Дроков вячеслав


Вячеслав Дроков | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |

Вячеслав Дроков

Вячеслав Дроков

Исключительная особенность российских национальных меньшинств образовывать устойчивые этнически-монолитнные преступные группы опровергнута «тамбовцами». Малоприметное село Александровка на Тамбовщине стало малой родиной питерского авторитета Владимира Кумарина и его надежной правой руки Вячеслава Дрокова. «Зинка», а именно под такой не очень уважительной кличкой все 2 десятилетия городской жизни фигурировал среди своих криминальных близких друзей и примкнувших к ним земляков Слава Дроков.

Столь странное для взрослого мужчины прозвище произошло не от нетрадиционных наклонностей обладателя, а от имени уважаемой им и его друзьями-односельчанами мамы .Любимый сын, повзрослев, решительно поменял российский чернозем на гранитные набережные Питера, уехав искать счастья далеко от родного дома.

Вячеслав Дроков приобрел в Санкт-Петербурге известность ни как твердолобая безжалостная «торпеда» или искусный «решальщик», а как успешный рейдер, поставивший на службу «тамбовской» группировки доходы от взятых под контроль промышленных и торговых структур. Начинал же «Зинка» с банального похищения предпринимателя с целью выкупа. В то время он официально числился водителем у близкого к авторитетным криминальным кругам бизнесмена Александра Голубева – владельца фирмы «Адель».

Похититель и рейдер

Первой жертвой молодого тамбовского «волка» оказался британский гражданин, выходец из Индии Чандраш Ша, бесследно сгинувший на бескрайних российских просторах. Тело несчастного до сих пор не найдено, но у судей не было сомнений в криминальных причинах внезапного исчезновения иностранца и причастности к нему Вячеслава Дрокова, хотя с момента похищения до суда прошла целая пятилетка. В мае 1998 года «Зинка» получил первый срок в 5 с половиной лет, но уже через 2 года за примерное поведение по УДО вышел на волю.

Владимир Барсуков (Кумарин). Ну чем не "крестный отец"

Владимир Барсуков (Кумарин). Ну чем не «крестный отец»

Всего Вячеславом Дроковым был осуществлен рейдерский захват около 30 питерских фирм и компаний. В его послужном списке магазин «Фарфор. Хрусталь», Смольнинский универсам на Невском, гостиница «Ленинград», завод «Игристые вина», фабрика «Канат», «Кондитерская фабрика имени Крупской», ООО «Лада сервис» и, конечно же, ООО «Петербургский нефтяной терминал».

Кумарин-Барсуков и его ОПГ в середине 2000-х смогли взять под полный контроль весь нефтяной бизнес Северной столицы. Именно в то время Куму было присвоено неофициальное звание «теневого» губернатора Санкт-Петербурга, а в московских властных структурах всерьез забили тревогу – криминал наконец смог взять верх над государством пусть в отдельно взятом городе, но являющемся родным для главы государства. Позорное явление должно было неминуемо искоренено.

В город зачастили специальные следственные группы. Вячеслав Дроков в это время безмятежно руководил ОАО «Парнас-М», частенько посещая родные тамбовские пашни, где организовывал закупку и поставку в северо-западный регион зерна. Попутно он внимательно присматривался к аппетитным петербургским объектам недвижимости и бизнеса, разрабатывая в уме сложные схемы их захвата.

Дроков спровоцировал разгром Тамбовских

Среди питерских атлантов рейдерства «Зинка» грубо прокололся первым. Его внимание привлек уютный ресторанчик «Петербургский дворик», числящийся за ООО «Пушкинская». В списке учредителей коммерческого общества ни одна фамилия не насторожила Вячеслава Дрокова и привычная схема отчуждения заработала. С помощью поддельных документов и своих людей в 15-ой межрайонной налоговой инспекции имущество прежних владельцев было захвачено и продано подконтрольной криминальному авторитету фирме «Ника плюс». Новые собственники, как это принято в подобных случаях, мгновенно выставили за дверь всех работников ресторана и поставили там свою круглосуточную охрану. Через несколько недель ресторан был взят штурмом, но уже не сотрудниками ЧОПа, а кадровыми бойцами спецподразделений МВД.

Валентина Матвиенко предрешила судьбу Тамбовской ОПГ

Валентина Матвиенко предрешила судьбу Тамбовской ОПГ

«Зинка» просмотрел, что одним из совладельцев заведения общепита значится Наталья Шпакова, бывший комсомольский функционер, работавшая в советское время в Петроградском райкоме комсомола вместе с Валентиной Матвиенко и сохранившая с ней дружеские отношения. Телефонная жалоба к давней подруге «Вальке-стопке» оказалась во сто крат эффективнее обращений в МВД и арбитражные суды.

Реакция на звонок бизнес-комсомолки у политика-комсомолки была мгновенной. Именно с этого дня начался закат «тамбовской» ОПГ, завершившийся ее полным разгромом. Эпизод с неудачным захватом ресторана «Петербургский дворик» в 1996 году послужил поводом для ареста Вячеслава Дрокова в зале ожидания столичного аэропорта «Шереметьево-1» и препровождения в стены СИЗО «Лефортово». Чуть менее, чем через год стальные тюремные двери захлопнулись за земляком «Зинки» Барсуковым-Кумариным.

Дроков и суд

На следствии Вячеслав Дроков большей частью молчал. Вопросов у следователей было много – он вместе с Андреем Леухиным и Бадри Шенгелия образовал мощную «триаду» рейдерских групп, стоящих на службе у «тамбовской» ОПГ. Дроков всегда был очень расчетлив, но передать следствию информацию ему мешал страх перед неминуемым возмездием от бывших коллег, разгуливающих на свободе. За месяцы, проведенные в «Крестах», «Зинка» отметился практически полным повторением достижения Сергея Мадуева, двумя десятилетиями ранее сумевшего уговорить женщину-следователя на помощь в организации побега. Успехи Дрокова были несколько скромнее. Пистолета ему в тюрьму никто не передал – его у него, возможно, никогда и не было. Однако, посетители с воли к нему в камеру захаживали регулярно. Переговорный процесс в СИЗО был прерван увольнением второй «Воронцовой».

Вячеслав Дроков в суде

Вячеслав Дроков в суде

Рейдерские подвиги Дрокова были оценены судьями в 15 долгих лет заключения. Его шеф получил на год меньше. Возможно, этот факт обидел рейдера. Сначала он бросился искать правду в Верховном суде, который прислушался к его доводам и снизил планку наказания до 11 лет. Затем «Зинка», просидев треть от положенного и потеряв надежду на скорое УДО, как с ним счастливо случилось в первый раз, начал привычно комбинировать, выйдя на контакт со следственными органами и пообещав им сообщить некоторые неизвестные подробности о делах «тамбовских».

Для следствия много было нераскрытых загадок в обстоятельствах убийства предпринимателя Сергея Васильева, тесно связанного с петербургским бензиновым рынком, а также в обстоятельствах переподчинения концерна «Петронефтесервис» и захвата ТЦ «Елизаровский». «Зинка» не забыл в своих показаниях пройтись о руководящей роли во всей преступной организации «пенсионера от мафии» Кумарина-Барсукова.

Банкет от рейдера

Судя по всему, вес и объем выданной «Зинкой» информации были велики. Рейдеру-заключенному реальный срок был заменен на колонию-поселение, что позволило ему зимой 2011 года появиться в Питере и устроить грандиозный банкет в «Гранд Отель Европа». Изрядно захмелевший с непривычки, Вячеслав Дроков публично понес там такую околесицу, часто упоминая имя следователя центрального аппарата Следственного комитета Олега Пипченко, что через несколько дней спешно, от греха подальше был препровожден обратно в свое поселение.

Поведение, сравнимое со флюгером, когда «Зинка» запирался и молчал, потом неожиданно много говорил, а еще дальше начинал утверждать, что все показания добыты у него незаконно, благодаря оказанному на него сильному давлению, подкосило его авторитет. Странное облегчение наказания Дрокова не могло не насторожить всех его знакомых. Постепенно «Зинка» превращался в отверженного, общение с которым было не только опасно, но и морально неприятно. Только появившись в Питере, Дроков попытался броситься в объятия еще к одному своему именитому земляку – директору «Ленинградского Дворца молодежи» Андрею Горбенко, но тот предусмотрительно отказался от любых контактов с еще недавно влиятельным «тамбовцем». Падающий рейтинг криминального авторитета подтвержден угоном у его сына в январе 2014 года автомобиля BMW X6. Разве такое можно было представить 10-ю годами ранее!?

www.mzk1.ru

Новости Руспрес - Дроков Вячеслав Викторович ("Слава-Зина", "Зинка"). Биография авторитетного тамбовского предпринимателя

Криминальные связи с Владимиром Кумариным, Валерием Асташко и другими уроженцами тамбовских деревень

Дроков Вячеслав (Зинка)

Уроженец села Александровка Мучкапского района Тамбовской обл. (уроженцем этого го же села является один наиболее авторитетных предпринимателей Петербурга Владимир Барсуков-Кумарин). Кличкой обязан своей матери-в детстве в селе его называли «Зинкин», по имени матери.

С конца 1980-х годов фигурировал в оперативных материалах правоохранительных органов Петербурга как активный участник “тамбовской” ОПГ и подозревался в причастности к совершению целого ряда тяжких преступлений.

В мае 1998 года Дроков, числившийся водителем предпринимателя Александра Голубева, директора фирмы “Адель”, которую многие СМИ обвиняли в связях с “тамбовцами” был осужден Городским судом Петербурга на 5,5 года за похищение английского бизнесмена индийского происхождения Чандреша Ша в декабре 1993 года (кстати сказать, ни самого бизнесмена, ни его труп так и не нашли). По определению Волосовского народного суда Ленинградской области от 21 декабря 2000 года Дроков был освобожден условно-досрочно.

В настоящее время известен как "авторитетный предприниматель", бизнес-интересы которого сосредоточены в основном вокруг ОАО «Парнас-М». Также занимается организацией поставок зерна в Тамбовской области. По данным правоохранительных органов, в ряде случаев действует в интереса третьих лиц-в частности, Владимира Барсукова.

Одной из потерпевших от действий Зинки стала хорошая знакомая губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко Наталья Шпакова (ресторан "Петербургский уголок"). Именно после этого у захватчика начались серьезные проблемы.

В конце 2006 года Вячеслава Дрокова задержали в столичном аэропорту Шереметьево-1, откуда он собирался вылететь в Пулково. Задержанного отвезли в Басманный суд, который избрал ему в качестве меры пресечения содержание под стражей, после чего отправили с СИЗО "Лефортово". Пока этапировать господина Дрокова в Санкт-Петербург следствие не собирается: дело, в рамках которого он был арестован, расследуется Генпрокуратурой.

Объекты:

• "Смольнинский универсам" (Невский, 150) • "Канонерский завод" • Магазин "Фарфор.Хрусталь" • ООО "Пушкинская" (ресторан «Петербургский уголок» ) • ООО «Лада сервис» • ЗАО "Кондитерская фабрика им. Крупской" • ЗАО "Петербургский нефтяной терминал" • ОАО «Услуга» (бытовые комбинты Петебурга) • "Пулковский универсам" • Фабрика «Канат» • Гостиница «Ленинград» • Завод «Игристые вина»

****

Вячеслав Дроков и Валерий Асташко Обзорная справка по оперативному делу 1612-94 "Око" "Руспрес": Публикуется без изменений. Вероятно, под названием "Шучкал" составители справки имели ввиду поселок Мучкап Мучкаповского района Тамбовской области.

19.07.1994 года в 6 отделе РУОП было заведено оперативное дело 1612-94 "Око" по окраске "вымогательство" в отношении Глазунова Александра Васильевича, 13.07.1963, уроженца поселка имени Морозова, Всеволожского района, Ленинградской области, кличка "Глаз", "Слон".

В июне 1994 в оперативное дело были введены:

Паршин Сергей Михайлович, 18.01.1972, уроженец Ленинграда,

Карпов Михаил Евгеньевич, 08.04.1972, уроженец Ленинграда.

08.08.1994 в ходе реализации оперативных материалов оперативного дела 1612-94 были задержаны и изобличены в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.125-1 ч.3, 148 ч.3 УК РФ

Дроков Вячеслав Викторович, 23.05.1963, уроженец поселка Шучкап, Шучкапского района Тамбовской области, кличка "Зинка", ранее не судим,

Асташко Валерий Николаевич, 13.03.1958, уроженец поселка Шучкап, Шучкапского района Тамбовской области, кличка "Перец", ранее судим,

Глазунов Александр Васильевич, 13.07.1963, ранее судим,

Воинов Дмитрий Евгеньевич, 11.02.1972, уроженец Ленинграда, ранее не судим,

Паршин Сергей Михайлович, 18.01.1972, уроженец Ленинграда, ранее не судим,

Карпов Михаил Евгеньевич, 08.04.1972, уроженец Ленинграда, ранее не судим, Голубев Александр Викторович, 28.05.1965, уроженец Ленинграда, ранее судим,

которые совершили похищение подданного Великобритании, гр-на Ша, и вымогали у него деньги в сумме 7,225 млн долларов США. В ходе дальнейшей работы по ОД и уголовному делу 827736 установлены следующие лица:

Шабаров Виталий Анатольевич, 10.10.1966, уроженец Ленинграда, ранее не судим,

Шигорев Сергей Александрович, 06.06.1969, уроженец поселка Шучкап, Шучкапского района, Тамбовской области, ранее не судим,

Михалев Алексей Дмитриевич, 01.04.1961, уроженец деревни Екатеринина, Тамбовской области, ранее судим,

Новгородов Александр Валентинович, 09.11.1964, уроженец поселка Шучкап, Шучкапского района Тамбовской области, ранее не судим,

Чурсин Анатолий Васильевич, 10.04.1964, уроженец поселка Шучкап, Шучкапского района Тамбовской области, ранее не судим,

в отношении которых объявлен федеральный розыск. 30.08.1995 Дзержинским судом Санкт- Петербурга Дрокову изменена мера пресечения на подписку о невыезде. 09.02.1995 дело закончено и отправлено в горпрокуратуру на проверку. В отношении лиц, находящихся в розыске, было выделено уголовное дело. 20.06.1996 был задержан Шигорев, арестован помещен в СИ-1. 12.11.1996 был задержан Михалев, арестован и помещен в СИ-1.

Исходя из вышеизложенного, и в связи с тем, что цель разработки выполнена, т.е. разрабатываемые лица Глазунов, Паршин, Карпов привлечены к уголовной ответственности, полагал бы прекратить ОД в связи с реализацией и сдать в архив ИЦ ГУВД СПБ.

О/у по ОВД 4 отдела РУОП [Подпись]

01.08.1997

www.rospres.org

Новости Руспрес - Дроков дал показания на Кумарина

"Слава Зина" заложил "Кума" в рамках сделки с правосудием

Отчего Вячеслава Дрокова всегда называли Зиной, никто сегодня сказать не может, а сам Зина не хочет. Единственное, что можно утверждать точно, эта "погремуха" приклеилась к Дрокову точно не из-за женских черт. Он моложе своего шефа - Кумарина - и, как большинство его подельников по сообществу, родился в Мучкапском районе Тамбовской области.

Весельчак и адъютант

Вячеслав Викторович появился в Ленинграде в середине 1980-х. Но питерский паспорт получил лишь в 2001 году. А к этому времени он вышел из 90-х с приговором за вымогательство (кстати, один из его подельников и земляков - Асташко - ныне арестован с ним по обвинению в рейдерских захватах), потрепанным в боях за империю Кумарина, собравшим свой собственный актив в миллионы долларов, легализовавшимся как учредитель серьезных фирм, но не растерявшим задорного отношения к жизни.

Дроков был весельчаком всегда. Он никогда не принадлежал к рэкетирам-силовикам, от которых исходил дух агрессии. Дроков - хваткий провинциальный мужик. Просто склонный к мошенничеству. Этакий Мирон Осадчий из киноленты "Адъютант его превосходительства".

Летом 1988 года о Дрокове услышали многие - он "работал" "нижним" у наперсточников и был самым подвижным. С него пошло шоу - колпаки. Конкуренцию ему составлял только другой "нижний" по прозвищу Земляника.

- Подходи народ на мой огород! - зазывал Слава на стихийной барахолке в Девяткине, сидя на корточках и ловко орудуя наперстками.

- Кто глазки пучит, ничего не получит, - залихватски подхватывал Земляника.

Вокруг стояли акционеры будущей "тамбовской" империи: Кумарин, Ледовских, братья Гавриленковы, Глущенко.

Чеширский раж

Пока вышеупомянутые деятели были живы или в силе, Дроков был уважаем, но лишь при троне. Фартовый игрок в карты, не злобный, не кровавый, он умело пользовался преимуществами той финансовой воронки, которую начал закручивать Владимир Кумарин. "Генералом" никогда не был, а его женщины всегда носили соболя побогаче генеральских жен. Вроде не заместитель Кумарина, а за столом рядом с "самим" чаще видели именно его.

А когда "рыцарей круглого стола" разметало предсказуемыми центробежными силами, а многие и вовсе ушли в мир иной насильственным способом, Дроков стал самым ближним. Но продолжал вести ресторанно-пиковый образ жизни - коньяк стаканами, картежные забавы, дамы, улыбка - как у чеширского кота.

Рейдерская волна пришлась ему по вкусу. Ведь рейдерство - это мошенничество, которое и квалифицируется статьей 159 УК как мошенничество. Тут Дроков вошел в раж. Ему, как в рулетке, поперло. Словно он вспомнил годы юности, когда начинал с фарцовщиков, беспрестанно бегая по Невскому проспекту в поисках простаков. Так и в середине 2000-х он сумбурно выискивал лакомые объекты недвижимости в самых сладких местах Петербурга. Затем буквально под хохот они подделывали правоустанавливающие документы на предприятия и выгоняли владельцев. Все это Дроков и компания, под непосредственным патронатом Кумарина, проворачивали под лозунгами ломщиков 1980-х: "Кидок не предъявляется" и "О возвратке не может быть и речи".

Рязань - родина слонов

Его кураж дошел до самозабвения. Летом 2006 года на Караванной улице, на летней террасе кафе De Fe, случайно увидев его в гусарском настроении, я спросил: "Захват "Петербургского уголка" (хозяйкой которого являлась Шпакова - подруга губернатора Матвиенко. - Е. В.) - это рекламно-устрашающий ход по отношению к Смольному?" Дроков парировал на ходу: "На каждую Валентину Ивановну у нас есть своя Валентина Ивановна!" И вихрем исчез. Он рявкнул так громко, что публика уставилась на меня. Неловко стало, как будто это АЖУР захватывал известное кафе на углу Невского и Пушкинской.

Но именно после расстрела кортежа Сергея Васильева стало ясно, что веселье дошло до точки. Тем более что за месяц до этого "Тайный советник" дословно предупреждал о ситуации с Петербургским нефтеналивным терминалом: "Ожидается пальба" (это цитата).

При всем уважении к следствию, нетрудно было догадаться, кто являлся интересантами в покушении на Васильева. Дело в том, что еще в конце 1980-х в моем служебном кабинете фотографировали задержанных центровых: Дрокова, Старостина, Баскакова. Последние двое сегодня также арестованы по общим делам с Кумариным, и оба не являются уроженцами Тамбовской губернии. Они из Рязани - родины одной из самых кровавых банд 1990-х, так называемых "Слонов".

Сегодня информация о том, что задержаны стрелки, имеющие непосредственное отношение к "Слонам", известна всему Яндексу.

Пародия на "Крестного отца"

Сегодня Дроков дал показания на босса всех боссов. Дал последним из "штабных". Предпоследние были как раз Старостин и Баскаков. Надо отдать должное Дрокову - он держался до конца. И лишь получив свои 15 лет, лишь осознав, что впереди добавка "мало не покажется", сдался.

С точки зрения мафиозного "человека чести", он испортил себе эпитафию. Но он никогда и не стремился быть лидером, не изображал из себя авторитета, ни бандитского, ни воровского. Он игрок. А игрок считает.

Дроков посчитал, что имел на руках "очко", а все прикупает да прикупает. Он просто скинул карты и выдохнул: "Я - пас". Вероятно, про себя ругнулся по-шнуровски: "Все прое..ть - это тоже талант".

Эта история говорит о полном фиаско организованной преступности. Они не смогли соответствовать столь любимой ими книге "Крестный отец". Этот текст оказался им не по зубам.

И только эхо осталось от завываний Дрокова-"нижнего": "Прилетел я из Америки на зеленом венике. Веник распался, один я остался".

Евгений Вышенков

Кумарина покинул последний соратник

Вячеслав Дроков, друг и ближайший соратник Владимира Барсукова (Кумарина), пошел на сделку с правосудием. Он обязался сообщить следствию важные данные, проливающие свет на инкриминируемые ему эпизоды, - в особенности об участии других фигурантов (читай - Барсукова) в преступном сообществе. Этот документ не оставляет Кумарину никаких шансов на оправдательный приговор.

Вячеслава Дрокова (по кличке Зина) задержали в декабре 2006 года в Москве. Но он ушел в "глухую несознанку", прикрывшись статьей 51 Конституции РФ. Не "поплыл" и на суде, в отличие от других "коллег по цеху" - Баскакова и Старостина, которые, частично признав свою вину в захватах, бросили тень на оставшихся фигурантов. Напротив, Дроков, говоря о своей причастности к легализации незаконно нажитого имущества, пытался воззвать к судьям, чтобы они не принимали на веру слова главного свидетеля обвинения Бадри Шенгелии, и щедро делился с участниками процесса своими знаниями об участии именно Шенгелии в рейдерских захватах в Петербурге.

Теперь же главным свидетелем обвинения по делам о рейдерских захватах и покушении на убийство, судя по всему, придется стать самому Вячеславу Дрокову. По данным "ТС" в Следственном комитете при прокуратуре РФ, вскоре после обвинительного приговора суда, по которому Дроков получил 15 лет колонии за захват ресторана "Петербургский уголок" и магазина "Смольнинский", он согласился пойти на сделку со следствием, а проще говоря - сдать своего патрона Барсукова.

По предварительной информации, первые показания Дроков дал по эпизоду о вымогательстве и легализации преступных средств, нажитых незаконным путем, по делу о торговом центре "Елизаровский". По версии следствия, в декабре 2005 года Владимир Барсуков организовал преступную группу, в которую вошли Вячеслав Энеев и один из его адвокатов Дмитрий Рафалович. Энееву, по мнению следствия, в январе 2006 года Барсуков и Рафалович дали указание "пообщаться" с гендиректором ООО "Парадиз сервис" и ООО "Дебют" (основным активом которого был ТЦ "Елизаровский") Павлом Орловым на предмет оказания им "спонсорской помощи" в ежемесячном размере 12 тысяч евро.

Ранее по этому делу свидетелем выступал Энеев, а Дроков, как говорят, даже не допрашивался. Поэтому, когда была назначена очная ставка между Рафаловичем и Дроковым, для многих это стало большим сюрпризом. Тем более что Зина собрался участвовать в следственных действиях без своего адвоката Владислава Дроздова, без которого ранее "не мог даже чихнуть". Юрист в этот момент находился в больнице: ему "посчастливилось" возвращаться с процесса из Москвы в Петербург на том самом "Невском экспрессе", который потерпел крушение. Говорят, в ходе этой очной ставки Дроков рассказал следствию и самому Рафаловичу об участии в преступлении Кумарина.

Однако, как полагают юристы, следствию, конечно же, нужны показания Вячеслава Дрокова по другим, более резонансным делам: оставшимся эпизодам рейдерских захватов, где Кумарину инкриминируется статья 210 УК (организация преступного сообщества), и покушению на фактического владельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева.

Пока факт подписания досудебного соглашения Дрокова со следствием официально не подтверждают ни Следственный комитет, ни вышедший из больницы адвокат Дрокова.

Но на всякий случай напомним, что в соответствии с положениями подобной "сделки" к обвиняемому могут быть применены смягчающие обстоятельства, а именно: размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Алена Жданова

www.rospres.org

Новости Руспрес - Новая жизнь Вячеслава Дрокова и Михаила Глущенко

Осужденный "Зинка" кутит в отеле "Гранд Отеле Европа", подследственный "Хохол" вспоминает о внебрачной дочери

Собственность, остающаяся под контролем бывших членов крупнейшей в Санкт-Петербурге "тамбовской" ОПГ, находится накануне нового передела. В первые дни нового 2011 года партнеры Владимира Кумарина-Барсукова были потрясены новостью о выходе на колонию-поселение его близкого соратника Вячеслава Дрокова ("Слава Зина"). Кумарин находится в СИЗО с 2007 года. Вскоре после обвинительного приговора Дроков начал помогать следствию, дал показания на Барсукова, заслужил «помилование» и вышел на поселение. Активность персоны была замечена сразу. Многие заговорили о новой фигуре в неформальном мире. Но 19 января, по материалам Фонтанки.ру, он пропал.

По имеющейся в архиве ИА "Руспрес" персональной справке, Вячеслав Дроков родился в Мучкапском районе Тамбовской области, будучи земляком Владимира Кумарина. После покушения на последнего в 1994 году, а затем отъезда главы ОПГ на длительное лечение в Германию, "Зинка" оставался в Санкт-Петербурге, где тем же летом вместе с рядом "тамбовцев" был арестован. Обвинения касались вымогательства и убийства индийского предпринимателя Чандреша Ша. Это не помешало последственному Дрокову, как акционеру концерна "Петронефтесервис", участвовать в борьбе за передел бензинового рынка города. Постоянные неофициальные визиты друзей, которые встречались с топливным бизнесменом в изоляторе "Кресты", привели к крупному скандалу в петербургских правоохранительных органах. Результатом стал арест женщины-следователя, обеспечивавшей данные деловые переговоры.

После отхода от Кумарина значительной части сподвижников, в новом десятилетии Дроков являлся один из его наиболее доверенных людей и вновь был арестован в декабре 2006 года, как активный представитель «тамбовского» сообщества. Ему инкриминировали ряд рейдерских захватов. Через полгода — в конце августа 2007-го - был с помпой задержан и Владимир Кумарин. В 2009 году Дроков был осужден вместе со своим подельником, старинным другом и земляком Барсуковым. Судья оценил его подвиги в 15 лет лишения свободы, а Кумарин получил на год меньше.

После чего в СМИ начала появляться информация, что Дроков дрогнул и пошел на сотрудничество. В том числе его показания, касающиеся расстрела крупного предпринимателя Сергея Васильева весной 2006 года, очень помогли пролить свет на ФИО заказчика.

В результате процессуальных телодвижений срок Дрокову был сброшен, и в конце 2010 года судья Невского района признал его не совсем социально опасным, переведя в колонию-поселение. Решение было поддержано и прокуратурой того же района.

Как говорят, в начале января этого года в лобби-баре «Гранд Отеля Европа» состоялся званый обед. Гостей пригласил сам Вячеслав Дроков, в первый же день нового года вышедший на колонию-поселение как твердо вставший на путь исправления. Большинство приглашенных имели отношение не столько к Дрокову, сколько к разгромленному бригадой СКП под предводительством Олега Пипченкова «тамбовскому» бизнес-сообществу.

Дроков и раньше слыл гулякой и игроком, а тут, соскучившись по лакшери, разошелся не на шутку. Очевидцы рассказывают, что официальная часть окончилась быстро и вскоре Вячеслав Викторович, высоко поднимая стильный увесистый стакан для виски (причем с виски), начал говорить. Говорил он долго, и его хотелось слушать даже официантам. В припадке упоения он при всех позвонил по мобильному телефону и, беседуя с абонентом, громко произнес: «Олег, за тебя! Мы теперь одна команда!»

Действительно, команда начала действовать сразу же после долгих январских выходных. Так, уже 12 января Дроков посетил президента «Петербургской Топливной Компании» Юрия Антонова. Злые языки уверяют, что он интересовался долей Владимира Кумарина в этой же компании. Ответ Антонова был юридически безупречен — к «ПТК» Барсуков-Кумарин не имеет никакого отношения. Те же языки «Фонтанке» подсказали, что при прощании Антонов добавил: «Зина, не там ищешь».

Работа команды шла по нарастающей, и Дроков был замечен рядом с другими коммерсантами, которых молва причисляет к близкому кругу Кумарина. А рядом с Дроковым стали выделяться две фигуры помельче: это некий Андрон и Абрам. Втроем, да еще подкрепленные бригадой Андрона, с крышей в виде загадочного Олега, они в течение нескольких дней стали восприниматься многими питерскими коммерсантами нервно, но серьезно.

В том числе они пытались посетить и Ленинградский Дворец молодежи, фактическим хозяином которого является известный бизнесмен Андрей Горбенко. Однако несмотря на то, что Горбенко и Дроков родились в одном поселке Тамбовской области и ходили в одну школу с разницей в один класс, Горбенко не пожелал обнять старого земляка. Как рассказал он сам «Фонтанке»: «Я находился в командировке. Дроков оборвал мне все телефоны, но с ним я не встречался и не горю особым желанием».

Скорее всего, слухи о движениях Дрокова и компании дошли до высокого начальства. А возможно, и до самого Олега. 19 января Дроков был возвращен в колонию-поселение. Там нам сообщили: «Его привезли два дня назад, а потом этапировали. Куда - понятия не имеем».

Как прокомментировал заместитель директора АЖУР Евгений Вышенков, работавший ранее в уголовном розыске и встречавший Дрокова еще в конце 80-х годов: «выйдя на свободу, он, как мне известно, работает под легендой — дескать, они с Кумариным так договорились и все это промысел «тамбовский». Тут, как говорится, судите сами. Что касается Андрона и Абрама, то тут никакой интриги нет. О них известно многое. Если вкратце, то Абрам являлся в прошлом одним из телохранителей Кумарина, второго — Позднякова - убили еще в 2000 году, а Андрон вместе со своими людьми еще до 2004 года находился под знаменами Александра Малышева, прогремевшего в Испании как гангстер номер один Европы в 2008 году. Потом Андрон по имени Андрей сменил корпоративную ориентацию, присягнув Кумарину».

****

Михаил Глущенко вспомнил о похищенном ребенке

Ранее близкий к Владимиру Кумарину авторитетный бизнесмен и экс-депутат Государственной Думы Михаил Глущенко (Хохол), который обвиняется в причастности к тройному убийству российских граждан на Кипре в 2004 году, заявил о похищении его дочери и шантаже в свой адрес. Именно это, с его цитируемых агентством Фонтанка.ру слов, помешало ему дать показания в отношении своего бывшего патрона — Владимира Барсукова (Кумарина).

С декабря прошлого года Михаила Глущенко неоднократно доставляли в здание на набережной реки Мойки, 86-88, где дислоцируются сотрудники московской бригады Следственного комитета РФ. Интерес следователей к Хохлу можно связать с показаниями экс-депутата областного ЗакСа Андрея Рыбкина, ныне находящегося под арестом по обвинению в причастности к рейдерскому захвату ресторана «Петербургский уголок». По данным «Фонтанки», именно Рыбкин первый вспомнил о причастности «тамбовского» сообщества к убийству в 1999 году нефтяного магната Северо-Запада Павла Капыша.

Следствие надеялось узнать новые подробности истории именно от Глущенко, который пошел на сотрудничество. Не скупиться на откровения его якобы убеждал и ныне самый известный подельник Кумарина — Вячеслав Дроков, с которым они смогли побеседовать в здании следственного управления на набережной Мойки. Однако, как рассказали «Фонтанке» осведомленные источники, 17 января вновь доставленный на Мойку обвиняемый был «... мрачнее ночи... в самом начале разговора Глущенко в прямом смысле этого слова пустил слезу... он рассказал, что на выходных к нему в камеру заглянул незнакомец, который показал ему фотографию, на которой изображена его пятилетняя дочь, и сообщил, что в случае показаний на Кумарина, она пропадет навсегда...»

Слушатели удивились, так как до этого момента никому не было известно ни о существовании малолетнего ребенка, ни его матери, со слов Михаила Ивановича, югославки. На уточняющие вопросы следователей Хохол отнекивался, рассказав лишь, что они познакомились в Испании, а ребенок был зачат на Украине в секрете даже от самого близкого его круга.

Разумеется, после такого рассказа были проверены видеокамеры следственного изолятора №5, где в спецблоке квартируется Глущенко, однако, как нам сыронизировали «...запись человека в «маске» и с письмом в зубах не обнаружена».

Адвокат Глущенко Юрий Хабаров сказал, что ему ничего неизвестно про историю с дочерью его клиента. На прошлой неделе ему вообще пришлось разыскивать своего подзащитного, неожиданно переведенного из следственного изолятора №5 в медблок «Крестов». По словам адвоката, о смене изолятора Глущенко было неизвестно даже следователям петербургского следственного управления. Поэтому прокомментировать эту информацию он не может.

Адвокат выдвинул свою версию, объясняющую перевод Хохла. Глущенко отказывается от сотрудничества со следствием и дачи показаний на Барсукова, Владыковского и прочих, следствие, чтобы добиться от него признаний, якобы намерено воздействовать психотропными препаратами.

Сотрудники правоохранительных органов, которые так или иначе занимаются расследованием дел вокруг фигуры Кумарина, не скрывают иронии по поводу новых заявлений Глущенко.

Действительно, те, кто давно наблюдает за биографией Глущенко, должны помнить, что еще в рамках первого уголовного дела по обвинению в изнасиловании, Глущенко сумел отстоять свою невменяемость. А в начале 90-х в Санкт-Петербурге он был задержан на автомашине вместе с небезызвестным Юрием Колчиным (осужден как организатор убийства Галины Старовойтовой) и джентльменским набором в виде гранаты и пистолета. Происхождение оружия Глущенко объяснил собственноручно и письменно: он поведал, что на соревнованиях по боксу в Турции был завербован их разведкой, получил задание взорвать Запорожский станкостроительный завод, первую часть оружия ему уже передали, а вот на второй встрече сотрудники могут накрыть резидента с его помощью. В результате за стволы был привлечен лишь Колчин.

Глава Балтийской финансово-промышленной группы Павел Капыш был убит в центре Петербурга 26 июля 1999 года. На углу Университетской набережной среди бела дня был расстрелян его кортеж: бронированный джип «Шевроле-Сабурбан», в котором ехал Капыш, был атакован гранатометчиками. Единственной жертвой стал бизнесмен, из 7 охранников легкое ранение получил лишь один, из прохожих не пострадал никто.

Егор Иванов Алексей Михайлов

www.rospres.org

Новости Руспрес - "Тамбовцы" Вячеслава Дрокова в деле об убийстве Чандреша Ша

Помощник Собчака не сумел остановить английско-индийского бизнесмена

Большинство людей, имена которых фигурируют в этой истории, между собой незнакомы. Удивительным образом их судьбы связал никому неизвестный английский предприниматель Чандреш Ша. Пока за границей его искал Интерпол, он развернул в Санкт-Петербурге бурную деятельность. Итоги ее таковы: почти все, с кем прямо или косвенно был связан Ша, оказались или побывали в тюрьме. Исключение составляют лишь несколько человек: адвокат Лариса Дроздова, американский предприниматель Стив Дуглас и мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак.

Визиты миллионера

Директор ленинградского Института вирусных инфекций профессор Олег Кузнецов был несколько удивлен, когда весной 1990 года к нему в гости пожаловали коллеги из Кембриджского университета и представили ему невзрачного смуглого человека в роговых очках, совсем не похожего на ученого мужа. Человек криво улыбнулся и сунул в руку профессора визитную карточку. С нее на Кузнецова хмуро смотрел орлиный профиль. На его фоне золотом было выведено "Jasoda House. Chandresh Shah". Профессор вежливо пожал протянутую ему руку.

Во время дружеской вечеринки подвыпивший глава Jasoda House иногда прерывал ученую беседу и приставал к Кузнецову с деловыми разговорами. Он говорил профессору, что Jasoda — одна из крупнейших английских компаний и удивлялся, почему название фирмы не вызывает у его собеседника никаких эмоций. Ша утверждал, что готов инвестировать свои миллионы в разваливающуюся экономику России и, в частности, в создание на Северо-Западе страны свободной экономической зоны. Чтобы в в его платежеспособности не было сомнений, он показывал профессору, привыкшему писать ученые трактаты о борьбе с вирусами, какие-то банковские документы. Кузнецов в них ничего не понял, но пообещал познакомить Ша с представителями городских властей.

Свое обещание профессор исполнил довольно быстро и отвел Ша к первому заместителю председателя горисполкома Алексею Большакову. Из беседы с Ша Большаков узнал, что англичанин в городе находится уже давно, арендовал помещения у Ленинградского обкома партии, Института марксизма-ленинизма и Ленинградского госуниверситета и изучает экономику региона. По всей видимости, это убедило Большакова в надежности его предложений, и он решил, что о визите Ша следует доложить Собчаку. Собчак заинтересовался англичанином. Это передали Ша. Ша предложил встретиться. Собчак согласился.

На переговорах английский бизнесмен конкретизировал свои предложения. Он показал Собчаку и Большакову банковские справки, подтверждающие, что на счету Jasoda House есть $300 млн, и заявил, что $100 млн готов вложить в экономику региона. Для этого Ша предложил создать специальный банк и захотел поучаствовать в создании в городе инновационного центра. Все предложения Ша были занесены в протокол о намерениях, подписанный сторонами после переговоров. По настоянию российской стороны Ша обязался дать несколько миллионов долларов на осуществление гуманитарных программ Ленисполкома. Дальнейшую работу с Ша Собчак поручил одному из своих помощников, Юрию Шутову. Английский бизнесмен уехал из Ленинграда. На прощанье он сфотографировался с руководством Ленисполкома.

Наверное, внешность Ша Шутову доверия не внушила, и он решил проверить своего партнера на благонадежность. Первым делом он выяснил, что англичанин не заплатил конторе, давшей ему в аренду на время пребывания в Ленинграде Mercedes. Вместе с ним в Лондон, как узнал Шутов, уехала некая Ольга Полевая, работавшая ранее у гостиницы "Прибалтийская" (там-то Ша с ней и познакомился). Сомнения Шутова усилились.

Через своего знакомого в торгпредстве России в Великобритании помощник председателя исполкома раздобыл тексты факсимильных сообщений, которые Ша рассылал крупным зарубежным фирмам. В них было написано, что Jasoda House получила эксклюзивные права от правительства Ленинграда на создание в Северо-Западом регионе России свободной экономической зоны, а он лично ведет работу по ее организации. Тексты сообщений сопровождались фотографиями главы Jasoda в компании Собчака. В конце послания предприимчивый Ша предлагал адресату уступить часть своих прав на работу в СЭЗ за несколько миллионов долларов.

Шутов вызвал Ша в Ленинград и в присутствии председателя комитета Ленсовета по международным связям Ватоняра Ягья выяснил, какие права дает Ша подписанный с исполкомом города протокол о намерениях. Англичанин признал, что никаких. Ответы англичанина были запротоколированы, и его заставили под ними расписаться. Затем Шутов достал факсы и потребовал от Ша разъяснений. Ша смутился. Шутов предложил ему сделку — не вытаскивать скандал, если англичанин выполнит гуманитарную часть соглашения. Ша дал согласие и уехал из Ленинграда.

О проделанной работе Шутов доложил Собчаку. Собчак его уволил. Шутов обиделся и написал книгу "Собчачье сердце". Тогда его сначала избили (в октябре 1991 года), а весной 1992 года ранее судимого за должностной подлог и хищения госимущества Шутова обвинили в разбое, злостном хулиганстве и незаконном ношении оружия.

В июне 1993 году решением суда дело в отношении Шутова было прекращено, и бывшего помощника председателя Ленисполкома отпустили на свободу. Одним из первых, кого он встретил на улице Санкт-Петербурга, был невзрачный бизнесмен Чандреш Ша, который, радостно улыбаясь, сообщил, что все его неприятности с городским правительством благополучно улажены, и он теперь вернулся в Санкт-Петербург надолго.

Как стало известно впоследствии, в декабре 1991 года англичанин беспрепятственно зарегистрировал в Санкт-Петербурге фирму Jasoda International Ltd. как предприятие со стопроцентными иностранными инвестициями и начал торговать кенийским чаем и кофе.

Бизнес его развивался успешно, и в ноябре 1993 года Ша заключил договор о генеральном спонсорстве с руководством Фестиваля американского кинематографа, председателем оргкомитета которого был мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. И чуть позже подобный договор был подписан Ша с российскими руководителями оргкомитета Игр Доброй воли, сопредседателем правления которого был также мэр. До 31 декабря 1993 года англичанин должен был перечислить на проведение этих мероприятий около $1 млн. Но деньги от спонсора так и не поступили. А 17 декабря Ша исчез из города.

Вложения приносят доходы

Заявление об исчезновении Ша в РУОП ГУВД Санкт-Петербурга принесла его сожительница. Прогуливаясь перед домом с собакой, она якобы видела, как низкорослого Ша затолкали в автомобиль и увезли. Приняв ее заявление, РУОП объявил Ша в розыск.

Помимо милиционеров, Ша начали разыскивать его многочисленные кредиторы. Как выяснилось, заключив договоры о спонсорстве, Ша стал представляться как первый партнер петербургского правительства. Городские коммерческие структуры, руководители которых были уверены в благонадежности Ша, заключали с ним договор о поставке ТНП и перечисляли предоплату на указанный им счет. Товаров от Ша дождались не все потребители, а средства партнеров были благополучно конвертированы и перечислены за рубеж.

Первым делом кредиторы начали названивать в Jasoda House. Ольга Полевая, ставшая к тому времени генеральным директором фирмы, отвечала, что деньги на счету есть, но она не снимет ни цента без письменного распоряжения Чандреша Ша, о местонахождении которого ей ничего не известно.

По всей видимости, единственным человеком в городе, который знал, где искать Ша, был президент петербургской акционерной холдинг-компании "Адель" Александр Голубев. 24 декабря 1993 года, через неделю после исчезновения Ша, он прилетел в Гейзенбург (США), чтобы от имени Jasoda House договориться с главой местной фирмы L&S Traiding Incorporated Стивом Дугласом о сотрудничестве.

Американский след

С Голубевым Стив Дуглас познакомился примерно за полгода до этой встречи в Петербурге по совету своих российских партнеров. Прилетев в Гейзенбург, Голубев показал американцу доверенность на свое имя, выписанную Ша, и предложил сделку. Он объяснил, что Jasoda готова инвестировать в Россию до $25 млн, но сейчас фирме необходим посредник — желательно американский. По словам Голубева, направлять средства в Россию со счета в Swiss Bank Corporation (Швейцария) было невыгодно, так как якобы с 1 января 1994 года вступает в силу некое соглашение между Россией и Швейцарией, по которому все инвестиции из этой страны будут облагаться крупными налогами. Поэтому он предложил Дугласу быть американским представителем Jasoda в США, и от имени этой фирмы инвестировать средства в Россию. Естественно, не бесплатно — за 15% от суммы каждого вложения. Чтобы не быть голословным, Голубев протянул американцу три чека на $6 млн. Перспектива заработать в ближайшее время почти миллион долларов подействовала на Дугласа убедительно: он поверил в чушь, которую ему наплел Голубев, и согласился. Стороны заключили протокол о намерениях.

В январе 1994 года Дуглас пошел в банк, где был счет его фирмы, и, показав переданные Голубевым чеки, попросил выдать наличность. Операционистка ответила, что их банк не имеет прямых отношений со Swiss Bank Corporation и средства будут идти долго — 4 недели. Дуглас на следующий же день вылетел в Швейцарию.

В Swiss Bank Corporation чеки приняли и предложили прийти за наличностью на следующий день. Но при следующем появлении Дугласа в банке ему с милой улыбкой сообщили, что на счету Jasoda действительно имеются требуемые средства, но они арестованы. Дугласу стало несколько не по себе, и он сразу вернулся домой. Там его вскоре вызвали в Центральное разведывательное управление и предложили рассказать о своих взаимоотношениях с фирмой Jasoda. Дуглас рассказал все, что знал. Показать сотрудникам ЦРУ протокол о намерениях, подписанный между ним и Голубевым, он не смог — документ якобы украли из автомобиля, где Дуглас его хранил. В конце разговора Дугласу объяснили, почему он не смог получить деньги: счет Jasoda арестован Интерполом, а ее глава Чандреш Ша заподозрен в финансовых махинациях и объявлен Интерполом в розыск.

Американец захотел потребовать разъяснений от своего русского партнера и 5 февраля 1994 года прилетел в Санкт-Петербург. Но разъяснений в первую очередь потребовали от него. В аэродроме Пулково он был встречен сотрудниками местного управления ФСК. Дуглас повторил им историю, рассказанную в ЦРУ. Тогда российские контрразведчики поинтересовались, не знаком ли он с Вячеславом Дроковым. Американский бизнесмен ответил, что Дроков — шофер из "Адели", и что он виделся с ним только в Петербурге. В переговорах Дугласа с Голубевым Дроков участия не принимал, и в Гейзенбурге его в то время не было.

Выслушав американца, сотрудники ФСК показали ему несколько фотографий. Дуглас опознал Дрокова и сказал, что еще три лица похожи на Голубева и сопровождавших его в Гейзенбурге лиц. Контрразведчики подарили растерянному американцу билет на самолет, и первым же рейсом Дуглас вылетел в Нью-Йорк. Увидеться с Голубевым ему не удалось. Скорее всего, в ближайшее время и не удастся: 16 марта, вскоре после приезда Дугласа в Санкт-Петербург, главу "Адели" арестовали.

Милиционеры ведают, что творят

Александр Голубев известен в бандкругах Санкт-Петербурга как крутой предприниматель. Ходили слухи, что 31 января 1993 года он чуть не расстрелял из автомата Калашникова приехавших к нему на разборку представителей тамбовской преступной группировки. Тамбовцам повезло: Голубев выпустил в шестерых человек почти полный магазин, но никого не убил, только одного ранил. С тех пор тамбовцы, по всей видимости, сильно зауважали Голубева, и, по оперативным данным, один из их лидеров — Вячеслав Дроков — даже устроился к нему на работу шофером. Однако арестовали Голубева не за стрельбу: наверное, слухи не подтвердились. Его обвинили в мошенничестве и неуплате налогов в особо крупных размерах.

Сначала следователи вменили Голубеву два эпизода: хищение в 1991 году 20 автомобилей у "Союзконтракта" (бывшего тогда госпредприятием) и неуплату НДС по этой сделке. Однако один из адвокатов предпринимателя (всего за время следствие он поменял 8 защитников) сумел доказать, что у следствия мало улик, и Голубева отпустили под залог. Но 27 июня по постановлению прокуратуры города он был арестован вновь, так как следствие нашло новые эпизоды хищений. На этот раз милиционеры предложили предпринимателю сделку: Голубев дает показания о том, что бизнесмена Чандреша Ша 17 декабря 1993 года похитили, а за это его освобождают. В августе сотрудниками РУОП по обвинению в похищении Ша были арестованы Волков, Паршин, Карпов, Глазунов, Асташко и Дроков. В основу обвинения легли показания Голубева, которые он давал без адвоката.

Для всех шестерых арест оказался полной неожиданностью. Волков, Паршин и Карпов, работавшие у Голубева охранниками, заявили, что с Дроковым познакомились только в январе 1994 года — через месяц после похищения Ша. Глазунов, Асташко и Дроков вообще заявляют на следствии, что Ша никогда в жизни не видели. Адвокат Дрокова Лариса Дроздова также утверждает, что ее подзащитному предлагают оговорить себя взамен на свободу. Когда тот отказывается, ему мягко намекают, что "он может быть убит при попытке к бегству" (кстати, бежать Дроков не собирается).

После ареста "похитителей" Голубев сообщил адвокату, что свою часть сделки он выполнил. Адвокат немедленно направил в суд ходатайство об изменении ему меры пресечения. Однако представитель обвинения на судебном заседании заявил, что отпускать подследственного из-под стражи не стоит, а улик против Голубева оказалось достаточно, чтобы отклонить жалобу адвоката. Милиционеры обманули предпринимателя. Тому ничего не оставалось делать, как в очередной раз поменять адвоката и потребовать допросить его еще раз.

Однако уже в течение полугода следователь прокуратуры Санкт-Петербурга Наталья Литвинова, которая расследует похищение Ша, не вызывает Голубева на допрос. Может быть, она не хочет, чтобы единственный свидетель менял свои показания — в этом случае дело просто развалится. Зато по этому делу в качестве свидетеля хотели допросить адвоката Дрокова Ларису Дроздову. 5 января на выходе из следственного изолятора (она была на свидании с подзащитным) ее задержали сотрудники РУОП и в принудительном порядке доставили в прокуратуру Санкт-Петербурга. Оттуда Дроздова по требованию дежурного врача была отправлена в горбольницу №10. Врачи констатировали у нее черепно-мозговую травму и повреждение запястья.

Дроздова утверждает, что ее избили сотрудники РУОП по дороге в прокуратуру. Замначальника РУОП Дмитрий Шаханов в ответ на это заявил, что Дроздова "очень скандальная и крайне непорядочная женщина (мы знаем ее по предыдущим делам). Руку она расцарапала себе сама, чтобы устроить провокацию. А сотрудники РУОП у нас при задержании мужчин-то не бьют, а чтобы женщину ударить..."

Вместо эпилога

Чандреш Ша, единственный, пожалуй, человек, кто не пострадал в этой истории. По Санкт-Петербургу время от времени ходят слухи, что его видели то в Японии, то в Швеции. Бывший председатель комитета Ленсовета по международным связям, а ныне советник Собчака Ватоняр Ягья, утверждает, что видел его в Петербурге в 1994 года, но не помнит точно когда, где и при каких обстоятельствах. Но РУОП Ша не нашел и продолжает с пристрастием допрашивать его петербургских кредиторов о его местонахождении. На прошлой неделе оперативники нагрянули в одну из петербургских дискотек, хозяин которой (он попросил не раскрывать своего имени и название заведения) одолжил у Ша в свое время $200 тыс., и потребовали немедленно выдать английского бизнесмена. Хозяин оказался в затруднительном положении, так как Ша в его заведении просто не было. Не нашел Ша и Интерпол, на его счету в Swiss Bank Corporation по-прежнему лежат замороженные миллионы долларов. Деньги ждут возвращения хозяина.

Денис Деревицкий

www.rospres.org

Новости Руспрес - Дроков дал показания на Кумарина

"Слава Зина" заложил "Кума" в рамках сделки с правосудием

Отчего Вячеслава Дрокова всегда называли Зиной, никто сегодня сказать не может, а сам Зина не хочет. Единственное, что можно утверждать точно, эта "погремуха" приклеилась к Дрокову точно не из-за женских черт. Он моложе своего шефа - Кумарина - и, как большинство его подельников по сообществу, родился в Мучкапском районе Тамбовской области.

Весельчак и адъютант

Вячеслав Викторович появился в Ленинграде в середине 1980-х. Но питерский паспорт получил лишь в 2001 году. А к этому времени он вышел из 90-х с приговором за вымогательство (кстати, один из его подельников и земляков - Асташко - ныне арестован с ним по обвинению в рейдерских захватах), потрепанным в боях за империю Кумарина, собравшим свой собственный актив в миллионы долларов, легализовавшимся как учредитель серьезных фирм, но не растерявшим задорного отношения к жизни.

Дроков был весельчаком всегда. Он никогда не принадлежал к рэкетирам-силовикам, от которых исходил дух агрессии. Дроков - хваткий провинциальный мужик. Просто склонный к мошенничеству. Этакий Мирон Осадчий из киноленты "Адъютант его превосходительства".

Летом 1988 года о Дрокове услышали многие - он "работал" "нижним" у наперсточников и был самым подвижным. С него пошло шоу - колпаки. Конкуренцию ему составлял только другой "нижний" по прозвищу Земляника.

- Подходи народ на мой огород! - зазывал Слава на стихийной барахолке в Девяткине, сидя на корточках и ловко орудуя наперстками.

- Кто глазки пучит, ничего не получит, - залихватски подхватывал Земляника.

Вокруг стояли акционеры будущей "тамбовской" империи: Кумарин, Ледовских, братья Гавриленковы, Глущенко.

Чеширский раж

Пока вышеупомянутые деятели были живы или в силе, Дроков был уважаем, но лишь при троне. Фартовый игрок в карты, не злобный, не кровавый, он умело пользовался преимуществами той финансовой воронки, которую начал закручивать Владимир Кумарин. "Генералом" никогда не был, а его женщины всегда носили соболя побогаче генеральских жен. Вроде не заместитель Кумарина, а за столом рядом с "самим" чаще видели именно его.

А когда "рыцарей круглого стола" разметало предсказуемыми центробежными силами, а многие и вовсе ушли в мир иной насильственным способом, Дроков стал самым ближним. Но продолжал вести ресторанно-пиковый образ жизни - коньяк стаканами, картежные забавы, дамы, улыбка - как у чеширского кота.

Рейдерская волна пришлась ему по вкусу. Ведь рейдерство - это мошенничество, которое и квалифицируется статьей 159 УК как мошенничество. Тут Дроков вошел в раж. Ему, как в рулетке, поперло. Словно он вспомнил годы юности, когда начинал с фарцовщиков, беспрестанно бегая по Невскому проспекту в поисках простаков. Так и в середине 2000-х он сумбурно выискивал лакомые объекты недвижимости в самых сладких местах Петербурга. Затем буквально под хохот они подделывали правоустанавливающие документы на предприятия и выгоняли владельцев. Все это Дроков и компания, под непосредственным патронатом Кумарина, проворачивали под лозунгами ломщиков 1980-х: "Кидок не предъявляется" и "О возвратке не может быть и речи".

Рязань - родина слонов

Его кураж дошел до самозабвения. Летом 2006 года на Караванной улице, на летней террасе кафе De Fe, случайно увидев его в гусарском настроении, я спросил: "Захват "Петербургского уголка" (хозяйкой которого являлась Шпакова - подруга губернатора Матвиенко. - Е. В.) - это рекламно-устрашающий ход по отношению к Смольному?" Дроков парировал на ходу: "На каждую Валентину Ивановну у нас есть своя Валентина Ивановна!" И вихрем исчез. Он рявкнул так громко, что публика уставилась на меня. Неловко стало, как будто это АЖУР захватывал известное кафе на углу Невского и Пушкинской.

Но именно после расстрела кортежа Сергея Васильева стало ясно, что веселье дошло до точки. Тем более что за месяц до этого "Тайный советник" дословно предупреждал о ситуации с Петербургским нефтеналивным терминалом: "Ожидается пальба" (это цитата).

При всем уважении к следствию, нетрудно было догадаться, кто являлся интересантами в покушении на Васильева. Дело в том, что еще в конце 1980-х в моем служебном кабинете фотографировали задержанных центровых: Дрокова, Старостина, Баскакова. Последние двое сегодня также арестованы по общим делам с Кумариным, и оба не являются уроженцами Тамбовской губернии. Они из Рязани - родины одной из самых кровавых банд 1990-х, так называемых "Слонов".

Сегодня информация о том, что задержаны стрелки, имеющие непосредственное отношение к "Слонам", известна всему Яндексу.

Пародия на "Крестного отца"

Сегодня Дроков дал показания на босса всех боссов. Дал последним из "штабных". Предпоследние были как раз Старостин и Баскаков. Надо отдать должное Дрокову - он держался до конца. И лишь получив свои 15 лет, лишь осознав, что впереди добавка "мало не покажется", сдался.

С точки зрения мафиозного "человека чести", он испортил себе эпитафию. Но он никогда и не стремился быть лидером, не изображал из себя авторитета, ни бандитского, ни воровского. Он игрок. А игрок считает.

Дроков посчитал, что имел на руках "очко", а все прикупает да прикупает. Он просто скинул карты и выдохнул: "Я - пас". Вероятно, про себя ругнулся по-шнуровски: "Все прое..ть - это тоже талант".

Эта история говорит о полном фиаско организованной преступности. Они не смогли соответствовать столь любимой ими книге "Крестный отец". Этот текст оказался им не по зубам.

И только эхо осталось от завываний Дрокова-"нижнего": "Прилетел я из Америки на зеленом венике. Веник распался, один я остался".

Евгений Вышенков

Кумарина покинул последний соратник

Вячеслав Дроков, друг и ближайший соратник Владимира Барсукова (Кумарина), пошел на сделку с правосудием. Он обязался сообщить следствию важные данные, проливающие свет на инкриминируемые ему эпизоды, - в особенности об участии других фигурантов (читай - Барсукова) в преступном сообществе. Этот документ не оставляет Кумарину никаких шансов на оправдательный приговор.

Вячеслава Дрокова (по кличке Зина) задержали в декабре 2006 года в Москве. Но он ушел в "глухую несознанку", прикрывшись статьей 51 Конституции РФ. Не "поплыл" и на суде, в отличие от других "коллег по цеху" - Баскакова и Старостина, которые, частично признав свою вину в захватах, бросили тень на оставшихся фигурантов. Напротив, Дроков, говоря о своей причастности к легализации незаконно нажитого имущества, пытался воззвать к судьям, чтобы они не принимали на веру слова главного свидетеля обвинения Бадри Шенгелии, и щедро делился с участниками процесса своими знаниями об участии именно Шенгелии в рейдерских захватах в Петербурге.

Теперь же главным свидетелем обвинения по делам о рейдерских захватах и покушении на убийство, судя по всему, придется стать самому Вячеславу Дрокову. По данным "ТС" в Следственном комитете при прокуратуре РФ, вскоре после обвинительного приговора суда, по которому Дроков получил 15 лет колонии за захват ресторана "Петербургский уголок" и магазина "Смольнинский", он согласился пойти на сделку со следствием, а проще говоря - сдать своего патрона Барсукова.

По предварительной информации, первые показания Дроков дал по эпизоду о вымогательстве и легализации преступных средств, нажитых незаконным путем, по делу о торговом центре "Елизаровский". По версии следствия, в декабре 2005 года Владимир Барсуков организовал преступную группу, в которую вошли Вячеслав Энеев и один из его адвокатов Дмитрий Рафалович. Энееву, по мнению следствия, в январе 2006 года Барсуков и Рафалович дали указание "пообщаться" с гендиректором ООО "Парадиз сервис" и ООО "Дебют" (основным активом которого был ТЦ "Елизаровский") Павлом Орловым на предмет оказания им "спонсорской помощи" в ежемесячном размере 12 тысяч евро.

Ранее по этому делу свидетелем выступал Энеев, а Дроков, как говорят, даже не допрашивался. Поэтому, когда была назначена очная ставка между Рафаловичем и Дроковым, для многих это стало большим сюрпризом. Тем более что Зина собрался участвовать в следственных действиях без своего адвоката Владислава Дроздова, без которого ранее "не мог даже чихнуть". Юрист в этот момент находился в больнице: ему "посчастливилось" возвращаться с процесса из Москвы в Петербург на том самом "Невском экспрессе", который потерпел крушение. Говорят, в ходе этой очной ставки Дроков рассказал следствию и самому Рафаловичу об участии в преступлении Кумарина.

Однако, как полагают юристы, следствию, конечно же, нужны показания Вячеслава Дрокова по другим, более резонансным делам: оставшимся эпизодам рейдерских захватов, где Кумарину инкриминируется статья 210 УК (организация преступного сообщества), и покушению на фактического владельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева.

Пока факт подписания досудебного соглашения Дрокова со следствием официально не подтверждают ни Следственный комитет, ни вышедший из больницы адвокат Дрокова.

Но на всякий случай напомним, что в соответствии с положениями подобной "сделки" к обвиняемому могут быть применены смягчающие обстоятельства, а именно: размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Алена Жданова

www.rospres.com

Новости Руспрес - Кумаринцы выходят на свободу

Санкт-Петербург накануне возвращения лидеров "тамбовской" ОПГ

Альберт Старостин, осужденный вместе с Владимиром Барсуковым по обвинению в рейдерских захватах, снова на свободе. Решение об условно-досрочном освобождении принял Невский районный суд, на территории которого находится колония «Яблоневка», где осужденный отбывал наказание. Как говорят, свободу Старостин получил, с одной стороны, в связи с декриминализацией одной из статей, по которым он был осужден, а с другой, благодаря следке со следствием.

По приговору Куйбышевского районного суда от 12 ноября 2009 года Альберт Старостин, обвинявшийся вместе с шестью подсудимыми в захватах двух объектов — ресторана «Петербургский уголок» и универсама «Смольнинский», - получил меньше всех, всего пять лет. Суд мотивировал свое решение деятельным раскаянием подсудимого и тем, что он дал изобличающие показания на других членов преступной группы.

Именно Старостин, как свидетельствуют участники процесса, первым из коллег Владимира Барсукова (Кумарина), стал рассказывать о бывшем шефе. Когда в УК весной этого года были внесены поправки о декриминализации статьи 174.1 (об этом подробнее), он поспешил обратиться с ходатайством в суд о снижении ему срока. И это ходатайство было удовлетворено. А 25 ноября Невский районный суд удовлетворил другое его ходатайство - об условно-досрочном освобождении, и 26 ноября Старостин уже был на свободе. Не исключено, что таким образом СКП показал другим «свидетелям» и тем, кто пока сомневается, что держит слово.

Ныне арестованные по рейдерским делам члены "тамбовского" сообщества. Уже тогда напротив их фамилий оперативник поставил литеру "Р" - рэкет

Как сообщил корреспонденту "Фонтанки" сам Альберт Старостин, после освобождения он планирует работать, но пока что находится в поиске рабочего места. Он подтвердил, что пошел на сотрудничество со следствием, и это касается 11 рейдерских дел.

За чередой последних новостей в тени остался тот факт, что и Старостин, и Дроков до сих пор остаются фигурантами еще одного уголовного дела по рейдерству. Напомним, что материалы о захвате «уголка» и универсама были выделены из большого дела о серии мошенничеств, в рамках которого Барсукову и компании вменялась статья 210 — организация преступного сообщества. Среди объектов, которые по версии Генпрокуратуры и следствия, захватили обвиняемые, были Петербургский нефтяной терминал, ОАО «Услуга», «Лада-сервис», гостиница «Санкт-Петербург», ООО «Пушкинская», кондитерская фабрика имени Крупской, завод «Игристых вин», а также ОАО «Канат», ООО «Интерьер», ООО «Невский, 24» и ООО «Чай-кофе».

Алена Жданова

****

Вячеслав Дроков получил пять лет воли

Врез РУСПРЕС: Фонтанка.ру, 26.11.2010 "По слухам, сразу несколько "авторитетных лиц" предложили следствию свои мемуары о делах давно минувших дней, но, тем не менее, не раскрытых. Воспоминания экс-депутата Ленобластного ЗакСа Андрея Рыбкина, соратника Барсукова Вячеслава Дрокова и осужденного за убийство Галины Старовойтовой Юрия Колчина якобы помогли пролить свет на убийства вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича, владельца топливной компании «Балт-Трейд» Павла Капыша, его друга и коллеги Кирилла Садчикова, одного из столпов «Бандитского Петербурга» Николая Гавриленкова (Степаныч) и покушение на его брата Виктора. Все они произошли в конце 90-х начале 2000-х годов и с тех пор считались «глухими» [...] завсегдатаем кабинетов на набережной Мойки (там расположено следственное управление по Петербургу и там же работает выездная бригада СКП), стал небезызвестный Вячеслав Энеев (известный в определенных кругах как Слава «Зверь»), а также официально находящийся в колонии в Яблоневке Вячеслав Дроков. К последнему, кстати, видимо, для освежения воспоминаний, приходят родственники". Невский суд Санкт-Петербурга уменьшил наказание Вячеславу Дрокову, одному из соратников авторитетного петербургского бизнесмена Владимира Барсукова (Кумарина), ранее приговоренному за рейдерские захваты предприятий к 15 годам лишения свободы. Благодаря поправкам, внесенным весной этого года в уголовный кодекс РФ, рейдер окажется на свободе на пять лет раньше.

Дело группы петербуржцев, в которую входили господа Дроков и Барсуков, было рассмотрено в ноябре 2009 года Куйбышевским райсудом на выездной сессии в Мосгорсуде. Все семеро фигурантов этого дела были признаны виновными в рейдерском захвате ресторана "Петербургский уголок" и универсама "Смольнинский" и легализации средств, полученных преступным путем. Самый большой срок получил Вячеслав Дроков, который, согласно материалам дела, подбирал исполнителей и распределял средства: он был приговорен к 15 годам тюрьмы (Владимир Барсуков получил 14 лет колонии). Остальные фигуранты получили от 5 до 13 лет лишения свободы.

Практически сразу же после приговора его попытались обжаловать адвокаты Дрокова. Как утверждали защитники осужденного, их клиент заключил сделку со следствием и согласился давать показания, в том числе и на Владимира Барсукова. По неофициальным данным, адвокаты Вячеслава Дрокова ожидали, что суд снизит наказание господину Дрокову до восьми лет. Однако городской суд Петербурга оставил жалобы адвокатов без удовлетворения — в соглашении Дрокова со следствием речь шла не о захвате ресторана "Петербургский уголок" и универсама "Смольнинский", а о других уголовных делах Владимира Барсукова. Более того, в июле этого года Дроков опять оказался на скамье подсудимых, на этот раз по делу о приготовлении к даче взятки должностному лицу. Причем преступление было совершено еще в декабре 2006 года, после того как в ходе расследования рейдерского захвата нескольких предприятий был арестован предприниматель Валерий Асташко, входивший в преступную группу, участвовавшую в силовом захвате "Петербургского уголка" и "Смольнинского". Тогда Вячеслав Дроков в компании с сыном господина Асташко Никитой попытался "убедить" одного из судей Октябрьского суда назначить старшему Асташко меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Судья взятку не взял, а Дроков стал фигурантом еще одного уголовного дела. Вину он признал и ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке. В итоге Приморский суд вынес вердикт: Вячеслав Дроков с учетом ранее назначенных наказаний был приговорен к 15 годам и двум месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима

Однако в марте этого года в уголовный кодекс РФ были внесены поправки, коснувшиеся в том числе и ст.174.1 ("легализация средств, полученных преступным путем"). Срок наказания за ч. 4 ст. 174.1 УК, которая, собственно, инкриминировалась господину Дрокову, был снижен с 15 лет реального лишения свободы до 10 лет. В таких случаях уголовное законодательство дает осужденным право на пересмотр приговора в части размера наказания.

Невский суд, куда со своим ходатайством о пересмотре приговора обратился Вячеслав Дроков, счел возможным снизить наказание до 10,5 лет. Не исключено, что свою роль в этой ситуации сыграло сотрудничество господина Дрокова со следственным комитетом при прокуратуре РФ.

Дмитрий Маракулин

Источник: "Коммерсантъ С-Петербург", 17.12.2010

www.rospres.org