Поляков Дмитрий: биография двойного агента. Дмитрий федорович поляков


Герой, ставший предателем :: История и политология :: AVA.MD

Дмитрий Фёдорович Поляков родился в 1921 году на Украине. После окончания средней школы в 1939 году поступил в артиллерийское училище. Участник Великой Отечественной войны, воевал на Карельском и Западном фронтах. За мужество и героизм награждён орденами Отечественной войны и Красной Звезды.

В послевоенные годы закончил Академию имени Фрунзе, курсы Генштаба и был направлен в Главное разведывательное управление. C мая 1951 по июль 1956 года в звании подполковника работал в США под прикрытием должности офицера для поручений при представительстве СССР в Военно-штабном комитете ООН. В те годы у Полякова родился сын, который через три месяца заболел трудноизлечимой болезнью. Для спасения ребёнка была нужна сложная операция стоимостью 400 долларов.

Денег у Полякова не хватало, и он обратился за материальной помощью к резиденту ГРУ генерал-майору И. А. Склярову. Тот сделал запрос в Центр, но руководство ГРУ отказало в этой просьбе. Американцы, в свою очередь, предложили Полякову прооперировать сына в нью-йоркской клинике «в обмен на некоторые услуги» США. Поляков отказался, и сын вскоре умер.

В 1959 году вернулся в Нью-Йорк в звании полковника под прикрытием должности начальника секретариата представительства СССР при Военно-штабном комитете ООН (реальная должность — заместитель резидента ГРУ по нелегальной работе в США).

8 ноября 1961 года по собственной инициативе предложил сотрудничество ФБР, назвав на первой встрече шесть фамилий шифровальщиков, работавших в советских загранпредствительствах в США. Позднее объяснял свой поступок идеологическим несогласием с политическим режимом в СССР. На одном из допросов заявил, что хотел «помочь западной демократии избежать натиска хрущёвской военной и внешнеполитической доктрины».

ФБР присвоило Д. Ф. Полякову оперативный псевдоним «Топхэт» («Цилиндр»). На второй встрече с фэбээровцами 26 ноября 1961 г. назвал 47 фамилий советских разведчиков ГРУ и КГБ, работавших в то время в США. На встрече 19 декабря 1961 г. сообщил данные о нелегалах ГРУ и офицерах, поддерживавших с ними связь. На встрече 24 января 1962 г. выдал американских агентов ГРУ, остальных советских нелегалов, о которых он умолчал на предыдущей встрече, работавших с ними офицеров нью-йоркской резидентуры ГРУ, дал наводки на некоторых офицеров на предмет их возможной вербовки.

На встрече 29 марта 1962 г. опознал на фотографиях советских дипломатов и сотрудников советских представительств в США, показанных агентами ФБР, известных ему разведчиков ГРУ и КГБ. На последней встрече 7 июня 1962 г. выдал нелегала Мэйси (капитан ГРУ Мария Дмитриевна Доброва) и передал ФБР переснятый секретный документ «ГРУ. Введение к организации и проведению секретной работы», позднее включённый в учебное пособие ФБР по подготовке контрразведчиков в качестве отдельного раздела. Дал согласие на сотрудничество в Москве уже с ЦРУ США, где ему присвоили оперативный псевдоним «Бурбон». 9 июня 1962 г. полковник Д. Ф. Поляков отплыл от берегов США на пароходе «Куин Элизабет».

Вскоре по возвращении в Москву Поляков был назначен на должность старшего офицера 3-го управления ГРУ. Ему поручили с позиций Центра курировать деятельность разведаппаратов ГРУ в Нью-Йорке и Вашингтоне. Планировался в третью командировку в США на должность старшего помощника военного атташе при посольстве СССР в Вашингтоне. Провёл в Москве несколько тайниковых операций, передавая ЦРУ секретную информацию (в частности, переснял и передал телефонные справочники Генерального штаба Вооружённых Сил СССР и ГРУ).

После упоминания фамилии Полякова в газете «Лос-Анджелес таймс» в отчёте о судебном процессе над выданными им нелегалами Саниными руководством ГРУ было признано невозможным дальнейшее использование Полякова по американской линии. Поляков был переведён в управление ГРУ, которое занималось разведкой в странах Азии, Африки и Ближнего Востока. В 1965 году был назначен на должность военного атташе при посольстве СССР (резидента ГРУ) в Бирме. В августе 1969 года вернулся в Москву, где в декабре был назначен исполняющим обязанности начальника направления, которое занималось организацией разведработы в КНР и подготовкой нелегалов для заброски в эту страну. Затем стал начальником этого направления.

В 1973 году был направлен в качестве резидента в Индию, в 1974 году получил звание генерал-майора. В октябре 1976 года вернулся в Москву, где был назначен на должность начальника третьего разведывательного факультета ВДА, оставшись в утверждённом списке резерва назначения на должности военного атташе и резидента ГРУ. В середине декабря 1979 года вновь выехал в Индию на прежнюю должность военного атташе при посольстве СССР (старшего оперативного начальника разведаппаратов ГРУ Генштаба в Бомбее и Дели, отвечающего за стратегическую военную разведку в Юго-Восточном регионе).

В 1980 году по состоянию здоровья вышел в отставку. После ухода на пенсию генерал Поляков стал работать вольнонаёмным в управлении кадров ГРУ, получив доступ к личным делам всех сотрудников.

Был арестован 7 июля 1986 года. 27 ноября 1987 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 15 марта 1988 года. Официальная информация о приговоре и его исполнении появилась в советской печати лишь в 1990 году. А в мае 1988 года президент США Рональд Рейган во время переговоров с М. С. Горбачёвым озвучил предложение американской стороны помиловать Д. Полякова, либо обменять его на кого-либо из арестованных в США советских разведчиков, но просьба запоздала.

По основной версии, причиной разоблачения Полякова стала информация тогдашних сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса или сотрудника ФБР Роберта Ханссена, сотрудничавших с КГБ СССР.

По имеющейся в открытых источниках информации за время сотрудничества передал ЦРУ информацию о девятнадцати советских разведчиках-нелегалах, действовавших в западных странах, о ста пятидесяти иностранцах, сотрудничавших с разведслужбами СССР и о примерно 1500 действующих сотрудников разведслужб СССР. В сумме — 25 ящиков секретных документов в период с 1961 по 1986 год.

Выдавал Поляков и секреты стратегические. Из-за его информации в США узнали о противоречиях между КПСС и КПК. Выдал также секреты ПТУРСов, что помогло армии США во время операции «Буря в пустыне» успешно противодействовать противотанковым управляемым реактивным снарядам, находившимся на вооружении иракцев.

Отставного генерала арестовывали бойцы «Альфы», одного из лучших силовых подразделений в мире. Задержание происходило по всем правилам спецслужб. На шпиона мало было надеть наручники, его необходимо было полностью обездвижить. Сотрудник ФСБ, писатель и историк спецслужб Олег Хлобустов объясняет, почему.

«Жесткое задержание, поскольку знали, что может быть он снабжен, скажем, ядом для самоликвидации в момент задержания, если он предпочтет такую позицию избрать. Он был тут же переодет, заранее были уже приготовлены вещи, чтобы изъять, все, что у него было: костюм, рубашка, и так далее», - говорит Олег Хлобустов.

Но не много ли шума для задержания 65-летнего старика? В КГБ так не считали. Предателя подобного масштаба в СССР еще не было. Материальный ущерб, нанесенный Поляковым за годы шпионской деятельности, исчисляется миллиардами долларов. Никто из предателей не достигал таких высот в ГРУ, и никто не работал так долго. В течение полувека ветеран Великой Отечественной вел тайную войну против своих, и в этой войне не обошлось без человеческих потерь.

Поляков понимал, что за такие преступления ему грозит расстрел. Однако, будучи арестованным, он не паниковал и активно сотрудничал со следствием. Вероятно, предатель рассчитывал, что ему сохранят жизнь для ведения двойной игры с ЦРУ. Но разведчики решили иначе.

«У нас не было никаких гарантий, что когда начнется большая игра, где-то между строк, Поляков не поставит лишнюю тирешку. Это будет сигнал американцам: «Ребята я пойман, я гоню вам «дезу», не верьте ей», - рассказывает полковник Виктор Баранец.

Суд приговорил Дмитрия Полякова к высшей мере наказания, лишил его погон и орденов. Дело закрыто навсегда, но остается главный вопрос: ради чего Поляков втоптал свое имя в грязь и перечеркнул всю свою жизнь?

Ясно одно: к деньгам он был довольно равнодушен. Предатель получил от ЦРУ около 90 тысяч долларов. Если разделить их на 25 лет – получается не так много.

«Главный и актуальный вопрос – что его на это толкнуло, что подвигло? Почему произошла такая метаморфоза, у человека, который, в общем-то, начинал судьбу как герой, и можно сказать был обласкан судьбою», - рассуждает Олег Хлобустов.

Поляков называл американцам фамилии советских разведчиков, пытаясь убедить их в своей искренности, он сказал: «Более шести лет я не продвигаюсь по службе». Так, может быть, вот он - мотив для мести?

«Все-таки была жуткая гниль, была у него зависть к другим людям, было, как мне кажется, непонимание того, почему он только генерал, а вот другие уже там, или почему он только полковник, а другие уже здесь, и была зависть эта», - считает Николай Долгополов.

Поляков возвратился в Москву со шпионским снаряжением и целым чемоданом дорогих подарков. Заходя в кабинеты начальников, он щедро раздавал золотые часы, фотоаппараты, ювелирные украшения. Поняв, что он вне подозрений, снова вышел на связь с ЦРУ. Проезжая мимо посольства США, он посылал закодированную информацию с помощью крошечного передатчика.

Кроме того, Поляков устраивал тайники, в которых оставлял микропленки с переснятыми на них, секретными документами. Парк культуры имени Горького – один из тайников, под названием «Арт». Присев якобы отдохнуть, шпион незаметным движением прятал за скамейкой контейнер, замаскированный под кирпич. Условным сигналом того, что контейнер забрали, должна была быть полоска губной помады на доске объявлений возле ресторана «Арбат».

Военный журналист Николай Поросков пишет о разведке. Он встречался со многими людьми, лично знавшими предателя, и случайно обнаружил малоизвестный факт его биографии, и рассказывает об этом впервые.

«Скорее всего, есть такие неподтвержденные сведения, что его предки были зажиточными, дед там, может быть отец. Революция все нарушила, у него была генетическая неприязнь к существующему строю. Я думаю, что он работал на идейной основе», - считает Поросков.

Но даже если и так, это вряд ли объясняет предательство. Александр Бондаренко – писатель и историк спецслужб, лауреат премии службы внешней разведки. Он в деталях изучил различные мотивы предательства и с уверенностью заявляет – идеология тут не причем.

«Извините, он боролся против конкретных лиц. Достаточно, все-таки подготовленный, образованный человек, который понимает, что системе, по большому счету, не холодно, не жарко. Он сдавал конкретных людей», - утверждает Бондаренко.

Продолжая шпионить для ЦРУ, Поляков пытался добиться, чтобы его снова отправили за границу. Там работать будет легче. Однако, кто-то сводил на нет все его усилия, и этот кто-то, судя по всему, был генерал Ивашутин, который руководил в те годы военной разведкой.

«Петр Иванович рассказывал, что Поляков ему сразу не понравился, говорит: «Сидит, смотрит в пол, в глаза не смотрит». Интуитивно он чувствовал, что человек этот не очень хороший, и он перевел его из сферы агентурной стратегической разведки, перевел его сначала в подбор гражданского персонала. То есть там, где тайн государственных не очень было много, и поэтому Поляков был отсечен от них», - рассказывает Николай Поросков.

Поляков, видимо, обо всем догадывается, и поэтому закупал для Ивашутина самые дорогие и внушительные подарки.

«Петру Ивановичу Ивашутину однажды Поляков привез из Индии двух вырезанных из редкого дерева колониальных английских солдат. Красивые фигуры», - говорит Поросков.

Увы, попытка подкупа не удалась. Генерала не оказалось на месте. Но Поляков моментально сообразил, как повернуть ситуацию в свою пользу. Он добился, чтобы его снова отправили за границу. Выбил это решение, минуя Ивашутина.

«Когда Петр Иванович где-то был в длительной командировке, или в отпуске, был приказ перевести его, опять же, обратно. Кто-то взял на себя ответственность, ну и в итоге Поляков, уже после США был длительный перерыв, потом его послали резидентом в Индию», - объясняет Николай Поросков.

В 1973 году, Поляков в качестве резидента едет в Индию. Там он вновь разворачивает активную шпионскую деятельность, убеждая коллег, что берет в разработку американского дипломата Джеймса Флинта, он на самом деле передает через него информацию в ЦРУ. При этом его не только никто не подозревает, он еще и получает повышение по службе.

«А как же иначе? У него охранная грамота какая – 1419 дней на фронте. Ранения, боевые награды – медали, и Орден Красной Звезды. Плюс, к тому времени, он уже генералом стал: в 1974 году ему присвоили звание генерала», - говорит Игорь Атаманенко.

Чтобы Поляков получил звание генерала, ЦРУ пришлось потратиться. В уголовном деле фигурируют дорогие подарки, сделанные им начальнику кадровой службы Изотову.

«Это был начальник управления кадров «всея ГРУ» по фамилии Изотов. Поляков с ним общался, поскольку от него зависели продвижения и прочее. Но самый известный подарок, который обнаружился, - это серебряный сервис. По советским временам, это было Бог знает что. Ну, ружье он ему тоже подарил, потому что сам он увлекался охотой, и Изотов вроде бы увлекался», - рассказывает Николай Поросков.

Генеральский чин обеспечивал Полякову доступ к материалам, которые не были связаны с его прямыми обязанностями. Предатель получил информацию о троих американских офицерах, работавших на Советский Союз. И еще на одного ценного агента – Фрэнка Боссарда, сотрудника английских ВВС.

«Был некто Фрэнк Боссард - это англичанин. Это не американец, это англичанин, который имел отношение к реализации, испытаниям управляемых ракет. Он передал в свое время, опять же, не Полякову, он передал другому офицеру Главного разведуправления, снимки технологических процессов: как проводятся испытания – короче, совокупность секретной информации передал», - утверждает Игорь Атаманенко.

Поляков переснимал фотографии, высланные Боссардом, и переправлял их в ЦРУ. Агента тут же вычислили. Боссард получил 20 лет тюремного заключения. Но Поляков на этом не остановился. Он достал перечень военных технологий, которые добываются в ходе разведывательных усилий на Западе.

«В конце 70-80-х годов США был наложен запрет на продажу Советскому Союзу всяческих военных технологий, любых. И даже какие-то мелкие детали, попадавшие под эту технологию, они блокировались американцами и не продавались. Поляков рассказал о том, что существует пять тысяч направлений, которые помогают Советскому Союзу покупать вот эту секретную технологию у стран через подставных лиц, через третьи государства. Так и было, действительно, и американцы моментально перекрыли кислород», - говорит Николай Долгополов.

Есть в этой истории существенный вопрос: кто и когда впервые вышел на след «крота»? Как и с помощью чего Полякова удалось разоблачить? На этот счет существует множество версий. Известный историк спецслужб – Николай Долгополов – уверен, что первым заподозрил Полякова Леонид Шебаршин, он был заместителем резидента КГБ в Индии как раз тогда, когда там работал Дмитрий Федорович.

«Их встреча произошла в Индии, в 1974 году, и если бы тогда на замечания Шебаршина обратили внимание, может быть, арест произошел бы не в 86-м году, а гораздо раньше», - говорит Николай Долгополов.

Шебаршин обратил внимание на то, что в Индии Поляков делал значительно больше, чем требовала от него занимаемая им должность.

«Человек его профессии, собственно, и должен этим заниматься – встречаться с дипломатами, и прочее, – но уж очень много было источников у полковника Полякова. Очень много было встреч. Часто эти встречи продолжались очень долго, и внешняя разведка ПГУ на это обратила внимание», - объясняет Долгополов.

Но не только это настораживало Шебаршина. Он замечал, что Поляков недолюбливает своих коллег из внешней разведки, и при случае старается выдворить их из Индии. Создавалось впечатление, что они ему чем-то мешают, при этом на людях он был с ними весьма приветлив и громогласно их восхвалял.

«Еще один момент, который Шебаршину показался довольно странным (я не говорю подозрительным – странным) - это то, что всегда и везде и со всеми, Поляков, кроме своих подчиненных, пытался быть близким другом. Он буквально навязывал свои отношения, он стремился показать, что он добрый и хороший человек. Шебаршину было видно, что это игра», - говорит Николай Долгополов.

Наконец, Шебаршин решил откровенно поговорить о Полякове со своим руководством. Однако его подозрения как будто натыкались на ватную стену. С ним и не думали спорить, но и хода делу никто не давал.

«Да, находились люди в структурах ГРУ, они занимали небольшие должности там, майорские, подполковничьи, которые тоже не раз натыкались на определенные факты в работе Полякова, которые вызывали сомнения. Но опять-таки вот эта проклятая самоуверенность руководства тогдашнего Главного разведывательного управления, она зачастую, я подчеркну это слово – зачастую, заставляла тогдашнее руководство ГРУ отметать эти подозрения», - рассказывает Виктор Баранец.

Поляков действовал как профессионал высокого класса и почти не допускал ошибок. Мгновенно уничтожал все улики. На все вопросы у него были готовые ответы. И кто знает, возможно, он и вышел бы сухим из воды, если бы не ошибки, допущенные его хозяевами в ЦРУ. В конце 70-х годов в Америке вышла книга руководителя контрразведки Джеймса Энглтона.

«Он подозревал каждого человека, работавшего в своем отделе. Он не верил, что существуют такие люди, как Поляков, которые это делают из абсолютно каких-то своих убеждений», - говорит Николай Долгополов.

Джеймс Энглтон даже не считал нужным скрывать информацию о Полякове, потому что был уверен: агент «Бурбон» – так называли агента в ЦРУ – подстава советской разведки. Естественно, что литературный опус Энглтона до дыр зачитывали в ГРУ.

«Он подставил совершенно, я думаю, случайно, Полякова, сказав, что есть такой агент в советской миссии ООН или был такой агент, и еще один есть агент, то есть два агента сразу. Это конечно не могло не настораживать людей, которые такие вещи должны читать по долгу службы», - объясняет Долгополов.

Была ли книга Энглтона последней каплей, переполнившей чашу терпения, а вернее доверия? А, может быть, в ГРУ получили против Полякова еще несколько улик? Как бы там ни было, в 80-м году его благоденствие заканчивается. Предателя срочно вызывают из Дели в Москву, и здесь у него якобы находят болезнь сердца, из-за которой зарубежные поездки противопоказаны.

«Надо было как-то вытянуть Полякова из Дели. Создали комиссию. Это его не удивило, потому что все время тех, кто работает за границей проверяют довольно регулярно. И его тоже проверили и выяснили, что у него неважно со здоровьем. Поляков сразу заподозрил неладное, и чтобы вернуться обратно в Индию, он прошел другую комиссию, и это больше еще насторожило людей. Он так хотел вернуться. И фактически, вот в этот вот момент, было решено с ним расстаться», - рассказывает Николай Долгополов.

Полякова неожиданно переводят в Институт Русской литературы имени Пушкина. Его задача – присматриваться к иностранцам, которые там учатся. На самом деле, шпиона просто решили держать подальше от государственных тайн.

«Он изношен, нервы напряжены до предела. Каждый чих, шепот за спиной уже превращается в бряцанье наручников. Уже кажется, что вот они наручники бряцают. Ну и тут, когда его послали в Институт Русского языка, ну тут уже ему все стало понятно», - говорит Игорь Атаманенко.

И, тем не менее, против Полякова не было ни одного убедительного доказательства. Он продолжал работать в ГРУ секретарем парткома. Здесь отставник без труда вычислял убывших в длительные командировки разведчиков-нелегалов. Они отсутствовали на партсобраниях и не выплачивали взносы. Информация о таких людях тут же отправлялась в ЦРУ. Поляков был уверен, что и на этот раз подозрения обошли его стороной. Но он ошибался. В дело вынуждена была вмешаться контрразведка Комитета госбезопасности СССР.

«В конце концов, вышло так, что документы попали на стол руководителя КГБ тогдашнего, и он дал делу ход. Было установлено наружное наблюдение, работали все контрразведки всех ведомств вместе. Работали техники. И «наружка» некоторые вещи обнаружила. Я думаю, что, как мне кажется, были обнаружены и некоторые тайники в загородном доме Полякова, иначе бы его так уверено не брали бы», - утверждает Николай Долгополов.

В июне 86-го года Поляков заметил в своей кухне скол плитки. Он понял, что дома был обыск. Через некоторое время в его квартире раздался телефонный звонок. Поляков снял трубку. Ректор Военно-дипломатической академии лично пригласил его выступить перед выпускниками – будущими разведчиками. Предатель с облегчением вздохнул. Да, в его квартире искали тайники, но ведь ничего не нашли, а иначе его не пригласили бы в академию.

«Поляков тут же стал перезванивать и узнавать, а кому еще поступило приглашение. Потому что, а мало ли, может быть, его под этим предлогом собираются повязать. Когда он позвонил нескольким своим коллегам, среди которых были так же и участники Великой Отечественной войны, и установил, что да, они все приглашены на торжество в Военно-дипломатической академии, он успокоился», - рассказывает Игорь Атаманенко.

Но в здании Военно-дипломатической академии на пропускном пункте его дожидалась группа захвата. Поляков понял, что это конец.

«И вот тут же его доставили в "Лефортово", и вот тут же посадили перед следователем. Это вот то, что называется в «Альфе» шоковой терапией. И вот когда человек в таком шоке, он начинает говорить правду», - говорит Атаманенко.

Так что же толкнуло Полякова на чудовищное, по своим масштабам, предательство? Ни одна из версий так и не прозвучала достаточно убедительно. Генерал не стремился к обогащению. Хрущев ему был, по большому счету, безразличен. А в смерти сына он вряд ли винил своих коллег.

«Вы знаете, долгое время занимаясь анализом истоков предательства, первопричин предательства, вот этих стартовых психологических площадок, которые заставляют человека идти на предательство родины, я пришел к выводу, что есть у предательства одна сторона, которая до сих пор не изучена ни журналистами, ни самими разведчиками, ни психологами, ни медиками и так далее», - утверждает Виктор Баранец.

Виктор Баранец тщательно изучил материалы следствия по делу Полякова. Кроме того, на основе личных наблюдений ему удалось сделать интересное открытие.

«Именно желание предавать, иметь два лица, и наслаждаться даже этим. Сегодня ты на службе, вот такой бравый офицер, патриот. Ты ходишь среди людей, а они не подозревают о том, что ты предатель. И человек испытывает наивысшую концентрацию адреналина в сознании, вообще в организме. Предательство – это целый комплекс причин, одна из которых служит как бы маленьким душевным реактором, который заводит вот этот гнусный комплекс человеческих деяний, который заставляет человека предавать», - считает Баранец.

Пожалуй, эта версия объясняет все: и жажду риска, и ненависть к коллегам, и раздутое самомнение. За годы своей шпионской деятельности генералу не раз предлагали бежать в Америку, однако на приглашение дяди Сэма Поляков неизменно отвечал отказом. Почему? Это еще одна нераскрытая тайна.

По материалам «Москва, Доверие. Авторские материалы»

ava.md

Поляков Дмитрий: биография двойного агента

Поляков Дмитрий Федорович - легендарный разведчик ГРУ Советского Союза. Он прошел путь от артиллериста до опытного штабиста. В возрасте 65 лет, будучи на пенсии, был арестован и приговорен к расстрелу за двадцатипятилетнее сотрудничество с американским правительством.

Начало карьеры

О детстве этого человека известно немного. Он уроженец Украины. Отец его был бухгалтером. После окончания школы Поляков Дмитрий поступил в Первое артиллерийское училище. В 1941 году отправился на фронт. Служил командиром взвода на Западном и Карельском фронтах, за два года войны стал командиром батареи. В 1943 году получил звание офицера артиллерийской разведки. За успешные военные операции и отличную службу был награжден большим количеством медалей и орденов. В 1945-м решил поступить на разведфакультет Академии имени Фрунзе. Затем окончил Курсы Генштаба и был зачислен в штат ГРУ.Поляков Дмитрий Федорович

Работа в США

Практически сразу после окончания обучения и составления необходимой легенды Поляков Дмитрий был отправлен в Нью-Йорк в качестве сотрудника советской миссии ООН. Истинным его занятием было прикрытие и размещение нелегалов (агентов) ГРУ в США. Первая миссия резидента оказалась успешной, и уже в 1959 году он вновь отправляется в США в качестве сотрудника военного штаба ООН. Во второй миссии военная разведка возложила на Полякова обязанности заместителя резидента. Свою работу советский агент выполнял отлично, четко следовал инструкции, добывал требующиеся данные, координировал своего разведчика.

В ноябре 1961 года Поляков Дмитрий продолжал работать в нью-йоркском агентстве ГРУ. В это время в Штатах свирепствовал грипп. Его младший сын подхватил вирус, болезнь дала осложнение на сердце. Для спасения ребенка требовалась дорогостоящая операция. Опытный штабист обратился с просьбой к руководству о материальной помощи, в деньгах ему было отказано, и ребенок умер.генерал поляков дмитрий федорович

Сотрудничество с ФБР и ЦРУ

После допросов свидетелей, американских коллег шпиона и его ближайшего окружения стало ясно, что к предательству Поляков пришел осознанно. После развенчания культа Сталина и начала «хрущевской» оттепели разведчик разочаровался в новом руководстве, считал, что сталинские идеалы, те, за которые он сражался на фронтах Великой Отечественной, окончательно утрачены. Московская верхушка погрязла в коррупции и политических играх. Поляков Дмитрий чувствовал, что он потерял веру в политические ориентиры своей страны и ее вождей. Смерть сына стала тем катализатором, который ускорил события. Озлобленный и разбитый советский агент связался с высокопоставленным американским офицером и предложил свои услуги.

Руководство ФБР восприняло предательство такого опытного разведчика из СССР подарком судьбы, и не прогадало. Поляков Дмитрий наладил связь с вербовщиком ФБР, устанавливающим контакты с предателями из ГРУ и КГБ. Советский агент получил псевдоним Топхэт.

В 1962 году начальник ЦРУ обратился к президенту Кеннеди с просьбой перевести ценнейшего своего "крота" в распоряжение его ведомства. Поляков начал работать на ЦРУ и получил позывной Бурбон. Центральное управление считало его своим "бриллиантом".

военная разведка

Практически за 25 лет сотрудничества с иностранными спецслужбами советскому предателю удалось переслать 25 ящиков документов и фотоотчетов в США. Такое количество насчитали американские "коллеги" шпиона после его разоблачения. Поляков Дмитрий нанес своей стране ущерб, исчисляемый в сотнях миллионов долларов. Он передал сведения относительно разработок секретного оружия в Союзе, благодаря ему Рейган стал более пристально контролировать продажу своих военных технологий, которые СССР перекупали и усовершенствовали. По его наводке было уничтожено 19 советских резидентов, 7 контрагентов и более 1500 человек рядовых штабистов ГРУ, работавших за рубежом.

За годы службы Поляков успел поработать в США, Бирме, Индии и Москве. С 1961 года он постоянно сотрудничал с ЦРУ и ФБР. Выйдя на пенсию, предатель не прекратил деятельность: он работал секретарем парткома, имел доступ к личным делам агентов-нелегалов в США и охотно "делился" этой информацией.

Разоблачение

В 1974 году советский офицер разведки получил повышение. С этого времени генерал Поляков Дмитрий Федорович имел полный доступ к секретным материалам, дипломатическим отношениям, разработкам и планам своего правительства.

Удивительно, но первые подозрения на Полякова упали еще в 1978 году, но его кристально чистая репутация, отличный послужной список и покровитель в лице генерала Изотова сыграли свою роль - расследования проводить не стали. Опытный Бурбон на длительный срок залег на дно, но, окончательно осев в Москве, вновь заявил западным коллегам о готовности сотрудничать. поляков дмитрий

В 1985 году Поляков Дмитрий был раскрыт американским "кротом" Олриджем Эймсом. Вся военная разведка Союза находилась в состоянии шока: такого высокопоставленного шпиона еще не разоблачали. В 1986 году талантливого резидента арестовали и приговорили к конфискации имущества, лишению званий и расстрелу. В 1988-м приговор был приведен в исполнение.

fb.ru

Поляков, Дмитрий Фёдорович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Поляков. В Википедии есть статьи о других людях с такими же именем и фамилией: Поляков, Дмитрий.

Дми́трий Фёдорович Поляко́в (1921—1988) — советский разведчик и военный педагог. Генерал-майор (по другим данным генерал-лейтенант[1]) ГРУ. На протяжении более 20 лет являлся тайным агентом американской разведки. Расстрелян 15 марта 1988 года.

Биография

Родился в 1921 году на Украине. После окончания средней школы в 1939 году поступил в артиллерийское училище. Участник Великой Отечественной войны с 22.06.1941 года, воевал на 3-м Украинском, Карельском и Западном фронтах. За мужество и героизм награждён орденами Отечественной войны 2-й степени[2] и Красной Звезды[3] за уничтожение 1 ПТО, 3 арт.батарей, 1 минометной батареи и 60 солдат противника. Войну закончил в звании майора и в должности старшего помощника начальника разведотделения штаба артиллерии 26-й армии. Член ВКП(б) с 1942 года.

В послевоенные годы закончил Академию имени Фрунзе, курсы Генштаба и был направлен в Главное разведывательное управление (ГРУ). C мая 1951 по июль 1956 года в звании подполковника работал в США под прикрытием должности офицера для поручений при представительстве СССР в Военно-штабном комитете ООН. В те годы у Полякова родился сын, который через три месяца заболел трудноизлечимой болезнью. Для спасения ребёнка была нужна сложная операция стоимостью 400 долларов. Денег у Полякова не хватало, и он обратился за материальной помощью к резиденту ГРУ генерал-майору И. А. Склярову. Тот сделал запрос в Центр, но руководство ГРУ отказало в этой просьбе. Сын вскоре умер.

В 1959 году вернулся в Нью-Йорк в звании полковника под прикрытием должности начальника секретариата представительства СССР при Военно-штабном комитете ООН (реальная должность — заместитель резидента ГРУ по нелегальной работе в США).

8 ноября 1961 года по собственной инициативе предложил сотрудничество ФБР, назвав на первой встрече шесть фамилий шифровальщиков, работавших в советских загранпредствительствах в США. Позднее объяснял свой поступок идеологическим несогласием с политическим режимом в СССР. На одном из допросов заявил, что хотел «помочь западной демократии избежать натиска хрущёвской военной и внешнеполитической доктрины»[4]. ФБР присвоило Д. Ф. Полякову оперативный псевдоним «Топхэт» (от англ. tophat — цилиндр). На второй встрече с фэбээровцами 26 ноября 1961 г. назвал 47 фамилий советских разведчиков ГРУ и КГБ, работавших в то время в США. На встрече 19 декабря 1961 г. сообщил данные о нелегалах ГРУ и офицерах, поддерживавших с ними связь. На встрече 24 января 1962 г. выдал американских агентов ГРУ, остальных советских нелегалов, о которых он умолчал на предыдущей встрече, работавших с ними офицеров нью-йоркской резидентуры ГРУ, дал наводки на некоторых офицеров на предмет их возможной вербовки. На встрече 29 марта 1962 г. опознал на фотографиях советских дипломатов и сотрудников советских представительств в США, показанных агентами ФБР, известных ему разведчиков ГРУ и КГБ. На последней встрече 7 июня 1962 г. выдал нелегалку Мэйси (капитан ГРУ М. Д. Доброва) и передал ФБР переснятый секретный документ ГРУ «Введение к организации и проведению секретной работы», позднее включённый в учебное пособие ФБР по подготовке контрразведчиков в качестве отдельного раздела. Дал согласие на сотрудничество в Москве уже с ЦРУ США, где ему присвоили оперативный псевдоним «Бурбон». 9 июня 1962 г. Поляков отплыл в Европу на борту «Куин Элизабет».

Вскоре по возвращении в Москву был назначен на должность старшего офицера третьего управления ГРУ. Ему поручили с позиций Центра курировать деятельность разведаппаратов ГРУ в Нью-Йорке и Вашингтоне. Планировался в третью командировку в США на должность старшего помощника военного атташе при посольстве СССР в Вашингтоне. Провёл в Москве несколько тайниковых операций, передавая ЦРУ секретную информацию (в частности, переснял и передал телефонные справочники Генерального штаба Вооружённых Сил СССР и ГРУ).

После упоминания фамилии Полякова в газете «Лос-Анджелес таймс» в отчёте о судебном процессе над выданными им нелегалами Саниными, руководством ГРУ было признано невозможным дальнейшее использование Полякова по американской линии. Поляков был переведён в управление ГРУ, которое занималось разведкой в странах Азии, Африки и Ближнего Востока. В 1965 году был назначен на должность военного атташе при посольстве СССР (резидента ГРУ) в Бирме. В августе 1969 года вернулся в Москву, где в декабре был назначен исполняющим обязанности начальника направления, которое занималось организацией разведработы в КНР и подготовкой нелегалов для заброски в эту страну. Затем стал начальником этого направления.

В 1973 году был направлен в качестве резидента в Индию, в 1974 году получил звание генерал-майора. В октябре 1976 вернулся в Москву, где был назначен на должность начальника третьего разведывательного факультета Военно-дипломатической академии, оставшись при этом в резерве назначения на должности военного атташе и резидента ГРУ. В середине декабря 1979 года вновь выехал в Индию на прежнюю должность военного атташе при посольстве СССР (старшего оперативного начальника разведаппаратов ГРУ Генштаба в Бомбее и Дели, отвечающего за стратегическую военную разведку в Юго-Восточном регионе). Служил в должности начальника факультета Военной академии Советской Армии[5].

В 1980 году по состоянию здоровья вышел в отставку. После ухода на пенсию генерал Поляков стал работать вольнонаёмным в управлении кадров ГРУ, получив доступ к личным делам всех сотрудников[6]. На неоднократные предложения переехать в США Поляков отвечал отказом: «Не ждите меня. Я никогда не приеду в США. Я делаю это не для вас. Я делаю это для своей страны. Я родился русским и умру русским».[7]

Был арестован 7 июля 1986 года. 27 ноября 1987 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 15 марта 1988 года. Официальная информация о приговоре и его исполнении появилась в советской печати лишь в 1990 году. А в мае 1988 президент США Рональд Рейган во время переговоров с М. С. Горбачёвым озвучил предложение американской стороны помиловать Д. Полякова, либо обменять его на кого-либо из арестованных в США советских разведчиков, но просьба запоздала[8][9].

По основной версии, причиной разоблачения Полякова стала информация тогдашних сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса или сотрудника ФБР Роберта Ханссена, сотрудничавших с КГБ СССР[10].

По имеющейся в открытых источниках информации за время сотрудничества передал ЦРУ информацию о девятнадцати советских разведчиках-нелегалах, действовавших в западных странах, о ста пятидесяти иностранцах, сотрудничавших с разведслужбами СССР (в том числе коммодоре Дитере Герхардте) и о примерно 1500 действующих сотрудников разведслужб СССР. В сумме — 25 ящиков секретных документов в период с 1961 по 1986 год.

Видео по теме

В искусстве

  • Биография Дмитрия Полякова использована в романе Фредерика Форсайта «Икона» (1996).
  • В сериале «С чего начинается Родина» (2014) выведен под именем Дмитрий Фёдорович Дмитриев, генерал ГРУ в отставке, которого сыграл Тараторкин, Георгий Георгиевич.
  • В сериале «Активы» (2014) персонаж Полякова — одна из ключевых фигур, его арест служит основным катализатором расследования, приведшего к раскрытию Олдрича Эймса. Встреча Сандры Граймс и Джинн Вертфей с внучкой Полякова является апогеем драматической линии сериала. Роль Полякова исполнил Питер Гиннесс.

См. также

Литература

  • Дегтярёв К. «СМЕРШ». — М.: Яуза, Эксмо, 2009. — С. 630—632. — 736 с. — (Энциклопедия спецслужб). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-36775-7.
  • Лемехов О. И., Прохоров Д. П. Перебежчики. Заочно расстреляны. — М.: Вече, АРИА-АиФ, 2001. — (Особый архив). — 464 с. — ISBN 5-7838-0838-5 («Вече»), ISBN 5-93229-120-6 (ЗАО «АРИА-АиФ»).

Примечания

Ссылки

wikipedia.green

Поляков, Дмитрий Фёдорович Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Поляков. В Википедии есть статьи о других людях с такими же именем и фамилией: Поляков, Дмитрий.

Дми́трий Фёдорович Поляко́в (1921—1988) — советский разведчик и военный педагог. Генерал-майор (по другим данным генерал-лейтенант[1]) ГРУ. На протяжении более 20 лет являлся тайным агентом американской разведки. Расстрелян 15 марта 1988 года.

Биография

Родился в 1921 году на Украине. По окончании средней школы в 1939 году поступил в артиллерийское училище. Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года: воевал на 3-м Украинском, Карельском и Западном фронтах. За мужество и героизм награждён орденами Отечественной войны 2-й степени[2] и Красной Звезды[3] за уничтожение 1 ПТО, 3 арт.батарей, 1 минометной батареи и 60 солдат противника. Войну закончил в звании майора и в должности старшего помощника начальника разведотделения штаба артиллерии 26-й армии. Член ВКП(б) с 1942 года.

В послевоенные годы закончил Академию имени Фрунзе, курсы Генштаба и был направлен в Главное разведывательное управление (ГРУ). C мая 1951 по июль 1956 года в звании подполковника работал в США под прикрытием должности офицера для поручений при представительстве СССР в Военно-штабном комитете ООН. В те годы у Полякова родился сын, который через три месяца заболел трудноизлечимой болезнью. Для спасения ребёнка была нужна сложная операция стоимостью 400 долларов. Денег у Полякова не хватало, и он обратился за материальной помощью к резиденту ГРУ генерал-майору И. А. Склярову. Тот сделал запрос в Центр, но руководство ГРУ отказало в этой просьбе. Сын вскоре умер.

В 1959 году вернулся в Нью-Йорк в звании полковника под прикрытием должности начальника секретариата представительства СССР при Военно-штабном комитете ООН (реальная должность — заместитель резидента ГРУ по нелегальной работе в США).

8 ноября 1961 года по собственной инициативе предложил сотрудничество ФБР, назвав на первой встрече шесть фамилий шифровальщиков, работавших в советских загранпредствительствах в США. Позднее объяснял свой поступок идеологическим несогласием с политическим режимом в СССР. На одном из допросов заявил, что хотел «помочь западной демократии избежать натиска хрущёвской военной и внешнеполитической доктрины»[4]. ФБР присвоило Д. Ф. Полякову оперативный псевдоним «Топхэт» (от англ. tophat — цилиндр). На второй встрече с фэбээровцами 26 ноября 1961 года назвал 47 фамилий советских разведчиков ГРУ и КГБ, работавших в то время в США. На встрече 19 декабря 1961 года сообщил данные о нелегалах ГРУ и офицерах, поддерживавших с ними связь. На встрече 24 января 1962 г. выдал американских агентов ГРУ, остальных советских нелегалов, о которых он умолчал на предыдущей встрече, работавших с ними офицеров нью-йоркской резидентуры ГРУ, дал наводки на некоторых офицеров на предмет их возможной вербовки. На встрече 29 марта 1962 года опознал на фотографиях советских дипломатов и сотрудников советских представительств в США, показанных агентами ФБР, известных ему разведчиков ГРУ и КГБ. На последней встрече 7 июня 1962 года выдал нелегалку Мэйси (капитан ГРУ М. Д. Доброва) и передал ФБР переснятый секретный документ ГРУ «Введение к организации и проведению секретной работы», позднее включённый в учебное пособие ФБР по подготовке контрразведчиков в качестве отдельного раздела. Дал согласие на сотрудничество в Москве уже с ЦРУ США, где ему присвоили оперативный псевдоним «Бурбон». 9 июня 1962 г. Поляков отплыл в Европу на борту «Куин Элизабет».

Вскоре по возвращении в Москву был назначен на должность старшего офицера третьего управления ГРУ. Ему поручили с позиций Центра курировать деятельность разведаппаратов ГРУ в Нью-Йорке и Вашингтоне. Планировался в третью командировку в США на должность старшего помощника военного атташе при посольстве СССР в Вашингтоне. Провёл в Москве несколько тайниковых операций, передавая ЦРУ секретную информацию (в частности, переснял и передал телефонные справочники Генерального штаба Вооружённых Сил СССР и ГРУ).

После упоминания фамилии Полякова в газете «Лос-Анджелес таймс» в отчёте о судебном процессе над выданными им нелегалами Саниными, руководством ГРУ было признано невозможным дальнейшее использование Полякова по американской линии. Поляков был переведён в управление ГРУ, которое занималось разведкой в странах Азии, Африки и Ближнего Востока. В 1965 году был назначен на должность военного атташе при посольстве СССР (резидента ГРУ) в Бирме. В августе 1969 года вернулся в Москву, где в декабре был назначен исполняющим обязанности начальника направления, которое занималось организацией разведработы в КНР и подготовкой нелегалов для заброски в эту страну. Затем стал начальником этого направления.

В 1973 году был направлен в качестве резидента в Индию, в 1974 году получил звание генерал-майора. В октябре 1976 вернулся в Москву, где был назначен на должность начальника третьего разведывательного факультета Военно-дипломатической академии, оставшись при этом в резерве назначения на должности военного атташе и резидента ГРУ. В середине декабря 1979 года вновь выехал в Индию на прежнюю должность военного атташе при посольстве СССР (старшего оперативного начальника разведаппаратов ГРУ Генштаба в Бомбее и Дели, отвечающего за стратегическую военную разведку в Юго-Восточном регионе). Служил в должности начальника факультета Военной академии Советской Армии[5].

В 1980 году по состоянию здоровья вышел в отставку. После ухода на пенсию генерал Поляков стал работать вольнонаёмным в управлении кадров ГРУ, получив доступ к личным делам всех сотрудников[6]. На неоднократные предложения переехать в США Поляков отвечал отказом: «Не ждите меня. Я никогда не приеду в США. Я делаю это не для вас. Я делаю это для своей страны. Я родился русским и умру русским».[7]

Был арестован 7 июля 1986 года. 27 ноября 1987 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 15 марта 1988 года. Официальная информация о приговоре и его исполнении появилась в советской печати лишь в 1990 году. А в мае 1988 президент США Рональд Рейган во время переговоров с М. С. Горбачёвым озвучил предложение американской стороны помиловать Д. Полякова, либо обменять его на кого-либо из арестованных в США советских разведчиков, но просьба запоздала[8][9].

По основной версии, причиной разоблачения Полякова стала информация тогдашних сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса или сотрудника ФБР Роберта Ханссена, сотрудничавших с КГБ СССР.[10]

По имеющейся в открытых источниках информации, за время сотрудничества передал ЦРУ информацию о девятнадцати советских разведчиках-нелегалах, действовавших в западных странах, о ста пятидесяти иностранцах, сотрудничавших с разведслужбами СССР (в том числе коммодоре Дитере Герхардте) и о примерно 1500 действующих сотрудников разведслужб СССР. В сумме — 25 ящиков секретных документов в период с 1961 по 1986 год.

В искусстве

  • Биография Дмитрия Полякова использована в романе Фредерика Форсайта «Икона» (1996).
  • В сериале «С чего начинается Родина» (2014) выведен под именем Дмитрий Фёдорович Дмитриев, генерал ГРУ в отставке, которого сыграл Тараторкин, Георгий Георгиевич.
  • В сериале «Активы» (2014) персонаж Полякова — одна из ключевых фигур, его арест служит основным катализатором расследования, приведшего к раскрытию Олдрича Эймса. Встреча Сандры Граймс и Джинн Вертфей с внучкой Полякова является апогеем драматической линии сериала. Роль Полякова исполнил Питер Гиннесс.

См. также

Литература

  • Дегтярёв К. «СМЕРШ». — М.: Яуза, Эксмо, 2009. — С. 630—632. — 736 с. — (Энциклопедия спецслужб). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-36775-7.
  • Лемехов О. И., Прохоров Д. П. Перебежчики. Заочно расстреляны. — М.: Вече, АРИА-АиФ, 2001. — (Особый архив). — 464 с. — ISBN 5-7838-0838-5 («Вече»), ISBN 5-93229-120-6 (ЗАО «АРИА-АиФ»).

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Поляков, Дмитрий Фёдорович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Поляков.

Дми́трий Фёдорович Поляко́в (1921—1988) — советский разведчик и военный педагог. Генерал-майор (по другим данным генерал-лейтенант[1]) ГРУ. На протяжении более 20 лет являлся тайным агентом американской разведки. Расстрелян 15 марта 1988 года.

Родился в 1921 году на Украине. После окончания средней школы в 1939 году поступил в артиллерийское училище. Участник Великой Отечественной войны с 22.06.1941 года, воевал на 3-м Украинском, Карельском и Западном фронтах. За мужество и героизм награждён орденами Отечественной войны 2-й степени [2] и Красной Звезды[3] за уничтожение 1 ПТО, 3 арт.батарей, 1 минометной батареи и 60 солдат противника. Войну закончил в звании майора и в должности старшего помощника начальника разведотделения штаба артиллерии 26-й армии.

Член ВКП(б) с 1942 года.

В послевоенные годы закончил Академию имени Фрунзе, курсы Генштаба и был направлен в Главное разведывательное управление (ГРУ). C мая 1951 по июль 1956 года в звании подполковника работал в США под прикрытием должности офицера для поручений при представительстве СССР в Военно-штабном комитете ООН. В те годы у Полякова родился сын, который через три месяца заболел трудноизлечимой болезнью. Для спасения ребёнка была нужна сложная операция стоимостью 400 долларов. Денег у Полякова не хватало, и он обратился за материальной помощью к резиденту ГРУ генерал-майору И. А. Склярову. Тот сделал запрос в Центр, но руководство ГРУ отказало в этой просьбе. Сын вскоре умер.

В 1959 году вернулся в Нью-Йорк в звании полковника под прикрытием должности начальника секретариата представительства СССР при Военно-штабном комитете ООН (реальная должность — заместитель резидента ГРУ по нелегальной работе в США).

8 ноября 1961 года по собственной инициативе предложил сотрудничество ФБР, назвав на первой встрече шесть фамилий шифровальщиков, работавших в советских загранпредствительствах в США. Позднее объяснял свой поступок идеологическим несогласием с политическим режимом в СССР. На одном из допросов заявил, что хотел «помочь западной демократии избежать натиска хрущёвской военной и внешнеполитической доктрины»[4]. ФБР присвоило Д. Ф. Полякову оперативный псевдоним «Топхэт» (от англ. tophat — цилиндр). На второй встрече с фэбээровцами 26 ноября 1961 г. назвал 47 фамилий советских разведчиков ГРУ и КГБ, работавших в то время в США. На встрече 19 декабря 1961 г. сообщил данные о нелегалах ГРУ и офицерах, поддерживавших с ними связь. На встрече 24 января 1962 г. выдал американских агентов ГРУ, остальных советских нелегалов, о которых он умолчал на предыдущей встрече, работавших с ними офицеров нью-йоркской резидентуры ГРУ, дал наводки на некоторых офицеров на предмет их возможной вербовки. На встрече 29 марта 1962 г. опознал на фотографиях советских дипломатов и сотрудников советских представительств в США, показанных агентами ФБР, известных ему разведчиков ГРУ и КГБ. На последней встрече 7 июня 1962 г. выдал нелегалку Мэйси (капитан ГРУ М. Д. Доброва) и передал ФБР переснятый секретный документ ГРУ «Введение к организации и проведению секретной работы», позднее включённый в учебное пособие ФБР по подготовке контрразведчиков в качестве отдельного раздела. Дал согласие на сотрудничество в Москве уже с ЦРУ США, где ему присвоили оперативный псевдоним «Бурбон». 9 июня 1962 г. Поляков отплыл в Европу на борту «Куин Элизабет».

Вскоре по возвращении в Москву был назначен на должность старшего офицера третьего управления ГРУ. Ему поручили с позиций Центра курировать деятельность разведаппаратов ГРУ в Нью-Йорке и Вашингтоне. Планировался в третью командировку в США на должность старшего помощника военного атташе при посольстве СССР в Вашингтоне. Провёл в Москве несколько тайниковых операций, передавая ЦРУ секретную информацию (в частности, переснял и передал телефонные справочники Генерального штаба Вооружённых Сил СССР и ГРУ).

После упоминания фамилии Полякова в газете «Лос-Анджелес таймс» в отчёте о судебном процессе над выданными им нелегалами Саниными, руководством ГРУ было признано невозможным дальнейшее использование Полякова по американской линии. Поляков был переведён в управление ГРУ, которое занималось разведкой в странах Азии, Африки и Ближнего Востока. В 1965 году был назначен на должность военного атташе при посольстве СССР (резидента ГРУ) в Бирме. В августе 1969 года вернулся в Москву, где в декабре был назначен исполняющим обязанности начальника направления, которое занималось организацией разведработы в КНР и подготовкой нелегалов для заброски в эту страну. Затем стал начальником этого направления.

В 1973 году был направлен в качестве резидента в Индию, в 1974 году получил звание генерал-майора. В октябре 1976 вернулся в Москву, где был назначен на должность начальника третьего разведывательного факультета Военно-дипломатической академии, оставшись при этом в резерве назначения на должности военного атташе и резидента ГРУ. В середине декабря 1979 года вновь выехал в Индию на прежнюю должность военного атташе при посольстве СССР (старшего оперативного начальника разведаппаратов ГРУ Генштаба в Бомбее и Дели, отвечающего за стратегическую военную разведку в Юго-Восточном регионе).

Служил в должности начальника факультета Военной академии Советской Армии[5].

В 1980 году по состоянию здоровья вышел в отставку. После ухода на пенсию генерал Поляков стал работать вольнонаёмным в управлении кадров ГРУ, получив доступ к личным делам всех сотрудников[6].

На неоднократные предложения переехать в США Поляков отвечал отказом: «Не ждите меня. Я никогда не приеду в США. Я делаю это не для вас. Я делаю это для своей страны. Я родился русским и умру русским».[7]

Был арестован 7 июля 1986 года. 27 ноября 1987 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 15 марта 1988 года. Официальная информация о приговоре и его исполнении появилась в советской печати лишь в 1990 году. А в мае 1988 президент США Рональд Рейган во время переговоров с М. С. Горбачёвым озвучил предложение американской стороны помиловать Д. Полякова, либо обменять его на кого-либо из арестованных в США советских разведчиков, но просьба запоздала[8][9].

По основной версии, причиной разоблачения Полякова стала информация тогдашних сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса или сотрудника ФБР Роберта Ханссена, сотрудничавших с КГБ СССР[10].

По имеющейся в открытых источниках информации за время сотрудничества передал ЦРУ информацию о девятнадцати советских разведчиках-нелегалах, действовавших в западных странах, о ста пятидесяти иностранцах, сотрудничавших с разведслужбами СССР и о примерно 1500 действующих сотрудников разведслужб СССР. В сумме — 25 ящиков секретных документов в период с 1961 по 1986 год.

  • Дегтярёв К. «СМЕРШ». — М.: Яуза, Эксмо, 2009. — С. 630-632. — 736 с. — (Энциклопедия спецслужб). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-36775-7.
  • Лемехов О. И., Прохоров Д. П. Перебежчики. Заочно расстреляны. — М.: Вече, АРИА-АиФ, 2001. — (Особый архив). — 464 с. — ISBN 5-7838-0838-5 («Вече»), ISBN 5-93229-120-6 (ЗАО «АРИА-АиФ»).

К:ВП: Статьи без изображений (тип: )К:ВП: Статьи без изображений (указано в Викиданных)

wp.wiki-wiki.ru

Поляков Дмитрий Фёдорович Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Поляков. В Википедии есть статьи о других людях с такими же именем и фамилией: Поляков, Дмитрий.

Дми́трий Фёдорович Поляко́в (1921—1988) — советский разведчик и военный педагог. Генерал-майор (по другим данным генерал-лейтенант[1]) ГРУ. На протяжении более 20 лет являлся тайным агентом американской разведки. Расстрелян 15 марта 1988 года.

Биография

Родился в 1921 году на Украине. По окончании средней школы в 1939 году поступил в артиллерийское училище. Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года: воевал на 3-м Украинском, Карельском и Западном фронтах. За мужество и героизм награждён орденами Отечественной войны 2-й степени[2] и Красной Звезды[3] за уничтожение 1 ПТО, 3 арт.батарей, 1 минометной батареи и 60 солдат противника. Войну закончил в звании майора и в должности старшего помощника начальника разведотделения штаба артиллерии 26-й армии. Член ВКП(б) с 1942 года.

В послевоенные годы закончил Академию имени Фрунзе, курсы Генштаба и был направлен в Главное разведывательное управление (ГРУ). C мая 1951 по июль 1956 года в звании подполковника работал в США под прикрытием должности офицера для поручений при представительстве СССР в Военно-штабном комитете ООН. В те годы у Полякова родился сын, который через три месяца заболел трудноизлечимой болезнью. Для спасения ребёнка была нужна сложная операция стоимостью 400 долларов. Денег у Полякова не хватало, и он обратился за материальной помощью к резиденту ГРУ генерал-майору И. А. Склярову. Тот сделал запрос в Центр, но руководство ГРУ отказало в этой просьбе. Сын вскоре умер.

В 1959 году вернулся в Нью-Йорк в звании полковника под прикрытием должности начальника секретариата представительства СССР при Военно-штабном комитете ООН (реальная должность — заместитель резидента ГРУ по нелегальной работе в США).

8 ноября 1961 года по собственной инициативе предложил сотрудничество ФБР, назвав на первой встрече шесть фамилий шифровальщиков, работавших в советских загранпредствительствах в США. Позднее объяснял свой поступок идеологическим несогласием с политическим режимом в СССР. На одном из допросов заявил, что хотел «помочь западной демократии избежать натиска хрущёвской военной и внешнеполитической доктрины»[4]. ФБР присвоило Д. Ф. Полякову оперативный псевдоним «Топхэт» (от англ. tophat — цилиндр). На второй встрече с фэбээровцами 26 ноября 1961 года назвал 47 фамилий советских разведчиков ГРУ и КГБ, работавших в то время в США. На встрече 19 декабря 1961 года сообщил данные о нелегалах ГРУ и офицерах, поддерживавших с ними связь. На встрече 24 января 1962 г. выдал американских агентов ГРУ, остальных советских нелегалов, о которых он умолчал на предыдущей встрече, работавших с ними офицеров нью-йоркской резидентуры ГРУ, дал наводки на некоторых офицеров на предмет их возможной вербовки. На встрече 29 марта 1962 года опознал на фотографиях советских дипломатов и сотрудников советских представительств в США, показанных агентами ФБР, известных ему разведчиков ГРУ и КГБ. На последней встрече 7 июня 1962 года выдал нелегалку Мэйси (капитан ГРУ М. Д. Доброва) и передал ФБР переснятый секретный документ ГРУ «Введение к организации и проведению секретной работы», позднее включённый в учебное пособие ФБР по подготовке контрразведчиков в качестве отдельного раздела. Дал согласие на сотрудничество в Москве уже с ЦРУ США, где ему присвоили оперативный псевдоним «Бурбон». 9 июня 1962 г. Поляков отплыл в Европу на борту «Куин Элизабет».

Вскоре по возвращении в Москву был назначен на должность старшего офицера третьего управления ГРУ. Ему поручили с позиций Центра курировать деятельность разведаппаратов ГРУ в Нью-Йорке и Вашингтоне. Планировался в третью командировку в США на должность старшего помощника военного атташе при посольстве СССР в Вашингтоне. Провёл в Москве несколько тайниковых операций, передавая ЦРУ секретную информацию (в частности, переснял и передал телефонные справочники Генерального штаба Вооружённых Сил СССР и ГРУ).

После упоминания фамилии Полякова в газете «Лос-Анджелес таймс» в отчёте о судебном процессе над выданными им нелегалами Саниными, руководством ГРУ было признано невозможным дальнейшее использование Полякова по американской линии. Поляков был переведён в управление ГРУ, которое занималось разведкой в странах Азии, Африки и Ближнего Востока. В 1965 году был назначен на должность военного атташе при посольстве СССР (резидента ГРУ) в Бирме. В августе 1969 года вернулся в Москву, где в декабре был назначен исполняющим обязанности начальника направления, которое занималось организацией разведработы в КНР и подготовкой нелегалов для заброски в эту страну. Затем стал начальником этого направления.

В 1973 году был направлен в качестве резидента в Индию, в 1974 году получил звание генерал-майора. В октябре 1976 вернулся в Москву, где был назначен на должность начальника третьего разведывательного факультета Военно-дипломатической академии, оставшись при этом в резерве назначения на должности военного атташе и резидента ГРУ. В середине декабря 1979 года вновь выехал в Индию на прежнюю должность военного атташе при посольстве СССР (старшего оперативного начальника разведаппаратов ГРУ Генштаба в Бомбее и Дели, отвечающего за стратегическую военную разведку в Юго-Восточном регионе). Служил в должности начальника факультета Военной академии Советской Армии[5].

В 1980 году по состоянию здоровья вышел в отставку. После ухода на пенсию генерал Поляков стал работать вольнонаёмным в управлении кадров ГРУ, получив доступ к личным делам всех сотрудников[6]. На неоднократные предложения переехать в США Поляков отвечал отказом: «Не ждите меня. Я никогда не приеду в США. Я делаю это не для вас. Я делаю это для своей страны. Я родился русским и умру русским».[7]

Был арестован 7 июля 1986 года. 27 ноября 1987 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 15 марта 1988 года. Официальная информация о приговоре и его исполнении появилась в советской печати лишь в 1990 году. А в мае 1988 президент США Рональд Рейган во время переговоров с М. С. Горбачёвым озвучил предложение американской стороны помиловать Д. Полякова, либо обменять его на кого-либо из арестованных в США советских разведчиков, но просьба запоздала[8][9].

По основной версии, причиной разоблачения Полякова стала информация тогдашних сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса или сотрудника ФБР Роберта Ханссена, сотрудничавших с КГБ СССР.[10]

По имеющейся в открытых источниках информации, за время сотрудничества передал ЦРУ информацию о девятнадцати советских разведчиках-нелегалах, действовавших в западных странах, о ста пятидесяти иностранцах, сотрудничавших с разведслужбами СССР (в том числе коммодоре Дитере Герхардте) и о примерно 1500 действующих сотрудников разведслужб СССР. В сумме — 25 ящиков секретных документов в период с 1961 по 1986 год.

В искусстве

  • Биография Дмитрия Полякова использована в романе Фредерика Форсайта «Икона» (1996).
  • В сериале «С чего начинается Родина» (2014) выведен под именем Дмитрий Фёдорович Дмитриев, генерал ГРУ в отставке, которого сыграл Тараторкин, Георгий Георгиевич.
  • В сериале «Активы» (2014) персонаж Полякова — одна из ключевых фигур, его арест служит основным катализатором расследования, приведшего к раскрытию Олдрича Эймса. Встреча Сандры Граймс и Джинн Вертфей с внучкой Полякова является апогеем драматической линии сериала. Роль Полякова исполнил Питер Гиннесс.

См. также

Литература

  • Дегтярёв К. «СМЕРШ». — М.: Яуза, Эксмо, 2009. — С. 630—632. — 736 с. — (Энциклопедия спецслужб). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-36775-7.
  • Лемехов О. И., Прохоров Д. П. Перебежчики. Заочно расстреляны. — М.: Вече, АРИА-АиФ, 2001. — (Особый архив). — 464 с. — ISBN 5-7838-0838-5 («Вече»), ISBN 5-93229-120-6 (ЗАО «АРИА-АиФ»).

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Поляков, Дмитрий Фёдорович - это... Что такое Поляков, Дмитрий Фёдорович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Поляков.

Дми́трий Фёдорович Поляко́в (1921—1988) — бывший генерал-майор Главного разведывательного управления (ГРУ) Министерства обороны СССР, расстрелян по приговору суда за шпионаж в пользу США (в 1988 г. по приговору суда лишён воинского звания и всех государственных наград).

Биография

Дмитрий Фёдорович Поляков родился в 1921 году на Украине. После окончания средней школы в 1939 году поступил в артиллерийское училище. Участник Великой Отечественной войны, воевал на Карельском и Западном фронтах. За мужество и героизм награждён орденами Отечественной войны и Красной Звезды.

В послевоенные годы закончил Академию имени Фрунзе, курсы Генштаба и был направлен в Главное разведывательное управление. В 1950-х годах под прикрытием сотрудника ООН работал в США. В 1961 году прибыл в Нью-Йорк. Через несколько месяцев заболел младший сын Полякова, ему срочно нужна была операция стоимостью 5000$. Он обратился к руководству ГРУ, но получил отказ в выделении необходимой суммы. Младенец умер.

В 1961 году самостоятельно предложил сотрудничество ФБР и ЦРУ. Позднее объяснял свой поступок идеологическим несогласием с политическим режимом в СССР. На одном из допросов заявил, что хотел «помочь западной демократии избежать натиска хрущёвской военной и внешнеполитической доктрины»[1].

Поляков активно продвигался по служебной лестнице — в 1966 году был направлен на работу в Бирму в качестве начальника советского Центра радиоперехвата, по возвращении в СССР возглавил китайское направление в работе ГРУ, позднее был направлен в качестве резидента в Индию, в 1974 году получил звание генерал-майора.

В 1980 году по состоянию здоровья вышел в отставку. После ухода на пенсию генерал Поляков стал работать вольнонаёмным в управлении кадров ГРУ, получив доступ к личным делам всех сотрудников[2].

Был арестован в 1986 году. В 1988 году по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 15 марта 1988 года. Официальная информация о приговоре и его исполнении появилась в советской печати лишь в 1990 году.

По основной версии, причиной разоблачения Полякова стала информация тогдашних сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса или сотрудника ФБР Роберта Ханссена, сотрудничавших с КГБ СССР[3].

По имеющейся в открытых источниках информации за время сотрудничества передал ЦРУ информацию о девятнадцати советских разведчиках-нелегалах, действовавших в западных странах, о ста пятидесяти иностранцах, сотрудничавших с разведслужбами СССР и о примерно 1500 действующих сотрудников разведслужб СССР. В сумме — 25 ящиков секретных документов в период с 1961 по 1986 год.

Выдавал Поляков и секреты стратегические. Из-за его информации в США узнали о противоречиях между КПСС и КПК. Выдал также секреты ПТУРСов, что помогло армии США во время операции «Буря в пустыне» успешно противодействовать противотанковым управляемым реактивным снарядам, находившимся на вооружении иракцев.

В искусстве

Биография Дмитрия Полякова использована в романе Фредерика Форсайта «Икона» (1996).

Литература

  • Дегтярёв К. «СМЕРШ». — М.: Яуза Эксмо, 2009. — С. 630 - 632. — 736 с. — (Энциклопедия спецслужб). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-36775-7

Примечания

  1. ↑ Шпион, за которым охотились четверть века // Зеркало недели. — № 12. — 24 марта 2001.
  2. ↑ «Кротов» и «пиджаков» готовят в «консерватории» // Зеркало недели. — № 29. — 18 июля 1998.
  3. ↑ Об Эдварде Ли Ховарде

Ссылки

dic.academic.ru