Дело «пьяного» мальчика: найден путь алкоголя в кровь, отца признали потерпевшим. Дело пьяного мальчика последние


Эксперт по "пьяному мальчику" изгнан с должности :: Дело "пьяного мальчика"

Медик, проводивший экспертизу крови погибшего в Балашихе ребенка, отстранен от исполнения профессиональных обязанностей

Решение вынесено судом по ходатайству Следственного комитета России в отношении врача бюро судебно-медицинской экспертизы Михаила Клейменова. Именно он давал заключение о наличии алкоголя в крови 6-летнего Алеши Шимко, сбитого в подмосковной Балашихе весной этого года во дворе. Об этом в пятницу, 17 ноября, сообщила официальный представитель СКР Светлана Петренко.

"Несмотря на то, что речь идет о единичном факте, а не о систематическом нарушении экспертом Клейменовым методики при отборе им образцов крови, следствие обратилось в суд с ходатайством об отстранении его от должности, которое в настоящее время уже удовлетворено", - цитирует пресс-служба ведомства Петренко.

Следствием установлено, что специалист проводил судебно-медицинскую экспертизу тела мальчика, погибшего в результате наезда автомобиля в Балашихе в апреле 2017 года. По результатам экспертизы Клейменов сделал вывод о том, что ребенок в момент смерти был сильно пьян.

"Напомним, что после передачи уголовного дела в Главное следственное управление СКР была назначена комплексная судебная экспертиза, проведение которой поручено комиссии 18 опытных экспертов из ведущих научных, образовательных и экспертных учреждений Минздрава и Минобороны",- отметила полковник юстиции.

По ее словам, экспертиза подтвердила, что на момент ДТП ребенок был абсолютно трезв.

"Обнаруженный при химическом исследовании образца его крови этиловый спирт возник посмертно",- добавила Петренко.

Ранее в отношении Клейменова было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 293 УК РФ "Халатность".

В настоящее время расследование данного дела продолжается.

Позднее сегодня пресс-секретарь Басманного суда Юнона Царева уточнила, что Клейменова отстранили от должности временно на время следствия и суда, пишет "Интерфакс".

Напомним, 15 ноября Железнодорожный суд в Балашихе приговорил сбившую насмерть Алешу Шимко Ольгу Алисову к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении.

Сегодня выяснилось, что наш "пьяный мальчик", к ужасу, не единственный. Так, в молдавском селе Брезоая (Штефан-Водский район) 20 августа нынешнего года 21-летний нетрезвый молодой человек сбил коляску с 4-месячным Глебом. Ребенок скончался по пути в больницу.

Семья погибшего 14 ноября получила результаты экспертизы, согласно которым в крови младенца якобы обнаружилось 0,44 промилле алкоголя (у Алеши "нашли" 2,7) . В результате родные также вынуждены разбираться с экспертами. По словам детского врача-педиатра высшей категории Ирины Кобзарь, при наличии такого количества алкоголя ребенок просто бы умер, сообщает "РЕН-ТВ".

utro.ru

Сбившей Алешу Шимко женщине вынесен приговор, но в последнем слове она пристыдила его родителей

Новым лицом в этой шокирующей истории стал Павел Астахов. К бывшему омбудсмену по правам детей обратилась семья погибшего Алексея Шимко еще около полугода назад, но процесс затянулся, открывая все новые детали и будоража общественность.

Напомним, 23 апреля в Подмосковье мальчика насмерть сбила автоледи на иномарке. Девушка десять метров протащила тело ребенка под колесами. Экспертиза нашла в крови ребенка 2,7 промилле алкоголя. После этого история «пьяного мальчика» получила широкий общественный резонанс.

Отец погибшего в ДТП в подмосковной Балашихе шестилетнего мальчика Роман Шимко заявил, что автотехническая экспертиза раскрыла причину гибели его сына. «Согласно экспертизе, установлена прямая причинно-следственная связь между наездом автомобиля и смертью ребёнка», — цитирует Шимко «Газета.Ru». По его словам, эксперты подтвердили, что алкоголя в крови ребёнка не было, автомобиль обвиняемой Ольги Алисовой был исправен, она видела мальчика и могла не допустить наезда.

Пьян или трезв был ребенок во время аварии, не имеет никакого значения для виновницы ДТП 31-летней Ольги Алисовой. А вот отсутствие алкоголя в крови погибшего в Балашихе мальчика очень важно доказать семье ребенка. Если выяснится, что он употреблял спиртное, отца и мать могут лишить родительских прав. В итоге семья смогла доказать трезвость маленького Алеши, которая и так была всем очевидна!

Сегодня наконец состоялось решающее заседание, где обвиняемая в гибели шестилетнего Алеши Шимко выступила с последним словом в зале суда. Ольга Алисова написала обращение к судье заранее и зачитывала его на протяжении пяти минут. Она заявила, что в смерти мальчика также виновны его родители, поскольку именно они несут полную ответственность за детей, а мальчик в момент ДТП «был лишен присмотра».

Также она назвала следствие по ее делу несправедливым и обратилась с просьбой «уменьшить сумму выплат иска с трех миллионов» и дать ей возможность воспитывать свою дочь до 14 лет. Сейчас ребенку Алисовой 10 лет. “Все это время с момента ДТП меня пытались представить в образе какого-то монстра, который пытается уйти от ответственности… Все это время я лишь пыталась опровергнуть те оговоры и лжесвидетельствования, которые были предъявлены в СМИ!” – цитирует Алисову телеканал «360».

Семья погибшего мальчика считалась уважаемой и благополучной. Старшему брату поигбшего ребенка восемь лет. Он перенес гибель брата очень тяжело. Был сам не свой, и первое время не понимал, что с братом случилось. Все говорит, что “ему без братика скучно”. Мама дошкольника тяжелее всех перенесла смерть сына. Как говорит ее свекровь, “она у нас такая веселая всегда была, цветущая молодая женщина”. Теперь женщина все время плачет.

Дедушка, который в момент аварии находился рядом с мальчиком, утверждает, что “у них в семье вообще не употребляют алкоголь. “Ни в тот день , ни до , ни после… У нас вообще этой темы нет и быть не может. Родители – военные. Они уезжают то в пять, то в шесть – то на стрельбы, то по тревоге, то обычная рядовая служба. Им просто некогда пить…” – поделился 63-летний пенсионер.

И алкоголя вроде как не было, и видела гражданка мальчика, и тем не менее сбила. А потом все закрутилось странно. Вот ведь как бывает…

Отец погибшего ребенка Роман Шимко заявил, что не верит в правосудие и почти на сто процентов уверен, что суд пойдет Алисовой навстречу.

Она выйдет из зала суда на свободу. И отсрочку дадут, и условное дадут. Я так думаю, исходя из того, что происходило на заседании. Даже прокурор пытался вытащить ее за уши. По поводу того, что она звонила якобы в скорую помощь, по поводу теста на наркотики, но он фальшивый, а прокурор этого не отмечал, говорит Роман Шимко.

obaldela.ru

Стали известны новые подробности нашумевшего дела "пьяного" мальчика

Все произошло еще два месяца назад — 23 апреля 2017 года. Черная иномарка разворачивается во дворе жилого дома и направляется к выезду, а через несколько секунд сбивает маленького пешехода. Ребенок скончался еще до приезда медиков.

Чуть позже шокирующее заключение дал Михаил Клейменов. Именно его еще пару дней назад обвиняли в подделке анализов: якобы он хотел снять все обвинения с реального виновника аварии. И только теперь мужчина смог вздохнуть с облегчением.

“Главное, что прозвучало, что эксперт не виноват. А это для меня важно. И особенно для моей матери, которая практически слегла”, — говорит Клейменов.

Несмотря на выводы экспертов, в этой запутанной истории остается много вопросов. Мальчику нужно было выпить стакан крепкого алкоголя, чтобы в результатах появились 2,7 промилле. Независимый эксперт уверен, при такой дозе ребенок должен быть близок к коме.

“Он бы ходить самостоятельно не смог с такой дозой алкоголя в крови”, — уверен врач-нарколог Игорь Нежданов.

Немало вопросов и к сотрудникам полиции. Почему так долго не возбуждали дело, не задерживали виновницу ДТП, не избирали для нее меры пресечения? Да и в целом, почему следователей МВД не смутило наличие такого количества алкоголя в крови ребенка? Никто даже не спросил, как этиловый спирт попал в организм.

Результаты повторной экспертизы отец мальчика Роман Шимко до сих пор не получил на руки. Да и о том, что второе исследование также выявило наличие алкоголя в крови его 6-летнего сына, мужчина узнал из СМИ. Следователи эту информацию папе ребенка почему-то не посчитали нужным сообщить.

За последнюю неделю мужчина заметно вымотался — говорит тихим голосом, делает долгие паузы. Но намерен идти до конца.

– На эксгумацию я не дам согласие до тех пор, пока не будут испробованы все другие варианты доказать, что мой сын не был пьян. А они есть. Мне уже предложили помощь несколько известных адвокатов, – говорит Роман Шимко.

2,7 промилле в крови шестилетнего ребенка равносильно выпитым натощак 100 граммам водки. Или бутылке вина. И это, как рассказал заведующий отделением анестезиологии, реаниматологии, токсикологии Детской городской хирургической больницы № 5 Санкт-Петербурга Виталий КАЗИАХМЕДОВ смертельная доза для 6-летнего ребенка.

– Чтобы все понимали, для взрослого человека содержание в крови этанола от 6 промилле может вызвать летальный исход. Ребенку, который никогда не сталкивался со спиртным, нужна доза вдвое меньше. Для дошкольника 2,7 промилле — это либо глубокая кома, либо также смерть.

Виталий Анварович рассказал, что иногда к нему в отделение привозят малышей, по недосмотру взрослых хлебнувших спиртного с праздничного стола. Но речь идет лишь об одном глотке.

– Больше дети выпить не смогут, для них любое спиртное горькое. При этом содержание этанола в крови таких пациентов может быть не больше 0,5 промилле. И у них уже наблюдается вялость, сонливость, шаткость походки, нарушение координации. Чтобы достигнуть 2,7 промилле, ребенок должен в себя вливать алкоголь.

Интересно складывается ситуация и с эксгумацией тела. Как объяснил судмедэксперт, даже если мальчик не пил спиртное при жизни, после смерти этанол в его тканях все же могут найти.

– Если тело начинает разлагаться, алкоголь можно найти даже у непьющего. Уровень этанола из-за определенных процессов повышается. Причем, значительно. Например, он может подняться от нуля до 1,5 промилле. Может, на это и был расчет, когда родителям предлагали провести эксгумацию?

Отец погибшего в ДТП в Подмосковье шестилетнего мальчика уверен, что после проведения повторной экспертизы следователи теперь будут проверять, могли ли ребенка напоить алкоголем сами родители, и ждет дома инспекцию по делам несовершеннолетних.

Вчера с семи часов вечера почти до полуночи бабушка Алеши находилась на допросе у следователя. И, как я понял с ее слов, расследование теперь действительно «завернуло» в нашу сторону — мол, это мы сами напоили ребенка. Жду теперь инспекцию по делам несовершеннолетних дома.

Он уверен, что алкоголь не мог попасть в организм его сына при жизни — весь день до инцидента мальчик провел дома под присмотром взрослых. По мнению отца, спирт намеренно вкололи в печень его ребенка с помощью шприца для того, чтобы впоследствии представить аварию как несчастный случай, который произошел по вине самого ребенка или его родителей, которые якобы не уследили за ним.

Меня всячески пытались убедить, что это был несчастный случай

Все разговоры Алисовой на телевидении со слезами и придыханием — лицемерие высшей степени. Насколько я знаю, в действительности ее не очень волнует произошедшее, она по-прежнему хочет уйти от ответственности.

Нам она не звонила, не приходила и не извинялась. Да и вообще, я стараюсь как можно меньше узнавать информации о ней во избежание каких-то конфликтов. Я не ищу встречи с ней.

Деньги она предлагала нам только один раз, но это было еще до телешоу. И я хочу ей порекомендовать, чтобы она этого больше не делала — такое горе деньгами не скрасить.

Меня больше волнует жена. Вчера, когда она узнала о результатах повторной экспертизы, начала реветь и упала в обморок. Она разговаривает с фотографией Алеши, желает ему каждый день спокойной ночи — ну как она себя может чувствовать? Это я тут мобилизован, бегаю по всем инстанциям…

Распространите эту информацию, пожалуйста, среди своих знакомых, НЕ БУДЕМ РАВНОДУШНЫМИ, пусть справедливость все-таки восторжествует!

obaldela.ru

Дело «пьяного» мальчика: найден путь алкоголя в кровь, отца признали потерпевшим

Адвокат рассказал о нарушениях в экспертизе по делу о гибели Алеши Шимко

06.07.2017 в 15:53, просмотров: 474143

Роман Шимко, отец погибшего под колесами автомобиля шестилетнего Алеши, наконец получил статус потерпевшего по делу о халатности. В самой же экспертизе, сделавшей мальчика «пьяным», есть нестыковки и нарушения, которые дают возможность требовать назначения нового исследования. А главное — появилась наиболее вероятная версия того, как спирт мог попасть в кровь Алеши.

О нюансах сомнительного исследования нам рассказал адвокат Андрей Мишонов.

Как предполагает юрист, попадание алкоголя в кровь могло произойти при бальзамировании тела. Дело в том, что в некоторых моргах экономят на сертифицированном растворе для этой процедуры. «Жидкость мешают непосредственно в бюро, используют для приготовления раствора этанол и формальдегид».

Дело «пьяного» мальчика: найден путь алкоголя в кровь, отца признали потерпевшим

Фото: соцсети

Как объяснил Мишонов, проведенную заведующим Железнодорожным отделением бюро СМЭ Михаилом Клейменовым экспертизу (это исследование выявило в крови мальчика 2,7 промилле алкоголя) он показал независимым судебным медикам. И даже беглый взгляд специалистов «со стороны» выявил множество нестыковок в тех данных, которые выдал эксперт с 30-летним стажем.

- Например, в заключении Клейменова сказано, что у ребенка разорвана селезенка. Такое повреждение может образоваться только при очень сильном ударе. Так что есть основания полагать, что скорость, с которой двигалась сбившая мальчика машина, была в разы выше обозначенной в экспертизе.

Есть и еще один нюанс: в описании повреждений у ребенка сказано, что селезенку разорвало от сдавливающего воздействия. При этом печень, которая находится рядом, осталась цела. При ударе машины такое маловероятно. Такие повреждения фиксируются обычно при локальном воздействии именно на селезенку. К примеру, если бы туда пришелся удар палки. Но в этом случае обязательно должны были остаться внешние повреждения. А их у мальчика нет.

Сомнительным выглядит и утверждение эксперта о том, что мозг шестилетнего Алеши весил 1556 граммов.

- Столько весит мозг взрослого мужчины, но никак не ребенка, - пояснил «МК» адвокат.

Но основные замечания независимых экспертов касались именно состояния опьянение малыша, на которое указал Клейменов в своем заключении. Дело в том, что при вскрытии каких-либо признаков, которые обычно характерны для отравления этанолом, у погибшего не было выявлено. А ведь 2,7 промилле в крови 6-летнего мальчика должны вызвать не просто отравление — кому.

- Например, при отравлении алкоголем отекают стенки желчного пузыря. Но в экспертизе об этих изменениях ни слова. Кроме того, при интоксикации содержимое желудка и кишечника должно быть обесцвеченным, - объясняет адвокат.

Одним словом, оснований полагать, что этанол попал в кровь Алеши уже после смерти мальчика, более чем достаточно. И произойти это могло, по предположениям юриста, во время бальзамирования тела ребенка.

- Во многих моргах для этой процедуры используется фабричная жидкость, на которую есть сертификаты, все документы, у бюро заключен договор с фирмой-производителем. Но в некоторых моргах в целях экономии патологоанатомы смешивают жидкость для бальзамирования сами. Добавляют туда в том числе спирт, формалин, ацетальдегид.

- А разве может такое быть, что бальзамировать тело начали перед забором крови?

- Здесь возможны два варианта: либо эксперт начал процедуру бальзамирования, забыв,что он не взял кровь. И решил в процессе произвести забор. Либо кровь могла соприкоснуться с бальзамирующей жидкостью уже в пробирке.

Вообще, как пояснил адвокат, в проведенной Клейменовым экспертизе есть много и других нарушений, в суть которых может вникнуть только специалист.

- Например, нет пробы на пневмоторакс, которая по утвержденному Минздравом регламенту должна проводиться даже в том случае, если на ощупь грудная клетка цела. Все эти нюансы дают возможность требовать проведения новой экспертизы, в которой в обязательном порядке должны участвовать химики, токсикологи, судмедэксперты-криминалисты. Мы будем добиваться этого.

- Вы уточняли, почему вообще в крови ребенка искали алкоголь? Это законно?

- Да, на наличие этанола в обязательном порядке проверяют всех жертв ДТП, в том числе детей.

К слову, всплыли интересные подробности и из жизни самого судмедэксперта Клейменова. Как утверждает еще один представитель семьи погибшего мальчика Валерий Зубов, у эксперта есть дом и участок в кооперативе, где землю получали преимущественно сотрудники МВД. Конечно, сам по себе этот факт ничего не доказывает, но на определенные мысли наводит.

Что касается Ольги Алисовой, находившейся за рулем сбившего мальчика автомобиля, судя по выводам автотехнической экспертизы, у женщины была возможность затормозить, избежать ДТП.

- Но она этого не сделала, потому что смотрела не на дорогу, а в свой смартфон. Биллинг ее номера подтверждает, что в момент наезда ее телефон был включен на соединение — то есть либо она осуществляла вызов, либо принимала, - говорит Валерий Зубов.

А ведь подними водитель глаза на одну и шесть десятых секунды на дорогу — трагедии могло бы не случиться.

- Именно столько времени по подсчетам специалистов понадобилось бы на принятие решения о торможении, а также на то, чтобы нажать на педаль. Она же за эту секунду проехала 10 метров, протащив мальчика все это расстояние под машиной...

Развитие событий: "Адвокат сбившей «пьяного мальчика» объяснила, почему Алисова исчезла для следователей"

www.mk.ru

В деле "пьяного мальчика" новый скандал :: Дело "пьяного мальчика"

Адвокат заключенной под стражу Ольги Алисовой, обвиняемой в гибели Алеши Шимко, пожаловалась на давление со стороны следствия

Адвокаты обвиняемой в смерти шестилетнего мальчика Алеши Шимко продолжают раскрывать "скандальные обстоятельства", предшествующие заключению их подзащитной в СИЗО. Они заявляют, что на автоледи "оказывают давление" правоохранители, которые также и предвзято к ней относятся.

Ольга Алисова. Фото: Дмитрий Серебряков/ ТАСС

Накануне следствие по делу ДТП, в котором погиб малыш, в крови которого эксперты нашли 2,7 промилле алкоголя, было продлено до 16 сентября. Все это время подозреваемая Алисова проведет в тюрьме.

Адвокат 31-летней фигурантки тут же начала раздавать интервью. Так, 11 июля правозащитница Алисовой Наталья Куракина в эфире Best-Fm заявила, что органы следствия "искажают действительную картину" происходящего.

"Идет открытая месть за то, что мы указываем на недостатки следствия. Они отказывают нам в каждом ходатайстве. Мы говорим, что с этим мириться не будем и обжалуем их действия. В своем постановлении судья Железнодорожного суда не сослалась на многие обстоятельства, которые исследовались в суде. У меня лично сложилось такое мнение, что судья выполнила распоряжение своего руководства. Суд просто не исследовал все доказательства должным образом. Он принял версию обвинения, не проверяя ее, а версию защиты необоснованно отверг без проверки", - заявила адвокат.

В среду, 12 июля, на сайте L!fe появилась статья, в которой Куракина заявила о давлении на Алисову. Мол, следователь приезжает к той в изолятор и ведет с ней несанкционированные беседы.

При этом у защиты нет доказательств, что обвиняемую содержат в изоляторе плохо. "У Ольги все в порядке. Она у нас не барыня. Она девушка сильная, все выдержит", - говорит она.

ЧП произошло в подмосковном городе Железнодорожном 23 апреля. Алеша Шимко возвращался с дедушкой с прогулки. Во дворе дома ребенка сбила автоледи Ольга Алисова. Ее Hyundai Solaris протащил малыша под днищем 10 метров.

Опрошенные свидетели рассказали, что Алисова двигалась со скоростью 60 км/ч и разговаривала по телефону.

Несмотря на очевидность событий, в расследовании дела начались чудеса. Целый месяц дело вообще не возбуждали. А после таинственно исчезло видео с камер наблюдения.

Больше всего поразило заключение судмедэкспертов. Они заявили, что в крови шестилетнего Алеши нашли 2,7 промилле. Специалисты уверяли, что мальчик выпил примерно полбутылки водки.

Позже проводивший экспертизу специалист несколько раз менял свои показания. В ходе проверки выяснилось, что кровь Алеши проверяли с нарушениями. Отца ребенка Романа Шимко признали потерпевшим. 

Дело взял под личный контроль глава МВД Владимир Колокольцев.

Алисову задержали, т.к. она нарушила избранную ранее ей меру пресечения. Следователи управления МВД по Московской области установили и задокументировали факт нарушения виновницей аварии подписки о невыезде, заявила официальный представитель Министерства внутренних дел РФ Ирина Волк. По ее словам, они "обратились в суд с ходатайством об избрании в отношении обвиняемой меры пресечения в виде заключения под стражу".

utro.ru

Завершено расследование дела "пьяного мальчика" :: NoNaMe

"Следственные действия завершены, в настоящее время идет процессуальная процедура — ознакомление сторон с материалами"

03.07.2017, 15:57, Газета.Ru

Завершено расследование дела "пьяного мальчика"

----------------------<cut>----------------------

Завершено расследование уголовного дела в отношении женщины, сбившей в Подмосковье шестилетнего ребенка, в крови которого позднее был обнаружен алкоголь, передает "Интерфакс"."Следственные действия завершены, в настоящее время идет процессуальная процедура — ознакомление сторон с материалами", — сообщила представитель областного главка полиции Татьяна Петрова.По ее словам, после того, как требования законодательства будут выполнены, уголовное дело будет направлено прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.Отмечается, что дело еще не передано в суд.Ранее сообщалось, что представлять интересы отца погибшего под колесами автомобиля в Подмосковье ребенка Романа Шимко будет коллегия адвокатов бывшего уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова.

Дело о пьяном шестилетнем мальчике. Главное

1.23 апреля в Железнодорожном Ольга Алисова сбила шестилетнего мальчика во дворе жилого дома.2.Уголовное дело против Алисовой не возбуждали в течение месяца. Сейчас Ольга Алисова пока находится под подпиской о невыезде.3.12 июня было заключено, что погибший мальчик был сильно пьян, когда на него наехала машина. В крови погибшего ребенка обнаружили 2,7 промилле алкоголя.4.Роман Шимко, отец мальчика, связывает затягивание дела и результаты экспертизы с тем, что муж Алисовой — член преступной группировки.5.Из-за парадоксальных результатов анализов Следственный комитет возбудил новое дело — о халатности экспертов. 6.Следственный комитет объявил, что по результатам повторной экспертизы в крови ребенка установлено высокое содержание алкоголя. Отец полагает, что его ребёнку «намеренно вкололи в печень» алкоголь.7.Отец мальчика дал согласие на эксгумацию тела сына для повторных анализов.

************************

МВД закончило расследование громкого уголовного дела о гибели ребенка под колесами Hyundai в Подмосковье. Чтобы разобраться в причинах трагедии следователям понадобилось менее трех недель, хотя само следствие началось лишь спустя почти два месяца после гибели мальчика, который якобы был пьян. Сейчас материалы якобы переданы для ознакомления сторон, однако представители погибшего ребенка ничего не знают об окончании расследования и называют это слухами.

Правоохранительные органы завершили расследование скандального дела погибшего под колесами автомобиля в подмосковной Балашихе шестилетнего мальчика Алеши Шимко, в крови которого судмедэксперты нашли алкоголь. В данный момент закончены следственные действия и идет процедура ознакомления сторон с материалами дела, после чего оно будет направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на свои источники.

В то же время получить официальный комментарий областной прокуратуры или управления МВД по региону «Газете.Ru» не удалось. Так, в пресс-службе надзорного ведомства «Газете.Ru» заявили, что не намерены комментировать появившуюся в СМИ информацию, а также посоветовали обратиться в региональное управление МВД, поскольку дело расследовалось именно там. В то же время в пресс-службе МВД комментировать дело также отказались.

Там заявили, что когда материалы будут переданы в суд, об этом будет официально объявлено.Отец ребенка Роман Шимко в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что информации о завершении расследования у него нет.

«Меня об этом не извещали. Я слышал, что на днях расследование должно быть закончено, но точной информации у меня нет», – сказал он.

Шимко также добавил, что эксгумацию тела мальчика с целью установить в нем наличие алкоголя делать уже бессмысленно, поскольку прошло уже слишком много времени, и находившиеся в организме вещества видоизменились.

«Эксгумацию есть смысл делать только для того чтобы установить какие повреждения ребенок получил в результате ДТП», – сказал отец.

Адвокат Романа Шимко Валерий Зубов также заявил, что сведений о завершении расследования у него нет.

«Слухи, которые распространяются в СМИ я комментировать не могу, пока сам не увижу документального подтверждения. Нас о том, что расследование закончено никто не уведомлял, с материалами дела мы не знакомились», – сказал юрист.

В то же время адвокат водителя Ольги Алисовой Наталья Куракина не исключила того, что расследование действительно могло быть завершено, однако считает, что в действительности следователи еще не выяснили всех обстоятельств произошедшего.

«Они могли завершить расследование, но дело впоследствии вернут обратно, потому что следователи нарушают закон», – заявила Куракина, не раскрывая подробностей.

Дело так называемого «пьяного мальчика» из подмосковной Балашихи стало одним из самых громких и резонансных в России в этом году. При этом скандал разразился не после самой трагедии, а гораздо позже, когда информация о результатах экспертизы просочилась в СМИ.

Напомним, что авария, закончившаяся гибелью Алеши Шимко, произошла днем 23 апреля. Во дворе мальчик угодил под колеса Hyundai Solaris, которым управляла 31-летняя автомобилистка Ольга Алисова. В июне следователь вызвал отца ребенка и вручил ему заключение судебно-медицинской экспертизы, которая показала, что в крови его сына в момент аварии было гигантское количество алкоголя – 2,7 промилле. С учетом веса ребенка, по оценкам экспертов, это говорит о том, что перед ДТП ребенок мог выпить около стакана водки.

Именно после чудовищного по своим выводам экспертного заключения, которое родители погибшего связали со связями Алисовой, о ситуации узнали журналисты.

После этого ход расследования сразу кардинально изменился.

Пресс-служба подмосковного главка МВД 15 июня сообщила о возбуждении уголовного дела по факту гибели ребенка. Расследование началось по ч.3 ст. 264 УК РФ, которая предусматривает ответственность до пяти лет лишения свободы за смертельную аварию с одним погибшим, совершенную в трезвом состоянии. К ситуации быстро подключились и другие силовые структуры. Прокуратура потребовала передать дело «наверх», в специализированное подразделение по расследованию дорожно-транспортных происшествий подмосковного управления МВД.

Вместе с тем забрать дело себе попытался и Следственный комитет – такое распоряжение дал глава ведомства Александр Бастрыкин. Тем не менее, в итоге расследование самой аварии оставили МВД, а СК занялся проверкой работы эксперта Михаила Клейменова, который готовил скандальное экспертное заключение.

Однако проведенные в СК специальные экспертизы полностью подтвердили первоначальные выводы Клейменова о том, что для анализа использовалась кровь именного погибшего ребенка, и что в ней присутствует большая концентрация алкоголя.

Как рассказывал в интервью «Газете.Ru» Роман Шимко, он уверен, что ребенок не мог употреблять алкоголь, так как весь день перед гибелью провел дома под присмотром взрослых. По его мнению, если экспертиза не фальсифицирована умышленно, то алкоголь с помощью шприца могли вколоть в печень ребенка уже после его гибели. Сделано это могло быть, чтобы обвинить в случившемся самого мальчика или его родителей, которые якобы за ним не уследили.

В ходе разгоревшегося скандала обе стороны, а также эксперт Клейменов стали активно общаться со СМИ, не раз давая развернутые комментарии, в том числе и по телевидению, чем еще больше подогрели интерес к этой истории. Далее: https://news.rambler.ru/articles/37305099/?utm_content=news&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

txapela.ru

В деле «пьяного мальчика» появились неожиданные подробности, но они все усложняют: Общество: Россия: Lenta.ru

В конце октября Следственный комитет (СКР) попытался поставить точку в спорах вокруг дела «пьяного мальчика». Приглашенные СКР эксперты пришли к выводу, что шестилетний Алеша Шимко, сбитый насмерть в апреле этого года во дворе собственного дома, был трезв. Против судмедэксперта Михаила Клейменова, определившего алкоголь в крови ребенка, возбудили уголовное дело о халатности. Однако выводы экспертов СКР оказались более сомнительными, чем результат первой экспертизы. «Лента.ру» выясняла, почему не стоит верить самому авторитетному заключению и какими сюрпризами могут закончиться разборки в экспертной среде.

18 октября в программе «Пусть говорят», посвященной делу «пьяного мальчика», заведующий отделением Бюро судебно-медицинской экспертизы городского округа Железнодорожный Московской области Михаил Клейменов заявил, что подвергся травле: «Какие у вас основания делать меня изгоем общества? Я сделал все, что должен был сделать практикующий эксперт».

— Вы же понимаете, что 2,7 промилле — это запредельная доза для ребенка шести лет? — вкрадчиво спросил врач-нарколог Эркен Иманбаев.

— Давайте оперировать фактами, — с готовностью отозвался Клейменов и достал номер журнала «Судебная медицина» за 2017 год. — Данные свидетельствуют о том, что у детей с высокой концентрацией алкоголя в крови были внешние проявления как легкой, так и средней тяжести опьянения. В 2012 году трехлетний мальчик выпал из окна 8 этажа. У него нашли 2,1 промилле, — Клейменов водил пальцем по бумаге, но слова утонули в возмущенном гуле.

Безэмоциональный танатолог выглядел нелепо, апеллируя к цифрам, и нарушал законы скандальной программы, упрямо отказываясь покаяться в том, в чем его подозревало большинство, — подлоге.

«Вы хотите порушить все устои государства? Вы подвергаете сомнению и следствие, и судебно-медицинских экспертов? О чем вы говорите?» — почти с отчаянием обратился он к залу с риторическими вопросами, на которые никто из его оппонентов не собирался отвечать.

Михаил Клейменов

Михаил Клейменов

Кадр: НТВ / YouTube

Ни ведущий программы, ни гости студии еще не знали, что в этот момент на сайте Следственного комитета России было опубликовано официальное заявление. Клейменова обвинили в халатности. «Нарушил положения действующих нормативных актов», «произвел изъятие образца крови погибшего мальчика ненадлежащим образом», «не провел биохимического исследования», «нарушил права потерпевших» — «вывод о состоянии ребенка в момент дорожно-транспортного происшествия является необоснованным». Ролик с официальным представителем СКР добавили в программу уже при монтаже, на следующий день. Клейменову ответило государство.

Вопреки ожиданиям, комиссионная экспертиза от СКР, в которой участвовали 18 специалистов из научных учреждений Минздрава и Минобороны, вовсе не расставила все точки над i в скандальном уголовном деле. Напротив — вызвала еще больше вопросов.

Экспертиза СКР на выявление алкоголя в крови шестилетнего Алеши Шимко была всего лишь второй. Первая обнаружила алкоголь и (якобы) продукт его распада — ацетальдегид — в анализах погибшего ребенка. Вторая, в мае, подтвердила, что образец, отправленный химикам (на алкоголь), и образец, отправленный биологам (на предмет того, чья это кровь), совпадают, то есть взяты у одного человека и не заменены на этапе анализа. Третья — что ДНК крови погибшего и ДНК матери мальчика совпадают, то есть, принадлежат именно ребенку. Четвертая, в июне, на анализ алкоголя в смывах крови с днища автомобиля, — была признана невозможной из-за низкого качества предоставленных образцов.

По сути, Клейменов и его коллеги в последующих экспертизах лишь устанавливали принадлежность крови ребенка, а не перепроверяли наличие алкоголя. Это требовало большей компетенции и признания недочетов при заборе анализов: если бы Клейменов взял не только кровь, но и мочу, как того требует приказ Минздрава №346, возможно, были бы иные доказательства прижизненного употребления спирта ребенком. Однако этого не сделали.

Клейменов пытался пойти дальше и убедить общественность, что ребенок действительно мог быть пьян. Мысль очевидная: детей иногда спаивают. Но, высказанная категорично, она лишь усиливала гнев публики и воспринималась как издевательство. К тому же, эксперт явно превышал свои полномочия: объяснять причины результата — задача следователя, а не врача.

«Вы хотите сказать, что шестилетний мальчик выпил бутылку водки?» — негодовал в июне телеведущий Андрей Малахов. Это было откровенным передергиванием. Согласно формуле Эрика Видмарка для расчета алкоголя в крови, мальчику весом 20 килограммов достаточно было выпить чуть больше 40 граммов спирта для такой высокой концентрации. Необязательно стопки водки в чистом виде — это могла быть банка сладкого коктейльного напитка, бокал сладкого портвейна, два стакана пива. Чисто теоретически ребенок мог получить такую дозу самостоятельно.

И Клейменов, и его коллеги прекрасно понимали, что 2,7 промилле соответствуют высокой степени опьянения. Поэтому под руководством главы Бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области Владимира Клевно они исследовали статистику за 2016 год. Результаты были опубликованы в подведомственном журнале «Судебная медицина».

Эксперты посчитали, что из 356 погибших детей (от 0 до 17 лет включительно) спирт в крови был обнаружен в 57 случаях. То есть почти у каждого шестого. В основном это были подростки 14-17 лет. Четверть погибших — дети младше 7 лет. Был и трехлетний ребенок с 5,3 промилле, умерший от отравления этиловым спиртом. Стоит, правда, отметить, что у сверстников Алеши Шимко из этого списка не было столь высокой концентрации алкоголя.

Виктор Колкутин

Виктор Колкутин

Также эксперты изучили, какие симптомы сопутствуют опьянению у несовершеннолетних. Из 256 исследованных в прошлом году детей высокую концентрацию спирта в крови — выше 2,3 промилле — обнаружили у 16-ти. У большинства из них — 14 ребят — были симптомы средней и тяжелой степени отравления: от рвоты и поноса до предкоматозного состояния. Только у одного были легкие симптомы: эйфория и повышенная активность (6 процентов от общего числа).

В интервью «Ленте.ру» судебный врач Виктор Колкутин заявил, что эта статистика была собрана специально, чтобы «подстелить соломку» коллегам Клейменова. Но, по сути, 6 процентов детей с высокой степенью опьянения, но без ожидаемых видимых проявлений — скорее исключение, а не правило.

Дело «пьяного мальчика» стало своеобразным золотоносным Клондайком для журналистов. Тому способствовали и несколько сюжетных линий (трагедия в обычной российской семье, бездействие правоохранительных органов, криминальное прошлое мужа виновницы ДТП Ольги Алисовой), и простор для конспирологических версий (например, о том, что отбывающий наказание муж Алисовой шантажировал прямо из колонии власти города, чтобы те украли камеры с места ДТП), и легкость манипуляции (приоритет эмоциональной вовлеченности перед необходимостью разбираться в химии и медицине, чтобы делать выводы).

Факты были не нужны: появление в одной студии статного голубоглазого офицера Росгвардии, плачущего при всех от боли утраты, и сухопарого темноглазого танатолога, без эмоций отвечающего на непонятном профессиональном медицинском жаргоне, сразу определяло симпатии специфической аудитории.

Роман Шимко

Роман Шимко

Кадр: НТВ / YouTube

Клеймить эксперта взялись даже его коллеги. Профессор судебной медицины Виктор Колкутин заявил «Ленте.ру», что уверен в виновности врача. По его словам, подлог был простой процедурой: «Банально на кончике иглы инсулинового шприца внести в пробирку каплю спирта — занимает три секунды». На вопрос, почему же Клейменов в таком случае не ввел дозу поменьше, для более убедительного результата хотя бы в 1 промилле, Колкутин ответил: «Когда стоишь на потоке и знаешь: что бы ты ни написал, все сойдет с рук, — быстро утрачивается чувство края».

В программе «Человек и закон» даже сообщили сумму, которую якобы передала Алисова Клейменову за «пьяную экспертизу»: 100 тысяч евро. Назвал ее аноним, стоя спиной к камере, никаких других доказательств у журналистов не было. Но почему с такими связями и финансовыми возможностями женщина за несколько лет не смогла вызволить мужа из колонии, добиться его условно-досрочного освобождения, — программа умолчала.

Ольга Алисова

Ольга Алисова

Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Отец ребенка Роман Шимко рассказал «Ленте.ру», что не только намерен привлечь Клейменова и следователей за преступный сговор: якобы даже в Германии собираются возбудить уголовное дело (пока непонятно, на каких основаниях). По его словам, руководство Клейменова, имея параделовые связи с немецкими коллегами, обратилось к их авторитету, чтобы те подтвердили: его экспертиза верна. Но немцы позвонили Роману и предложили провести свою экспертизу: с похорон сына у него остался локон волос, и он передал его в Германию. Результаты исследования держат в тайне. На запрос «Ленты.ру» о самом факте исследования в немецкой клинике ответили уклончиво, сославшись на неразглашение личной информации.

Современные методы исследования действительно позволяют ответить на главный вопрос: попал ли спирт в кровь шестилетнего ребенка прижизненно или посмертно? Если спирт попал в организм при жизни, должны быть продукты его распада. Как правило, ищут ацетальдегид — он образуется в печени. Ацетальдегид легко испаряется при неправильном хранении, и добавить его в пробирку с кровью умышленно практически невозможно. Проблемы две: в России этот анализ достаточно редкий — при Бюро судебно-медицинской экспертизы есть только одна лаборатория в Москве, и в норме в организме каждого человека всегда есть некоторое количество и этанола, и ацетальдегида — крайне важно определять концентрацию.

В скандальной экспертизе, подписанной Михаилом Клейменовым, было указано не только 2,7 промилле этанола, но и то, что найден ацетальдегид. Однако его количество не было определено экспертом-химиком, и Клейменов не посчитал нужным это уточнить. Таким образом, доказательство оказалось неполным и вызвало сомнения у более пытливых экспертов. Так, профессор судебной медицины Виктор Колкутин сообщил «Ленте.ру», что отсутствие концентрации ацетальдегида и вовсе может говорить о том, что вещества в крови не было.

Возможно, именно так и посчитали эксперты созванной СКР комиссии. Они нашли другой предлог упрекнуть Клейменова: при повторном анализе в биоматериалах Алеши Шимко искали и не выявили другой продукт распада спирта, более устойчивое вещество, — этилглюкуронид. Где именно — в крови или волосах — не уточнили (обычно второе).

Фото: Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

Это еще более странная претензия. Во-первых, исследование на этилглюкуронид в России не проводится ни в одном Бюро судебно-медицинской экспертизы, и у Клейменова едва ли была возможность заказать его, даже если бы он хотел выйти за рамки инструкций Минздрава. Во-вторых, этот анализ, как правило, используют в работе с хроническими алкоголиками, однократный прием спирта крайне сложно выявить. Особенно по волосам: это зависит от их структуры, химического воздействия, динамики накопления, поэтому нужны очень чувствительные методы анализа и качественные образцы.

Это касается и экспертизы, якобы сделанной в Германии: вещество копится от корней к концам волос, поэтому, если спирт поступил в кровь накануне смерти, нужно вырывать его с корнем (и следует учитывать, что даже в корень за несколько часов вещество может не поступить). Единственный вывод, который можно сделать по отрезанному локону при отсутствии этилглюкуронида, — о том, что ребенка не спаивали систематически.

Однако самое большое недоумение экспертного сообщества вызвала версия СКР о 2,7 промилле в крови: якобы Клейменов загрязнил образец «спиртообразующей микрофлорой», и начался процесс брожения. Неизвестно, был ли сделан соответствующий посев и найдены ли конкретные бактерии-возбудители. В человеческом организме действительно продуцируется эндогенный алкоголь, но даже если пробирки хранились не в холодильнике, достижение такой концентрации исключено.

«Еще можно допустить, что крышу "Зенит-Арены" расклевали бакланы, но — что ее разнесли лазерами марсиане?.. Даже если пробирка с кровью пять суток стояла открытая, на подоконнике, при комнатной температуре, "спиртосодержащая флора" не могла бы привести к такому результату с нуля. За полгода накопилось бы максимум 1,5 промилле. Это фантастика», — заявил «Ленте.ру» судебно-медицинский эксперт Виктор Колкутин.

Впрочем, странное заключение СКР не говорит о том, что ведомство привлекло некомпетентных специалистов, отмечает Колкутин. Он уверен в другом: Клейменов добавил спирт в пробирку сам, а признание мальчика трезвым прижизненно и нелепая аргументация — это компромисс между восстановлением доброго имени семьи Шимко и нежеланием привлечь эксперта за подлог. По его мнению, за Клейменовым стоит руководство Бюро СМЭ Московской области: если найдутся доказательства его преступления, придется отстранить от работы и их.

Действительно, спустя пять дней после предъявления обвинения Клейменову источник «Интерфакса» сообщил, что из-за скандала с «пьяным мальчиком» по требованию Минздрава Московской области уволили главного судебно-медицинского эксперта Подмосковья Владимира Клевно. Однако спустя час Минздрав это опроверг. «Есть экспертиза, все пойдет через суд», — заявили в ведомстве.

Доказать фальсификацию реально, если провести эксгумацию. Это решение в ведении Следственного комитета. Однако, учитывая уровень аргументации даже по подозрению Клейменова в халатности, возможно и другое: доказать подлог невозможно, поскольку его не было. Дело против судебного медика Минздрава скорее даже выгодно Следственному комитету. В марте этого года глава ведомства Александр Бастрыкин говорил, что СКР планирует создать собственные медицинские подразделения. По сути — ограничить монополию судебно-медицинских экспертиз, которые сейчас подведомственны Министерству здравоохранения.

Причиной такого решения, по данным «Ленты.ру», стал усиливающийся конфликт между следователями и судебными медиками: якобы подчиненные Минздрава все чаще мешали установить истинные обстоятельства уголовных дел и допускали ошибки. Таким образом, скандал с халатностью Клейменова — еще один аргумент в пользу революционной в юриспруденции инициативы.

Сами судмедэксперты действительно восприняли дело против Клейменова как угрозу: если выяснится, что утвержденная Минздравом методика, по которой производился анализ, недостоверна, это может иметь весьма нежелательные последствия. Такой поворот событий вызовет массовый пересмотр всех уголовных и административных дел, в том числе — по лишению прав. Соответственно — возмещение ущерба и компенсации бывшим нарушителям (и обвиняемым). Однако этот удар по государственному бюджету вряд ли станет искуплением трагедии в отдельно взятой российской семье.

P.S. Уже после публикации статьи в редакцию «Ленты.ру» поступила информация о том, что была проведена дополнительная экспертиза на наличие алкоголя в биологических материалах погибшего мальчика. Анализ по методу газовой хроматографии был сделан в июне в одной из лабораторий столичного Бюро судебно-медицинской экспертизы. Экспертам-химикам был направлен образец ткани почки ребенка, взятый ранее для гистологического исследования. Специалисты не обнаружили в материале этанола и продуктов его распада. По словам источника, это указывает на фальсификацию первой экспертизы.

Остается открытым вопрос, почему в Следственном комитете решили не публиковать эти данные, ведь они влияют и на квалификацию уголовной статьи, инкриминируемой Клейменову, и говорят в пользу версии о возможном преступном сговоре в этом деле. «Лента.ру» продолжит объективное освещение темы.

lenta.ru