Чумной бунт во время правления Екатерины II. Чумной бунт в москве 1771


Чумной бунт 1771 года в Москве

Причины возникновения чумы в Москве

  • Антисанитария, отсутствие систем водоснабжения
  • Распространение инфекции через транспортируемых раненых

Во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов на территориях театра военных действий вспыхнула эпидемия чумы. По одной из версий первый очаг болезни в Москве возник в Лефортово, где был расположен московский генеральный госпиталь. Вскоре после кончины привезённого с фронта раненного офицера умер его врач, а затем еще около 20 человек проживающих поблизости.

Следующая вспышка была зарегистрирована на фабрике суконного двора, расположенной в замоскворечье. К началу марта 1771 около сотни человек на фабрике и близ неё умерли с очевидными симптомами «моровой язвы» — так называлась чума в то время.

Лечить данное заболевание еще не умели, вовремя принять карантинные меры фельдмаршал Салтыков, командующий в Москве, не сумел. В результате уже к августу эпидемия охватила практически весь город и окрестности, число жертв достигало тысячи умерших ежедневно.

Примечательно, что сама Екатерина II в письме 18 мая 1771 года к подруге своей матери, мадам Бьельке, утверждала:«Тому, кто вам скажет, что в Москве моровая язва, скажите, что он солгал; там были только случаи горячек гнилой и с пятнами, но для предотвращения панического страха и толков я взяла все предосторожности, какие принимаются против моровой язвы».

Причины бунта

  • Отсутствие четких действий администрации города
  • Слухи и паника

Растерявшийся Салтыков писал Екатерине II о «столь бедственном положении» и просил позволения уехать из города на время эпидемии (т.е. фактически бросить его на произвол судьбы). Не дождавшись ответа, он бежал в свое имение Марфино, расположенное в Подмосковье.

К сентябрю положение ухудшилось настолько, что перестало хватать гробов для вновь умирающих. Предоставленные сами себе горожане впали в панику и подогреваемые слухами об иконе Боголюбской божьей матери, висевшей над воротами Китай-Города, устремились к ней для молитв и поклонения. Амвросий, архиепископ московский, не желая давать чуме возможность получить еще большее распространение среди столпившихся растерянных людей, 26 сентября принял решение убрать икону и опечатать тару с подношениями.

Чумной бунт — 26 сентября 1771 года

Чумной бунт 1771 года

Толпа, жаждавшая хоть какого-то противодействия заразе, резко отреагировала на такой шаг. Повинуясь распущенному слуху о том, что Амвросий, якобы, решил присвоить себе подношения, люди обезумевшие от страха смерти и бездействия властей подняли бунт после очередного колокольного набата.

Охрана у ворот не могла справиться с таким скоплением народа и была оттеснена, прорвавшиеся внутрь Кремля разгромили Чудов монастырь, а на следующий день взяли штурмом двери Донского монастыря и убили укрывшегося там архиепископа. После этого последовали погромы домов дворян и богатых купцов.

Убийство архиепископа Амвросия_1Убийство архиепископа Амвросия

Ключ к победе над эпидемией – грамотное управление

На вопрос, кто из фаворитов Екатерины II подавил чумной бунт, можно ответить однозначно – граф Григорий Григорьевич Орлов.

Граф Григорий Григорьевич Орлов. Худ. А.И. Черный (Чернов)Молодой граф Григорий Орлов

Граф, по собственной просьбе к императрице, был назначен для подавления бунта и обеспечения мер по противодействию эпидемии. Бунт длился три дня и был жестко подавлен к 28 сентября 1771 года. Из трех сотен осужденных, более 170 были сосланы на каторгу, а четырех главных зачинщиков и участников убийства Амвросия – казнили.

Прибыв в город, Орлов приказал усилить карантины и их число, увеличить количество больниц и жалованье докторам (дополнительно всем медикам было обещано в случае их смерти – компенсация родственникам). Еще одной действенной мерой стал указ Московского сената от 17 ноября — «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбищ». Всех, без различий на чины и сословия приказывалось хоронить на специально отведенных кладбищах, вне черты города. Граф приказал использовать для захоронения труд арестантов, пообещав последним в случае их выживания – прощение и волю. Кроме того, желая очистить Москву от накопившейся в ней грязи и последствий бунта, Орлов организовывал хозяйственные работы – починку дорог, подвоз продуктов и воды, расчистку площадей от старых построек и мусора. К ноябрю чума перестала свирепствовать, и Екатерина II отозвала Орлова обратно в Петербург. Примерное количество жертв болезни — 55 тысяч человек.

Российский Курций

Графа ожидала торжественная встреча в Царском Селе – на дороге в сторону Гатчины была установлена триумфальная арка с надписью: «Орловым от беды избавлена Москва». Императрица приказала исполнить особую медаль в честь героя – с одной стороны на ней был отчеканен профиль графа Григория Орлова, с другой – Курций бросающийся в пропасть и надпись: «И Россия таких сынов имеет».

Медаль в честь подвига Г. ОрловаМедаль в честь подвига Г. Орлова

(Курций – герой римской мифологии, бросившийся в развезшуюся в центре Форума пропасть и спасший этим Рим от гнева богов.)

Внутренняя политикаЕкатерины II Великой

xn--2-7sbasbsl1azs.xn--p1ai

Чумной бунт в 1771 году: самое страшное испытание для Москвы

Эпидемия чумы в Москве в 1770-1772 годах была последней крупной вспышкой «моровой язвы» в Европе и стала тяжелым испытанием для всей России. В ходе этой болезни, по разным данным, погибли от 50 до 100 тысяч человек. Некоторые исследователи приводят цифру в 200 тысяч погибших. Москва, фактически опустела.

Однако, как это ни парадоксально, именно эта эпидемия дала импульс к развитию многих отраслей российской инфраструктуры. Улучшилась общая санитарная обстановка в Москве, увеличилось число бань, ко всему прочему Екатерина II, на время царствования которой и пришлась вспышка этой болезни, приказала создать в городе водопроводную систему. Строительство последней продолжалось 26 лет.

По самой распространенной версии, чума пришла к нам через Молдавию и Украину, куда в свою очередь попала из Османской империи, с которой Россия тогда вела войну. Через зараженных солдат и трофеи: шелк и шерсть.

В основном болезнь поражала городскую бедноту и рабочих мануфактур. Здесь нужно отметить, что Москва тех лет не отличалась особо благоприятной санитарной обстановкой. Воду люди брали из речек, протекающих через город, системы утилизации мусора не существовало, в городе было множество бродячих животных. Не имелось в Москве и достаточного количества бань и больниц. Все это стало появляться уже потом, в рамках борьбы с заразой.

Первая вспышка болезни произошла в ноябре 1770 года в Московском генеральном госпитале Лефортовской слободы. Тогда погибли 25 из 27 находившихся в больнице людей. Одним из выживших был доктор Афанасий Шафонский, который и диагностировал чуму, он же стал одним из активных борцов с эпидемией.

Следом, в марте 1771 года, на Большом суконном дворе за неделю умерли 130 рабочих. Фабрику закрыли, а выживших рабочих перевели за город. Но эпидемию было уже не остановить.

Характерно, что московская знать, поняв, что в городе началась эпидемия, еще до карантина массово покинула столицу. Москву оставили главнокомандующий Пётр Салтыков, гражданский губернатор Иван Юшков и обер-полицмейстер Николай Бахметев. Фактически главным начальником в городе стал генерал-поручик Петр Еропкин, который и ввел карантин, закрыв Москву для выезда из неё людей.

Москвичи заболевали все сильнее, но к врачам не шли. Простонародье видело во врачах, во-первых, иностранцев, к которым доверия не питало, а во-вторых, людей непонятной специальности, кого-то сродни чародеям. Более того, по городу ходили слухи, что если попасть в больничный карантин, то живым оттуда уже не выйти.

Тем не менее народ нашел иной способ «лечения». Внезапно, люди массово пошли молиться об исцелении к Боголюбской иконе Божией Материи. Икона тогда находилась на Варварских вратах Китай-города.

Однако московский архиепископ того времени Амвросий (Зертис-Каменский) сразу выступил против такого столпотворения, поскольку понимал, что оно только увеличит риск распространения чумы. Сама икона по приказу архиепископа была перенесена в церковь Кира и Иоанна. И это, естественно, не понравилось страждущим. Более того, поползли слухи, что Амвросий присвоил себе пожертвования верующих, которые были собраны в ходе молебнов в Китай-городе, хотя деньги были опечатаны. Все это послужило причинами для начала стихийного восстания.

15 сентября около десяти тысяч человек вооруженных камнями и палками с криками «Богородицу грабят!» ворвались в Кремль и сами разграбили Чудов монастырь. На следующий день бунт набрал еще большие обороты, и восставшие прорвались уже в Донской монастырь, где скрывался архиепископ Амвросий. Толпа стащила его с хоров храма и забила до смерти.

Другая часть толпы штурмовала и уничтожала больницы и карантинные дома, то есть разрушала и без того недостаточно качественную эпидемиологическую инфраструктуру города.

Подавлять восстание пришлось Петру Еропкину. К счастью, в его распоряжении был солдатский корпус численностью 10 тысяч человек. К концу дня 16 сентября правительственные войска отбили Кремль. Но 17 сентября бунтовщики вновь его осадили, а вместе с ним и Еропкина с гарнизоном. Дабы избежать кровопролития генерал-поручик выслал парламентёра, но его закидали камнями «чуть ли не до смерти».

Этот инцидент стал последней каплей, переполнившей чашу терпения. Правительственные войска двинулись в бой, расстреливая восставших картечью и пушками. После трехдневных сражений, унесших жизни около ста человек, восстание было окончательно подавлено. В то же время на помощь Еропкину в борьбе с бунтовщиками и эпидемией уже спешил с войсками Григорий Орлов.

В рамках следствия по делу о восстании в суд были доставлены около 300 человек. Четверо зачинщиков были казнены и, более того, за убийство архиепископа Амвросия преданы анафеме. Еще 200 наиболее активных участников были сечены кнутом и отправлены на каторгу.

Орлов же параллельно с ликвидацией последствий бунта организовал и борьбу с эпидемией так, что уже к декабрю 1771 года она фактически закончилась. За что впоследствии он был награжден, равно как и подавивший восстание Петр Еропкин. Хотя последний просил императрицу его уволить за приказ открыть огонь по мирным гражданам. Кстати, в рамках борьбы с чумой императорским указом было запрещено хоронить людей в черте города, дабы избежать распространения болезни. Были открыты новые кладбища, например, Ваганьковское, которое ныне находится уже в черте Москвы и даже считается «элитным».

Читайте также:

исправить оишбку

cyrillitsa.ru

Чумной бунт в Москве 1771 года кратко

На фото: «Убиение высокопреосвященного Амвросия во время московской чумы», гравюра второй половины XIX века, выполненная по рисунку П. Каверзнева.

В 1771 году в истории Москвы произошли трагические события, известные под названием Чумного бунта.

Как появилась чума в Москве

Вот и еще один русский бунт, «бессмысленный и беспощадный». Чумной бунт в Москве. Место действия — Москва. Время действия — сентябрь 1771 года. Первые вспышки эпидемии чумы были зафиксированы в древней столице еще в ноябре 1770 года — болезнь привезли в Москву раненые офицеры, направлявшиеся на лечение с театра русско-турецкой войны 1768— 1774 годов; к тому времени чума косила ряды русской и турецкой армий, пожалуй, сильнее, чем собственно военные действия.

К сентябрю 1771 года положение в Москве стало катастрофическим — ежедневно погибало до тысячи человек, современник событий свидетельствовал:

«Многие трупы лежали на улицах: люди либо падали мертвыми, либо трупы выбрасывали из домов. У полиции не хватало ни людей, ни транспорта для вывоза больных и умерших...»

«Портрет генерал-фельдмаршала П. С. Салтыкова» (1760) кисти Пьетро Ротари. После Чумного бунта 1771 года Петр Салтыков был отправлен в отставку.

Главнокомандующий Москвы генерал-фельдмаршал П.С. Салтыков (даром что был боевым генералом и героем Семилетней войны), сознавая недостаток сил для наведения порядка, впал в растерянность и покинул город, уехав в свое подмосковное имение .

Причины Чумного бунта в Москве

Тем временем по Москве гуляли слухи, что во Владимир, тоже страдавший от чумы, принесли чудотворную Боголюбскую икону Божией Матери, и после молебна перед ней эпидемия пошла на убыль. Толпы испуганных людей бросились к списку этого образа, пребывавшему на Варварских воротах. Однако архиепископ Московский Амвросий (Зертис-Каменский) заблаговременно, во избежание опасных во время мора скоплений людей, приказал Боголюбскую икону убрать. Это его и погубило.

Возмущенная чернь ворвалась в Чудов монастырь, разграбила его, пытала архимандрита, брата владыки, дознаваясь, куда тот скрылся... Выяснилось, что в Донской монастырь. Там вооруженные бунтовщики и нашли архиепископа, два часа измывались над ним и в конце концов убили, свидетель мобытий писал:

«безчеловечно уранено тело его, переломаны кости, и измождена глава его несказанным образом»

На следующий день в дело вступили армейские части, и бунт был быстро подавлен. Четырех зачинщиков публично повесили, около двух сотен били кнутом и отправили на каторгу.

Следствия Чумного бунта

Следствием Чумного бунта в Москве стало запрещение хоронить покойников при церквах и устройство первых общественных кладбищ. Чуть позже в Москве появился и водопровод.

posmotrim.by

Чумной бунт — Википедия

Чумно́й бунт — восстание в Москве, длившееся с 15 (26) сентября по 17 (28) сентября 1771 года. Было вызвано случившейся во время русско-турецкой войны эпидемией чумы 1770—1772 годов. Одно из самых крупных городских восстаний XVIII века[источник не указан 876 дней].

Русско-турецкая война сопровождалась сильной эпидемией чумы, как в турецкой, так и в русской армиях, а также в причерноморских странах. Оттуда, по-видимому, чума и была занесена в Москву.

В ноябре 1770 года в Лефортовой слободе в Московском генеральном госпитале (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко) умер привезенный из армии офицер, затем заболел и умер лечивший его лекарь-прозектор, а потом один за другим умерли 22 из 27 человек, проживавших в том же здании вблизи госпиталя[1].

Вторым крупным очагом чумы была фабрика в Замоскворечье, известная под названием Большого суконного двора. В начале марта 1771 года на самой фабрике умерло 57 человек, а в разных домах вне фабрики — 43 фабричных работника[2].

Постепенно эпидемия расширялась, охватывая все новые и новые дома и районы Москвы, а смертность от месяца к месяцу возрастала, достигнув тысячи человек в день в августе 1771 года. Гробов стало не хватать, и мертвых начали вывозить в простых, наскоро сколоченных ящиках, а то и просто на телегах, по несколько на каждой в сопровождении мортусов в их мрачных одеяниях и со зловещими крючьями. По Москве под заунывный беспрестанный звон погребальных колоколов тянулась бесконечная вереница таких телег[3].

В Москве царила паника. Один из врачей, боровшихся с эпидемией, Г. Лерхе писал в то время: «Невозможно описать ужасное состояние, в котором находилась Москва. Каждый день на улицах можно было видеть больных и мертвых, которых вывозили. Многие трупы лежали на улицах: люди либо падали мёртвыми, либо трупы выбрасывали из домов. У полиции не хватало ни людей, ни транспорта для вывоза больных и умерших, так что нередко трупы по 3-4 дня лежали в домах»[3].

В этих условиях толпы людей собирались у чудотворной Иконы Боголюбской Богоматери у Варварских ворот Китай-города. Архиепископ Амвросий, понимая, что скопление народа в одном месте способствует распространению заразы, запретил молебны. 15 сентября архиепископ приказал запечатать короб для приношений Боголюбской иконе, а саму икону убрать — во избежание скоплений народа и дальнейшего распространения эпидемии.

В ответ на это по набату толпа восставших разгромила Чудов монастырь в Кремле. На другой день толпа взяла приступом Донской монастырь, убила скрывавшегося в нём архиепископа Амвросия, принялась громить карантинные заставы и дома знати. Генерал-поручику Еропкину пришлось применить силу. После трёхдневных боёв бунт был подавлен. Также на подавление восстания были направлены войска под командованием Г. Г. Орлова. Более 300 участников были отданы под суд, 4 человека повешены: купец И. Дмитриев, дворовые В. Андреев, Ф. Деянов и А. Леонтьев (из них трое — главные виновники убийства Амвросия), 173 — биты кнутом и отправлены на каторгу.

Восстание стало поводом для волнений в окрестностях Москвы.

Язык Спасского набатного колокола (на Набатной башне) был удалён властями, чтобы предотвратить новые выступления. Более 30 лет колокол провисел на башне без языка. В 1803 году он был снят и передан в Арсенал, а в 1821 году — в Оружейную палату.

Правительство было вынуждено принять меры по обеспечению горожан работой и продовольствием, выделив на это немалые по тем временам деньги, а также более энергичные меры по борьбе с чумой. После этого эпидемия пошла на спад, хотя, с высоты сегодняшнего знания, это не обязательно результат принятых мер, а возможно, чума просто прекратилась, взяв «положенное» количество жертв, как и в других эпидемиях того времени[4].

По данным Судакова А. И. (1897), всего эпидемия унесла жизни 56 907 человек[5].

17 ноября 1771 года был издан указ Правительствующего Сената «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбищ», который запретил во всех городах погребения при церквах и потребовал создать новые кладбища за городской чертой. С этой даты ведут свою историю многие известные ныне некрополи в разных городах, бывших в составе Российской империи.

Эпидемия также особенно обострила вопрос о водоснабжении города (вода была привозная, но почти все водовозы либо разбежались, либо умерли), и Екатерина II, следуя наказам москвичей, 28 июня 1779 года подписала указ о строительстве московского водопровода.

  1. ↑ Супотницкие, 2006, с. 228
  2. ↑ Супотницкие, 2006, с. 241
  3. ↑ 3,03,1 Супотницкие, 2006, с. 245
  4. ↑ Супотницкие, 2006, с. 263
  5. ↑ Супотницкие, 2006, с. 264

wp.wiki-wiki.ru

§127 (1) - Чумной бунт 1771 – кратко

Смуты, начавшиеся в центральных и восточных частях России в 70-х годах XVIII ст., отличались большой сложностью и напряженностью. В то время России пришлось начать и вести военные действия в Польше и Турции. Тягости военного времени, конечно, давали себя чувствовать населению, которое усиленно служило и платило подати в течение многих лет, начиная еще с первых походов в Пруссию при императрице Елизавете (с 1757 г.). Одного этого было бы достаточно, чтобы вызвать неудовольствие в низших, податных слоях народа. Но в то же время непрерывно продолжали расти злоупотребления крепостным правом на крестьян со стороны их помещиков (§118). Крестьяне хорошо сознавали, что они не холопы, а государевы подданные, и негодовали на превращение их в «дворовых» холопов, на смешение их с рабами. В начале XVIII в. крестьянин Посошков, современник Петра Великого, составивший несколько замечательных экономических и публицистических сочинений, говорил, что «крестьянам помещики не вековые владельцы», что «прямой их владелец Всероссийский самодержец, а они владеют временно». Этими словами Посошков указывал на давнюю связь между помещичьей службой государству и крестьянской зависимостью от помещиков. Государство для того подчинило крестьян помещикам и заставило работать на них, чтобы помещики могли служить государству с данной им земли (§55). Все крестьянство знало о том, что крестьяне повинны работать на помещика, пока он служит и потому, что он служит. И вот, чем дальше шло время, тем все меньше и легче служили помещики; наконец, с 18 февраля 1762 г. им была дана «вольность» служить или не служить; а между тем, крестьянская зависимость становилась от того не легче, а тяжелее, и крестьяне ставились в одно положение с прежними холопами-рабами. Во многих местах крестьяне начали после манифеста о вольности дворянской открытые возмущения против помещиков и властей, ища улучшения своей участи. По их представлению, раз уничтожена была обязательная служба помещиков с земли, должно было прекратиться и право их на труд крестьян. Как император Петр III, так и императрица Екатерина были вынуждены посылать во многие местности войска, даже с пушками, для усмирения крестьянских волнений. Так понемногу развивалось неудовольствие и брожение в народных массах.

Чумной бунт 1771

Чумной бунт 1771. Художник Э. Лисснер

 

На этой уже горючей почве создался первый случайный повод для открытого возмущения – в страшной эпидемии чумы. В 1771 г. в Москве эта эпидемия приняла чрезвычайные размеры: умирало, говорят, до 1 тыс. человек в день. Все, кто мог, покинули город; присутственные места были закрыты, лавки заперты, прекратились работы. Праздный народ начал волноваться, не исполнял предписаний докторов и властей: не соблюдал предосторожностей, скрывал больных, а умерших хоронил тайно в погребах и садах. Не веря докторам и полиции, суеверные люди восстали даже на церковную власть. Московский архиепископ Амвросий заметил, что народ собирается толпами в Китай-городе, у Варварских ворот, к бывшей там иконе Богоматери, в уверенности, что именно эта икона уврачует от мора. Понимая, что от скучения народа только растет зараза, Амвросий предписал снять икону с городских ворот. За это толпа разбила покои Амвросия в Кремле, убила его самого и начала в Кремле грабеж. Градоначальник сенатор Еропкин пустил в ход оружие для восстановления порядка, причем было убито до ста человек. Несмотря на распорядительность Еропкина, он не мог справиться с эпидемией и волнениями и в этом смысле доносил Екатерине, прося помощи. Тогда Екатерина послала в Москву Гр. Гр. Орлова с особыми полномочиями. Когда к концу 1771 г. мор ослабел, и смертность уменьшилась, Екатерина приписала это именно мерам, принятым Орловым.

 

rushist.com

Чумной бунт. 1771. Императорская Россия

Чумной бунт. 1771

Социальная обстановка в стране в конце 1760-х годов была весьма напряженной. В разных губерниях происходили крестьянские мятежи, участились убийства помещиков. На дорогах хозяйничали разбойничьи шайки. Их составляли не только уголовные преступники, но и беглые крестьяне. Длительным и ожесточенным было так называемое Кижское восстание (1769—1771), которое подняли приписанные к казенным металлургическим заводам государственные крестьяне Карелии, стремившиеся освободиться от тягостного бремени труда на заводских отработках. Но если о Кижском восстании, как и о других мятежах, проходивших в глухой провинции, до столиц долетали только слухи, то Чумной бунт, вспыхнувший в Москве в 1771 году, развернулся на глазах центральных властей. Поводом для мятежа, охватившего старую столицу (как некогда в XVII веке Медный или Соляной бунт), стали санитарные меры властей в связи с приходом в Москву эпидемии чумы. Она распространялась с Юга, шла от театра Русско-турецкой войны и, добравшись до города в сентябре 1771 года, оказалась очень жестокой – люди умирали сотнями и тысячами в день. Жизнь Москвы оказалась парализованной. Лавки, магазины, рынки были закрыты, многие состоятельные жители бежали за город, в провинцию, в свои дальние имения или к родственникам, надеясь переждать у них эпидемию.

Московские власти во главе с главнокомандующим Москвы, фельдмаршалом Петром Салтыковым, оказались беспомощными перед лицом опасности. Они не предприняли никаких действий, которые могли бы остановить волнения. Сам Салтыков покинул Москву и укрылся в подмосковном имении. Брошенные властью на произвол судьбы, толпы москвичей устремились к Варварским воротам, где находилась чудотворная икона Богоматери. В народе стремительно распространялись слухи, что прикосновение к иконе спасет человека от страшной болезни. Чудовищное скопление народа и давка у иконы только способствовали распространению заразы. Тогда московский архиепископ Амвросий приказал увезти икону. Это намерение, а особенно запечатывание ящика для пожертвований у иконы, вызвало вспышку ярости черни. 16 сентября 1771 года, вооружившись чем попало, толпа устремилась в Донской монастырь, где укрылся Амвросий. Толпа всюду разыскивала архиепископа, и он, возможно, избежал бы гибели, если бы край его платья из-за иконостаса не заметил мальчик, вбежавший в церковь вместе с толпой. Амвросия выволокли и начали публичный допрос.

Архиепископ отвечал спокойно и с достоинством, что несколько успокоило толпу. Но тут прибежавший из кабака дворовый Василий Андреев ударил Амвросия колом, и озверевшая толпа разом накинулась и растерзала святителя. Бои мятежников и правительственных войск продолжались на улицах Москвы 3 дня. Все дело решил генерал П. Д. Еропкин, который собрал в кулак все разрозненные воинские команды и нанес мятежникам поражение у стен Кремля. Дело довершил прибывший с гвардейцами из Петербурга граф Г. Г. Орлов. Кроме того, он предпринял решительные санитарные меры по подавлению чумы, а наступившие морозы избавили старую столицу от эпидемии и бунта.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Чумной бунт - это... Что такое Чумной бунт?

Чумной бунт — московское восстание 15 сентября (26 сентября по новому стилю) 1771 года. Одно из самых крупных восстаний XVIII века, вызванное эпидемией чумы, занесённой во время русско-турецкой войны. Оно продолжалось до 17 сентября (28 сентября по новому стилю).

Поводом к восстанию послужила попытка московского архиепископа Амвросия в условиях эпидемии, уносившей до тысячи человек в день[1], воспрепятствовать молящимся и паломникам собираться у чудотворной Иконы Боголюбской Богоматери у Варварских ворот Китай-города. Архиепископ приказал запечатать короб для приношений Боголюбской иконе, а саму икону убрать — во избежание скоплений народа и дальнейшего распространения эпидемии.

В ответ на это по набату толпа восставших разгромила Чудов монастырь в Кремле. На другой день толпа взяла приступом Донской монастырь, убила скрывавшегося в нём архиепископа Амвросия, принялась громить карантинные заставы и дома знати. Генерал-поручику Еропкину пришлось применить силу. После трёхдневных боёв бунт был подавлен. Также на подавление восстания были направлены войска под командованием Г. Г. Орлова. Более 300 участников были отданы под суд, 4 человека повешены: купец И. Дмитриев, дворовые В. Андреев, Ф. Деянов и А. Леонтьев (из них трое - главные виновники убийства Амвросия), 173 — биты кнутом и отправлены на каторгу.

Восстание стало поводом для волнений в окрестностях Москвы.

«Язык» Спасского набатного колокола (на Набатной башне) был удалён властями, чтобы предотвратить новые выступления. Более 30 лет колокол провисел на башне без языка. В 1803 году он был снят и передан в Арсенал, а в 1821 году — в Оружейную палату.

Правительство было вынуждено принять меры по обеспечению горожан работой и продовольствием, выделив на это немалые по тем временам деньги, а также более энергичные меры по борьбе с чумой. После этого эпидемия пошла на спад, хотя с высоты сегодняшнего знания это не обязательно результат принятых мер[1].

Был издан указ Правительствующего Сената «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбищ» от 17 ноября 1771 года, который запретил во всех городах погребения при церквах и потребовал создать новые кладбища за городской чертой. С этой даты ведут свою историю многие известные ныне некрополи в разных городах, бывших в составе Российской империи.

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. Очерки истории чумы: В 2-х кн. М.: Вузовская книга, 2006. ISBN 5-9502-0093-4 (кн. 1)

Ссылки

dic.academic.ru