Юбилей выдающегося оружейника. Драгунов оружейник


Оружейник Драгунов. - Методичка методиста

 8 июля в Ижевске состоялось открытие памятной доски знаменитому русскому инженеру-оружейнику, конструктору, создателю самой  известной снайперской винтовки XX века – Евгению Федоровичу Драгунову.

К оружию я всегда была неравнодушна, и поэтому, не смотря на то, что была в заслуженном очередном отпуске, все же согласилась принять участие в подготовке данного мероприятия, опять же не смотря на то, что на эту самую подготовку оставалось всего два рабочих дня.

СВД была принята на вооружение уже после Великой Отечественной войны, поэтому про винтовку и Драгунова я знала не очень много.  Так что практически полдня из двух ушло на сбор информации о создателе. К моему удивлению, биография Драгунова оказалась интересной. Например, в отличие от прославленного М.Т. Калашникова, который был направлен в Ижевск, Евгений Драгунов в Ижевске родился и был потомственным оружейником.

Большая часть информации для сценария балы представлена Музеем Калашникова и Межрегиональным фондом им. М.Т. Калашникова. Данный фонд проводит очень большую работу по популяризации достижений ижевских оружейников и сохранению памяти о них. Фонд и стал инициатором установления мемориальной доски, постановление о которой было принято еще в 1992 году, почти сразу после смерти Евгения Федоровича Драгунова.

Фондом была проведена большая подготовительная работа с семьей оружейника. Вдова Лидия Николаевна Драгунова до сих пор живет в доме по улице Пушкинской, где и была установлена доска. Сыновья Драгунова, один из его внуков пошли по стопам Евгения Федоровича и сегодня работают на ижевских оружейных заводах.

Они рассказали о любимых песнях отца, предоставили его любимое стихотворение, которое и вошло в основу сценария.

Большой трудности сценарий не вызвал – мероприятие протокольное, много слов не требовалось. Поэтому текст был готов к концу первого дня, оставалось только вписать выступающих, но это обычно определяется окончательно минут за 20 до начала.

Началось мероприятие с любимой песни оружейника «Три танкиста». Народу, вопреки нашим ожиданиям собралось много, весь свет прославленных советских ижевских оружейников. Были здесь конструкторы, которые работали с Калашниковым, Драгуновым, Никоновым и многими другими.  Желающих выступить было достаточно, Евгений Федорович был уважаемым человеком не только на Ижмаше, но и в ИжГТУ, последние месяцы своей жизни он успел поработать и на Механическом заводе. Поэтому вместе запланированных 30 минут, памятный митинг продолжался около часа. Но на мероприятия подобного плана приходят, чтобы поговорить, поэтому никто никого не торопил.

 

 

1.                Эпиграфом к церемонии стало любимое стихотворение оружейника, его ровесника молодого поэта Павла Когана, погибшего в 1942 году в боях под Новороссийском.

2.                Далее ведущий перечислили присутствующих на мероприятии и объявил начало Церемонии открытия мемориальной доски выдающемуся конструктору стрелкового оружия  – Евгению Федоровичу Драгунову.

3.                Первым выступал соратник и коллега Евгения Федоровича, ветеран-оружейник Ижевского машиностроительного завода, кавалер Ордена Трудового Красного Знамени, лауреат Государственной премии Удмуртской Республики, Почетной оружейник – Иван Егорович Дерюшев, который рассказал о биографии Драгунова.

4.                С приветственными адресами к присутствующим обратились Министр промышленности Удмуртии и представитель Главного федерального инспектора.

5.                Выступление Президента Межрегионального фонда им. М.Т. Калашникова, Елены Михайловны Калашниковой. Она рассказала о истории создания мемориальной доски, о людях и организациях оказавших помощь.

6.                Право открыть мемориальную доску, установленную на доме в котором жил прославленный конструктор-оружейник Евгений Фёдорович Драгунов было предоставлено:

Герою Социалистического труда, Почётному гражданину Удмуртской республики, директору оружейного производства Ижевского машиностроительного завода с 1976 по 1986 года – Виктору Петровичу Ионову;

Лауреату Государственной премии России, Почётному гражданину города Ижевска, более 20 возглавлявшему Отдел главного конструктора Ижевского машиностроительного завода –  Николаю Александровичу Безбородову;

Главному конструктору Ижевского механического завода, лауреату Премии Правительства России, Почётному гражданину города Ижевска –  Александру Ушеровичу Дорфу.

7.                      После открытия доски  слово предоставили семье Драгуновых. От имени семьи выступал старший сын Евгения Федоровича – инженеру-конструктору Ижевского механического завода, кандидату технических наук, старшему сыну Евгения Федоровича – Михаилу Евгеньевичу Драгунову.

8.                      Далее к микрофону подходили друзья и соратники Драгунова, представители Ижмаша и Механического заводов Декан машиностроительного факультета ИЖГТУ, доктор технических наук, профессор  Брызгалов Юрий Борисович, Председатель Ассоциации воинов-интернационалистов и воинов запаса Алёхин Валерий Витальевич.

9.                      После всех выступлений, ведущий закончил церемонию отрывком все того же стихотворения.

На этом мероприятие было официально закончено, но гости не спешили расходиться. Они возложили цветы к основанию памятной доски, расписывались в письме, где просилось посмертно присвоить Е.Ф. Драгунову звание «Почетный гражданин города Ижевска» и просто общались.

Т.к. это было первое открытие мемориальной доски (памятника) в моей практике и на обдумывание его составляющих было дано всего два рабочих дня, было несколько недочетов.

Первое. Трудности возникли с укрытием памятника. Ветер постоянно срывал полотно с памятника. В итоге пришлось приклеить ткань на обычный скотч в 13:55, когда большая часть гостей уже подошла. Это было не очень красиво.

Второе. После того как открывающие доске, скинули полотно. Его некуда было девать, и один из мужчин пометавшись и поняв, что никто у него полотно не примет, тихонечко засунул его под пиджак. Получилось  опять же нелепо и некрасиво.

Были небольшие трудности с подбором музыкального ряда, т.к. на подобное мероприятие обычные торжественные фанфары и подклады не очень подходят, и опять же очень траурные мелодии тоже. Пришлось немного порыться в аудиотеке.

В итоге мероприятие конечно прошло хорошо, но галочки для себя мы поставили. Впредь будем опытнее.

 

Есть в наших днях такая точность,

Что мальчики иных веков,

Наверное, будут плакать ночью

О времени большевиков.

И будут жаловаться милым,

Что не родились в те года,

Когда звенела и дымилась,

На берег рухнувши, вода.

Они нас выдумают снова –

Косая сажень, твердый шаг –

И верную найдут основу,

Но не сумеют так дышать,

Как мы дышали, как дружили,

Как жили мы, как впопыхах

Плохие песни мы сложили

О поразительных делах.

И пусть я покажусь вам узким

И их всесветностью скорблю,

Я - патриот. Я воздух русский,

Я землю русскую люблю.

Я верю, что нигде на свете

Второй такой не отыскать,

Чтоб так пахнуло на рассвете,

Чтоб дымный ветер на песках...

И где еще найдешь такие

Березы, как в моем краю!

Я б сдох, как пес, от ностальгии

В любом кокосовом раю.

Но мы еще дойдем до Ганга,

Но мы еще умрем в боях,

Чтоб от Японии до Англии

Сияла Родина моя.                                   (Павел Коган, 1941-1942 гг.)

ma-yak.livejournal.com

Юбилей выдающегося оружейника - Энциклопедия оружия и боеприпасов

Е.Ф. Драгунов

Евгению Федоровичу Драгунову, конструктору винтовки, которую специалисты нарекли лучшей снайперской винтовкой XX века, 20 февраля 2010 г. исполнилось бы 90 лет.

Е.Ф. Драгунов родился в Ижевске 20 февраля 1920 года в семье потомственных оружейников, родословная которых уходит корнями в XIX век. После окончания семилетней школы Евгений Драгунов поступает во вновь открывающийся Ижевский механико-металлургический (затем – индустриальный) техникум на специальность «Холодная обработка металлов резанием».

После окончания техникума Евгений был направлен на оружейный завод технологом в ложевой цех. Дела его пошли довольно успешно, но в 1939 году, после года работы, он был призван в армию.

В наклонностях и знаниях новобранца быстро разобрались, и уже через полмесяца его направляют в Хабаровскую школу артиллерийской инструментальной разведки, которую он заканчивает с отличием и остается в ней оружейным мастером.

После демобилизации в конце 1945 года старший сержант Драгунов вернулся в Ижевск, где вновь поступил на Ижевский машиностроительный завод, но уже в отдел главного конструктора. С этого времени вся жизнь Е.Ф. Драгунова была посвящена конструированию оружия и «Ижмашу». Здесь в полной мере проявилось конструкторское дарование Драгунова.

В 1948 году он осуществил модернизацию снайперской винтовки обр. 1891/30 гг.: новый облегченный кронштейн для оптического прицела ПУ позволил, во-первых, дозаряжать винтовку из обоймы (что было невозможно с кронштейном конструкции Кочетова). Во-вторых, сэкономленный на этом вес был «добавлен» на ствол. При прежнем весе винтовка МС-74 стала показывать существенно лучшую кучность. Успехи перспективного оружейника не остались незамеченными, его переводят на должность инженера-конструктора, а затем – ведущего инженера.

Михаил Драгунов с отцовской тулкой

С конца сороковых годов Драгунов стал заниматься проектированием различных образцов спортивных винтовок высокого класса точности. Была изготовлена первая партия винтовок «С-49», которая представляла собой доработанную в соответствии с правилами соревнований по стрелковому спорту винтовку МС-74. Уже в 1950 году из этой винтовки мастер спорта В.Борисов на соревнованиях в Болгарии установил мировой рекорд – первый официальный мировой рекорд советских стрелков.

В пятидесятые годы Драгунов разрабатывает целую гамму спортивных винтовок, в том числе ЦВ-50, МЦВ-50, ЦВ-55 «Зенит», «Стрела», облегченную модель для женщин «Тайга», винтовку для стрельбы по движущейся мишени «Бегущий олень». Под руководством Е.Ф. Драгунова началось создание винтовки для зимнего двоеборья «Биатлон», а также винтовки для тренировочных стрельб «СМ». Многие из них не раз приносили золото нашим спортсменам на международных соревнованиях. В 1957 году за создание спортивных винтовок Е.Ф. Драгунов был удостоен первой награды за конструкторскую деятельность – ордена «Знак Почета», а еще через два года – Большой серебряной медали ВДНХ СССР.

Несомненно, в конструировании оружия Евгению Федоровичу помогал и личный опыт стрелка-спортсмена первого разряда. Еще во время учебы в техникуме он был «ворошиловским стрелком», а впоследствии не раз становился призером городских и республиканских соревнований. Стрелял он, конечно, и из созданного им самим оружия.

Кроме стрелкового спорта, Евгений Федорович увлекался охотой. Охотиться он начал еще подростком, лет в пятнадцать. В те не слишком сытые времена добытая утка или заяц были существенной добавкой в семейный котел.

Его первым ружьем был переделанный в однозарядную гладкостволку 32-го калибра трофейный австрийский «Маннлихер» образца 1895 года. Как впоследствии вспоминал Евгений Федорович, поначалу его сильно изумила система затвора: непривычное после отечественной «трехлинейки» прямое движение затвора. Доверия это не вызвало, поэтому первый выстрел Евгений сделал, привязав веревкой рукоятку затвора к ложе. И только убедившись в работоспособности и безопасности «австрийца», стал стрелять без опаски.

После войны приобрел курковую «тулку» модели БМ, 16-го калибра, с патронниками под латунную гильзу. Надо сказать, всю жизнь душа у него лежала именно к классической курковой «горизонталке». Когда «расстрелял» вдребезги свою первую «тулку», то сменил ее на такую же точно «БМ-ку» и тоже 16-го калибра. Главный конструктор «Ижмеха» Николай Леонтьевич Изметинский, с которым Евгений Федорович был дружен, как-то предлагал ему подобрать хорошую «вертикалку». Но Евгений Федорович, поблагодарив, отказался.

А вот капсюльную шомпольную двустволку дореволюционного ижевского производства, которую один из его друзей нашел на чердаке своего дома, он приобрел. И привел ее в работоспособный вид: в опытном цехе сняли с нее многолетнюю ржавчину, подчистили каналы стволов (так что вместо 16-го стала она примерно калибра 14-го), заменили брандтрубки, из прямого рябинового прута сделали шомпол с латунным наконечником, сделали вполне современное в ту пору (начало 1960-х годов) фосфато-лаковое покрытие. Подобрал Евгений Федорович подходящие капсюля и брал свою «шомпалку» на охоту! Весть об этом быстро разнеслась в ижевском охотничьем сообществе. Ходили байки: «Если услышишь сначала постукивание шомпола, а потом выстрел с клубами дыма – значит, Федорыч охотится».

Патроны всегда снаряжал сам. Это был настоящий ритуал подготовки к охотничьему сезону. Сначала в растворе уксуса промывались гильзы и удалялись стреляные капсюля. Затем вставлялся капсюль и досылался до упора в наковаленку. Эту операцию Евгений Федорович проделывал с филигранной точностью, легким, выверенным ударом тяжелого молотка. Порох всегда взвешивал на аптекарских весах, разновес был с гирьками до 5 (а может быть, даже до 1) миллиграммов. Затем досылал два войлочных пыжа опять-таки точным движением навойника: не слишком слабо, но и не слишком сильно, чтобы не раздавить пороховые зерна. И, наконец, дробь (вот ее-то можно и меркой отмеривать), а в заключение – картонный пыж и герметизация стыка пыжа с гильзой расплавленным свечным парафином.

Охотился грамотно, никогда не стрелял по далеко летящей утке – дальше 35–40 м. Не любил ездить на открытие охоты: пальба сплошная, лупят без разбору – хоть за 100 метров утка, все равно стреляют.

В последний раз съездил на охоту, когда было ему уже далеко за 60. Со своим другом по охоте и увлечению стрелковым спортом, доцентом Ижевского сельхозинститута Олегом Григорьевичем Яковлевым рванули на неделю на «ГАЗ-67» в самые глухие места на границе Удмуртии и Пермской области. Взять ничего не взяли, но воспоминаний об этой поездке хватило надолго.

М.Е. Драгунов, А.Н. Вознесенский, Е.Ф. Драгунов, 1972 г.

Следующим этапом в жизни Драгунова стало создание самозарядной снайперской винтовки. В 1958 г. он принимает участие в конкурсе на ее создание. «Как делать кучные магазинные и спортивные винтовки, я более-менее знал, – писал в автобиографии Евгений Федорович, – а вот как самозарядные – не знал никто, в том числе и я, но опыт работы с целевым оружием дал мне многое, чего не было у моих соперников. Они имели опыт работы над автоматическим и самозарядным оружием, а у меня был опыт, как сделать хорошо бьющий ствол. В этом мне хорошо помог Иван Андреевич Самойлов – признанный специалист этого дела».

В бескомпромиссной борьбе, развернувшейся между образцами конструкции А.С. Константинова, С.Г. Симонова и Е.Ф. Драгунова, заслуженную победу одержала ижевская винтовка. В работе над СВД конструктор решил ряд задач, которые до этого не давались признанным корифеям оружейного дела. Ему удалось совместить в одном образце качества, характерные и для спортивного оружия – высокую кучность и удобство для стрелка, и для боевого оружия – надежность в самых суровых условиях эксплуатации.

Самозарядную снайперскую винтовку Драгунова принимают на вооружение Советской армии в 1963 году. СВД стала вершиной конструкторской деятельности Драгунова. За ее создание Евгений Федорович получил Ленинскую премию. Отличные боевые и эксплуатационные качества винтовки были высоко оценены не только отечественными, но и зарубежными военными специалистами. Французский журнал Armee et Defence пишет: «Главное впечатление – эффективность и функциональность: ничего лишнего. Ничего сложного или хрупкого в обращении. Остается только одно – прицеливаться и стрелять». По свидетельству швейцарского военного журнала Schweizer Waffen Magazin, винтовка СВД уверенно перекрывает нормы НАТО по кучности стрельбы для снайперских винтовок. В американской печати отмечалось, что винтовка СВД считается лучшей винтовкой этого столетия. Остается добавить, что аналогичных образцов больше никто в мире так и не создал.

Винтовка СВД стала основой для разработки на «Ижмаше» самозарядных охотничьих карабинов семейства «Медведь» и «Тигр», которые пользуются огромной популярностью в России и за рубежом.

В конце 80-х годов к снайперской винтовке были предъявлены новые требования, ограничивающие габариты оружия.

Группа конструкторов под руководством Драгунова приступила к созданию снайперской винтовки СВД со складывающимся прикладом. Эта его работа была продолжена группой конструкторов под руководством другого опытнейшего ижевского конструктора А.И. Нестерова. Снайперская винтовка со складывающимся прикладом (СВДС) также была принята на вооружение Российской армии.

В начале 70-х годов Е.Ф. Драгунов взялся за принципиально новую для себя работу – пистолет-пулемет. Специфика этого вида оружия исключала возможность заимствования конструкторских решений СВД, поэтому в конструкцию пистолета-пулемета был положен ряд новых элементов. Но эта работа не была закончена, так как армия – в то время единственный заказчик – утратила интерес к этому виду оружия. И только спустя двадцать лет, уже будучи на пенсии, Е.Ф. Драгунов возобновил работу над ПП-71 на Ижевском механическом заводе, куда была передана разработка. Последний образец, над которым он работал, под названием «9 мм пистолет-пулемет «КЕДР» (Конструкция Евгения Драгунова) был принят на вооружение МВД России уже после смерти конструктора, а в 1994 г. на вооружение МВД был принят пистолет-пулемет «Клин», разработанный на базе «КЕДРа».

Сегодня на базе «КЕДРа» Златоустовский машиностроительный завод выпускает целое семейство образцов гражданского и служебного оружия: пистолет ПКСК под патрон 9х17, пистолеты под патроны травматического действия – ПСТ «Капрал», ПДТ-9Т «Есаул», ПДТ-13Т «Есаул-3».

Поддерживая семейную традицию, по стопам отца Е.Ф. Драгунова пошли два его сына – Михаил и Алексей, и внук Алексей. Михаил Евгеньевич работает на механическом заводе, а Алексей Евгеньевич и Алексей Алексеевич – в Конструкторско-оружейном центре ОАО «Концерн «Ижмаш».

На стрельбище Харьковского военного училища, 1984 г.

Коллеги-конструкторы говорят, что Е.Ф. Драгунов, имевший высочайшую репутацию специалиста-оружейника, был бескорыстным и скромным, никогда не гнался за славой и наградами. Евгения Федоровича отличала не только беззаветная преданность делу, но и удивительное жизнелюбие и чувство юмора, это был добрый и сердечный человек, душа любой компании. Он щедро делился знаниями с молодыми конструкторами своей группы, многие из них в дальнейшем стали первоклассными специалистами.

4 августа 1991 года он ушел из жизни, но память о нем живет, его искренне считают своим учителем и наставником два поколения конструкторов, работавших с ним на «Ижмаше». Память об этом выдающемся ижевчанине увековечена в его родном городе – в 1992 году одна из улиц Ижевска переименована в улицу Оружейника Драгунова.

Евгений Федорович Драгунов любил повторять запомнившуюся ему фразу из Джека Лондона: «Он остался в живых потому, что нажал на спуск на пять шестых секунды раньше, чем его противник». Всю свою жизнь конструктор-оружейник работал для того, чтобы наши русские, советские солдаты могли выстрелить на долю секунды раньше противника.

Подготовил Андрей УгаровФото из архива семьи ДрагуновыхОхотничий двор №05(18) май 2010

weaponland.ru

Драгунов, Евгений Фёдорович — Википедия с видео // WIKI 2

Евге́ний Фёдорович Драгуно́в (20 февраля 1920 (1920-02-20) — 4 августа 1991) — советский конструктор-оружейник, создатель многочисленных образцов стрелкового спортивного и боевого оружия. Лауреат Ленинской премии и Государственной премии Российской Федерации.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5

    Просмотров:

    79 464

    64 541

    508 328

    511

    23 676

  • Сделано в СССР. Снайперская винтовка Драгунова

  • Снайперская Винтовка Драгунова "СВД" - Документальный Фильм

  • Снайперская винтовка Драгунова (СВД) / Dragunov sniper rifle военные

  • ДРАГУНОВ М.Е. Огнестрельное оружие.

  • СВД Драгунов-Руски снайпер Драгунов-Винтовка-Dragunov

Содержание

Биография

Родился в Ижевске в семье потомственных оружейников[1]; отец в то время был партийным работником, мать — учительницей[2].

В 1934 году после окончания средней школы поступил в индустриальный техникум; в 1938 году окончил его с квалификацией техника-технолога[2], по окончании техникума работал на заводе.

В 1939 году был призван в ряды Красной Армии и направлен в школу младшего командирского состава, а позже — в школу оружейного мастерства. В годы Великой Отечественной войны старший оружейный мастер Драгунов, служивший на Дальнем Востоке, на фронт не попал. В дальнейшем, до демобилизации в 1945 году, работал старшим оружейным мастером.

В декабре 1945 года Евгений Драгунов в звании старшего сержанта артиллерии[3] вернулся на Ижевский машиностроительный завод, где вновь продолжил работу старшим оружейным мастером в отделе главного конструктора. Уже через год работал самостоятельно, занимаясь модернизацией трёхлинейной винтовки Мосина. В 1949 году была запущена в серийное производство его первая спортивная винтовка С-49[3].

Всемирную известность получил за создание различных образцов стрелкового спортивного и боевого оружия, в частности — снайперской винтовки Драгунова (СВД).

Умер Евгений Фёдорович 4 августа 1991 года. Похоронен на Хохряковском кладбище г. Ижевска.

Разработки

Всего Евгением Драгуновым созданы около 27 различных конструкций стрелковых систем[3], например:

Награды

Память

  • В 1997 году по постановлению мэра Ижевска одна из улиц Ленинского района города была переименована в улицу Оружейника Драгунова[4].
  • В 2014 году имя Е. Ф. Драгунова было присвоено Ижевскому индустриальному техникуму[5].

Примечания

Литература

  • Пономарёв Ю. Конструктор СВД (рус.) // журнал «Калашников». — 2000. — № 1. — С. 24—25.
  • Драгунов М. Следуя принципам (рус.) // журнал «Калашников». — 2015. — № 3. — С. 8—11.
  • Лови А. Три Драгунова (рус.) // Оружие : журнал. — 2000. — № 07. — С. 2-11. — ISSN 1728-9203.
  • Болотин Д.Н. История развития советского стрелкового оружия (рус.) // Оружие : книга. — 1995.

Ссылки

Эта страница в последний раз была отредактирована 3 сентября 2018 в 01:58.

wiki2.org

Драгунов и его винтовка » Военное обозрение

20 февраля 1920 года родился конструктор стрелкового оружия Евгений Драгунов. И, хотя он не столь известен, как его коллега по цеху Михаил Калашников, вклад Евгения Фёдоровича в оружейное дело не менее весом. А его снайперская винтовка, созданная полвека назад, до сих пор стоит на вооружении многих армий мира. Вот десять интересных фактов о винтовке и её создателе.

Евгений Фёдорович Драгунов

1

С юных лет Евгений Драгунов увлекался стрелковым оружием. В 14 лет он уже обзавёлся собственным охотничьим ружьём, переделанным каким-то умельцем из австрийской винтовки образца 1895 года. В 1934 году Евгений без особого труда сдал нормы на ворошиловского стрелка, а потом ещё почти год по вечерам учился в стрелковой школе Осоавиахима. Неудивительно, что, когда молодого человека призвали в армию, его сразу же назначили инструктором по стрельбе — настолько уровень его подготовки был выше, чем у большинства новобранцев.

2

После войны Драгунов пришёл устраиваться на работу на Ижевский машиностроительный завод. Там когда-то работали его дед и прадед. В отделе кадров завода, узнав о том, кем Евгений служил в армии, тут же отправили его на собеседование в отдел главного конструктора. Собеседование Драгунов успешно прошёл и был зачислен в отдел на должность техника-исследователя. С тех пор вся жизнь Евгения Фёдоровича оказалась связана с конструкторским отделом Ижмаша, где он проработал до 1991 года.

Снайперская винтовка Драгунова в полной комплектации

3

В годы войны Ижмаш выступал без преувеличения кузницей стрелкового оружия. Там в массовом порядке производились танковые ружья, авиационные пулемёты, винтовки и карабины системы Мосина, Симонова и Токарева — всего более двадцати наименований. Однако собственных разработок почти не имелось. Руководство предприятия активно искало талантливых молодых оружейников-конструкторов. Драгунов из их числа.

4

Первой самостоятельной разработкой Драгунова как оружейника стал кронштейн для оптического прицела снайперской винтовки образца 1891/1930 годов. Суть изобретения состояла в следующем. Раньше стрелок заряжал магазин патронами, доставая их по одному из обоймы. Новая конструкция кронштейна позволила снаряжать магазин патронами непосредственно из обоймы, что значительно сократило время этой операции.

5

Одновременно с кронштейном Драгунов по поручению руководства завода начал разрабатывать новую снайперскую винтовку. Опытная модель получила название «МС-74» (что означает: «модернизированная снайперская завода № 74» — так официально именовался Ижмаш) и успешно прошла заводские испытания. Однако в серию винтовка тогда не пошла. Дело в том, что как раз в это время на Ижмаше начиналось серийное производство автомата АК-47. С винтовкой пришлось повременить.

Евгений Драгунов на испытательном полигоне

6

Первым оружием, разработанным Драгуновым и запущенным в серию, стала спортивная винтовка С-49. Это первая советская целевая винтовка, предназначенная для спортивной стрельбы на соревнованиях любого уровня. С-49 отлично себя зарекомендовала. Уже в сентябре 1950 года на международных соревнованиях в Болгарии наши спортсмены установили мировой рекорд в стрельбе лёжа, с колен и стоя на дистанции 300 м.

7

В конце 1950-х годов снова остро встал вопрос о серийном выпуске снайперской винтовки для армии и спецслужб. Был объявлен конкурс на лучшую снайперскую винтовку, в котором помимо Драгунова приняли участие Сергей Симонов и конструктор из Коврова Александр Константинов. В начале 1962 года состоялись испытания.

Лучшей была признана винтовка Драгунова. После всесторонней проверки винтовку в 1963 году приняли на вооружение в Советской армии под названием СВД (снайперская винтовка Драгунова).

8

В 1960–1980-е годы на Ижмаше под руководством Евгения Драгунова или при его участии создано более 40 моделей охотничьего и свыше 50 моделей и модификаций высокоточного спортивного оружия. Драгуновские винтовки помогли советским спортсменам завоевать на международных соревнованиях самого высокого уровня свыше 300 медалей, в том числе полторы сотни золотых.

9

Американские военные эксперты назвали СВД лучшей снайперской винтовкой XX века. Такого же высокого мнения о винтовке Драгунова и швейцарцы. По мнению аналитиков швейцарского военного журнала Schweizer Waffen Magazin, СВД уверенно перекрывает самые жёсткие нормативы НАТО. Что же касается надёжности, драгуновской винтовке вообще нет равных: она может функционировать в самых сложных погодных условиях и не требует тщательного ухода.

10

Евгений Фёдорович Драгунов создал самую крупную в России династию конструкторов-оружейников. В разное время на Ижмаше в отделе главного конструктора трудились и продолжают трудиться его сыновья, внуки и две снохи.

topwar.ru

Оружейные конструкторы | Евгений Федорович Драгунов (биография)

Родился Евгений Федорович Драгунов 20 февраля 1920 года в г. Ижевске, в семье потомственных оружейников. Еще его дед работал на Ижевском заводе мастером. По семейной традиции Евгений закончил Ижевский Индустриальный техникум и пошел в техники по обработке металлов резанием все на том же оружейном заводе.

Свой первый проект он посвятил технологии доработки штыка к винтовке Мосина. В 1939 году был призван в Армию, служить в полковую ремонтную мастерскую. За годы войны  был повышен по службе до звания старшего оружейника. После войны вернулся на завод, в Отдел главного конструктора, заводу нужны были опыт и знания молодого конструктора. Для повышения уровня знаний пошел учиться на заочное отделение института. Первая послевоенная работа была проведение усовершенствования механизма перезарядки снайперской винтовки Мосина М1891/30. Винтовка в боях показала себя как очень надежная, с точным боем, но перезаряжать ее было не совсем удобно, патроны вставлялись в магазин по одному - мешал низко посаженный прицел. Драгунов решил эту задачу разработал кронштейн новой конструкции, позволявший перезарядку производить сразу обоймой. В конце 40-х и начале 50-х годов, на базе винтовки Мосина М1891/30 Драгунов разработал гамму советских высокоточных спортивных винтовок. При его непосредственном участии были созданы 27 образцов: МЦ-50, МЦВ-50, "Зенит", "Стрела", "Тайга", СМ, Биатлон-7-2 и другие. В 1958 году Драгунову поручается разработка новой полуавтоматической снайперской винтовки. Советской военной наукой была сформулирована концепция боевой тактики снайперской войны: мобильная, с множественными объектами поражения, где требуется точный и скоростной прицельный огонь. Кроме высокой кучности, винтовка должна обладать легкой, компактной конфигурацией, способной вести полуавтоматический огонь в любых боевых и климатических условиях: из укрытия, из кабины наземного и водного транспортного средства, из вертолета, в жару и мороз, в сушь и проливной дождь. На одну цель требовалось расходовать один патрон. Тогда же в 1958, Драгунов создает первый образец, названный ССВ-58. В упорной борьбе с такими мастерами-оружейниками как М. Калашников, А. Константинов и Ф. Баринов конкурс был выигран Драгуновым и в 1963 году СВД стала штатным оружием армейских снайперов. Создав СВД Евгений Федорович Драгунов создал мощную базу для развития Росийских снайперских винтовок. На базе СВД были созданы: СВДС, СВУ, СВУ-А, охотничий карабин "Тигр". Сыновья Евгения Федоровича Драгунова - Михаил и Алексей Драгуновы так же конструкторы-оружейники.

Умер Евгений Федорович 4 августа 1991 года.

 

Снайперская винтовка Драгунова (СВД) с оптическим прицелом ПСО-1

 

gunsite.narod.ru

оружейники России: Драгунов Евгений Фёдорович (1920-1991)

Родился Евгений Федорович Драгунов родился 20 февраля 1920 года в г. Ижевске, в семье потомственных оружейников. Еще его дед работал на Ижевском заводе мастером. По семейной традиции Евгений закончил Ижевский Индустриальный техникум и пошел в техники по обработке металлов резанием все на том же оружейном заводе. Свой первый проект он посвятил технологии доработки штыка к винтовке Мосина. Дело справил грамотно и нестандартно. Был у паренька цепкий ум и умение в оружии видеть то, что не каждому дано. Тут бы и пошел он в гору, но жизнь распорядилась иначе - в 1939 году призвали его в Армию, и направился солдат Евгений Драгунов служить в полковую ремонтную мастерскую. За годы войны Евгений был повышен по службе до звания старшего оружейника. Через его руки прошли тысячи боевых образцов: советские, германские, итальянские, американские, английские - и все-то он примечал, что-то выдумывал, пробовал привнести свое. А уж стрелок-то он был отменный. Сам случая не пропустит, чтобы поучаствовать в полковых соревнованиях. Наукой точной стрельбы овладел он не по чьей-то подсказке, а все постигал своим трудом и смекалкой. Закончилась война. Драгунов снова возвращается на родной завод. На этот раз его принимают в Отдел главного конструктора - заводу нужны были и опыт, и знания молодого конструктора. Однако Евгений чувствует, что для большого дела ему не хватает образования. Пошел учиться на заочное отделение института. Между тем, ему поручается проведение усовершенствования механизма перезарядки снайперской винтовки Мосина М1891/30. Хороша была винтовка, и в боях показала она себя как очень надежная, с точным боем. Но вот перезаряжать ее было не совсем сноровисто. Патроны вставлялись в магазин по одному - мешал низко посаженный прицел. У солдата в бою уходило на эту процедуру много драгоценного времени. Вот и придумал Драгунов как облегчить эту задачу. Им был разработан кронштейн новой конструкции, позволявший перезарядку производить сразу обоймой. Говорят, винтовка Мосина стала для Драгунова своего рода любимым коньком. В конце 40-х и начале 50-х годов, на базе образца 1891 года Драгунов разрабатывает целую гамму спортивных винтовок. Не будет преувеличением, если сказать, что Драгунов является основателем целого направления в создании советских высокоточных винтовок. При его непосредственном участии были созданы 27 (!) образцов: МЦ-50, МЦВ-50, "Зенит", "Стрела", "Тайга", СМ, Биатлон-7-2 и другие, многие из которых не раз приносили нашим спортсменам золото на международных соревнованиях самого высокого разбора. В 1958 году Драгунову поручается разработка новой полуавтоматической снайперской винтовки. Уже тогда, на годы вперед, советской военной наукой была сформулирована концепция боевой тактики снайперской войны: мобильная, с множественными объектами поражения, где требуется точный и скоростной прицельный огонь. В новых условиях снайпер уже не может работать по одиночной цели, длительное время выжидая ее в заданной точке. Появились новые задачи, которые ставили перед конструкторами жесткие требования. Кроме высокой кучности, винтовка должна обладать легкой, компактной конфигурацией, способной вести полуавтоматический огонь в любых боевых и климатических условиях: из укрытия, из кабины наземного и водного транспортного средства, из вертолета, в жару и мороз, в сушь и проливной дождь. Не каждому они оказались под силу. Уже тогда было ясно, что перед Драгуновым и его командой была поставлена задача создания не просто снайперской винтовки, но высокоточного стрелкового оружия оказания огневой поддержки на удаленных расстояниях. Для сравнения, если разработчики АК делали ставку на массированный автоматический огонь, то в данном случае требовалось оружие иного принципа применения в бою. На одну цель требовалось расходовать один патрон! Есть такая пословица у снайперов-профи, своеобразная формула оценки оптимальности работы: "One shot - one kill". Война есть война и у нее свои реалии. Кто более точен, у того больше шансов выжить и победить. О том, что это не праздная риторика, а требование, продиктованное самой философией боевых действий, свидетельствует такая статистика: во времена войны во Вьетнаме на одного убитого противника американский солдат тратил в среднем до 17.000 патронов. Вот вам и ответ, почему и кто проиграл эту войну. Тогда же в 1958, Драгунов понимал, что для достижения столь жестких параметров ему придется искать компромисса путем минимизации допусков между подвижными деталями и сохранения относительно большой массы оружия с длинным стволом, с одной стороны. С другой стороны, допуски должны обеспечивать безотказность работы в сложных условиях: перепады температуры окружающей среды, повышенная влажность, запыленность и т.п. Что же касается повышения маневренности, винтовка, наоборот, должна быть короче и более легкой. Особо важной была оптимизация работы газового двигателя. Для безотказности цикла перезарядки давление газов сгорания порохов должна быть по возможности высокой, но для точности огня, наоборот, более низкой. Вот такие непростые проблемы были призваны решать Драгунов и его коллеги. Снайперскую самозарядную винтовку образца 1958 года Драгунов создает в том же году, когда был объявлен конкурс. Завидная трудоспособность! Данный образец заметно отличается от привычного нам образца СВД. У ствольных накладок количество вентиляционных отверстий 3, а не 6. Приклад без регулируемой щеки. Ствол и дульное приспособление сильно смахивают на "акашные". Собственно, дульное приспособление отсутствует как таковое и представляет собой муфту на подобии АК47. Заднее прицельное устройство крепится на крышке ствольной коробки и имеет "классическую" компоновку, со скользящей тангентой и диоптрическим отверстием. Данный образец отличает неплохая кучность боя, но общая надежность и особенно живучесть механизмов оставляют желать лучшего. В данном конкурсе, как известно, кроме Драгунова принимает участие и М.Т. Калашников. Им разработаны две модели, которые в значительной мере копируют своего предшественника - АКМ: штампосварная коробка; затворная рама интегрирована со штоком и поршнем; поворотный затвор оснащен двумя боевыми упорами; газовый механизм без регулятора; прицельные приспособления - точная копия АКМ. Образцы явно не "дотягивали" до показателей, предусмотренных условиями конкурса, и конструктор, и без того занятый разработкой нового пулемета РПК, отозвал свои образцы из конкурса. Однако оставались еще два серьезных конкурента: Александр Константинов и Федор Баринов. Наиболее продолжительное сопротивление оказала команда Константинова. Его образец обладал довольно высокой вероятностью попадания, но зато существенно превосходил в технологичности производства и себестоимости. И вот тут-то сказалось личное мастерство Драгунова-стрелка. Постепенно он внедряет новый принцип независимого крепления ствольных накладок. Если накладки винтовок конкурентов имели типичное жесткое крепление к стволу, то Драгунов делает ствол свободно плавающим. Кроме всего, Драгуновская коробка изготавливается методом горячей ковки с последующей механической обработкой. Соединение ствола с коробкой у него более жесткое, что не может не улучшить параметры стрельбы. Затвор имеет три запирающих упора. Шток и поршень раздельные. Рама довольно короткая и так же не соединена жестко со штоком. Ствол изготавливается по технологии, отличной от штатного автомата. Цилиндрическая заготовка проходит глубокое сверление на специальных станках под высоким давлением масла. Длина сверла при этом довольно большая - примерно 1000 мм. После сверловки, канал проходит двойную развертку, т.е. более точное сверление в два цикла. После этого полученный канал подвергается "гладкой" электрополировке, т.е. от электрода по каналу идет разряд и шлифует поверхность. После этого деталь поступает на участок электроэрозии. Здесь она погружается в рабочую жидкость на основе керосина. Внутрь канала вводится инструмент с точной копией нарезки. Подавая ток, оператор задает такой режим, что от электроразряда поверхность канала ствола приобретает точную копию геометрии инструмента. Таким образом "лишний" металл как бы вымывается и образует нарезы. После этого деталь поступает на участок токарной обработки, где убирается "лишний" металл с внешней поверхности ствола. Ну и конечно же - термообработка ствола и хромирование канала и патронника. В итоге, армейские спецы приняли верное решение и их выбор пал на СВД. В конце концов, эффективность оружия в бою определяет не столько ее производственная технологичность, сколько надежность и точность. В 1963 году СВД стала штатным оружием армейских снайперов. Наряду с СВД Драгунов создал мало кому известную, но весьма интересную по конструкции ТСВ-1 - тренировочную снайперскую винтовку под патрон 5,6 мм кольцевого воспламенения. Во многом она копирует СВД, и это понятно, ведь главная ее задача - служить оружием подготовки снайперов до того, как им доведется стрелять из настоящего боевого оружия. У ТСВ-1 привычный рамочный приклад, ствольные накладки с шестью вентиляционными отверстиями с каждой стороны. Коробка более лаконичная, короткая. Ствол укороченный. Принцип работы стреляющего агрегата основан на свободном откате. Штампосварной магазин вмещает 10 малокалиберных патронов. Затвор, детали УСМ, возвратного механизма встроены в крышку ствольной коробки. С началом военных действий в Афганистане, среди военных пошел разговор о том, что СВД необходимо сделать еще более компактной, т.к. штатная винтовка плохо вписывалась в ограниченное пространство БМП. Драгунов осторожничал. Опыт подсказывал, что складной приклад может негативно повлиять на кучность боя. Тут требовался взвешенный и четко проверенный подход. В качестве решения проблемы, он прелагает укоротить ствол и пламегаситель, однако сам понимает, что выигрыш тут не велик. Одновременно, был проверен вариант СВД с возможностью автоматического огня. Легкая, СВД с таким мощным патроном при автоматической стрельбе давала большой импульс отдачи. Стрелка буквально откатывало назад вместе с винтовкой. Эту идею пришлось оставить. Отошедший от активной конструкторской работы, Драгунов уже не смог довести проект по складной модификации. Эту работу завершил коллектив во главе с Азарием Ивановичем Нестеровым - опытнейшим конструктором, проработавшим к тому времени в ВПК около 40 лет. Сперва появились два рабочих варианта СВДС - снайперской винтовки Драгунова, складной. Один из них, со стволом 620 мм, получил индекс СВДС-А, т.е. "армейский". Другой со стволом, укороченным до 590 мм, назывался СВДС-Д - "десантный". Комиссия приняла решение оставить только десантный вариант с названием СВДС. СВД в своей обычной конфигурации в последствии также претерпела некоторые изменения. Появился пластмассовый нескладной приклад с пластмассовыми накладками. Драгунов навсегда остался в памяти своих коллег и друзей как человек высокого чувства долга. Как гуру, он щедро передавал свои знания, свой опыт молодым инженерам. И уж кто-кто, а он то в первую очередь заслуживает звания Учителя. Многие из них сегодня сами - первоклассные специалисты, но и по сей день отзываются о Драгунове, как о своем духовном наставнике. Умер Евгений Федорович 4 августа 1991 года.

oruzheiniki.blogspot.com

Выдающийся конструктор » Военное обозрение

В этом  году исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося конструктора-оружейника, создателя легендарной снайперской винтовки СВД, Евгения Фёдоровича Драгунова.

Евгений Фёдорович Драгунов родился 20 февраля 1920 года в городе Ижевске. И дед, и прадед будущего конструктора были оружейниками что, по-видимому, предопределило его судьбу. В 1934 году после окончания семи классов общеобразовательной школы он поступил в Индустриальный техникум, готовивший специалистов для оружейного завода. Там Евгений Фёдорович получил не только теоретическую, но и практическую подготовку, с утра студенты техникума 4-5 часов занимались в классах, а вечером 4 часа работали в мастерских, где осваивали слесарное дело, учились работать на токарных и фрезерных станках. Несмотря на напряжённый режим учёбы находилось время и для увлечений: Драгунов серьёзно занимался стрелковым спортом и ко времени окончания техникума он уже был инструктором стрелкового спорта первого разряда. После окончания техникума Евгений Федорович был направлен на оружейный завод, где стал работать технологом в ложевом цехе.

Осенью 1939 года Драгунов был призван в ряды РККА и отправлен служить на Дальний Восток. После двух месяцев службы его направили в школу младших командиров АИР (артиллерийской инструментальной разведки). Успехи в стрелковом спорте помогли Евгению Федоровичу в дальнейшем течении службы, после окончания школы он был назначен оружейным мастером школы. Когда с началом войны на базе школы было сформировано Дальневосточное артиллерийское училище, Драгунов стал старшим оружейным мастером училища. В этой должности он прослужил до демобилизации осенью 1945года.

В январе 1946 года Драгунов вновь пришёл на завод. Учтя опыт армейской службы, отдел кадров направил Евгения Федоровича в отдел главного конструктора на должность техника-исследователя. Драгунов начал работу в бюро сопровождения текущего производства винтовки Мосина и был включен в группу исследовавшую причины ЧП, произошедшего на производстве. Учитывая опыт войны, в технические условия на винтовку был введён новый вид испытаний – стрельба 50 выстрелами с максимальной возможной скорострельностью, при этом заряжание магазина производилось из обоймы. При испытаниях обнаружилось, что у большинства винтовок при досылании патронов затвором верхний – первый патрон зацепляется за закраину нижнего – второго патрона, и так сильно, что не досылается в ствол даже после двух- трёхкратного удара ладонью по рукоятке затвора.

Исследования винтовок текущего производства не показали никаких отклонений размеров деталей от чертёжных. Подвергли испытаниям две винтовки 1897 и 1907 годов выпуска и получили ту же задержку – стало ясно, что винтовка тут не причём. Дальнейшее исследование показало, что причиной задержек стало изменение формы закраины гильзы, произведённое в 30-х годах для повышения надёжности работы авиационного пулемета ШКАС. На патронах с закраиной старой формы винтовки работали без задержек. Дефект этот был неустранимый и знаменитая трёхлинейка так с ним и «померла».

Винтовка С-49 конструкции Е. Ф. Драгунова принесла СССР первый мировой рекорд в стрельбе

Первой проектной работой Евгения Федоровича стало участие в разработке карабина под патрон обр. 1943 года, которая проводилась в 1946-1948 годах. Карабин прошёл два тура полигонных испытаний, был рекомендован для войсковых, но в 1948 году военному руководству стало ясно, что разработка более перспективного образца – автомата – будет успешно завершена и нужда в магазинном карабине отпала. В опытном карабине Драгуновым были спроектированы: неотъёмно-откидной штык с нижним расположением клинка, ударно-спусковой механизм, компоновка цевья и ствольной накладки, рассчитан сектор прицела. Кроме этого молодому конструктору была поручена доработка карабина по замечаниям полигона после первого тура испытаний.

Спортивная винтовка ЦВ-55 «Зенит» имела новую конструкцию узла запирания

В 1947 году Драгунову было поручено проведение модернизации карабина обр. 1944 года. Евгений Федорович успешно справился с заданием и в 1948 году модернизированный им карабин успешно прошёл испытания. Следующей разработкой Драгунова стала модернизация снайперской винтовки обр. 1891/30 гг. с прицелом ПУ на кронштейне обр. 1942 года (Кочетова). Винтовка обладала определёнными недостатками, главным из которых было то, что при установленном прицеле заряжание было возможно только по одному патрону, заряжанию из обоймы мешал прицел. Прицел был установлен высоко и при прицеливании голову приходилось держать на весу, что сильно утомляло стрелка. Кроме того, кронштейн прицела вместе с базой весил около 600 г. Драгунову удалось решить задачу, изменив конструкцию кронштейна. В отличие от привычного расположения прицела по оси оружия, в его винтовке он был смещён влево и вниз, что позволило производить заряжание винтовки из обоймы и создало более комфортные условия для прицеливания. Кроме этого, изменения были внесены в другие детали и механизмы винтовки: так шейка ложи стала пистолетной формы, в ударно-спусковой механизм введён спуск с предупреждением, ствол утяжелён на 0,5 кг. Несмотря на утяжеление ствола, новая винтовка, получившая заводское обозначение МС-74, получилась легче штатной на 100 г в основном за счёт снижения веса кронштейна прицела с базой до 230 г. Модернизированная винтовка успешно прошла полигонные испытания, была рекомендована к производству, но в серию так и не пошла. Интересно, что на этих испытаниях разработка молодого конструктора в первый раз обошла конструкцию такого оружейного «зубра», как С. Г. Симонов.

 Снайперская винтовка Драгунова (СВД) была принята на вооружение Советской Армии в 1963 году

Вариант СВД с пластиковой ложей

Последующие 10 лет жизни и творчества Евгения Фёдоровича Драгунова неразрывно связаны со спортивным оружием. Положение с ним в тот период было катастрофическим. Достаточно сказать, что даже на соревнованиях самого высокого уровня стрелки использовали обыкновенные трёхлинейки, отобранные, разумеется, по кучности.

В 1949 г. Драгунову была поручена разработка спортивной винтовки с высокой кучностью, при стрельбе поперечник пробоин по 10 выстрелам не должен был превышать 30 мм на 100 м. К декабрю была изготовлена первая партия винтовок. Евгений Фёдорович сам отстрелял две из них и был поражён полученным результатом, все пробоины закрывались двадцатикопеечной монетой (диаметр советской двадцатикопеечной монеты 22 мм). Эта винтовка получила индекс С-49 и принесла СССР первый мировой рекорд в стрельбе.

Принципиально эта винтовка не особенно отличалась от боевой винтовки Мосина. Основными отличиями стали ствольная коробка без магазинного окна с базой для установки спортивного диоптрического прицела, тяжёлый ствол с улучшенной обработкой канала, пистолетная ложа с регулируемым затыльником.

Малогабаритный автомат (МА)под патрон 5,45х39 

Позднее Драгуновым было создано немало спортивных винтовок, стандартных, произвольных, для биатлона, но настоящим прорывом в создании высокоточного оружия стала винтовка ЦВ-55 «Зенит». Основной инновацией новой винтовки стал затвор с тремя симметрично расположенными боевыми упорами. Такая система запирания более точно и единообразно фиксирует патрон в патроннике ствола, значительно повышая точность и кучность стрельбы. Второй «изюминкой» винтовки было то, что ствол со ствольной коробкой были прикреплены к ложе только в районе ствольной коробки, при этом ствол был вывешен, то есть не касался ложи, что избавило его от деформации при нагреве. С уверенностью можно сказать, что сегодня ни одна высокоточная винтовка не может обойтись без использования этих решений.

В ЦВ-55 Е. Ф. Драгунов впервые использовал форму ложи, которую теперь называют ортопедической. Справедливости ради стоит заметить, что он не был её изобретателем. Впервые спортивные винтовки с ложей такой формы были выпущены в довоенной Эстонии заводом «Таллинн-Арсенал». Ударно-спусковой механизм новой винтовки был оснащён шнеллером. Его применение позволило снизить усилие спуска до 20 г, практически на спусковой крючок не нужно было нажимать, достаточно было просто положить на него палец.

В пару к 7,62-мм винтовке была разработана малокалиберная «Стрела» МЦВ-55. Запирание «Стрелы» также осуществлялось на 3 боевых упора, но расположены они были не в передней части затвора, а перед рукояткой перезаряжания, за экстракционным окном. Такое решение позволило сохранить точность трёхупорного запирания и, в то же время, обеспечить досылание патрона без риска повредить нежную свинцовую пульку. Новые винтовки получили признание не только в СССР – в 1958 году ижевские винтовки были удостоены Гран-при выставки в Брюсселе.

В 1958 г. отдел главного конструктора получил задание на разработку самозарядной снайперской винтовки. Сложность задачи заключалось в том, что самозарядная снайперка должна была превосходить снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. по точности и кучности стрельбы. К тому же характеристики стрельбы должны были быть гарантировано обеспечены на серийном образце, вместо отбора и доводки винтовок, как это практиковалось в то время. Наглядным примером может послужить американская самозарядная снайперская винтовка М21, которую получали отбором наиболее кучных М14 с последующей доработкой ствола и механизмов едва ли не вручную. Попытки создания самозарядной снайперской винтовки предпринимались до того в СССР, Германии, США, но ни одна из них успехом не увенчалась. В силу особенностей конструкции самозарядные винтовки не могли конкурировать с магазинными. Дело в том, что работа автоматики неизбежно вызывает соударения подвижных частей, которые сбивают наводку оружия.

Евгений Фёдорович Драгунов (сидит) с коллегами по работе (слева направо): Каменев Эдуард Михаилович, Нестеров Азарий Иванович, Александров Юрий Константинович, Вознесенский Алексей Николаевич

Соперниками Драгунова в конкурсе стали С. Г. Симонов и ковровский конструктор А. С. Константинов, имевшие большой опыт в проектировании самозарядного и автоматического оружия.

Евгений Фёдорович Драгунов, в отличие от них, имел опыт создания высокоточного спортивного оружия, в частности стволов для него. Помогло и то, что сам он был стрелком-спортсменом. Пригодился и опыт модернизации снайперской винтовки обр. 1891/30 гг. В новой снайперке были использованы многие элементы спортивных винтовок: запирание на три боевых упора вместо общепринятого тогда двухупорного, конструкция канала ствола и шаг нарезов, удобный ортопедический приклад. Для устранения врождённого дефекта самозарядок, автоматика винтовки была устроена так, что подвижные части начинали движение только после того, как пуля покидала канал ствола. Для предотвращения влияния на кучность деформации ствола от нагрева при интенсивной стрельбе ствольные накладки были подпружиненными и могли перемещаться относительно ствола.

Первые результаты полигонных испытаний были закономерны, образцы С. Г. Симонова и А. С. Константинова работали как часы, но кучность была раза в полтора хуже мосинской винтовки. Образец Дра-гунова превосходил по кучности даже лучшую из испытанных на полигоне мосинских снайперок, но хватал задержки и поломки с удручающей регулярностью.

Казалось, винтовку Драгунова преследовал какой-то злой рок. Во время одного из испытаний произошёл разрыв узла запирания единственного опытного образца. Для того, чтобы доказать, что винтовка ни причём, пришлось распатронировать целую партию боеприпасов. Оказалось, что несколько патронов из партии были снаряжены острогорящим пистолетным порохом, что привело к резкому росту давления при выстреле. Для продолжения испытаний заводу пришлось напрячься и за две недели изготовить новый образец. Несмотря на все неприятности, по результатам первых полигонных испытаний винтовка С. Г. Симонова была с конкурса снята и остались только двое конкурентов.

Пистолет-пулемёт «КЕДР»

 С транные это были конкуренты, на полигонах вместе проводили время, делились удачными наработками, так Драгунов поделился с Константиновым стволами, а Константинов конструкцией магазина, над которым Драгунов бился едва ли не год. Дружба этих талантливых конструкторов и просто замечательных людей продолжалась до конца их жизни.

3 июля 1963 г. снайперская винтовка была принята на вооружение ВС СССР под наименованием «7,62-мм снайперская винтовка Драгунова» (СВД). За разработку конструкции винтовки и внедрение её в производство в 1964 году Евгений Федорович Драгунов был удостоен Ленинской премии.

В начале 90-х годов конструкторами «Ижмаша» был разработан вариант винтовки со складывающимся на правую сторону ствольной коробки прикладом, которая в 1995 г. была принята на вооружение под наименованием СВДС.

Успех не вскружил ему голову, Драгунов продолжал работать над новыми конструкциями оружия. В 1968 г. под его руководством была разработана малокалиберная тренировочная снайперская винтовка ТСВ для первоначального обучения снайперов. Свободный затвор винтовки вместе с возвратной пружиной был выполнен отдельным быстросъёмным блоком, ствольная коробка отливалась из лёгкого сплава. Винтовка прошла испытания, была изготовлена опытная партия, но в серию так и не пошла.

В 1970 г. по заданию ГРАУ Драгунов на основе СВД спроектировал снайперскую винтовку В-70.

Отличительной её особенностью являлось наличие автоматического режима огня. Таким образом, военные надеялись получить образец, совмещающий в себе качества снайперской винтовки и ручного пулемёта для последующей замены их единым образцом. Для новой винтовки был спроектирован двадцатиместный магазин и сошки оригинальной конструкции: ось вращения сошек располагалась выше оси ствола, что значительно повысило устойчивость винтовки при стрельбе. В последнее время сошки такого устройства стали появляться на некоторых зарубежных снайперских винтовках. Кроме этого сошки были оснащены устройством, стабилизирующим оружие при стрельбе короткими очередями. Благодаря ему по точности стрельбы винтовка легко выполняла норматив ручного пулемёта. По результатам испытаний В-70 всё-таки не оправдала возлагавшихся на нее надежд и тема была закрыта.

В 1971 году Евгением Фёдоровичем был разработан образец малогабаритного пистолета-пулемёта под патрон 9х18 пистолета Макарова под индексом ПП-71. Пистолет-пулемёт прошёл все этапы испытаний, но невысокая мощность «макаровского» патрона не устроила военных и на вооружение он принят не был. Оружие оказалось востребованным в начале 90-х годов, когда он начал выпускаться для вооружения МВД златоустов-ским заводом. При применении оружия в городских условиях, местах скопления людей малая энергия патрона превратилась из недостатка в преимущество, сделав его применение более безопасным. Название «КЕДР» -конструкция Евгения Драгунова ПП-71 получил после его модернизации сыном Евгения Фёдоровича - Михаилом Евгеньевичем Драгуновым.

В конце 70-х годов Драгуновым был разработан малогабаритный автомат под патрон 5,45х39. Ствольная коробка МА вместе с рукояткой управления была отлита единой деталью из полиамида, в ней помещался блочный ударно-спусковой механизм и магазин. Направляющие для затворной рамы были выполнены на крышке ствольной коробки, к ней же был приклёпан передний вкладыш со стволом. Со ствольной коробкой крышка соединялась осью впереди и зацепом сзади. Всего было изготовлено 5 опытных образцов, которые показали неплохие результаты.

Нельзя не отметить вклад Драгунова в создание охотничьего оружия. В 1961 году, когда велась разработка СВД, параллельно разрабатывался самозарядный охотничий карабин «Медведь» под патрон 9х53. Вполне естественно, что наиболее удачные конструктивные решения, полученные при проектировании и отработке винтовки, были использованы в новом карабине. В отличие от винтовки, карабин первоначально имел неотъёмный магазин вместимостью четыре патрона, которые заряжались по одному при открытом затворе.

Позднее для него был разработан отъёмный однорядный магазин также на четыре патрона.

Карабин изначально проектировался как оружие элитного класса и в продажу не поступал. Он производился малыми сериями и владельцами его становились лица, занимавшие высокое положение в иерархии СССР.

Одним из владельцев «Медведя», в частности, был Л. И. Брежнев, который высоко ценил это оружие.

В 1992 году началось серийное производство охотничьего карабина «Тигр», разработанного на базе СВД.

Прототип карабина был разработан Драгуновым в 1969 году, тогда же по заказу Министерства обороны была выпущена единичная партия карабинов под патрон 7,62х53. В настоящее время карабины «Тигр» в различных исполнениях производятся под патроны 7,62х54R, 7,62х51 (.308 Win.), 9,3х64, 30-06 Spring.

Всего за время работы в отделе главного конструктора Евгений Фёдорович Драгунов выполнил 27 разработок, получил 8 авторских свидетельств на изобретения. Идеи, заложенные им в конструкцию спортивного и снайперского оружия, продолжают жизнь во многих отечественных и зарубежных образцах. Имя Евгения Федоровича Драгунова занимает достойное место в ряду прославленных конструкторов-оружейников мира.

topwar.ru