…

  • Обложка: Сладкая месть (СИ)

    Просмотров: 1101

    Сладкая месть (СИ)

    Marien Fox

    — Ты слишком долго спала, моё терпение лопнуло, — хрипло произнёс он ей в губы. Кэролайн ожидала,…

  • Обложка: Будь моей судьбой (СИ)

    Просмотров: 1100

    Будь моей судьбой (СИ)

    Алина Лис

    Для высшего демона любовь к полукровке-оборотню — недопустимая слабость. Но начатая со скуки игра…

  • Обложка: Хан (СИ)

    Просмотров: 1030

    Хан (СИ)

    Елена Синякова

    Как выжить в городе, где тебя ненавидят? Как жить, оставишь один на один с неласковой судьбой,…

  • Обложка: В объятиях волка (СИ)

    Просмотров: 1025

    В объятиях волка (СИ)

    Darya Pricklys

    Он всегда уходил как можно дальше от дома. Намеренно скрывался в обширных лесах своего родного…

  • Обложка: Мой грязный ангел (ЛП)

    Просмотров: 959

    Мой грязный ангел (ЛП)

    Леди Эм

    Он - идеальный мужчина. Красив, как бог, горяч, как адское пламя. Каждая встреча с ним…

  • Обложка: Будь моей игрушкой (СИ)

    Просмотров: 950

    Будь моей игрушкой (СИ)

    Алина Лис

    Магическая академия. Лекции, друзья, безмятежное будущее…Так думала Дженни, но все изменилось в…

  • Обложка: Больше, чем брат (СИ)

    Просмотров: 925

    Больше, чем брат (СИ)

    Maks Grey

    Что делать, если ты любишь своего старшего брата, а он не обращает на тебя внимания? Огден всегда…

  • Обложка: Ошибочное мнение (ЛП)

    Просмотров: 906

    Ошибочное мнение (ЛП)

    А. Е. Виа

    Он пытался утопить своих демонов, только для того, чтобы выяснить, что они умеют плавать. Жизнь не…

  • Обложка: Восход черной звезды (СИ)

    Просмотров: 819

    Восход черной звезды (СИ)

    Елена Звездная

    Смерть оказалась… странной. Головокружительной, стремительной, сверкающей… Я куда-то падала, крепко…

  • Обложка: Пылающая Эмбер (ЛП)

    Просмотров: 800

    Пылающая Эмбер (ЛП)

    Брайа Дерби

    Последнее, что ей нужно после побега от монстра, так это попасть в логово Дьявола.…

  • itexts.net

    «Железная Маска» и замок острова Сент-Маргерит » Военное обозрение

    Очень хорошо, что на ВО так много людей неравнодушных, и они очень часто подсказывают, о чем писать. Например, после материала про замок ИФ многим захотелось подробнее узнать про мифическую Железную Маску и замок на острове Сент-Маргерит, в котором его содержали по роману Дюма «Виконт де Бражелон или Десять лет спустя». И вот что обо всем этом, оказывается, можно (и должно рассказать!) Путем разных хитроумных подсчетов вроде бы удалось установить, что этот самый узник родился около 1640 года, а умер 19 ноября 1703 года. Под номером 64389000 он содержался в разных тюрьмах, включая (c 1698 г.) и Бастилию, причем содержался он там в бархатной маске (и только лишь в позднейших легендах она превратилась в железную).Самый лучший вариант «железной маски» из одноименного кинофильма 1962 года с Жаном Маре в роли Д’Артаньяна.

    Впервые об этом таинственном человеке было написано в книге «Тайные записки по истории персидского двора», напечатанной в Амстердаме в 1745 – 1746 гг., и вот там-то и сообщалось, что «Железная Маска» - это герцог Вермандуа, сын короля Людовика XIV и его любовницы Луизы де Лавальер, которого посадили в тюрьму за пощечину дофину. Впрочем, эта история абсолютно неправдоподобна, поскольку реальный Людовик Бурбонский умер в 1683 году, когда ему было 16 лет.

    Фильм 1962 года: кардинал Мазарини поручает Д’Артаньяну привести узника с острова Сент-Маргерит, чтобы подменить им тяжело больного короля Франции.

    Затем к драме «Железной маски» приложил свою руку великий Вольтер. В сочинении «Век Людовика XIV» (1751 г.) первым написал о том, что «Железная Маска» не кто иной, как брат-близнец Людовика XIV, абсолютно на него похожий, и потому очень опасный в качестве возможного узурпатора.

    Узник в железной маске на анонимной гравюре времен Великой Французской революции.

    Голландские писатели, не питавшие любви к Франции и старавшиеся бросить тень на ее королей при всяком удобном случае, заявляли, что «Железная Маска» - это… камергер и любовник королевы Анны Австрийской и потому настоящий папа Людовика XIV. Затем о «Железной маске» рассказал иезуит Гриффе, который девять лет служил духовником в крепости Бастилия, в 1769 году опубликовавший сочинение, в котором привел дневник королевского лейтенанта Бастилии, согласно которому 19 сентября 1698 года с острова Святой Маргариты сюда в портшезе доставили узника, чье имя было неизвестно, а лицо закрывала черная бархатная (но никак не железная) маска.

    А вот он и остров – все точно так, как в кино!

    Умер он 19 ноября 1703 года. Ну, а что касается Вольтера, то он в своем «Философском словаре» в статье про Анну Австрийскую написал, что ему известно больше, чем знал Гриффе, но так как он француз, то вынужден хранить молчание.

    Зачем в кинофильме «Железная маска» 1929 года этой самой маской узнику закрыли всю голову? А как почесаться?

    То есть это был старший, но незаконный сын Анны Австрийской, и что, мол, уверенность в ее бесплодности рождением этого ребенка была опровергнута; но потом у нее родился Людовик XIV от своего законного супруга, ну, а Людовик XIV, достигнув совершеннолетия, обо всем этом узнал и велел заточить братца в крепость. Тут же появились инсинуации, достойные самого Дюма: «Железная маска» - сын герцога Бэкинегэма, «Железная маска» плод брака Анны Австрийской с кардиналом Мазарини, «дитя любви» от капитана кардинальской гвардии Доже де Кавуа, принца Конде, ну и так далее, и все в таком же роде.

    От фильма к фильму маска становилась все страшнее…

    Аббат Суляви в 1790 году также утверждал, что «Железная маска» - брат-близнец Людовика XIV, которого Людовик XIII велел воспитывать в тайне, дабы предсказанные ему несчастья, связанные с рождением близнецов, не осуществились. Ну, а уже после смерти кардинала Мазарини Людовик XIV все узнал, но велел заточить брата в тюрьму, и к тому же, из-за их поразительного сходства приказал носить маску. В годы Великой французской революции эта точка зрения была общепринятой и именно на ее основе А. Дюма и написал свой роман.

    И еще страшнее… и глупее!

    Есть сведения, что узник в черной бархатной маске в списках Бастилии значился под именем Маттиоли. И вроде бы это был авантюрист Антонио Маттиоли, в 1678 году обещавший Людовику XIV с помощью предательства сдать крепость Казале. За это темное дело он вроде бы получил 100000 скудо, но затем выдал эту тайну одновременно Савойе, Испании и Австрии. За это его поймали и сначала держали на острове Сент-Маргерит, а после перевели в Бастилию. Это предположение поддерживало большинство историков конца XIX века.

    План форта Рояль 1775 года.

    Затем криптоаналитиком Этьеном Базери был расшифрован некий документ, на основании которого он сделал вывод, что несчастным узником в маске являлся генерал Вивьен де Булонд, но была и такая точка зрения, что «Железной маской» был дворянин Армуаз, который в 1672 году в испанских Нидерландах устроил заговор, направленный против Людовика XIV, но был схвачен в 1673 году и заключен в Бастилию.

    Дозорная башенка и карронада форта Рояль.

    Но были и такие версии, ну просто явно фантастического свойства. Например, «Железную Маску» отождествляли с опальным суперинтендантом Николя Фуке, проштрафившимся министром Людовика XIV, умершим на самом деле в Пиньероле, или английским герцогом Монмутом, который поднял восстание против короля Якова II и затем был казнен в 1685 году.

    Вид на форт Рояль с моря.

    Есть и такая версия, вполне достойная пера Бушкова и некоторых авторов здесь на ВО, что так враги России прятали настоящего царя Петра I, который поехал в Европу с «Великим посольством», и был подменен, а в Россию вместо него приехал подосланный иезуитами либо масонами враждебный всему русскому самозванец.

    Стена форта.

    В 1963 году Шарль Бенекрут, французский историк, «родил» еще одну версию: по его мнению, «Железная Маска», не кто иной, как сам кардинал Мазарини. Дескать, было так: в 1614 году из Полинезии во Францию вывезли 12-летнего туземца-альбиноса, словно две капли воды походившего на кардинала Мазарини. Сходство это в 1655 году заметил герцог де Голль. Он и решил подменить Мазарини на туземца, и это у него получилось просто замечательно. Туземец занял место первого министра (вот как некоторых «забирает»!) при Людовике XIV, а на самого Мазарини надели «железную маску».

    Ворота в форт.

    В 1976 году советский исследователь Ю.Татаринов высказал свое предположение, что «железных масок» было несколько: сначала это был экс-министр Фуке, потом неудачник Маттиоли и тот же Эсташ Доже. В любом случае всех этих людей везли потом на остров Сент-Маргерит – самый большой из Леринских островов, что расположен всего лишь в километре от знаменитого города Канны на Французской Ривьере. Сам этот остров протянулся с востока на запад на 3 км, а ширина его всего 900 м. Вот на этом-то участке суши и стоит главный туристический объект острова – форт Рояль, форт и одновременно тюрьма, где и держали знаменитую «Железную Маску» и где он выбрасывал тарелки в окно с призывами о помощи.

    Камера «Железной Маски».

    Сначала, то есть еще во времена Древнего Рима, остров назывался Леро. Потом крестоносцы, отправлявшиеся в Святую Землю, выстроили на нем часовню в честь святой Маргариты Антиохийской. В XIV веке некий Раймонд Феро, измыслил, что на этом острове обитала Святая Маргарита, возглавлявшая на нем сообществом дев-монахинь.

    Церковь Св. Маргариты. Здесь узник молился и исповедовался.

    Но уже в 1612 году островом стал владеть Клод де Лоран, герцог Шеврезский. А вскоре на нем построили и форт Рояль. В 1635 году остров захватили испанцы, но через два года французы их прогнали. Затем, так же, как и замок Иф, форт Рояль стал королевской тюрьмой, но зато в течение XVIII века тамошнее поселение Сент-Маргарет все росло и росло, так как ему приходилось обслуживать расположенный на острове гарнизон.

    Морской музей с камерой «Железной Маски».

    Здесь содержалось множество известных людей своего времени и помимо «Железной Маски». Например, здесь томился Абд аль-Кадир (предводитель алжирских повстанцев), и маршал Базен. Но он был единственный, кому с этого острова удалось бежать.

    Накануне Второй мировой войны на острове Сент-Маргерит были построены два бетонных дота для обороны острова.

    Сегодня весь остров Сент-Маргерит зарос густым лесом из эвкалиптов и пиний. В поселке на острове имеется около двадцати строений, рассчитанных, прежде всего, на обслуживание туристов. Ну, а в самом форте открыт Морской музей, где можно увидеть находки, обнаруженные на затонувших римских и арабских кораблях, и где для туристов открыты бывшие камеры, ну и, разумеется, камера «Железной Маски» и римские цистерны, в которых римляне держали свежевыловленную рыбу. Для любителей военных мемориалов там имеются небольшое кладбище французских солдат-участников Крымской войны, и также кладбище североафриканских солдат, что воевали за Францию в годы Второй мировой войны. Есть там и небольшое имение, принадлежащее Виджая Малльи - индийскому миллионеру и владельцу команды «Формула 1 Форс Индия». Ну, такой вот он эксцентричный субъект, что пожелал иметь там для себя виллу, однако этим достопримечательности там и исчерпываются.

    topwar.ru

    Топ-преступлений Дюма. Железная маска: lenarudenko

    В свой топ великих преступлений Александр Дюма поместил трагичную историю о человеке, оказавшемся в заточении, железная маска скрыла его лицо навсегда. Преступление, которое совершили первые лица Франции, лишив человека радостей жизни. Королевское преступление, мотив - опасения претензий родственника на престол. Хотя, как свидетельствуют записи – узнику оказывались почести и исполнялись любые прихоти.

    Узник царапает свое имя с просьбой о помощи на серебряной посуде

    О реальном существовании тайного узника в эпоху Людовика XIV свидетельствуют отрывки из писем современников. Например, из письма 1691 года коменданту Сен-Марсу, под охраной которого находился Железная Маска: «Ежели у вас будет нужда испросить у меня что-либо для узника, уже двадцать лет находящегося под вашей охраной, прошу вас прибегать к тем же предосторожностям, какими вы пользуетесь, когда пишете г-ну де Лувуа».Любопытных слуг, которые пытались узнать тайну Железной маски, ждала скорая внезапная смерть от «несчастного случая».

    Версий о персонаже, лицо которого скрывала маска, немало. Одни утверждали, что он был братом Людовика XIV, а другие – что он был его сыном. Есть версия, что Железная маска – английский принц, который поднял мятеж и был сослан во Францию в вечное заточение. Железная маска существовал. Но кто он? Это осталось загадкой, версии которой приводит Дюма в своих заметках о великих преступлениях, опираясь на дневники и письма.

    Людовик XIV. Отец? или брат? Железной маски

    О человеке в железной маске заговорили спустя пятнадцать лет после смерти короля Людовика XIV.

    Впервые легенда об узнике упоминается в «Персидских записках» неизвестного автора. Героям повествования даны восточные имена. В «Персидских записках» человек в Железной маске представлен граф Вермандуа – сын Людовика XIV и его фаворитки Луизы де Лавальер. По официальной версии их сын – граф Вермандуа умер в 16 лет, по версии автора «записок» – новость о смерти принца была ложной, на самом деле его заточили в крепость, скрыв лицо под железной маской.

    «Имея единственной целью рассказать о делах до сих пор неведомых как о тех, что доселе не описаны, так и о тех, о коих невозможно умолчать, мы перейдем к малоизвестному факту, касающемуся принца Джафара (Луи де Бурбона, графа де Вермандуа, сына Людовика XIV и м-ль де Лавальер), которого Али-Хомаджу (герцог Орлеанский, регент) посетил в крепости Исфахана (Бастилии), где тот находился в заточении уже многие годы Этот визит имел целью удостовериться, что принц, считавшийся умершим от чумы более тридцати лет назад и похороненный в присутствии целой армии, жив.

    У шаха Аббаса (Людовика XIV) был законный сын Сефи-Мирза (Людовик, дофин Франции) и побочный сын Джафар. Принцы отличались как по рождению, так и характерами, они вечно ссорились и соперничали. Однажды Джафар в запальчивости дал пощечину Сефи-Мирзе. Шах Аббас, которому сообщили об оскорблении, нанесенном наследнику престола, собрал ближайших своих советников и поведал им о преступлении Джафара, за каковое, по законам страны, того должно было покарать смертью, однако один из министров, более чувствительный, чем другие, к скорби шаха Аббаса, предложил отослать Джафара в войско, стоявшее на границе с Фельд-раном (Фландрией), а через несколько дней представить дело так, будто он погиб, и тайно перевезти его в крепость на остров Ормуз (о-ва Сент-Маргерит), навечно там заточить, а перед войском изобразить пышные похороны.

    Граф Вермандуа, сын короля Людовика XIV и его фаворитки

    Этот совет был принят и исполнен при участии верных и умеющих хранить тайну подданных; принц, преждевременную смерть которого оплакивали воины, окольными дорогами был привезен на остров Ормуз и сдан на руки коменданту крепости; тот заблаговременно получил приказ не показывать узника никому, кто бы этого ни добивался. Единственный слуга, хранитель этой государственной тайны, был убит в пути воинами конвоя, а чтобы он не был опознан, они кинжалами обезобразили его лицо.

    Комендант крепости Ормуз обращался с узником с великим почтением, сам прислуживал ему и принимал в дверях камеры блюда из рук поваров среди коих никто никогда не видел лица Джафара. Однажды принц на дне тарелки вырезал ножом свое имя Слуга, которому попалась эта тарелка, отнес ее коменданту, надеясь получить награду, но несчастный ошибся: его тут же при кончили, дабы никто не узнал столь важную тайну.

    Джафар долгие годы провел в крепости Ормуз. Потом его перевезли в крепость Исфахан, когда шах Аббас в благодарность за верность назначил ормузского коменданта командовать столичной крепостью, где открылась вакансия. Как в Ормузе, так и в Исфахане на принца предусмотрительно надевали маску, когда по болезни или какой другой причине ему нужно было кому-то показаться. Многие заслуживающие доверия особы утверждали, что неоднократно видели замаскированного узника, и рассказывали, что он обращался к коменданту на «ты», а тот относился к нему с безграничным почтением.

    Место первоначального заточения Железной маски

    Если спросят, почему Джафар, намного пережив шаха Аббаса и Сефи-Мирзу, не был освобожден, чего следовало бы ожидать, то надо заметить, что не было никакой возможности вернуть положение, титул и привилегии принцу, чья могила была еще цела, а кроме того, существовали не только очевидцы его похорон, но и писаные свидетельства, вера в подлинность которых не изгладилась еще из памяти народа; поэтому, что бы ни придумывали, народ остался бы в убеждении, что Джафар скончался от чумы в войсковом лагере в Фельдране. Али-Хамаджу умер вскоре после посещения Джафара».

    Конечно, эта легенда вызвала интерес общества галантного века. Появилось немало желающих узнать историю узника подробнее.

    Легенда заинтересовала знаменитого философа Вольтера, который под именем Франшвиль издал книгу «Век Людовика XIV», где рассказа об истории человека в железной маске - «событие, на которое историки прежде не обращали внимания».

    Философ Вольтер любил "байки-легенды-тосты"

    Вольтер назвал предполагаемую дату заточения узника 1661 год. По словам Вольтера сначала узник находился на острове Сент-Маргерит, а потом был заключен в Бастилию и пользовался королевскими почестями - «ему были созданы наилучшие условия, какие только были возможны в тюремном замке; ему ни в чем не отказывали, а любил он более всего тонкое белье и кружева, играл на гитаре; ему доставляли наилучшие яства, и комендант весьма редко садился в его присутствии».

    Философ общался с преемником коменданта тюрьмы и врачом, который лично осматривал узника, но никогда не видел его лица. Если кто-то из служащих пытался узнать имя и причину заточения Железной маски, любопытного убивали. «Одно время при покойном короле во всех слоях общества гадали, кем был пресловутый узник, известный под именем Железная маска. Но любопытство это несколько приутихло, когда Сен-Марс перевез его в Бастилию: подействовал слух, что есть приказ убить узника, если кто-то его узнает. Сен-Марс также дал понять, что всякий, кто будет иметь несчастье проникнуть в тайну узника, разделит его судьбу. Угроза убить узника и любопытствующих раскрыть его тайну произвела столь сильное впечатление, что при жизни короля об этом загадочном человеке говорили только намеками».

    По свидетельству Вольтера министр Шамийар был «последним министром, знавшим эту тайну, и что его зять маршал де Ла Фейад на коленях умолял его сказать, кто же скрывался под железной маской, и что перед кончиной в 1721 г. Шамийар признался, что дал клятву никогда не раскрывать этот государственный секрет. К этим подробностям, удостоверенным герцогом де Ла Фейадом, Вольтер добавляет поразительное замечание: еще большее удивление вызывает обстоятельство, что в то время, когда неизвестный был доставлен на остров Сент-Маргерит, ни одна сколько-нибудь значительная персона в Европе не исчезла».

    Аббат Пагон, побывавший в местах заключения Железной маски, записал:«В конце прошлого века знаменитый узник в железной маске, чье имя, возможно, мы никогда не узнаем, был привезен на острова Сент-Маргерит; всего несколько человек прислуживали ему и имели право с ним говорить. Однажды Сен-Марс беседовал с узником, стоя в коридорчике, примыкающем к камере, дабы издали видеть всякого, кто подходит; в это время сын одного из его друзей, привлеченный их голосами, достаточно близко подошел к ним; заметив это, комендант тотчас закрыл дверь камеры, подбежал к молодому человеку и испуганно спросил, слышал ли он что-нибудь. Молодой человек ответил отрицательно, но комендант в тот же день отправил его из крепости, а в письме своему другу написал, что этот случай мог дорого обойтись его сыну и что он отсылает его из страха, как бы тот не совершил еще какой-нибудь опрометчивый поступок.

    2 февраля 1778 г. я полюбопытствовал войти в бывшую камеру несчастного узника; свет в нее проникает через единственное окошко на северной стороне, выходящее на море; оно устроено в чрезвычайно толстой стене на высоте пятнадцати футов над дорожкой, по которой проходит караул, и перегорожено тремя решетками, установленными на равном расстоянии друг от друга, так что часовых и узника разделяли примерно два туаза. В крепости я встретил семидесятидевятилетнего офицера роты, которая охраняла крепость, и он рассказал мне, что слышал от своего отца, служившего в той же роте, что будто однажды часовой заметил под окном узника в море некий белый предмет, выудил его и отнес г-ну де Сен-Марсу; это оказалась рубашка тонкого полотна, небрежно сложенная, на которой узник что-то написал. Г-н де Сен-Марс, развернув ее и прочитав несколько строк, осведомился у часового, не читал ли он из любопытства, что там написано. Часовой решительно заявил, что нет, однако через два дня его нашли мертвым в постели. Офицер не один раз слышал рассказ об этом происшествии от своего отца и от тогдашнего капеллана тюрьмы и считает его неоспоримым фактом. Другой факт также кажется мне достоверным, свидетельства о нем я собрал в тех же местах и в Леренском монастыре, где о нем еще не забыли.

    Искали служанку для узника; некая женщина из деревни Монжен предложила свои услуги, надеясь, что на этой службе составит состояние детям, но когда ее предупредили, что ей нельзя будет больше видеться с ними и даже общаться с другими людьми, она тут же отказалась разделить заточение с узником, за знакомство с которым пришлось бы уплатить такой дорогой ценой. Еще я должен добавить, что на двух оконечностях форта со стороны моря были выставлены посты, которым был дан приказ стрелять по судам, плывшим ближе определенного расстояния.

    Женщина, прислуживавшая узнику, умерла на острове Сент-Маргерит. Брат офицера, о котором я только что говорил и который пользовался доверием Сен-Марса, часто рассказывал сыну, что однажды ночью принял в тюрьме труп и на спине отнес его на кладбище. Он думал, что это умер узник, но это оказалась его служанка. Вот вместо нее и искали другую женщину».Есть версия, что «узником в маске был герцог Монмут», побочный сын Карла II, осужденный за мятеж и обезглавленный в Лондоне в 1685 года». По английской версии, казнен был не герцог, а другой человек. Кто читал роман Сабатини «Одиссея капитана Блада» вспомнит «репрессии» в начале книги, которые начались при подавлении восстания Монмута против короля Якова II. Сторонники герцога были проданы в рабство, что также описано в романе Сабатини.

    Мятежный герцог Монмут, возможно, железная маска стала его наказанием

    По свидетельству английского историка:«Перед мнимой казнью герцога Монмута пришел сам король в сопровождении трех человек, чтобы вывести его из Тауэра. Монмуту надели на голову капюшон, после чего король и его спутники сели вместе с ним в карету».

    Слуг, которых принимали на службу к Железной маске, предупреждали, что им нужно будет прекратить всякое общение с родными и близкими, но обещали щедрую плату, которая позволит оставить семье в наследство целое состояние. Но за любопытство слуга должен расплатиться жизнью. Не каждый соглашался на такие условия.

    О существовании Железной маски свидетельствуют документы:«В четверг 8 сентября 1698 г. в три часа пополудни г-н де Сен-Марс, прибывший с островов Сент-Маргерит и Сент-Онора, вступил в должность коменданта Бастилии. Он привез с собой в носилках узника, чье имя не называется, которого он содержал в заключении в Пиньероле и который обязан всегда носить маску; до ночи он был помещен в башню Базиньер, а в девять вечера я самолично препроводил его в третью камеру башни Бертодьер, каковую камеру, получив приказ г-на де Сен-Марса, я до прибытия узника озаботился меблировать всем необходимым. Когда я сопровождал узника в названную камеру, со мной шел некий Розарж, которого г-н де Сен-Марс привез с собой и обязанностью которого было прислуживать узнику, а стол ему обеспечивал сам комендант».

    Любопытные рассказы о Железной маске поведал Вольтеру маршал Ришелье (правнучатый племянник того самого Ришелье). Маршал Ришелье тоже описал историю человека в маске в своих мемуарах. Узнать историю человека в железной маске ему помогла любопытная принцесса, в которую был влюблен герцог Орлеанский – член королевской семьи.

    Маршал Ришелье узнал секрет об узнике в Железной маске и всем рассказал

    В награду за свою галантную благосклонность принцесса попросила герцога разрешение почитать документы о тайном узнике. Людовика XIV уже не было в живых, и герцог не счел историю государственной тайной. Принцесса, получив желаемое, поделилась с Ришелье, с которым была в очень близких отношениях, она написала Ришелье зашифрованное письмо. Вот так галантно разглашались государственные тайны.

    Фильмов на тему снято немало. Судя по этой афише, Железная маска был маньком

    "Железная маска" с Патрисией Мединой, где у короля было не два сына, а две дочери. Тут сюжет совсем далек от истории. Было у короля две дочери. Одна умная, а другая - подверженная пьянству и всякими излишествами нехорошими. Поехал король на рыбалку по важным делам, и чтобы дочь дел не натворила, заточил ее в башню до своего возвращения, а лицо ей скрыл под железной маской, чтобы она своей красотой не соблазнила стражников. Но у принцессы (в исполнении Медины) и другие достоинства были, чтобы привлечь внимание... Вырвалась она на волю и тут началось всякое...

    В мемуарах маршал приводит рассказ воспитателя принца. По рассказу воспитателя у королевы родилось два сына-близнеца. Опасаясь гражданской войны между братьями, король распорядился скрыть рождение младшего сына от общества. Он воспитывался вдали от двора. Принц не знал о своем происхождении до 19 лет, но однажды любовница показала ему портрет короля, сходство с которым было очевидно... Брат-король, когда узнал, что его тайный близнец догадывается о своем происхождении, велел арестовать его и надеть железную маску.

    "Железная маска" с Жаном Маре

    "Жанчик" в образе для ormona

    Вот как эта история описана в мемуарах воспитателя Железной маски (со слов Маршала Ришилье): «Несчастный принц, которого я воспитал и оберегал до конца своих дней, родился 5 сентября 1638 г. в половине девятого вечера, когда король ужинал. Его ныне царствующий брат родился в полдень, когда его отец обедал, однако насколько пышно и торжественно было рождение наследника, настолько же печально и сокрыто ото всех было рождение его брата. Король, оповещенный повитухой, что королева должна родить второго младенца, велел остаться в ее спальне канцлеру Франции, повитухе, настоятелю придворной церкви, духовнику королевы и мне, дабы мы стали свидетелями, кто явится на свет, и свидетелями его решения в случае рождения второго ребенка.

    Король уже давно был предупрежден предсказателями, что его супруга родит двух сыновей; много дней назад в Париж явились пастухи, объявившие, что им было Божественное внушение, после чего в Париже стали толковать, что ежели королева родит, как они предсказали, двоих дофинов, это будет величайшее несчастье для государства. Парижский архиепископ велел запереть этих прорицателей в Сен-Лазар, потому как народ был в волнении; все это заставило короля задуматься, он испугался беспорядков, которые могли бы произойти в королевстве. Случилось все, как и было предсказано; то ли звезды оповестили пастухов, то ли Провидение решило предостеречь его величество насчет бедствий, какие могут обрушиться на Францию. Кардинал, которого король нарочным известил об этом пророчестве, ответил, что к сему надо быть готовым; в рождении двух дофинов ничего невозможного нет, и в этом случае надо будет старательно укрыть второго, поскольку в будущем он может, пожелав стать королем, начать войну против брата, создать новую лигу и завладеть престолом.

    Итак, предсказание сбылось, и королева, пока король – ужинал, родила дофина, который был миловидней и красивей, чем первый; новорожденный непрестанно плакал, кричал, словно заранее сожалел, что явился на свет, где ему предстояло претерпеть столько страданий. Канцлер составил протокол о сем необычном рождении, единственном во всей нашей истории, но его величеству первый протокол не понравился и он велел сжечь его на наших глазах; он заставил переделывать протокол много раз, пока тот не удовлетворил его, хотя настоятель придворной церкви протестовал, считая, что его величество не должен скрывать рождение принца, однако король на это ответил, что действует так в интересах государства.

    Анна Австрийская. Судя по портретам, была дама суровая (портрет работы Рубенса)

    Затем король велел нам подписать клятву; первым поставил подпись канцлер, после него настоятель придворной церкви, духовник королевы, а последним я. Клятву подписали также хирург и повитуха, принимавшая роды, и король унес ее вместе с протоколом, и мне больше никогда не доводилось слышать о них; припоминаю, что его величество советовался с канцлером насчет формулы клятвы, и долго тихо что-то обсуждал с кардиналом, после чего повитуха унесла младенца, родившегося вторым; опасались, как бы повитуха не проболталась о его рождении, и она мне рассказывала, что ей неоднократно грозили смертью, ежели она проговорится; нам, свидетелям его рождения, тоже навсегда запретили говорить об этом ребенке даже между собой.

    Ни один из нас до сих пор не нарушил клятву; его величество ничего так не страшился, как гражданской войны, которую могли начать дофины-близнецы, и кардинал неизменно поддерживал его в этом страхе и добился, чтобы ему поручили надзор за воспитанием младенца. Король приказал нам тщательно осмотреть несчастного принца, у которого была родинка над левым локтем, желтоватое пятнышко на шее и крошечная родинка на правой икре, ибо его величество совершенно разумно предполагал в случае кончины перворожденного сделать наследником царственного младенца, которого он доверил нашему попечению; потому он и велел нам поставить наши подписи на протоколе сразу же после своей и приложил к нему в нашем присутствии малую печать королевства; что же сталось с пастухами, предсказавшими рождение второго принца, о том я ничего не слышал, да и не интересовался. Вполне возможно, г-н кардинал, взявший на себя заботы об этом таинственном младенце, мог выслать их из страны.

    Что до раннего детства второго принца, то г-жа Перонет заботилась о нем, как о своем ребенке, но со временем все стали считать его бастардом какого-то вельможи, ибо по тому, как она пеклась о нем, и по расходам на него все решили, что это любимый сын некоего богача, хотя тот его и не признал.

    Когда же принц чуть подрос, кардинал Мазарини, на которого перешли заботы по его воспитанию после его высокопреосвященства кардинала Ришелье, поручил его мне, дабы я образовал его и воспитал как королевского сына, но, блюдя тайну. Перонет заботилась о нем вплоть до самой своей кончины и была весьма привязана к нему, а он еще более был привязан к ней. Принц получил в моем доме в Бургундии образование, какое приличествует сыну и брату короля.

    Во время беспорядков во Франции я имел неоднократные беседы с королевой-матерью, и ее величество, как мне показалось, опасалась, что ежели о рождении этого ребенка станет известно при жизни его брата, молодого короля, то как бы иные недовольные подданные не воспользовались этим и не подняли мятеж, поскольку многие врачи считают, что близнец, родившийся вторым, был зачат первым и, следовательно, по всем законам королем является он, хотя, впрочем, другие не согласны с этим мнением.

    Тем не менее даже подобные опасения не смогли принудить королеву уничтожить письменные свидетельства о рождении второго принца, поскольку она предполагала в случае несчастья с молодым королем и его смерти объявить, что у нее есть второй сын, и заставить признать его. Она не раз мне говорила, что хранит эти письменные доказательства у себя в шкатулке.

    Я дал несчастному принцу образование, какое желал бы получить сам, и даже сыновья монархов подтвердили бы, что лучшего трудно было бы желать.

    Единственно могу себя упрекнуть в том, что невольно стал причиной несчастий принца, хотя и не желал того, поскольку когда ему исполнилось девятнадцать, у него возникло настоятельное желание узнать, кто же он, и так как он видел мою решимость не отвечать на этот вопрос и тем большую непреклонность, чем сильней он умолял меня, то решил скрыть от меня свое любопытство и притворился, будто верит, что является моим сыном, плодом незаконной любви; когда мы бывали наедине и он называл меня отцом, я отвечал, что он заблуждается, но не боролся с заблуждением, которое он высказывал, быть может, только для того, чтобы заставить меня заговорить; я позволил ему считать себя моим сыном, но он не успокоился на том и продолжал изыскивать способы дознаться, кто он на самом деле. Так прошли два года, и тут моя пагубная неосторожность, каковой не могу себе простить, позволила ему узнать о своем происхождении. Он знал, что король присылает ко мне гонцов, и я имел несчастье оставить шкатулку с письмами королевы и кардиналов; что-то он вычитал из них, а об остальном с присущей ему проницательностью догадался и впоследствии признался мне, что похитил самое недвусмысленное и самое определенное письмо, касающееся его рождения.

    Помню, как его любовь и почтительность ко мне, которую я в нем воспитывал, сменились озлоблением и грубостью, но поначалу я не мог понять причину столь резкой перемены в его поведении, ибо еще не знал, что он рылся в моей шкатулке, но он так никогда и не признался, каким способом он это сделал: то ли с помощью слуг, которых не хотел мне назвать, то ли каким другим способом.

    И все-таки однажды он имел неосторожность попросить показать ему портреты покойного короля Людовика XIII и ныне царствующего государя; я ответил, что у меня имеются только крайне скверные портреты, и что я жду, когда живописец исполнит новые, лучше, и тогда покажу их ему.Мой ответ не удовлетворил его, и он попросил позволения съездить в Дижон. Впоследствии я узнал, что он намеревался там увидеть портрет короля, а затем отправиться ко двору, который по случаю бракосочетания короля с инфантой, пребывал в это время в Сен-Жан-де-Люс, и там сравнить себя с королем и проверить, похожи они или нет. Когда я узнал про это его намерение отправиться туда, я более не оставлял его одного.

    Молодой принц был прекрасен, как Амур, и именно Амур помог ему получить портрет своего брата: уже несколько месяцев ему нравилась молодая домоправительница, он всячески ласкал и ублажал ее, и она дала ему портрет короля, вопреки моему запрету слугам давать ему что-либо без моего дозволения. Несчастный принц увидел на этом портрете себя, и это было тем более просто, что портрет этот мог вполне сойти за изображение как того, так и другого. Это привело его в такую ярость, что он прибежал ко мне со словами: «Вот мой брат, а вот я!» – и продемонстрировал похищенное у меня письмо кардинала Мазарини.

    Я испугался, как бы принц не бежал и не явился на свадьбу короля. Я отправил его величеству депешу, сообщив про вскрытие шкатулки, и попросил новых инструкций. Король велел кардиналу распорядиться, и тот приказал заточить нас обоих вплоть до новых распоряжений, а также велел дать понять принцу, что причиной нашего общего несчастья стала его дерзость. Я страдал вместе с ним в тюрьме, пока не понял, что высший судья судил мне покинуть сей мир, и все же не могу для спокойствия собственной души и спокойствия своего воспитанника не сделать это заявление, которое укажет ему способы выйти – ежели король умрет бездетным, – из того недостойного положения, в каковом он пребывает. Да и может ли вырванная против воли клятва принудить сохранять в тайне невероятные события, про которые обязательно должны узнать потомки?»

    Также предполагается, что Железная маска старший брат короля Людовика XIV, узнав о котором король велел заточить его в крепость, надев железную маску. Отцовство приписывают герцогу Бэкингему, тому самому с подвесками.

    Герцог Бэкингем. Отец? Железной маски

    По другой версии «Железная маска был законным сыном Анны Австрийской и кардинала Мазарини», королева тайно обвенчалась со своим фаворитом.

    Анна Австрийская и Мазарини (семейный портрет?)

    «Первая фрейлина королевы-матери, старуха Бове знала тайну этого необыкновенного брака, и потому королеве приходилось во всем уступать своей конфидентке. Это приключение привело во Франции к расширению прав первых фрейлин». (Письмо герцогини Орлеанской от 13 сентября 1713 г.).«Королева-мать, супруга Людовика XIII, не только влюбилась в Мазарини, но, хуже того, вышла за него замуж, так как он не был священником и даже не принадлежал ни к какому ордену, так что препятствий к браку для него не существовало. Ему чудовищно надоела добрейшая королева-мать, и он плохо к ней относился, какового воздания и заслуживают подобные браки». (Письмо герцогини Орлеанской от 2 ноября 1717 г.).

    Кроуфорд, уже в 1798 г. писавший: «Я не сомневаюсь, что Человек в железной маске – сын Анны Австрийской, однако не имею возможности установить, был ли он братом-близнецом Людовика XIV, родился ли в ту пору, когда королева не находилась в супружеских отношениях или же когда она уже была вдовой».

    К сожалению, мы можем только обсуждать разные версии.

    О других преступлениях топа Александра Дюма:Джованна Неаполитанская и Беатрис ЧенчиПродолжение будет

    Мой паблик вконтактеМой facebook, Мой instagrame_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

    lenarudenko.livejournal.com