На Донбасс на помощь своим братьям продолжают ехать добровольцы из России. Добровольцы на донбасс


Как стать добровольцем на Донбасс?

  • Знаю один сайтик, на котором все описано. Можете перейти на него и все подробненько узнать.

    От себя де могу добавить, что пойти на Донбас может далеко не каждый, знаю, что берут в возрасте от 21 года + здоровых + не судимых + в хорошей форме.

  • Как вступить в ополчение Новороссии - ответ на этот вопрос в полном объеме вы найдете на этом сайте. Скажу, что все новобранцы направляются в Донецк через Ростов-на-Дону. Из документов - паспорт и военный билет. При этом опыт участия в ВД и служба в армии совсем необязательны.

    Требования к добровольцам:

    +7 499 709 89 06, +7 926 428 99 51, +7 967 171 27 09 (телефоны для ополченцев в России). Звоните сюда.

    Необходимы в первую очередь

  • В ополчении Донецкой Народной Республики требуются добровольцы. В данный момент особенно нужны танкисты, артиллеристы, а также люди, разбирающиеся в механике и водители. Вот на этом сайте есть телефоны и электронные адреса, по которым можно связаться с координаторами для направления на обучение.

  • Добровольцем вступить в ополчение Донбаса можно таким путем:

    позвонить на номер горячей линии и предложить свою кандудатуру. телефон: +7 926 428 99 51. Нужно быть в хорошей физической форме, быть стрелком или уметь управлять боевой техникой, из документов паспорт.

  • +79287661871 (в рабочее время) Оператор Ростов номер для записи в добровольцы на Донбасс помогайте распространять.Защитим женщин и детей на Донбассе!

  • Так телефоны уже данны. А может просто едите в Ростовскую область, переходите границу, я думаю с этим проблем не возникнет, находите ополченцев и вступаете в их ряды. Или еще вариант, сейчас все очень полюбили facebook, заходите на страницу Стрелкова и в личке общаетесь.

  • У правительства и народного совета ДНР есть официальный сайт, на котором указаны телефоны горячей линии. Посмотреть можно здесь.

    По указанным телефонам операторы вам ответят возьмут вас или нет, что нужно взять с собой и как добраться до пункта прима.

    Также есть группы ДНР в социальных сетях Вконтакте и Фейсбуке. Можете написать их администраторам или модераторам и вам предоставят всю интересующую вас информацию.

  • Все желающие стать добровольцами на Донабссе должны обладать хорошим здоровьем и праведными взглядами. Некоторые идут воевать, потому что нравится убивать и прикрываясь лозунгами убивают и грабят.

    Можно позвонить по телефону +38-099-445-63-78 , военком Павел Губарев или для начала ознакомьтесь с информацией на сайте тут

  • Сейчас все чаще стала слышать, что многие мужчины, не зависимо от возраста, хотели бы помочь Донбассу. Ведь не возможно смотреть на то, что там происходит без слез. Даже у меня муж, которому уже 60 лет все время говорит: - Взяли бы, не задумываясь пошел бы. И во всем этом есть ответы на два самых главных вопроса, которые постоянно задаются даже на БВ.

    1 - Почему на Донбассе есть российские войска? Так вот не войска а русские люди, которые рвутся помочь братскому народу, кому не безразлично чужое горе. У русских так было всегда, достаточно вспомнить Испанию или Кубу.

    2 - Почему русские так ненавидят украинцев? Воевать люди идут не от ненависти к украинцам. Ведь каждый понимает, что может не вернуться домой. Но человек, который не может сопереживать за другого никогда этого не поймет. От тех людей, кто изъявляет желания воевать за ДНР, я не слышала что хотят больше крови. Все говорят только о помощи и быстрейшем прекращение этой жестокой войны против своего народа. У нас опубликована информация, что для всех желающих полная информация здесь.

  • На этом сайте вы можете посмотреть, что нужно для того, чтобы стать добровольцем на Донбасс, при каких условиях берут добровольцем, какая нужна подготовка, навыки, что нужно взять с собой.

    Но перед тем как звонить, хорошенько обдумайте. Не делайте поспешных шагов, этот вопрос вы должны решить вместе со своей семьей.

  • info-4all.ru

    Решил стать добровольцем Донбасса? Читай ...

    Интересный материал на тему практических советов для тех, кто не имея должных навыков собрался ехать воевать на Донбасс:

    Советы для тех гражданских, кто решил пойти воевать :

    Следующие советы получены от бывшего сотрудника ГРУ, скрывающегося под кличкой Енот. К сожалению, все контакты с ним утеряны. Сценарий похожий – гражданская война или война.

    Дальше я буду рассказывать про кое-какую специфику по БД. Как вести себя, если вы насмотрелись патриотических фильмов и приняли решение «сдохнуть за могилы дедов». Дабы это не превратилось в «виртуальный клуб головорезов» – я буду рассказывать кое-какие специфические мелочи тезисами.

    Главное понять, что будь вы хоть Рембо, но в одиночку вы ничего не сделаете. Война – это командный вид спорта. Поэтому вам нужно непременно примкнуть к одной из сторон конфликта..Еще раз: воевать одному нельзя! Даже Васю Зайцева кто-то кормил и снабжал боеприпасами, так что без фокусов, коммандосы. Соглашайтесь, добровольцем, на любую самую грязную работу, но в составе ВС. Даже если вас сделают «землеройкой» - это тоже хорошо..Сразу говорю, любые мысли, чаяния и надежды, что все будет просто и понятно – отбросьте сразу..– В войсках всегда никто ничего толком не понимает. Большинство офицеров – самодури, а кол-во моральных уродов, которые рвутся воевать, будет зашкаливать. И это нормально (точнее не нормально, а норма). Помните, какой бы вы не были умненький – вы засовываете свои мозги в как можно глубже, и выполняете все, в точности как вам говорят. Даже если это какая-то тупая очевидность – вы НЕ ИМПРОВИЗИРУЕТЕ. Все в соответствии с уставом и приказами. Кто начинает «умничать», как бы логично и разумно это не казалось, то всегда попадает в залет..– Помните, если «свои» на вас орут – это неплохо. Не надо огрызаться. Плохо когда они по вам стреляют. А бывает и такое, так как разобраться где свои, а где чужие достаточно сложно. Бои идут маневренные и позиции меняются постоянно. Можно уверенно вести несколько часов бой, пока в штабе не сообразят, по радиопереговорам, что вы стреляете в друг друга. Так что бывает и такое. И не надо потом предъявлять «противникам» претензии, им тоже не понравилось...– Помните оружие всегда на предохранителе. Вы снимаете с его только если начинаете стрелять или идете в «головном дозоре» (но ВЫ там окажетесь вряд ли, командиры не рискнут). Если рядом с вами, на марше, идет оболтус со снятым предохранителем – поправьте его. НЕ ТЯНИТЕ РУКИ К ОРУЖИЮ. Поправьте словами, скажите ему о предохранителе. Если отказывается, то принимайте решение сами: можете сказать сержанту или офицеру, можете забить, как хотите. Но помните, что очень много ребят запаковали в 200 из-за придурков неаккуратно обращающихся с оружием. С другой стороны, боец, которого вы подставите перед командиром, может по вам потом и стрельнуть. Решайте сами. Лучше стойте на своем и прессуйте его самостоятельно, если характер позволяет..– Оружие НИКОГДА не направлять на своих. Даже в «шутку», даже поставленное на предохранитель, даже с отстегнутым магазином. За такой фокус вас «накажут»..– На АК предохранитель имеет три положения. Собственно, блокировка, автоматический огонь и одиночный. Если вы в панике резко снимете с предохранителя, то наверняка опустите его до упора и поставите, тем самым, в режим одиночного огня. Это сделано, что бы обезумевший от ужаса боец, не просадил магазин за секунду и не остался без патронов. Помните об этом..– Предохранитель на АК достаточно мерзко лязгает. Если вам нужно снять его тихо, то оттяните его и плавно переведите в нужный режим огня (это, почти всегда, одиночный огонь)..– Перед выходом попрыгайте на месте. Проверьте, что на вас ничего не лязгает и не бренчит. Антабки на оружие лучше заранее перемотать изолентой или бинтом. Патрон в патронник, и на предохранитель..– Изучите таблицы стрельбы на свое оружие. Пуля летит НЕ ПРЯМО. У нее баллистическая траектория с превышениями и понижениями..Поэтому грамотное определение расстояния до цели и знание таблицы стрельбы – это хорошая возможность попадать быстро, а значит уменьшить время, пока стреляют по вам..– Ветер влияет на траекторию полета пули. Изучите влияние ветра на ваше оружие ЗАРАНЕЕ, а не походу и на глазок.– Если вам представилась возможность выбирать оружие – берите такое же (такой же калибр) как и большинство ваших товарищей. На себе много патронов не унести, а кончаются они быстро, особенно в городе, так что если с вами смогут поделиться – это большой плюс. Если вашего товарища убили, не побрезгуйте восполнить свой боекомплект (предварительно получив разрешение от командира).– Если вы уходите в «автономку», то вы берете на себе 360 патронов (это 12 магазинов) и еще столько же, но в пачках просто кидаете в рюкзак. Сильно сэкономите в весе.– Помните, что магазины, расположенные на груди и животе – это дополнительная бронезащита.– Большинство смертей и ранений происходят от осколков. Обычный ватник вполне способен защитить вас от мелких осколков. Повесив поверх еще и разгрузку с магазинами – вы можете считать себя относительно защищенным. Не забудьте поднять ворот.– Бронежилет – это очень хорошо. Любой. Даже самый бэушный.– Если вам в броник попала пуля – это еще не значит, что он вас спас. Так как энергия пули, остановленная элементом брони, способна нанести вам чудовищную заброневую травму. Ребра ломает почти всегда. А возможен и разрыв органов. Так что если в вас нет дырки – это еще не повод радоваться. Бывает, что дырка была бы «предпочтительнее».– Не трогайте гранатометы. Стрелять из них сложно. Оставьте это более опытным товарищам.– Проведя несколько дней на свежем воздухе, курильщика можно засечь за 70–100 метров. Бросайте курить.– Если вам что-то послышалось – останавливаете группу и «даете тишину». Слушайте внимательно. Даже если вы будете тормозить группу каждые пять минут, только редкие идиоты будут на вас ругаться.– Вы никогда, остановившись, не продолжаете стоять. Нужно встать на колено или лечь. Это очень выматывает, но это вопрос выживания всей группы. Если кто-то ленится садиться – заставьте его.– Пальца на спусковом крючке быть не должно, даже если оружие на предохранителе.– На маршах, кладете автомат на руки и складываете их на груди крестом. Так легче нести. При этом большой палец провой руки всегда готов снять с предохранителя, а вскинуть оружие достаточно быстро.– Ремень (автоматный) всегда на шее. Иначе, если попадете в засаду, будет подрыв мины и вы полетите в одну сторону, а ваше оружие в другую, и вы из легкого 300 превращаетесь в 200.– На посту не спать. Если заснете, пристрелить вас захотят не только враги. В ВОВ за это, как и за потерю оружия, расстреливали официально. Сейчас расстреливают неофициально.– Пописать можно стоя на коленях, не превращаясь в стоячую ростовую мишень.– В туалет ходить ТОЛЬКО подвое. Один срет – второй прикрывает. Если никто не хочет в вами идти – терпите.– Чихать в себя.– Кто медленно бегает – быстро умирает.– Эффективность гранат переоценена. Бывали случаи, когда гранаты взорвалась в небольшой комнате, а внутри были только легкие контузии.– Чеку зубами вырвать нельзя. Только пальцами.– Если вы проводите зачистку (последние часы вашей жизни), то как в анекдоте: в комнату заходите вдвоем, сначала граната, потом вы.– Стоя перед дверью и ожидая ваших товарищей, собирающихся для штурма, придержите дверь, чтобы ее было не открыть. Иначе в коридоре увидите или гранату или ствол.– Гранату закатывать по полу. Не кидать.– Закатили гранату, взрыв, закатили еще одну, но невзведенную. Пусть опять лезут прятаться.– Не бегать перед стволом товарища. Вы перекрываете ему возможность стрелять.– Любая закрытая дверь НЕПРИКОСНОВЕНННА, так как может быть заминирована.– Ящики не открывать, электронику не включать. Ничего не трогать. Все может быть заминировано. Это важно. Вплоть до того, что нельзя открывать холодильник, даже если очень хочется кушать, и поднимать крышку унитаза.– В стенах могут быть проломы завешанные тряпками или коврами. Так враг может быстро перебегать из парадной в парадную. Помните это..То, что вы находитесь в крайней квартире, не значит, что из соседней в вам нельзя войти через стену.– На окна можно вешать сетки от старых советских кроватей. Они хорошо останавливают ВОГи.– Вы можете слышать мяуканье, например из-за двери стенного шкафа. Мне очень жаль, но животное обречено. Скорее всего, его там заперли вместе с гранатой. Открывать нельзя. Это очень сложный момент, всегда, в таких сложных ситуациях хочется оставаться человеком, но…– Если вам нужно стрелять из помещения на улицу, то не надо подползать к подоконнику или стоять сбоку от окна. Уйдите вглубь помещения, встанет на табуретку, закрывшись стеной или т.п. И не включайте свет, нельзя, не подсвечивайте себя (я уже не говорю о ВУ).– Осколки кирпича или бетона, выбитые огнем, имеют свойства лететь на вас. При попадании по глазам… ну вы поняли.– Из гранатомета стрелять по людям бесполезно. Хотя сейчас, вроде, начали делать фугасно–осколочные снаряды, но, ИМХО, это ересь.– Долго стрелять не меняя позицию – плохая идея.– Пригибайтесь.– Не надо «вычислять снайперов». Не ваша работа, да и знаний вам не хватить. Воюйте дальше, «не обращая» внимания.– Будьте готовы, морально, «отработать» гражданских, которые засветили вас. В том числе женщин и детей. Если перспектива не радует, то двигайтесь осторожней.– На АК–74 (экземпляр с хорошей кучностью боя), можно прикрутить прицел ПСО от СВД. На дистанциях 500–600 метров у АК–74 и СВД очень близко сопряжены траектории, прицел встанет идеально. Будете стрелять и переносить огонь, из-за калибра, гораздо быстрее, чем с СВД. Да и тем, кто решит поискать снайпера, вы будете неинтересны.– Из подствольника стрелять в помещении НЕЛЬЗЯ. У него есть время взвода. Ему нужно пролететь 15–25 метров, прежде чем граната взведется. Соответственно в помещении она просто не сработает.– Современные гранаты РГО и РГН взрываются В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ от удара. У них ударный взрыватель стоит. а взрыв через промежуток – это срабатывает самоликвидатор (на тот случай если граната упала в рыхлый снег)– Никто, даже саперы, не занимаются снятием мин и ВУ. Они тупо подрывают их тротиловой шашкой. Не надо умничать и начинать снимать ВУ.– На растяжки, нормальные воины, ставят секреты, чтобы было не снять по-простому. Так что «перерезать нитку» – плохая идея. Просто пройдите мимо. Это не ваше дело, для этого есть старшие товарищи. Учить делать ВУ и растяжки не буду. Я думаю, вы понимаете, что это сразу статья. Учите первую медпомощь.– При ранениях бывают венозные и артериальные кровотечения. «Лечатся» они по-разному. Но тут важно другое. В горячке боя времени нет. С венозным кровотечением товарищ будет умирать несколько часов, а с артериальным буквально 10-20 секунд, а дальше потеря сознания и начинается гипоксия. Так что, что бы не париться, быстро накладываете артериалый жрут поверх раны (сейчас интерны начнут возмущать, но такова жизнь, это не гражданка, приходится нарушать) и возвращаетесь в бой. У вашего товарища будет полчаса-час на то, что бы разобраться самому, ну или это сделаете вы, когда освободитесь.– Жгут всегда под рукой! Ни в сумке, ни в рюкзаке – или намотан на приклад, или в разгрузке под рукой.– С собой всегда ДВА жгута! Один вы можете отдать раненому товарищу и через минуту получить пулю в бедренную артерию.– Есть такое понятие как «подавление огнем». Активно поливая врага, зачастую, можно сковать его действия, даже не попадая и не нанося урона живой силе. Особенно вам помогут трассера.– Помните трассера, помимо того что очень сильно засерают ствол, они еще и выдают вашу позицию. Так что не злоупотребляйте ими. Да и прицельный огонь ими вести сложно.– Оружие нужно чистить каждый день. Особенно нежно в районе дульного тормоза. Если там будет канавка или ямка, то кучность боя сильно упадет.– Последние три патрона в магазине, лучше забить трассерами. Чтобы пустой магазин не стал для вас неожиданностью. Более того, если вы оставите один патрон в стволе, то вам останется только подстегнуть новый магазин, то есть скорость перезарядки возрастет.– Следите за ногами, не ленитесь их мыть. Натрете – и вы уже не воин. – Если видите, что по кому-то можно стрелять, это еще не повод стрелять. Если вас не заметили, узнайте у командира, можно ли ввязываться в бой.– Если вы кого-то заметили, но вас еще не увидели, не надо резко прыгать в сторону. Периферическое зрение выдаст вас мгновенно. Мягко и плавно, не торопясь, сядьте и спокойно займите позицию. Это будет гораздо менее заметно.– Помните, досылая патрон патронник затвор нужно отпускать резко, чтоб лязгнул. Иначе «зажует».

    Список снаряжения:

    ДЛЯ ВОЙНЫ! Не для турпохода! Система обозначения: вещи помеченный звездочкой – это вещи, покупка которых является НЕ первостепенной. Я пишу вещи на разные сезоны вперемешку (но это не значит, что все это нужно засунуть в один рюкзак), это все тащить с сбой не надо, разумеется. У вас дома должно быть все. Чтобы вы могли под разные задачи сами менять снаряжение. Сразу оговорюсь, я не фанат «Горки». Я предпочитаю хорошую плотную полевую форму и поверх маскхалат, так что «Горки» в списке не будет..Тряпки:1. Берцы. Условия при выборе два: чтобы не пропускали воду, и вес. Выбирайте самые легкие.2. МИНИМУМ пять пар носков (в том числе зимних).3. Плотные штаны4. Термобелье5. Несколько маек, только хлопок6. Плотная полевая куртка7. Ремень8. Маскхалат (и летний и зимний)9. Флисовая куртка (вместо свитера, она легче, вес очень важен)10. Зимняя куртка и зимние штаны11. Зимние сапоги (советую «Хаски с.080» – дешево и сердито)12. Шапка зимняя (вязаная, не надо ушанку таскать, она тяжелая)13. Кепка или панама, на лето. Лучше панама из брезента, что бы хоть чуть-чуть держала влагу. В Сплаве такая есть, недорогая.14. Шарф зимний15. «Арафатка»16. Перчатки или варежки на зиму.Снаряжение и экипировка:1. Рюкзак рейдовый на 60 литров2. Рюкзак штурмовой на 25 литров *3. Пятиточечник *4. Спальный мешок5. Наколенники6. Брезентовая плащ-палатка7. Складной коврик8. Разгрузка *9. Бронежилет10. ПНВ *11. Активные наушники *12. Баллистический очки *13. Бронешлем, или, в худшем варианте каска14. Фляга или гидратор15. Малая пехотная лопатка16. Десантная веревка 50м *17. Котелок с подкотельником18. Газовая горелка19. Карабин20. Компас21. Паракорд 20 метров22. Вилка ложка23. Грим24. Зеркальце25. Набор ниток и иголок26. Спички27. Набор для чистки оружия28. Оружейное масло29. Тальк30. Стрелковые перчатки31. Изолента32. Источники тепла33. Фонарь34. Тактический оружейный ремень *35. Нож36. Часы со стрелками37. Карандаш38. Бумага39. Армейская рация *40. Пончо41. Средство от насекомых (не вонючее)42. Бинокль *43. Дальномер *44. Мультитул *.По медицине:Берете то, что нужно лично вам, под ваши персональные болячки. Плюс: 3 артериальных жгута, 2–3 ИПП, много бинтов, ножницы, шовный материал, обезболивающее (таблетки, если заболят, например, зубы), дезинфицирующее средство. Так же нужен промидол и какие-нибудь ЖЕСТКИЕ антибиотики (но их вы вряд ли купите в аптеке без рецепта)..Лишним не будет активированный уголь, а то под нагрузками живот, бывает, ерундой начинает заниматься. Еще советую собрать наборчик в ампулах из кетанова, дексаметазона и кордиамина. Ну и шприц к ним, разумеется. Это противошоковый набор. Не даст вашему сердцу встать из-за того, что мозг обвалил вам давления от боли или кровопотери (а как правило они где-то рядом ходят).

    http://vk.com/feed?w=wall35038658_3468 - цинк

    http://sakstorp.livejournal.com/67453.html - Справочная повстанца (профильная литература по партизанской войне - можно скачать).

    PS. Касательно того, как попасть на фронт, то еще раз:

    Вступить в народное ополчение ДНР и ЛНР можно:

    1. У здания Луганского СБУ.2. У Донецкой ОГА и областном военкомате Донецка (там как раз вчера вечером был бой).3. У здания РОВД в Славянске.

    http://voicesevas.ru/news/yugo-vostok/vnimanie-telefony-dlja-zapisi-v-narodnoe.html - по ссылке в наличие телефоны для записи в народное ополчение ДНР.

    На месте с вами проведут собеседование и определят, на что вы годны в соответствии с вашими военными, техническими или охотничьими навыками. Как не трудно догадаться, в современной войне нужны не только те, кто бегает по зеленке с "калашом", поэтому в определенных моментах грамотный штабной офицер или же классный водитель бронетехники может оказаться полезнее нескольких зеленых новобранцев с свежевыданными АК-74.

    Касательно того, как вступить в ополчение, не находясь на территории Украины, то для этого вам разумеется предстоит пересечь границу РФ с ДНР, что дело конечно незаконное (с точки зрения фашистской хунты), но вполне возможное, чему свидетельством является практика проезда отрядов ополчения из Осетии, Кубани или Татарстана на территорию ДНР. Власти РФ не то, чтобы этому попустительствуют (если немало свидетельств, когда свои пограничники и ФСБшники мешали добровольцам), но порой смотрит на все это движение сквозь пальцы. Это же касается и провоза огнестрельного оружия с боеприпасами. Люди с оружием и экипировкой проезжают, так что при должном желании, получится и у вас, если вы решили бить фашистов с оружием в руках.

    zergulio.livejournal.com

    Как попасть добровольцем в ополчение Донецка из России?

    Как попасть добровольцем в ополчение Донецка из России?

  • Попасть добровольцем в ополчение Донецка очень легко, достаточно набрать несколько номеров:

    Или же посетить сайт novorossia.su, который в полной мере соответствует всем требованиям для тех кто хочет посетить в своих целях данную территорию, там подается заявка, после ознакомления с которой происходит обратный звонок и можно обо всем договорится.

  • Записаться в добровольцы Донбасса можно здесь. Другой вопрос надо ли.

    Раньше, в пору обороны Славянска, призывал активно записываться в добровольцы Игорь Стрелков, но теперь он стал явно менее медийной персоной.

    Также по запросу Сводки от ополчения Новороссии можно Вконтакте найти много новой актуальной информации, в том числе от Игоря Стрелкова.

  • ВКонтакте есть странички, например, здесь. Там есть необходимые контакты

    Электронный адрес [email protected]

    Телефоны для добровольцев в РФ +7 499-709-89-06.

    Конечно, возьмут не всех, да сейчас и накал военных действий снизился...

  • Сейчас работают сайты, на которых можно позвонить по телефонам и связаться с военкомами. Можно зайти в группу вконтактеНовороссия и связаться с представителями там.

    Берут здоровых и желательно тех, кто хочет сражаться за идею.

  • Попасть в народное ополчение Донецка из России можно оставив заявку на сайте novorossia.su. Другой вариант - это позвонить в военкоматы народного ополчения города Славянска по телефонам:

    +38 095 86 16 615

    +38 063 71 29 684

    Звонить с 10.00 до 18.00, без выходных.

    Или написать на емейл: [email protected], [email protected]

    В России:

    e-mail: [email protected], skype: novoross2405

  • В соц. сети Вконтакте много групп, посвященных этому вопросу. Вот одна из групп. Просто напишите о свом желании стать добровольцем, в ополчении Донецка, в одной из обсуждаемых тем данной группы. Либо можно написать главному координатору (или заместителю) напрямую. Если вы подойдте под все требования, то вам напишут ответ. В этой группе также выложен электронный адрес куда писать с пометкой quot;Добровольчествоquot;:

  • Попасть добровольцем в ополчение Донецка можно оставив заявку на сайте Новороссия (там нужно заполнить анкету, и с вами если что свяжутся, без согласования нельзя).

    Очень частый вопрос на различных форумах про оплату участия в боевых действиях - финансирования нет.

  • Если яы решили стать добровольцем и помочь людям на Донбассе, то нужно хорошо разобраться в себе - что вы хотите защищать или убивать. Главное не ехать туда с ненавистью и жаждой крови. Подробная информация о том как попасть в ополчение Донбасса здесь.

  • Перед тем, как вступать в ополчение и ехать в Донецк, лучше поискать информацию в сети и связаться с представителями ополчения, например здесь.

    Только не забудьте, что если вы пытаетесь скрыться от властей, вас не возьмут в ополчение.

  • Если вы хотите попасть в ополчение Донбасса и сражаться за свободу то вам нужно заполнить специальную анкету на сайте Новороссии, либо это можно сделать через их группу в социальной сети Вконтакте. Приезжать в Донецк следует только после того как вас вызовут.

  • info-4all.ru

    «Воевать на Донбасс идут 90% не служивших в армии, и не имеющих военной подготовки»

    Липецкий доброволец подтверждает: у обеих воюющих сторон «полный набор телевизора в голове».

    Один из липецких добровольцев вернулся с Донбасса, где воевал за "идеи Новороссии и «Русского мира». Своими впечатлениями, наблюдениями и соображениями он поделился с GOROD48. 

    К бабушке - косить укроп

    - Что движет россиянами, добровольно идущими на войну в сопредельное государство? – с такого вопросы началось общение корреспондента с ополченцем.

    - Честно? Такое ощущение, что движет ими (нами) какое-то нейро-лингвистическое программирование, - то ли в шутку, то ли всерьез говорит Сергей. 

    Сергей, будущий позывной «Сова», после известных событий весны этого года, занимался сначала сбором гуманитарной помощи в Липецке и отправлял ее на юго-восток Украины. Но, затем созрел и сам. В июле он  отправился добровольцев на Донбасс. Пограничнику на пропускном пункте в Ростовской области сказал, что едет к бабушке «косить укроп». По его словам, там ни для кого не секрет, куда едут молодые люди, и, немного поартачившись для виду пропускают.

    - Как, наверное, и большинству, едущих воевать на Донбасс, хотелось все увидеть все своими глазами. Двигало и какое-то чувство недоумения - как это так, там один народ убивает друг друга по каким-то надуманным причинам.

    - Ты упомянул НЛП…

    - В общем-то, тут лишь доля шутки. Мощная пропаганда натравила один народ друг на друга. Что со стороны Украины, где день и ночь идет промывка мозгов – «Россия враг, Россия оккупант», так и с нашей стороны – «Новороссия встала против фашизма» и т.д. То есть тоже пользуемся здесь определенными ярлыками. Кто же хочет у нас фашизма? Никто! Есть ли там на самом деле фашизм? Отчасти есть, но не в такой форме, как нам здесь представляют и не в таких масштабах. 

    Первый раз Сергей попал в Донецк. Как раз в это время, по его словам, шли бои в районе Дмитровки, где погибло много россиян. Как признается Сергей, ему очень не понравился, что командование ополчения, а это были граждане Украины, то есть, провозглашенной республик ДНР, бросали в бой совершенно необученных добровольцев-ополченцев. 

    - Когда я читал в интернете призывы «рекрутеров» иди воевать «за русский мир», они говорили, что добровольцам будут выплачиваться какие-то деньги, будет обучение для тех, кто не знаком с военным делом. Но, оказалось все не так. Денег никаких не платили (лично мне они не были нужны, я не за этим шел туда), и обучения никакого не было. Лишь один из пяти имел хоть какой-то опыт, начальную военную подготовку. А 90 процентов так и вовсе в армии даже не служили. Сам-то я служил в пехоте, и моя военная специальность – стрелок. Но тоже учиться пришлось почти заново. А другие и начальных навыков не имели. В результате, неумелые и неграмотные действия приводили к трагедиям. Гибли, получали ранения, становились инвалидами патриотически-настроенные люди, которых тупо, предали.

    - Журналист Аркадий Бабченко, прошедший будучи срочником Чечню, который сегодня считается «другом хунты» и симпатизирует официальному Киеву, совсем недавно дал такую характеристику добровольцам из России – «в их головах полный набор телевизора»…

    - Это на самом деле так. Человек приезжает туда действительно с телевизионной картинкой в голове, это и сюжеты из фильмов о Великой Отечественной, из боевиков каких-то, и сюжеты новостей про фашистов. Думают, все как в кино. Но на месте оказывается, что все обстоит немножко по-другому. Но, хотя, все же, с нашей стороны идут туда люди с обостренным чувством справедливости, «промывка мозгов» - на втором месте. Но она имеет место быть, увы…

    - Какие телештампы везут на Донбасс россияне?

    - Что они будут воевать с фашистами, с ультраправыми группировками, которые там действительно есть, «Азовы», «Айдары», подразделения «Правого сектора», но лично я там их так и не встретил… Война идет с вооруженными силами Украины, причем с такими же людьми, многие из которых говорят на чистейшем русском, с русскими же фамилиями. И причем, большинство из них и воевать-то не хочет. И вот когда с одной и с другой стороны «зомбированные» люди сталкиваются, они понимают, что кто-то их подло подставил. 

    - Вы общались с бойцами ВСУ?

    - Общался, конечно. Да все спокойно рассказывают, что и как. Что война странная, в большинстве случаев воевать заставляют и принуждают. И выбора-то у них особого нет. Рассказывают, что мобилизовать в зону АТО могут под угрозами создания проблем, не только призывнику, мобилизуемому, но его семье. Есть и перебежчики. Военнослужащие Украины переходят на сторону ополчения. Но не так много и не массово. Есть случаи, когда переходят на сторону Новороссии, но затем, сложив оружие, уезжают в Россию. Их можно понять, они не нужны своему государству, а для дончан, для луганчан они все равно будут оставаться врагами. Еще много обид у украинцев на то, что идут в зону т.н. АТО простые ребята, без денег и связей, а дети майданных крикунов и нынешних политиков не идут, а если идут то для пиару и под мощной охраной.... 

    - Лично ты какие боевые задачи решал?

    - Поставили охранять поселок, подконтрольный нашим. Дежурил на блок-посту, ходил в секреты. Прямых столкновений практически не было. В основном – минометные обстрелы, «Грады» долбили. Люди и гибли от таких обстрелов. Да почти все потери, это артиллерия. Из команды 40 человек, которые прибыли до нас, погибли 15 человек в течении первой недели. Какой-то умник повел их по полю с подсолнухами под минометным огнем и их поубивали там. 

    «Командовал нами типичный браток»

    Как рассказывает Сергей, ему с самого начала не понравилось отношение к русским ополченцам еще в Донецке.

    - Когда я попал туда с группой таких же как и я добровольцев, нас стали разделять на группы. Мы хотели как россияне держаться вместе но нас начали делить, группами по несколько человек и направлять в разные подразделения, смешивая с местными. Пять дней я просидел буквально в одном месте, никаких «движух» не было. Никто ничего не объяснял, не учил. Мне даже пришлось объяснять и показывать другим, как разбирать автомат Калашникова. Но этот автомат был у нас один на пятерых с парой десятков патронов. И мы вознамерились оттуда уйти, может, найти какое-то другое командование. Но нас согнали под автоматами, с чуть ли не обвинениями в предательстве в одну кучу. Конечно, это никому не понравилось… Но в итоге нас направили в другое место, и даже дали оружие. Но, по прежнему, никто никого не обучал. Мы занимались самоподготовкой, тот, кто что-то умел, помнил с армии, делились этим с товарищами. А потом нам дали командира, с позывным «Старшина». Но, как выяснилось, к армии он никогда отношения не имел, личность непонятная, с криминальным прошлым. Трудно было понять – как таких людей ставят командовать. Но зато у него был целый «КАМАЗ» боеприпасов и оружия. Но этим оружием никто пользоваться не мог. Создавали порой видимость войны, заезжали за поселок, и стреляли в небо, убивали деревья. То есть, доходило до абсурда. Занимались ерундой. Охраняли подконтрольный нам пункт и смотрели, чтобы «укропы» туда не вошли. Все это происходила в районе украинского погранпункта «Терминал» вблизи с границей России. Я, кстати, видел своими глазами, как украинские артиллерийские подразделения вели огонь по территории России. Видел, как работали по нашей стороне «Грады». Это были те самые известные случаи, когда погиб один человек в Ростовской области. 

    По словам Сергея, то, что Украина ведет прицельный огонь по объектам жизнеобеспечения Донбасса также видно хорошо, и глупо это оспаривать. Для чего? Зачем? Сергей уверен – с целью запугивания населения. Мести за то, что осмелились требовать независимости или федерализации. 

    - Не зря же эти боевые действия называют карательной операцией? – говорит Сергей. – Их реально карают, за то, что восстали против власти. 

    - Это не телевизионный штамп. Не пропаганда?

    - Ни в коем случае. Это все фиксирует и признает то же ОБСЕ… Убитые дети в результате артобстрелов, обстрелы больниц, все зафиксировано. Факты общеизвестные.

    - Если ополченцы из России – необученные дилетанты, то кто же тогда устроил летом несколько котлов для ВСУ? И, каковы основания для заявлений, что на стороне ополчения ДНР и ЛНР воюют регулярные части российской армии?

    - Никаких регулярных частей нет и не было. Военспецы и советники сугубо на добровольных началах, так называемые «отпускники», наверняка были и есть. Да и среди ополченцев Новороссии такие спецы появились. Но думаю не без помощи «отпускников» были те самые котлы. Но, мне не довелось никого из них видеть и встречаться.

    - Непосредственно вы сами участвовали в прямых боестолкновениях? 

    - Во время второй командировки на нас напоролась их разведгруппа и открыла по нам огонь. Я даже словил рикошет. Но они сами испугались, убежали, спалив свою машину. Это были такие же неопытные люди, как и большинство наших ополченцев. 

    - Когда в тебя стреляют, это… как?

    - Страшно. Растерянность какая-то…

    - Ты сам убивал? Кровь есть на тебе?

    - Нет, честно. До этого не дошло. Да там крайне редки такие боестолкновения, в основном -война артиллерии на большом расстоянии. Сам я бывал под арт-и минометными обстрелами, как уже рассказывал. Например, в Никишино, где чудом выжил, но сам ни в кого не стрелял. 

    - Понятное дело, для украинской стороны ты террорист и сепаратист, но и здесь, при желании, таких как ты можно привлечь по статье за наемничество?

    - А какое тут наемничество? Денег мы не получаем за свои действия. И воевать идем туда за тем, чтобы завтра то же самое не произошло и здесь. Сейчас и на Украине потихоньку понимает, что их используют в большой игре, и воюют именно с Россией, и будут воевать именно с Россией, но, как говорится – до последнего украинца. В этом плане и без «набора телевизора» в голове все понятно, и этот как раз не сказки. Можно наблюдать этот факт, просто пользуясь разными источниками, не читая украинской и российской прессы, а обращаясь, например, к непредвзятым мировым источникам информации. Да вот, вокруг сейчас посмотрите на обстановку. Кому это все надо? Украине? Или России? Ищите кому выгодно, а кому - не секрет ни для кого. Вы говорите, можно против ополченцев из России возбуждать дела по наемничеству… А ведь это тысячи. И кто завтра будет Россию защищать от, не дай бог, подобного, что произошло на Украине? А это реальность. В открытую говорят о выделении миллиардов на совершенно не скрываемые цели в России...

    Гуманитарная катастрофа    

    Как рассказывает Сергей, на Донбассе сейчас самая настоящая катастрофа.

    - Действительно, есть нечего. Случаи смертей от голода это не миф, не телештамп, горькая реальность. Умирают от голода одинокие старики,  больные, кинвалиды, которые естественно никому сейчас не нужны. Люди ушли и збыли о них. А из гуманитарки людям перепадет, бывает, стакан муки или сахара, масла. 

    - Так в любом же городе России вам расскажут, что чуть ли не каждый день отправляют гуманитрную помощь в Новоросию грузовиками, фурами. Липчане также ежедневно собирют помощь, машины чуть ли не через день-два уходят, от разных организаций и ведомств, от простых липчан. "Белые конвои" опять же, с большим пафсом идут...

    - Да собирают, я и сам собирал... Тольку куда все идет? Да, россияне из лучших побуждений отдают, может даже последнее. И  приходят все грузы централизованно в одно место, нам это все показывают по телевизору. Но... Куда  что идет потом -  вот вопрос, если люди на Донбассе ничего этого не видят?

    - Как думаешь, чем все закончится? И когда?

    - Трудно сказать. Но ясно одно, война надоела уже всем, и украинцам, и жителям Донбасса, и ополченцам. Я это знаю, вижу своими глазами, общаюсь с людьми. И всем хотелось бы, чтобы новый, 2015-й год принес мир. 

    - Еще раз поедешь на Донбасс?

    - Пока смысла не вижу. Там воцарилось хрупкое, не повсеместное, но перемирие. Но если понадобится – пойду. Если друзья позовут, с которыми сидел в одном окопе – пойду. Если позовут граждане ДНР и ЛНР – пойду. 

    Фото из личного архива Сергея

    gorod48.ru

    Крест добровольца Донбасса | Союз Добровольцев Донбасса

    По данным Союза добровольцев Донбасса (СДД), более 40 тысяч российских добровольцев приняли участие в этой войне. Примеры такого массового героизма случались разве что в Великую Отечественную войну, но тогда все добровольцы сражались в своей стране, и либо в регулярной армии, либо в партизанских соединениях, поддерживаемых регулярной армией.

    Ситуация с добровольцами Донбасса иная. Добровольцы Донбасса — это не контрактники чеченской войны. Контрактник шёл в регулярную слаженную армию, с надлежащим денежным и вещевым довольствием. Добровольцы Донбасса шли просто в ополчение, где не платили «боевых», не было обмундирования и не хватало оружия.

    Контрактник в Чечне был хоть как-то юридически защищён (статус участника боевых действий обеспечен, соответствующие выплаты гарантированы и т.д.). Доброволец Донбасса не был защищён вообще никак. Скорее, наоборот: в России его статус никак не определялся, а по украинским законам ему грозило много лет тюрьмы.

    С чем сравнить столь массовое добровольческое движение 2014-2015 гг.? Срусскими добровольцами в югославских войнах 1990-х гг.? Но тех было не более 1 тысячи. С добровольцами из России в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии? Можно, но их тоже было далеко не 40 тысяч.

    С участием советских добровольцев в гражданской войне в Испании в 1936-1939 гг.? Но в Испанию ехали добровольцами кадровые военнослужащие, а не гражданские люди. И численность их была менее 3 тыс., а на Донбассе, повторю, — более 40 тыс. человек.

    С русскими добровольцами в англо-бурскую войну в Африке? Пожалуй, да. И те, и другие ехали на свой страх и риск. Только из России в Африку приехали куда менее 40 тыс. добровольцев.

    Вот и получается, что русское добровольчество на Донбассе — явление особенное с социально-исторической точки зрения, потому что за последнюю, как минимум, сотню лет в России не было такого идеологически масштабного и количественно многочисленного добровольческого порыва. Ведь, ни много ни мало, с мест в едином порыва сорвалась огромная масса русского мужского населения и отправилась на войну.

    Далеко не все из воевавших на Донбассе были по достоинству отмечены наградами. В суматохе первых боев было не до наград. Потом, в 2015-2016 гг., когда Украина перешла к диверсионно-разведывательной войне, многие добровольцы старались лишний раз не светиться, избегали фиксировать свои точные данные в документах, опасаясь утечки информации.

    Из-за этого многие остались незамеченными штабным начальством. Сейчас, в 2018-й год уже никто не помнит личные данные и адреса добровольцев 2014-2015 гг. И награды не находят героев.

    Единственной организацией, которая в меру сил занимается поиском бывших добровольцев и награждением их нагрудным знаком «Крест добровольца» — это СДД. Официальных наград добровольцы не получают, потому что шли в бой не по приказу. И СДД взял на себя функции выделить каждого достойного специальным нагрудным знаком.

    В своё время в схожей ситуации оказались советские ветераны Корейской войны 1950-1953 гг. СССР своё участие в ней старался не афишировать, военнослужащим запрещали рассказывать о ней. Многие получили госнаграды за участие в войне, и многие остались без всяких наград.

    Союз ветеранов Корейской войны во главе с генерал-майором авиации С.М. Крамаренко принял решение отмечать ветеранов медалью своей организации «Участнику локального конфликта. Корейская война» — общественной медалью, не государственной. Она указывает, что её обладатель воевал в Корее.

    Будем надеяться, что СДД сделает всё возможное, чтобы никто из участников войны в Донбассе не остался без внимания и «Креста добровольца». Также наверняка имеет смысл представителям СДД обсудить с руководством ДНР и ЛНР вопрос награждения добровольцев официальными республиканскими наградами.

    Не будем сейчас касаться таких серьёзных наград, как звание Героя Республики, Георгиевских крестов, медалей «За отвагу», «За воинскую доблесть» и др., требующих действительно заметного и выдающегося подвига.

    Среди наград ДНР есть Орден Николая Чудотворца (вручается, в том числе за образцовое исполнение воинского долга), Орден Дружбы (за гуманитарные заслуги), медаль «Воин-интернационалист» (вручается ополченцам-иностранцам, есть факты награждения граждан России).

    Среди наград ЛНР — орден «Казачья доблесть» (за отличие в боях при защите Веры Православной, за оборону казачьих земель и вклад в создание казачьих формирований), медаль «За заслуги» (за отличия на поле бое и в благотворительной, научной, культурной деятельности), медаль «За Веру и Волю» (за спасение материальных ценностей Республики, отличия в боевой службе и общественной деятельности).

    Согласитесь, под эти определения подпадают практически 100% добровольцев, волонтёров и военкоров, терпеливо и преданно тянувших каждый свою лямку на фронте и для фронта. Каждый из них либо образцово исполнял воинский долг, либо имеет гуманитарные и общественные заслуги, либо подходит под определение воина-интернационалиста, либо внёс вклад в защиту казачьих земель (Донбасс — казачий край!) и формирование казачьих подразделений, отличился на боевой службе или в общественной деятельности. Но почему-то среди них обладателей таких наград не много. Такое положение дел нельзя считать справедливым.

    После Великой Отечественной войны советское правительство, понимая политико-идеологическое и воспитательное значение массовости подвига нашего народа, сделало всё, чтобы каждый ветеран был отмечен наградой, а его участие в войне навсегда отпечаталось в памяти поколений. Каждый из нас может вспомнить своё детство и гордость, которую мы испытывали, глядя на медали наших дедов-прадедов.

    Медаль «За победу над Японией» получили 1 млн. 800 тыс. человек, «За победу над Германией» — около 15 млн. Первую вручали за любое участие в боевых действиях либо обеспечение боевых действий против Японии с 9 по 23 августа 1945 г. Вторую вручали всем, кто воевал против Германии в действующей армии и партизанских отрядах, обеспечивал бесперебойное снабжение воинских подразделений, служил в эвакогоспиталях, охранял военные объекты, конвоировал военнопленных и прочим. И когда наши деды выходили 9 Мая на городские улицы, каждый мог своими глазами увидеть тот размах, который приобрело сопротивление гитлеровским захватчикам и японским милитаристам. Свидетельством его был блеск медалей на груди миллионов ветеранов.

    Если Донецк и Луганск хотят, чтобы и их война осталась в памяти будущих поколений в виде личного участия десятков тысяч добровольцев Русского мира, если они хотят, чтобы об этой войне помнили и понимали её значимость, они должны сделать так, чтобы награда нашла каждого добровольца, внёсшего посильный вклад в становление республик Донбасса.

    Источник: segodnia.ru

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    sddonbassa.ru

    На Донбасс на помощь своим братьям продолжают ехать добровольцы из России

    Андрей Савельев

     

    Условий Донбасса не выдерживали даже ветераны чеченской войны. Интервью с координатором добровольцев Михаилом Полынковым. В Донбасс на помощь своим братьям продолжают ехать добровольцы из России. Сколько их — подсчитать невозможно. По разным оценкам с 2014 года цифра достигает 20-25 тысяч человек. Люди едут и сами по себе, переходя под видом мирных граждан через границу, и в составе каких-то организаций.

    «Антифашист» пообщался с одним из самых первых организаторов добровольческого движения, которое появилось в начале «Русской весны» в 2014 году – Михаилом Полынковым, (позывной «Хрусталик»), который и сегодня является координатором добровольцев.

    — Михаил, с какого времени вы начали отправлять первых добровольцев на Донбасс?

    — Наша организация «Доброволец.орг» возникла практически сразу после того, как в Киеве захватила власть хунта. Уже где-то 23-24 февраля мы с товарищем организовали сбор добровольцев в Крым. А когда Крым оказался нашим, отправку добровольцев мы приостановили.

    В конце апреля я ушел на «Вахту памяти» и занимался поиском пропавших без вести солдат. А когда вернулся 9 мая, то узнал, что за это время произошло на Донбассе и про то, что 2 мая сожгли людей в Одессе.

    Мне опять позвонил мой товарищ и сказал, что будем дальше продолжать набор добровольцев. Я хотел поехать сам на Донбасс, но он меня убедил остаться и заниматься отправкой бойцов.

    Сначала мы занимались формированием специального подразделения для усиления Славянского гарнизона. Туда требовались только специалисты с опытом боевых действий.

    О нас даже писали украинские СМИ.

    — Как происходит процедура отбора добровольцев и по каким критериям? Какие вопросы им задают, проводят ли какие-то тесты и экзамены, чтобы одобрить их отправку на Донбасс?

    — Когда проходил отбор в первую интербригаду, там был отбор гораздо жестче. Человек должен был не только служить в армии, но и иметь воинскую специальность.А потом уже брали по менее жестким требованиям. Первые несколько стандартных вопросов: возраст, служба в армии, судимость. И еще один из основных вопросов был, не участвует ли человек в каких-либо националистических организациях. Потому что у нас в Донбассе сторонники интернационала, Советского Союза.

    — Но там же много воевало язычников и националистов.

    — Разумеется, но значит их отправляли другие организации. Потому что мы таким людям предлагали ехать туда через другие организации.

    — Как происходит отсеивание? Звонят ли «солдаты удачи», которым все равно где воевать? Как их вычисляют?

    — Это по разговору видно. Они спрашивают сразу, что они могут с этого поиметь. Бывали такие «наемники». Мы сразу отвечали, что мы не занимаемся наемниками. У меня на таких людей аллергия.

    — Сколько в среднем добровольцев было отправлено в 2014 году, сколько в 2015 и 2016? Какая примерно статистика?

    — Точную статистику никто не вел. Но примерно я могу сказать. В первые месяцы войны (май, июнь, июль) 2014 года в день обращалось порядка 200-300 человек. Было так много обращений, что мы часто даже не спали. Но отбиралось всего процентов 10. За время войны 2014 года нами было отправлено около 3-4 тысяч.

    За 2015 где-то столько же было переброшено на Донбасс. Потому что 2014 год был не полный.

    А в 2016 поток стал намного меньше. Активность боевых действий в ДНР и ЛНР снизилась. И мы, к примеру, мужчин, у которых есть маленькие дети убеждали оставаться. Потому что там нет никаких социальных льгот. Но люди уговаривали их отправить. Один даже 50 тысяч мне предлагал. Каким-то мажором был и в армии не служил, но очень хотел попасть.

    В общем я сейчас ехать не рекомендую. Но все равно отказываются единицы.

    — Какое примерно количество ехало осенью 2014, какое во время активных боевых действий в донецком аэропорту? Сколько в период Дебальцевского котла?

    — Ну точно сказать не могу. Но как раз в это время был самый пик. Я просто сам в это время ездил на зачистку нового терминала в донецком аэропорту в 2015 году и много встречал своих ребят, которых раньше отправлял. И в Дебальцево своих ребят видел.

    Поздней весной я еще отправлял людей в 9 полк в Широкино. Там тогда очень активные бои шли.

    Мой отец не удержался и сорвался туда. Ему 64 года, он инвалид 2 группы. 3 месяца меня уговаривал, чтобы я его отправил, а потом сам купил билет и пригрозил, что поедет. Пришлось его отправлять в Широкино. Он был там старшиной разведвзвода.

    — Вернулся?

    — Слава Богу, да. Живой, здоровый.

    — Во время Великой отечественной даже школьники рвались на фронт. К вам подростки обращались?

    — Звонил парень 14 лет. Но я им всем им рекомендовал просто послужить срочную службу.

    У нас отправляют, как минимум, в 20 лет. И если младше 23, то нужно согласие близких родственников. Потому что сложно сообщать родителям о смерти их детей. И я всегда выставляю требование — перед отправкой доброволец должен поговорить с родителями.

    — Да. Но редко, когда такой разговор приводит к чему-то хорошему. Мало какие родители отпустят своего сына на войну.

    — На самом деле один раз был случай, когда ко мне обратилась мама и попросила отправить своего сына. Был случай, когда отец с сыном позвонил. Отец был специалистом военным, а сын после армии. Вот таких я отправлял.

    — Пожилые тоже обращаются?

    — Самый пожилой доброволец — порядка возраста моего отца — где-то 60-65 лет.

    — А какой возраст допустим сейчас, чтобы служить в ВСН?

    — Сейчас принимают до 55 лет. Раньше критерии были пониже. Брали только до 37 лет вроде бы. Но сейчас уже тема Донбасса ушла на второй план и остались только те, у кого дома на оккупированной территории. А остальные местные. Поэтому подняли до 55 лет.

    — В каком возрасте больше всего уезжает на войну добровольцев?

    — Ближе к 40, наверное. Молодых тоже много было. Но у нас была обязательная служба в армии и когда мы многих заворачивали, они очень жалели, что не служили в армии. Но упорные все равно пробивались и потом при встрече говорили: «А помните, как вы мне отказали, а я воевал там и там».

    — Девушки обращались?

    — Звонили и часто. Хотели очень помогать бойцам, хотя бы кашу варить. Но естественно, что мы женщин не брали.

    В принципе, женщин было легко заворачивать. Потому что они не служили в армии и у них не было боевого опыта. Но один раз позвонила майор в отставке с чеченским опытом. Тогда тяжело ей было выкрутится.

    Женщин все же не хотели брать из-за дисциплины. Даже не потому что они сами не дисциплинированы, а потому что в подразделениях начинаются любовные треугольники, даже стреляются иногда из-за женщин. Зато там местных девушек много.

    А тем, кто из России звонили, мы предлагали в интернете помогать или писать письма со словами поддержки ополченцам в окопы. От этого больше пользы было.

    — Ехали ли те, у кого цель была заниматься там гуманитарной миссией?Варить еду ополченцам, обеспечивать быт, оказывать медицинскую помощь. Были ли те, кто ехал туда с определенной гражданской специальностью, чтобы просто работать на благо республики? Большая ли в таких людях потребность?

    — Были. Но мы их не брали, потому что у нас были возможности экипировать бойцов,оплачивать дорогу, питание, которые ездили в боевые подразделения. А вкладывать деньги в невоенного человека было не очень рационально.

    Помню, как обращался один краснодеревщик. Пообещал, когда закончится война, поехать восстанавливать города.

    А один раз звонили с хорошей военной специальностью: летчики пенсионеры. Прислали налет часов, в общем профессионалы. Очень хотели попасть, но авиации у нас не было. И один из них написал открытое письмо Януковичу, чтобы он купил у Путина несколько «сушек». И он брал на себя пилотов и весь спецперсонал, который будет обслуживать самолеты. Но Янукович не отозвался…

    — А случается, что человек переоценил свои возможности? Попал в зонубоевых действий и понял, что это не его, что страшно за свою жизнь. Много вообще «возвращенцев»?

    — Были. Сложно сказать сколько, но процент большой. Не только из-за страха. Были те, кто просто приехали, пофоткались и обратно уехали. А некоторые уезжали оттуда с чеченским опытом. Говорили, что на Донбассе война страшнее, чем в Чечне была: «Там мы были федералами, а тут мы «сепаратисты» и нас накрывают смерчами иградами».

    — Были ли добровольцы других национальностей? Каких именно?

    — Там полный интернационал. Много из ближайших республик. Из Казахстана, из Белоруссии, из западных областей Украины были. С Армении, Азербайджана. Причем в одном подразделении был армянин и азербайджанец, которые во время войны в Нагорном Карабахе воевали друг против друга.

    Обращались итальянцы, один даже хотел дезертировать из своей части и поехать в ополчение на Донбасс. Также были французы, бразильцы, испанцы, выходцы с Южной Америки, США. Были сГермании, но в основном русского происхождения.

    — Были ли засланные казачки? Которые хотели разведать что-то либо у вас, либо уже на самом Донбассе? И как их вычисляли?

    — Были. Всех абсолютно не вычислить. Но можно было по разговору понять, когда человек теряется и начинает фантазировать.

    Многих вычисляли уже на базе. Но помимо укропов, выявили даже американскогошпиона, который потом при задержании спецслужбами сдал всю цепочку. Это означает, что работала целая группа спецслужб США.

    — А сейчас база для добровольцев как работает?

    — База добровольцев на сегодня работает больше для того, чтобы принимать людей оттуда. Тех, кто возвращается, или едет в отпуск, или тех, кто получил ранение. Тоесть, как место временного пребывания, где боец, может переночевать, помыться сам и постирать вещи.»

    www.rusgambit.ru

    Белорусские добровольцы на Донбассе воюют не за Украину, а за Беларусь

    — Часто приходится слышать, что волонтерское движение ведет свое начало от событий на Майдане в 2014 году и именно активисты Майдана составили после костяк волонтерских батальонов. Это действительно так?

    — Частично. Самый первый добробат — 1-й резервный батальон Нацгвардии (после батальон имени Кульчицкого) был сформирован из активистов Самообороны Майдана. В других батальонах тоже было много как активных, так и пассивных сторонников Майдана. Но много было и жителей восточных областей Украины — они могли не поддерживать сам Майдан, но они были против войны, они были готовы защищать страну от агрессии. Эти люди весной 2014 штурмовали военкоматы, но военкоматы не знали, что с этими добровольцами делать. Ведь мобилизация была объявлена ​​не сразу, призыва не было. Так стали появляться добровольческие батальоны. Батальон «Донбасс», например, начал формироваться в самом Донецке — работал колл-центр, девочки-активистки созванивались, люди ехали в Днепропетровск, собирались там возле обладминистрации.

    Василиса Трофимович

    При этом нельзя сказать, что добробаты существовали сами по себе. Все они оказались в подчинении МВД, Национальной гвардии или это были батальоны территориальной обороны, которые потом входили в состав Вооруженных сил Украины (ВСУ). То есть, все батальоны (пусть некоторые и не с самого начала) так или иначе были официально оформлены.

    — То есть добробаты — это абсолютно легальные формирования?

    — Разумеется. Суть добробатов заключается в том, что люди добровольно пошли воевать, их подготовка длилась полтора-два месяца, а не в том, что они никому не подчинялись и существовали неофициально. Неофициально действовал только Добровольческий украинский корпус «Правый сектор» — но по количеству батальоны ДУК чуть превосходили роту. И оружие в ДУК — только стрелковое, максимум ДШК (крупнокалиберный пулемет). Их нельзя сравнить с «Донбассом», «Азовом» или «Айдаром», которые действовали при поддержке ВСУ и были хорошо вооружены.

    — Оружие, амуниция, обеспечение добробатов — все это с самого начала было государственным?

    — Оружие — да. Амуниция — частично. С амуницией были большие проблемы. Поймите, государство не готовилось воевать. Деньги куда-то уходили, списывались… причем как в армии, так и в других силовых структурах. Форма, каски, бронежилеты, приборы ночного видения и многое другое — деньги на все это давали неравнодушные люди, украинские диаспоры за рубежом, бизнес… Здесь была огромная роль волонтеров, активистов, гражданского общества в целом.

    — Правда ли, что в добробаты шли и бывшие беркутовцы?

    — Конечно. Были у нас, например, батальоны «Харьков-1» и «Слобожанщина» — их возглавляли харьковчане, родные братья Андрей и Сергей Янголенко. Это бывшие офицеры «Беркута». Их батальоны очень хорошо себя проявили в АТО.

    — Большой резонанс имела ситуация с батальоном «Шахтерск», который был расформирован за мародерство, а созданный на его основе батальон «Торнадо» отличился еще более серьезными преступлениями — пытками и убийствами. Почему такое стало возможно?

    — Там существовала проблема с отбором личного состава. В батальон попали люди, которых отсеяли отовсюду, откуда можно было отсеять. Очень много было судимых. Руководство батальона смотрело на отбор сквозь пальцы, хотя вообще для структур, подчиненных МВД, обязательна спецпроверка — у человека не должно быть судимостей, у него должно быть образование и нормальная биография. В «Шахтерске» («Торнадо») этого не было и в результате подразделение превратилось в такую ​​«дикую дивизию». «Шахтерск» — это точно такое темное пятно. Но никто и не делает из них героев.

    — А насколько оперативно сработала украинская власть, наблюдая за ситуацией с «Шахтерском» («Торнадо»)?

    — Можно было и более оперативно отреагировать. Но у нас общество такое. Как только начинаешь прессовать военных преступников, сразу начинается крик: как же так, преследуют добровольцев, патриотов!.. Люди часто не вдаются в подробности и начинаются спекуляции. Это обстоятельство во многом повлияло на оперативность решений властей.

    — Полное название книги, соавтором которой вы являетесь — «Добробаты. История подвига батальонов, которые спасли страну». Добробаты на самом деле спасли Украину?

    — На тот момент — да, добровольцы спасли страну. На тот момент армия была дезорганизована, ее надо было собрать. Да и чисто организационно все было сложно. Это сейчас АТО управляет Объединенный оперативный штаб. А весной 2014 АТО занимался фактически только МВД. И армию даже формально сложно было задействовать, когда командование было в МВД. Поэтому армия не совсем понимала, как себя вести.

    Плюс надо понимать, что ситуация вообще была уникальная в 2014 году. Президент Янукович сбежал, руководители министерств и ведомств оказались де-факто на нелегальном положении. И руководители армии не могли предвидеть, куда повернется ситуация. Не было ни приказа активно действовать, ни приказа бездействовать. И поэтому в марте-апреле самыми активными участниками боевых действий стали волонтерские батальоны. По сути, добробаты показали пример, что не надо бояться, надо действовать активно. За ними подтянулась армия, был освобожден Славянск. При этом понятно, что сами по себе добробаты, без поддержки армии, воевать не могут — хотя бы просто потому, что тяжелое вооружение есть только у ВСУ. Но в 2014-м они были движущей силой — в этом смысле роль добробатов сложно переоценить.

    Проблема добробатов была в том, что добровольцы думали, что могут воевать лучше, чем регулярная армия, у них нередко отсутствовало понятие элементарной дисциплины. Все были уверены, что уже все умеют. Часто это приводило к печальным последствиям.

    — Сколько людей было в добробатах весной-летом 2014 года?

    — Волонтерские батальоны были в каждой области, существовало несколько десятков добробатов. А батальон — это где-то 460 человек, иногда больше. То есть речь идет суммарно о десятках тысяч человек, которые в то или иное время прошли через волонтерские батальоны.

    А сейчас, по сути, вся армия в АТО — волонтерская, ведь она же контрактная. Там служат только контрактники, а контракт подписывается только добровольно. Те, кто проходит срочную службу во ВСУ — служат в других регионах.

    — Много ли иностранных граждан служили и служат в волонтерских батальонах?

    — Очень много. Были белорусы, россияне, поляки, грузины, чеченцы, французы, шведы… Не все говорили по-украински или по-русски — они просто воевали против России.

    — Такая мотивация актуальна была для всех?

    — Ну для грузинов, поляков, чеченцев — да. Причем чеченцы обычно с опытом военных действий приходили, отличные специалисты. Они уже к тому времени долго жили в эмиграции, многие потеряли всех родственников во время чеченской войны.

    У белорусов мотивация немного иная. Они воюют скорее за Беларусь. Они понимают, что рано или поздно власть Лукашенко рухнет и тогда Беларусь станет следующей целью российской интервенции. Поэтому Россию надо останавливать сейчас. При этом белорусские добровольцы обычно совсем не настроены делать революцию в Беларуси, политикой на родине они не занимались.

    — По вашим оценкам, сколько добровольцев из Беларуси прошли через АТО с 2014 по 2018 год?

    — Конкретно граждан Республики Беларусь — думаю, около 400-500 наберется. Это именно люди с гражданством. А этнических белорусов — тех, кто получил гражданство Украины в 90-х или даже позже — их гораздо больше. Взять хотя бы меня — у меня несколько поколений предков жили в Гродно, отец переехал в Украину в 80-х, у меня до сих пор много родственников в Беларуси.

    — Белорусы — самая большая по количеству национальная группа в добробатах?

    — По крайней мере, одна из самых больших. Белорусы, грузины, чеченцы, русские.

    — Сложно ли гражданину другого государства — в частности, гражданину Республики Беларусь — подписать контракт с ВСУ?

    — Каких-то ограничений нет, требования те же, что к украинцам. Обычный комплект документов. То же самое в Нацгвардии. С МВД сложнее — нужно быть гражданином Украины. Но на самом деле… при желании и в МВД можно попасть иностранцу — например, если перевестись из Нацгвардии.

    — Некоторые белорусские добровольцы жалуются на то, что у них возникают проблемы с легализацией в Украине, получением гражданства, вида на жительство и т.д.

    — Эта проблема во многом преувеличена. Получить гражданство действительно сложно. Это правда. А вид на жительство можно получить спокойно. С удостоверением участника боевых действий вообще никаких проблем нет. То есть и без украинского гражданства доброволец может жить в Украине на легальном основании и даже пользоваться определенными льготами.

    — Российская пропаганда создала миф о том, что добровольцы — это исключительно «правые радикалы» и «фашисты». А какая политическая идеология действительно преобладает среди добровольцев?

    — Ну для начала нужно отметить, что, наверное, 80% добровольцев — русскоязычные. Они, конечно, националисты — но это не нацизм, это именно здоровый национализм. Это понимание, что твое государство может быть и не самое лучшее, но оно для тебя самое дорогое. Конечно, существует некоторый процент радикалов, они активно используют весь этот антураж с татуировками и символикой — но это не подавляющее явление.

    — Насколько серьезным фактором украинской политики стало добровольческое движение? Известно, что некоторые комбаты стали потом депутатами Верховной Рады…

    — Да никакой это не фактор. Комбаты, о которых вы говорите, тоже разные. Многие заняли государственную позицию, активно занимаются законотворческой деятельностью, реально что-то делают. А существует маргинес — вроде Семенченко или Билецкого. Билецкий — это вообще сейчас большой бизнес.

    Медовый месяц добробатов прошел. Сейчас вокруг добровольцев много спекуляций в обществе. Если кто-то совершил преступление, кого-то убил, то обязательно нужно сказать, что он «настоящий патриот», «настоящий доброволец». Через слово «доброволец» зачастую хотят легализовать преступления. То есть родственникам Виктора Януковича нельзя совершать преступления, а если он «патриот» и «доброволец», то ему можно. Многие действительно думают, что если он месяц пробыл на фронте, то ему потом все должны — ему должны дать и высокий пост, и хорошую зарплату…

    — А в Украине действуют программы реабилитации участников боевых действий?

    — Конечно, действуют. Но действуют только в том случае, если сам человек хочет этого. Никто не может заставить бойца пройти курс реабилитации. Разумеется, война для человека бесследно не проходит. Я сама, когда вернулась из АТО, долгое время была в неадеквате, не могла прийти в себя. Помогло написание книги.

    Но я там была 1,5 года — а некоторым крышу сносит через 1,5 месяца, они не находят в себе сил вернуться к нормальной жизни и спиваются. В конечном итоге все зависит от человека.

    ***

    В Тактической группе «Беларусь» проблему легализации белорусских добровольцев, которую затронула в разговоре с belsat.eu Василиса Трофимович, считают чрезвычайно важной и очень недовольны сегодняшним состоянием дел:

    «Белорусы имеют проблемы с легализацией, с получением гражданства. С нами общались люди, которые хотели переехать в Украину, но большинство отказались от этой идеи, так как ситуация с легализацией тупиковая. Из наших ребят никто не получил гражданство, все обращения остались без ответа. Мы находимся здесь на временных справках, которые в любое время могут быть аннулированы. Дополнительная проблема — это сотрудничество властей Украины с режимом Лукашенко.

     

    В любой момент белоруса могут выдать в Беларусь. Если к тем, кто воюет на стороне московских оккупантов, власти Беларуси относятся добродушно, то в отношении к нам будет использован весь набор репрессивных методов. Это видно по преследованию наших родственников».

    belaruspartisan.by