Как в Афганистане «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена. Дшк в афганистане


Афганистан: как «обкатывали» советское оружие

В истории Афганистана было немало баталий. Апрельская (саурская) революция 1978 года стала катализатором очередной войны — эскалации военного вмешательства СССР во внутренние дела Афганистана. После революции, в декабре 1978-го, в Москве был подписан договор между Демократической Республикой Афганистан (ДРА) и СССР. Советская сторона взяла на себя обязательства практически бесплатно перевооружить афганскую армию.

Военное сотрудничество началось немедленно. Армия ДРА фактически переходила под командование советских военных советников, численность которых к лету 1979 года превысила тысячу. Своих советников направили и другие силовые ведомства — МВД, КГБ, погранвойска.

Локальная война, развязанная СССР в Афганистане, — единственная война после Второй Мировой, в которой почти 10 лет принимали участие советские соединения и части различных родов сухопутных войск и военно-воздушных сил. Решение о начале боевых действий было принято группой членов Политбюро ЦК КПСС в составе Л.Брежнева, Ю.Андропова, А.Громыко, Д.Устинова, К.Черненко и других на основании того, что афганское правительство, не имея боеспособной армии и поддержки широких народных масс, не могло противостоять натиску сил «контрреволюции».

Восток — дело тонкое

25 декабря 1979 года из района Термеза с форсирования Амударьи начался ввод в Афганистан 108-й мотострелковой дивизии ТуркВО в направлении на Кабул, а 27 декабря из района Кушки двинулись части 5-й гвардейской мотострелковой дивизии на Герат, Шинданд, Кандагар. Кроме того, одну из частей ввели через Хорог в направлении на Файзабат, а на военных аэродромах Кабул и Баграм 25-26 декабря высадился авиадесант в составе 103-й воздушно-десантной дивизии и 345-го отдельного парашютно-десантного полка. Началась долгая и кровопролитная война.

Сначала целью военного присутствия советских войск в Афганистане была стабилизация положения в стране. По плану войска должны были расположиться гарнизонами и в боевые действия не вступать, только оказывать помощь местному населению в защите от «бандформирований», а также в его обеспечении продовольствием и предметами первой необходимости. Но по ряду причин (как объективных, так и субъективных) советские части постепенно все больше втягивались в боевые действия. В конце концов был взят курс на расширение советского военного контингента в пределах 120-150 тыс. человек.

Боеспособность правительственных афганских войск оказалась очень низкой, поэтому в начале 1980-х годов советская армия взяла на себя основную часть борьбы с отрядами вооруженной оппозиции. Так, крупные группировки душманов были разбиты в районах Файзабада, Таликана, Тахара, Кандагара, Баграма, Джелалабада. В связи с этим руководители афганской оппозиции отказались от тактики действий значительными силами, разбили свои группировки на отряды по 100-200 человек и перешли к партизанским действиям. 

С помощью иностранных инструкторов в созданных учебных центрах на территориях других государств близ границ Афганистана моджахеды учились обращаться с современным оружием, средствами связи, методам минно-подрывного дела. Некоторые зарубежные государства немедленно начали поставки оружия: 12,7-мм пулеметов ДШК производства Китая, автоматического стрелкового оружия производства Ирака, Египта, Китая, итальянских противопехотных и противотанковых мин, гранат и различных зарядов, со временем появились зенитно-ракетные комплексы «Стрела-2», «Стингер» и другие.

В начале ввода советских войск в Афганистан численность активных формирований моджахедов была незначительной. Однако в 1981-1983 гг. она уже составляла 45 тыс. человек, а в 1986 году — 150 тыс. Объединенные афганско-советские вооруженные силы, действовавшие в Афганистане в 1986 году, насчитывали 400 тыс. солдат (советских — приблизительно до 150 тыс.), надежно контролировавших всего четверть территории страны. А подавляющее большинство сельских районов контролировалось исламскими комитетами моджахедов. К 1988 году на территории Афганистана действовали уже 5 тыс. группировок моджахедов, в состав которых входило более 200 тыс. воинов. Им были присущи высокая стойкость и доскональное знание местности.

Советские войска перешли к рейдовым маневренным операциям в составе отдельных усиленных батальонов и десантированию вертолетами десантно-штурмовых групп. Однако такая тактика не всегда давала необходимый результат в разгроме душманских формирований: мобильным отрядам моджахедов удавалось отвести свои основные силы или вовсе избегать боевых столкновений.

Боевые действия осуществлялись, как правило, в пустыне, горной местности, на дорогах и около населенных пунктов с тех сторон, к которым примыкали густые кусты и деревья. Поэтому проявился ряд недостатков современной боевой техники при действиях в условиях горной труднодоступной местности: артиллерия «привязана» к дорогам, а танкам и боевым машинам пехоты не хватало оперативного пространства.

Вооруженные формирования имели стрелковое оружие, противотанковые средства (ручные противотанковые гранатометы РПГ-7 и безоткатные пушки, противотанковые мины итальянского производства, самодельные фугасы и др.), средства противовоздушной обороны (12,7-мм пулеметы ДШК, 37-мм, 40-мм зенитные горные установки, переносные зенитно-ракетные комплексы «Стрела-2М», «Ред Ай», «Стингер», «Блоупайп»), полевую артиллерию (60-мм, 80-мм минометы, 76-мм горные пушки, 4,6- и 12-ствольные реактивные установки).

Тактика моджахедов имела свои особенности: эффект неожиданности и применение военных хитростей; тщательный учет соотношения сил и условий реальной обстановки; всесторонняя подготовка к бою; широкое применение засад, минирование местности, сооружение завалов из камней, подрыв участков дорог; хорошо организованная разведка с помощью агентуры в государственных учреждениях, подразделениях армии, ХАД (органах государственной безопасности) и среди местного населения; широкое применение дезинформации; постоянные налеты на посты, народнохозяйственные и военные объекты; обстрел городов, гарнизонов, диверсионно-террористические акты; блокирование дорог с целью срыва перевозок хозяйственных и военных грузов.

Таким образом, особенности театра военных действий, организационная структура и вооружение формирований моджахедов, дислокация их объектов, различные способы боевых действий и прочее были теми важнейшими факторами, которые влияли на тактику боевых действий советских войск в Афганистане.

Советские войска сначала вели боевые действия против незначительных высокомобильных группировок по классическим правилам военного искусства, однако они оказались неэффективными, поскольку военные были обучены воевать против регулярных войск неприятеля, применявшего известную тактику действий в определенных условиях. При этом отсутствовали реальная линия фронта и безопасные тыловые районы, что требовало от советских войск постоянной высокой боевой готовности, отвлекало значительные силы для охраны тыла, а также вынуждало вести постоянные активные действия во всех районах Афганистана для сохранения инициативы.

Учитывая то, что моджахеды воевали на всей территории страны, боевые действия приходилось вести на многих отдаленных направлениях, то есть распылять силы. Следует отметить, что война в Афганистане заставила пересмотреть постулаты советских военных руководящих документов, недавно казавшиеся незыблемыми. Советские офицеры и солдаты тактику борьбы с моджахедами изучали и овладевали ею в реальном бою, а за приобретение такого опыта всегда приходилось платить дорогую цену.

Автомат, гранатомет и инженерная мысль

Тактика применения боевой техники постоянно менялась и совершенствовалась. Оказалось, что неплохо прикрывают войска на марше в горах и на открытой местности самоходные зенитные установки ЗСУ-23-4 «Шилка» и буксированные ЗУ-23-2. Позднее первые изготовляли на промышленных заводах — с них снимали радиолокационное оборудование и за счет освободившегося объема увеличивали запас патронов до 4000 штук на установку, а вторые располагали в кузове грузового автомобиля, обеспечивая соответствующую защиту боевого расчета.

Безусловный лидер среди стрелкового оружия — советский автоматический гранатомет АГС-17 «Пламя». За счет этого оружия совершенствовались возможности боевых машин пехоты БМП-1, бронетранспортеров БТР-60, вертолетов Ми-8 и т.д. Однако был выявлен ряд недостатков и у другой техники. Так, например, у артиллерийских систем — 85-мм полевых пушек Д-44, изначально состоявших на вооружении некоторых мотострелковых полков, — было достаточное расстояние стрельбы (до 15 км), но недостаточный для действий в горах угол подъема, поэтому их заменили более мощными 122-мм пушками Д-30, а позднее — самоходными 2С1 «Гвоздика». 

Пригодными к действиям в горных условиях оказались 152-мм самоходные гаубицы 2СЗ «Акация» и 152-мм пушки 2А36, 2С5. Использовались также и более мощные артиллерийские и реактивные системы. При боевых действиях в горах 82-мм миномет БМ-37 заслужил добрую славу, его разбирали и несли на солдатских плечах. Позднее этот миномет заменили более совершенным 82-мм 1Б14 «Поднос». Впервые в Афганистане прошли боевые испытания автоматические минометы 82-мм 2Б9 «Василек» и 120-мм «Нонна» на базе боевой машины десанта (БМД).

Существовала и проблема защиты боевой техники от ручных гранатометов РПГ-7, в большом количестве используемых моджахедами. Потери от них техники и человеческие жертвы за девять лет войны были значительными. Большинство из них — это попадание гранаты ПГ-7, подрыв на мине или фугасе.

Для защиты боевой техники использовали подручные средства. Так, на боковые части БТРов прикрепляли длинные ящики от 122-мм снарядов реактивной системы «Град», наполненные песком. Их также помещали на башне или на броне БТРов, танков и другой техники, чтобы иметь возможность погасить пожар в моторном отделении. В некоторые БМД-1, БТРД, МТ-ЛБ клали на дно мешки с песком.

На заводах, в свою очередь, также модернизировали технику: на танках усиливали дно и защиту башни, некоторые боевые машины обшивали дополнительными листами брони. Командный состав и технические службы войск искали эффективные средства защиты техники. Один из вариантов — защита обычного артиллерийского тягача МТ-ЛБ от кумулятивной гранаты и стрелкового оружия. Кстати, эти тягачи украинского производства использовались в Афганистане и в качестве боевых машин. 

Но у МТ-ЛБ, к сожалению, было очень слабое вооружение — только 7,62-мм пулемет ПКТ. Пытались установить на нем 12,7-мм пулеметы ДШКМТ и НСВТ «Утес», но промышленность не смогла обеспечить подразделения достаточным количеством крупнокалиберных пулеметов. Вообще МТ-ЛБ имел безусловное преимущество на труднопроходимой местности, особенно его вариант — МТ-ЛБу.

Что касается обычного стрелкового оружия, то доброе слово следует сказать о 7,62-мм автомате АКМ и особенно его варианте АКМС. Автоматы Калашникова калибра 5,45 мм — АК-74, АКС-74, АКС-74У — отличаются достаточной боевой эффективностью в бою, но имеют определенные недостатки при действиях в зеленых массивах, кустах. В частности, пуля калибра 5,45 дает много рикошетов от ветвей деревьев, не поражает неприятеля, спрятавшегося в обычном кукурузном поле уже на глубине 10 — 15 м зеленого массива.

Однозначно только положительно можно отметить 7,62 мм единый пулемет Калашникова ПК/ПКМ (ПКС/ПКМС), 12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВ «Утес» под патрон 12,7х108 мм и 7,62-мм снайперскую винтовку Драгунова (СВД) с оптическим прицелом ПСО-1.

Именно в Афганистане впервые на стрелковом оружии — автоматах АКМ, АКМС, АК-74 и АКС-74 -использовали 40-мм подствольные гранатометы ГП-25. Десантно-штурмовые подразделения очень ценили реактивные противотанковые (!) гранаты РПГ-18 «Муха» для «выкуривания» душманов из-за глиняных дувалов. Эффективными в условиях Афганистана оказались боевые машины БМП-2, миномет «Василек», огнеметы.

О каждом образце боевого оружия и техники можно рассказать много интересного и поучительного. Вот только несколько примеров. 14,5-мм пулемет КПВТ «пригорал» при использовании в качестве смазки для деталей стандартного масла для оружия. Возник вопрос: что делать? Решение проблемы было простым: детали КПВТ смазывали густой смазкой ГОИ-54 для артиллерийских пушек. Другой вопрос — ходовая часть танков. Досаждали противотанковые мины итальянского производства, самодельные фугасы. При взрыве у танка обычно выбивало до 10 траков (5-7 снизу и 3-4 сверху). Если взрыв был под 1-м катком, то он выходил из строя — «гнуло» балансир. Но опыт — великая сила. Научились танкисты в полевых условиях и менять траки с балансирами, и катки ставить. А если деталей для замены не оказывалось, то так переставляли катки и укорачивали гусеницы, что танк двигался на четырех, а иногда и на трех опорных катках с одной стороны.

Война в Афганистане показала, что опыт боевых действий — это не только умение уничтожать врага и выживать самому, это еще и постоянно работающая инженерно-техническая мысль солдат, сержантов и офицеров, направленная на усовершенствование штатных образцов вооружений в соответствии с реальными условиями боя, смоделировать которые в конструкторских бюро заводов и исследовательских лабораториях не всегда возможно.

С сегодняшнего «далека» видно, что при вводе войск в Афганистан руководство СССР не приняло во внимание несколько важных факторов. В частности, недостаточно учли специфику театра военных действий, а именно особенности физико-географических условий государства, горный характер местности, крутые подъемы и спуски, узкие ущелья, угрозу снеговых обвалов и камнепадов, значительно ограничивавших передвижение боевой техники. Преградами в использовании боевой техники стали барханы, песчаные заносы в пустынных районах страны, высокая температура воздуха летом и ряд других факторов, что отразилось на ведении боевых действий.

Опыт Афганской войны позволил определить пути совершенствования средств вооруженной борьбы в условиях горно-пустынной местности. 

www.istpravda.ru

Как в Афганистане «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

28 лет назад детище известных террористов Гульбеддина Хекматияра и Усамы бен Ладена — элитное спецподразделение афганских моджахедов «Черный аист» — впервые потерпело сокрушительное поражение. В роли обидчиков пернатых духов выступили 23 бойца cпецназа Главного разведывательного управления СССР.

СПЕЦНАЗ ЕСТЬ СПЕЦНАЗ

Вспоминает председатель совета директоров ОАО «КТК» Сергей Клещенков:— Хотя я как военнослужащий был откомандирован во время конфликта в Афганистан, лично с «аистами» мне сталкиваться не приходилось. Однако наслышаны о них были все — и рядовые, и командование.

Подразделение «Черный аист» Гульбеддин Хекматияр организовал из отборнейших головорезов, прошедших усиленную подготовку под руководством американских и пакистанских инструкторов. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т.д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия и отличались звериной жестокостью: советских военнопленных они пытали не хуже гестаповцев.

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

Хотя «Черные аисты» гордо заявляли, что ни разу не терпели поражения от советских войск, это было правдой лишь отчасти. И касалось только первых лет войны. Дело в том, что наши строевые части были подготовлены не для партизанской войны, а для проведения широкомасштабных боевых операций. Поэтому сначала они несли ощутимые потери.

Учиться приходилось на практике. Причем как солдатам, так и офицерам. Но не обходилось без трагических казусов. Например, майор, носивший странное прозвище Ноль восемь, поднял в небо боевые вертолеты и полностью уничтожил на марше колонну наших союзников, бойцов Бабрака Кармаля. Позже я узнал, что «ноль-восемь» — это плотность дуба. В то же время бойцы спецназа были намного лучше подготовлены и на фоне таких «дубовых» майоров выглядели просто блестяще.

Кстати, до афганской войны в этом подразделении служили исключительно офицеры. Решение о привлечении солдат и сержантов срочной службы в ряды спецназа было принято советским командованием уже во время конфликта.

ЗАДАНИЕ — СВОБОДНЫЙ ПОИСК

В том страшном бою принял участие единственный казахстанец, сержант отдельной 459-й роты отряда «Каскад» ГРУ СССР алматинец Андрей Дмитриенко. Группа советских спецназовцев угодила в засаду, умело расставленную «аистами», при выполнении самого обычного задания.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

— Мы получили информацию о том, что какая-то банда разгромила караван наливников-бензовозов в 40 км от Кабула. По сведениям армейской разведки, эта автоколонна везла секретный груз — новые китайские реактивные минометы и, возможно, химическое оружие. А бензин был простым прикрытием.

Нашей группе было необходимо найти уцелевших солдат, груз и доставить их в Кабул. Численность обычной штатной группы спецназа — десять человек. Причем чем меньше группа, тем легче работать. Но в этот раз было решено объединить две группы под командованием старшего лейтенанта Бориса Ковалева и усилить их опытными бойцами. Поэтому в свободный поиск отправился стажер старший лейтенант Ян Кушкис, а также два прапорщика Сергей Чайка и Виктор Строганов.

Выступили мы днем, налегке, в самую жару. Ни касок, ни бронежилетов брать не стали. Считалось, что спецназовцу стыдно надевать всю эту амуницию. Глупо, конечно, но это неписаное правило всегда строго выполнялось. Мы даже еды достаточно с собой не взяли, так как планировали вернуться засветло.

Каждый из бойцов нес автомат АКС-74 калибра 5,45 мм, а офицеры предпочитали АКМ калибра 7,62 мм. Кроме того, на вооружении группы находились 4 ПКМ — модернизированные пулеметы Калашникова. Это очень мощное оружие стреляло теми же патронами, что и снайперская винтовка Драгунова — 7,62 мм на 54 мм. Хотя калибр тот же, что и у АКМ, но гильза длиннее, поэтому и заряд пороха более мощный. Кроме автоматов и пулеметов каждый из нас прихватил с собой около десятка оборонительных гранат «эфок» — Ф-1, с разлетом осколков 200 метров. Наступательные РГД-5 мы презирали за маломощность и глушили ими рыбу.

Сводная группа шла по холмам параллельно трассе Кабул — Газни, которая очень сильно напоминает трассу в Алматинской области Чилик — Чунджа. Отлогие и длинные подъемы вымотали нас намного сильнее, чем самые крутые скалы. Казалось, что им никогда не будет конца. Идти было очень трудно. Спину жарили лучи высокогорного солнца, а раскаленная, словно сковорода, земля дышала нам в лицо нестерпимым обжигающим жаром.

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

ЛОВУШКА НА КАЗАЖОРЕ

Около 19 часов вечера командир объединенной группы Ковалев принял решение «садиться» на ночь. Бойцы заняли вершину сопки Казажора и принялись складывать из базальтового камня бойницы — круглые ячейки высотой в полметра.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

— В каждом таком укреплении находилось по 5-6 человек. Я лежал в одной ячейке с Алексеем Афанасьевым, Толкыном Бектановым и двумя Андреями — Моисеевым и Школеновым. Командир группы Ковалев, старший лейтенант Кушкис и радиотелеграфист Калягин расположились метрах в двухстах пятидесяти от основной группы.

Когда стемнело, мы решили закурить, и тут с соседних высоток по нам внезапно ударили пять ДШК — крупнокалиберных пулеметов Дегтярева-Шпагина. Этот пулемет, красноречиво прозванный в Афганистане «королем гор», СССР в семидесятых годах продал Китаю. Во время афганского конфликта функционеры Поднебесной не растерялись и перепродали это мощное оружие душманам. Теперь нам пришлось испытать страшную силу пяти крупнокалиберных «королей» на своей собственной шкуре.

Тяжелые пули калибра 12,7 мм крошили хрупкий базальт в пыль. Выглянув в бойницу, я увидел, как снизу на нашу позицию накатывает толпа душманов. Их было человек двести. Все строчили из «калашниковых» и орали. Кроме кинжального огня ДШК атакующих прикрывали автоматы их затаившихся в укрытиях единоверцев.

Мы сразу же обратили внимание на то, что духи вели себя совсем не так, как всегда, а чересчур уж профессионально. Пока одни делали стремительный рывок вперед, другие били по нам из автоматов так, что не давали поднять головы. В темноте мы могли разглядеть только силуэты стремительно наступающих моджахедов, которые сильно смахивали на бестелесные призраки. И от этого зрелища становилось жутко. Но даже нечеткие контуры бегущих врагов то и дело терялись.

Сделав очередной бросок, душманы мгновенно падали на землю и натягивали на головы темные капюшоны черных американских «алясок» или темно-зеленые камуфляжные куртки. Из-за этого они полностью сливались с каменистой почвой и на некоторое время затаивались. После чего атакующие и прикрывающие менялись ролями. При этом огонь не затихал ни на секунду.

Это было очень странно, если принять во внимание, что большинство моджахедов обычно были вооружены автоматами Калашникова китайского и египетского производства. Дело в том, что египетские и китайские подделки АКМ и АК-47 не выдерживали длительной стрельбы, так как были изготовлены из низкокачественной стали. Их стволы, нагреваясь, расширялись, и пули летели очень слабо. Выпустив два-три рожка, такие автоматы просто начинали «плеваться».

Подпустив «духов» метров на сто, мы ударили в ответ. После того как наши очереди скосили несколько десятков атакующих, душманы поползли назад. Однако радоваться было рано: врагов оставалось еще слишком много, а боеприпасов у нас явно не хватало. Хочу особо отметить совершенно идиотский приказ министерства обороны СССР, согласно которому на один боевой выход бойцу выдавалось не более 650 патронов. Забегая вперед, скажу, что после возвращения мы сильно поколотили того старшину, что выдавал нам боеприпасы. Чтобы больше не выполнял таких тупых приказов. И помогло!

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

ПРЕДАТЕЛЬСТВО КОМАНДОВАНИЯ

Сообразив, что ни сил, ни боеприпасов нашей группе не хватит, радиотелеграфист Афанасьев принялся вызывать Кабул. Я лежал рядом с ним и собственными ушами слышал ответ оперативного дежурного по гарнизону. Этот офицер на просьбу выслать подкрепление безразлично ответил: «Выкручивайтесь сами».

Только теперь я понял, почему бойцов спецназа называли одноразовыми. Тут в полной мере проявился героизм Афанасьева, который выключил рацию и громко заорал: «Ребята, держитесь, помощь уже идет!». Это известие воодушевило всех, кроме меня, так как я один знал страшную правду.

Патронов у нас оставалось совсем немного, группа вынуждена была переставить переводчики огня на одиночные выстрелы. Все наши бойцы стреляли прекрасно, поэтому многие из моджахедов были поражены именно одиночным огнем. Осознав, что в лоб нас не взять, «духи» пошли на хитрость. Они принялись кричать, что мы по ошибке напали на своих союзников, бойцов царандоя — афганской милиции.

Зная, что душманы при свете дня воюют очень плохо, прапорщик Сергей Чайка принялся тянуть время в надежде дожить до утра и дождаться подкрепления. С этой целью он предложил противнику переговоры. Душманы согласились.

В качестве парламентеров отправился сам Чайка с Матвиенко, Барышкиным и Рахимовым. Подпустив их метров на 50, «духи» неожиданно открыли огонь. Александр Матвиенко был убит первой же очередью, а Миша Барышкин получил тяжелые ранения. До сих пор помню, как он, лежа на земле, судорожно дергается и кричит: «Ребята, помогите! Мы истекаем кровью!»

Все бойцы как по команде открыли заградительный огонь. Благодаря этому Чайке с Рахимовым каким-то чудом удалось вернуться. К сожалению, спасти Барышкина нам не удалось. Он лежал метрах в ста пятидесяти от наших позиций, на открытом месте. Вскоре он затих.

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

НЕОЖИДАННЫЙ ПРОРЫВ

Интересно, что по ячейке командира группы Ковалева, где он находился вместе со старшим лейтенантом Кушкисом и радиотелеграфистом Калягиным, «духи» почти не стреляли. Все силы противник сосредоточил на нас. Может быть, моджахеды решили, что трое бойцов все равно никуда не денутся? Такое пренебрежение сыграло с нашими врагами злую шутку. В тот момент, когда наш огонь от недостатка патронов катастрофически ослаб и мы не могли больше сдерживать натиск наступающих «духов», им в тыл неожиданно ударили Ковалев, Кушкис и Калягин.

Услышав разрывы гранат и треск автоматных очередей, мы поначалу даже решили, что к нам подошло подкрепление. Но тут в нашу ячейку скатился командир группы вместе со стажером и радистом. Во время прорыва они уничтожили около полутора десятков «духов».

В ответ обозленные моджахеды, не ограничиваясь убийственным огнем пяти ДШК, принялись бить по ячейкам из ручных гранатометов. От прямых попаданий слоистый камень разлетался на куски. Многие бойцы были ранены осколками гранат и камня. Так как мы не взяли с собой перевязочных пакетов, то пришлось перевязывать раны рваными тельниками.

К сожалению, у нас не было тогда ночных прицелов, а инфракрасный бинокль имелся только у Сергея Чайки. Высмотрев гранатометчика, он кричал мне: «Гад на семь часов! Мочи его!» И я посылал туда короткую очередь. Сколько человек я уложил тогда, точно не знаю. Но, наверное, около 30.

Этот бой не был для меня первым, и мне уже приходилось убивать людей. Но на войне убийство убийством не считается — это просто способ выжить самому. Здесь надо быстро на все реагировать и очень точно стрелять. Когда я уходил в Афган, мой дед-пулеметчик, ветеран Великой Отечественной войны, сказал мне: «Никогда не разглядывай врага, а сразу стреляй в него. Рассмотришь потом».

Перед отправкой политработники говорили нам, что моджахеды отрезали у наших убитых солдат уши, носы и другие органы, выкалывали глаза. После своего прибытия в Кабул я обнаружил, что наши тоже отрезают уши у убитых «духов». Дурной пример заразителен, и вскоре я занялся тем же самым. Но мою страсть к коллекционированию прервал особист, который поймал меня на 57-м ухе. Все сушеные экспонаты, разумеется, пришлось выбросить.

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

НЕ ПОПАЛ В ЦИРК — ОКАЗАЛСЯ В СПЕЦНАЗЕ

Признаюсь, за весь тот бой я десять раз пожалел, что не остался в Печорах сержантом. Печеры-Псковские — это город под Питером, где расположена база подготовки спецназа ГРУ СССР. Там готовили командиров отделений, радиотелеграфистов, разведчиков и минеров. Я искусно сымитировал полное отсутствие слуха и, успешно «откосив» от рации, прорвался в разведчики.

Готовили нас очень основательно. Мы постоянно бегали 10-километровые кроссы, бесконечно отжимались на брусьях и подтягивались на турнике, стреляли из всех видов стрелкового оружия и отрабатывали действия с ножом на чучелах из гофрированного картона. Такой картон лучше всего имитирует человеческое тело.

Кроме того, изучали подрывное дело и тренировали силу воли в подземных лабиринтах, где нас атаковали виртуальные танки.

Учился я так хорошо, что меня даже хотели оставить там инструктором-сержантом. Чтобы этого не произошло, я совершил несколько дисциплинарных нарушений и полностью разочаровал в себе начальника курсов. Он, махнув на меня рукой сказал, что в спецназ попадают все разгильдяи, которых не принимают в цирк или в тюрьму.

Кроме того, что я рвался в Афган, у меня абсолютно не сложились отношения с неким сержантом Перетяткевичем. Он, будучи кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе, проиграл мне борцовский поединок. После этого стал ко мне придираться и «стучал» на меня командирам. Поэтому, когда 27 апреля 1984 года мы, двое разведчиков и пятеро радиотелеграфистов, оказались в Кабуле, я был просто счастлив.

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

РАЗВЯЗКА

Ночной бой достиг своей кульминации в 4 часа утра, когда «духи» решительно пошли в очередную атаку. Патронов они не жалели и громко вопили: «Шурави, таслим!» — аналог фашистского «Рус, сдавайс!»

Меня трясло от холода и нервного напряжения, но больше всего угнетала полная неопределенность. И я очень боялся. Боялся неминуемой смерти и возможных пыток, боялся неизвестности. Тот, кто говорит, что на войне не страшно, — либо там не был, либо лжет.

Мы израсходовали почти все боеприпасы. Последний патрон для себя никто не берег. Его роль у спецназовцев исполняет последняя граната. Это гораздо надежнее и еще нескольких врагов с собой утащить можно.

У меня оставалось еще семь патронов, пара гранат и нож, когда мы принялись договариваться между собой о том, кто добьет раненых. Решили, что те, на кого укажет жребий, заколют их ножами. Оставшиеся патроны — только для врага. Это звучит ужасно, но в живых оставлять товарищей было нельзя. Моджахеды зверски пытали бы их перед смертью.

Бросая жребий, мы услышали шум вертолетных винтов. Я на радостях бросил в душманов последние гранаты. А потом, как холодом, обдала страшная мысль: вдруг вертолеты пройдут мимо?

Но мимо они не прошли. Оказалось, что нам на выручку прилетели вертолетчики «залетного» Александрийского полка, базировавшегося под Кандагаром. В этом полку служили офицеры-штрафники, имевшие многочисленные проблемы по службе. Когда наша рота стояла рядом с этими вертолетчиками, мы не раз пили с ними водку. Но хотя дисциплина хромала у них на обе ноги, зато они ничего не боялись. Несколько транспортных Ми-8 и боевых Ми-24, более известных как «крокодилы», ударили по душманам из пулеметов и отогнали их от наших позиций. Быстро загрузив в вертолеты двух убитых и 17 раненых товарищей, мы запрыгнули сами и оставили противника кусать локти.

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

УСАМА ОТ ЗЛОСТИ РАСТОПТАЛ ЧАЛМУ

Впоследствии разведцентр ограниченного контингента советских войск в Афганистане получил данные, что в том бою нашей группой было уничтожено 372 натасканных боевика. Также выяснилось, что командовал ими молодой и мало кому известный тогда Усама бен Ладен. Агентура свидетельствовала, что после этого боя будущий знаменитый террорист вне себя от ярости топтал собственную чалму и последними словами крыл своих помощников. Это поражение легло на «аистов» несмываемым пятном позора.

Во всех афганских селениях, контролируемых «духами», был объявлен недельный траур, а главари моджахедов поклялись уничтожить всю нашу 459-ю роту.

Жаль, что никто из нас не всадил в бен Ладена пулю: в мире было бы теперь гораздо спокойнее и башни-близнецы в Нью-Йорке стояли бы сейчас на своем месте. Правда, он вряд ли бегал в атаку вместе с «аистами». Наверняка отсиживался за каким-нибудь бугорком.

После этого боя мы не просыхая пили целых две недели. И никто не высказал нам ни единого слова упрека. Командир группы старший лейтенант Борис Ковалев, стажер старший лейтенант Ян Кушкис, прапорщик Сергей Чайка, радиотелеграфист Калягин и геройски погибшие Александр Матвиенко и Михаил Барышкин были награждены орденами Красной Звезды. Остальных бойцов награждать почему-то не стали. Они получили награды уже за другие операции.

Хоть и частично, но «духам» удалось исполнить свою клятву. Так, 19 сентября 1984 года они на наших глазах расстреляли из ДШК вертолет, в котором находились Борис Ковалев, Алексей Афанасьев, Стратьев и другие наши товарищи. Они летели к нам вместе с подкреплением, когда наша группа заперла в ущелье крупный караван душманов с оружием. Подбитый вертолет загорелся и рухнул вниз. Пару часов спустя мы сполна расплатились с моджахедами, но ребят уже не вернешь…

В настоящее время кавалер боевых российских орденов «За доблесть» и «Боевое братство», медалей «За отвагу», «За ратную доблесть» Андрей Дмитриенко воспитывает молодежь в военно-спортивном патриотическом клубе «Аскер», созданном при Союзе ветеранов Афганистана в Алматы.

/Олег Губайдулин, caravan.kz/

army-news.ru

СПЕЦНАЗОВЦУ НА ЗАМЕТКУ: КУЛИБИНЫ АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ

Для вооруженных сил Советского Союза война в Афганистане стала первой настоящей войной после сентября 1945 года. Это был не скоротечный пограничный конфликт на острове Даманский, и не ввод войск в Венгрию или Чехословакию для подавления мятежа. Это была реальная война, которая требовала напряженной, четкой и слаженной работы всех подразделений и служб не только 40-й общевойсковой армии, но и Туркестанского военного округа и Министерства обороны СССР. Однако косность командования Советской армии, ориентировавшегося при организации боевой подготовки и материально-технического обеспечения прежде всего на опыт Второй мировой войны, оставила решение этих вопросов на послевоенном уровне. Поэтому армия оказалась не готова к длительному ведению боевых действий в условиях локального конфликта. Принятая в Советской армии форма одежды, а также снаряжение не соответствовали требованиям стоящих перед Ограниченным контингентом задач, которые предстояло решать в условиях жаркого климата и сильно пересеченной местности. Проводимые операции по обнаружению и уничтожению противника требовали от бойцов высокой мобильности на поле боя. Подсумки с боеприпасами, фляга, саперная лопатка, размещенные на ремне солдата, сковывали его движения как на поле боя, так и на марше, а при скрытном выдвижении на указанные рубежи создавали излишний шум. Довольно скоро командование подразделений 40 ОА усвоило, что для относительно беспрепятственного перемещения по территории ДРА необходимо контролировать немногочисленные дороги этой страны. В этой связи на всех коммуникациях были установлены заставы, или, как теперь их называют, блокпосты. Жизнь и деятельность такой заставы, где личный состав длительное время действует автономно, также потребовали изменений не только существовавшего снаряжения и обмундирования, но и вооружения. Проводка колонн, доставлявших предметы материального обеспечения в условиях перманентного ожидания нападения из засады, повлияла на тактику действий и вооружение армейских подразделений. Поскольку время реакции такой гигантской управленческой машины, коей являлась Советская армия, довольно велико, исполнителям на местах пришлось проявлять разумную инициативу и солдатскую смекалку. На протяжении всего времени ведения боевых действий на территории Афганистана советские военнослужащие проводили модификацию как имеющегося обмундирования, так и вооружения и боевой техники. Ниже приведены лишь некоторые примеры таких усовершенствований. Надо сказать, что не все было эффективным. Мы постараемся прокомментировать некоторые наиболее любопытные рацпредложения армейских Кулибиных.

fishki.net

Крупнокалиберные пулеметы и другое стрелковое оружие

Крупнокалиберные пулеметы и другое стрелковое оружие

Несмотря на достаточную насыщенность моджахедов оппозиции различными образцами ПЗРК и МЗА, основу их ПВО составляли крупнокалиберные пулеметы. В первую очередь речь идет о знаменитом 12,7-мм ДШК, точнее, о его модернизированном варианте ДШКМ. Противник располагал некоторым количеством трофейных стволов, но основную массу, порядка 80 %, составляли лицензионные пулеметы китайского производства, так называемый тип 54. Часто в трофеях спецназа встречались и пакистанские образцы, выпущенные уже по китайской лицензии. По утверждению западных журналистов, посещавших отряды афганской оппозиции, такие пулеметы входили в число любимых видов оружия моджахедов, которые, как заметил один из ведущих западных специалистов Оливье Рой, «стали настоящими асами в обращении с ДШК». Количество данных пулеметов росло из года в год. Так, если в начале 1987 г. советские специалисты насчитывали в отрядах оппозиции 2700 единиц, то через год уже 3410, а к концу 1988 г. — 4050. Характерные вспышки выстрелов на дульном срезе советские летчики называли «сваркой» и относились к этим пулеметам очень уважительно.

В больших количествах эти пулеметы захватывались у мятежников. Так, в докладе начальника ГУБП сухопутных войск от 22 сентября 1984 г. среди захваченного у мятежников оружия указывалось: ДШК за май — сентябрь 1983 г. — 98, за май — сентябрь 1984 г. — 146. Афганские правительственные войска с 1 января по 15 июня 1987 г., например, уничтожили 4 ЗГУ, 56 ДШК мятежников, захватили 10 ЗГУ, 39 ДШК, 33 других пулемета. Советские войска за тот же период уничтожили 438 ДШК и ЗГУ, захватили 142 ДШК и ЗГУ, 3 миллиона 800 тысяч единиц боеприпасов к ним; подразделения спецназа уничтожили 23 ДШК и 74 300 единиц боеприпасов к ним, захватили — соответственно 28 и 295 807 единиц[25].

Другой популярной у мятежников системой был опять-таки советский 14,5-мм крупнокалиберный пулемет КПВ. Источники поставок те же, что и у его «старшего брата». В Афганистане пулеметы применялись на различных лафетах. Наиболее распространенными были одноствольные зенитные горные установки ЗГУ-1, которые чаще всего фигурируют в советских документах[26].

В сравнении с ДШК 14,5-мм пулеметов у противника было намного меньше: по оценке советской разведки, в 1985 г. — 180, в начале 1987 г. — 360, в начале 1988 г. — 591, в конце — 770.

В малых количествах в Афганистане также нашел применение американский 12,7-мм пулемет «Браунинг» М2, принятый на вооружение еще в 1933 г.

Несколько слов о применении стрелкового оружия калибром 5,54-7,7 мм против советских самолетов и вертолетов. Моджахеды обстреливали вертушки из всего, что было под рукой, включая винтовки, автоматы, ручные и станковые пулеметы. Среди афганцев было немало отменных стрелков, поскольку у пуштунов, да и у таджиков, война и разбой считались занятием, достойным настоящего мужчины, а умение метко стрелять входило в число достоинств.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Применение артиллерии в Афганистане « « Военно-патриотический сайт «Отвага» Военно-патриотический сайт «Отвага»

Горный ландшафт Афганистана, партизанская тактика действий предопределили интенсивное использование артиллерии 40-й Армии (Ограниченного контингента советских войск – ОКСВ) в боях.

 

В составе советских войск артиллерия была представлена штатными подразделениями, входящими в состав мотострелковых дивизий (бригад), в ходе войны дополнительно использовались армейские артиллерийские системы и артиллерия РГК. Наибольшую эффективность в боях показали минометы, зенитные установки и артиллерия особой мощности, предназначенная уничтожать долговременные фортификационные сооружения.

В 1980 году 40-я Армия насчитывала в своем составе 600 танков, 1500 БМП, 2900 БТР, 500 различных артиллерийских систем (по другим данным 900 орудий и минометов). Генерал А.Казанцев находился на должности начальника ракетных войск и артиллерии 40-й Армии.

Первоначально артиллерийские части 40-й Армии не соответствовали специфике боевых действий в горах: 13,5% составляли реактивные системы, 39,5% – 122-мм гаубицы Д-30 и 43,5% – минометы; основной задачей при такой комплектации являлось поражение незащищенной живой силы противника. Исключение составлял дивизион 2С3 «Акация». В дальнейшем, с приобретением боевого опыта, артиллерия 40-й Армии пополнилась батареями СГ 2С3 «Акация», СМ 2С4 «Тюльпан», одна из которых базировалась под Кабулом, СП 2С5 «Гиацинт-С», CM 2C9 «Нона-С» и установленными на МТ-ЛБ минометами 2Б9 «Василек». Афганская армия имела более 2600 орудий полевой, реактивной артиллерии и минометов. В 1988 году из Афганистана было выведено, без учета вооружения, переданного афганской армии, 500 танков, 400 БМП и БТР, 2000 орудий и минометов, около 1600 автомобилей и другой военной техники. За время боевых действий в Афганистане безвозвратные потери 40-й армии в артиллерии и минометах составили 433 единицы.

В боевых действиях в Афганистане впервые был использован автоматический гранатомет станковый калибра 30-мм АГС-17 «Пламя». Гранатомет оказался весьма эффективным оружием и использовался подразделениями советских войск во всех видах боя, иногда становясь решающим фактором, определяющим исход боя в горах. Во время проведения рейдов расчеты АГС-17 оказывали поддержку подразделениям штурмовых групп, двигаясь за ними либо на фланге подразделения. На марше, в скоротечном бою расчеты быстро открывали огонь, обеспечивая огневой заслон разведподразделению, давая время развернуться основным силам. В обороне гранатометчики вели заградительный и сосредоточенный огонь, уничтожая противника перед фронтом и на флангах обороняющегося подразделения.

АГС-17 имел массу 30 кг, дальность стрельбы 1700 м, скорострельность 350 выстр./мин., предельный боекомплект 200 выстрелов осколочными гранатами ВОГ-17 с головным взрывателем мгновенного действия. Для повышения эффективности огневого воздействия АГС-17 устанавливались на блок постах БМП, БТР в СпН, гранатомет ставился на «Тойоту» или «Урал». Одним из вариантов использования АГС-17 «Пламя» являлось развертывание в группе огневого поражения при организации засады. Целью являлось быстрое поражение боевой группы моджахедов с последующим досмотром трофеев и уходом группы СпН из района засадных действий.

Широкое распространение в войсках ограниченного контингента получил 82-мм миномет 2Б14 «Поднос», прошедший этап полигонных и войсковых испытаний в Афганистане в 1980–1984 годах. Миномет обладал максимальной дальностью стрельбы 4100 м и минимальной 85 м, скорострельностью 15-22 выстр./мин, весом в боевом положении 41,88 кг. Для стрельбы использовались боеприпасы О-832ДУ, ЗО12, 4Д2, Д-832, С-832 массой 3,14 кг.

В 1981 году при ликвидации боевой группы душманов в кишлаке Рабати-Поен, район перевала Калан-Мердаут, 3-м мотострелковым батальоном (командир майор А.П. Верисоцкий) активно применялись 82-мм минометы (мотострелковый батальон организационно состоял из трех мотострелковых рот, минометной батареи, пяти отдельных взводов и батальонного медицинского пункта). Для скрытия боевой задачи выдвижение происходило ночью в пешем порядке. Личный состав минометной батареи, совершив 15-км марш, вынес на своих плечах минометы западнее кишлака (1,5-2 км). Разместившись засадами по восточным склонам горного хребта, батальон перекрыл пути возможного отхода противника в горы. Сторожевое охранение душманов подняло тревогу, услышав шум выдвигающейся к кишлаку бронетехники. Не принимая бой, боевая группа «духов» стала отходить в горы в направлении огневых точек мотострелкового батальона. С дальности 400 – 600 метров был открыт пулеметно-минометный огонь, вынудивший противника с потерями отступить в кишлак. В результате дальнейшего артиллерийского обстрела и штурма Рабати-Поен, продолжавшегося в течение 5 часов, банда в количестве 40 человек была уничтожена, 14 человек захвачено в плен.

Горный рельеф способствовал развитию ближнего боя, где расстояние между нашими подразделениями и мятежниками доходило до 50–100 м, исключая применение тяжелой артиллерии и авиации. Классическим оснащением роты стали 1–2 миномета «Поднос», расчет АГС-17 и ручные гранаты у каждого солдата.

Одновременно с использованием классических минометов, в Афганистане большое распространение получил 82-мм автоматический миномет 2Б9 «Василек». Миномет обладал максимальной дальностью стрельбы 4270 м и минимальной 800 м, кассетное заряжание обеспечивало боевую скорострельность 120 выстр./мин, масса в походном положении соответствовала 635 кг, в качестве боеприпасов использовались мины О-832 ДУ и 3012 массой 3,1–3,25 кг. Миномет, обладающий высокой скорострельностью, использовался на заставах и в качестве огневой поддержки штурмовых групп, размещаясь на броне МТ-ЛБ, что в несколько раз повышало его маневренность и защищенность, давая возможность в горах мгновенно открывать огонь с брони.

Для длительно планируемых операций по взятию укрепленных районов использовались буксируемые 120-мм минометы 2Б11 «Сани». Максимальная дальность стрельбы 7190 м, минимальная 480 м, боевая скорострельность 10–15 выстр./мин, масса в боевом положении 210 кг, использовались мины ЗОФ34, ЗОФ36 массой 16 кг. Транспортировка к полю боя обеспечивалась автомобилем ГАЗ-66 или «Уралом-375», где благодаря небольшому весу при необходимости перемещались силами расчета.

120-мм боеприпасы обладали достаточной разрушительной силой с большим радиусом убойного действия осколков. В то же время маневр ограничивался большим весом миномета, делая артиллерийский расчет уязвимым для пуль и осколков на поле боя в ситуации контроля противником господствующих высот.

При поддержке скоротечных частных боевых операций мотострелков и десантно-штурмовых подразделений, как правило, использовались артиллерийские дивизионы, вооруженные 120-мм самоходными минометами 2С9 «Нона-С». Подразделения, оснащенные этими артиллерийскими системами, взаимодействуя с общевойсковыми, выполняли задачу, называемую «рейдовые боевые действия». CM 2C9 «Нона-С» имеет базу шасси БТР-Д, оснащенного 120-мм орудием 2А51 с дальностью стрельбы 8850 м, боевая скорострельность 6-8 выстр./мин, экипаж 4 человека. Боекомплект 25 выстрелов. В отличие от буксируемых минометов данная система, обладая такими же артиллерийскими возможностями, обеспечивает защиту экипажа от пуль и осколков на поле боя, обладая подвижностью и проходимостью БМД.

Афганистан стал отправной точкой в боевой карьере 240-мм самоходного миномета РГК СМ 2С4 «Тюльпан». Самоходный миномет создан на шасси ЗРК «Круг» в 1969 году с принятием на вооружение в 1971 году. Он имел бронированное шасси с размещенным внутри экипажем из 5 человек и боезапасом. 240-мм артиллерийская система 2Б8, закрепленная к корме рычажной системой, в походном положении укладывалась на корпус. Перевод в боевое положение происходил с использованием гидроприводов путем опускания миномета в связке: опорная плита на грунт, лафет, ствол. Возимый боезапас составлял 40 мин, вес одной мины – 130,7 кг. Максимальная дальность стрельбы 9650 м, минимальная 800 м. Скорострельность 3 выстрела в минуту.

Мобильность батарей, вооруженных СМ 2С4, значительная дальность стрельбы, возможность поражения находящихся в укрытии и на обратных склонах гор моджахедов обеспечило интенсивное использование 2С4 «Тюльпан» в боевых операциях 40-й Армии. Основной задачей, возложенной на 2С4 «Тюльпан» в Афганистане, стало уничтожение опорных пунктов, огневых средств на горных перевалах, дорогах, в кишлачной зоне, огневых точек в пещерах и каменных завалов. Боевые действия показали преимущество 240-мм мины над 122-мм осколочно-фугасным снарядом в горах при стрельбе с закрытых огневых позиций. 240-мм мина с 32-кг БЧ разрушала дувал, крепость или другое глинобитное сооружение, в то время как 122-мм снаряд как бы «увязал» в стенах. Эффективность огня по огневым точкам в пещерах и каменных крепостях многократно возрастала при использовании корректируемой мины с лазерным наведением 3Ф5 «Смельчак».

Первые испытания корректируемой мины в 40-й Армии прошли в 1985 году в предгорьях Похвалонкока по полуразрушенной крепости с дальности 3250 м. Две осколочно-фугасные мины ушли на пристрелку при идеальных условиях стрельбы. Облучение осуществлялось лазерным дальномером 1Д15 снизу вверх. Наведение оптики дальномера в цель выполнял начальник разведки артиллерийского полка 108-й мотострелковой дивизии Н. Тепляшкин, руководство стрельбой осуществлял В.Литвиненко. Небольшая дальность до крепости позволяла наблюдать движение мины, при включении оптико-электронной системы, мина развернулась в воздухе в направлении цели и вошла в крышу цели, стены крепости подсев разлетелись.

Во время операции 1985 года в Чарикарской долине по ликвидации отряда Ахмад-Шаха Масуда особо тяжелая ситуация сложилась в момент штурма крепости, где группа засевших там партизан имела два пулемета ДШК, семь РПГ и стрелковое оружие. Уничтожение крепости было поручено командиру минометной батареи ст. л-ту А.Белецкому. Сделав одиночный пристрелочный выстрел осколочно-фугасной миной, батарея, применив «Смельчак», за 12 минут разнесла всю крепость. Боевые действия показали, что для уничтожения и деморализации противника хватало двух-трех осколочно-фугасных мин на пристрелку и одной-двух мин «Смельчак» на поражение. Время выполнения огневой задачи не превышало 12-15 минут.

В условиях Афганистана неожиданно эффективно показали себя полковые самоходные гаубицы 2С1 «Гвоздика» и дивизионные СГ 2С3 «Акация». Обладая большими огневыми возможностями, маневренностью, защищенностью от пуль и осколков, эти машины стали незаменимыми на поле боя.

122-мм СГ 2С1 «Гвоздика» поступила на вооружение в 1970 году. СГ 2С1 имеет противопульное бронирование, 122-мм гаубицу 2A31 (Д-32), обладает максимальной дальностью стрельбы 15 200 м, дальностью прямого выстрела 780 м. Боевая скорострельность 5-6 выстр./мин, экипаж 4 человека.

Наиболее известной страницей в истории афганской войны для «Гвоздики» стала операция по захвату базовых районов Хаки-Сафед и Шингар. Вслед за штурмовыми группами, выдвигавшимися по гребням и вершинам гор со своей огневой позиции «перекатом», проходило выдвижение батареи СГ 2С1 «Гвоздика». По мере выдвижения обнаруживаемые мотострелками огневые точки уничтожались прямой наводкой из орудий СГ 2С1, что существенно снизило боевые потери наступающих подразделений. При использовании на сложных участках местности огневое сопровождение осуществлялось батареями, специально оставляемыми в резерве для этой цели в начале боя. Во всех случаях управление артиллерией в период огневой поддержки наступающих войск передавалось командирам батарей и артиллерийским взводам, приданным на усиление мотострелковым батальонам и ротам.

Подготовка атаки начиналась с артиллерийского удара, который планировался исходя из характеристик имеющейся в наличии артиллерии и авиации. Продолжительность огневого воздействия зависела от количества огневых ударов и составляла 20-30 минут. Каждая гаубичная батарея работала по одной-двум целям. Характерной особенностью являлось ведение огня одновременно по всем запланированным целям (один огневой взвод по одной цели, второй по другой). При определенных условиях боя за каждой машиной закреплялась своя цель. Расход боеприпасов на уничтожение цели колебался в пределах 40-120 мин (снарядов). Поддержка атаки производилась сосредоточенным огнем по отдельным целям на всю глубину обороны противника, обозначенной для захвата штурмовым подразделением. Каждый батальон поддерживался огнем одного-двух артиллерийских дивизионов. Эффективность артиллерийского огня достигалась продолжительностью стрельбы и скорострельностью. Расход боеприпасов на одну цель при поддержке атакующих батальонов составлял 200 – 600 снарядов на одно орудие. В 1986 году в провинции Кандагар в наступлении на противника, закрепившегося в «зеленке», каждая мотострелковая рота имела взвод 82-мм минометов «Поднос», а в распоряжении командира батальона был взвод автоматических минометов 2Б9 «Василек». Минометные взводы, перемещаясь в боевых порядках войск на удалении 80 – 200 м от мотострелков, поражали противника по указанию командиров. В дополнение каждый батальон мог получить огневую поддержку от взвода СГ 2С1 «Гвоздика». В ходе наступления было уничтожено 9 огневых точек противника двумя взводами 82-мм минометов и 7 целей взводом СГ 2С1 «Гвоздика».

В противоположность «кочующим» дивизионам самоходной артиллерии, буксируемый вариант самоходной гаубицы «Гвоздика» Д-30 широко использовался в стационаре на сторожевых заставах и постах. Обладая возможностью кругового обстрела с дальностью 15,3 км большой номенклатурой боеприпасов, данная артиллерийская система удачно работала в месте дислокации подразделения. 152-мм самоходные гаубицы 2С3 «Акация» являлись самыми распространенными артиллерийскими установками в 40-й Армии, составляя костяк полковых артиллерийских групп. Артиллерийский полк представлял собой основу для создания дивизионной артиллерийской группы. Большая часть дивизионов из состава артиллерийского полка придавалась мотострелковым полкам. Но при любых условиях реактивный дивизион и 1 – 2 батареи СГ 2С3 оставались в распоряжении командира дивизии. Характерной особенностью применения СГ 2С3 являлись функции штурмового орудия, когда им приходилось непосредственно сопровождать мотострелковые подразделения, штурмующие базовые районы.

Самоходная гаубица 2С3 «Акация», принятая на вооружение в 1971 году, имеет противопульное бронирование, 152-мм гаубицу 2АЗЗ (Д-22), максимальную дальность стрельбы 20,5 км, скорострельность 1,9-3,5 выстр./мин, экипаж 4 человека.

Характерным примером применения СГ 2С3 «Акация» стала операция по огневой поддержке атаки на кишлачную зону в провинции Баглан в 1985 году. План операции заключался в последовательном сосредоточении огня на фронте 1,5 км, на глубину 3 км. Рубежи имели прямолинейные очертания, соответствующие конфигурации кварталов кишлачной зоны. Используя предыдущий боевой опыт, было принято решение вести последовательно сосредоточенный огонь прямой наводкой дивизионом «Акаций». Дивизион принимался за разрушение глинобитных сооружений на каждом намеченном рубеже после переноса огня артиллерии, стрелявшей с закрытых позиций. Перемещение артиллерийской группы прямой наводки от рубежа к рубежу проходило побатарейно «скачками» 100–200 м за атакующими мотострелками, практически мгновенно поражая огневые точки. В качестве дополнительной защиты САУ от огня станкового 14,5-мм пулемета ДШК командование рекомендовало усиливать защиту расчета путем «навешивания» траков, ящиков с песком из-под снарядов.

Для решения сложных огневых задач привлекались самоходные пушки 2С5 «Гиацинт-С». В 80-х годах 152-мм СП 2С5 «Гиацинт-С» являлась самой дальнобойной и мощной артиллерийской системой в Советском Союзе, обладая начальной скоростью 800 м/с, 152-мм снаряд разрушал любое укрепление, созданное моджахедами. СП 2С5 «Гиацинт-С» поступил на вооружение в 1978 году, машина имела противопульное бронирование с открытым размещением 152-мм артиллерийской системы 2А37. Боекомплект составлял 30 выстрелов, экипаж 5 человек. Максимальная дальность стрельбы ОФС ЗОФ29 (масса снаряда 46 кг) равнялась 28 400 м.

Несмотря на тяжелые условия ведения боевых действий в Афганистане, каменистый грунт, резкий перепад температур, большая запыленность, разряженная атмосфера, самоходные артиллерийские системы оказались эффективным оружием во всех видах боя. Настрел на одну САУ порой достигал 7000 выстрелов, а пробег – 6500 км по горным дорогам.

Далеко не последнее место в афганской боевой эпопее было отведено реактивным системам залпового огня (РСЗО) 122-мм БМ-21 «Град» и 220-мм 9П140 «Ураган».

РСЗО БМ-21 «Град» принята на вооружение в 1963 году. Артиллерийская часть состоит из 40 направляющих трубчатого типа, образующих «пакет», калибр трубы 122,4 мм, длина 3 м. Старт всех 40 снарядов происходит за 20 секунд. Реактивный снаряд 9М22 имеет полный вес 66 кг, из которого на боевую часть приходится 6,4 кг взрывчатого вещества. Дальность стрельбы 20 400 м, минимальная 5000 м.

Реактивные системы залпового огня имели ряд технических особенностей, которые накладывали отпечаток на тактику применения в горах.

Маленькая боевая часть реактивного снаряда не давала такого разрушительного эффекта при стрельбе по крепостям, как 152-мм артиллерийский снаряд. Однако значительная осколочная эффективность при стрельбе по незащищенным целям и внезапность поражения давала уникальную возможность в использовании РСЗО, уничтожая моджахедов при выдвижении в районы дислокации отряда либо на выходе из укрепленного района в горы. Возможность накрытия большой площади осколками батарей БМ-21 способствовала осуществлению внезапного артиллерийского налета без предварительной пристрелки. Огневой удар состоял из двух-трех коротких огневых налетов. Как и ствольные артиллерийские системы, РСЗО входили в систему огневой защиты режимных зон. Основной задачей действий артиллерии в режимной зоне было своевременное вскрытие и уничтожение вооруженных отрядов, диверсионно-разведывательных групп противника, реактивных пусковых установок, минометов, безоткатных орудий на подступах к охраняемым объектам. Основу охранения составляли сторожевые заставы в составе мотострелковых взводов, усиленные 2-3 орудиями, 1 – 2 реактивными установками, минометами и АГС-ами. Широкое использование БМ-21 «Град» состоялось в операции «Магистраль» в 1987 году по деблокированию гарнизона г. Хост на юго-востоке страны с восстановлением снабжения войск. Четкое взаимодействие между артиллерией, авиацией и мотострелками обеспечило реакцию артиллерии на угрозу обстрела практически в реальном масштабе времени. Результатом стало уничтожение нескольких крупных отрядов душманов. Аналогично 122-мм РСЗО «Град», в афганских горах использовалась более современная на тот момент РСЗО 9П140 «Ураган».

220-мм РСЗО 9П140 «Ураган» поступила на вооружение в 1975 году. Артиллерийская часть состоит из 16 направляющих трубчатого типа, образующих «пакет», калибр трубы 220-мм. Время полного залпа 8,8 секунд. Полный залп накрывает 426 000 квадратных метров. Максимальная дальность стрельбы реактивного снаряда 9М27Ф составляет 35 000 м, минимальная 9000 м. Полный вес ракеты 280 кг. Возможно использование кассетного боеприпаса 9М27К, снаряженного осколочными боевыми элементами или противопехотными минами, или противотанковыми.

В 1984 году разведывательной группой в кишлаке Чакарай была обнаружена группа моджахедов. На их уничтожение скрытно ночью выдвинулась батарея «Ураганов». После развертывания, без пристрелки было произведено с временным интервалом два залпа. Последующее взятие опорного пункта душманов показало практически полное уничтожение отряда действием РСЗО. В ходе вывода войск 40-й Армии из Афганистана, в 1988 году, артиллерийские подразделения работали по вызову корректировщиков, сопровождающих войсковые колонны, нанося 10 – 15-минутные огневые налеты вдоль маршрута. Предполагаемые маршруты выдвижения отрядов моджахедов дистанционно минировались с помощью вертолетов и РСЗО, которые периодически обновлялись артиллерией. Расход боеприпасов для создания сковывающих минных полей колебался от 6 до 10 снарядов на каждое минное поле с периодом самоликвидации от 36 до 72 часов. За районами возможного пуска моджахедами реактивных снарядов велось наблюдение батарей БМ-21 «Град» с периодическим нанесением огневых ударов по выявляемым целям. В ходе совершения батареями реактивной артиллерии постоянных маршей по каменистым грунтам выяснилось влияние тряски на двигатели реактивных снарядов в РСЗО, приводившей к разрыву снаряда в пакете при старте.

Горные условия Афганистана резко снизили эффективность работы звуковой и радиолокационной артиллерийской разведки, переложив часть ее задач на подвижные разведывательные пункты ПРП-3 и ПРП-4.

Огромное значение в условиях активных боевых действий и непосредственной огневой поддержки артиллерии войск во всех видах боя приобрела разведка и классификация целей, топопривязка, корректирование огня, грамотные расчеты для стрельбы, точное определение метеоусловий в районе цели.

На всем протяжении боевых действий в Афганистане происходила целенаправленная учеба командиров по принципу: непосредственный начальник обучает своих подчиненных и несет ответственность за их подготовку. Особое внимание в обучении офицеров-артиллеристов уделялось передаче специальных навыков и знаний, офицеры обучались по своей должности на ступень выше. В процессе обучения артиллеристов использовались авиационные фотоснимки местности и специальные макеты территории Афганистана.

Практика показала, что постоянная целенаправленная боевая подготовка значительно повышает профессиональные навыки офицеров и личного состава артиллерийских подразделений.

В ходе боев ограниченного контингента советских войск широкое распространение в прикрытии военных магистралей получила зенитная установка ЗУ-23. Имея спаренные 23-мм автоматы 2А14, обеспечивающие темп стрельбы из двух стволов 2000 выстр./мин, вертикальную дальность стрельбы 1500 м (наклонную дальность 2500 м), установка в отсутствие воздушного противника работала по земле. Для охраны 100 км дорожного участка выделялся мотострелковый батальон, усиленный танковой ротой (11 танков и 42 БМП), двумя артиллерийскими батареями (12 САУ, 27 82-мм минометов, 9 зенитных установок ЗУ-23 и 23 АГС-17). Вес 950 кг, малое время на открытие огня практически в зенит по горным склонам способствовали применению ЗУ-23 на советских грузовиках в качестве боевого охранения автомобильных колонн. Находясь в составе отряда обеспечения движения (из расчета один бронеобъект на 10 автомобилей), «конвойный грузовик» с ЗУ в кузове был готов вступить в бой с засадой моджахедов на всем пути следования конвоя. Существенным недостатком такой войсковой разработки являлись: ограниченный сектор стрельбы, плохая меткость в результате раскачивания автомобиля и незащищенность расчета и водителя от пуль и осколков. Для осуществления самостоятельных действий батальоны усиливались ротой танков, 1-2 артиллерийскими батареями и взводом ЗСУ-23-4М «Шилка», инженерно-саперным взводом и одним отделением химиков. Самым ярким эпизодом в боевом применении ЗСУ-23-4М «Шилка» стал штурм СпН дворца Тадж-Бек в 1979 году, где расчеты зенитной самоходной установки, прикрывая группы СпН, вели огонь по оконным проемам дворца. Как и буксируемый вариант, «Шилка» применялась при несении конвойной службы и объектовой обороне с привлечением к действию в составе штурмовых мотострелковых подразделений. Усиленные подразделениями счетверенных 23-мм зенитных автоматов, обладающих высокой точностью и скорострельностью, большими углами вертикального наведения, «Шилки» были эффективным средством борьбы с наземными целями в горно-пустынной местности на дальности 2500 м.

По огневым точкам, расположенным в пещерах и других укрытиях, где было затруднено использование артиллерии, применялись противотанковые управляемые комплексы (ПТРК):

• 9М111 «Фагот», калибр ракеты 115 мм, дальность стрельбы 70–2000 м. Масса ПУ с ракетой в контейнере 35,5 кг, управление ракетой полуавтоматическое по проводам;

• 9М113 «Конкурс», калибр ракеты 135-мм, дальность стрельбы 75–4000 м. Масса ПУ с ракетой в контейнере 25,16 кг, полуавтоматическая система управления по проводам;

• 9М115 «Метис», калибр ракеты 100 мм, дальность стрельбы 50–1000 м. Масса ПУ с ракетой в ТПК 25,1 кг, полуавтоматическая система управления по проводам (ПТРК ротного звена).

Противотанковые 100-мм пушки МТ-12, не найдя противника в лице бронетехники, использовались для охраны коммуникаций и особо важных объектов, штабов, аэродромов.

Безоткатные 107-мм орудия БО-11 и 73-мм СПГ-9 в подразделениях 40-й Армии оказались малопригодными для боев с мелкими маневренными группами моджахедов. Как правило, они использовались стационарно в составе объектовой охраны. Результатом столь прохладного отношения к безоткатным орудиям стала сравнительно недостаточная точность стрельбы, маленькая дальность 6650 м, вес 305 кг, и слабое осколочно-фугасное действие 8,5-кг осколочно-фугасной мины в сравнении с управляемыми противотанковыми комплексами и минометами аналогичного калибра.

Индивидуальной артиллерией мотострелков в ближнем бою являлись: ручные противотанковые гранатометы РПГ-7 калибра 40 мм с дальностью стрельбы 500 м и одноразовые РПГ-16 «Удар» калибра 53 мм с дальностью стрельбы 800 м; РПГ-22 «Нетто», РПГ-18 «Муха», калибра 64 мм, длина в походном положении 1050 мм, масса 2,6 кг, начальная скорость полета гранаты 114 м/с, дальность прямого выстрела 135 м, прицельная дальность 200 м, перевод в боевое положение 8-10 сек; РПГ-26 «Аглень» калибра 72,5 мм с дальностью стрельбы 250 м, вес 2,9 кг, СПГ-9, реактивные огнеметы РПО «Шмель».

Для усиления СпН использовались гранатометы РПГ-7, РПГ-16 и РПГ-22, РПО (ручной огнемет), носимый боекомплект составлял 6 -12 выстрелов в зависимости от поставленной задачи.

Пулеметное вооружение мотострелковых подразделений 40-й Армии состояло из станковых 14,5-мм пулеметов КПВТ, 12,7-мм НСВ и 12,7-мм ДШК. Использование пулеметного вооружения, обладающего высокой скорострельностью, надежностью, большой дальностью прямого выстрела и убойной силой, являлось неотъемлемой частью проводимых боевых операций по уничтожению отрядов моджахедов. КПВТ калибра 14,5 мм обладал дальностью прицельной стрельбы 2000 м и скорострельностью 600 выстр./мин. НСВ калибра 12,7 мм обладал дальностью прицельной стрельбы 2000 м, массой 25 кг (пулемет плюс станок), скорострельностью 800 выстр./мин. ДШК калибра 12,7 мм обладал дальностью прицельной стрельбы 3500 м, массой 41 кг, скорострельностью 600 выстр./мин. Одним из характерных примеров использования стрелкового вооружения советскими войсками в боевых операциях является уничтожение каравана с оружием в пустыне Регистан.

В 1986 году группа л-та Сергея Дымова из состава 370-го отдельного отряда СпН в провинции Гильменд в скоротечном бою захватила караван, состоящий из 9 автомобилей пикап «Тойота». Командованием было принято решение: для перехватов караванов в пустынной местности Регистана использовать отряды СпН на вооруженных трофейных автомобилях. В отряд входило три пикапа «Тойота» с вооружением в кузове. Оно состояло из 12,7-мм станкового пулемета ДШК на первой машине, 12,7-мм станкового пулемета НСВ «Утес» – на второй, АГС-17 «Пламя» – на третьей. В качестве усиления привлекался «Урал-4520» с 14,5-мм станковым пулеметом КПВТ или ЗУ-23, реже устанавливался 82-мм автоматический миномет 2Б9 «Василек». Дополнительную защиту обеспечивали мешки с песком и бронежилеты.

В 1987 году в районе кишлака Богат разведгруппой в приборы ночного видения был обнаружен караван, состоящий из пяти машин. С рассветом из засады на перехват выдвинулся ударный отряд. Он следовал навстречу каравану с уклонением в сторону, сокращая дистанцию между машинами и прижимая караван к песчаным барханам, где в засаде находился «Урал-4520» с КПВТ. Сократив дистанцию до 700 – 800 метров, отряд открыл огонь на поражение по каравану. Три машины были уничтожены сразу, две замыкающие караван машины «Симург», развернувшись, начали уходить в обратном направлении. Спешившиеся моджахеды, отсекая преследование, открыли огонь из ДШК, нескольких гранатометов и стрелкового оружия, однако преимущества в точности стрельбы 12,7-мм «Утеса» позволили быстро уничтожить расчет ДШК, а появление «Урала» с фланга, ведущего огонь из 14,5-мм КПВТ, окончательно расстроило огонь моджахедов. Попытка отойти к укрытию оказалась безуспешной, отстреливавшаяся до последнего группа моджахедов была уничтожена. В бою было уничтожено 26 моджахедов, три автомобиля, захвачено в качестве трофеев два ДШК, 3 РПГ, около 30 автоматов.

В качестве личного стрелкового оружия военнослужащими ОКСВ в Афганистане использовались 7,62-мм автоматы АКМ, 5,45-мм автоматы АК-74 и модификации, 7,62-мм ручные пулеметы РПК, 5,45-мм РПК-74, 7,62-мм ПКМ и модификации. Офицеры имели 9-мм пистолеты ПМ.

Наряду с артиллерией, огромную лепту в огневую поддержку войск 40-й Армии внесла армейская авиация в лице ударно-штурмового вертолета Ми-24В и Ми-24П. К началу 1980 года в составе ОКСВ имелось 6 вертолетов Ми-24В, игравших роль лидеров, для разведки и прикрытия с воздуха высадки десанта. К концу 1980 года 40-я Армия насчитывала в своем составе 200 вертолетов Ми-24В. Основной задачей являлись плановые удары и вылеты по вызову в ходе операций. При смешанном ракетно-бомбовом вооружении практиковалось комплексное проведение бомбоштурмового удара с дистанции 1200 -1500 м. При подлете атака начиналась с пуска НАР, затем открывался огонь из пулемета и на пролете сбрасывались бомбы. В 1980 году совместная работа РСЗО «Град» и восьми вертолетов Ми-24В позволила взять штурмом Санги-Дудзан. Для безопасности своих войск штурмовку требовали начинать со сброса бомб на расстоянии 1500 м от своих, пуск НАР проходил не ближе 500 м, вести пулеметный огонь рекомендовалось на дальности 300 м, на практике ближний наземный бой ставил задачу поражать цели, находящиеся в десятке метров от своих. С лета 1980 года Ми-24В стали участвовать в проводке военных колон по дорогам Афганистана. Средний налет Ми-24 за год составлял 360 – 380 часов. За время боев в Афганистане от ЗУ и ПЗРК было безвозвратно потеряно 333 вертолета Ми-24.

Противостояние политических блоков и супердержав в полной мере отразилось на ведении боевых действий в Афганистане посредством обучения тактике партизанской войны и вооружения боевых отрядов моджахедов.

С 1980 года в Афганистан начались поставки вооружения из Пакистана и Ирана. Уже в 1983 году численность отряда моджахедов в 40–60 человек имела на вооружении 1-2 станковых пулемета китайского производства Тип-77 (ДШК), 1-2 миномета. С 1986 года все отряды имели 12,7-мм ДШК, 14,5-мм ЗГУ Тип-75 (КПВТ). В 1984 году снабжение отрядов моджахедов взял на себя Пакистан. Группе из 10 человек выдавались 1 РПГ и 9 автоматов. Отряд, в составе которого находилось 100 и более, человек получал одну ЗГУ Тип-75 (КПВТ), 4 станковых пулемета Тип-77 (ДШК), 4 безоткатных орудия 82-мм Тип-78 или 75-мм М-20, 10 РПГ, стрелковое оружие и ПЗРК. Самой мощной артиллерийской системой, используемой для обстрела аэродромов и мест базирования советских войск, была 12-ствольная 107-мм реактивная пусковая установка Тип-63 (Китайский аналог РПУ-14), дальность стрельбы 10-12 км. Масса установки без снарядов 613 кг. В отдельных случаях использовалась трофейная бронетехника и стрелковое вооружение. К 1987 году общее количество вооружения в отрядах моджахедов было 450 РПУ Тип-63, 341 ПЗРК, 920 БО Тип-78, 1830 минометов калибров 120 мм, 88 мм, 82 мм и 81 мм, 410 зенитных горных установок 14,5 Тип-75, 3070 станковых пулеметов калибра 12,7 мм Тип-77, 7500 РПГ. В наставлении по тактике действий партизанских групп моджахеду говорилось: тяжелое оружие (пушки, минометы, станковые пулеметы) нужно использовать при нападении на важные объекты, укрепленные позиции. Здесь следует иметь в виду, что противник в этом случае концентрирует на небольших участках крупные силы и огонь из тяжелого оружия может нанести противнику тяжелые потери; надо избегать лобовых встреч с врагом и, используя удобный момент, отрываться от противника и занимать удобные новые позиции для боя.

 Заключение 

Несмотря на качественное развитие вооружения, техники и стратегии ведения массированных боевых действий, в афганской войне стало очевидным, что ближние маневренные бои небольших по численности групп могут решить исход борьбы за занимаемую территорию. В создавшейся ситуации, несмотря на, казалось бы, устаревшие в стратегическом плане виды вооружении, – такие, как стрелковое оружие, гранатометы с осколочно-фугасной миной, – минометы и артиллерийские системы оказались главной силой в достижении технического превосходства над противником в этой войне.

Использованы фотографии из следующих источников:Фонд кино-фотодокументов музея «Шурави» – 1, 2, 4-6, 8-19;Архив В.В. Белогруда;Руководство по реактивной противотанковой гранате РПГ-18–20;Общедоступные веб-сайты из сети Интернет.

Поделиться в социальных сетях:

otvaga2004.ru

Фото из альбомов ветеранов войны в Афганистане + видео

Фотографии из архива ветерана афганской войны Сергея Сальникова.

Т-62Д подбитый по дороге Шиндант-Кандагар, район провинции Деларам.  1985 год.

2. Офицеры 5 гвардейской МСД с дружественной бандой душманов. Старый Герат. 1986 год.

3. Старый Герат.

4. Подбитая БМП-2.

5. Мл.с-т Сальников с афганским воином сарбозом и бача. Шиндант.

6. Т-34-85 - огневая точка афганской армии.

7. Аэродром Шиндант после обстрела.

8. Душманские "Катюши". 107 мм РС производство Китай.

9. Колонна под Кандагаром. Т-62Д с тралом ТМТ-5.

10. Под Кандагаром. Колонна проходит ущелье.

11. УР-67, на заднем плане БРДМ-2 без башни.

12. Трофеи.

13. Местная тюрьма. Провинция Фарах .

14. Лещенко за пулеметом.

15. Лещенко с автоматом.

Афган 1985-1987

Фотографии из архива ветерана афганской войны Геннадия Тишина.

2. Геннадий Тишин - командир десантно-штурмового батальона (в центре). Город Асадабад, провинция Кунар.

3. Малиши - отряды местной самообороны. Проводят совместно со 2-ым МСБ операцию по ликвидации бандформирования.

4.  Совместная операция с войсками ДРА.  Ущелье Маравары. Провинция Кунар.

5. Подорванный на фугасе танк Т-54 армии ДРА.

6. Итальянская пластиковая противотанковая мина. Применялась для подрыва советской и афганской бронетехники.

7. Боевой спутник роты  6-ой МСР.

8. День рождения старшины 6-ой МСР прапорщика Василия Якименко.

9. Ротная забава обезьянка Машка.

10. Подрыв советского танка   Т-62Д.

11. Боевые трофеи. Пулемет  ДП-27 (производство Китай "Тип53"),  Винтовка Ли-Энфилд "Бур" (Англия).

12. Подорванная боевая техника.

13. Афганская торговая машина.  Проведение досмотра колонны.

14. "Розочка".  Нейтрализация подорванной техники при отходе на запасные позиции.

15. Боевая операция по ликвидации каравана с оружием из Пакистана. Провинция Логан.

16. Полевой медицинский пункт батальона. 

17. Командование 6-ой роты 2 МСБ.

18. Личный состав 6-ой МСР на реализации разведданных. Река Кунар. Вдали территория Пакистана. 

19. Укрепленный пункт моджахедов взят. 

Продолжаю публиковать фотографии из личных архивов ветеранов войны в Афганистане.Фотографии из личного архива майора Полищука Василия Ульяновича. ПВ СССР.

2. Колонна на Чахиаб через реку Пяндж. 1984г.

3. На Сутхаме. 1984г

4. Аэродром в Московском , Одесситы - вертолетчики перед вылетом 1983г.

5. В курилке у минбата сзади 120мм миномет Сани 1984г.

6. Осторожно, мины! 1984г.

7. Забор воды у Чахиабского колодца. Душманы часто минировали это место.

8. Подорванная водовозка. Чахиаб 1984г.

9. Толя Побединский с кормилицей-Машкой 1983г.

10. Трофеи ДШК,Зикуюк и мелочевка 1984г.

11. Хоун. Стоительство электролинии в кишлаке Хоун 1983г.

12. МИ-26й доставил БТР-60ПБ. Хоун 1984г.

13. Сарбозы у барбухайки перед входом на точку.Чахиаб 1983г.

14. Начальник Хада Мирвайз, Ульяныч, начальник аэропорта и Кондаков Николай. Хоун 1984г.

15. Плененные бандглавари с Сафаром(впереди). Чахиаб 1984г.

16. Ржавой миной по басмаческой тропе. Чашмдара 7ноября 1983г

17. Внизу кишлак Сутхам 1983г.

18. Союнов(в центре) играет в шахматы. Чахиаб 1984г.

19. Чахиабский дуканщик на базаре 1984г.

20. Чахиабский кузнец 1984г.

21. ДШГ после операции(в центре Липовских, Волков, Попов). Чахиаб 1984г.

Афганистан 1983-1985

Рекомендуется к просмотру: 

www.stena.ee

Военные хитрости 612 РГСпН 317 ООСпН в Афганистане: picturehistory

В декабре 1986 года группа лейтенанта Сергея Дымова захватила караван, состоящий из 9 автомобилей «Тойота», груженных наркотиками. Благодаря грамотно выбранной позиции, из девяти машин только одна была повреждена. Их доставили в расположение батальона. Появилась возможность использовать трофейную технику для создания маневренных групп.РГСпН № 612Замысел был следующим. Машины внешне оборудовали как у моджахедов. В кузовах устанавливали крупнокалиберные пулемёты, в основном трофейные ДШК (в первую машину обязательно). В другие машины устанавливались либо 12.7-мм пулемёты «Утёс», АГС-17 «Пламя». Борта завешивали бронежилетами. В экипаж входило шесть человек: два разведчика со штатным оружием; водитель; командир экипажа, обеспеченный радиосвязью.612-я группа. В центре - командир Геннадий Должиков.Отряд состоял из трёх «Тойот» и одного грузового автомобиля типа «Урал 4520» с прекрасной проходимостью в песках. «Уралы» оборудовались 14.4-мм пулемётом Владимирова или ЗУ 23-2, или автоматическим миномётом «Василёк» (с миномётом были трудности организационного плана, так как эта система не стояла у нас на вооружении). Борта машины также завешивались бронежилетами, на дно кузова укладывались мешки с песком для защиты в случае подрыва на мине. В некоторых случаях применялись БТР-70.

Использование техники дало возможность пребывать разведгруппам в районе поиска более двух недель.

Для маскировки экипажи «Тойот» были переодеты в одежду моджахедов. Отряд, передвигаясь по пустыне в район переправ, имитировал движение каравана. Впереди шли «Тойоты», за ними в 2-3 км грузовики.

Разведчики 370-го ОоСпН. Позади «Тойота» с установленным ДШК.Ставка делалась на необычность ситуации. Головной дозор моджахедов, ожидая встречу с армейской боевой техникой, должен был растеряться, увидев себе подобных. Такая встреча произошла в районе кишлака Богат в январе 1987 года. Моя РГСпН № 612 успешно использовала её. Еще до настпуления рассвета наши наблюдатели заметили в приборы ночного видения отблески фар автомобилей, движущихся в нашем направлении. С рассветом наблюдение было усилено и вскоре шлейф пыли – признак движущихся машин. Каравану оставалось пройти около 10 км до кишлачно зоны, где они могли укрыться от авиации.Схема бояКолонна из пяти автомобилей «Симург» спешила пройти оставшееся расстояние. Машины разведчиков двинулись на перехват. Встреча произошла на равнинном участке местности, на дне сухого озера. Какие-либо укрытия вблизи отсутствовали. Моджахеды заметили выходящую из барханов колонну и остановились.

Расстояние, разделяющее караван и разведгруппу, составило около 1-1.5 км. Машины разведчиков продолжали движение, увеличивая скорость и меняя направление, показывая тем самым, что хотят избежать встречи. Этим маневром командир рассчитывал сократить дистанцию и прижать караван к гряде песчаных барханов, по которым движение затруднено, и к находящемуся там в засаде «Уралу».

"Урал" с КПВТМаневр удался почти полностью, расстояние сократилось до 700-800 м. Восходящее солнце светило в спину группе, ослепляя моджахедов. Наиболее трудным был момент остановки и открытия огня. Времени, необходимого для прицеливания было достаточно, чтобы противник заподозрил неладное. Огонь нашей группы был достаточно эффективным. Две машины замерли сразу, третья прошла метров 200 и загорелась. Последние две машины развернулись и начали уходить в обратном направлении.

Преследовать их разведчики не могли, так как сами стали мишенями. Со стороны моджахедов открыли огонь из ДШК, несколько гранатометов и более десятка автоматов. Огневая дуэль оказалась скоротечной, возможности стрелкового оружия на таком расстоянии ограничены. А снайперские возможности 12.7-мм пулемета «Утес» позволили очень быстро уничтожить расчет ДШК смоджахедов.Появление с фланга «Урала», ведущего огонь из КПВТ, внесло панику в ряды моджахедов. Они начали отходить к ближайшим укрытиям, но до них было далеко. В плен никто сдаваться не захотел, отстреливались до конца и были уничтожены.

Караван из шести автомобилей "Симург", захваченный в провинции Кандагар в апреле 1986 года.Результат боя: уничтожено 26 моджахедов, три автомобиля, захвачено 2 ДШК, 3 РПГ, около 30 автоматов. Потери группы: трое раненых.

По экипировке душманов и грузу машин нами был сделан вывод, что это не грузовой караван, а, скорее всего, меняло место дислокации подразделение моджахедов. Проводники караванов ведут себя значительно осторожнее, не допускают скученности, открытые участки пересекают поодиночке, тем самым не допуская попадания под огонь засады всего каравана.

В дальнейшем боевые действия с использованием трофейных машин успешно продолжались вплоть до вывод батальона в Союз.

picturehistory.livejournal.com