Деревянко, Кузьма Николаевич. Деревянко генерал википедия


Деревянко, Кузьма Николаевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Деревянко.

Кузьма Николаевич Деревянко (укр. Кузьма Миколайович Дерев'янко; 1904 — 1954) — советский военачальник, генерал-лейтенант. Герой Украины (звание присвоено посмертно указом от 7 мая 2007 года).

Во время Великой Отечественной Войны — начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал во взятии Будапешта и Вены. В 1945 году подписал от Советского Союза Акт капитуляции Японии.

Биография

Родился Кузьма Деревянко 1 (14 ноября) 1904 года в селе Косеновка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области (Украина). С трёх до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. Окончил церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии. К 1922 году имел большой трудовой стаж (каменотёс, разнорабочий, пахарь).

С 1922 года — в Красной Армии, где получил основное образование: Киевская, а затем Харьковская военные школы, через 10 лет — военная академия. В Харьковской школе военных старшин Кузьма Деревянко заинтересовался японским языком и к выпуску из школы уже говорил и писал по-японски[1]. В 1933 году, поступая в Военную академию им. М. В. Фрунзе, он выбрал для изучения английский и японский языки.

Будучи в 1936 году всего лишь капитаном, к началу войны с Германией К. Н. Деревянко выдвинулся по службе, выполняя ряд ответственных специальных поручений.

В 1936—1938 годах капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японцами, за которую получил орден Ленина, вручённый ему в Кремле лично «всесоюзным старостой» М. И. Калининым.

Во время советско-финской войны (1939—1940) доброволец майор К. Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В. Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду финнов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших. За финскую войну Деревянко награждён орденом Красной Звезды и вне очереди стал полковником.

С августа 1940 года К. Деревянко — заместитель начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа.

В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии, а с 27 июня 1941 года — начальник разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.

Во время войны Деревянко начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал в освобождении Будапешта и Вены.

4 мая 1942 года Деревянко назначен начальником штаба 53-й армии Северо-Западного фронта и награждён орденом Красной Звезды. Одновременно ему присвоено звание генерал-майора (по представлению начштабфронта Н. Ф. Ватутина и замначгенштаба А. М. Василевского). 19 апреля 1945 года — он уже генерал-лейтенант.

Закончил войну на Западе генерал Деревянко начальником штаба 4-й гвардейской армии (командарм — генерал-лейтенант Захватаев Н. Д.) 3-го Украинского фронта. Некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии.

В связи с предстоящей войной с Японией был переведён на Дальний Восток на аналогичную должность начальника штаба 35-й армии. Но в августе (в Чите) получил приказ покинуть поезд и прибыть в ставку главкома советскими войсками на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского. Там ему была вручена телеграмма И. В. Сталина и начальника генерального штаба А. И. Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе генерала Д. Макартура.

25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооружённых сил на Тихом океане. Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции[2].

После этого, по поручению руководства страны, с огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 5 октября 1945 года. Сам Деревянко вспоминает:

Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб… К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел всё своими глазами. Передал я Сталину и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку.

Украинский биограф генерала, доктор исторических наук В. Шевченко, утверждает, что материалы К. Деревянко об атомной бомбардировке были использованы для активизации разработки советского атомного оружия[3].

В дальнейшем Деревянко был назначен представителем СССР в созданном в декабре 1945 года Союзном Совете для Японии с местопребыванием в Токио (председателем которого был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур). Участвуя в работе совета он активно отстаивал точку зрения Советского Союза по вопросам управления оккупированной Японией. В частности, он был одним из главных оппонентов предложенной американским экономистом Вольфом Ладежинским аграрной реформы, предусматривавшей выкуп земли у крупных собственников и продажу её в рассрочку крестьянам. Деревянко, опираясь на личные контакты среди японских коммунистов, считал, что землю у помещиков следует конфисковать и разделить среди крестьян безвозмездно[4].

Союзный Совет прекратил своё существование в 1951 году из-за разногласий СССР и США по Сан-Францисскому мирному договору. К. Н. Деревянко перевели в Москву, где он работал в военной академии начальником кафедры вооружённых сил иностранных государств, а затем начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генштаба.

Вследствие радиоактивного облучения, имевшего место во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К. Деревянко серьёзно ухудшилось и, после продолжительной и тяжёлой болезни, 30 декабря 1954 года он скончался от рака.

Похоронен Кузьма Николаевич Деревянко 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

7 мая 2007 года Деревянко К. Н. присвоено звание Герой Украины (посмертно, за мужество и самоотверженность, проявленные в годы Второй мировой войны 1939—1945 годов, выдающиеся дипломатические заслуги в послевоенном урегулировании межгосударственных отношений).

Напишите отзыв о статье "Деревянко, Кузьма Николаевич"

Примечания

  1. ↑ В. К. Деревянко «Солдат, генерал, дипломат». Издательство «Промінь», Днепропетровск, 1971 г., стр. 13
  2. ↑ [www.sakhalin.info/pobeda/30878/ Деревянко капитуляцию Японии принял!]
  3. ↑ [day.kyiv.ua/ru/article/istoriya-i-ya/zabytyy-general] Газета «День» (Украина), № 201 от 2.11.2002
  4. ↑ Агафонов. Тень Сурка, 2004.

Литература

  • Колпакиди А.[И.] ГРУ в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза: Эксмо, 2010. — 608 с. — (ГРУ) — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-41251-8
  • Олег Слепынин (29 октября — 4 ноября 2005). «[gazeta.zn.ua/SOCIETY/zvezda_generala_pobedy.html Звезда генерала Победы]» («Зеркало недели» (Киев)) (42 (570)).
  • Сергей Агафонов [magazines.russ.ru/nov_yun/2004/3/aga5-pr.html Тень сурка. Заметки (продолжение)] // «Новая Юность». — 2004. — № 3(66).

Ссылки

  • [www.peoples.ru/military/general/kuzma_derevyanko/ Биография на сайте Peoples.ru]
  • [ukrgeroes.narod.ru/DerevyankoKM.html Интернет-проект «Герои Украины»]  (укр.)
  • [www.vlada.kiev.ua/fcontent.php?pacode=327&topic=427492 Дерев’янко Кузьма Миколайович]  (укр.)
  • [www.conf.mirea.ruforum.peoples.ru/military/general/kuzma_derevyanko/ Кузьма Николаевич Деревянко]
  • [www.sovross.ru/2005/115/115_3_4.htm С. Пономарёв «Капитуляцию Японии принял!» / Советская Россия, № 115—116 (12728), вторник, 30 августа 2005 г.]

Фотографии

  • [www.history.navy.mil/photos/images/ac00001/ac02716.jpg Генерал Деревянко на открытии церемонии подписания Акта капитуляции Японии (цветное фото)]
  • [www.ussnicholas.org/p44_4.html Генерал Деревянко на борту крейсера Миссури]
  • [www.freedomdocuments.com/PICS/S7_USSR.JPG Подпись Деревянко на Акте о капитуляции Японии]
  • [www.warmuseum.kiev.ua/img/trade/Derevyanko-2.jpg Наградные атрибуты звания Герой Украины], сберегающиеся в Главной экспозиции Мемориального комплекса «Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» (г. Киев)

Отрывок, характеризующий Деревянко, Кузьма Николаевич

На спусках и подъемах толпы делались гуще, и стоял непрерывный стон криков. Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди. Офицеры, заведывавшие движением, то вперед, то назад проезжали между обозами. Голоса их были слабо слышны посреди общего гула, и по лицам их видно было, что они отчаивались в возможности остановить этот беспорядок. «Voila le cher [„Вот дорогое] православное воинство“, подумал Болконский, вспоминая слова Билибина. Желая спросить у кого нибудь из этих людей, где главнокомандующий, он подъехал к обозу. Прямо против него ехал странный, в одну лошадь, экипаж, видимо, устроенный домашними солдатскими средствами, представлявший середину между телегой, кабриолетом и коляской. В экипаже правил солдат и сидела под кожаным верхом за фартуком женщина, вся обвязанная платками. Князь Андрей подъехал и уже обратился с вопросом к солдату, когда его внимание обратили отчаянные крики женщины, сидевшей в кибиточке. Офицер, заведывавший обозом, бил солдата, сидевшего кучером в этой колясочке, за то, что он хотел объехать других, и плеть попадала по фартуку экипажа. Женщина пронзительно кричала. Увидав князя Андрея, она высунулась из под фартука и, махая худыми руками, выскочившими из под коврового платка, кричала: – Адъютант! Господин адъютант!… Ради Бога… защитите… Что ж это будет?… Я лекарская жена 7 го егерского… не пускают; мы отстали, своих потеряли… – В лепешку расшибу, заворачивай! – кричал озлобленный офицер на солдата, – заворачивай назад со шлюхой своею. – Господин адъютант, защитите. Что ж это? – кричала лекарша. – Извольте пропустить эту повозку. Разве вы не видите, что это женщина? – сказал князь Андрей, подъезжая к офицеру. Офицер взглянул на него и, не отвечая, поворотился опять к солдату: – Я те объеду… Назад!… – Пропустите, я вам говорю, – опять повторил, поджимая губы, князь Андрей. – А ты кто такой? – вдруг с пьяным бешенством обратился к нему офицер. – Ты кто такой? Ты (он особенно упирал на ты ) начальник, что ль? Здесь я начальник, а не ты. Ты, назад, – повторил он, – в лепешку расшибу. Это выражение, видимо, понравилось офицеру. – Важно отбрил адъютантика, – послышался голос сзади. Князь Андрей видел, что офицер находился в том пьяном припадке беспричинного бешенства, в котором люди не помнят, что говорят. Он видел, что его заступничество за лекарскую жену в кибиточке исполнено того, чего он боялся больше всего в мире, того, что называется ridicule [смешное], но инстинкт его говорил другое. Не успел офицер договорить последних слов, как князь Андрей с изуродованным от бешенства лицом подъехал к нему и поднял нагайку: – Из воль те про пус тить! Офицер махнул рукой и торопливо отъехал прочь. – Всё от этих, от штабных, беспорядок весь, – проворчал он. – Делайте ж, как знаете. Князь Андрей торопливо, не поднимая глаз, отъехал от лекарской жены, называвшей его спасителем, и, с отвращением вспоминая мельчайшие подробности этой унизи тельной сцены, поскакал дальше к той деревне, где, как ему сказали, находился главнокомандующий. Въехав в деревню, он слез с лошади и пошел к первому дому с намерением отдохнуть хоть на минуту, съесть что нибудь и привесть в ясность все эти оскорбительные, мучившие его мысли. «Это толпа мерзавцев, а не войско», думал он, подходя к окну первого дома, когда знакомый ему голос назвал его по имени. Он оглянулся. Из маленького окна высовывалось красивое лицо Несвицкого. Несвицкий, пережевывая что то сочным ртом и махая руками, звал его к себе. – Болконский, Болконский! Не слышишь, что ли? Иди скорее, – кричал он. Войдя в дом, князь Андрей увидал Несвицкого и еще другого адъютанта, закусывавших что то. Они поспешно обратились к Болконскому с вопросом, не знает ли он чего нового. На их столь знакомых ему лицах князь Андрей прочел выражение тревоги и беспокойства. Выражение это особенно заметно было на всегда смеющемся лице Несвицкого. – Где главнокомандующий? – спросил Болконский. – Здесь, в том доме, – отвечал адъютант. – Ну, что ж, правда, что мир и капитуляция? – спрашивал Несвицкий. – Я у вас спрашиваю. Я ничего не знаю, кроме того, что я насилу добрался до вас. – А у нас, брат, что! Ужас! Винюсь, брат, над Маком смеялись, а самим еще хуже приходится, – сказал Несвицкий. – Да садись же, поешь чего нибудь. – Теперь, князь, ни повозок, ничего не найдете, и ваш Петр Бог его знает где, – сказал другой адъютант. – Где ж главная квартира? – В Цнайме ночуем. – А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке. – Ничего, – отвечал князь Андрей. Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером. – Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он. – Ничего не понимаю, – сказал Несвицкий. – Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко, – сказал князь Андрей и пошел в дом, где стоял главнокомандующий. Пройдя мимо экипажа Кутузова, верховых замученных лошадей свиты и казаков, громко говоривших между собою, князь Андрей вошел в сени. Сам Кутузов, как сказали князю Андрею, находился в избе с князем Багратионом и Вейротером. Вейротер был австрийский генерал, заменивший убитого Шмита. В сенях маленький Козловский сидел на корточках перед писарем. Писарь на перевернутой кадушке, заворотив обшлага мундира, поспешно писал. Лицо Козловского было измученное – он, видно, тоже не спал ночь. Он взглянул на князя Андрея и даже не кивнул ему головой. – Вторая линия… Написал? – продолжал он, диктуя писарю, – Киевский гренадерский, Подольский… – Не поспеешь, ваше высокоблагородие, – отвечал писарь непочтительно и сердито, оглядываясь на Козловского. Из за двери слышен был в это время оживленно недовольный голос Кутузова, перебиваемый другим, незнакомым голосом. По звуку этих голосов, по невниманию, с которым взглянул на него Козловский, по непочтительности измученного писаря, по тому, что писарь и Козловский сидели так близко от главнокомандующего на полу около кадушки,и по тому, что казаки, державшие лошадей, смеялись громко под окном дома, – по всему этому князь Андрей чувствовал, что должно было случиться что нибудь важное и несчастливое. Князь Андрей настоятельно обратился к Козловскому с вопросами. – Сейчас, князь, – сказал Козловский. – Диспозиция Багратиону. – А капитуляция? – Никакой нет; сделаны распоряжения к сражению. Князь Андрей направился к двери, из за которой слышны были голоса. Но в то время, как он хотел отворить дверь, голоса в комнате замолкли, дверь сама отворилась, и Кутузов, с своим орлиным носом на пухлом лице, показался на пороге. Князь Андрей стоял прямо против Кутузова; но по выражению единственного зрячего глаза главнокомандующего видно было, что мысль и забота так сильно занимали его, что как будто застилали ему зрение. Он прямо смотрел на лицо своего адъютанта и не узнавал его. – Ну, что, кончил? – обратился он к Козловскому. – Сию секунду, ваше высокопревосходительство. Багратион, невысокий, с восточным типом твердого и неподвижного лица, сухой, еще не старый человек, вышел за главнокомандующим. – Честь имею явиться, – повторил довольно громко князь Андрей, подавая конверт. – А, из Вены? Хорошо. После, после! Кутузов вышел с Багратионом на крыльцо. – Ну, князь, прощай, – сказал он Багратиону. – Христос с тобой. Благословляю тебя на великий подвиг. Лицо Кутузова неожиданно смягчилось, и слезы показались в его глазах. Он притянул к себе левою рукой Багратиона, а правой, на которой было кольцо, видимо привычным жестом перекрестил его и подставил ему пухлую щеку, вместо которой Багратион поцеловал его в шею. – Христос с тобой! – повторил Кутузов и подошел к коляске. – Садись со мной, – сказал он Болконскому. – Ваше высокопревосходительство, я желал бы быть полезен здесь. Позвольте мне остаться в отряде князя Багратиона. – Садись, – сказал Кутузов и, заметив, что Болконский медлит, – мне хорошие офицеры самому нужны, самому нужны. Они сели в коляску и молча проехали несколько минут. – Еще впереди много, много всего будет, – сказал он со старческим выражением проницательности, как будто поняв всё, что делалось в душе Болконского. – Ежели из отряда его придет завтра одна десятая часть, я буду Бога благодарить, – прибавил Кутузов, как бы говоря сам с собой. Князь Андрей взглянул на Кутузова, и ему невольно бросились в глаза, в полуаршине от него, чисто промытые сборки шрама на виске Кутузова, где измаильская пуля пронизала ему голову, и его вытекший глаз. «Да, он имеет право так спокойно говорить о погибели этих людей!» подумал Болконский. – От этого я и прошу отправить меня в этот отряд, – сказал он. Кутузов не ответил. Он, казалось, уж забыл о том, что было сказано им, и сидел задумавшись. Через пять минут, плавно раскачиваясь на мягких рессорах коляски, Кутузов обратился к князю Андрею. На лице его не было и следа волнения. Он с тонкою насмешливостью расспрашивал князя Андрея о подробностях его свидания с императором, об отзывах, слышанных при дворе о кремском деле, и о некоторых общих знакомых женщинах.

Кутузов чрез своего лазутчика получил 1 го ноября известие, ставившее командуемую им армию почти в безвыходное положение. Лазутчик доносил, что французы в огромных силах, перейдя венский мост, направились на путь сообщения Кутузова с войсками, шедшими из России. Ежели бы Кутузов решился оставаться в Кремсе, то полуторастатысячная армия Наполеона отрезала бы его от всех сообщений, окружила бы его сорокатысячную изнуренную армию, и он находился бы в положении Мака под Ульмом. Ежели бы Кутузов решился оставить дорогу, ведшую на сообщения с войсками из России, то он должен был вступить без дороги в неизвестные края Богемских гор, защищаясь от превосходного силами неприятеля, и оставить всякую надежду на сообщение с Буксгевденом. Ежели бы Кутузов решился отступать по дороге из Кремса в Ольмюц на соединение с войсками из России, то он рисковал быть предупрежденным на этой дороге французами, перешедшими мост в Вене, и таким образом быть принужденным принять сражение на походе, со всеми тяжестями и обозами, и имея дело с неприятелем, втрое превосходившим его и окружавшим его с двух сторон. Кутузов избрал этот последний выход. Французы, как доносил лазутчик, перейдя мост в Вене, усиленным маршем шли на Цнайм, лежавший на пути отступления Кутузова, впереди его более чем на сто верст. Достигнуть Цнайма прежде французов – значило получить большую надежду на спасение армии; дать французам предупредить себя в Цнайме – значило наверное подвергнуть всю армию позору, подобному ульмскому, или общей гибели. Но предупредить французов со всею армией было невозможно. Дорога французов от Вены до Цнайма была короче и лучше, чем дорога русских от Кремса до Цнайма. В ночь получения известия Кутузов послал четырехтысячный авангард Багратиона направо горами с кремско цнаймской дороги на венско цнаймскую. Багратион должен был пройти без отдыха этот переход, остановиться лицом к Вене и задом к Цнайму, и ежели бы ему удалось предупредить французов, то он должен был задерживать их, сколько мог. Сам же Кутузов со всеми тяжестями тронулся к Цнайму. Пройдя с голодными, разутыми солдатами, без дороги, по горам, в бурную ночь сорок пять верст, растеряв третью часть отсталыми, Багратион вышел в Голлабрун на венско цнаймскую дорогу несколькими часами прежде французов, подходивших к Голлабруну из Вены. Кутузову надо было итти еще целые сутки с своими обозами, чтобы достигнуть Цнайма, и потому, чтобы спасти армию, Багратион должен был с четырьмя тысячами голодных, измученных солдат удерживать в продолжение суток всю неприятельскую армию, встретившуюся с ним в Голлабруне, что было, очевидно, невозможно. Но странная судьба сделала невозможное возможным. Успех того обмана, который без боя отдал венский мост в руки французов, побудил Мюрата пытаться обмануть так же и Кутузова. Мюрат, встретив слабый отряд Багратиона на цнаймской дороге, подумал, что это была вся армия Кутузова. Чтобы несомненно раздавить эту армию, он поджидал отставшие по дороге из Вены войска и с этою целью предложил перемирие на три дня, с условием, чтобы те и другие войска не изменяли своих положений и не трогались с места. Мюрат уверял, что уже идут переговоры о мире и что потому, избегая бесполезного пролития крови, он предлагает перемирие. Австрийский генерал граф Ностиц, стоявший на аванпостах, поверил словам парламентера Мюрата и отступил, открыв отряд Багратиона. Другой парламентер поехал в русскую цепь объявить то же известие о мирных переговорах и предложить перемирие русским войскам на три дня. Багратион отвечал, что он не может принимать или не принимать перемирия, и с донесением о сделанном ему предложении послал к Кутузову своего адъютанта.

wiki-org.ru

Деревянко, Кузьма Николаевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Деревянко.

Кузьма Николаевич Деревянко (укр. Кузьма Миколайович Дерев'янко; 1904 — 1954) — советский военачальник, генерал-лейтенант. Герой Украины (звание присвоено посмертно указом от 7 мая 2007 года).

Во время Великой Отечественной Войны — начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал во взятии Будапешта и Вены. В 1945 году подписал от Советского Союза Акт капитуляции Японии.

Родился Кузьма Деревянко 1 (14 ноября) 1904 года в селе Косеновка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области (Украина). С трёх до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. Окончил церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии. К 1922 году имел большой трудовой стаж (каменотёс, разнорабочий, пахарь).

С 1922 года — в Красной Армии, где получил основное образование: Киевская, а затем Харьковская военные школы, через 10 лет — военная академия. В Харьковской школе военных старшин Кузьма Деревянко заинтересовался японским языком и к выпуску из школы уже говорил и писал по-японски[1]. В 1933 году, поступая в Военную академию им. М. В. Фрунзе, он выбрал для изучения английский и японский языки.

Будучи в 1936 году всего лишь капитаном, к началу войны с Германией К. Н. Деревянко выдвинулся по службе, выполняя ряд ответственных специальных поручений.

В 1936—1938 годах капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японцами, за которую получил орден Ленина, вручённый ему в Кремле лично «всесоюзным старостой» М. И. Калининым.

Во время советско-финской войны (1939—1940) доброволец майор К. Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В. Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду финнов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших. За финскую войну Деревянко награждён орденом Красной Звезды и вне очереди стал полковником.

С августа 1940 года К. Деревянко — заместитель начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа.

В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии, а с 27 июня 1941 года — начальник разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.

Во время войны Деревянко начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал в освобождении Будапешта и Вены.

4 мая 1942 года Деревянко назначен начальником штаба 53-й армии Северо-Западного фронта и награждён орденом Красной Звезды. Одновременно ему присвоено звание генерал-майора (по представлению начштабфронта Н. Ф. Ватутина и замначгенштаба А. М. Василевского). 19 апреля 1945 года — он уже генерал-лейтенант.

Закончил войну на Западе генерал Деревянко начальником штаба 4-й гвардейской армии (командарм — генерал-лейтенант Захватаев Н. Д.) 3-го Украинского фронта. Некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии.

В связи с предстоящей войной с Японией был переведён на Дальний Восток на аналогичную должность начальника штаба 35-й армии. Но в августе (в Чите) получил приказ покинуть поезд и прибыть в ставку главкома советскими войсками на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского. Там ему была вручена телеграмма И. В. Сталина и начальника генерального штаба А. И. Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе генерала Д. Макартура.

Представитель СССР К. Н. Деревянко (стоит второй слева) присутстствует при подписании акта о капитуляции Японии. У микрофона генерал Д. Макартур. Представитель СССР К. Н. Деревянко ставит свою подпись под актом о капитуляции Японии

25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооружённых сил на Тихом океане. Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции[2].

После этого, по поручению руководства страны, с огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 5 октября 1945 года. Сам Деревянко вспоминает:

Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб… К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел всё своими глазами. Передал я Сталину и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку.

Украинский биограф генерала, доктор исторических наук В. Шевченко, утверждает, что материалы К. Деревянко об атомной бомбардировке были использованы для активизации разработки советского атомного оружия[3].

В дальнейшем Деревянко был назначен представителем СССР в созданном в декабре 1945 года Союзном Совете для Японии с местопребыванием в Токио (председателем которого был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур). Участвуя в работе совета он активно отстаивал точку зрения Советского Союза по вопросам управления оккупированной Японией. В частности, он был одни из главных оппонентов предложенной американским экономистом Ладежинским аграрной реформы, предусматривавшей выкуп земли у крупных собственников и продажу её в рассрочку крестьянам. Деревянко, опираясь на личные контакты среди японских коммунистов, считал, что землю у помещиков следует конфисковать и разделить среди крестьян безвозмездно[4].

Союзный Совет прекратил своё существование в 1951 году из-за разногласий СССР и США по Сан-Францисскому мирному договору. К. Н. Деревянко перевели в Москву, где он работал в военной академии начальником кафедры вооружённых сил иностранных государств, а затем начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генштаба.

Вследствие радиоактивного облучения, имевшего место во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К. Деревянко серьёзно ухудшилось и, после продолжительной и тяжёлой болезни, 30 декабря 1954 года он скончался от рака.

Похоронен Кузьма Николаевич Деревянко 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

7 мая 2007 года Деревянко К. Н. присвоено звание Герой Украины (посмертно, за мужество и самоотверженность, проявленные в годы Второй мировой войны 1939—1945 годов, выдающиеся дипломатические заслуги в послевоенном урегулировании межгосударственных отношений).

  • Колпакиди А.[И.] ГРУ в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза: Эксмо, 2010. — 608 с. — (ГРУ) — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-41251-8
  • Олег Слепынин: Звезда генерала Победы, «Зеркало недели» (Киев) № 42 (570) 29 октября — 4 ноября 2005
  • Сергей Агафонов Тень сурка. Заметки (продолжение) // «Новая Юность». — 2004. —.

Фотографии[править]

wp.wiki-wiki.ru

Деревянко, Кузьма Николаевич — Википедия Переиздание // WIKI 2

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Деревянко.

Кузьма Николаевич Деревянко (укр. Кузьма Миколайович Дерев'янко; 1904—1954) — советский военачальник, генерал-лейтенант. Герой Украины (2007).

Во время Великой Отечественной Войны — начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции и в разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал во взятии Будапешта и Вены. В 1945 году от имени Советского Союза подписал Акт капитуляции Японии.

Довоенная служба

Могила Деревянко на Новодевичьем кладбище Москвы.

Родился Кузьма Деревянко 1 (14 ноября) 1904 года в селе Косеновка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области (Украина). С трёх до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. Окончил церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии. К 1922 году имел большой трудовой стаж (каменотёс, разнорабочий, пахарь).

С 1922 года — в Красной Армии. Окончил Вторую Киевскую школу червонных старшин в 1924 году. В Харьковской школе военных старшин Кузьма Деревянко заинтересовался японским языком и к выпуску из школы уже говорил и писал по-японски[1]. С сентября 1924 года служил в 297-м стрелковом полку: командир взвода, с октября 1926 — командир роты. С ноября 1929 года служил заведующим военным кабинетом в Уманском гарнизонном Доме Красной Армии. С декабря 1931 года — помощник начальника 2-го отдела штаба Украинского военного округа.

В 1933 году, поступая на Восточный факультет Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе, он выбрал для изучения английский и японский языки. В 1936 году окончил академию. С октября 1936 года проходил службу в Разведупре РККА. Будучи в 1936 году всего лишь капитаном, к началу войны с Германией К. Н. Деревянко выдвинулся по службе, выполняя ряд ответственных специальных поручений. В 1937 году находился в «правительственной командировке» в Испании, участвовал в Гражданской войне в Испании.

В 1936—1938 годах капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японцами[источник не указан 182 дня], за которую получил орден Ленина, вручённый ему в Кремле лично «всесоюзным старостой» М. И. Калининым. С мая 1938 года — начальник 15-го отдела Разведывательного управления РККА (с мая 1939 — 5-е Управление Наркомата обороны СССР).

Во время советско-финской войны (1939—1940) доброволец майор К. Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады при штабе 9-й армии. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В. Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду финнов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших. За финскую войну Деревянко награждён орденом Красной Звезды и, минуя очередное воинское звание, стал полковником.

С марта 1940 года — начальник административно-хозяйственного отдела 5-го управления НКО СССР. С июля 1940 года К. Деревянко — заместитель начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа. В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии.

Великая Отечественная война

Участник Великой Отечественной войны с её первого дня, будучи заместителем начальника разведотдела штаба Северо-Западного фронта. С 29 июня 1941 года — и. о.начальника разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.

С мая 1942 года — начальник штаба 53-й армии Северо-Западного фронта, с июля 1943 года воевавшей на Степном фронте. По счастливому стечению обстоятельств, в день 3 мая 1942 года Деревянко был назначен начальником штаба 53-й армии и в тот же день он был награждён орденом Красной Звезды и ему было присвоено воинское звание генерал-майора (по представлению начштаба фронта Н. Ф. Ватутина и замначгенштаба А. М. Василевского). С декабря 1943 года — начальник штаба 57-й армии на 2-м Украинском и 3-м Украинском фронтах. С июня 1944 года — начальник штаба 4-й гвардейской армии на этих же фронтах. Участвовал в операциях против Демянской группировки противника (в том числе в Демянской наступательной операции 1943 года, в Курской битве, в битве за Днепр, в Корсунь-Шевченковской операции, в Березнеговато-Снигирёвской операции, в Одесской операции, в Ясско-Кишиневской операции, в Будапештской операции, в Венской операции, в Грацско-Амштеттенской операции.

Закончив войну на Западе, генерал-лейтенант Деревянко некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии.

В связи с предстоящей войной с Японией в июне 1945 года был переведён на Дальний Восток на аналогичную должность начальника штаба 35-й армии. Но в июле в Чите получил приказ прибыть в ставку Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского. Там ему была вручена телеграмма И. В. Сталина и начальника генерального штаба А. И. Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Верховного командующего союзными войсками на Тихом океане генерала Д. Макартура.

Представитель СССР К. Н. Деревянко (стоит второй слева) присутстствует при подписании акта о капитуляции Японии. У микрофона генерал Д. Макартур.

Представитель СССР К. Н. Деревянко ставит свою подпись под актом о капитуляции Японии

25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооружённых сил на Тихом океане. Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции[2].

После этого, по поручению руководства страны, с огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 5 октября 1945 года. Сам Деревянко вспоминает:

Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб… К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел всё своими глазами. Передал я Сталину и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку.

Украинский биограф генерала, доктор исторических наук В. Шевченко, утверждает, что материалы К. Деревянко об атомной бомбардировке были использованы для активизации разработки советского атомного оружия[3].

В дальнейшем Деревянко был назначен представителем СССР в созданном в декабре 1945 года Союзном Совете для Японии с местопребыванием в Токио (председателем которого был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур). Участвуя в работе совета, он активно отстаивал точку зрения Советского Союза по вопросам управления оккупированной Японией. В частности, он был одним из главных оппонентов предложенной американским экономистом Вольфом Ладежинским аграрной реформы, предусматривавшей выкуп земли у крупных собственников и продажу её в рассрочку крестьянам. Деревянко, опираясь на личные контакты среди японских коммунистов, считал, что землю у помещиков следует конфисковать и разделить среди крестьян безвозмездно[4].

Союзный Совет прекратил своё существование в 1951 году из-за разногласий СССР и США по Сан-Францисскому мирному договору. Но ещё ранее, в августе 1950 года К. Н. Деревянко перевели в Москву, где в сентябре того же года он был назначен в начальником кафедры вооружённых сил иностранных государств Военной академии Советской Армии. Затем служил начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генерального штаба Советской Армии.

Вследствие радиоактивного облучения, имевшего место во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К. Деревянко серьёзно ухудшилось и, после продолжительной и тяжёлой болезни, 30 декабря 1954 года он скончался от рака.

Похоронен Кузьма Николаевич Деревянко 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

Воинские звания

Награды

Память

В феврале 2017 года, Распоряжением Председателя Правительства России, одному из островов Курильской гряды присвоено имя Кузьмы Николаевича Деревянко[5].

22 июня 2017 года Министерство обороны России рассекретило и опубликовало ряд материалов, посвященных началу Великой Отечественной войны[6], в том числе воспоминания Кузьмы Деревянко, в которых дается всесторонняя оценка качества обеспечения разведданными командования округа и Северо-Западного фронта накануне войны[7].

Литература

  • Колпакиди А.[И.] ГРУ в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза: Эксмо, 2010. — 608 с. — (ГРУ) — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-41251-8
  • Олег Слепынин (29 октября — 4 ноября 2005). «Звезда генерала Победы» («Зеркало недели» (Киев)) (42 (570)).
  • Сергей Агафонов. Тень сурка. Заметки (продолжение) // «Новая Юность». — 2004. — № 3(66).
  • Пишу исключительно по памяти... Командиры Красной Армии о катастрофе первых дней Великой Отечественной войны: В 2 т. Том 1. / Сост., авт. предисл., коммент. и биогр. очерков С. Л. Чекунов. — М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. — 560 с.: ил. — ISBN 978-5-91244-208-7, 978-5-91244-209-4 (т. 1). — С.110-116.[8]
  • Лурье В. М., Кочик В. Я. ГРУ: дела и люди. — СПб.—М., 2003. 
  • Трохименко Л. Н. Легендарный генерал. Документальное исследование. — Киев:КНЭУ, 2004. — С. 625.

Примечания

Ссылки

Фотографии

Эта страница в последний раз была отредактирована 22 сентября 2018 в 05:19.

wiki2.org

Деревянко, Кузьма Николаевич — Википедия РУ

  Могила Деревянко на Новодевичьем кладбище Москвы.

Родился Кузьма Деревянко 1 (14 ноября) 1904 года в селе Косеновка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области (Украина). С трёх до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. Окончил церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии. К 1922 году имел большой трудовой стаж (каменотёс, разнорабочий, пахарь).

С 1922 года — в Красной Армии. Окончил Вторую Киевскую школу червонных старшин в 1924 году. В Харьковской школе военных старшин Кузьма Деревянко заинтересовался японским языком и к выпуску из школы уже говорил и писал по-японски[1]. С сентября 1924 года служил в 297-м стрелковом полку: командир взвода, с октября 1926 — командир роты. С ноября 1929 года служил заведующим военным кабинетом в Уманском гарнизонном Доме Красной Армии. С декабря 1931 года — помощник начальника 2-го отдела штаба Украинского военного округа.

В 1933 году, поступая на Восточный факультет Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе, он выбрал для изучения английский и японский языки. В 1936 году окончил академию. С октября 1936 года проходил службу в Разведупре РККА. Будучи в 1936 году всего лишь капитаном, к началу войны с Германией К. Н. Деревянко выдвинулся по службе, выполняя ряд ответственных специальных поручений. В 1937 году находился в «правительственной командировке» в Испании, участвовал в Гражданской войне в Испании.

В 1936—1938 годах капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японцами[источник не указан 103 дня], за которую получил орден Ленина, вручённый ему в Кремле лично «всесоюзным старостой» М. И. Калининым. С мая 1938 года — начальник 15-го отдела Разведывательного управления РККА (с мая 1939 — 5-е Управление Наркомата обороны СССР).

Во время советско-финской войны (1939—1940) доброволец майор К. Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады при штабе 9-й армии. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В. Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду финнов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших. За финскую войну Деревянко награждён орденом Красной Звезды и, минуя очередное воинское звание, стал полковником.

С марта 1940 года — начальник административно-хозяйственного отдела 5-го управления НКО СССР. С июля 1940 года К. Деревянко — заместитель начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа. В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии.

Участник Великой Отечественной войны с её первого дня, будучи заместителем начальника разведотдела штаба Северо-Западного фронта. С 29 июня 1941 года — и. о.начальника разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.

С мая 1942 года — начальник штаба 53-й армии Северо-Западного фронта, с июля 1943 года воевавшей на Степном фронте. По счастливому стечению обстоятельств, в день 3 мая 1942 года Деревянко был назначен начальником штаба 53-й армии и в тот же день он был награждён орденом Красной Звезды и ему было присвоено воинское звание генерал-майора (по представлению начштаба фронта Н. Ф. Ватутина и замначгенштаба А. М. Василевского). С декабря 1943 года — начальник штаба 57-й армии на 2-м Украинском и 3-м Украинском фронтах. С июня 1944 года — начальник штаба 4-й гвардейской армии на этих же фронтах. Участвовал в операциях против Демянской группировки противника (в том числе в Демянской наступательной операции 1943 года, в Курской битве, в битве за Днепр, в Корсунь-Шевченковской операции, в Березнеговато-Снигирёвской операции, в Одесской операции, в Ясско-Кишиневской операции, в Будапештской операции, в Венской операции, в Грацско-Амштеттенской операции.

Закончив войну на Западе, генерал-лейтенант Деревянко некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии.

В связи с предстоящей войной с Японией в июне 1945 года был переведён на Дальний Восток на аналогичную должность начальника штаба 35-й армии. Но в июле в Чите получил приказ прибыть в ставку Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского. Там ему была вручена телеграмма И. В. Сталина и начальника генерального штаба А. И. Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Верховного командующего союзными войсками на Тихом океане генерала Д. Макартура.

  Представитель СССР К. Н. Деревянко (стоит второй слева) присутстствует при подписании акта о капитуляции Японии. У микрофона генерал Д. Макартур.   Представитель СССР К. Н. Деревянко ставит свою подпись под актом о капитуляции Японии

25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооружённых сил на Тихом океане. Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции[2].

После этого, по поручению руководства страны, с огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 5 октября 1945 года. Сам Деревянко вспоминает:

Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб… К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел всё своими глазами. Передал я Сталину и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку.

Украинский биограф генерала, доктор исторических наук В. Шевченко, утверждает, что материалы К. Деревянко об атомной бомбардировке были использованы для активизации разработки советского атомного оружия[3].

В дальнейшем Деревянко был назначен представителем СССР в созданном в декабре 1945 года Союзном Совете для Японии с местопребыванием в Токио (председателем которого был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур). Участвуя в работе совета, он активно отстаивал точку зрения Советского Союза по вопросам управления оккупированной Японией. В частности, он был одним из главных оппонентов предложенной американским экономистом Вольфом Ладежинским аграрной реформы, предусматривавшей выкуп земли у крупных собственников и продажу её в рассрочку крестьянам. Деревянко, опираясь на личные контакты среди японских коммунистов, считал, что землю у помещиков следует конфисковать и разделить среди крестьян безвозмездно[4].

Союзный Совет прекратил своё существование в 1951 году из-за разногласий СССР и США по Сан-Францисскому мирному договору. Но ещё ранее, в августе 1950 года К. Н. Деревянко перевели в Москву, где в сентябре того же года он был назначен в начальником кафедры вооружённых сил иностранных государств Военной академии Советской Армии. Затем служил начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генерального штаба Советской Армии.

Вследствие радиоактивного облучения, имевшего место во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К. Деревянко серьёзно ухудшилось и, после продолжительной и тяжёлой болезни, 30 декабря 1954 года он скончался от рака.

Похоронен Кузьма Николаевич Деревянко 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

http-wikipediya.ru

Кузьма Миколайович Деревянко нар. 14 листопада 1904 пом. 3 січня 1955

З сайту Родовід

Запис:754304

Події

14 листопада 1904 народження: Косенівка, Уманський повіт, Київська губернія, Російська імперія

3 січня 1955 смерть: Москва, РРФСР, СССР

Нотатки

Все знают, что маршал Жуков принял капитуляцию фашистской Германии, а генерал Макартур (США) — капитуляцию Японии. Но редко кто (кроме фронтовиков и дальневосточников) знает, что Акт капитуляции Японии подписал от Советского Союза генерал-лейтенант Кузьма Николаевич Деревянко.

Меня всегда мучили вопросы. Кто он? Почему выбрали именно его, а не кого-то из маршалов первой шеренги? Какова его судьба? Где и когда он закончил земные дни? Наши энциклопедии незаслуженно молчаливы об этой теперь уже несомненно исторической личности. Попробуем хотя бы немного рассказать о замечательном человеке.

«Товарищ Верховный главнокомандующий! Генерал-лейтенант Деревянко капитуляцию Японии принял!» Эти слова Кузьма Николаевич вполне мог произнести 30 сентября 1945 года, когда докладывал И.Сталину о выполнении ответственного поручения. Перед Сталиным стоял сорокаоднолетний человек с достаточно характерной для своего времени биографией. Родился Кузьма Деревянко 14 ноября 1904 года в селе Косенивка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области Республики Украина. С трех до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. В Красной Армии — с 1922 года, имеет за плечами церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии и большой трудовой стаж (каменотес, разнорабочий, пахарь). Основное образование получил в армии. Киевская, а затем Харьковская военные школы, через 10 лет — военная академия. Обычная и ровная до академии карьера: командир взвода, роты, помначштаба полка. В 1936 году он всего лишь капитан. Но ряд ответственных специальных поручений выдвинул по службе К.Деревянко к началу войны с Германией. Во время войны он уже начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внес значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал в освобождении Будапешта и Вены. Один из немногих генералов, награжденных всеми тремя орденами имени выдающихся полководцев — Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого. Не просто сухой вояка, а живой человек с яркими чувствами и пристрастиями, мужеством и выдержкой. Определил в разведку, а затем в училище своего пятнадцатилетнего сына, дважды успешно сбегавшего на фронт из глубокого тыла (Челябинск). Любил музыку. В еще не полностью освобожденной Вене поручил сыну разыскать могилы великих композиторов, а когда тот нашел кладбище, где похоронены Штраус, Шуберт, то дал денег и поручил купить большие букеты живых цветов и возложить их на эти могилы. Очень сожалел, что могила Моцарта неизвестна. Закончил войну на Западе генерал Деревянко начальником штаба 4-й гвардейской армии 3-го Украинского фронта (командарм — генерал-лейтенант Захватаев Н.Д.). В связи с предстоящей войной с Японией был переведен на Дальний Восток на аналогичную должность в 35-ю армию. Но в августе (в Чите) ему было приказано покинуть поезд и прибыть в ставку главкома советскими войсками на Дальнем Востоке маршала Василевского. Там ему была вручена телеграмма Сталина и начгенштаба Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Макартура. 25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооруженных сил на Тихом океане. Лететь пришлось через ряд зон заградительного огня японской зенитной артиллерии. Обошлось... Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции. Церемония происходила в Токийском заливе, но на американской территории — на борту авианосца «Миссури» в 10 часов по токийскому времени. Советской делегации, в которую кроме К.Деревянко входили также вице-адмирал Стаценко и генерал-майор авиации Воронов, матросы авианосца устроили овацию. От Японии акт о капитуляции подписали министр иностранных дел М.Сигемицу и начальник Генерального штаба Умедзу. От имени союзных держав акт подписал вначале генерал Макартур, а затем другие представители, в том числе и К.Н.Деревянко. После этого настала пора выполнить другое поручение. С огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчет, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 30 сентября 1945 года. Украинский биограф генерала доктор исторических наук В.Шевченко утверждает, что материалы К.Деревянко об атомной бомбардировке были использованы в ходе разработки советского атомного оружия (украинская газета «День» № 201 от 2.11.2002 г.). Позволю себе несколько соображений о том, почему выбор Сталина пал на Деревянко. Во-первых, требовался соответствующий статус, а проще — генеральское звание. Оно имелось и вполне заслужено. Первую генеральскую звезду К. Деревянко получил в трудное время — 4 мая 1942 года (одновременно с назначением начальником штаба 53-й армии Северо-Западного фронта и награждением орденом Красной Звезды). Представления делали комфронта Н.Ф. Ватутин и замначгенштаба А.М. Василевский. Вторую генеральскую звезду К.Деревянко получил 19 апреля 1945 года. Во-вторых, необходимо было знание английского и японского языка. Последним Кузьма Деревянко заинтересовался еще в Харьковской школе красных старшин, где учился в начале 20-х годов. Сын героя — В.К. Деревянко, написавший об отце книгу «Солдат, генерал, дипломат», утверждает, что, по словам сослуживцев (И.Усаченко), к выпуску из школы Кузьма Деревянко уже говорил и писал по-японски. (Издательство «Промiнь», Днепропетровск, 1971 г., с.13). Не случайно в Военной академии им. М.В.Фрунзе, куда он поступил в 1933 году, для изучения им были выбраны английский и японский языки. Третье качество Деревянко: он штабник и аналитик, умеющий как наблюдать, так и действовать в отрыве от основных сил. Именно эти качества требовались в Японии. А проявились они давно. В 1936—38 гг. капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японскими агрессорами. Орден Ленина за это ему вручал в Кремле лично «всесоюзный староста» Калинин. Во время финской войны (1939—40) доброволец майор К.Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В.Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду белофиннов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших отряда Мягкова. За финскую войну Деревянко награжден орденом Красной Звезды и вне очереди стал полковником. С августа 1940 года К.Деревянко — зам. начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа. В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии, а с 27 июня 1941 года — начальник разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл гитлеровцев, в ходе которого из плена концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч наших пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта. Психология истинного штабиста — особенная. Если послать к Макартуру «чистого» командира — неизбежны психологические конфликты, потребуется смирять гордыню, стремление к лидерству и другие качества первых руководителей. А начальник штаба уже привык быть в тени, работать в команде. В четвертых, у Деревянко имеется пусть небольшой, но опыт дипломата. После войны он некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии. Думаю, что именно редкая совокупность вышеназванных профессиональных и личностных качеств и привела генерала Деревянко сначала к столу, где подписывался Акт о капитуляции Японии, затем на радиоактивные пепелища японских городов и на послевоенную дипломатическую работу в Токио. В декабре 1945 года в Москве на совещании министров иностранных дел великих держав-победительниц была достигнута договоренность об образовании Союзного Совета для Японии с местопребыванием в Токио. Это соглашение было опубликовано в газете «Известия» № 304 от 28.12.1945 г. Этот орган должен был давать советы главкому оккупационных войск по вопросам, касающимся осуществления капитуляции, оккупации и контроля над Японией, а также выполнения директив, выполняющих эти условия. Председателем Союзного Совета был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур, а членом этого немногочисленного Совета от СССР постановлением СНК СССР от 2 января 1946 года утвержден генерал Деревянко. Кроме них в Союзном Совете было еще 2 представителя: от Китая и от Соединенного Королевства (этот член Совета представлял одновременно также Австралию, Новую Зеландию и Индию). Думается, что этот период работы еще ждет своего исследования. Для сахалинцев и курильчан очень значимым является то, что именно после назначения К.Деревянко в Союзный Совет генерал Макартур 29.01.1946 г. издал директиву № 677, которой было предписано японскому правительству прекратить осуществление или попытки к осуществлению «государственной или административной власти в любом районе вне Японии» (п.1), и для целей этой директивы из состава Японии были исключены Курильские (Тисима) острова, группа островов Хабомаи (Хабомадзе), включая острова Юри (Юрий), Акиюри (Анучина), Сибоцу (Зеленый), Тараку (Полонского), Сикотан (Шикотан) (см. п.3, пп. В). Союзный Совет прекратил свое существование с заключением в 1951 году Сан-Францисского мирного договора. К.Н.Деревянко перевели в Москву, где он работал в военной академии начальником кафедры вооруженных сил иностранных государств, а затем начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генштаба.

Вследствие ядерного облучения, полученного во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К.Деревянко серьезно ухудшилось, и после продолжительной и тяжелой болезни он 30 декабря 1954 года скончался от рака. В некрологах, появившихся в «Правде» и «Красной звезде» (31.12.54 г., №310), не была (ввиду специфики службы) указана последняя должность Кузьмы Николаевича и не перечислены иностранные ордена (американский «За заслуги» и два венгерских). Но и два ордена Ленина (второй — в 1947 году), два ордена Красного Знамени, вышеназванные полководческие ордена — все они говорили и говорят сами за себя. Подписали некролог министр обороны Н.Булганин, выдающиеся полководцы Г.Жуков, А.Василевский, В.Соколовский, И.Конев, С.Тимошенко, Р.Малиновский — семь маршалов и ряд видных друзей-генералов.

Похоронен Деревянко Кузьма Николаевич 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве. Думается, что есть основания увековечить его память на Дальнем Востоке.

Від дідів до онуків

uk.rodovid.org

Деревянко К. Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Деревянко.

Кузьма Николаевич Деревянко (укр. Кузьма Миколайович Дерев'янко; 1904—1954) — советский военачальник, генерал-лейтенант. Герой Украины (2007).

Во время Великой Отечественной Войны — начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции и в разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал во взятии Будапешта и Вены. В 1945 году от имени Советского Союза подписал Акт капитуляции Японии.

Довоенная служба

Могила Деревянко на Новодевичьем кладбище Москвы.

Родился Кузьма Деревянко 1 (14 ноября) 1904 года в селе Косеновка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области (Украина). С трёх до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. Окончил церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии. К 1922 году имел большой трудовой стаж (каменотёс, разнорабочий, пахарь).

С 1922 года — в Красной Армии. Окончил Вторую Киевскую школу червонных старшин в 1924 году. В Харьковской школе военных старшин Кузьма Деревянко заинтересовался японским языком и к выпуску из школы уже говорил и писал по-японски[1]. С сентября 1924 года служил в 297-м стрелковом полку: командир взвода, с октября 1926 — командир роты. С ноября 1929 года служил заведующим военным кабинетом в Уманском гарнизонном Доме Красной Армии. С декабря 1931 года — помощник начальника 2-го отдела штаба Украинского военного округа.

В 1933 году, поступая на Восточный факультет Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе, он выбрал для изучения английский и японский языки. В 1936 году окончил академию. С октября 1936 года проходил службу в Разведупре РККА. Будучи в 1936 году всего лишь капитаном, к началу войны с Германией К. Н. Деревянко выдвинулся по службе, выполняя ряд ответственных специальных поручений. В 1937 году находился в «правительственной командировке» в Испании, участвовал в Гражданской войне в Испании.

В 1936—1938 годах капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японцами[источник не указан 182 дня], за которую получил орден Ленина, вручённый ему в Кремле лично «всесоюзным старостой» М. И. Калининым. С мая 1938 года — начальник 15-го отдела Разведывательного управления РККА (с мая 1939 — 5-е Управление Наркомата обороны СССР).

Во время советско-финской войны (1939—1940) доброволец майор К. Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады при штабе 9-й армии. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В. Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду финнов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших. За финскую войну Деревянко награждён орденом Красной Звезды и, минуя очередное воинское звание, стал полковником.

С марта 1940 года — начальник административно-хозяйственного отдела 5-го управления НКО СССР. С июля 1940 года К. Деревянко — заместитель начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа. В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии.

Великая Отечественная война

Участник Великой Отечественной войны с её первого дня, будучи заместителем начальника разведотдела штаба Северо-Западного фронта. С 29 июня 1941 года — и. о.начальника разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.

С мая 1942 года — начальник штаба 53-й армии Северо-Западного фронта, с июля 1943 года воевавшей на Степном фронте. По счастливому стечению обстоятельств, в день 3 мая 1942 года Деревянко был назначен начальником штаба 53-й армии и в тот же день он был награждён орденом Красной Звезды и ему было присвоено воинское звание генерал-майора (по представлению начштаба фронта Н. Ф. Ватутина и замначгенштаба А. М. Василевского). С декабря 1943 года — начальник штаба 57-й армии на 2-м Украинском и 3-м Украинском фронтах. С июня 1944 года — начальник штаба 4-й гвардейской армии на этих же фронтах. Участвовал в операциях против Демянской группировки противника (в том числе в Демянской наступательной операции 1943 года, в Курской битве, в битве за Днепр, в Корсунь-Шевченковской операции, в Березнеговато-Снигирёвской операции, в Одесской операции, в Ясско-Кишиневской операции, в Будапештской операции, в Венской операции, в Грацско-Амштеттенской операции.

Закончив войну на Западе, генерал-лейтенант Деревянко некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии.

В связи с предстоящей войной с Японией в июне 1945 года был переведён на Дальний Восток на аналогичную должность начальника штаба 35-й армии. Но в июле в Чите получил приказ прибыть в ставку Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского. Там ему была вручена телеграмма И. В. Сталина и начальника генерального штаба А. И. Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Верховного командующего союзными войсками на Тихом океане генерала Д. Макартура.

Представитель СССР К. Н. Деревянко (стоит второй слева) присутстствует при подписании акта о капитуляции Японии. У микрофона генерал Д. Макартур. Представитель СССР К. Н. Деревянко ставит свою подпись под актом о капитуляции Японии

25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооружённых сил на Тихом океане. Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции[2].

После этого, по поручению руководства страны, с огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 5 октября 1945 года. Сам Деревянко вспоминает:

Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб… К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел всё своими глазами. Передал я Сталину и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку.

Украинский биограф генерала, доктор исторических наук В. Шевченко, утверждает, что материалы К. Деревянко об атомной бомбардировке были использованы для активизации разработки советского атомного оружия[3].

В дальнейшем Деревянко был назначен представителем СССР в созданном в декабре 1945 года Союзном Совете для Японии с местопребыванием в Токио (председателем которого был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур). Участвуя в работе совета, он активно отстаивал точку зрения Советского Союза по вопросам управления оккупированной Японией. В частности, он был одним из главных оппонентов предложенной американским экономистом Вольфом Ладежинским аграрной реформы, предусматривавшей выкуп земли у крупных собственников и продажу её в рассрочку крестьянам. Деревянко, опираясь на личные контакты среди японских коммунистов, считал, что землю у помещиков следует конфисковать и разделить среди крестьян безвозмездно[4].

Союзный Совет прекратил своё существование в 1951 году из-за разногласий СССР и США по Сан-Францисскому мирному договору. Но ещё ранее, в августе 1950 года К. Н. Деревянко перевели в Москву, где в сентябре того же года он был назначен в начальником кафедры вооружённых сил иностранных государств Военной академии Советской Армии. Затем служил начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генерального штаба Советской Армии.

Вследствие радиоактивного облучения, имевшего место во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К. Деревянко серьёзно ухудшилось и, после продолжительной и тяжёлой болезни, 30 декабря 1954 года он скончался от рака.

Похоронен Кузьма Николаевич Деревянко 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

Воинские звания

Награды

Память

В феврале 2017 года, Распоряжением Председателя Правительства России, одному из островов Курильской гряды присвоено имя Кузьмы Николаевича Деревянко[5].

22 июня 2017 года Министерство обороны России рассекретило и опубликовало ряд материалов, посвященных началу Великой Отечественной войны[6], в том числе воспоминания Кузьмы Деревянко, в которых дается всесторонняя оценка качества обеспечения разведданными командования округа и Северо-Западного фронта накануне войны[7].

Литература

  • Колпакиди А.[И.] ГРУ в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза: Эксмо, 2010. — 608 с. — (ГРУ) — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-41251-8
  • Олег Слепынин (29 октября — 4 ноября 2005). «Звезда генерала Победы» («Зеркало недели» (Киев)) (42 (570)).
  • Сергей Агафонов. Тень сурка. Заметки (продолжение) // «Новая Юность». — 2004. — № 3(66).
  • Пишу исключительно по памяти... Командиры Красной Армии о катастрофе первых дней Великой Отечественной войны: В 2 т. Том 1. / Сост., авт. предисл., коммент. и биогр. очерков С. Л. Чекунов. — М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. — 560 с.: ил. — ISBN 978-5-91244-208-7, 978-5-91244-209-4 (т. 1). — С.110-116.[8]
  • Лурье В. М., Кочик В. Я. ГРУ: дела и люди. — СПб.—М., 2003. 
  • Трохименко Л. Н. Легендарный генерал. Документальное исследование. — Киев:КНЭУ, 2004. — С. 625.

Примечания

Ссылки

Фотографии

wikiredia.ru

Деревянко К. - это... Что такое Деревянко К.?

Кузьма Николаевич Деревянко (14 ноября 1904 — 30 декабря 1954, Москва) — генерал-лейтенант, один из немногих генералов, награждённых всеми тремя орденами имени выдающихся полководцев — Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого. Кавалер Ордена Ленина и Боевого Красного Знамени. Также награждён американским орденом «За заслуги» и двумя венгерскими орденами. Во время Великой Отечественной Войны — начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внёс значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал в освобождении Будапешта и Вены. В 1945 году подписал от Советского Союза Акт капитуляции Японии. Герой Украины (звание присвоено посмертно указом от 7 мая 2007 года.

Родился Кузьма Деревянко 14 ноября 1904 года в селе Косенивка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области (Украина). С трёх до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях. Окончил церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии и большой трудовой стаж (каменотёс, разнорабочий, пахарь).

С 1922 года — в Красной Армии, где получил основное образование: Киевская, а затем Харьковская военные школы, через 10 лет — военная академия. В Харьковской школе военных старшин Кузьма Деревянко заинтересовался японским языком и к выпуску из школы уже говорил и писал по-японски.[1] В 1933 году, поступая в Военную академию им. М. В. Фрунзе, он выбрал для изучения английский и японский языки.

Будучи в 1936 году всего лишь капитаном, к началу войны с Германией К.Деревянко выдвинулся по службе, выполняя ряд ответственных специальных поручений.

В 1936—38 гг. капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японцами, за которую получил орден Ленина, вручённый ему в Кремле лично «всесоюзным старостой» М. И. Калининым.

Во время советско-финской войны (1939—1940) доброволец майор К. Деревянко — начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады. Это было разведывательно-диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В.Мягкова (посмертно — Героя Советского Союза) попал в засаду белофиннов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших. За финскую войну Деревянко награжден орденом Красной Звезды и вне очереди стал полковником.

С августа 1940 года К. Деревянко — заместителем начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа.

В январе—марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии, а с 27 июня 1941 года — начальник разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл немецких войск, в ходе которого из концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.

Во время войны Деревянко начальник штаба нескольких армий (53-й, 57-й, 4-й гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внес значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал в освобождении Будапешта и Вены.

4 мая 1942 года Деревянко назначен начальником штаба 53-й армии Северо-Западного фронта и награждён орденом Красной Звезды. Одновременно ему присвоен чин генерала (по представлению комфронта Н. Ф. Ватутина и замначгенштаба А. М. Василевского). 19 апреля 1945 года — он уже генерал-лейтенант.

Закончил войну на Западе генерал Деревянко начальником штаба 4-й гвардейской армии 3-го Украинского фронта (командарм — генерал-лейтенант Захватаев Н. Д.). Некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии. В связи с предстоящей войной с Японией был переведён на Дальний Восток на аналогичную должность в 35-ю армию. Но в августе (в Чите) получил приказ покинуть поезд и прибыть в ставку главкома советскими войсками на Дальнем Востоке маршала Василевского. Там ему была вручена телеграмма Сталина и начальника генерального штаба Антонова о назначении представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Макартура.

Представитель СССР К. Н. Деревянко ставит свою подпись под актом о капитуляции Японии

25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооружённых сил на Тихом океане. Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования. 30 августа вместе с Макартуром и представителями стран-союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания акта о капитуляции.

После этого, по поручению руководства страны, с огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 30 сентября 1945 года. Сам Деревянко вспоминает:

Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб… К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел все своими глазами. Передал я Сталину и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку.

Украинский биограф генерала, доктор исторических наук В. Шевченко, утверждает, что материалы К. Деревянко об атомной бомбардировке были использованы для активизации разработки советского атомного оружия.[2]

В дальнейшем Деревянко был назначен представителем СССР в созданном в декабре 1945 года Союзном Совете для Японии с местопребыванием в Токио (председателем которого был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур).

Союзный Совет прекратил своё существование в 1951 году из-за разногласий СССР и США по Сан-Францисскому мирному договору. К. Н. Деревянко перевели в Москву, где он работал в военной академии начальником кафедры вооруженных сил иностранных государств, а затем начальником управления информации Главного разведуправления Главного разведуправления (ГРУ) Генштаба.

Вследствие радиоактивного облучения, имевшего место во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К. Деревянко серьёзно ухудшилось и, после продолжительной и тяжёлой болезни, 30 декабря 1954 года он скончался от рака.

Похоронен Кузьма Николаевич Деревянко 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве.

Примечания

  1. ↑ В. К. Деревянко «Солдат, генерал, дипломат». Издательство «Промінь», Днепропетровск, 1971 г., стр. 13
  2. ↑ Газета «День» (Украина), № 201 от 2.11.2002

Ссылки

Фотографии

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru