Топ-10 частных военных компаний. Чвк антитеррор


Эксперты оценили расследование телеканала "Дождь" о ЧВК Вагнера

Эксперты оценили расследование телеканала "Дождь" о ЧВК Вагнера

Телеканал "Дождь" выпускает уже второе подряд "расследование" на тему группы "Вагнера", пишет портал Pravda.ru. Первый материал Лилии Яппаровой, призванный снять завесу с жизни российских добровольцев, воюющих в Сирии, буквально на следующий день в ее новом репортаже превратился в презрение к ним же. Презирать российских добровольцев, воевавших с террористами в Сирии, "Дождь" позвал якобы сотрудников частных военных компаний: Андрея Кебкало из Omega Consulting Group, Сергея Исакова из некой ЧВК "Орел-Антитеррор" и "бывшего наемника французского легиона по кличке "Внук". 

Для начала, стоит обозначить, что рынок российских ЧВК — по большому счету миф, который придумали журналисты. Под термином "частные военные компании" зачастую скрываются обычные ЧОПы вроде тех же OCG Кебкало и "Орел-Антитеррор", занимающиеся исключительно охранной деятельностью и не принимающие участие в военных операциях. Полуголые сомалийские пираты — это самое большее, с чем могут столкнуться подобные предприятия. 

Но пираты из Сомали — одно, и совсем другое — запрещенное в России "Исламское государство", которое до недавнего времени было самой могущественной и опасной террористической организацией мира. Ей удалось за короткое время захватить большую часть Ирака и Сирии, став настоящей и осязаемой угрозой не только для Ближнего Востока, но и для всего мира. Победили ее — не охранники на торговых кораблях и нефтяных вышках, а как раз те самые российские добровольцы, которых в СМИ называют группой "Вагнера". 

Их роль в сирийском конфликте трудно переоценить. Разумеется, обескровленной и малобоеспособной сирийской армии поддержку с воздуха оказывали ВКС РФ, но задача российской авиагруппы заключалась больше в том, чтобы обескровить "Исламское государство", перерезав линии снабжения и ликвидировав инфраструктуру террористов. Не стоит забывать, что основные боевые действия шли все-таки на земле — в городах с узкими арабскими улочками и разветвленной системой подземных коммуникаций. Здесь задачи и выполняли российские добровольцы — люди, которым помимо материальной прибавки, снимающей с повестки дня необходимость думать о том, как содержать семью, необходима причастность к серьезному делу — защите страны. 

"Наемник" из французского иностранного легиона по кличке "Внук" в передаче "Дождя" называет их "страховыми случаями", намекая на высокие потери среди добровольцев. Потери у ЧВК Вагнера, конечно, были. Без них не обходится ни одна война, и тем более такая, как война в Сирии. Война — везде война. Что в окопах Сталинграда, что на подступах к Алеппо. Отдельные эпизоды сирийской войны в СМИ даже сравнивали с Великой Отечественной. Не по масштабу, но по содержанию: своя Сталинградская битва — в Алеппо, после взятия которого был изменен дальнейший ход войны, свой Берлин — в Дейр-эз-Зоре, где "Исламское государство" было разгромлено как террористическая организация. Разве что Третий рейх не готовили смертников, как это делало ИГИЛ. Список знаковых сражений, в которых, по разным источникам, участвовала ЧВК "Вагнера" на этом не заканчивается. Можно вспомнить освобождение от "Исламского государства" античной Пальмиры, которую сирийцы не смогли удержать, и российским добровольцам пришлось брать ее штурмом повторно. Можно вспомнить и про вторую по значимости базу ИГИЛ в Сирии — Акербат, в который первыми зашли именно добровольцы "Вагнера". 

Никто из так называемых экспертов "Дождя" в Сирии, очевидно, не был, и не знает, что такое трое суток ползти по пескам простреливаемой со всех сторон пустыни к укрепрайону террористов. Все эксперты "Дождя" — обычные охранники, которые только изображают из себя брутальных наемников для телевизионной картинки, рассуждая про потери среди тех, кто поставил крест на деятельности ИГ. 

Член наблюдательного совета ЧВК "Орел-Антитеррор" Сергей Исаков сам признается, что его контора не едет в Сирию охранять какую-то теплоэлектростанцию, "потому что там неспокойно". Не значит ли это, что "Орел-Антитеррор" — никакая не частная военная компания, а простое охранное предприятие.

Как и Исаков, не является сотрудником ЧВК и якобы член французского иностранного легиона "Внук". Показанная в начале программы его "тренировка" — не более чем игра в страйкбол. По страйкболу никогда не поймешь, как летела пуля и каков был результат выстрела. Ну и, в конце концов, если бы "Внук" был бы тем, за кого себя выдает, он бы не стал, как и Исаков, появляться в кадре, тем более, перед отправкой на задание. Как известно, все, кого можно узнать по фамилии в интернете — уже не сотрудники ЧВК. 

Мы связались с политологом и военным аналитиком Александром Асафовым, чтобы узнать его мнение по поводу нового фильма "Дождя". Как считает собеседник издания, либеральные СМИ такими репортажами пытаются найти возможность причинить ущерб России как государству. 

"Их задача не обсуждать определенных специалистов с определенным опытом, которые применяют свои компетенции в различных направлениях в других странах, их задача как-то оклеветать Россию, — объясняет Александр Асафов. — И, конечно, "Дождь", который прекрасно вписывается в обойму либеральных СМИ, не мог остаться в стороне. Люди в репортаже "Дождя" не являются ни добровольцами, ни, тем более, сотрудниками частных военных компаний. Но для зрителя, который не разбирается в проблеме, они могут сойти за специалистов по ЧВК и похожим темам". 

Даже сами журналисты, по словам нашего собеседника, не разбираются в вопросе, поэтому действуют поверхностно. 

"Берут каких-то людей условно похожих на экспертов и пытаются выдать их мнение за какую-то реалистичную картину ситуации. Я думаю, что у настоящих российских добровольцев такая работа и такая идеологическая убежденность, которая позволяет им не увлекаться рефлексиями по поводу каких-то передач на "Дожде". Российские добровольцы оставят это без внимания, и я надеюсь, что многие из них не только не смотрят, но даже не очень в курсе о деятельности как "Дождя", так и героев этой передачи, которые дают ангажированную политизированную трактовку. Поэтому сравнивать их моральные и психологические характеристики с бойцами ЧВК "Вагнера" ­- не очень правильно. Конечно, столкнувшись в эфире или в реальной жизни, или в условиях театра военных действий "эксперты" "Дождя", не выдержали бы никакого сравнения с настоящими, действующими военными специалистами, инструкторами и прочими людьми, которых принято называть ЧВК "Вагнера"", — подытожил Александр Асафов. 

Как подытожил военный аналитик, ценность расследования "Дождя" сводится к нулю — "эксперты"- чоповцы, не принимавшие участия в боевых действиях в Сирии, потому что там "неспокойно", критикуют тех, кто рисковал своими жизнями в борьбе с международным терроризмом. Пока Кебкало и "Внук" играли в страйкбол, добровольцы "Вагнера" прижимались к земле при штурме Дейр-эз-Зора. О том, кто в этой истории есть кто, выводы читатель сделает сам.

chvk.info

Лучшие частные военные компании мира. ТОП-10

Частная военная компания (ЧВК) — это коммерческая организация, которая занимается оказанием специфических услуг, связанных с участием в военных действиях, оказанием охранных услуг специальных объектов, сбором информации для разведки, подготовкой военных, и другим.

Ранее мы уже делали обзор лучших антитеррористических групп, сегодня же мы хотим представить список десяти самых известных военных кампаний мира. Итак.

10

Sandline International

Sandline International является британской частной военной кампанией, которую основали бывшие офицеры SAS Тим Спайсер и Саймон Манн. Сотрудники данной компании принимали участие в военной операции в Папуа — Новой Гвинее в 1997 году, в Сьерра-Леоне в 1998-м, в Либерии в 2003 году. Организация прекратила своё существование 16 апреля 2004.

9

Антитеррор – Орел

Антитеррор – Орел – частная военная организация, которая занимается сапёрными работами, охраняет объекты и подготавливает военные кадры. К примеру, в 2009 году в Сербии из 20-ти сапёров, которые там находились, 8 человек представляли данную организацию. Сотрудники «Антитеррор – Орел» участвовали в операциях в Сьерра-Леоне, Анголе, Индии и Нигерии.

8

KBR

KBR — частная военная организация Соединённых Штатов, которая ведёт инженерно-строительные разработки. Самый крупный поставщик армии и Министерства обороны США. В основном KBR занимается постройкой нефте и газоперерабатывающих заводов, систем водоснабжения, а также разрабатывает проекты оборонных объектов.

7

Sharp End International

Sharp End International — австралийская частная организация. Её сотрудники занимаются охраной специальных объектов, а также подготовкой военных, зачастую для Австралии и Новой Зеландии. Обучали иракскую армию и полицию.

6

Raytheon

Raytheon — представляет собой частную военную компанию Соединённых Штатов, которая разрабатывает в основном технологии оборонной промышленности. Её основали в 1992 году. На данный момент в компании работает 73 тысячи человек. Данная организация известна разработкой знаменитого ЗРК «Пэтриот». Она также занимается выпуском ракет и радаров для Министерства обороны США.

5

Northrop Grumman

Northrop Grumman — американская военно-промышленная компания, которую основали в далёком 1922 году. Она участвует в авиа и судостроении, а также в разработках в сфере электроники и IT. Ею было построено большое количество военных самолётов и судов, которыми управляют военно-морские силы Соединённых Штатов, а также были созданы авианосцы Northrop A-17 и B-2 Spirit.

4

MPRI

MPRI является частной военной кампании Соединённых Штатов, которую создали в 1987 году восемь бывших офицеров. Этой компанией проводились военные операции во многих государствах мира. Её сотрудники участвовали в спецоперации «Буря», которая привела к распаду Республики Сербская Краина и Республики Западная Босния. А в июле 2008 года сотрудники MPRI тренировали грузинскую армию перед Грузино-южноосетинским конфликтом.

3

ITT Corporation

Данную организацию основали в Соединённых Штатах в 1996 году. Сейчас это одна из самых крупных компаний, которая занята в сфере высокотехнологичных инженерных разработок, а также в производстве и внедрении оборонных технологий.

2

Kroll Security International

Kroll Security International — представляет собой частную военную организацию Соединённых Штатов, которую основали в 1974 году. Вначале компания предоставляла услуги частного сыска, а через тридцать лет начала заниматься и другими задачами, спектр которых существенно расширился; сейчас она охраняет объекты, подготавливает военные кадры и сопровождает грузы ООН. В 2004 году насчитывала 3200-ти сотрудников. Именно ей правительство России доверило заниматься поиском «денег партии» в 1992 году.

1

Academi (Xe Services LLC, Blackwater)

Academi — является частной военную организацией, которую основали в 1997 году в Соединённых Штатах морской котик Эрик Перинс и тренер по стрельбе Эл Кларк. На данный момент является самой крупной военной компанией в мире.

Поделится в соц. сетях

decem.info

РОССИЯ: ЧВК «Антитеррор-Орел» - colonel_baranez

Как устроиться в частную военную компанию.8-01-2013, 19:56Опубликовал: redaktor

Российские фирмы становятся все более заметными игроками на мировом рынке услуг частных военных компаний. Его объем — $120 млрд, сообщает портал "Перуница"

Русским саперам повезло — за два года работы в Сербии никто не взорвался и не покалечился. В 2008 году российские специалисты разминировали территорию около 1 кв. км в районе аэропорта города Ниш (более 450 единиц боеприпасов), а в 2009-м — почти 1,5 кв. км около городка Парачин, где пройдет трасса газопровода «Южный поток». Здесь в 2006 году после взрыва на складе боеприпасов разлетелись авиационные бомбы, гранаты и мины в боевом снаряжении (более 800 единиц).

Один из русских саперов, приехавших в Сербию, — бывший боец спецназа МВД Юрий Шкаев — последние восемь лет работает солдатом по найму. У него, участника двух чеченских войн, после увольнения в начале 2000-х было еще четыре по сути военные командировки — две в Ирак, где он обеспечивал безопасность гражданских конвоев, и две в Сербию по разминированию минных полей. От определения «наемник» Шкаев открещивается. Такие, как он, называют себя сотрудниками частных военных компаний — ЧВК (по аналогии с private military company).

Прорваться в Ирак

Постоянное место работы Шкаева — ЧВК «Антитеррор-Орел». «Из 20 русских саперов, работавших в Сербии в 2009 году, восемь были сотрудниками нашей компании», — рассказывает Шкаев. В штате «Антитеррор-Орел» сейчас 24 человека и в резерве еще 300 бойцов различных военных специальностей, готовых в любой момент подняться в ружье. Компания работала по контрактам в Нигерии, Сьерра-Леоне, Анголе, Индии. «Сопровождали грузы, предпринимателей, готовили местные службы безопасности», — говорит руководитель «Антитеррор-Орел» Сергей Епишкин. История же компании начиналась в Ираке больше 10 лет назад.

Девятого февраля 1998 года пилоты Ил-86 «Внуковских авиалиний» в течение дня никак не могли получить разрешение на вылет, но пассажирам — более 200 человек — скучать не пришлось. На борту находились 26 депутатов Госдумы во главе с вице-спикером Владимиром Жириновским, их помощники и советники и 120 журналистов. Делегация должна была вылететь в Багдад, как говорил лидер ЛДПР, к его «другу Саддаму Хусейну». Весь день Жириновский ругался по телефону с МИД России, российскими представителями в ООН, «снимал» с должностей дипломатов, грозился разорвать дипломатические отношения с Ираном, который, согласно санкциям ООН, не давал разрешения на полет Ил-86 в своем воздушном пространстве. За этим шоу отстраненно наблюдал скромно одетый человек с русой бородой, хотя без него представление не состоялось бы. Именно Сергей Исаков, на тот момент совладелец «Внуковских авиалиний», а сейчас среди прочего и «Антитеррор-Орел», организовал эту поездку.

У Исакова это была уже третья экспедиция в Ирак, который после войны с Кувейтом в 1990-м оказался отрезанным от внешнего мира. Третьего декабря 1997 года вместе с Владимиром Жириновским он успешно долетел до Багдада; 25 декабря он вылетел в Ирак с группой депутатов, парой журналистов и партнером по «Внуковским авиалиниям» Сулейманом Керимовым. «Летели из спортивного интереса, посмотреть сказочный город Багдад», — вспоминает Исаков. Воздушный коридор на этот раз им не дали, и новенький Ту-204 пришлось оставить в одном из аэропортов Ирана, а до Багдада делегация добиралась на автомобиле. В Ираке Исаков познакомился, а позже, как говорит, и подружился с вице-премьером страны Тариком Азизом. Он пообещал купить российские самолеты, если в следующий раз Исаков долетит до Багдада.

И в феврале 1998 года с помощью депутатов и журналистов совладелец «Внуковских авиалиний» прорвал воздушную блокаду Ирака — в итоге комитет по санкциям ООН разрешил полет в Багдад, правда, с урезанным до 30 человек списком пассажиров. Вскоре «Внуковские авиалинии» стали монопольным международным авиаперевозчиком в Ираке. В 1999 году Исаков вышел из состава акционеров авиакомпании и создал Русскую инженерную компанию (РИК). В рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» РИК ввозила в Ирак технику и оборудование, торговала нефтью.

Бизнес и война

Бизнес процветал — к марту 2003 года, когда войска США и союзников начали военную операцию «Иракская свобода», РИК заключила контракты на $500 млн и успела их реализовать более чем на $100 млн. Несмотря на оккупацию, Исаков решил продолжить бизнес в Ираке, к тому времени у него уже была подготовленная и освоившаяся в Ираке собственная служба безопасности из бывших спецназовцев во главе с Сергеем Епишкиным, которая в итоге превратилась в ЧВК «Антитеррор-Орел».

«Услуги западных ЧВК дорого стоят, хотя они набирают ребят и из бывшего Союза, — говорит Исаков. — А зачем они нам нужны, если есть свои подготовленные специалисты, работавшие в Сирии, Иордании, Африке». После войны ситуацию в Ираке стали контролировать бойцы частных военных компаний. «Солдаты коалиционных войск сидели внутри объектов и не высовывались, — рассказывает бывший сотрудник британской ЧВК, служивший в Ираке в первой половине 2000-х. — Конвои, охрана периметров и пр. — все это висело на нас». Выходцы из СССР получали $200–500 в сутки, а иностранцам платили $1000–1500 за боевой день и $800 за нахождение на базе.

До второй войны в Персидском заливе западные private military company (PMC) довольствовались небольшими контрактами в странах третьего мира. Самым востребованным рынком в 1990-е годы была Африка, где работало более 90 компаний, самой крупной из них считалась британская DSL с годовым оборотом $30 млн. Британцы охраняли нефтеперерабатывающие заводы, посольства, гостиницы, тренировали полицейских и обеспечивали безопасность миссий ООН и других международных организаций. Еще одна крупная PMC — южноафриканская Executive Outcomes — тренировала ангольскую армию, охраняла объекты алмазного концерна De Beers и воевала с Объединенным революционным фронтом в Сьерра-Леоне. За отказ революционеров от военных действий правительство страны заплатило Executive Outcomes $35 млн. В то же время израильская Levdan обучала армию Конго и телохранителей президента страны.

Операция «Иракская свобода» и последующая оккупация Ирака принесли PMC контракты, по сравнению с которыми предыдущая работа и оплата выглядели игрой «Зарница». Регулярная армия союзников отдала на аутсорсинг частным компаниям почти все — защиту «зеленой зоны» (безопасная территория), сопровождение конвоев, охрану посольств, портов, нефтепроводов, месторождений и промышленных объектов.

Цена и качество

По данным Конгресса США, стоимость материально-технической поддержки войск в Ираке частными компаниями оценивается в $150 млрд (контракты на снабжение продовольствием, строительство баз, ремонт военной техники, разведка, охрана и пр.). Только за услуги по обеспечению безопасности с начала войны в Ираке США заплатили частным военным компаниям $5 млрд. Годовой оборот частных военных компаний, по данным ООН, составляет $120 млрд.

Компания Kellog (дочерняя фирма Halliburton, одного из крупнейших мировых нефтесервисных предприятий) подписала контракты на $12 млрд: снабжение войск и охрана нефтяных месторождений. Именно эта PMC, кстати, обеспечивала тыловую поддержку войск НАТО во время операции в Югославии в 1999-м.

Заключались, конечно, контракты и поменьше — компания DynCorp, как и в середине 1990-х в Боснии, взялась за создание новой иракской полиции за $1,2 млрд. PMC Vinnell за $50 млн обучала солдат новой иракской армии.

Американская Blackwater, созданная в 1997 году, получила в 2007-м за работу в Ираке более $1 млрд (для сравнения: оборот фирмы в 2001-м составил $700 000). В сентябре 2007 года сотрудники компании устроили перестрелку в центре Багдада и убили 17 мирных граждан. В ходе разбирательства выяснилось, что за время работы в Ираке бойцы Blackwater открывали огонь около 200 раз, причем в четырех случаях из пяти начинали стрелять первыми. Правительство Ирака лишило компанию лицензии на охранную деятельность. В 2009 году компания сменила название на Xe Services LLC, а в 2010 году получила контракт на охрану американских консульств в Афганистане стоимостью $100 млн.

По сути, ЧВК в Ираке выполняют функции регулярной армии, но — что очень удобно для правительства США — деятельность частных военных компаний не попадает в статистику боевых действий, например, убитые сотрудники не считаются армейскими потерями. Если в начале войны в Ираке отношение солдат армии союзников к сотрудникам ЧВК составляло 100:1, то сейчас уже 10:1. По данным Брукингского института (один из крупнейших аналитических центров США), к весне 2008 года погибло 1292 сотрудника ЧВК, почти 10 000 человек было ранено. Военные потери Пентагона, по официальным данным, за такой же срок составили 3988 человек убитыми и 29 395 ранеными.

«Русский-Москва или русский-Киев?»

Через год после начала военной операции в Ираке, в 2004-м, компания Исакова «Антитеррор-Орел» получила в иракском МВД и Министерстве энергетики разрешение на охранную деятельность, приобретение и ношение оружия. За два года компания провела с севера на юг Ирака 120 конвоев с оборудованием для восстановительных работ на электростанции в Басре, обеспечила доставку 5000 автомобилей «Волга» и 1000 Mercedes-Benz и сделала много другой работы. Серьезных происшествий не было. «Мы сумели наладить контакт с лидерами этнических и религиозных общин», — скупо комментирует Исаков. Важную роль сыграло то, что к русским в Ираке относятся намного лучше, чем к американцам, англичанам и гражданам других стран коалиции. «Русский-Москва или русский-Киев?» —поинтересовались однажды у бойцов «Антитеррор-Орел» на блокпосту иракские полицейские. Здесь знают, что военные с Украины были в Ираке в составе коалиционных войск.

Бойцы, которые прошли школу русских конвоев в Ираке, начали организовывать собственные компании. «Наша фирма зарегистрирована в офшорной зоне, чтобы не возникало вопросов с русским происхождением, — рассказывает один из них. — После конвоев мы продолжили работать в Ираке — вывозили технику через Иорданию в Израиль, охраняли на севере страны делегации чиновников, обучали пограничников по контракту с иракским МВД». Позже, во время войны с Грузией, сотрудники этой компании работали консультантами в Абхазии. Три-четыре дня — и батальон бойцов с опытом работы в западных ЧВК готов решать самые сложные задачи, например принудить к миру стороны конфликта, который недавно вспыхнул на юге Киргизии, рассказывает сотрудник компании.

Куда расти?

Совладелец компании Fort Defense Group PMS Дмитрий Смирнов остановил свой внедорожник Mercedes на обочине пустынной подмосковной дороги и — прямо как в фильме про сотрудников спецслужб, — осматриваясь по сторонам, пересел в автомобиль корреспондента Forbes. У компании только российские учредители, рассказывает Смирнов, уставный капитал на июнь 2010 года — $10 млн. Имеются тренировочные базы, штат сотрудников из 40 инспекторов, при необходимости привлекаются лучшие специалисты по военному делу. Трое из пяти руководителей — иностранцы, ветераны локальных конфликтов и войск спецназначения США. «Компания реально работает уже 15 лет, но в этом году нам удалось зарегистрироваться в юрисдикции США, — рассказывает Смирнов. — Это сильно облегчит работу в Ираке». В конце лета руководство компании запланировало командировку в эту страну с презентацией своих возможностей правительству. Большие надежды в Fort Defense возлагают на охрану судов в водах, где орудуют сомалийские пираты. В Калининграде уже подготовили корабли, принадлежащие одному из партнеров Fort Defense. Смирнов говорит, что, если эти проекты реализуются, оборот компании достигнет $100 млн.

Бойцы «Антитеррор-Орел» тоже не прочь сопровождать гражданские суда в водах Аденского залива. «Спрос на такие услуги есть, но для начала в России нужно определить статус ЧВК», — отмечает Исаков. Иначе, например, никакой банк не даст компании $10 млн для снаряжения командировки в Сомали.

Юридический статус

Каков сейчас юридический статус ЧВК и их сотрудников? «В цивилизованном мире вопрос с юридическим определением сотрудника ЧВК давно решен, — говорит Олег Валецкий, боец одной из западных ЧВК, постоянно проживающий в Сербии. — Работники ЧВК подписывают документы, которые запрещают им участвовать в боевых действиях и носить военную форму одной из сторон, применять оружие они могут только в порядке самообороны».

Однако на самом деле все сложнее. В 2005 году в ООН была создана рабочая группа по проблеме наемничества. Бывших военных, по мнению экспертов ООН, вербуют для работы охранниками, но в результате они оказываются в зонах конфликтов и фактически становятся солдатами. Наемник по определению — участник военного конфликта за пределами своей страны на стороне одного из враждующих лагерей. Такое наемничество во многих странах преследуют по закону. В России за участие в вооруженном конфликте в качестве наемника можно получить от трех до семи лет тюрьмы. Проблема — и ее наличие признают в ООН — в том, что в зоне конфликта невозможно определить, участвовал или не участвовал охранник в боевых действиях.

Член рабочей группы ООН по проблемам наемничества, профессор МГИМО Александр Никитин говорит, что уже готов проект конвенции ООН о регулировании деятельности частных военных компаний (задачи, средства достижения, статус сотрудников, их отношения с ЧВК и пр.). В сентябре он будет вынесен на обсуждение Совета по правам человека ООН. Если конвенция будет ратифицирована в России, отечественные ЧВК смогут работать по международным правилам. Впрочем, основную проблему — участие в боевых действиях на чьей-то стороне — эта конвенция не решит.

Фронт работТем временем российский крупный бизнес вовсю осваивает Ирак. «Газпром нефть» стала оператором консорциума по разработке месторождения Бадра, запасы которого, по предварительным оценкам, составляют более 2 млрд баррелей нефти. Общий объем инвестиций в проект — $2 млрд.

«Лукойл» начинает работы на месторождении «Западная Курна — 2». Бурение планируют начать уже в будущем году, добыча ожидается к концу 2012 года. Достижение целевого уровня добычи, составляющего 90 млн т нефти в год, запланировано на 2017-й. По оценке специалистов «Лукойла», инвестиции в проект «Западная Курна — 2» могут составить порядка $30 млрд.

«Технопромэкспорт» ведет восстановительные работы на теплоэлектростанции в городе Харта. В иракском Курдистане развивают нефтяной проект «Ренова» и «Альфа-Групп». И здесь речь идет об инвестициях на миллиарды долларов.

Кто будет обеспечивать безопасность? По словам Исакова, к его специалистам уже обращались за консультациями из «Лукойла» и «Технопромэкспорта», но пока дело ограничилось разговорами. В этих компаниях на вопросы Forbes о безопасности иракских проектов отвечать не стали.

Кто сейчас обеспечивает безопасность российских бизнесменов в Ираке? «Я там был неоднократно, — рассказывает один из совладельцев компании, разрабатывающей иракское месторождение. — Нас и курды охраняли, и местная полиция в Багдаде, и турецкие охранные фирмы». Собственные службы безопасности российских компаний для работы в зоне конфликта не годятся, считает Исаков, для этого нужен опыт и штабная культура. «В любом случае российские корпорации в Ираке придут к нам, — уверен Исаков. — Конечно, есть и еще два варианта: нанять западную ЧВК, но это дорого и угрожает утечкой коммерческой информации, или подписать контракт с местными правоохранительными органами — это упражнение месяца на три: кого-нибудь украдут или убьют».

По оценкам специалистов, трехлетний контракт на охрану нефтяного месторождения будет стоить до $20 млн, охрана трубопровода — $40 млн в год. О затратах на охрану физических лиц можно судить по одному примеру. За безопасность участников однодневного совещания проекта «Западная Курна — 2» американская ArmorGroup получила $120 000. При этом встреча менеджеров проходила в «зеленой зоне», в одном из самых дорогих и хорошо охраняемых отелей Багдада.

В конце лета «Антитеррор-Орел» начала готовить группу водолазов — начинается реализация контракта стоимостью $20 млн по подъему 23 кораблей, затопленных в акватории порта Басра.

Проходит спецподготовку в тренировочном центре «Антитеррор-Орел» и Юрий Шкаев. Куда поедет, не говорит. Вроде бы компания ждет большого контракта в Судане.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

colonel-baranez.livejournal.com

Закон о ЧВК и незаконные "ихтамнеты"

Закон о ЧВК и незаконные "ихтамнеты"

Этих людей в форме могут называть по-разному - "дикие гуси", "солдаты удачи", "вежливые люди", наконец, "ихтамнеты", пишет Руслан Горевой на страницах "Нашей версии". Их история в нашей стране пишется со времён Ивана Грозного: совсем не случайно покорять Сибирь самодержец отправил не стрелецкий отряд с воеводой во главе,а формально гражданского Ермака Тимофеевича – пращура нашего с вами современника Вагнера. Кое-кто пытается выдать их за наёмников и настойчиво требует поместить "ихтамнетов" в прокрустово ложе закона – мол, они же бандиты! Да только надо ли власти?

Фамилия Ермака Тимофеевича, положившего Сибирь к ногам грозного царя, так до сих пор и не установлена. А вот знаменитый Вагнер, который воевал со своим "Славянским корпусом" в Сирии, затем участвовал в "крымской весне" и помогал ополченцам Донбасса, не так давно «спалился», прибыв в Кремль на приём в честь Дня героев Отечества. Так стало известно его имя – Дмитрий Уткин.

Нужно отдать должное руководству российского государства – волею случая попавших в кадр героев (а в том, что они герои, никаких сомнений, полные кавалеры ордена Мужества и Герои России) окончательно "легализовали" посредством фотосессии с главой государства в кремлёвских интерьерах.

Кажется, теперь все вопросы должны бы отпасть сами собой. Совместное фото с Владимиром Путиным может считаться окончательным признанием несомненных заслуг. Однако тут же последовали обвинения – мол, в Кремле привечают наёмников. А потому поскорее бы Госдума приняла закон о частных военных компаниях. Ведь формально "человек с ружьём", если он действует вне правовых рамок, – бандит и убийца. Наёмник. И точка.

Будет закон – будет ответственность. Но зачем?

По российским законам наёмничество – уголовно наказуемое деяние, предусмотренное 359-й статьёй УК. А есть ещё 208-я статья – организация незаконного вооружённого формирования. При этом либералы намекают: вот если бы депутаты приняли закон о частных военных компаниях (ЧВК), легализовав тем самым Вагнера и ему подобных, тогда другое дело. Желающие повоевать в Донбассе могли бы в установленном порядке получить свои "лицензии на убийство". В том-то и кроется подвох: если ЧВК утрамбовать в прокрустово ложе закона, то в их существовании более не будет никакого смысла. По сути, "солдаты удачи" превратятся в военных, и тонкая грань, позволяющая им делать то, что не могут военные, испарится сама собой. Данной тонкости, кажется, и не понимают политики, подобные эсеру Геннадию Носовко – застрельщику этой инициативы, упорно пробивающему принятие закона о ЧВК. "Мы же хотим, как лучше, хотим, чтобы наших ребят не воспринимали как наёмников, воюющих вне закона!" 

Однако что там гласит международное право? Статья 47 (2) первого дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года определяет наёмника как лицо, принимающее "участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду". А если человек воюет за идею, то какой же он, в самом деле, наёмник? Есть и другая тонкость: "Согласно международному праву и национальному законодательству ЧВК не могут принимать участие в боевых действиях в составе регулярных вооружённых формирований, – говорит директор независимого научного фонда "Институт проблем безопасности и устойчивого развития" Виктор Ананьев.

– Но они имеют право применять оружие при оказании военных услуг, оговорённых в договоре с заказчиком, для самозащиты и обеспечения безопасности вверенных им объектов, имущества и людей". Крючкотворство?

Таким же крючкотворством занимаются и американцы, и англичане. Последние создали более сотни успешных военных компаний, но закона о ЧВК у них как не было, так и нет, хотя о его принятии британские парламентарии судачат уже полвека. В самом деле, к чему им этот закон, когда его принятие лишь подрежет "диким гусям" крылья?! "Не случайно на внутригосударственном уровне деятельность ЧВК законодательно регулируется лишь в некоторых странах, да и то поверхностно, – отмечает Виктор Ананьев. – В большинстве же случаев ЧВК действуют исключительно в рамках корпоративных кодексов поведения, соблюдения которых от компании требуют при оказании военных услуг, но не законодательства".

"Всё, что пишет российская пресса о частных военных компаниях, часто досужие домыслы, - говорит генерал-майор запаса, ветеран ГРУ Сергей Канчуков. - Подозреваю, что точными данными на сей счёт не располагают даже в Мин­обороны. Вот пример: недавно на свет просочились данные, что российская группировка ЧВК только в сирийской провинции Латакия может насчитывать до 20 тысяч человек. Часть экспертов возмутились – невозможно, мол, набрать в России такое количество сотрудников! Но мой анализ показывает, что набрать можно и в разы больше.

Многое зависит от подхода к данной проб­леме прежде всего со стороны государства. Сегодня у нас едва начали обсуждать вопрос о целесообразности или нецелесообразности иметь ЧВК. Нет закона, регламентирующего деятельность ЧВК, недостаточно понимания, как всё это контролировать, откуда финансирование и т.п. Нужен ли закон о ЧВК? Практичнее было бы на первых порах установить хоть какой-то контроль Минобороны над ЧВК, я считаю".

Международные организации подобный расклад не устраивает, и они пытаются переломить ситуацию, но пока без особого успеха. К примеру, в 2005 году комиссия ООН по правам человека учредила рабочую группу по вопросу об использовании военных наёмников, и к лету 2009 года эта группа породила проект некой международной конвенции о контроле, надзоре и мониторинге за частными военными и охранными предприятиями. Теоретически этот документ устанавливал некие стандарты в области регулирования деятельности ЧВК и их персонала, а также в формировании международного надзорного механизма. Да только с тех пор прожект засунули под сукно – никому он ко двору не пришёлся, а менее прочих – Вашингтону и Лондону. И сегодня, резюмирует Виктор Ананьев, ни на национальном, ни на международном уровне "нет правового механизма, способного осуществлять контроль за деятельностью ЧВК". Так что наши "ихтамнеты" формально никаких законов не нарушают. Не за что, стало быть, и наказывать. Во всяком случае, пока.

Тем не менее депутаты Госдумы не унимаются и в ближайшее время обещают протащить закон о ЧВК. Хотя, как отмечают эксперты, от депутатов, в общем-то, мало что зависит. "Одобрить принятие такого закона должны в первую очередь силовики, которые неоднозначно воспринимают перспективу его принятия, – разъясняет эксперт Центра стратегической конъюнктуры Владимир Неёлов. – Но с 2012 года – с того момента, как о законе впервые заговорили с подачи вице-премьера Дмитрия Рогозина, – особых подвижек нет. И правительство, прямо скажем, на его принятии особенно не настаивает".

"Можно предположить, что на данном этапе использование такого инструмента ведения гибридных войн, как ЧВК, более выгодно в рамках неопределённого статуса, нежели в режиме полноценной правовой регламентации деятельности, – предполагает руководитель Центра военно-политической журналистики Борис Рожин. – И пока неизвестно, как история с "развиртуализацией" Вагнера-Уткина отразится на принятии закона о ЧВК".

"Дикий гусь" "ихтамнету" не товарищ

Кстати, самого Вагнера-Уткина и его структуру российские профессионалы из ЧВК отнюдь не считают своими коллегами. К примеру, Олег Криницын, возглавляющий одну из наиболее известных российских ЧВК, "РСБ-Групп", разъясняет: "ЧВК Вагнера" – вовсе не частная военная компания, а военизированная организация без официального статуса. И к ней, таким образом, неприменимы стандарты и неписаные законы ЧВК.

Между тем это не мешает отряду Вагнера выполнять самые деликатные задачи в Сирии и на Украине. А вот ту же "РСБ-Групп" в Донбассе не задействуешь – опасаются профи лишиться своих зарубежных контрактов. При этом агентство РБК уверяет, что негласно "группу Вагнера" курирует ГРУ – куда там тем же "РСБ" или "Моран Секьюрити"! Впрочем, это может быть совпадением: база Вагнера находится в Краснодарском крае на хуторе Молькино, буквально бок о бок с отдельной бригадой спецназа ГРУ. Просто соседи?

"Военизированную организацию без официального статуса" легко и просто задействовать в любых условиях. В конце декабря западные издания растиражировали фотоснимки бойцов ливанской "Хезболлы", осматривающих поле боя в Алеппо. При ближайшем рассмотрении на камуфляже "ливанцев" обнаружились нашивки с надписями на чистом русском: "Плохой", "Роджер" и т.п. А на рукавах – узнаваемые шевроны "вежливых людей" с автоматчиком, гладящим котика. Впрочем, американцы действуют точно так же, только рядятся не под "Хезболлу", а под курдских ополченцев. Раз уж речь зашла об американцах – год назад ВВС США заключили контракты с 15-ю ЧВК на проведение "операций по борьбе с глобальными угрозами национальной безопасности" страны как непосредственно в Штатах, так и за рубежом. Совокупная сумма контрактов – 975 млн долларов. Срок договоров истекает в январе 2025 года. И никакой, заметьте, законодательной базы под это не подбивают. При этом у американцев имеется чуть ли не самая оснащённая и боеспособная армия в мире, на которую тратят сотни миллиардов долларов, – зачем им ещё и ЧВК?

Дело в том, что война во Вьетнаме выявила одну нехорошую зависимость: как только солдаты начинают массово погибать на какой-то далёкой войне, население перестаёт доверять власти. У России есть свой пример – Афганистан. Пока жертв было сравнительно немного, народ с этим мирился. Но, как только счёт погибшим пошёл на тысячи, ситуация в корне изменилась. Американцы, надо признать, первыми сделали выводы, начав задействовать в самых кровопролитных конфликтах не солдат и офицеров, а "диких гусей". Кто там станет считать, сколько их погибло, да и вообще, сколько их слетелось в очередную горячую точку? А военных пересчитают и собственное начальство, и дотошные правозащитники. "Потеря солдат и офицеров во внешних операциях всегда будет болезненно восприниматься общественным мнением, которое уверено в возможности войны без погибших", – пишет в журнале "Политико" Вальтер Брюйер-Остельс, научный сотрудник Сорбонны и один из самых авторитетных французских военных экспертов. Родственники погибших военнослужащих подают судебные иски и отсуживают у государства баснословные отступные, в то время как за гибель "дикого гуся" не взыскать ни цента. Это ли положение дел не выгодно государству? "Объяснить растущее применение наёмных контрактников можно тем, что их потенциальная гибель не вызовет ни судебных тяжб, ни реакции прессы, ни общественных волнений". К тому же задействовать ЧВК намного дешевле, чем армию. "История показывает, что для решения проблем за границей проще использовать не военных, а добровольцев, – соглашается с французским экспертом Олег Криницын. – От них, если что, всегда можно откреститься".

А вот какие любопытные вещи французский эксперт поведал о законодательной базе "ихтамнетов": оказывается, во Франции, как и в России, есть законы, карающие за наёмничество. Но их действие, как отмечает Вальтер Брюйер-Остельс, "носит избирательное действие" – прямо как у нас в России. Скажем, раньше Париж навязывал французским судовладельцам для защиты от пиратов морских пехотинцев. Хочешь быть в безопасности – нанимай военных. Но с 2014 года вместо военных разрешено привлекать ЧВК, хотя часть французов и считают сотрудников этих компаний "бандитами и убийцами". Ничего не напоминает?

Беспризорные вояки

Вероятно, регламентировать деятельность частных военных компаний каким-то образом всё-таки необходимо, но для этого совершенно необязательно принимать «гражданский» закон. Можно сделать как в США. За океаном "диких гусей" традиционно контролирует Пентагон, а именно центральное командование (USCENTCOM). Заодно это центральное командование ведёт счёт своим "солдатам удачи" по всему миру. Вот относительно свежие данные: из 43 781 "ихтамнета", действующего по всему миру, 17 564 – американцы. Россиян они отдельно не пересчитывают, но вместе с другими гражданами стран СНГ наших насчитывается порядка 15 тысяч.

Кстати, поговаривают, что российские "ихтамнеты" вскоре появятся и в Ливии – во всяком случае, слухи о военной поддержке ливийской национальной армии фельд­маршала Халифы Хафтара российскими "отпускниками" циркулируют уже около месяца.

Справка Есть подозрение, что закон о частных военных компаниях лоббируется крупными российскими корпорациями в собственных интересах – хозяевам многих из них наверняка хотелось бы обзавестись на законных основаниях своими собственными армиями. Впрочем, как показывает практика, те, кто хотел создать такие армии, уже их создали, не дожидаясь принятия законодательной базы. К примеру, у ЛУКОЙЛа имеется подразделение "Луком-А". "Засветилось" оно в Ираке – его бойцы, как правило, ветераны спецслужб, в частности знаменитого "Вымпела", занимаются охраной месторождений и трубопроводов, доставкой грузов и сопровождением конвоев. Поговаривают, что принятие закона о ЧВК на руку и тем, кто хотел бы, занимаясь этим непростым бизнесом, избежать излишних контактов с силовиками. Известно, что именно силовики контролируют сегодня практически все вопросы, связанные с функционированием ЧВК. Но если будет принят соответствующий закон, то действие частных военных структур будет определять законодательство, а вовсе не заинтересованные представители МВД, ФСБ и т.д. Не так ли? Сегодня же подавляющее большинство ЧВК имеет "кураторов" в силовых структурах. У E.N.O.T. Corp и ЧВК МАР это, предположительно, ФСБ, "Антитеррор-Орёл" и "РСБ-Групп", возможно, опекает ГРУ, а у "Редут-Антитеррора", вероятно, имеются высокие покровители в Минобороны.

chvk.info

Мнение. О легализации ЧВК и "Славянском корпусе"

Мнение. О легализации ЧВК и "Славянском корпусе"

Два дня назад 24 января 2018 года, фракция партии "Справедливая Россия" в Государственной Думе РФ, направила на согласование в Правительство текст законопроекта о легализации в РФ частных военных компаний, или ЧВК, которые в законопроекте называются "Частная военно-охранная организация". Фракция "Единой России" поддержала работу над этим законопроектом, пишет блогер Timokhin_a_a на портале Aftershock.

Представитель ЕР Андрей Исаев заявил дословно, что: "полулегальное существование таких компаний - это слишком опасно". Правда ли это? И надо ли легализовать ЧВК? Опасно ли для России их легальное существование? Могут ли эти структуры стать конкурентом действующей власти? Давайте разберёмся. Для того, чтобы понять что происходит в этой сфере в России, немного окунёмся в историю.

После краха СССР тысячи военспецов из России, Белоруссии и Украины оказались не у дел. Военные профессионалы, не умевшие ничего, что могло бы пригодиться на гражданке, оказались на улице в мире, где полугодовая задержка зарплаты была нормой, а невоенная экономика стремительно схлопывалась. Уже через несколько лет в некоторых регионах Африки русская речь стала обыденной и привычной, особенно в радиообмене в воздухе. "Бывших советских" наёмников было так много, что иногда они сражались друг с другом. Так в единственном реальном воздушном бою Су-27 (эфиопских ВВС) в его кабине сидел бывший советский пилот, и точно так же бывший советский пилот был в сбитом в ходе этого боя эритрейском МиГ-29.

Мрачное это было время. Но надо понимать, что никаких ЧВК тогда не было, все эти люди действовали без какого-либо легального статуса.

Первой организованной после окончания Холодной войны настоящей ЧВК стала Южноафриканская Executive Outcomes, костяк которой на первом этапе составляли офицеры из бывшего "чёрного" 32-го батальона SADF - южноафриканских сил обороны. В активе фирмы за недолгих 4 года были две остановленных многолетних кровавых гражданских войны в Африке. Впрочем, детище Эбена Барлоу долго не просуществовало - африканские правительства не на шутку напугались того, что на их континенте существует настолько эффективная военная сила,которую никто не контролирует, и под сильным международным давлением, ЮАР запретила подобные организации, наложив массу ограничений на деятельность "частников". Executive Outcomes стала первой, и на многие годы единственной ЧВК, сотрудники которой набирались в неё для участия в боевых действиях, а не других, менее опасных видов деятельности. В дальнейшем это стало исключением.

Пионером ЧВК в России стал отбывающий сейчас наказание за наёмничество Вадим Гусев. В 2004 году, через год после американского вторжения, Гусев - на тот момент никому не известный международный авантюрист, нарисовался в Ираке с несколькими бойцами и документами зарегистрированной на Виргинских островах компании Tiger top rent security LTD, которую бойцы Гусева незамысловато называли "отряд". Компания довольно быстро нашла в Ираке свою нишу, и занялась проводкой конвоев.

Следом за Гусевым, в Ираке нарисовалась дочерняя структура компании "Интерэнергосервис", ЧВК "Антитеррор-Орёл". Последняя на многие годы оказалась самой успешной из подобных российских структур, и одной из самых долгоживущих.

Детище Гусева довольно быстро распалось на маленькие ЧВК, часто состоящие из несколькихчеловек, и занимающихся непонятно чем, от обучения пилотов БПЛА, до перевозки каких-то грузов по Афганистану. Всё это было очень несерьёзно, и потихоньку заглохло. На первую ЧВК Гусева мог негативно повлиять запрет ВС США на найм русских в качестве субподрядчиков западных ЧВК в Ираке. Этот запрет, введённый в 2006 году, существенно подорвал "кормовую базу" наших контракторов в Ираке. Причиной же запрета стало то, что все русские группы немедленно стали использоваться и СВР, и ГРУ, попутно, в дополнение к основным задачам, выполняя их поручения, или, в случае со спецотрядом СВР "Заслон" и компанией "Антитеррор-Орёл" - вообще участвуя в их операциях. Естественно, что американцам это не понравилось.

Сам же Гусев оказался одним из "рулевых" в куда более серьёзной структуре - Moran group - огромной по российским меркам компании, занимавшейся охраной морских судов, и имевшей целый флот из четырёх собственных кораблей-арсеналов, работающих как склады с оружием вне суверенных территориальных вод. Правда, конкуренты быстро с ней разобрались. Подробности на видео.

Бритты такие бритты.

После этого Гусев, которому надо было "отбивать" потерянные в Нигерии деньги и пошёл на авантюру со "Славянским Корпусом". Шевеление среди российских наёмников по поводу "большой сухопутки (на жаргоне так называются сухопутные операции)" началось где-то за три месяца до сирийского скандала. Однако, подробностей авантюры никто не знал, и, судя по всему, для государства она оказалась сюрпризом, что, в итоге, и привело Гусева в тюрьму.

Ещё одним примером российской ЧВК является "РСБ-Групп", основанная бывшим офицером-пограничником Олегом Криницыным. Криницын, оказавшийся "не у дел" из-за ранения, тоже пошёл по этой дорожке, и создал не самую большую, и не самую мощную ЧВК, но самую в каком-то смысле "заслуженную" - такую, чья деятельность ни разу не была связана ни с каким скандалом, и вообще с абсолютно "чистой" репутацией и допуском к участию в операциях ООН.

На сегдняшний день, "РСБ-групп" имеет довольно ограниченные масштабы, это очень маленькая ЧВК, по сравнению с той же Moran на пике её мощи. Но, при этом незапятнанная. 

Ну и последний штрих - то самое "невидимое" формирование, которое с 2014 года воевало в Луганской Народной республике, а с 2015 года - в Сирийской Арабской республике. Это формирование тоже называют ЧВК, но справедливости ради, оно ею всё же не является. Если бы оно было легальным, то это была бы вторая в современной истории компания, способная вести боевые действия, после "Executive Outcomes". Но пока это просто наёмная стрелковая бригада, существующая неофициально. Замечу, что в Сирии её деятельность не подпадает под статью 359 УК РФ "Наёмничество".

Кратко обобщим текущее состояние дел.

1. ЧВК организованные российскими гражданами и из них же состоящие - существуют уже 14 лет.И не думают закрываться.

2. Их положение в России полулегально - как правило, в РФ зарегистрирован только ЧОП, а сама ЧВК теми же учредителями зарегистрирована за пределами РФ, но оба предприятия выступают под единым "брендом". Но при этом, они работают.

3. Государство почти не контролирует всю эту деятельность. Самым свежим примером этого является история со "Славянским Корпусом". Из-за этого постоянно возникают эксцессы, типа того же "Корпуса" или типа ареста корабля "Moran group", и т.д. До этого были случаи совместной работы вышедших из Ирака российских специалистов с американцами и новозеландцами, и никто точно не знает, чем они там занимались, и кто кого вербовал (если вербовал). Кроме того, внезапное появление бойцов из России там, где их не должно быть, чревато дипломатическими осложнениями. Но это тоже никто не регулирует.

4. Эти компании не платят налоги, вся их бухгалтерия ведётся за пределами РФ. Оружие у российских производителей они тоже не покупают.Деньги идут мимо бюджета.

5. При этом российские нефтяные и судоходные компании часто вынуждены нанимать иностранные военные и охранные компании, так как в России эта сфера не развита - в основном из-за не отрегулированного законодательства. Это ещё один минус текущего положения.

6. В России огромное количество людей, желающих работать или даже воевать в подобных структурах. Подавляющее их большинство, это бывшие военнослужащие, оказавшиеся неспособными найти себя "на гражданке", и не могущие вернуться в силовые структуры по разным причинам, очень часто - по медицинским. При этом их состояние вполне позволяет им выполнять задачи в ЧВК - и они их выполняют. Есть и просто "буйный" контингент, неспособный вести "нормальный" образ жизни. Им надо дать выход из унылых серых будней, иначе они пополнят ряды бандитов, революционеров и т.д. В России примерно 100000 человек являются ветеранами боевых действий и одновременно по возрасту и сейчас могут в них участвовать. Мы - воюющая нация, нравится это кому-то или нет. Одних только бывших бойцов иностранного легиона в РФ живёт 3500 человек - мотострелковую бригаду хватит укомплектовать. И ещё вдвое больше - за границей, с двойным гражданством. А ещё есть ветераны 11-го экспедиционного отряда (MEU) МП США. К слову. Думать, что среди них все белые, пушистые и согласны ходить на одну и ту же работу до пенсии - глупость. Не все. А значит, они всё равно будут находить возможность стрелять. Будет война с участием России, значит в составе ВС РФ, не будет такой войны - значит где-то ещё. Глупо думать, что их удастся остановить. Их уже не получается остановить.

7. В условиях когда наёмничество полностью вне закона, в силовых структурах процветает хищение денег выделенных на спецоперации. Не будем показывать пальцем ни на кого, просто стоит принять как факт, что на этапе перевода денег и расчётов "в нал" контроль за их расходованием исчезает полностью. И уже есть люди, которые этим пользуются. Подробностей не будет, но явление уже есть.

В таких условиях остаётся только согласиться с депутатом Исаевым - ситуация действительно опасна. Военная сила с опытом глобального присутствия существует, но не контролируется никем. При этом, воспользоваться ей государство может очень ограниченно из-за законодательных ограничений, а контролировать расход денег в совместных операциях вообще не может. Это абсолютно неприемлемо. Запретить этим людям делать то, что они делают нельзя - на все российские объекты и торговые суда кораблей ВМФ и отрядов ВС не хватит, да и не их это задача, а кроме того, придётся ещё и границу закрыть, запретив людям с боевым опытом покидать страну. Легко понять, что это невозможно сделать. А раз так, то ЧВК необходимо легализовать, причём легализовать на выгодных для России условиях, дав их сотрудникам возможность вести желаемый ими образ жизни, и одновременно, встроив их в систему обеспечения национальной безопасности. На условиях общества и правительства, конечно. Прежде чем обрисовать то, как государство может контролировать эти структуры, стоит развеять несколько мифов о современных ЧВК.

1. Создание ЧВК это размывание государственной монополии на насилие. Нет, не размывание. ЧВК это делегирование государством задач по применению силы, абсолютно аналогичное тому, как тоже самое государство делегирует эти полномочия ВОХР или ЧОПам. ВОХР, кстати, аналог ЧВК в чистом виде, даже задачи те же самые решает - вооружённая объектовая охрана. Перенеси их в Ирак и дай охранять ещё и конвои и будет ЧВК в чистом, кристальном виде. Заметим, что никакое государство просто не может уследить за всем - за складом запчастей к российским турбинам в Ираке, и кораблями "Совкомфлота" в Индийском Океане. Не получится.А частники уследят, ибо их много, а государство вполне уследит за частниками, ибо их не настолько много. Государство вольно делегировать права по применению силы, и забирать их назад. Никакого размывания монополии нет.

2. Создание ЧВК позволит корпорациям обзавестись своими частными армиями. Нет, даже нынешний недоработанный ещё проект закона о ЧВК содержит прямой запрет на работу на терртории РФ. Соответственно, можно предположить, что и пользоваться штатным оружием на территории РФ будет нельзя, и это будет решено, скорее всего, его изъятием в момент ввоза в РФ, или в момент покупки, и выдачей только на время работы за границей.У любой корпорации СБ имеет "выходы" и на силовиков, и на бандитов, и время от времени, корпорации прибегают к услугам этих людей. Государство должно бороться с этим, но это вопрос никак не касающийся деятельности ЧВК.

3. Государство не сможет контролировать эту военную силу. Наоборот, это сейчас государство не может контролировать эту военную силу. "Славянский корпус" тому пример. Речь и идёт о том, чтобы был создан механизм её контроля и использования в интересах нац.безопасности, что сейчас затруднено.

4. При капитализме наёмники воюют за того, кто больше заплатит, их легко перекупят. Это было верно для Эпохи Возрождения, но сейчас всё не так. Все ЧВК под колпаком прессы и национальных правительств, и скрыть факт их существования невозможно. А значит невозможно скрыть факт предательства нанимателя. Это конец для всей индустрии ЧВК отдельно взятой страны. Поэтому, случаев, когда ЧВК меняли бы работодателя в ходе боевых действий нет. Второй важный момент в том, что ЧВК состоят из бывших военных, которые в силу стечения обстоятельств покинули яды своих силовых структур. Но ментально они продолжают оставаться частью военного сообщества. То, что основным работодателем ЧВК выступает своё государство, и то, что даже при работе на сторонних заказчиков, всё равно приходится подрабатывать на государство, постоянно подпитывает этот настрой. Или найдите кого-нибудь, кто ушёл из "Academi" в "Талибан". Одиночки, занимающиеся именно войной, могут себе это позволить, но речь не о них.

5. ЧВК - крыша для убийств, военных преступлений, и т.д. Не совсем. Действительно, американские ЧВК участвовали в таких мероприятиях, но это процент-полтора от всех выполняемых задач. Основные задачи, которые решают ЧВК совсем другие. Самая массовая работа, которую выполняют наёмники это как ни странно гуманитарное разминирование. Фирмы, которые этим занимаются не попадают в новости, с ними не связаны скандалы типа расстрела толпы Blackwater и т.д. Они просто приходят туда, где отгремели бои и где дети подрываются на выставленных без карт и планов минных полях, и занимаются разминированием. Чаще всего их нанимает ООН. Большинство работ по послевоенному наземному разминированию в мелких слаборазвитых странах выполняют сапёры-наёмники. На втором месте по объёму оказываемых услуг стоит охрана. Охрана объектов, иногда невооружённая, охрана конвоев, охрана конкретных людей, самый жирный кусок - охрана кораблей. Быстрые шальные деньги с минимумом риска. На третьем месте - обучение местных силовых структур. На четвёртом - скопом консалтинг, пилотировние БПЛА, консультирование командующих силовыми структурами, всякого рода аудиты безопасности, разведка, обеспечение логистики и т.д. Отдельная тема - строительство военных объектов, но этим занимаются единицы компаний, хотя объёмы бизнеса большие. Имидж в этой сфере очень важен. Ни MPRI, планировавшая этнические чистки в Сербской Краине, ни Academi никогда не найдут себе приличного нанимателя. Только ублюдки-шейхи, украинские олигархи и другие проамериканские отбросы. Да, это тоже деньги. Но на ООН ты уже работать не будешь, правительство, думающее о своём имидже тебя не наймёт. Запятнанная репутация - это конец.

6. Наёмники - моральные уроды, никакое взаимодействие с ними неприемлемо. На самом деле в начале 2000-х годов малообразованные россияне называли словом "наёмник" человека, ушедшего воевать по контракту в ВС РФ. Как правило в Чечню. И да, глас народа - глас Божий, мотивация та же самая. Наёмники - слепок общества из которого они пришли. Например в США отношение к убийству человека намного проще, чем в России, есть расизм, и широко распространены половые извращения. Поэтому американские наёмники мучают несчастных аборигенов, насилуют их и обходятся с ними как с неживыми. В России ничего из этого нет. Поэтому... Кроме того, давайте помнить, какую роль наёмники сыграли в становлении Российской Империи, например. "Полки нового строя" с кого копировали? Кроме того, сотрудник ЧВК это всё же не совсем наёмник. Это намного чаще охранник или инструктор. В той же Америке security contractor и mercenary это всё же несколько разные понятия. Наёмники были всегда. Во все времена. Только на очень короткий период, длительностью менее двухсот лет, некоторые государства (не все) нашли способ обходиться без них, используя только военнослужащих регулярных войск. Но это скорее исключение из много тысячелетней истории человечества. Даже само слово "солдат" происходит от названия монетки "сольдо", которой расплачивались с наёмными солдатами в Италии. Ничего особенного по факту в этом нет. Как бы кого не коробило. Вы можете делать "фи" и морщить носик, но сколько мин вокруг африканской деревни Вы сняли? Сколько террористов ИГИЛ (запрещенная в РФ группировка) убили лично? Кто-то должен делать и это. Напомню, что у Executive outcomes две остановленных гражданских войны за четыре года, причём вокруг одной из них ООН скакало вприсядку долгие годы без какого-либо значимого результата. А на счету формирования, в существование которого так активно не верят некоторые буратины, тысячи ИГИЛовцев.

Какие выгоды получит Россия, легализовав ЧВК? Ну во-первых, обеспечение безопасности российских компаний серьёзно упростится. Это сейчас приходится платить фирме, зарегистрированной в оффшоре, и иногда, управляемой авантюристом. А при переходе всей этой темы в легальное поле, это станет серьёзным бизнесом, и в нём появятся серьёзные игроки. А значит их найм будет содержать в себе намного меньше рисков, а оказание услуг окажется эффективнее.

Во-вторых, упростится использование этих фирм в интересах национальной безопасности. Обязанность ЧВК действовать в интересах МО всегда, когда это требует МО можно просто прописать законодательно. И банально приказывать этим людям что-либо, под угрозой отзыва лицензии. Сейчас это невозможно, хотя существующие ЧВК всегда с радостью идут на сотрудничество и с МО, и с СВР, но это их выбор, а не их обязанность. Также Россия получит инструмент для "сложных" ситуаций. Например, в ходе ликвидации Зелимхана Яндарбиева пришлось импровизировать, что чуть не стоило жизни двум оперативникам. Попытка освободить Виктора Бута провалилась из-за дураков-дипломатов, придурошных чистоплюев, но если бы существовал отработанный механизм таких спецопераций? С прописанным порядком действий для дипкорпуса тоже? Это ведь очень важные вещи. И их не поручить людям в погонах, это просто невозможно. Ну и конечно под крышей ЧВК можно доставлять куда угодно оперативников ГРУ и СВР. Причём, что самое забавное - с оружием. И они там сразу будут легализованы. Широкое распространение точек, в которых работают ЧВК очень сильно облегчит операции и ГРУ, и СВР, потому, что в таких местах не будет вопроса в том, на кого опереться в данной местности.

Ещё одним выгодным фактором является экономический. ЧВК - это деньги заработанные вне страны. Это, если хотите, частичное снижение нефтяной зависимости. Какая разница, на экспорте каких услуг были заработаны деньги для страны? Никакой. Аналогично, покупка оружия тоже будет производиться в России, а не где-то.

Экономический аспект имеет ещё одну грань. Допустим, у нас есть некий район, где воинские перевозки грузов по воздуху выполняет вертолётная эскадрилья. Нанимаем ЧВК с условием, что максимальная цена осуществляемых ими перевозок - не более 80% от того, что тратится на работу вертолётной эскадрильи. ЧВК, к примеру, арендует поле, на которое может сесть Ан-2 и начинает выполнять эти перевозки дешевле. Или покупает гидросамолёт, и садится в точке назначения на воду, потом от воды доставляет груз по назначению. Американцы именно так экономят на ведении боевых действий, и именно такими методами. Там, где армия гоняет по дорогам конвои с водителями-солдатами, ЧВК может нанять местных водителей на их машинах и обеспечивать охрану колонны самостоятельно. Это в сумме даёт огромную экономию, а личный состав ЧВК приучается к тому, что они - придаток армии, часть российской военной силы.

Четвёртым плюсом является то, что в ряде случаев ЧВК это инструмент "мягкой силы". Пришли русские, сняли мины, подарили всем по футболке с Путиным, а самую умную девочку забрали учиться в Краснодар. Профит? Профит. Армии на всех не напасешься, мир слишком большой и в нём слишком много мин.

Пятым плюсом является то, что "беспокойные" граждане будут пристроены, у них будет альтернатива уходу в криминал или неорганизованное наёмничество.

А минусы? А все минусы это как раз вопрос контроля. Их все можно нейтрализовать ещё на этапе легализации ЧВК. Законопроект ещё не обнародован, но по слухам, там уже есть запрет на массу действий, которые Россия не приемлет этически, есть запреты для иностранцев быть учредителями ЧВК в России, есть допуск ЧВК к борьбе с терроризмом, запрет работать на территории РФ, и многое другое. Фактически любые минусы можно свести к нолю прямо сейчас, при разработке этого законопроекта. И это именно то, что сейчас стоит делать, чтобы избежать ошибок в будущем. Попытка легализовать ЧВК - абсолютно правильная, и в каком-то смысле запоздалая. Это давно надо было сделать, но сейчас шансы на успех куда больше, чем раньше, и есть надежда, что в этот раз всё получится.

chvk.info

Псы войны. Топ-10 ЧВК мира

Охрана судов от пиратов, устранение ячейки террористической организации, более масштабные военные операции – все это сфера деятельности современных ЧВК. Как правило, эти ребята не знают страха, имеют серьезную подготовку и большой опыт участия в военных действиях.

В нестабильной геополитике современного мира ЧВК стали одним из самых востребованных и эффективных инструментов в решении военных задач многих государств. Частные военные компании оказались незаменимыми в спецоперациях там, где обычный военный контингент задействовать не представляется возможным.

Охрана судов от пиратов, боевая задача по устранению ячейки террористической организации в другой стране, а то и более масштабные военные операции – все это сфера деятельности современных ЧВК. Как правило, эти ребята не знают страха, имеют серьезную подготовку и большой опыт участия в военных действиях.

Многие из этих организаций имеют представительства по всему миру, другие работают с ООН в качестве гаранта безопасности. Об их работе отзываются в самых различных тонах, мы же расскажем о 10-ти самых известных ЧВК в мире.

№1 Academi (Blackwater)

Страна: США

Численность: более 20 000 наемников.

Специализация: поддержка государственных переворотов и установленного режима в странах, куда введен американский военный контингент. Многие неофициальные источники утверждают, что данная ЧВК работает с контрабандой оружия и охраняет наркотрафик, идущий с Ближнего Востока.

Самые громкие операции: Ирак, Багдад, 2007 год.

В 1997 году два морских пехотинца решили создать собственное охранное предприятие, готовое взяться за любую работу, если за неё хорошо заплатят. Так появилась одна из самых известных ЧВК мира — Blackwater. Убийство мирного населения, контрабанда оружия, наркотрафик и государственные перевороты — как оказалось, за оказание такого рода услуг платить были готовы многие, включая правительства целых стран.

Всё началось в 2002 году, когда Blackwater Security Consulting (BSC) получила свой первый серьезный контракт от ЦРУ. Двадцать бравых головорезов прибыло в Афганистан, чтобы охранять сотрудников ведомства, объявивших охоту на «террориста #1» — Усаму бен Ладена.

По завершению шестимесячной миссии, компания выручила 5,4 миллионов долларов. Но главным здесь были не деньги, а связи, которыми обзавелась ЧВК. Ведь с тех пор и по сей день главным заказчиком Blackwater выступили американские спецслужбы. И именно с этого момента репутация Blackwater стала обрастать дурной славой, вынудившей руководство фирмы дважды сменить название. Сегодня они именуют себя как Academi.

Второй крупный заказ оперативники Blackwater выполнили на следующий же год. В мае 2003 года их наняли для охраны служащих Госдепа США в Ираке. По итогу головорезы сорвали куш в 21,4 млн. долларов. Но самое интересное их ждало впереди.

Мировую известность Blackwater получила 16 сентября 2007 года. На центральной площади Багдада наемники устроили перестрелку, в результате которой были застрелены 17 мирных жителей, а ещё 18 получили серьезные ранения. Разгорелся скандал. И хотя среди пострадавших были дети, какого-то серьезного наказания головорезы так и не понесли.

Иракское правительство пыталось выдворить ЧВК из страны, но безуспешно. Сказались те самые связи, которым Blackwater заручилась в 2002 году. Отказ в продлении контракта — такова была официальная реакция заказчика — правительства США.

Впоследствии выяснилось, что сотрудники компании с 2005 года по 2007 год участвовали в 195 перестрелках. В 84% случаев наёмники не задумываясь открывали огонь на поражение, несмотря на право использовать оружие лишь с целью самообороны.

№2 G4S (Group 4 Securicor)

Страна: Великобритания

Численность: более 500 000 человек

Специализация: перевозка ценностей и денежных средств, а также комплектация частных служб безопасности. Охрана стратегических объектов и крупнейших международных мероприятий, таких, как спортивные олимпиады; конвоирование заключенных от лица полиции.

Самые громкие операции: В период с 2004 по 2011 гг. поглотила семь своих конкурентов.

Крупнейшая ЧВК в мире, представленная в 125 странах мира. Для сравнения, армия Великобритании —180 000 человек. Штаб-квартира расположена в Лондоне.

Сотрудников G4S нанимают для предоставления охраны в аэропортах и конвоированию заключенных от лица полиции. Среди клиентов фирмы числятся не только корпорации, финансовые учреждения и правительства суверенных государств, но и аэропорты, морские порты, логистические и транспортные провайдеры, а также частные лица.

В горячих точках британские наемники официально занимаются разминированием боеприпасов, обучением персонала и охраной железнодорожных перевозок. В 2011 году руководство компании подписало «Глобальный договор ООН», который является международным стандартом содействия бизнес-поведению, включая охрану труда, права человека, борьбу с коррупцией и охрану окружающей среды.

Самые громкие победы Group 4 Securicor происходили не на полях сражений, а, как бы странно это не звучало, в бизнесе. В период с 2004 по 2011 гг. ЧВК поглотила семь своих конкурентов. Расширила свои направления, включив в них не только мероприятия по охране, но и по производству гаджетов и систем безопасности, которые сегодня импортируются компанией по всему миру. Не смотря на то, что компания позиционирует себя именно как ЧВК, информации об участии компании в боевых операциях – нет. Зато есть собственный индекс на международной бирже.

№3 MPRI International (Military Professional Resources) Inc.

Страна: США

Численность: 3 000 человек

Специализация: MPRI International предоставляет обучающие программы для сотрудников спецподразделений. Оказывает содействие правительствам стран в разработке эффективного анализа информации, обеспечивают поддержку при проведении исследований и оценки общественного мнения.

Самые громкие операции: Босния и Герцеговина, 1994 год. Подготовка «Балканского блицкрига».

«Учим убивать профессионально». Компания, созданная 8-ю бывшими офицерами Вооружённых сил США, стала неким плацдармом для обучения бойцов специальных подразделений, оказывая широкий комплекс услуг для правительств и вооруженных сил 40 стран мира.

Но реальную прибыль американской ЧВК приносит работа в самой гуще современных глобальных конфликтов. За свою историю наемники MPRI International успели поучаствовать практически во всех вооруженных конфликтах на Балканах, Ближнем Востоке, Южной Америке и Африке.

В феврале 1994 года головорезы MPRI по поручению Госдепа США способствовали заключению договора между хорватами и мусульманами в Боснии и Герцеговине. Под давлением наемников, лидеры противоборствующих сторон были вынуждены подписать договор, предусматривающий военное противодействие сербам.

Впоследствии ЧВК, состоящая из американских офицеров в отставке, сумела в кратчайшие сроки подготовить военных высшего звена армий Хорватии и Боснии, а также разработать и внедрить эффективную систему оперативной связи между штабами и войсками НАТО, что в конечном итоге сказалось на успешном исходе так называемого «Балканского блицкрига».

После окончания активной фазы конфликта компания продолжила работу с Освободительной армией Косово, затем проводила работу с албанскими вооруженными формированиями в Македонии в 2000-2001 годах и правительственными войсками в Либерии и Колумбии.

А в 2001 году, по инициативе министерства обороны США, головорезы MPRI International направились в Грузию, чтобы реорганизовать грузинские ВС по стандартам НАТО.

№4 Aegis Defence Services

Страна: Великобритания

Численность: более 20 000 человек

Специализация: охранная деятельностью в аэрокосмическом, дипломатическом и правительственном секторах, а также в горнорудной и нефтегазовой индустриях. Компания также предоставляет услуги вооружённого персонала для американского правительства и миссий ООН.

Самые громкие операции: Ирак, 2005 год.

Представительства этой ЧВК открыты в Кении, Ираке, Непале, Бахрейне, Афганистане и США, а её штаб-квартира расположена в Базеле.

Официально сотрудники компании занимаются охранной деятельностью, но помимо охраны, компания также предоставляет услуги вооружённого персонала. Как часто это бывает, главным заказчиком выступает правительство США.Не обходится и без скандалов.

В 2005 году на просторах интернета появилась видеозапись, на которой сотрудники Aegis Defence Services стреляют в безоружных иракцев. И хотя руководство фирмы не признало свою причастность к инциденту, Пентагон все же временно приостановил сотрудничество с ЧВК.

Сейчас ЧВК выполняет очередной контракт от американских властей на сумму 497 млн. долларов, предусматривающий обеспечение безопасности в Ираке и охрану правительства США в Кабуле.

№5 ЧВК РСБ-Групп (Русские системы безопасности)

Страна: Россия

Численность: основной костяк – около 500 человек. В зависимости от масштаба операции численность сотрудников может увеличиваться до нескольких тысяч посредством привлечения наемных специалистов.

Специализация: проведение операций по обеспечению безопасности, как на суше, так и на море. Компания производит профессиональную конкурентную разведку и оказывает услуги военного консалтинга. В РСБ-групп также присутствует свой учебный центр, где проводятся обучающие семинары для специалистов военного дела.

Самые громкие операции: Аденский Залив, 2014 год.

«РСБ-Групп» — на сегодняшний день главная российская частная военная компания. По некоторым данным, численность сотрудников около 500 человек, но при крупных операциях штата организации может достигать нескольких тысяч. Считается самой квалифицированной и эффективной организацией в охранном секторе российского рынка.

Официально ЧВК работает в зонах с нестабильной политической обстановкой. В основном «РСБ-Групп» проводит операции на Ближнем Востоке.

Создатели — профессиональные кадровые военные, офицеры запаса ГРУ и ФСБ, прошедшие не одну горячую точку и имеющие высочайший уровень командного взаимодействия.

Штаб-квартира «РСБ-Групп» расположена в Москве. Представительства открыты в Шри-Ланке, Турции, Германии и Кипре. Помимо этого, есть офис в Сенегале, курирующий Западную Африку и Ближний Восток, на котором данная ЧВК специализируется и где проводит масштабные операции.

На международном уровне «РСБ-Групп» позиционирует себя как российская частная военная компания. В спектр предлагаемых услуг входит охрана нефтегазовых объектов и аэропортов, сопровождение конвоев в зонах конфликтов и грузовых судов в пиратоопасных морских районах, а также разминирование, военная подготовка, разведка и анализ.

По словам директора «РСБ-групп» Олега Криницына, сотрудники ЧВК оказывают услуги за рубежом с 2011 года.

«У РСБ есть охранные фирмы с лицензиями на оружие, зарегистрированные за пределами России. И российские сотрудники РСБ работают за рубежом в соответствии с законодательством и требованиями государства нахождения наших групп безопасности. Используется полуавтоматическое оружие калибра 7,62 мм, 5,56 мм, средства бронезащиты, тепловизоры, приборы ночного видения, спутниковая связь, при необходимости можем использовать БПЛА», — заявил Криницын в интервью «Коммерсанту».

Он также рассказал, что первой зарубежной операцией «РСБ-групп» была охрана судов в Аденском заливе от сомалийских пиратов. Примечательно, что ЧВК выстроила свою тактику по охране судов, благодаря чему, пираты просто меняли курс, отказывались от боевых столкновений и даже в редких случаях приветствовали хорошо вооруженных военных из РСБ на охраняемом ими судне. Таким образом, ЧВК удается производить охрану на море почти бескровно.

№6 Erinys International

Страна: Великобритания

Численность: не известна

Специализация: Деятельность ЧВК сосредоточена на оказании охранных услуг, в частности, в районах Центральной Африки с весьма непростыми природными условиями.

Самые громкие операции: Ирак, 2003 год.

Британская военная компания, зарегистрирована в оффшорной зоне на Британских Виргинских островах. Имеет целый ряд дочерних компаний в Великобритании, Республике Конго, на Кипре и в Южной Африке.

«Главная поддержка США в Ираке». С 2003 года Erinys оказывает всестороннюю поддержку правительству США в военных операциях на территории Ирака.

Сотрудниками ЧВК являются бывшие служащие британских разведывательных управлений и спецподразделений.

Самая крупная операция последних лет — развертывание на территории Ирака 16 тысяч охранников в 282 точках всей страны. Огромный контингент обеспечивал безопасность трубопроводов и прочих энергетических узлов инфраструктуры.

В 2004 году оказалась в центре скандала, когда в 2004 году в прессе появилась информация о жестоком обращении с заключёнными. По данным журналистов, наемники нарушили конвенцию о правах человека, применив в ходе военного расследования жестокие пытки в отношении 16-летнего жителя Ирака.

В настоящее время компания тесно сотрудничает с нефтегазовыми корпорациями, добывающими индустриями, неправительственными организациями и общественными службами. Также услугами охотно пользуются американское и британское правительства, и даже ООН.

№7 Northbridge Services Group

Страна: Доминиканская республика

Численность: Варьируется в зависимости от задач

Специализация: консультирование по вопросам охраны и подготовка персонала, операционная и разведывательная поддержка, а также обеспечение стратегических коммуникаций. Также в ЧВК оказывают помощь в сфере морской безопасности и защите природных ресурсов.

Самые громкие операции: Либерия, 2003год.

«Любой каприз за ваши деньги». Основными заказчиками данной ЧВК являются транснациональные компании и конгломераты, которые щедры на оплату различного рода задач по охране собственного бизнеса в разных уголках мира.

Northbridge Services Group зарегистрирована в Доминиканской республике. Офисы открыты в США, Великобритании и Украине.

Компания «предоставляет эффективный сервис, разработанный для нужд правительств, транснациональных корпораций и неправительственных организаций, корпоративного сектора и частных лиц».

Наемники Northbridge помогают правоохранительным агентствам в борьбе с терроризмом, наркотрафиком, организованной преступностью и несанкционированным поиском информации, оказывают помощь в сфере морской безопасности и защите природных ресурсов.

Объем финансовых поступлений в 2012 году составил 50,5 млн. долларов

Мировую известность получила в 2003 году, когда предложила Трибуналу ООН за 2 миллиона долларов захватить президента Либерии Чарльза Тейлора. Но предложение было отвергнуто, как противозаконное.

ЧВК сыграла важную роль в урегулировании вооруженного конфликта в этой стране. Northbridge Services Group приняла сторону повстанцев, тем самым обеспечив свержение официального правительства страны и дальнейший ввод миротворцев ООН на ее территорию.

№ 8 DynCorp

Страна: США

Численность: около 14 тыс. человек.

Специализация: самый широкий спектр услуг по охране и защите в воздухе, на земле и на воде. Кроме этого, компания является разработчиком систем безопасности и поставщиком решений в рамках военных боевых стратегий.

Самые громкие операции: Афганистан, 2002 год.

ЧВК DynCorp появилась в далеком 1946 году. Штаб-квартира корпорации находится в штате Вирджиния, однако все оперативное управление осуществляется из офиса в Техасе. Более 65% дохода DynCorp получает от правительства США.

Самая старая ЧВК в мире оказывает услуги американским вооруженным силам на нескольких театрах военных действий, в том числе в Боливии, Боснии, Сомали, Анголе, Гаити, Колумбии, Косово и Кувейте. Компания DynCorp предоставляет услуги физической защиты для президента Афганистана Хамида Карзая и проводит обучение большей части полицейских сил Ирака и Афганистана.

По мнению некоторых экспертов, компания тесно связана с ЦРУ и под ее прикрытием могли проворачиваться сомнительные сделки.

В истории корпорации имеется несколько крупных скандалов.

Власти Ирака обвинили компанию и Государственный департамент США в нецелевом расходовании 1,2 млрд. долларов, направленных на обучение правоохранительных подразделений.

В октябре 2007 года сотрудник компании убил водителя такси в Багдаде, а в июле 2010 года сотрудники DynCorp расстреляли четырех мирных афганцев возле аэропорта Кабула.

№9 ITT Corporation

Страна: США

Численность: около 9 000 сотрудников.

Специализация: высокотехнологичные инженерные разработки и производство оборонных технологий.

Самые громкие операции: Латинская Америка и Южная Америка 1964 год.

ЧВК появилась как одно из подразделений компании ITT Corporation. Сама организация начинала в 1920 годах как международная телефонная и телеграфная компания. После разделения по направлениям стала одним из основных исполнителей заказов правительства США в оборонной индустрии.

ITT Corporation считается одной из крупнейших компаний, занимающихся высокотехнологичными инженерными разработками, а также производством и внедрением оборонных технологий.

Прославилась непосредственным участием в свержении режимов Латинской Америки, в бразильском перевороте в 1964-м, когда правительство стран пыталось национализировать американские компании, а также финансированием группировки, которая в 1973-м привела к власти Пиночета.

В марте 2007 года ITT Corporation была оштрафована Министерством юстиции США на 100 млн. долларов за передачу информации о приборах ночного видения и технологиях противодействия лазерному оружию Сингапуру, Китаю и Великобритании.

№10 Asgaard German Security Group

Страна: Германия

Численность: неизвестна

Специализация: планирование операций и сопровождение в зонах риска, охрана, консалтинг, тренинг и повышение квалификации, проведение семинаров.

Самые громкие операции: Сомали 2010 год.

Одна из наиболее известных немецких ЧВК. Основана в 2007 году бывшим высокопоставленным немецким десантником по имени Томас Кальтегартнер. Численность сотрудников остается неизвестной по сей день. Имеет представительства в Сомали, Афганистане, Пакистане, Нигерии, Марокко, Чаде, Хорватии и Объединенных Арабских Эмиратах.

Примечательно, что МИД Германии сделал официальное заявил, что никак не контролирует деятельность этой ЧВК и не знает ничего о ее деятельности в Сомали.

ЧВК известна тем, что заключила один из самых резонансных контрактов с сомалийским оппозиционером Галадид Абдинур Ахмад Дарманом, который еще в 2003 году объявил себя президентом республики. В 2009 году временным президентом стал Шейх Шариф Ахмед, а Галадид решил укрепить свои позиции с помощью немецких наемников.

Законность и официальное признание деятельности частных военных компаний – достаточно популярная на сегодняшний день тема. В особенности это касается России, где данное явление только начало появляться, в отличие от Запада и Европы, ЧВК которых функционируют уже давно. Эффективность работы в горячих точках таких компаний уже доказана, вопрос только в том, будут ли они официально признаны государством, или же нет.

Президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров заявил, что решение вопроса о принятии закона о частных военных компаниях может ускорить Государственная дума.

«Если говорить откровенно, то пока такого закона о частных военных компаниях, насколько я понимаю, в России ещё не принято. Хотя много раз эта тема поднималась, потому что у наших «главных оппонентов» – США, Великобритании и Франции есть частные компании, которые активно действуют по всему земному шару. Они выполняют довольно серьёзную работу, которая приносит свои дивиденды этим странам», - отметил Гончаров.

На данный момент вопрос о контроле деятельности ЧВК находится в «застойном» состоянии. По словам Сергея Гончарова, его необходимо адресовать Государственной Думе, которая могла бы внести соответствующий законопроект.

mensby.com

эксперт раскритиковал расследование "Дождя" о ЧВК Вагнер

Телеканал "Дождь" выпускает уже второе подряд "расследование" на тему группы "Вагнера". Первый материал Лилии Яппаровой, призванный снять завесу с жизни российских добровольцев, воюющих в Сирии, буквально на следующий день в ее новом репортаже превратился в презрение к ним же. Презирать российских добровольцев, воевавших с террористами в Сирии, "Дождь" позвал якобы сотрудников частных военных компаний: Андрея Кебкало из Omega Consulting Group, Сергея Исакова из некой ЧВК "Орел-Антитеррор" и "бывшего наемника французского легиона по кличке "Внук". 

Для начала, стоит обозначить, что рынок российских ЧВК — по большому счету миф, который придумали журналисты. Под термином "частные военные компании" зачастую скрываются обычные ЧОПы вроде тех же OCG Кебкало и "Орел-Антитеррор", занимающиеся исключительно охранной деятельностью и не принимающие участие в военных операциях. Полуголые сомалийские пираты — это самое большее, с чем могут столкнуться подобные предприятия. 

Но пираты из Сомали — одно, и совсем другое — запрещенное в России "Исламское государство", которое до недавнего времени было самой могущественной и опасной террористической организацией мира. Ей удалось за короткое время захватить большую часть Ирака и Сирии, став настоящей и осязаемой угрозой не только для Ближнего Востока, но и для всего мира. Победили ее — не охранники на торговых кораблях и нефтяных вышках, а как раз те самые российские добровольцы, которых в СМИ называют группой "Вагнера". 

Их роль в сирийском конфликте трудно переоценить. Разумеется, обескровленной и малобоеспособной сирийской армии поддержку с воздуха оказывали ВКС РФ, но задача российской авиагруппы заключалась больше в том, чтобы обескровить "Исламское государство", перерезав линии снабжения и ликвидировав инфраструктуру террористов. Не стоит забывать, что основные боевые действия шли все-таки на земле — в городах с узкими арабскими улочками и разветвленной системой подземных коммуникаций. Здесь задачи и выполняли российские добровольцы — люди, которым помимо материальной прибавки, снимающей с повестки дня необходимость думать о том, как содержать семью, необходима причастность к серьезному делу — защите страны. 

"Наемник" из французского иностранного легиона по кличке "Внук" в передаче "Дождя" называет их "страховыми случаями", намекая на высокие потери среди добровольцев. Потери у ЧВК "Вагнера", конечно, были. Без них не обходится ни одна война, и тем более такая, как война в Сирии. Война — везде война. Что в окопах Сталинграда, что на подступах к Алеппо. Отдельные эпизоды сирийской войны в СМИ даже сравнивали с Великой Отечественной. Не по масштабу, но по содержанию: своя Сталинградская битва — в Алеппо, после взятия которого был изменен дальнейший ход войны, свой Берлин — в Дейр-эз-Зоре, где "Исламское государство" было разгромлено как террористическая организация. Разве что Третий рейх не готовили смертников, как это делало ИГИЛ. Список знаковых сражений, в которых, по разным источникам, участвовала ЧВК "Вагнера" на этом не заканчивается. Можно вспомнить освобождение от "Исламского государства" античной Пальмиры, которую сирийцы не смогли удержать, и российским добровольцам пришлось брать ее штурмом повторно. Можно вспомнить и про вторую по значимости базу ИГИЛ в Сирии — Акербат, в который первыми зашли именно добровольцы "Вагнера". 

Никто из так называемых экспертов "Дождя" в Сирии, очевидно, не был, и не знает, что такое трое суток ползти по пескам простреливаемой со всех сторон пустыни к укрепрайону террористов. Все эксперты "Дождя" — обычные охранники, которые только изображают из себя брутальных наемников для телевизионной картинки, рассуждая про потери среди тех, кто поставил крест на деятельности ИГ. 

Член наблюдательного совета ЧВК "Орел-Антитеррор" Сергей Исаков сам признается, что его контора не едет в Сирию охранять какую-то теплоэлектростанцию, "потому что там неспокойно". Не значит ли это, что "Орел-Антитеррор" — никакая не частная военная компания, а простое охранное предприятие.

Как и Исаков, не является сотрудником ЧВК и якобы член французского иностранного легиона "Внук". Показанная в начале программы его "тренировка" — не более чем игра в страйкбол. По страйкболу никогда не поймешь, как летела пуля и каков был результат выстрела. Ну и, в конце концов, если бы "Внук" был бы тем, за кого себя выдает, он бы не стал, как и Исаков, появляться в кадре, тем более, перед отправкой на задание. Как известно, все, кого можно узнать по фамилии в интернете — уже не сотрудники ЧВК. 

Мы связались с политологом и военным аналитиком Александром Асафовым, чтобы узнать его мнение по поводу нового фильма "Дождя". Как считает собеседник издания, либеральные СМИ такими репортажами пытаются найти возможность причинить ущерб России как государству. 

"Их задача не обсуждать определенных специалистов с определенным опытом, которые применяют свои компетенции в различных направлениях в других странах, их задача как-то оклеветать Россию, — объясняет Александр Асафов. — И, конечно, "Дождь", который прекрасно вписывается в обойму либеральных СМИ, не мог остаться в стороне. Люди в репортаже "Дождя" не являются ни добровольцами, ни, тем более, сотрудниками частных военных компаний. Но для зрителя, который не разбирается в проблеме, они могут сойти за специалистов по ЧВК и похожим темам". 

Даже сами журналисты, по словам нашего собеседника, не разбираются в вопросе, поэтому действуют поверхностно. 

"Берут каких-то людей условно похожих на экспертов и пытаются выдать их мнение за какую-то реалистичную картину ситуации. Я думаю, что у настоящих российских добровольцев такая работа и такая идеологическая убежденность, которая позволяет им не увлекаться рефлексиями по поводу каких-то передач на "Дожде". Российские добровольцы оставят это без внимания, и я надеюсь, что многие из них не только не смотрят, но даже не очень в курсе о деятельности как "Дождя", так и героев этой передачи, которые дают ангажированную политизированную трактовку. Поэтому сравнивать их моральные и психологические характеристики с бойцами ЧВК "Вагнера" ­- не очень правильно. Конечно, столкнувшись в эфире или в реальной жизни, или в условиях театра военных действий "эксперты" "Дождя", не выдержали бы никакого сравнения с настоящими, действующими военными специалистами, инструкторами и прочими людьми, которых принято называть ЧВК "Вагнера"", — подытожил Александр Асафов. 

Как подытожил военный аналитик, ценность расследования "Дождя" сводится к нулю — "эксперты"- чоповцы, не принимавшие участия в боевых действиях в Сирии, потому что там "неспокойно", критикуют тех, кто рисковал своими жизнями в борьбе с международным терроризмом. Пока Кебкало и "Внук" играли в страйкбол, добровольцы "Вагнера" прижимались к земле при штурме Дейр-эз-Зора. О том, кто в этой истории есть кто, выводы читатель сделает сам.

Читайте также: В Telegram посмеялись над горе-расследованием "Дождя" о ЧВК Вагнер

www.pravda.ru