Кавказская туземная конная дивизия. Дикая дивизия во второй мировой войне википедия


Дикая дивизия - это... Что такое Дикая дивизия?

 Дикая дивизия

Дикая дивизия (Кавказская туземная конная дивизия) — кавалерийская дивизия,одна из элитнейших частей русской армии, сформированная 23 августа 1914 года из добровольцев мусульман (на 90%), уроженцев Северного и Южного Кавказа и Закавказья, которые, как и все туземные жители Кавказа и Средней Азии, по законодательству Российской империи не подлежали призыву на военную службу.[1] Многие представители российского дворянства служили в дивизии офицерами.

Состав

В соответсвии с приказом Николая II-ого о создании Кавказской туземной конной дивизии от 23 августа 1914 года дивизию составляли три бригады из шести кавказских туземных конных полков ( каждый в 4 эскадрона ) в составе :

  • 1-я бригада состояла из Кабардинского и 2-го Дагестанского полков.
  • 2-я бригада состояла из Чеченского и Татарского (Азербайджанского) полков.
  • 3-я бригада состояла из Черкесского и Ингушского полков.

Ко времени создания дивизии во время первой мировой войны в составе российской армии находились также Кавказская кавалерийская дивизия, пять Кавказских казачьих дивизий, Кавказская гренадерская дивизия, а также пять Кавказских стрелковых дивизий. В связи с этим новая дивизия получила несколько экзотическое название Кавказская туземная конная дивизия.

Командиры

  • Великий князь Михаил Александрович — командир туземной Дикой дивизии на фронте в Галиции во время Первой мировой войны.
  • Багратион, Дмитрий Петрович, генерал-майор, с 12 июля 1916 года генерал-лейтенант. Командир дивизии с 20 февраля 1916 года по 15 апреля 1917 года и с 30 июня по 27 августа 1917 года. С 28 августа по 2 сентября 1917 года командир Кавказского туземного конного корпуса.
  • Половцов, Пётр Александрович, генерал-лейтенант — 23 августа 1914 года назначен командиром Татарского конного полка Кавказской туземной конной дивизии. С 25 февраля 1916 года начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии. 2 сентября 1917 года назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом.

Участие в военных действиях

Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года, в октябре она была доставлена эшелонами в Подольскую губернию. В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия была включена в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского. С конца ноября дивизия вступила в бои на Юго-Западном (австрийском) фронте, которым тогда командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов.

Ингушский и чеченский полки отличились в июне — августе 1916 года во время Брусиловского прорыва.

Дикая дивизия принимала активное участие в Корниловском выступлении в августе 1917 года.

За время своей боевой деятельности Кавказская туземная конная дивизия понесла большие потери. За три года через службу в дивизии прошло в общей сложности более семи тысяч всадников, уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки дивизии несколько раз пополнялись прибывавшими с мест их формирования запасными сотнями. За один только 1916 год дивизия провела 16 конных атак — пример небывалый в военной истории. Количество пленных, взятых Кавказской туземной конной дивизией за годы войны, в четыре раза превысило ее собственный численный состав.

Награды

Около 3500 всадников были удостоены Георгиевских крестов и Георгиевских медалей «За храбрость», многие стали полными георгиевскими кавалерами. Все офицеры дивизии были удостоены боевых орденов.[2]

Как сама дивизия, так и входившие в ее состав полки стали гордостью российской армии.

Интересные факты

  • Во время Первой мировой войны сын Л.Н. Толстого - Михаил Львович Толстой (1879-1944) - служил во 2-ом Дагестанском полку Кавказской Туземной конной дивизии.[3]
  • На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедания, изображения христианских святых (Святого Георгия, Святого Владимира, Святой Анны и т. д.) были заменены государственным гербом Российской империи — двуглавым орлом.[4] Однако, горцы вскоре потребовали вернуть им награды Георгия, которого называли уважительно «джигитом», а герб с презрением именовали «птичкой». Правительство пошло им навстречу. Святой Георгий вернулся на награды.

См. также

Дикая дивизия в произведениях исскуства

Ссылки

  • Батчаев Ш.М. Карачаевцы в войнах России: вторая половина XIX – начало XX века. М., 2005
  • Габелиа Е.К. Абхазские всадники. Сухуми, 1900
  • Дзагурова Г.Т. Осетины в войнах России. Владикавказ, 1997
  • Дикая дивизия. Сборник материалов. М., Мамонт; Таус, 2006, 154 с.
  • Ибрагимбейли М.Х. Станицы истории боевого содружества русского и кавказских народов. Баку, 1970
  • Карпеев В.В. Дикая дивизия «Эхо Кавказа» № 3, 1994
  • Марков А. Л. «В ингушском конном полку»
  • Мальсагов Ах. У. УЧАСТИЕ ИНГУШСКОГО КОННОГО ПОЛКА В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914—1917 гг.
  • Мальсагов М.Т. Ингуши в войнах России XIX – XX веков. Нальчик, 2001
  • Опрышко О.Л. На изломе времен. Нальчик, 1996
  • Опрышко О.Л. Кавказская конная дивизия. 1914-1917: Возвращение из забвенья. Нальчик, 1992 Выдержки из книги.
  • Санакоев М.П. Страницы боевой дружбы. Цхинвали, 1975

Примечания

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Дживс и Вустер (телесериал)
  • Кастелуччи, Тедди

Смотреть что такое "Дикая дивизия" в других словарях:

  • Дикая Дивизия — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/12 августа 2012. Пока процесс обсужден …   Википедия

  • Дикая дивизия — Д икая див изия (в Первой мировой войне) …   Русский орфографический словарь

  • ДИКАЯ ДИВИЗИЯ —    Воинская часть МВД (Конногвардейский пер., 3) …   Словарь Петербуржца

  • Кавказская туземная конная дивизия — («Дикая дивизия») Годы существования 27 июля 1914 сентябрь октябрь 1917 Страна Россия Входит в 2 й кавалерийский корпус Тип Кавалерия Численность …   Википедия

  • 104 гвардейская воздушно-десантная дивизия — 104 гвардейская воздушно десантная дивизия  российская воздушно десантная дивизия, существовашая во второй половине XX века. Основана дивизия была в декабре 1944 года. Окончательное же формирование дивизии произошло в 1946 году,… …   Википедия

  • Кавказская дивизия — Кавказская кавалерийская дивизия 2 я Кавказская кавалерийская дивизия Кавказская гренадерская дивизия Кавказская туземная конная дивизия (Дикая дивизия) 1 я Кавказская казачья дивизия 3 я Кавказская казачья дивизия 1 я Кавказская стрелковая… …   Википедия

  • 104-я гвардейская воздушно-десантная дивизия — 104 гвардейская воздушно десантная дивизия Войска: Воздушно десантные войска России …   Википедия

  • Татарский конный полк — Годы существования 27 июля 1914 1918 Страна …   Википедия

  • Конный Татарский полк — Татарский конный полк Тип: Полк Страна:  Россия Сформирован: 27 июля 1914 …   Википедия

  • Карачаевцы — Карачаевцы …   Википедия

Книги

  • Дикая дивизия, Брешко-Брешковский Н.Н.. Известный русский писатель и публицист, представитель первой волны эмиграции, Николай Николаевич Брешко-Брешковский (1874-1943), в свое время военный публицист и писатель, в романе,… Подробнее  Купить за 2091 грн (только Украина)
  • Дикая дивизия, Брешко-Брешковский Н.Н.. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Известный русский писатель и публицист, представитель первой волны эмиграции, Николай Николаевич… Подробнее  Купить за 1741 руб
  • Дикая дивизия. Дроздовцы в огне, Николай Брешко-Брешковский. Издательство «Вече» представляет новую серию художественной прозы «Белогвардейский роман», объединившую произведения авторов, которые в большинстве своем принимали участие в Гражданской войне… Подробнее  Купить за 99 руб электронная книга
Другие книги по запросу «Дикая дивизия» >>

dic.academic.ru

Дикая дивизия - История - Военно-исторический портал

Кавказская туземная конная дивизия (Дикая дивизия) В бою, в пляске и в пути Всегда татары впереди, Лихие конники Гянджи и Всадники Борхалинцы.

(из песни парижских эмигрантов)

В 1914 году в составе российской армии было сформировано поистине уникальное воинское соединение - Кавказская туземная конная дивизия, более известная как «Дикая дивизия».Она была сформирована из добровольцев-мусульман, уроженцев Кавказа и Закавказья, которые, по российскому законодательству того времени не подлежали призыву на военную службу.

26 июля 1914 г., когда в Европе заполыхал пожар первой мировой войны, генерал-адъютант, главнокомандующий войсками Кавказского военного округа граф Илларион Воронцов-Дашков обратился через военного министра к царю с предложением использовать «воинственные кавказские народы», для того, чтобы сформировать из них войсковые части.Император не заставил себя долго ждать и уже на следующий день, 27 июля, последовало высочайшее соизволение сформировать из туземцев Кавказа на время военных действий следующие войсковые части:

  • Татарский (Азербайджанский) – из азербайджанцев (пункт формирования г. Елизаветполь (Гянджа),
  • Чеченский конный полк из чеченцев и ингушей,
  • Черкесский - из адыгейцев и абхазцев, Кабардинский – из кабардинцев и балкарцев,
  • Ингушский – из ингушей,
  • 2-й Дагестанский – из дагестанцев
  • Аджарский пеший батальон.

Согласно утвержденным штатам каждый конный полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 строевых нижних чинов (всадников) и 68 нестроевых нижних чинов.

Полки дивизии были объединены в три бригады.

  • 1-я бригада: Кабардинский и 2-й Дагестанский конные полки – командир бригады генерал-майор князь Дмитрий Багратион.
  • 2-я бригада: Чеченский и Татарский полки – командир полковник Константин Хагандоков
  • 3-я бригада: Ингушский и Черкесский полки – командир генерал-майор князь Николай Вадбольский.

Командиром Кавказской туземной конной дивизии был назначен младший брат царя, свиты его величества генерал-майор великий князь Михаил Александрович. Начальником штаба дивизии был назначен полковник Яков Давидович Юзефович, литовский татарин магометанского вероисповедания, служивший в Ставке Верховного Главнокомандующего.

По понятным причинам, большее внимание в данной статье мы уделим Татарскому, как тогда называли в России азербайджанцев, или азербайджанскомк конному полку.

Командиром полка был назначен Генерального штаба подполковник Петр Половцев[1]. Помощниками командира полка были назначены уроженец г.Баку, подполковник Всеволод Старосельский и ротмистр Шахверди Хан Абульфат Хан Зиятханов.К Татарскому полку был прикомандирован также полковник 16-го драгунского Тверского полка принц Фейзулла Мирза Каджар.

В начале августа 1914 г. было объявлено о начале записи добровольцев в формируемые полки. 5-го августа начальник штаба Кавказского военного округа генерал-лейтенант Н. Юденич уведомил Елизаветпольского губернатора Г.С. Ковалева о высочайшем соизволении на сформирование туземных частей. Согласно данным Елизаветпольского губернатора уже к 27 августа «добровольцев мусульман записалось в Татарский полк свыше двух тысяч». В связи с тем, что требовалось только 400 человек, в том числе одна сотня из азербайджанцев, жителей Борчалинского уезда Тифлисской губернии, дальнейшая запись была прекращена.Губернатор также передал помощнику главнокомандующего Кавказской армией генералу от инфантерии А.З. Мышлаевскому просьбу добровольцев «выдать формируемому в Елизаветполе Татарскому полку знамя, высочайше пожалованное императором Николаем I бывшему Татарскому полку (1-й Конно-мусульманский полк, сформированный в годы русско-турецкой войны 1828-1829 гг.), хранящееся в Шушинском уездном управлении».

400px-Konnica.jpg

Несмотря на то, что мусульмане имели полное моральное основание никакого участия в «русской» войне не принимать: прошло всего ведь каких-то 50 лет со времени окончания Кавказской войны, и многие воины-кавказцы были внуками и, возможно даже, сыновьями людей, с оружием в руках противостоявших российским войскам, тем не менее, сформированная из добровольцев мусульманская дивизия выступила на защиту России. Прекрасно это, сознавая, Николай II во время пребывания в Тифлисе в ноябре 1914 г. обратился к депутации мусульман со следующими словами:

«выражаю мою сердечную благодарность всем представителям мусульманского населения Тифлисской и Елизаветпольской губерний, отнесшегося так искренно в переживаемое трудное время, доказательством чему служит снаряжение мусульманским населением Кавказа шести конных полков в состав дивизии, которая под командою моего брата отправилась для борьбы с общим нашим врагом. Передайте мою сердечную благодарность всему мусульманскому населению за любовь и преданность России».

К началу сентября формирование Татарского конного полка было завершено. 10 сентября 1914 г. в Елизаветполе в 11 часов дня в лагере полка при громадном стечении народа председателем губернского суннитского меджлиса Гусейн Эфенди Эфендиевым был отслужен напутственный молебен, а затем в два часа дня в Центральной гостинице города был дан обед в честь полка. Вскоре полк выступил в Армавир, определенный как сборный пункт частей Кавказской туземной конной дивизии. В Армавире с полками знакомился командир дивизии великий князь Михаил Александрович.

В конце сентября полки дивизии были переброшены на Украину, где продолжалали готовиться к боевой работе. Татарский конный полк до начала ноября дислоцировался в районе Жмеринки. Кстати там полк получил неожиданное пополнение в лице гражданина Франции. Из отношения французского консула в Баку Елизаветпольскому губернатору от 18 декабря1914 г.:

«Настоящим имею честь довести до Вашего сведения, что мною получена телеграмма с датой 26–го октября н/г со станции Жмеринки за подписью подполковника Половцева командира Татарского конного полка, извещающая меня, что французский гражданин, запасной солдат Карл Тестенуар поступил всадником в вышеназванный полк …»

В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия была включена в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского.

Gusejn-Han-Nachishewansky.jpg

С 15 ноября была начата переброска частей дивизии к Львову. 26 ноября, в Львове, командир корпуса Гусейн Хан Нахичеванский произвел смотр дивизии. Очевидцем этого события был журналист граф Илья Львович Толстой, сын Льва Николаевича Толстого.

«Полки проходили в конном строю, в походном порядке, - писал позже в своем очерке «Алые башлыки» Илья Львович, - один красивее другого, и весь город в продолжение целого часа любовался и дивился невиданным дотоле зрелищем … Под скрипучий напев зурначей, наигрывающих на своих дудочках свои воинственные народные песни, мимо нас проходили нарядные типичные всадники в красивых черкесках, в блестящем золотом и серебром оружии, в ярко алых башлыках, на нервных, точеных лошадях, гибкие, смуглые, полные гордости и национального достоинства».

Прямо со смотра полки дивизии выдвигались в район юго-западнее города Самбора, где на берегу реки Саны заняли указанный им боевой участок.Началась тяжелая боевая зимняя работа в Карпатах. Дивизия вела тяжелые бои у Полянчика, Рыбне, Верховины-Быстра. Особо тяжелые кровопролитные бои были в декабре1914 г. на Сане и в январе1915 г. в районе Ломна Лутовиска, где дивизия отражала наступление противника на Перемышль.

Из очерка «Дикая дивизия» опубликованного в «Летописи войны»:

"Снег в Карпатах, все бело кругом. Впереди по хребтам, в снеговых окопах залегла австрийская пехота. Свищут пули. В цепи лежат кучками, - отмечает автор очерка, - Все родственники. Все свои. Ахмета ранят – Ибрагим вынесет, Ибрагима ранят – Израил вынесет, Абдулла ранят – Идрис понесет. И вынесут, ни живого, ни мертвого не оставят ... Полк построился в поход. Стоят в резервной колоне коричневато-серые сотни, приторочены сзади седел черные бурки, висят по худым бокам лошадей пестрые хурджины, коричневые папахи сдвинуты на лоб. Впереди неизвестность и бой, потому что враг недалеко. На белом коне, с винтовкой за плечами выезжает вперед колонны полка мулла. Брошены поводья у всадников, понурили головы маленькие, худощавые горские лошадки, опустили головы и всадники, сложивши руки ладонями вместе. Мулла читает молитву перед боем, молитву за Государя, за Россию. Молчаливо слушают ее угрюмые лица. - Amen, - вздохом проноситься по рядам. – Amen, Allah, Allah!.. – идет снова молитвенный вздох, именно вздох, а не возглас. Приложили ладони ко лбу, провели по лицу, будто стряхнули тяжелые думы, и разобрали поводья … Готовы в бой. С Аллахом и за Аллаха".

В феврале 1915 г. дивизия провела успешные наступательные операции.Так 15 февраля Чеченский и Татарский полки вели ожесточенный бой в районе деревни Бринь. В результате упорного сражения, после рукопашных схваток противник был выбит из этого населенного пункта. Командир полка подполковник А. Половцев был награжден орденом святого Георгия Победоносца 4-й степени.

Вот как расценивал свое награждение сам подполковник Половцев в телеграмме Елизаветпольскому губернатору Г. Ковалеву:

«Татарский полк первым из Туземной дивизии заслужил своему командиру Георгиевский крест. Гордясь высокой наградой, считаю ее исключительно лестной оценкой высоких воинских качеств и беззаветной отваги татарских всадников. Прошу вас принять выражение моего глубочайшего восхищения перед безпримерной доблестью мусульманских воинов Елизаветпольской губернии. Половцев».

В этом бою особо отличился и полковник принц Фейзулла Мирза Каджар, который также был удостоен ордена святого Георгия Победоносца 4-й степени. Из наградного представления:

«15 февраля1915 г., приняв по собственной инициативе команду над 4-мя сотнями Уманского казачьего полка, имевшими только одного офицера, повел их в решительное наступление под сильным ружейным и пулеметным огнем, дважды возвращал отступавших казаков и благодаря решительным действиям способствовал занятию деревни Бринь».

17 февраля 1915 г. полковник принц Фейзулла Мирза Каджар был назначен командиром Чеченского конного полка, сменив погибшего накануне в бою командира полка полковника А. Святополк-Мирского.

21 февраля 1915 г. командир дивизии великий князь Михаил Александрович получил приказ командира 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Хана Нахичеванского выбить противника из местечка Тлумач. Для решения поставленной задачи командир дивизии двинул вперед Татарский полк, а затем и Чеченский полк. В результате упорного сражения Тлумач был занят.

К концу февраля части 2-го кавалерийского корпуса выполнили поставленную перед ними боевую задачу в Карпатской операции войск Юго-Западного фронта. 16 июля 1915 г. в связи с назначением полковника Хагандокова исполняющим должность начальника штаба 2-го кавалерийского корпуса, в командование 2- бригадой вступил командир Чеченского полка полковник принц Фейзулла Мирза Каджар «с исполнением прямых обязанностей по командованию полком».

В июле – августе 1915 г. Кавказская конная туземная дивизия вела тяжелые бои на левобережье Днестра. Здесь вновь отличился полковник принц Фейзулла Мирза Каджар. Из приказа командира Кавказской туземной конной дивизии:

«Особенно выказал он (принц Каджар – Ч.С.) высокую доблесть в период тяжелых боев в районе Винятынцы (12 – 15 августа1915 г.), когда, командуя 2-й бригадой, потерявшей около 250 всадников, отбил 5 яростных атак австрийцев».

В начале 1916 г. произошли большие изменения в командном составе дивизии. Командиром дивизии был назначен генерал-майор (генерал-лейтенант с 12 июля1916 г.) Д.П. Багратион. Назначенного начальником штаба 2-го корпуса генерал-майора Я.Д. Юзефовича на посту начальника штаба дивизии сменил командир Татарского конного полка полковник Половцев.Командиром 2-й бригады был назначен генерал-майор С.А. Дробязгин. Полковник Кабардинского конного полка князь Федор Николаевич (Тембот Жанхотович) Бекович – Черкасский был назначен командиром Татарского конного полка.

31 мая 1916 г. полковник Бекович – Черкасский получив приказ выбить противника из деревни Тышковцы лично повел в атаку под ураганным огнем австрийцев три сотни Татарского полка. В результате конной атаки деревня была занята. Было взято в плен 171 австрийский солдат и 6 офицеров.Через полчаса противник силами двух батальонов пехоты при поддержке артиллерии сделал попытку вернуть Тышковцы. Однако три спешенные сотни полка при поддержке пулеметного взвода из отряда Балтийского флота встретили атакующего неприятеля плотным огнем. Атака противника захлебнулась. Тем не менее, до середины дня австрийцы еше несколько раз пытались отбить Тышковцы, но безрезультатно. Через некоторое время на выручку Татарскому полку подошли две сотни чеченцев полковника Каджара, два орудия конно-горного дивизиона и батальон пехотного Заамурского полка. В течение дня было отбито пять атак противника. Помимо 177 пленных австрийцы потеряли только убитыми 256 человек.За этот бой командир Татарского конного полка полковник князь Бекович - Черкасский был представлен к ордену св. Георгия Победоносца 3-й степени. Георгиевскими крестами 4-й степени за конную атаку были награждены уроженец селения Юхары Айыплы Елизаветпольского уезда всадник Паша Рустамов, уроженец города Шуша Халил Бек Гасумов и вольноопределяющийся принц Идрис Ага Каджар (брат командира Чеченского полка Фейзулла Мирзы Каджара).

В первой декаде июня Татарский конный полк в составе 2- й бригады дивизии вел бои на западе от Черновиц. Преодолевая упорное сопротивление противника, бригада к середине июня вышла к реке Черемош, на противоположном берегу которой закрепились австрийцы. 15 июня Чеченский и Татарский полки под ожесточенным огнем противника форсировали реку и, с ходу захватив деревню Росток, с боями стали продвигаться вперед на северо-запад к Буковинским Карпатам в направлении города Ворохты в верховьях реки Прут.В этих боях из воинов Татарского полка особо отличились всадник Керим Кулу оглы, награжденный Георгиевским крестом 4-й степени и младший урядник Александр Кайтуков, награжденный Георгиевским крестом 2-й степени.

9 декабря 1916 г. во время боя у деревни Вали-Сальчи был тяжело ранен командир Чеченского полка полковник принц Фейзулла Мирза Каджар. Он был отправлен в дивизионный санитарный отряд, а затем эвакуирован в Россию. Забегая вперед скажем, что уже 25 февраля 1917 г. полковник Каджар вернулся в строй и вновь возглавил Чеченский конный полк.

В марте 1917 г. ряд офицеров дивизии был награжден за храбрость и боевые отличия на Румынском фронте. В их числе были корнет Татарского конного полка Джамшид Хан Нахичеванский удостоенный ордена св. Станислава 2-й степени с мечами и штабс-ротмистр Кабардинского конного полка Керим Хан Эриванский, получивший орден св. Анны 2-й степени с мечами.

7 мая командир Чеченского конного полка полковник принц Фейзулла Мирза Каджар за боевые отличия был произведен в генерал-майоры, а 30 мая того же года, он был назначен командиром 2-й бригады. 14 мая командир Татарского конного полка полковник князь Бекович–Черкасский был назначен командиром 1-го гвардейского Кирасирского полка. Командиром Татарского конного полка был назначен полковник князь Леван Луарсабович Магалов. 22 мая начальник штаба дивизии генерал-майор П.А.Половцев был назначен Главнокомандующим войсками Петроградского военного округа.Из телеграммы П.А.Половцева одному из инициаторов сформирования Татарского конного полка Мамед Хану Зиятханову:

«Получив разрешение военного министра сохранить мундир Татарского конного полка, прошу вас передать мусульманскому населению Елизаветпольской губернии и Борчалинского уезда, что я с гордостью буду хранить память о доблестном полке, собранном в их же среде, во главе коего я имел честь состоять полтора года. Бесконечным рядом подвигов на полях Галиции и Румынии мусульмане показали себя достойными потомками великих предков и верными сынами нашей великой Родины.Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа генерал Половцев».

В период летнего наступления войск Юго-Западного фронта Кавказская туземная конная дивизия действовала западнее города Станиславова. Так в течение 29 июня продолжали развиваться бои на реке Ломнице. Противник контратаковал в направлении города Калуш. Утром того дня генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар, накануне переправившийся со своей 2-й бригадой через Ломницу у деревни Подхорники, двигался на Калуш, у которого шел ожесточенный бой. На пути бригады оказался беспорядочно отступавший под напором противника 466-й пехотный полк. Как позже было отмечено в приказе по Кавказской туземной конной дивизии, решительными мерами и «силой убеждения» генерал Каджар привел «части растерявшегося полка в порядок, ободрил их и вновь направил в окопы», а затем продолжал выполнять свою задачу.

24-го июня 1917 г. постановлением Временного правительства было разрешено награждать «солдатскими» Георгиевскими крестами офицеров «за подвиги личной храбрости и доблести».В частности, постановлением Георгиевской Думы Татарского конного полка были награждены Георгиевскими крестами 4-й степени: командир полка полковник князь Леван Магалов, поручик Джамшид Хан Нахичеванский, корнеты князь Хаитбей Шервашидзе и граф Николай Бобринский.

В тяжелейших условиях лета 1917 г., когда фронт был прорван, а русская армия деморализована, и части ее беспорядочно покидали позиции, кавказские воины стояли насмерть. Из статьи «Верные сыны России» опубликованной в газете «Утро России»:

«Кавказская туземная дивизия, все те же многострадальные «дикие», жизнями своими оплачивающие торгово-предательские счеты русской армии «братания», ее свободу и ее культуру. «Дикие» спасли русскую армию в Румынии; «дикие» безудержным ударом опрокинули австрийцев и во главе русской армии прошли всю Буковину и взяли Черновицы. «Дикие» ворвались в Галич и гнали австрийцев неделю тому назад. И вчера вновь «дикие», спасая отступавшую митинговую колонну, рванулись вперед и отбив позиции, спасли положение. «Дикие» инородцы - они заплатят России кровью за всю ту землю, за всю ту волю, которых требуют сегодня же организованные солдаты, бегущие с фронта на тыловые митинги».

За время своей боевой деятельности дивизия понесла большие потери. Достаточно сказать, что за три года через службу в дивизии прошло в общей сложности более семи тысяч всадников, уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки дивизии несколько раз пополнялись прибывавшими с мест их формирования запасными сотнями. Несмотря на это кавказцы, сражаясь на всех фронтах: австрийском, германском, румынском всегда отличались огромным мужеством и непоколебимой твердостью.За один только год дивизия провела 16 конных атак – пример небывалый в военной истории. Количество пленных, взятых Кавказской туземной конной дивизией за годы войны, в четыре раза превысило ее собственный численный состав. Около 3500 всадников были удостоены Георгиевских крестов и Георгиевских медалей «За храбрость», многие стали полными георгиевскими кавалерами. Все офицеры дивизии были удостоены боевых орденов.

Многочисленных боевых наград были удостоены воины Татарского конного полка.Кроме уже упомянутых выше были также удостоены боевых наград: ротмистр Шахверди Хан Зиятханов, штабс-ротмистры Сулейман Бек Султанов и Эксан Хан Нахичеванский, штабс-капитан Джалал Бек Султанов, поручик Салим Бек Султанов.Особо отличились унтер-офицеры и рядовые всадники: полными Георгиевскими кавалерами, т.е. награжденными Георгиевскими крестами всех четырех степеней стали: уроженец села Араблу Зангезурского уезда Алибек Набибеков, уроженец села Агкейнек Казахского уезда Саяд Зейналов, Мехти Ибрагимов, Алекпер Хаджиев, Дацо Дауров, Александр Кайтуков. Тремя Георгиевскими крестами и тремя Георгиевскими медалями был награжден уроженец села Салахлы Казахского уезда Осман Ага Гюльмамедов.Особо следует отметить уроженца города Шуши Зейнал Бека Садыхова, который, начав службу унтер – офицером в команде разведчиков, заслужил три Георгиевских креста и Георгиевскую медаль, а после производства за военные отличия в офицеры был удостоен четырех боевых орденов.

В конце августа 1917г. в Тифлисе состоялся мусульманский благотворительный вечер в пользу увечных и семей погибших воинов Кавказской туземной конной дивизии. Газета «Кавказский край» писала в связи с этим:

«Посетив мусульманский вечер, мы отдадим только крошечную частицу того громадного неоплатного долга, который лежит на всей России, на всех нас перед Кавказом и перед льющей свою кровь уже три года за Россию благородной дикой дивизией».

Тогда же, в конце августа, было принято решение переформировать Кавказскую туземную конную дивизию в Кавказский туземный конный корпус. С этой целью в состав дивизии были переданы 1-й Дагестанский и два Осетинских конных полка. После сформирования корпус должен был быть направлен на Кавказ в распоряжение командующего Кавказской армией. Однако уже 2–го сентября, в связи с «делом Корнилова», приказом Временного правительства командир Кавказского туземного конного корпуса генерал-лейтенант князь Багратион и командующий 1-й Кавказской туземной конной дивизией генерал-майор князь Гагарин были освобождены от своих должностей.В тот же день, приказом Временного правительства, генерал-лейтенант П.А. Половцев был назначен командиром Кавказского туземного конного корпуса. 1-ю Кавказскую туземную конную дивизию возглавил генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар. Генералу Половцеву удалось добиться от Керенского, чтобы ранее принятый приказ об отправке корпуса на Кавказ был исполнен.

В конце сентября – начале октября 1917 г. части и подразделения корпуса были переброшены на Кавказ.Штаб корпуса находился во Владикавказе, а штаб 1-й Кавказской туземной конной дивизии в Пятигорске.

После Октябрьского переворота в Петрограде, корпус еще какое-то время сохранял, в общих чертах, свою организацию, как воинское соединение. Так, например, еще в октябре – ноябре1917 г. командир корпуса генерал Половцев проводил смотры полков. В частности, как было указано в одном из приказов корпусу, 26 октября в колонии Еленендорф, возле Елизаветполя, он (генерал Половцев – Ч.С.) «смотрел Татарский полк». Однако к январю1918 г. Кавказский туземный конный корпус прекратил свое существование.

Три года Кавказская туземная конная дивизия находилась в действующей армии на Юго-Западном и Румынском фронтах. Своей самоотверженной боевой работой, неисчислимыми подвигами и верностью воинскому долгу воины кавказцы снискали заслуженную славу в армии и в целом в России.

www.milhistory.org

Дикая Дивизия Википедия

Техника Кавказской туземной дивизии. ПМВ, 1916

Кавказская туземная конная дивизия, более известная как «Дикая дивизия»[1] — кавалерийская дивизия, одно из соединений Русской императорской армии, сформированная 23 августа 1914 года. На 90 % состояла из добровольцев-мусульман — уроженцев Северного Кавказа и Закавказья, которые, как и все туземные жители Кавказа, по законодательству Российской империи не подлежали призыву на военную службу[1]. Многие представители российкого дворянства служили в дивизии офицерами.

Состав

В соответствии с приказом императора Николая II о создании Кавказской туземной конной дивизии от 23 августа 1914 года дивизию составляли управление и три бригады по два кавказских туземных конных полка (каждый в 4 эскадрона). В состав дивизии входили следующие формирования:

Согласно утверждённым штатам, каждый конный полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 строевых нижних чинов (всадников) и 68 нестроевых нижних чинов.

Дивизии также были приданы Осетинская пешая бригада и 8-й Донской казачий артиллерийский дивизион.

Ко времени создания дивизии во время Первой мировой войны в составе русской армии находились также Кавказская кавалерийская дивизия, пять кавказских казачьих, пять кавказских стрелковых и Кавказская гренадерская дивизии. В связи с этим новая дивизия получила название Кавказской туземной конной.

Командиром кавказской туземной конной дивизии высочайшим приказом от 23 августа был назначен младший брат царя, Свиты Его Величества генерал-майор великий князь Михаил Александрович.[2] Начальником штаба дивизии был назначен полковник Яков Давидович Юзефович, литовский татарин магометанского вероисповедания, служивший в Ставке Верховного Главнокомандующего.

В это время дивизией командовал брат Государя, великий князь Михаил Александрович. Его начальник штаба, полковник Юзефович, имел секретную инструкцию, в которой, между прочим, строжайше приказывалось беречь жизнь великого князя и, по возможности, не допускать его в сферу действительного огня. Михаил Александрович — человек по натуре скромный, но отнюдь не робкий, явно тяготился такой опекой. И, воспользовавшись однажды тем, что Юзефович после завтрака лег спать, велел поседлать коней и со своими адъютантами проехал к нам, на передовую позицию. После его отъезда в штабе дивизии поднялась суматоха, разбуженный Юзефович полетел вслед за великим князем и, отыскав его, стал уговаривать вернуться в штаб. Михаил Александрович, видимо смущенный, все же не обратил на это внимания и оставался некоторое время с нами.

По приказу от 21 августа 1917 года Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова, Кавказская туземная конная дивизия была переформирована в Кавказский Туземный конный корпус.[3] С этой целью в состав дивизии были переданы Дагестанский и два осетинских конных полка. После сформирования корпус должен был быть направлен на Кавказ в распоряжение командующего Кавказской армией. Однако 2 сентября, в связи с «делом Корнилова», приказом Временного правительства командир Кавказского туземного конного корпуса генерал-лейтенант князь Багратион и командующий 1-й Кавказской туземной конной дивизией генерал-майор князь Гагарин были освобождены от своих должностей. В тот же день приказом Временного правительства генерал П. А. Половцов был назначен командиром Кавказского туземного конного корпуса. Начальником 1-й Кавказской туземной конной дивизии был назначен генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар. Начальником 2-й Кавказской туземной конной дивизии был генерал-лейтенант И. З. Хоранов.[4] Генералу Половцову удалось добиться от Керенского, чтобы ранее принятый приказ об отправке корпуса на Кавказ исполнили.

В конце сентября — начале октября 1917 года части и подразделения корпуса были переброшены на Кавказ. Штаб корпуса находился во Владикавказе, а штаб 1-й Кавказской туземной конной дивизии — в Пятигорске. К январю 1918 года Кавказский туземный конный корпус прекратил своё существование. Однако, часть бывшего состава Дикой дивизии отправилась служить в ряды ВСЮР.

Командиры

Фейзулла Мирза Каджар (1872—1920), военачальник Российской Императорской Армии и, впоследствии, Азербайджанской Демократической Республики
  • Великий князь Михаил Александрович — командир Кавказской туземной конной дивизии на фронте в Галиции во время Первой мировой войны.
  • Князь Багратион, Дмитрий Петрович, генерал-майор, с 12 июля 1916 года генерал-лейтенант. Командир дивизии с 20 февраля 1916 года по 15 апреля 1917 года и с 30 июня по 27 августа 1917 года. С 28 августа по 2 сентября 1917 года командир Кавказского туземного конного корпуса.
  • Половцов, Пётр Александрович, генерал-лейтенант — 23 августа 1914 года назначен командиром Татарского конного полка Кавказской туземной конной дивизии. С 25 февраля 1916 года начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии. 2 сентября 1917 года назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом.
  • князь Гагарин, Александр Васильевич, генерал-майор, командовал дивизией 28.08. — 02.09.1917.
  • принц (персидский) Фейзулла Мирза Каджар, азербайджанец из династии Каджаров, долгое время управлявших Ираном, генерал-майор, командовал 1-й Кавказской туземной конной дивизией с 30.09.1917.

Участие в военных действиях

Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года, в октябре она была доставлена эшелонами в Подольскую губернию. В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия вошла в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского. С конца ноября дивизия вступила в бои на Юго-Западном (австрийском) фронте, которым тогда командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов.

Дивизия вела тяжелые бои у Полянчика, Рыбне, Верховины-Быстра. Особо тяжелые кровопролитные бои проходили в декабре 1914 года на Сане и в январе 1915 года в районе Ломна-Лутовиска, где дивизия отражала наступление противника на Перемышль. В феврале дивизия провела ряд успешных наступательных операций: на реке Ломница, бои у деревень Бринь и Цу-Бабин, занятие города Станиславов и местечка Тлумач. В июле, августе и осенью 1915 года дивизия участвовала в ряде боёв у Шупарки, Новосёлка-Костюкова, в районе Доброполе и Гайворона, которые, по свидетельству её командира великого князя Михаила Александровича, были увенчаны

блестящими конными делами, каковые составляют одну из лучших страниц Истории нашей конницы ...[5]

В мае — июне 1916 года дивизия, как и прежде, числилась в составе 2-го кавалерийского корпуса 7-й армии, но принимала участие в Брусиловском прорыве, временно находясь при 33-м армейском корпусе 9-й армии Юго-Западного фронта.[3]

К декабрю 1916 года дивизия была переброшена на Румынский фронт, теперь уже в составе 7-го кавалерийского корпуса 4-й армии.[3]

Дивизия принимала активное участие в Корниловском выступлении в августе 1917 года.[6]

За время своей боевой деятельности Кавказская туземная конная дивизия понесла большие потери. За три года через службу в дивизии прошли в общей сложности более семи тысяч всадников — уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки дивизии несколько раз пополнялись прибывавшими с мест их формирования запасными сотнями. За один только 1916 год дивизия провела 16 конных атак.

Военный уклад и традиции боевого братства

Офицеры Дикой дивизии в 1917 году.

Отличительной чертой внутренней жизни Кавказской туземной конной дивизии была особая морально-психологическая атмосфера, сложившаяся в ней, которая во многом определяла отношения между её офицерами и всадниками. Так, важной особенностью всадника-горца было чувство собственного достоинства и полное отсутствие какого-либо раболепства и подхалимства. Выше всего ценились не чины и звания, а личная храбрость и верность.

Традиционный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Почётные места в полковых офицерских собраниях занимали нередко уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Это было вполне естественно, поскольку многие воины состояли в родстве друг с другом.[7]

Характерной чертой отношений в офицерской среде дивизии было взаимное уважение лиц разных вероисповеданий к верованиям и обычаям друг друга. В Кабардинском полку, в частности, адъютант подсчитывал, сколько за столом офицерского собрания находилось мусульман и сколько христиан. Если преобладали мусульмане, то все присутствующие оставались по мусульманскому обычаю в папахах, если же больше было христиан — все папахи снимали.[8]

Из северокавказских горцев, не привлекавшихся к воинской повинности (чеченцы, ингуши, черкесы, дагестанцы), была сформирована на добровольческих началах Кавказская Туземная дивизия, известная больше под названием «Дикая». Храбрость её всадников совмещалась с их первобытными нравами и с крайне растяжимым понятием о «военной добыче», что тяжело отзывалось на жителях районов, занятых полками дивизии.

— Деникин А. И. Путь русского офицера

Интересные факты

  • Во время Первой мировой войны сын Л. Н. Толстого — Михаил Львович Толстой (1879—1944) — служил во 2-м Дагестанском полку Кавказской Туземной конной дивизии.[9]
  • На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедания, изображения христианских святых (Святого Георгия, Святого Владимира, Святой Анны и т. д.) были заменены государственным гербом Российской империи — двуглавым орлом.[10] Однако горцы вскоре попросили вернуть им на награды Георгия («джигита», поскольку в среде горцев стало бытовать мнение, что их награждают «курицей» — так они называли двуглавого орла), и правительство пошло им навстречу. Святой Георгий вернулся на награды.
  • В полках дивизии были сильны горские обычаи — уважение к старшим, гостеприимство и другие обычаи. Это накладывало свой отпечаток на быт и службу в дивизии. Гостей в частях дивизии встречали так, как у себя дома, на Кавказе. Молодой офицер выказывал уважение своим всадникам старшего возраста, особенно на привале, во время отдыха, вразрез с уставом, но согласно горским обычаям. Однако горцы чтили и другие обычаи. Например, ротмистр Кибиров, в своё время занимавшийся поимкой абрека Зелимхана, убитого в 1913 году, тщательно избегал попадаться на глаза всадникам Чеченского полка, опасался кровной мести, так как в полку служили родственники знаменитого абрека.
  • Боевые успехи дивизии огромны. В мае 1916 года у Черновиц один только Кабардинский конный полк взял 1483 пленных, в том числе 23 офицера, а в общем на всю дивизию приходится количество пленных, в четыре раза превышающее её состав.

В искусстве

Памятник ингушскому конному полку

Примечания

  1. ↑ 1 2 Анатолий Горлов. Всадники «Дикой дивизии». Российская газета (15 апреля 2014). Проверено 13 января 2015.
  2. ↑ Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.171
  3. ↑ 1 2 3 Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5-17-025710-4 ISBN 5-9578-1185-8 Примечания. (201)
  4. ↑ Залесский К. А. Кто был кто в Первой мировой войне. — М., 2003, с. 876.
  5. ↑ Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья... — Нальчик, 1999, с.240
  6. ↑ Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов. Часть 2.
  7. ↑ Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.179-180
  8. ↑ Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.181
  9. ↑ Сергей Михайлович Толстой. Дети Толстого.
  10. ↑ Г. А. Мурашев. Титулы, чины, награды. — СПб., 2001, с.160

Литература

  • Л. В. Беловинский. «Дикая дивизия» // Иллюстрированный энциклопедический историко-бытовой словарь русского народа. XVIII — начало XIX в. / под ред. Н. Ерёминой. — М.: Эксмо, 2007. — С. 171. — 784 с.: — ил. с. — 5 000 экз. — ISBN 978-5-699-24458-4.

Ссылки

  • Батчаев Ш. М. Карачаевцы в войнах России: вторая половине XIX — начало XX века. — М.: Репро-ЦЕНТР, 2005. — 240 с.
  • Брешко-Брешковский Н. Дикая дивизия. М., 1991.
  • Габелиа Е. К. Абхазские всадники. Сухум, 1900.
  • Магомед Солсаев. Чеченский полк «Дикой дивизии». Чеченинфо. checheninfo.ru (11 июля 2012). Проверено 16 марта 2017.
  • Дзагурова Г. Т. Осетины в войнах России. Владикавказ, 1997.
  • Дикая дивизия. Сборник материалов. М., Мамонт; Таус, 2006.
  • Ибрагимбейли Х. М. Станицы истории боевого содружества русского и кавказских народов. — Баку, 1970
  • Карпеев В. В. Дикая дивизия «Эхо Кавказа» № 3, 1994.
  • Марков А. Л. «В ингушском конном полку»
  • Мальсагов Ах. У. Участие ингушского конного полка в Первой Мировой войне 1914—1917 гг..
  • Мальсагов М. Т. Ингуши в войнах России XIX—XX веков. Нальчик, 2001.
  • Музаев Т. М. Герои Чеченского полка Кавказской Туземной конной дивизии, 1914—1918. [[Гр.}}, 2015.
  • Опрышко О. Л. На изломе времен. Нальчик, 1996.
  • Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья. Нальчик, 1999. 2-e изд. 2007.
  • Опрышко О. Л. Кабардинцы и балкарцы в составе Кабардинского конного полка в Первой Мировой войне 1914—1918 гг. Нальчик, 2014.
  • Санакоев М. П. Страницы боевой дружбы. Цхинвали, 1975.
  • Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5-17-025710-4 ISBN 5-9578-1185-8 Примечания. (201)
  • Майсигов Д. С. Мурзабеков Г. А. Чеченский полк «Дикой дивизии». — Назрань: ООО «Пилигрим», 2009. — 236 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-98993-096-8.

wikiredia.ru

Дикая дивизия

Яндекс_браузер

Большинство туземцев славной «Дикой Дивизии» были или внуками, или — даже сыновьями бывших врагов России. На войну они пошли за Нее, по своей доброй воле, будучи никем и ничем не принуждаемы; в истории «Дикой Дивизии» — нет ни единого случая даже единоличного дезертирства!»

23 августа (1914 г.) был объявлен Высочайший приказ Николая II о создании «Кавказской туземной конной дивизии» трехбригадного состава из шести полков: Кабардинского, 2-го Дагестанского, Чеченского, Татарского, Черкесского и Ингушского. В то время в составе российской армии уже находились Кавказская кавалерийская (конная) дивизия и пять Кавказских казачьих дивизий. Поэтому, когда произошло рождение нового воинского соединения исключительно из горцев Кавказа, было принято решение назвать его — «Кавказская туземная конная дивизия», чем подчеркивалось исключительно ее местное, кавказское происхождение. Ведь, согласно словарю Владимира Ивановича Даля, слово «туземный» объясняется как «принадлежность какой-либо стране, земле».

Вот что в связи с этим писал бывший офицер Кабардинского конного полка, юрист по образованию, Алексей Алексеевич Арсеньев в очерке «Кавказская Туземная Конная Дивизия»: «…И — странное дело! Поставленные судьбой в необходимость покориться России и узнать Ее, люди и народы, дотоле бывшие Ее врагами, — переставали быть ими! Последний Имам Чечни и Дагестана — Шамиль — вел в продолжение десятилетий ожесточенную войну с Россией. Взятый в 1859 году в плен (в знак уважения к его доблести ему было оставлено его оружие), он был отвезен в г. Калугу, где содержался со всей своей семьей, окруженный почетом… Жизнь свою он окончил в Мекке, куда ему — полувековому вождю кровавой борьбы — было разрешено ехать на поклонение, а его сын был назначен флигель-адъютантом к Императору Александру II.

Последний владетельный князь Карачая — Шамхалов — вел упорную борьбу с Россией еще в 70 — 80-х годах: я видел ущелье, где происходило последнее сражение. Его сын, с которым мне пришлось познакомиться в 1914 году, — князь Мурзакул Крымшамхалов — был в Русско-Японской войне командиром полка и кавалером ордена Святого Георгия.

В Нальчике, выстроившись посотенно на пустыре около железнодорожной станции, всадники, кабардинцы и балкарцы, приняли присягу, поклявшись на Коране свято соблюдать воинский долг, подчиняться приказам своих командиров, беречь воинскую честь и хранить военную тайну. А в понедельник, 8 сентября, полк, своим ходом, на лошадях, выступил в Прохладную, находящуюся в шестидесяти верстах от Нальчика. Согласно «Таблице предметов, которые всадники Кабардинского конного полка обязаны иметь при себе в военно-походное время», каждый из них, помимо обязательных с момента формирования шашки и кинжала, получал на вооружение: «винтовку трехлинейную казачьего образца, 3-х линейный револьвер, существующий в казачьих частях», с обязательным запасом патронов — «боевые патроны в патронташах по 30-ти» и «в накладных на черкесках для газырей карманчиках» — «в нагрудных газах по 28-ми.

«Значительную помощь офицерам Черкесского полка при отборе добровольцев-карачаевцев оказал помощник атамана Баталпашинского отдела корнет Мисост Кучукович Абаев, участник русско-турецкой войны 1877 — 1878 годов, награжденный тогда за боевые отличия Георгиевским крестом IV степени. Он был известен и как балкарский просветитель, автор первого исторического труда «Балкария», опубликованного в 1911 году в Париже журналом «Мусульманин». В те же самые сентябрьские дни четырнадцатого года, когда формировался Черкесский полк, четверо родственников Мисоста Кучуковича из рода таубиев Абаевых, жителей Балкарского общества, стали всадниками Кабардинского конного полка.

Газета «Кавказ» 13 сентября 1914 года поместила информацию о смотре, который устроил в те дни 1-й сотне атаман Екатеринодарского отдела полковник Павел Никифорович Камянский: «Недавно атаманом Екатеринодарского отдела был произведен смотр сотне добровольцев-черкесов, снаряженных близлежащими аулами. Атаман отдела поздравил черкесов за бравый и боевой вид. Черкесы дружно отвечали: «Берекет берсин» (покорно благодарю). Все черкесы приведены муллой-кадием к присяге и отслужили молебен о даровании победы русскому воинству».

Итак, в сентябре 1914 года завершилось формирование дивизии кавказских горцев, а в октябре эшелоны повезут ее полки на Украину, в Подольскую губернию, откуда в скором времени и предстояло им вступить в боевые действия на Юго-Западном — австрийском фронте.

В Кавказской конной дивизии рядовых называли не «нижними чинами», как-то было принято в российской армии, а «всадниками». Так как у горцев не существовало обращения на «вы», то к своим офицерам, генералам, и даже к командиру дивизии великому князю Михаилу Александровичу, всадники обращались на «ты», что нисколько не умаляло значения и авторитета командного состава в их глазах и никак не отражалось на соблюдении ими воинской дисциплины.

«Отношения между офицерами и всадниками сильно отличались от таковых в регулярных частях, — вспоминал офицер Ингушского полка Анатолий Марков. — В горцах не было никакого раболепства перед офицерами, они всегда сохраняли собственное достоинство и отнюдь не считали своих офицеров за господ — тем более за высшую расу». Подчеркивает это и в очерке «Кавказская Туземная конная Дивизия» офицер Кабардинского конного полка Алексей Арсеньев: «Отношения между офицерами и всадниками носили характер совершенно отличный от отношений в полках регулярной конницы, о чем молодые офицеры наставлялась старыми. Например — вестовой, едущий за офицером, иногда начинал петь молитвы или заводил с ним разговоры. В общем, уклад был патриархально-семейный, основанный на взаимном уважении, что отнюдь не мешало дисциплине; брани — вообще не было места… Офицер, не относящийся с уважением к обычаям и религиозным верованиям всадников, терял в их глазах всякий авторитет. Таковых, впрочем, в дивизии не было».

Весьма интересны и следующие обобщения, сделанные русским офицером Арсеньевым о горцах — его боевых товарищах по Кабардинскому полку и дивизии: «Чтобы правильно понять природу Дикой Дивизии, нужно иметь представление об общем характере Кавказцев, ее составлявших».

Алексей Алексеевич Арсеньев, говоря о высокой дисциплине, существовавшей в дивизии, подчеркивает, что в первую очередь это было связано с тем, что «всякий мусульманин воспитан в чувстве почтения к старшим — это поддерживалось «адатами» — горскими обычаями».

«В то время, горцы Кавказа, и «степные» народы Туркестана» — пишет Брешко-Брешковский, — не отбывали воинской повинности, однако при любви их к оружию и к лошади, любви пламенной, привитой с раннего детства, при восточном тяготении к чинам, отличиям, повышениям и наградам, путем добровольческого комплектования можно было бы создать несколько чудесных кавалерийских дивизий из мусульман Кавказа и Туркестана. Можно было бы, но к этому не прибегали».

«Почему?» — ставит вопрос Брешко-Брешковский, и сам же отвечает на него: «Если из опасения вооружить и научить военному делу несколько тысяч инородческих всадников — напрасно! На мусульман всегда можно было вернее положиться, чем на христианские народы, влившиеся в состав Российского Царства. Именно они, мусульмане, были бы надежной опорой власти и трона. Революционное лихолетье дало много ярких доказательств, что горцы Кавказа были до конца верны присяге, чувству долга и воинской чести и доблести…»

26 ноября Кавказская конная дивизия через Львов начала «проходное выдвижение» в юго-западном направлении к городу Самбору. В тот день в столице Галиции, Львове, свидетелем шествия частей дивизии по его улицам стал граф Илья Львович Толстой, сын Льва Николаевича Толстого. Он, как журналист и писатель, приехал в этот город, всего лишь месяц назад освобожденный русскими войсками от австрийцев. О своих впечатлениях и чувствах, вызванных увиденными им кавказскими полками, Илья Львович расскажет в очерке «Алые башлыки», опубликованном в начале 1915 года в московском журнале «День Печати» и перепечатанном газетой «Терские ведомости»:

«Первое мое знакомство с Кавказской туземной конной дивизией, — писал Толстой, — произошло в Львове, когда командир корпуса производил ее смотр. Это было в самом центре города, против лучшего отеля, в 12 часов дня, когда улицы были запружены народом, и когда жизнь большого города кипела в полном разгаре.

Полки проходили в конном строю, в походном порядке, один за одним, один красивее другого, и весь город в продолжение целого часа любовался и дивился невиданным дотоле зрелищем… Под скрипучий напев зурначей, наигрывающих на своих дудочках свои народные воинственные песни, мимо нас проходили нарядные, типичные всадники в красивых черкесках, в блестящем золотом и серебром оружии, в ярко-алых башлыках, на нервных, точеных лошадях, гибкие, смуглые, полные гордости и национального достоинства. Что ни лицо, то тип; что ни выражение — выражение свое, личное; что ни взгляд — мощь и отвага…»

В Карпатских горах, юго-западнее Самбора, на берегах реки Сан, Кавказская конная дивизия вступила в боевые действия с неприятелем, действуя вначале в составе 8-й, а затем 9-й армии Юго-Западного фронта. До начала февраля 1915 года ее полки вели тяжелые бои в горах и долинах Карпат, у галицийских и польских городков и деревень. Наступательные операции и разведка боем чередовались с отражением контратак крупных сил неприятеля, пытавшегося в зимние месяцы прорваться с юга к блокированной русской армией неприятельской крепости Перемышль со 120-тысячным гарнизоном. И кавказские полки с честью выполнили свою боевую задачу — там, где стояли они, враг не прошел, там, где наступали, враг был повержен…

Документы полков и штаба Кавказской конной дивизии донесли до нас имена героев боев, описание их подвигов и связанных с ними боевых эпизодов на всем протяжении войны с 1914-го по 1917 год. В тот период через службу в дивизии прошло более 7000 всадников — уроженцев Кавказа (полки, понесшие потери в боях и сокращавшиеся за счет отчисления «вовсе от службы» всадников по ранениям и болезням, четырежды пополнялись приходом с мест их формирования запасных сотен). Около 3500 из них были награждены Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями «За храбрость», а все офицеры удостоены орденов.

17 февраля 1915 года Петроградское телеграфное агентство передало из Ставки официальную телеграмму, в которой речь шла о «кавказских горцах» в связи с их боевыми делами в рядах Кавказской конной дивизии:

«В Восточной Галиции события развиваются повсюду согласно нашим предположениям. Наши кавказские горцы наводят страх на венгров… Горцы решительно отказываются уступить кому-либо первенство под неприятельским огнем.

Никто не должен получить право утверждать, что горец сражается за его спиной. Психология горцев в отношении боевых порядков решительно сближает их с рыцарями, которых можно было заставить сражаться лишь на началах боевого равенства в одношеренговом строю».

Издание «Новое Время» в очерке «Кавказцы» писало в апреле 1915года: «В победном шествии на С. участвовала и Кавказская дивизия. «Природным всадникам» пришлось вместе с пехотными войсками «спешенной конницей» под градом пуль и снарядов «постепенно рассыпным строем, перебежками отнимать у неприятеля пядь за пядью землю. Горцы ходили на окопы — в штыки, вернее, в кинжалы, несли сильные потери, но дух их не упал даже в этой совсем необычной для них обстановке».

Командование австро-венгерскими войсками, понимая, что Станиславова, к которому подходили значительные силы российской армии — пехоты и конницы, удержать не удастся, вывело свои главные силы из города, оставив там значительный гарнизон. И тогда произошло удивительное событие, участниками которого стали всадники и офицеры Черкесского и Ингушского полков 3-й бригады Кавказской конной дивизии.

«Для выяснения количества оставшихся в городе австрийцев посланы два конных разъезда горцев, — продолжает рассказ корреспондент газеты «Новое Время». — Видимо, австрийцы заметили их, но ничем не выдали своего присутствия, подпустили эту кучку людей к самому городу. Горцы предположили, что он совсем оставлен неприятелем, спокойно вошли на мост и затем в город. Здесь их встретили залпами с разных сторон. Вместо того чтобы отступить на мост, горячие кавказцы опять прибегли к своему самому необычному оружию, и на улицах закипел кинжальный бой. Плохо ли стреляли австрийцы, или их обуял страх при виде горцев, но и на этот раз последние победили, не потеряв ни одного человека, кроме нескольких раненых. Перестрелку услышали ближайшие четыре сотни и бросились на помощь своим…»

Очерк «Кавказцы» заканчивался словами о том, что «в составе дивизии есть уже немало храбрецов, награжденных Георгием. Георгия горцы называют «Джигитом» и очень чтут его…».

И действительно, святой Георгий Победоносец, покровитель российских воинов, изображение которого помещалось на лицевой стороне Георгиевского креста — он восседал на коне и копьем поражал дракона, символизировавшего врага, — у горцев Кавказа ассоциировался с незнающим страха джигитом, каким, в сущности, и являлся каждый всадник Кавказской конной дивизии.

Яндекс_браузер

«Боевые награды всадниками очень ценились, — скажет в своем очерке «Кавказская Туземная Конная Дивизия» Алексей Арсеньев, — но, принимая крест, они настойчиво требовали, чтобы он был — не с птицами, а — с «джигитом»; кресты для иноверцев Императорской Армии чеканились с двуглавым орлом, а не с Георгием Победоносцем».

Необходимо отметить, что еще с 1844 года в России Высочайшим приказом установлено, чтобы ордена для офицеров, а также и Георгиевские кресты для нижних чинов — тех, кто исповедовал ислам — «магометанство», выдавались не с изображениями святых, в честь которых учреждались награды, а с Государственным гербом — двуглавым орлом. Такие награды именовались, как «для нехристиан установленные».

Были случаи, когда кавказские всадники-мусульмане даже отказывались «принять Гергиевские кресты, на которых вместо св.Георгия был выбит Государственный герб, как в начале это делалось для лиц нехристианского вероисповедания, — напишет в воспоминаниях «В Ингушском конном полку» бывший корнет Ингушского полка Анатолий Марков. — К счастью, скоро правительство отменило это правило и все Гергиевские кавалеры стали награждаться одинаковыми для всех знаками отличия Военного ордена».

В своем донесении великому князю Михаилу Александровичу полковник граф Воронцов-Дашков, восхищенный отвагой всадников Кабардинского и 2-го Дагестанского конных полков, писал:

«С чувством особого удовлетворения должен отметить геройскую работу полков вверенной Вашему Императорскому Высочеству дивизии. Промокшие от проливного дождя, идущего всю ночь, ослабевшие от 4-х дневной «уразы», всадники, по вязкой от дождя земле, стойко и стройно шли вперед под градом пуль, почти не залегая, и трепет обнимал противника, не выдержавшего такого стремительного наступления. Некоторые всадники — Дагестанцы, чтобы быстрее наступать, снимали сапоги и босиком бежали в атаку. Пленных почти не брали: всадники были озлоблены поведением австрийцев, поднимавших руки, выкидывать белые флаги и затем расстреливавших наших с близких дистанций; офицерам с трудом удалось вырвать из рук всадников около 20 австрийцев, принадлежащих ко всем четырем батальонам 97-го Имперского полка, к 7-му драгунскому и 11-му гусарскому полкам».

С восхищением говорил Брешко-Врешковскнй о том, как смело бросаются горцы в атаки на неприятельскую пехоту, пулеметы и даже артиллерию:

«Стихийной, бешеной лавиной кидаются они, артистически работая острым, как бритва, кинжалом против штыков и прикладов… и об этих атаках рассказывают чудеса. Австрийцы давно прозвали кавказских орлов «дьяволами в мохнатых шапках». И действительно, одним своим видом, таким далеким от какой бы то ни было общеевропейской военной формы, кавказцы наводят на неприятеля панику…»

«Внезапно развернув свои сотни в лаву и под губительным огнем пехоты противника ведя лично вперед лаву своего дивизиона, стремительно налетел на противника, изрубил находящегося в первой линии, затем направил сотни на следующие окопы и отдельные дома, занятые мадьярами, — свидетельствует наградной лист на полковника Бековича-Черкасского. — Выбил их оттуда, доведя сокрушительный свой удар до основных позиции 9 го и 10-го полков у села Зарвыница, взяв в плен 17 офицеров, 276 мадьяр, 3 пулемета, 4 телефона, имея всего 196 всадников; потеряв 2 офицеров, 16 всадников и 48 лошадей убитыми и ранеными… Шашечный удар был настолько стремительный, что занимавшие окопы две роты венгерской пехоты обратились в беспорядочное бегство, бросая оружие и снаряжение. Врубившись в ряды бежавшего неприятеля, штабс-ротмистр Махатадзе развил преследование и уничтожил 2 роты венгерской пехоты…»

С утра 29 сентября 1915 года крупные силы противника при активной поддержке артиллерии перешли в наступление в направлении занимаемой кавказскими полками деревни Петликовце-Нове. Развивая свой успех, австрийские батальоны продвигались вперед, «угрожая сбросить 3-ю бригаду в болотистую долину Ольховца, выйти в тыл полкам 33-й пехотной дивизии и прорвать фронт на стыке 11-го и 33-го корпусов 9-й армии», как раз там, где стояли на позициях части Кавказской конной дивизии. Но доблесть и геройство ее всадников и офицеров не дали осуществиться плану неприятеля.

Генерал-майор Дмитрий Петрович Багратион, командовавшей в тот день отрядом из 11 дивизионных сотен и пехотного батальона, «искусно маневрируя, упорно отстоял свой участок» в пункте удара противника на деревню Петликовце-Нове, решив исход боя в пользу Кавказской конной дивизии, — «деревня осталась за нами, противник был отброшен, и к вечеру того же дня левый фланг генерал-майора князя Багратиона, перейдя в наступление, отбросил австрийцев».

10 февраля 1916 года исполняющий обязанности командира Кавказской конной дивизии командир 3-й бригады генерал-майор Александр Васильевич Гагарин разослал по всем полкам текст телеграммы из Ставки: «21 января Высочайше пожалованы всем полкам дивизии Штандарты. Поздравляю полки с Монаршей Милостью и уверен, что дарованные Штандарты полков покроются неувядаемой славой». Пусть слава о них будит воспета в аулах родного Кавказа, пусть память о них навеки живет в сердцах народа, пусть заслуги их будут записаны для потомков золотыми буквами на страницах Истории. Я же до конца Моих дней буду гордиться тем, что был начальником горных орлов Кавказа, отныне столь близких моему сердцу…»

…Благодаря Чеченской полусотне, закрепившейся на плацдарме, уже на рассвете по наведенному понтонному мосту началась переправа на правый берег Днестра всего Чеченского полка, а за ним Черкесского, Ингушского и частей пехотной дивизии, что сразу же позволило войскам 33-го армейского корпуса начать успешное продвижение в глубь занятой противником территории.

В те же дни о героизме Чеченской полусотни, первой из состава российских войск с боем переправившейся на правобережье Днестра, было доложено в Ставке Верховному Главнокомандующему Николаю II. И царь, восхищенный мужеством ее всадников, заявил, что всех их награждает Георгиевскими крестами. Факт этот, безусловно, редчайший, чтобы весь личный состав воинского подразделения за один бой был удостоен боевых наград, и единственный как на всю Кавказскую конную дивизию, так и на 2-й кавалерийский корпус.

В Петрограде произошла Февральская революция. 2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола, передав «наследие» своему брату Михаилу Александровичу, бывшему командиру Кавказской конной дивизии, но и он 3 марта отказался от престола, обратившись к народам России с Манифестом. Власть в Петрограде и стране взяло на себя Временное правительство. Корнет Кабардинского полка Алексей Арсеньев в своих воспоминаниях о тех днях напишет: «Отречение Государя от престола потрясло всех; того «энтузиазма», с которым все население, по утверждению творцов революции, «встретило ее», не было; была общая растерянность, вскоре сменившаяся каким-то опьянением от сознания, что теперь — «все позволено». Всюду развевались красные флаги, пестрели красные банты. В Дикой Дивизии их не надели — кроме обозников и матросов-пулеметчиков…»

Устойчивая и стабильная обстановка, сохранившаяся после Февральской революции в Кавказской конной дивизии, не поддававшейся пораженческой пропаганде и псевдореволюционной демагогии, далеко не всем была по душе. И нашлись лица, развернувшие через ряд российских газет кампанию нападок на ее офицеров и всадников. В связи с этим и выступил на страницах газеты «Кубанский курьер» живший в то время в Екатеринодаре уроженец Кабарды, юрист Пшемахо Тамашевич Коцев, в ближайшем будущем один из организаторов Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана.

Вот о чем писал Коцев в «письме в редакцию» газеты » Кубанский курьер», вышедшей 24 марта 1917 года: «В первые дни великой русской революции вместе с известиями о падении старого режима и о событиях на улицах Петрограда в обществе стали циркулировать слухи, а затем в некоторых газетах появились заметки о том, что будто некоторые части Кавказской туземной кавалерийской дивизии (так называемой «Дикой») были истребованы с фронта для подавления революционного выступления и они стреляли в народ, причем будто и сами были расстреляны другими войсковыми частями, перешедшими на сторону Исполнительного Комитета Государственной Думы. Подобные слухи, естественно, взволновали горское население, и представители последнего приняли все меры к тому, чтобы получить самые достоверные известия об участии и роли их единоплеменников — частей так называемой «Дикой Дивизии» — в событиях на улицах Петрограда. По полученным самым точным и достоверным сведениям оказалось, что ни одна из частей Кавказской туземной кавалерийской дивизии в Петрограде в революционные дни не была, и ни один воин названной дивизии в революционный народ не стрелял. Вся эта дивизия с первых дней войны и по настоящее время находится на своем боевом посту на позициях Западного фронта и наравне с другими сынами Великой России защищает общую родину от внешнего врага».

1 мая 1917 года далеко от украинской Подолии, где дисклоцировалась Дикая дивизия, в центре Терской области — городе Владикавказе, состоялось открытие первого съезда «горских племен Кавказа», на который, по сообщению газеты «Терский вестник» за 3 мая 1917 года, «приехали представители: от чеченцев, ингушей, кумыков, дагестанцев, ногайцев, туркмен, кабардинцев, балкарцев, черкесов, осетин и пр. Представителей прибыло более 300 человек».

Одним из главных инициаторов созыва «собрания горцев Кавказа» стал ротмистр Чеченского конного полка Абдул-Меджид (Тапа) Арцуевич Чермоев, которого в то время командование Юго-Западным фронтом откомандировало из Действующей армии в Терскую область. На том съезде горских народов был создан Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана, избран его Центральный Комитет, в состав которого, наряду с другими видными политическими и общественными деятелями горских народов, вошли присяжные поверенные кабардинец Пшемахо Тамашевич Коцев и балкарец Басият Абаевич Шаханов.

И вот тогда, 3 мая, на первом съезде горцев Северного Кавказа и Дагестана, по предложению Абдул-Меджида Чермоева «председатель съезда» Басият Абаевич Шаханов направляет телеграмму, одобренную всеми делегатами, в Проскуров командиру Кавказской конной дивизии: «Представители всех горских племен Северного Кавказа и Дагестана, собравшиеся во Владикавказе на свой первый съезд для организации постоянного Союза объединенных горцев, написав на своем красном знамени борьбу всеми силами против реакции и за торжество федеративной демократической республики, шлют свой сердечный привет своим родным полкам Кавказской мусульманской конной дивизии, мужественно, как истинные сыны гордого любовью к свободе Кавказа, отстаивающим грудью неприкосновенность, честь, свободу отныне дорогого нам всем Отечества — России». Эта телеграмма, полученная генерал-майором Гагариным из Владикавказа, по его приказу зачитывалась во всех полках дивизии.

12 июня 1917 года состоялся смотр Кавказской конной дивизии командующим 8-й армией генералом Корниловым, известным в войсках своей храбростью и решительностью… Ровно в четыре часа пополудни командарм на коне «въехал в четырехугольник» и стал объезжать выстроившиеся части, «здоровается с ними и заговаривает с двумя-тремя всадниками каждого полка». Затем, остановившись посредине дивизионного «четырехугольника», Лавр Георгиевич Корнилов произнес «следующую речь»:

«Орлы Кавказа! Я не ожидал, но счастлив, видеть вас в таком изумительном порядке. В вас сохранился еще тот дух, который начинают терять наши войска. Когда вернетесь к себе на Кавказ, передайте от меня поклон и большое спасибо вашим отцам, что сумели воспитать и вдохнуть в вас ту внутреннюю дисциплину, что предохраняет вас от развала. Сейчас я зову вас на ратный подвиг и убежден, что славная история вашей дивизии обогатится еще многими страницами. Еще раз спасибо вам, славные горцы, за службу!»

В одном из приказов командира дивизии генерала Багратиона говорилось: «…Считаю особенно приятным для себя долгом объявить благодарность всем чинам дивизии за высоко честное отношение к долгу службы в ночном бою 29 июня под городом Калушем, в центре которого части других войск под воздействием добытого вина пришли в расстройство и, вместо боя с врагом, постыдно занимались грабежом, насилием женщин и пьянством. Высокоразвитое чувство долга службы перед Отечеством в частях Туземной конной дивизии и воинская дисциплина, присущая сынам Кавказа и их боевым соратникам русским кадровым и пулеметчикам и Донским казакам 8-го дивизиона, нашли справедливую оценку в благодарности, выраженной комкором XII (командир 12-го корпуса генерал Черемисов), который сказал мне: «Я был спокоен за оборону Калуша, когда получил донесение, что кавказцы его защищают».

Получив приказ выдвинуться в направлении реки Збруч, дивизия находилась в пути девять дней, совершая его среди панически отступавших, дезорганизованных пехотных передовых тыловых частей. «В этом хаотическом отходе. ярко вылилось значение дисциплины в полках Туземной конной дивизии, стройное движение которой вносило успокоение в панические элементы нестроевых и обозов, которым примыкали дезертиры пехоты XII корпуса с позиций», — напишет потом в приказе по дивизий генерал Багратион.

В те дни кавказские полки обеспечивали порядок среди отступавших войск, прикрывали их от ударов со стороны противника, а когда тому удавалось осуществлять атаки и прорываться в тылы русских полков и дивизий, всадники-горцы совместно с еще сохранившими боеспособность воинскими частями вступали в бои с немцами и австрийцами и отбрасывали их.

На ночлеге дивизии, в городке Нижневе, где находился штаб 33-го армейского корпуса, к Багратиону спешно обратился комендант штаба с просьбой дать ему три сотни горцев «для охраны штаба от возможного на него покушения со стороны дезертировавшего с позиции пехотного полка». «Я ответил ему, — скажет в приказе Дмитрий Петрович Багратион, — что одно присутствие здесь кавказцев обуздает преступное намерение дезертиров, а если понадобится, то сотни явятся по тревоге. Моя уверенность в чисто военной репутации доблестных полков дивизии оправдалась, и дезертировавший пехотный полк преступной воли не проявил».

26 сентября 1917 года владикавказская газета «Терский вестник» опубликовала сообщение: «Военный министр приказал сообщить: Туземный корпус возвращается на Кавказ. Временное Правительство счастливо засвидетельствовать, что рожденные в свободе горцы остались верны делу свободы в тяжелые дни минувших испытаний, когда темные силы пытались их обманно использовать для того, чтобы задушить свободу».

Три года находились в Действующей армии всадники и офицеры кавказских полков. И вот теперь, в конце сентября — начале октября 1917 года, эшелоны привозили их в родные края…

Опрышко О.Л.

© Источник: О.Л.Опрышко «Кавказская конная дивизия. 1914-1917. Возвращение из небытия», Нальчик, 1999 г.

Яндекс_браузер

 

07.06.2018Admin

alpan365.ru

Кавказская туземная конная дивизия — WiKi

Состав

В соответствии с приказом императора Николая II о создании Кавказской туземной конной дивизии от 23 августа 1914 года дивизию составляли управление и три бригады по два кавказских туземных конных полка (каждый в 4 эскадрона). В состав дивизии входили следующие формирования:

Согласно утверждённым штатам, каждый конный полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 строевых нижних чинов (всадников) и 68 нестроевых нижних чинов.

Дивизии также были приданы Осетинская пешая бригада и 8-й Донской казачий артиллерийский дивизион.

Ко времени создания дивизии во время Первой мировой войны в составе русской армии находились также Кавказская кавалерийская дивизия, пять кавказских казачьих, пять кавказских стрелковых и Кавказская гренадерская дивизии. В связи с этим новая дивизия получила название Кавказской туземной конной.

Командиром кавказской туземной конной дивизии высочайшим приказом от 23 августа был назначен младший брат царя, Свиты Его Величества генерал-майор великий князь Михаил Александрович.[2] Начальником штаба дивизии был назначен полковник Яков Давидович Юзефович, литовский татарин магометанского вероисповедания, служивший в Ставке Верховного Главнокомандующего.

В это время дивизией командовал брат Государя, великий князь Михаил Александрович. Его начальник штаба, полковник Юзефович, имел секретную инструкцию, в которой, между прочим, строжайше приказывалось беречь жизнь великого князя и, по возможности, не допускать его в сферу действительного огня. Михаил Александрович — человек по натуре скромный, но отнюдь не робкий, явно тяготился такой опекой. И, воспользовавшись однажды тем, что Юзефович после завтрака лег спать, велел поседлать коней и со своими адъютантами проехал к нам, на передовую позицию. После его отъезда в штабе дивизии поднялась суматоха, разбуженный Юзефович полетел вслед за великим князем и, отыскав его, стал уговаривать вернуться в штаб. Михаил Александрович, видимо смущенный, все же не обратил на это внимания и оставался некоторое время с нами.

— Деникин А. И. Путь русского офицера

По приказу от 21 августа 1917 года Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова, Кавказская туземная конная дивизия была переформирована в Кавказский Туземный конный корпус.[3] С этой целью в состав дивизии были переданы Дагестанский и два осетинских конных полка. После сформирования корпус должен был быть направлен на Кавказ в распоряжение командующего Кавказской армией. Однако 2 сентября, в связи с «делом Корнилова», приказом Временного правительства командир Кавказского туземного конного корпуса генерал-лейтенант князь Багратион и командующий 1-й Кавказской туземной конной дивизией генерал-майор князь Гагарин были освобождены от своих должностей. В тот же день приказом Временного правительства генерал П. А. Половцов был назначен командиром Кавказского туземного конного корпуса. Начальником 1-й Кавказской туземной конной дивизии был назначен генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар. Начальником 2-й Кавказской туземной конной дивизии был генерал-лейтенант И. З. Хоранов.[4] Генералу Половцову удалось добиться от Керенского, чтобы ранее принятый приказ об отправке корпуса на Кавказ исполнили.

В конце сентября — начале октября 1917 года части и подразделения корпуса были переброшены на Кавказ. Штаб корпуса находился во Владикавказе, а штаб 1-й Кавказской туземной конной дивизии — в Пятигорске. К январю 1918 года Кавказский туземный конный корпус прекратил своё существование. Однако, часть бывшего состава Дикой дивизии отправилась служить в ряды ВСЮР.

Командиры

  Фейзулла Мирза Каджар (1872—1920), военачальник Российской Императорской Армии и, впоследствии, Азербайджанской Демократической Республики
  • Великий князь Михаил Александрович — командир Кавказской туземной конной дивизии на фронте в Галиции во время Первой мировой войны.
  • Князь Багратион, Дмитрий Петрович, генерал-майор, с 12 июля 1916 года генерал-лейтенант. Командир дивизии с 20 февраля 1916 года по 15 апреля 1917 года и с 30 июня по 27 августа 1917 года. С 28 августа по 2 сентября 1917 года командир Кавказского туземного конного корпуса.
  • Половцов, Пётр Александрович, генерал-лейтенант — 23 августа 1914 года назначен командиром Татарского конного полка Кавказской туземной конной дивизии. С 25 февраля 1916 года начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии. 2 сентября 1917 года назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом.
  • князь Гагарин, Александр Васильевич, генерал-майор, командовал дивизией 28.08. — 02.09.1917.
  • принц (персидский) Фейзулла Мирза Каджар, азербайджанец из династии Каджаров, долгое время управлявших Ираном, генерал-майор, командовал 1-й Кавказской туземной конной дивизией с 30.09.1917.

Участие в военных действиях

Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года, в октябре она была доставлена эшелонами в Подольскую губернию. В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия вошла в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского. С конца ноября дивизия вступила в бои на Юго-Западном (австрийском) фронте, которым тогда командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов.

Дивизия вела тяжелые бои у Полянчика, Рыбне, Верховины-Быстра. Особо тяжелые кровопролитные бои проходили в декабре 1914 года на Сане и в январе 1915 года в районе Ломна-Лутовиска, где дивизия отражала наступление противника на Перемышль. В феврале дивизия провела ряд успешных наступательных операций: на реке Ломница, бои у деревень Бринь и Цу-Бабин, занятие города Станиславов и местечка Тлумач. В июле, августе и осенью 1915 года дивизия участвовала в ряде боёв у Шупарки, Новосёлка-Костюкова, в районе Доброполе и Гайворона, которые, по свидетельству её командира великого князя Михаила Александровича, были увенчаны

  блестящими конными делами, каковые составляют одну из лучших страниц Истории нашей конницы ...[5]  

В мае — июне 1916 года дивизия, как и прежде, числилась в составе 2-го кавалерийского корпуса 7-й армии, но принимала участие в Брусиловском прорыве, временно находясь при 33-м армейском корпусе 9-й армии Юго-Западного фронта.[3]

К декабрю 1916 года дивизия была переброшена на Румынский фронт, теперь уже в составе 7-го кавалерийского корпуса 4-й армии.[3]

Дивизия принимала активное участие в Корниловском выступлении в августе 1917 года.[6]

За время своей боевой деятельности Кавказская туземная конная дивизия понесла большие потери. За три года через службу в дивизии прошли в общей сложности более семи тысяч всадников — уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки дивизии несколько раз пополнялись прибывавшими с мест их формирования запасными сотнями. За один только 1916 год дивизия провела 16 конных атак.

Военный уклад и традиции боевого братства

  Офицеры Дикой дивизии в 1917 году.

Отличительной чертой внутренней жизни Кавказской туземной конной дивизии была особая морально-психологическая атмосфера, сложившаяся в ней, которая во многом определяла отношения между её офицерами и всадниками. Так, важной особенностью всадника-горца было чувство собственного достоинства и полное отсутствие какого-либо раболепства и подхалимства. Выше всего ценились не чины и звания, а личная храбрость и верность.

Традиционный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Почётные места в полковых офицерских собраниях занимали нередко уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Это было вполне естественно, поскольку многие воины состояли в родстве друг с другом.[7]

Характерной чертой отношений в офицерской среде дивизии было взаимное уважение лиц разных вероисповеданий к верованиям и обычаям друг друга. В Кабардинском полку, в частности, адъютант подсчитывал, сколько за столом офицерского собрания находилось мусульман и сколько христиан. Если преобладали мусульмане, то все присутствующие оставались по мусульманскому обычаю в папахах, если же больше было христиан — все папахи снимали.[8]

Из северокавказских горцев, не привлекавшихся к воинской повинности (чеченцы, ингуши, черкесы, дагестанцы), была сформирована на добровольческих началах Кавказская Туземная дивизия, известная больше под названием «Дикая». Храбрость её всадников совмещалась с их первобытными нравами и с крайне растяжимым понятием о «военной добыче», что тяжело отзывалось на жителях районов, занятых полками дивизии.

— Деникин А. И. Путь русского офицера

Интересные факты

  • Во время Первой мировой войны сын Л. Н. Толстого — Михаил Львович Толстой (1879—1944) — служил во 2-м Дагестанском полку Кавказской Туземной конной дивизии.[9]
  • На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедания, изображения христианских святых (Святого Георгия, Святого Владимира, Святой Анны и т. д.) были заменены государственным гербом Российской империи — двуглавым орлом.[10] Однако горцы вскоре попросили вернуть им на награды Георгия («джигита», поскольку в среде горцев стало бытовать мнение, что их награждают «курицей» — так они называли двуглавого орла), и правительство пошло им навстречу. Святой Георгий вернулся на награды.
  • В полках дивизии были сильны горские обычаи — уважение к старшим, гостеприимство и другие обычаи. Это накладывало свой отпечаток на быт и службу в дивизии. Гостей в частях дивизии встречали так, как у себя дома, на Кавказе. Молодой офицер выказывал уважение своим всадникам старшего возраста, особенно на привале, во время отдыха, вразрез с уставом, но согласно горским обычаям. Однако горцы чтили и другие обычаи. Например, ротмистр Кибиров, в своё время занимавшийся поимкой абрека Зелимхана, убитого в 1913 году, тщательно избегал попадаться на глаза всадникам Чеченского полка, опасался кровной мести, так как в полку служили родственники знаменитого абрека.
  • Боевые успехи дивизии огромны. В мае 1916 года у Черновиц один только Кабардинский конный полк взял 1483 пленных, в том числе 23 офицера, а в общем на всю дивизию приходится количество пленных, в четыре раза превышающее её состав.

В искусстве

  Памятник ингушскому конному полку

Примечания

  1. ↑ 1 2 Анатолий Горлов. Всадники «Дикой дивизии». Российская газета (15 апреля 2014). Проверено 13 января 2015.
  2. ↑ Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.171
  3. ↑ 1 2 3 Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5-17-025710-4 ISBN 5-9578-1185-8 Примечания. (201)
  4. ↑ Залесский К. А. Кто был кто в Первой мировой войне. — М., 2003, с. 876.
  5. ↑ Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья... — Нальчик, 1999, с.240
  6. ↑ Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов. Часть 2.
  7. ↑ Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.179-180
  8. ↑ Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.181
  9. ↑ Сергей Михайлович Толстой. Дети Толстого.
  10. ↑ Г. А. Мурашев. Титулы, чины, награды. — СПб., 2001, с.160

Ссылки

  • Батчаев Ш. М. Карачаевцы в войнах России: вторая половине XIX — начало XX века. — М.: Репро-ЦЕНТР, 2005. — 240 с.
  • Брешко-Брешковский Н. Дикая дивизия. М., 1991.
  • Габелиа Е. К. Абхазские всадники. Сухум, 1900.
  • Магомед Солсаев. Чеченский полк «Дикой дивизии». Чеченинфо. checheninfo.ru (11 июля 2012). Проверено 16 марта 2017.
  • Дзагурова Г. Т. Осетины в войнах России. Владикавказ, 1997.
  • Дикая дивизия. Сборник материалов. М., Мамонт; Таус, 2006.
  • Ибрагимбейли Х. М. Станицы истории боевого содружества русского и кавказских народов. — Баку, 1970
  • Карпеев В. В. Дикая дивизия «Эхо Кавказа» № 3, 1994.
  • Марков А. Л. «В ингушском конном полку»
  • Мальсагов Ах. У. Участие ингушского конного полка в Первой Мировой войне 1914—1917 гг..
  • Мальсагов М. Т. Ингуши в войнах России XIX—XX веков. Нальчик, 2001.
  • Музаев Т. М. Герои Чеченского полка Кавказской Туземной конной дивизии, 1914—1918. [[Гр.}}, 2015.
  • Опрышко О. Л. На изломе времен. Нальчик, 1996.
  • Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья. Нальчик, 1999. 2-e изд. 2007.
  • Опрышко О. Л. Кабардинцы и балкарцы в составе Кабардинского конного полка в Первой Мировой войне 1914—1918 гг. Нальчик, 2014.
  • Санакоев М. П. Страницы боевой дружбы. Цхинвали, 1975.
  • Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5-17-025710-4 ISBN 5-9578-1185-8 Примечания. (201)
  • Майсигов Д. С. Мурзабеков Г. А. Чеченский полк «Дикой дивизии». — Назрань: ООО «Пилигрим», 2009. — 236 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-98993-096-8.

ru-wiki.org

Дикая дивизия: особенности национальной войны

Дикая дивизияСловосочетание «Дикая дивизия» стало довольно популярным на просторах Рунета. В самом этом названии ничего странного нет: воинское формирование с таким неофициальным названием, Кавказская дикая дивизия, действительно существовало в истории российской армии. Другое дело, что, во-первых, репутация Дикой дивизии является активно обсуждаемой, во-вторых, современный всплеск интереса к ней связан с весьма неожиданными обстоятельствами…

alt

Дикая дивизия Кавказа: старше, чем кажется

Дикая дивизияТермин «Дикая дивизия» стал широко употребляться в последние годы вовсе не в связи с военными подвигами давно минувших дней. Поводом для этого стал дагестанский футбольный клуб «Анжи» (Махачкала), объединение болельщиков которого и носит название «Дикая дивизия». До 2011 года «Анжи» был обычной провинциальной командой, не участвовавшей в распределении наград российского чемпионата. Но затем команду купил миллиардер Сулейман Керимов, вложил в неё солидные средства, стал покупать звёзд мирового футбола – и «Анжи» стал новостным трендом, равно как и его фанаты.

Однако подлинная история «Дикой дивизии» начинается почти 150 лет назад, вскоре после окончательного завоевания Россией Северного Кавказа. В 1876 году российское военное командование начало разрабатывать идею создания иррегулярного воинского формирования из числа горцев Северного Кавказа. К тому времени было очевидно, что войны с Турцией на Балканах не избежать, нужно было укреплять вооружённые силы. Между тем именно кавказские горцы, с которыми русская армия совсем недавно воевала, отличались высокими боевыми качествами. Они были непревзойдёнными всадниками, идеально приспособленными для проведения разведывательных и диверсионных операций, а также обладали феноменальным умением вести прицельную стрельбы «из седла».

В 1877 году был создан Чеченский конно-иррегулярный полк, состоявший из восьмисот человек. Горцы охотно записывались в данный полк, чему исследователи видят несколько причин. Во-первых, экономические – участие в боевых действиях щедро вознаграждалось деньгами, земельными наделами и чинами, которые впоследствии позволяли безбедно существовать. Во-вторых, сильны были традиции, согласно которым настоящий мужчина должен доказывать свою мужественность в бою. В-третьих, русская администрация всячески поощряла вступление горцев в этот полк – тем самым предполагалось снизить напряжённость на Кавказе, удалив из него наиболее отчаянных и агрессивных джигитов. В ходе Русско-турецкой войны полк отлично себя зарекомендовал, проводя успешные диверсионные и разведывательные действия против турецкой армии.

alt

Дикая дивизия в Первой Мировой войне

Дикая дивизияТем не менее, регулярного кавказского воинского подразделения в российской армии создано не было – военачальники посчитали, что в качестве временной ударной силы горцы эффективнее. Вернулись же к идее лишь накануне следующей полномасштабной войны, в 1914 году. К тому времени, согласно законодательству империи, мусульмане, уроженцы Кавказа, Закавказья и Средней Азии, не подлежали обязательному воинскому призыву. Так что, как и почти сорока годами ранее, Кавказская туземная конная дивизия (именно таково официальное название дивизии) формировалась на основе записи добровольцев.

Дивизия была сформирована в сентябре 1914 года и состояла из трёх бригад, в каждой из которых было по два полка. Первая бригада – Кабардинский конный полк и Второй Дагестанский конный полк. Вторая бригада – Татарский (при этом его национальный состав – азербайджанцы) и Чеченский конный полк (именно полк, термин «Чеченская дикая дивизия» не соответствует исторической действительности, такой дивизии никогда не существовало). Третья бригада – Черкесский конный полк (абхазы, черкесы и карачаевцы в Дикой дивизии служили именно в нём) и Ингушский полк Дикой дивизии.

 

Непосредственную боевую службу Дикая дивизия начала в ноябре 1914 года, когда сразу после формирования была направлена на Юго-Западный фронт, на котором российская армия вела бои с армией Австро-Венгерской империи.

 

Активное участие в боевых действиях дивизия принимала на протяжении всего 1915 году и в основном успешно выполняла поставленные боевые задачи. Хотя в целом использование Дикой дивизии сводилось опять же к диверсионным вылазкам и проведению разведывательных манёвров. Тем не менее, высокий боевой дух и успехи в рукопашных сабельных схватках всадников дивизии особенно подчёркивал первый её командир, великий князь Михаил Александрович. В 1916 году дивизия участвовала в знаменитом Брусиловском прорыве, а в декабре того же года была переведена на Румынский фронт.

alt

Недолгая история

Дикая дивизия стала в последние годы одним из наиболее мифологизированных российских воинских подразделений начала XX века. Там же, где активно создаются мифы, почти всегда в той или иной степени искажается историческая объективность. Например, можно встретить яркие рассказы о том, как и на чьей стороне участвовала Дикая дивизия в Гражданской войне 1918–1922 годов. Особенно впечатляющими выглядят сюжеты, согласно которым Дикая дивизия и махновцы были якобы тесно связаны. Характерно, что в некоторых историях Дикая дивизия была ли не отборной частью «армии» Махно, своего рода его «гвардией», а в других – главным противником «батьки».

На самом деле ни один из этих сюжетов не имеет ничего общего с действительностью. Причина проста: к тому моменту, когда Гражданская война началась, Кавказской туземной конной дивизии уже не существовало. Дивизия потерпела большие потери в ходе Первой Мировой, за годы войны через её состав прошли более семи тысяч уроженцев Кавказа. Дивизия была замешана в Корниловском выступлении (август 1917 года), после чего её перевели поближе к Кавказу, в район Пятигорска. Но затем события в стране стали развиваться по неконтролируемому сценарию, и Дикая дивизия стала никому не нужна.

 

В итоге в начале января 1918 года она просто перестала существовать. Это не означает, что отдельные её участники или даже подразделения не участвовать в дальнейшем в боях Гражданской войны. Вот только это уже была не Дикая дивизия.

 

Любопытно, что специальный штандарт Дикой дивизии не был изготовлен. Согласно историческим данным, отдельным полкам дивизии были пожалованы стандартные армейские штандарты, ничем не отличающиеся от штандартов других воинских подразделений. И даже эти штандарты, скорее всего, не были торжественно вручены полкам. Также нет сведений о том, был ли написан специальный гимн Дикой дивизии – доступные сегодня музыкальные произведения с таким названием являются, судя по всему, более поздними или даже современными сочинениями.

Александр Бабицкий

www.chuchotezvous.ru

Дикая дивизия - Википедия

Кавказская туземная конная дивизия, более известная как «Дикая дивизия»[1] — кавалерийская дивизия, одно из соединений русской императорской армии, сформированная 23 августа 1914 года. На 90 % состояла из добровольцев-мусульман — уроженцев Северного Кавказа и Закавказья, которые, как и все туземные жители Кавказа, по законодательству Российской империи не подлежали призыву на военную службу[1]. Многие представители русского дворянства служили в дивизии офицерами.

Состав[ | ]

В соответствии с приказом императора Николая II о создании Кавказской туземной конной дивизии от 23 августа 1914 года дивизию составляли управление и три бригады по два кавказских туземных конных полка (каждый в 4 эскадрона). В состав дивизии входили следующие формирования:

Согласно утверждённым штатам, каждый конный полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 строевых нижних чинов (всадников) и 68 нестроевых нижних чинов.

Дивизии также были приданы Осетинская пешая бригада и 8-й Донской казачий артиллерийский дивизион.

Ко времени создания дивизии во время Первой мировой войны в составе русской армии находились также Кавказская кавалерийская дивизия, пять кавказских казачьих, пять кавказских стрелковых и Кавказская гренадерская дивизии. В связи с этим новая дивизия получила название Кавказской туземной конной.

Командиром кавказской туземной конной дивизии высочайшим приказом от 23 августа был назначен младший брат царя, Свиты Его Величества генерал-майор великий князь Михаил Александрович.[2] Начальником штаба дивизии был назначен полковник Яков Давидович Юзефович, литовский татарин магометанского вероисповедания, служивший в Ставке Верховного Главнокомандующего.

В это время дивизией командовал брат Государя, великий князь Михаил Александрович. Его начальник штаба, полковник Юзефович, имел секретную инструкцию, в которой, между прочим, строжайше приказывалось беречь жизнь великого князя и, по возможности, не допускать его в сферу действительного огня. Михаил Александрович — человек по натуре скромный, но отнюдь не робкий, явно тяготился такой опекой. И, воспользовавшись однажды тем, что Юзефович после завтрака лег спать, велел поседлать коней и со своими адъютантами проехал к нам, на передовую позицию. После его отъезда в штабе дивизии поднялась суматоха, разбуженный Юзефович полетел вслед за великим князем и, отыскав его, стал уговаривать вернуться в штаб. Михаил Александрович, видимо смущенный, все же не обратил на это внимания и оставался некоторое время с нами.

— Деникин А. И. Путь русского офицера

По приказу от 21 августа 1917 года Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова, Кавказская туземная конная дивизия была переформирована в Кавказский Туземный конный корпус.[3] С этой целью в состав дивизии были переданы Дагестанский и два осетинских конных полка. После сформирования корпус должен был быть направлен на Кавказ в распоряжение командующего Кавказской армией. Однако 2 сентября, в связи с «делом Корнилова», приказом Временного правительства командир Кавказского туземного конного корпуса генерал-лейтенант князь Багратион и командующий 1-й Кавказской туземной конной дивизией генерал-майор князь Гагарин были освобождены от своих должностей. В тот же день приказом Временного правительства генерал П. А. Половцев был назначен командиром Кавказского туземного конного корпуса. Начальником 1-й Кавказской туземной конной дивизии был назначен генерал-майор принц Фейзулла Мирза Каджар. Начальником 2-й Кавказской туземной конной дивизии был генерал-лейтенант И. З. Хоранов.[4] Генералу Половцеву удалось добиться от Керенского, чтобы ранее принятый приказ об отправке корпуса на Кавказ исполнили.

В конце сентября — начале октября 1917 года части и подразделения корпуса были переброшены на Кавказ. Штаб корпуса находился во Владикавказе, а штаб 1-й Кавказской туземной конной дивизии — в Пятигорске. К январю 1918 года Кавказский туземный конный корпус прекратил своё существование.

Командиры[ | ]

Фейзулла Мирза Каджар (1872—1920), военачальник Российской Императорской Армии и, впоследствии, Азербайджанской Демократической Республики
  • Великий князь Михаил Александрович — командир Кавказской туземной конной дивизии на фронте в Галиции во время Первой мировой войны.
  • Князь Багратион, Дмитрий Петрович, генерал-майор, с 12 июля 1916 года генерал-лейтенант. Командир дивизии с 20 февраля 1916 года по 15 апреля 1917 года и с 30 июня по 27 августа 1917 года. С 28 августа по 2 сентября 1917 года командир Кавказского туземного конного корпуса.
  • Половцов, Пётр Александрович, генерал-лейтенант — 23 августа 1914 года назначен командиром Татарского конного полка Кавказской туземной конной дивизии. С 25 февраля 1916 года начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии. 2 сентября 1917 года назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом.
  • князь , генерал-майор, командовал дивизией 28.08. — 02.09.1917.
  • принц (персидский) Фейзулла Мирза Каджар, азербайджанец из династии Каджаров, долгое время управлявших Ираном, генерал-майор, командовал 1-й Кавказской туземной конной дивизией с 30.09.1917.

Участие в военных действиях[ | ]

Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года, в октябре она была доставлена эшелонами в Подольскую губернию. В начале ноября Кавказская туземная конная дивизия вошла в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн Хана Нахичеванского. С конца ноября дивизия вступила в бои на Юго-Западном (австрийском) фронте, которым тогда командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов.

Дивизия вела тяжелые бои у Полянчика, Рыбне, Верховины-Быстра. Особо тяжелые кровопролитные бои проходили в декабре 1914 года на Сане и в январе 1915 года в районе Ломна-Лутовиска, где дивизия отражала наступление противника на Перемышль. В феврале дивизия провела ряд успешных наступательных операций: на реке Ломница, бои у деревень Бринь и Цу-Бабин, занятие города Станиславов и местечка Тлумач. В июле, августе и осенью 1915 года дивизия участвовала в ряде боёв у Шупарки, Новосёлка-Костюкова, в районе Доброполе и Гайворона, которые, по свидетельству её командира великого князя Михаила Александровича, были увенчаны

блестящими конными делами, каковые составляют одну из лучших страниц Истории нашей конницы ...[5]

В мае — июне 1916 года дивизия, как и прежде, числилась в составе 2-го кавалерийского корпуса 7-й армии, но принимала участие в Брусиловском прорыве, временно находясь при 33-м армейском корпусе 9-й армии Юго-Западного фронта.[3]

К декабрю 1916 года дивизия была переброшена на Румынский фронт, теперь уже в составе 7-го кавалерийского корпуса 4-й армии.[3]

Дивизия принимала активное участие в Корниловском выступлении в августе 1917 года.[6]

За время своей боевой деятельности Кавказская туземная конная дивизия понесла большие потери. За три года через службу в дивизии прошли в общей сложности более семи тысяч всадников — уроженцев Кавказа и Закавказья. Полки дивизии несколько раз пополнялись прибывавшими с мест их формирования запасными сотнями. За один только 1916 год дивизия провела 16 конных атак.

Военный уклад и традиции боевого братства[ | ]

Офицеры Дикой дивизии в 1917 году.

Отличительной чертой внутренней жизни Кавказской туземной конной дивизии была особая морально-психологическая атмосфера, сложившаяся в ней, которая во многом определяла отношения между её офицерами и всадниками. Так, важной особенностью всадника-горца было чувство собственного достоинства и полное отсутствие какого-либо раболепства и подхалимства. Выше всего ценились не чины и звания, а личная храбрость и верность.

Традиционный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Почётные места в полковых офицерских собраниях занимали нередко уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Это было вполне естественно, поскольку многие воины состояли в родстве друг с другом.[7]

Характерной чертой отношений в офицерской среде дивизии было взаимное уважение лиц разных вероисповеданий к верованиям и обычаям друг друга. В Кабардинском полку, в частности, адъютант подсчитывал, сколько за столом офицерского собрания находилось мусульман и сколько христиан. Если преобладали мусульмане, то все присутствующие оставались по мусульманскому обычаю в папахах, если же больше было христиан — все папахи снимали.[8]

Из северокавказских горцев, не привлекавшихся к воинской повинности (чеченцы, ингуши, черкесы, дагестанцы), была сформирована на добровольческих началах Кавказская Туземная дивизия, известная больше под названием «Дикая». Храбрость ее всадников совмещалась с их первобытными нравами и с крайне растяжимым понятием о «военной добыче», что тяжело отзывалось на жителях районов, занятых полками дивизии.

— Деникин А. И. Путь русского офицера

Интересные факты[ | ]

  • Во время Первой мировой войны сын Л. Н. Толстого — Михаил Львович Толстой (1879—1944) — служил во 2-м Дагестанском полку Кавказской Туземной конной дивизии.[9]
  • На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедания, изображения христианских святых (Святого Георгия, Святого Владимира, Святой Анны и т. д.) были заменены государственным гербом Российской империи — двуглавым орлом.[10] Однако горцы вскоре попросили вернуть им на награды Георгия («джигита», поскольку в среде горцев стало бытовать мнение, что их награждают «курицей» — так они называли двуглавого орла), и правительство пошло им навстречу. Святой Георгий вернулся на награды.
  • В полках дивизии были сильны горские обычаи — уважение к старшим, гостеприимство и другие обычаи. Это накладывало свой отпечаток на быт и службу в дивизии. Гостей в частях дивизии встречали так, как у себя дома, на Кавказе. Молодой офицер выказывал уважение своим всадникам старшего возраста, особенно на привале, во время отдыха, вразрез с уставом, но согласно горским обычаям. Однако горцы чтили и другие обычаи. Например, ротмистр Кибиров, в своё время занимавшийся поимкой абрека Зелимхана, убитого в 1913 году, тщательно избегал попадаться на глаза всадникам Чеченского полка, опасался кровной мести, так как в полку служили родственники знаменитого абрека.
  • Боевые успехи дивизии огромны. В мае 1916 года у Черновиц один только Кабардинский конный полк взял 1483 пленных, в том числе 23 офицера, а в общем на всю дивизию приходится количество пленных, в четыре раза превышающее её состав.

Дикая дивизия в произведениях искусства[ | ]

Ссылки[ | ]

  • Батчаев Ш. М. Карачаевцы в войнах России: вторая половине XIX — начало XX века. — М.: Репро-ЦЕНТР, 2005. — 240 с.
  • Брешко-Брешковский Н. Дикая дивизия. М., 1991.
  • Габелиа Е. К. Абхазские всадники. Сухум, 1900.
  • Чеченский полк "Дикой дивизии"[1][11]
  • Дзагурова Г. Т. Осетины в войнах России. Владикавказ, 1997.
  • Дикая дивизия. Сборник материалов. М., Мамонт; Таус, 2006.
  • Ибрагимбейли Х. М. Станицы истории боевого содружества русского и кавказских народов. — Баку, 1970
  • Карпеев В. В. Дикая дивизия «Эхо Кавказа» № 3, 1994.
  • Марков А. Л. «В ингушском конном полку»
  • УЧАСТИЕ ИНГУШСКОГО КОННОГО ПОЛКА В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914—1917 гг..
  • Мальсагов М. Т. Ингуши в войнах России XIX—XX веков. Нальчик, 2001.
  • Музаев Т.М. Герои Чеченского полка Кавказской Туземной конной дивизии, 1914-1918. Грозный, 2015.
  • Опрышко О. Л. На изломе времен. Нальчик, 1996.
  • Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья. Нальчик, 1999 Выдержки из книги; 2-e изд. 2007.
  • Санакоев М. П. Страницы боевой дружбы. Цхинвали, 1975.
  • Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5170257104 ISBN 5957811858 Примечания. (201)

Примечания[ | ]

  1. ↑ 1 2 Анатолий Горлов. Всадники «Дикой дивизии». Российская газета (15 апреля 2014). Проверено 13 января 2015.
  2. ↑ Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.171
  3. ↑ 1 2 3 Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана ISBN 5170257104 ISBN 5957811858 Примечания. (201)
  4. ↑ Залесский К. А. Кто был кто в Первой мировой войне. — М., 2003, с. 876.
  5. ↑ Опрышко О. Л. Кавказская конная дивизия. 1914—1917: Возвращение из забвенья... — Нальчик, 1999, с.240
  6. ↑ Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов. Часть 2.
  7. ↑ Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.179-180
  8. ↑ Гаврилов Ю. А., Шевченко А. Г.. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. — М.: Культурная революция, 2010, с.181
  9. ↑ Сергей Михайлович Толстой. Дети Толстого.
  10. ↑ Г. А. Мурашев. Титулы, чины, награды. — СПб., 2001, с.160
  11. ↑ Чеченский полк "Дикой дивизии" » ИА Чеченинфо. "Чеченинфо". checheninfo.ru. Проверено 16 марта 2017.

encyclopaedia.bid