Краткое содержание романа «ЧТО ДЕЛАТЬ?» краткое изложение «Что делать?» краткий пер. Что делать достоевский


Краткое содержание романа "ЧТО ДЕЛАТЬ?" краткое изложение "Что делать?" краткий пер,

Краткое содержание романа «Что делать?»

11 июля 1856 г. в номере одной из больших петербургских гостиниц находят записку, оставленную странным постояльцем. В записке сказано, что о ее авторе вскоре услышат на Литейном мосту и что подозрений ни на кого иметь не должно; Обстоятельства выясняются очень скоро: ночью на Литейном мосту стреляется какой-то человек. Из воды вылавливают его простреленную фуражку.

В то же самое утро на даче на Каменном острове сидит и шьет молодая дама, напевая бойкую и смелую французскую песенку о рабочих людях, которых освободит знание. Зовут ее Вера Павловна. Служанка приносит ей письмо, прочитав которое Вера Павловна рыдает, закрыв лицо руками. Вошедший молодой человек пытается ее успокоить, но Вера Павловна безутешна. Она отталкивает молодого человека со словами: «Ты в крови! На тебе его кровь! Ты не виноват — я одна…» В письме, полученном Верой Павловной, говорится о том, что пишущий его сходит со сцены, потому что слишком любит «вас обоих»…

Трагической развязке предшествует история жизни Веры Павловны. Детство ее прошло в Петербурге, в многоэтажном доме на Гороховой, между Садовой и Семеновским мостом. Отец ее, Павел Константинович Розальский, — управляющий домом, мать дает деньги под залог. Единственная забота матери, Марьи Алексевны, по отношению к Верочке: поскорее выдать ее замуж за богатого. Недалекая и злая женщина делает для этого все возможное: приглашает к дочери учителя музыки, наряжает ее и даже водит в театр. Вскоре красивую смуглую девушку замечает хозяйский сын, офицер Сторешников, и тут же решает соблазнить ее. Надеясь заставить Сторешникова жениться, Марья Алексеевна требует, чтобы дочь была к нему благосклонна, Верочка же всячески отказывается от этого, понимая истинные намерения ловеласа. Ей удается кое-как обманывать мать, делая вид, что она заманивает ухажера, но долго это продолжаться не может. Положение Верочки в доме становится совершенно невыносимым. Разрешается же оно неожиданным образом.

К Верочкиному брату Феде приглашен учитель, студент-медик выпускного курса Дмитрий Сергеевич Лопухов. Сначала молодые люди относятся друг к другу настороженно, но потом начинают беседовать о книгах, о музыке, о справедливом образе мыслей и вскоре чувствуют расположение друг к другу. Узнав о бедственном положении девушки, Лопухов пытается ей помочь. Он ищет ей место гувернантки, которое дало бы Верочке возможность поселиться отдельно от родителей. Но поиски оказываются безуспешными: никто не хочет брать на себя ответственность за судьбу девушки, если она сбежит из дому. Тогда влюбленный студент находит другой выход: незадолго до окончания курса, чтобы иметь достаточно средств, он оставляет учебу и, занявшись частными уроками и переводом учебника географии, делает Верочке предложение. В это время Верочке снится первый ее сон: она видит себя выпущенной из сырого и темного подвала и беседующей с удивительной красавицей, которая называет себя любовью к людям. Верочка обещает красавице, что всегда будет выпускать из подвалов других девушек, запертых так же, как была заперта она.

Молодые снимают квартиру, и жизнь их идет хорошо. Правда, квартирной хозяйке кажутся странными их отношения: «миленькая» и «миленький» спят в разных комнатах, входят друг к другу только после стука, не показываются друг другу неодетыми и т. п. Верочке с трудом удается объяснить хозяйке, что такими и должны быть отношения между супругами, если они не хотят надоесть друг другу.

Вера Павловна читает книжки, дает частные уроки, ведет хозяйство. Вскоре она затевает собственное предприятие — швейную мастерскую. Девушки работают в мастерской не по найму, а являются ее совладелицами и получают свою долю от дохода, как и Вера Павловна. Они не только трудятся вместе, но вместе проводят свободное время: ездят на пикники, беседуют. Во втором своем сне Вера Павловна видит поле, на котором растут колосья. Она видит на этом поле и грязь — вернее, две грязи: фантастическую и реальную. Реальная грязь — это забота о самом необходимом (такая, которою всегда была обременена мать Веры Павловны), и из нее могут вырасти колосья. Фантастическая грязь — забота о лишнем и ненужном; из нее ничего путного не вырастает.

У супругов Лопуховых часто бывает лучший друг Дмитрия Сергеевича, его бывший однокурсник и духовно близкий ему человек — Александр Матвеевич Кирсанов. Оба они «грудью, без связей, без знакомств, пролагали себе дорогу». Кирсанов — человек волевой, мужественный, способный и на решительный поступок, и на тонкое чувство. Он скрашивает разговорами одиночество Веры Павловны, когда Лопухов бывает занят, возит ее в оперу, которую оба любят. Впрочем, вскоре, не объясняя причин, Кирсанов перестает бывать у своего друга, чем очень обижает и его, и Веру Павловну. Они не знают истинной причины его «охлаждения»: Кирсанов влюблен в жену друга. Он вновь появляется в доме, только когда Лопухов заболевает: Кирсанов — врач, он лечит Лопу-хова и помогает Вере Павловне ухаживать за ним. Вера Павловна находится в полном смятении: она чувствует, что влюблена в друга своего мужа. Ей снится третий сон. В этом сне Вера Павловна с помощью какой-то неведомой женщины читает страницы собственного дневника, в котором сказано, что она испытывает к мужу благодарность, а не то тихое, нежное чувство, потребность которого так в ней велика.

Ситуация, в которую попали трое умных и порядочных «новых людей», кажется неразрешимой. Наконец Лопухов находит выход — выстрел на Литейном мосту. В день, когда получено это известие, к Вере Павловне приходит старый знакомый Кирсанова и Лопухова — Рахметов, «особенный человек». «Высшую натуру» пробудил в нем в свое время Кирсанов, приобщивший студента Рахметова к книгам, «которые нужно читать». Происходя из богатой семьи, Рахметов продал имение, деньги раздал своим стипендиатам и теперь ведет суровый образ жизни: отчасти из-за того, что считает для себя невозможным иметь то, чего не имеет простой человек, отчасти — из желания воспитать свой характер. Так, однажды он решает спать на гвоздях, чтобы испытать свои физические возможности. Он не пьет вина, не прикасается к женщинам. Рахметова часто называют Никитушкой Ломовым — за то, что он ходил по Волге с бурлаками, чтобы приблизиться к народу и приобрести любовь и уважение простых людей. Жизнь Рахметова окутана покровом таинственности явно революционного толка. У него много дел, но все это не его личные дела. Он путешествует по Европе, собираясь вернуться в Россию года через три, когда ему там «нужно» будет быть. Этот «экземпляр очень редкой породы» отличается от просто «честных и добрых людей» тем, что являет собою «двигатель двигателей, соль соли земли».

Рахметов приносит Вере Павловне записку от Лопухова, прочитав которую она делается спокойною и даже веселою. Кроме того, Рахметов объясняет Вере Павловне, что несходство ее характера с характером Лопухова было слишком велико, оттого она и потянулась к Кирсанову. Успокоившись после разговора с Рахметовым, Вера Павловна уезжает в Новгород, где через несколько недель венчается с Кирсановым.

О несходстве характеров Лопухова и Веры Павловны говорится и в письме, которое она вскоре получает из Берлина. Некий студент-медик, якобы хороший знакомый Лопухова, передает Вере Павловне его точные слова о том, что тот стал чувствовать себя лучше, расставшись с нею, ибо имел наклонность к уединению, которое никак невозможно было при жизни с общительной Верой Павловной. Таким образом, любовные дела устраиваются к общему удовольствию. Семейство Кирсановых имеет примерно такой же образ жизни, что прежде семейство Лопуховых. Александр Матвеевич много работает, Вера Павловна кушает сливки, принимает ванны и занимается швейными мастерскими: их теперь у нее две. Точно так же в доме существуют нейтральные и ненейтральные комнаты, и в ненейтральные комнаты супруги могут зайти только после стука. Но Вера Павловна замечает, что Кирсанов не просто предоставляет ей вести тот образ жизни, который ей нравится, и не просто готов подставить ей плечо в трудную минуту, но и живо интересуется ее жизнью. Он понимает ее стремление заниматься каким-нибудь делом, «которого нельзя отложить». С помощью Кирсанова Вера Павловна начинает изучать медицину.

Вскоре ей снится четвертый сон. Природа в этом сне «льет аромат и песню, любовь и негу в грудь». Поэт, чело и мысль которого озарены вдохновением, поет песнь о смысле истории. Перед Верой Павловной проходят картины жизни женщин в разные тысячелетия. Сначала женщина-рабыня повинуется своему господину среди шатров номадов, потом афиняне поклоняются женщине, все-таки не признавая ее равной себе. Потом возникает образ прекрасной дамы, ради которой сражается на турнире рыцарь. Но он любит ее только до тех пор, пока она не становится его женой, то есть рабыней. Затем Вера Павловна видит вместо лица богини собственное лицо. Черты его далеки от совершенства, но оно озарено сиянием любви. Великая женщина, знакомая ей еще по первому сну, объясняет Вере Павловне, в чем смысл женского равноправия и свободы. Эта женщина являет Вере Павловне и картины будущего: граждане Новой России живут в прекрасном доме из чугуна, хрусталя и алюминия. С утра они работают, вечером веселятся, а «кто не наработался вдоволь, тот не приготовил нерв, чтобы чувствовать полноту веселья». Путеводительница объясняет Вере Павловне, что это будущее следует любить, для него следует работать и переносить из него в настоящее все, что можно перенести.

У Кирсановых бывает много молодых людей, единомышленников: «Недавно появился этот тип и быстро распложается». Все это люди порядочные, трудолюбивые, имеющие незыблемые жизненные принципы и обладающие «хладнокровной практичностью». Среди них вскоре появляется семейство Бьюмонт. Екатерина Васильевна Бьюмонт, урожденная Полозова, была одной из самых богатых невест Петербурга. Кирсанов однажды помог ей умным советом: с его помощью Полозова разобралась в том, что человек, в которого она была влюблена, недостоин ее. Потом Екатерина Васильевна выходит замуж за человека, называющего себя агентом английской фирмы Чарльзом Бьюмонтом. Тот прекрасно говорит по-русски, потому что якобы до двадцати лет жил в России. Роман его с Полозовой развивается спокойно: оба они — люди, которые «не бесятся без причины». При встрече Бьюмон-та с Кирсановым становится понятно, что этот человек — Лопухов. Семейства Кирсановых и Бьюмонт чувствуют такую духовную близость, что вскоре поселяются в одном доме, вместе принимают гостей. Екатерина Васильевна тоже устраивает швейную мастерскую, и круг «новых людей» становится таким образом все шире.

referatbooks.ru

уверовать в Бога. Произведения русской литературы

Центральной проблемой романа Достоевского "Преступление и наказание" является объяснение причин преступления Раскольникова. Почему образованный, добрый и совестливый, явно с душой и сердцем молодой человек совершил зверское убийство старухи-процентщицы и ее сестрицы Лизаветы? Причем даже на каторге не испытывает раскаяния в содеянном, хотя и явился с повинной.

Литературоведы-марксисты давали много длинных и замысловатых объяснений этому. Однако ответ, даваемый и этим романом, и всей личностью, и всеми духовными исканиями Достоевского, очень прост. Причину раскольниковского поступка автор видит в том, что бывший студент не верует в Бога. Поэтому и убил. Конечно, столь лаконичной формулировки этого ответа нет в тексте романа, но весь художественный строй этого произведения, считающегося самым совершенным творением Достоевского, многочисленные намеки и раскавыченные цитаты из Священного Писания, скрытые евангельские образы все это утверждает именно эту неожиданно простую и незамысловатую истину. Ведь Бог это не только мифический владыка небесный. Бог обозначает наличие в голове, а главное, в сердце человека непреложного закона любви, добра и красоты. Раскольников, как мы знаем, атеист. В этом смысл фамилии героя: он от бога и божьего мира откололся. Есть и еще один смысл.

Его раскрывает орудие убийства топор, к которому звали Русь в своих прокламациях революционные демократы во главе с Чернышевским, т.е. к кровавому и беспощадному бунту. Его Раскольников не стал дожидаться и совершил свой бунт, орудие для него он выбрал в соответствии с духом времени, с призывами самых передовых тогда политических сил. Раскольников _ студент шестидесятник, из передовых кругов, близких к нигилистам, к "новым людям". Таков и его друг Разумихин, но обоих не во всем устраивают идеи и методы "учебника жизни", оставленного репрессированным Чернышевским _ романа "Что делать?" Каждый из друзей ищет свой путь.

Итак, роковое имя вождя революционеров и его нового революционного завета произнесено. Чернышевский с его романом вот против кого, вернее, против каких идей направлена полемическая сторона "Преступления и наказания". И топор в руках Раскольникова не есть орудие уголовного деяния. Раскольников не уголовный преступник. Кстати, совершенно безосновательно усматривать в '"Преступлении и наказании" черты детективного жанра. Раскольниковский топор орудие социального протеста, идейного и политического бунта. Раскольников герой идеологический, его кровавое деяние имеет идейно-политический смысл.

В таковом качестве убийца и грабитель Раскольников, прежде всего, бескорыстен. Мотивы его преступления непростые, это сразу понимает, впервые его увидев, проницательный Порфирий Петрович. Берясь за топор, Раскольников хотел разрешить множество проблем и мучивших его вопросов. Поэтому ниточкой для его разоблачения Порфирием Петровичем стала написанная Раскольниковым некоторое время назад статья, в которой он изложил часть своей очень стройной и внутренне логичной теории.

В основании теории лежит резкое неприятие окружающего Родиона Романовича социального бытия. Развитие капиталистических отношений четко делило мир на хозяев, сильных и властных, и зависящих от них несчастных жертв эксплуатации и насилия. Картины всего этого Раскольников видит повсеместно и ежеминутно. Как помочь людям, "униженным и оскорбленным" существующим порядком вещей? Разбить этот порядок. Но трудно начать: нет денег, нет средств, чтобы продолжить обучение на юрфаке, сам голодный и дурно одет, родственники в последней крайности, готовы на страшные жертвы. Прежде чем спасать всех бедствующих, нужно спасти себя и самых близких. Нужен первоначальный капитал. И вот Раскольников идет к старухе-процентщице с топором под мышкой.

Но капитал потребен лишь первоначальный. Впереди великие дела по спасению всего страждущего человечества. Поэтому у похода к старухе есть и другая цель: проверить, способен ли ради великой социальной миссии переступить через кровь, сделать черное дело. И тут начинается нравственная арифметика. С одной стороны, старушка Алена Дмитриевна _ гадкое и жалкое существо, сама кровопийца еще та. Раздавить же ее, как вошь, и смыть с себя злодейство будущими благими делами! Тем более, с другой стороны, перед глазами великие примеры людей, которые, подобно Наполеону, свободно распоряжались судьбами и жизнями миллионов ради реализации своих всемирноисторических планов, переступая через кровь и страдания других.

Но проба не удалась, несостоявшегося спасителя человечества замучила совесть после первой же пролитой крови, и он не выдерживает отчужденности от людей, к которой привело его убийство. Почему же не сработала такая стройная и логичная теория? Да потому, что путь к спасению всех несчастных был составлен по законам тех, кто делает их несчастными. Все эти соображения Достоевский облекает в образы людей, окружающих Раскольникова. С одной стороны, около него несчастные: Мармеладов, его жена, их малолетние дети, Соня, мать и сестра Раскольникова. Его душа разрывается от сочувствия и желания помочь им, но ум не может примириться с их покорностью, слабостью, забитостью и раздавленностью обстоятельствами. С другого бока, около Раскольникова хозяева положения и всей жизни: преуспевающий и ничем не стесняющий себя Лужин, агрессивно-напористый в удовлетворении своих порочных желаний Свидригайлов. Два "лагеря" упорно борются за душу и сердце Раскольникова, при этом разрывая сознание героя на две половины.

Лужин вызывает отвращение и ненависть Раскольникова, хотя он признает нечто общее в их жизненном принципе спокойного переступания через преграды, и это обстоятельство еще больше терзает совестливого Раскольникова. Свидригайлов сложнее и глубже прямолинейно-примитивного Лужина, он способен на доброту и самопожертвование, но он явный убийца, и совесть, понимая как внутреннее ощущение различия добра и зла, он давно заменил принципом удовольствия для себя. То есть oбa они _ идейные двойники Раскольникова, но Лужин сниженный, почти комический двойник (эту комичность усиливает его приятель Лебезятников, профанирующий идеи "новых людей" Чернышевского), тогда как глубина натуры Свидригайлова ведет во мрак преисподней, чревата беспредельностью последнего распада.

Окружающие Раскольникова "несчастные", как уже сказано, бесят Раскольникова своей жертвенностью, которую он отвергает. Жертвуют собой Соня и Катерина Иванова ради мармеладовских детей, хотят принести себя в жертву ради благополучия "бесценного Родиньки" мать и сестра героя. И здесь Раскольников проявляет себя не только как добрый и честный человек, но и просто как любящий мужчина, который должен быть сильным. Но вопрос, почему они так слабы и бессильно-покорны, не дает ему покоя. И тогда на первый план среди этих персонажей выходит Соня Мармеладова. Она покорилась судьбе, рада детей пошла на панель, но внутренне она противостоит этому миру, внутренне, как выясняет Раскольников, она не покорилась. Оказывается, сохранить в себе искру человеческого ей помогает вера в Бога, Евангелие. Раскольников понял это не сразу. Он пытается помочь и ей, защитить и ее, но ему постепенно становится ясно, что не он Соне, а Соня поможет ему в ситуации, в которую поставило его совершенное и пока скрываемое убийство. Кстати, именно Соне первой он и сознается в совершенном. Соня же помогает ему сохранить и спасти душу, помогает ему не перейти в лагерь бездушных самодовольных насильников, а остаться среди "погибающих за великое дело любви", как это сделал сын Божий Иисус Христос.

Не очень заметное, но важное обстоятельство: Соня была подругой убитой Раскольниковым Лизаветы. Ее-то за что настиг раскольниковский топор? Сестрицу ее, процентщицу, понятно за что. Это исчерпывающе объяснили безымянные студент и офицер, бильярдный разговор которых случайно подслушал Раскольников. Они все доказали, как дважды два _ четыре. Кстати, именно молодые офицеры и студенты позднее войдут в многочисленные революционные организации экстремистско-террористического толка. И их жертвами станут такие, как Лизавета. Забитая жестоким обращением сестры, почти юродивая, кроткая и покорная Лизавета яснее всего объясняет если не ожесточившемуся Раскольникову, то нам, читателям, что человек не вошь, как трактует Раскольников убитую им процентщицукровопивицу.

И Раскольников делает вывод, что он не старуху убил (характерно это единственное число, потому что подвернувшаяся сюда же Лизавета для Расколышкова _ такой не вмещающийся в сознание кошмар, что даже его холодно-логический и расчетливо-изворотливый ум не в силах будет ее себе "разрешить"), а себя убил, свою душу, человека в себе, т.е. существенно, нравственно ответственное перед собой, своей совестью. Поэтому, совершив злодейство, он бежит от людей, понимая, что стал другим, чуждым им существом. Теория Раскольникова, что ради счастья всего человечества можно допустить "маленькую" бесчеловечность, грешит или страдает большой бесчеловечностью. Арифметические расчеты не могут превратить зло в добро. Раскольников полагал, что цель оправдывает средства, но уже в начале его деятельности в соответствии с этим принципом средства сразу же грубо перечеркнули все его прекраснодушные цели.

Каков же вывод? Как же быть? Что делать? Ответ Достоевского, повторим, прост: уверовать в Бога. Прежде чем кидаться помогать другим, спасать всех _ помоги самому себе, спаси себя, свою душу, сделай себя человеком, утверди в себе закон добра и любви. С христианской точки зрения у Раскольникова один, но главный грех _ гордыня. Своей теорией и ее неудавшейся пробой он поставил себя над людьми, возомнил о себе, что ему закон не писан _ закон человеческий и божеский. Но человеческое и божеское в его душе и сердце оказалось сильнее самых логичных выкладок ума. И это привело Расколышкова к краху как гордого сверхчеловека, супермена, претендующего осчастливить всех. Но в этом же заключается залог его будущего нравственного возрождения. Впрочем, как сказал Достоевский в последних строках "Преступления и наказания", это могло бы составить тему нового романа.

Разные люди живут на Земле. Злые и добрые, жестокие и мягкосердечные, непримиримые и всепрощающие. У каждого — своя мораль, свои жизненные принципы, свои законы, но эти законы чаще всего подчинены законам общества, в котором мы живем. И, в свою очередь, существуют законы общечеловеческие, те, которые мы называем «десятью заповедями». И главная из этих заповедей, на мой взгляд, — не убий!

Жизнь человека... Это самое ценное, что дано ему Богом. Почему самоубийство в христианстве испокон веков считалось великим грехом? Потому что жизнь дарована человеку самим Богом, и покончить с собой — все равно что швырнуть Господу в лицо его драгоценный дар. А лишать жизни другого... «Жизнь твоя висит на волоске, и я могу этот волосок перерезать», — говорит Иешуа Понтий Пилат в романе «Мастер и Маргарита» Булгакова. И слышит в ответ: «Перерезать этот волосок может лишь тот, кто его подвесил». Один человек не может покушаться на жизнь другого — они равны перед Богом. Убийца рано или поздно будет наказан. Так случилось с Раскольниковым, героем романа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание».

Теория его была основана на неравенстве людей, избранности одних и унижении других. Он считал, что люди обыкновенные ("а их большинство ) обязаны жить по общим законам, а люди необыкновенные (идеалом он считал Наполеона) рождены для того, чтобы повелевать, управлять обыкновенными людьми. Такие имеют право на все — они могут навязать свою волю, совершить преступление. Само собой, что себя Раскольников хотел видеть среди последних. Ему хотелось познать славу, власть, богатство, хотелось распоряжаться судьбами. Но он всего лишь бедный студент... И Раскольников решает, что он будет пробираться к своей цели, сметая все препятствия. И совершает убийство, чтобы... попробовать свои силы.

Никогда Раскольников не станет вторым Наполеоном, «великим мира сего». Для этого мало одного желания. Для этого нужна твердость духа, безграничная внутренняя сила, уверенность в себе, безжалостность. Вряд ли Наполеон когда-либо метался в полубезумном состоянии и вопрошал себя: «Смогу ли я? Сумею ли? Вошь я или человек?» Наполеон был сильным, твердым человеком. Раскольников же — слаб. И он осознает это и начинает презирать себя еще больше. И только Соня Мармеладова понимает, как он несчастен. «Нет, нет тебя несчастней никого теперь в целом свете». Соня — необыкновенный человек. Чуткая, добрая, покорная, думающая всегда только о других и считающая каждого человека Божьим сознаньем. Раскольников пытается оправдаться перед ней: «Я ведь только вошь убил, Соня, гадкую, зловредную ...» — «Это человек-то вошь?» — поражается Соня. Но она не обвиняет Раскольникова, мне кажется, она вообще не способна никого обвинить, она жалеет его. Она ни разу не упрекнула его в убийстве — а ведь он убил единственную ее подругу Лизавету. Соня лишь жалеет его. Раскольников достоин жалости. Все его отрицательные эмоции по отношению к людям — презрение, ненависть, равнодушие — все это, словно бумеранг, возвращается к нему самому. Он уже не людей презирает и ненавидит, а самого себя. Он уже не окружающих, а себя считает полным ничтожеством. А это, по-моему, самое страшное для человека...

Соня спасает его. Она его любит, безгранично, преданно любит. «Я куда угодно за тобой пойду», — говорит она и выполняет свое обещание. Если бы она не поехала за ним на каторгу, если бы не была так настойчива — настойчива тихо, скромно, по-своему, он не понял бы, что тоже любит ее. Раскольников сомневался: нужна ли она ему, порой не разговаривал с ней, мучил ее... Но Соня знала, что любит его, и подсознательно чувствовала, что он ее тоже любит. Она готова была всегда находиться рядом с ним: в горе и в радости, в болезни и здравии, в бедности и богатстве.

И в конце концов он понял, что не может без нее жить, что они — одно целое... «Их воскресила любовь: сердце одного заключало бесконечные источники жизни для сердца другого». Соня спасла Раскольникова, но он и сам шел навстречу своему спасению, он был наказан и спасен своей непотерянной человечностью, состраданием, любовью. Раскольников давал Соне свои силы, наполнял душу мужественностью. «Но тут уже начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью. Это могло бы составить тему нового рассказа — но теперешний рассказ наш окончен».

www.school-essays.info

уверовать в Бога. Новые сочинения по русской литературе

Центральной проблемой романа Достоевского "Преступление и наказание" является объяснение причин преступления Раскольникова. Почему образованный, добрый и совестливый, явно с душой и сердцем молодой человек совершил зверское убийство старухи-процентщицы и ее сестрицы Лизаветы? Причем даже на каторге не испытывает раскаяния в содеянном, хотя и явился с повинной.

Литературоведы-марксисты давали много длинных и замысловатых объяснений этому. Однако ответ, даваемый и этим романом, и всей личностью, и всеми духовными исканиями Достоевского, очень прост. Причину раскольниковского поступка автор видит в том, что бывший студент не верует в Бога. Поэтому и убил. Конечно, столь лаконичной формулировки этого ответа нет в тексте романа, но весь художественный строй этого произведения, считающегося самым совершенным творением Достоевского, многочисленные намеки и раскавыченные цитаты из Священного Писания, скрытые евангельские образы все это утверждает именно эту неожиданно простую и незамысловатую истину. Ведь Бог это не только мифический владыка небесный. Бог обозначает наличие в голове, а главное, в сердце человека непреложного закона любви, добра и красоты. Раскольников, как мы знаем, атеист. В этом смысл фамилии героя: он от бога и божьего мира откололся. Есть и еще один смысл.

Его раскрывает орудие убийства топор, к которому звали Русь в своих прокламациях революционные демократы во главе с Чернышевским, т.е. к кровавому и беспощадному бунту. Его Раскольников не стал дожидаться и совершил свой бунт, орудие для него он выбрал в соответствии с духом времени, с призывами самых передовых тогда политических сил. Раскольников _ студент шестидесятник, из передовых кругов, близких к нигилистам, к "новым людям". Таков и его друг Разумихин, но обоих не во всем устраивают идеи и методы "учебника жизни", оставленного репрессированным Чернышевским _ романа "Что делать?" Каждый из друзей ищет свой путь.

Итак, роковое имя вождя революционеров и его нового революционного завета произнесено. Чернышевский с его романом вот против кого, вернее, против каких идей направлена полемическая сторона "Преступления и наказания". И топор в руках Раскольникова не есть орудие уголовного деяния. Раскольников не уголовный преступник. Кстати, совершенно безосновательно усматривать в '"Преступлении и наказании" черты детективного жанра. Раскольниковский топор орудие социального протеста, идейного и политического бунта. Раскольников герой идеологический, его кровавое деяние имеет идейно-политический смысл.

В таковом качестве убийца и грабитель Раскольников, прежде всего, бескорыстен. Мотивы его преступления непростые, это сразу понимает, впервые его увидев, проницательный Порфирий Петрович. Берясь за топор, Раскольников хотел разрешить множество проблем и мучивших его вопросов. Поэтому ниточкой для его разоблачения Порфирием Петровичем стала написанная Раскольниковым некоторое время назад статья, в которой он изложил часть своей очень стройной и внутренне логичной теории.

В основании теории лежит резкое неприятие окружающего Родиона Романовича социального бытия. Развитие капиталистических отношений четко делило мир на хозяев, сильных и властных, и зависящих от них несчастных жертв эксплуатации и насилия. Картины всего этого Раскольников видит повсеместно и ежеминутно. Как помочь людям, "униженным и оскорбленным" существующим порядком вещей? Разбить этот порядок. Но трудно начать: нет денег, нет средств, чтобы продолжить обучение на юрфаке, сам голодный и дурно одет, родственники в последней крайности, готовы на страшные жертвы. Прежде чем спасать всех бедствующих, нужно спасти себя и самых близких. Нужен первоначальный капитал. И вот Раскольников идет к старухе-процентщице с топором под мышкой.

Но капитал потребен лишь первоначальный. Впереди великие дела по спасению всего страждущего человечества. Поэтому у похода к старухе есть и другая цель: проверить, способен ли ради великой социальной миссии переступить через кровь, сделать черное дело. И тут начинается нравственная арифметика. С одной стороны, старушка Алена Дмитриевна _ гадкое и жалкое существо, сама кровопийца еще та. Раздавить же ее, как вошь, и смыть с себя злодейство будущими благими делами! Тем более, с другой стороны, перед глазами великие примеры людей, которые, подобно Наполеону, свободно распоряжались судьбами и жизнями миллионов ради реализации своих всемирноисторических планов, переступая через кровь и страдания других.

Но проба не удалась, несостоявшегося спасителя человечества замучила совесть после первой же пролитой крови, и он не выдерживает отчужденности от людей, к которой привело его убийство. Почему же не сработала такая стройная и логичная теория? Да потому, что путь к спасению всех несчастных был составлен по законам тех, кто делает их несчастными. Все эти соображения Достоевский облекает в образы людей, окружающих Раскольникова. С одной стороны, около него несчастные: Мармеладов, его жена, их малолетние дети, Соня, мать и сестра Раскольникова. Его душа разрывается от сочувствия и желания помочь им, но ум не может примириться с их покорностью, слабостью, забитостью и раздавленностью обстоятельствами. С другого бока, около Раскольникова хозяева положения и всей жизни: преуспевающий и ничем не стесняющий себя Лужин, агрессивно-напористый в удовлетворении своих порочных желаний Свидригайлов. Два "лагеря" упорно борются за душу и сердце Раскольникова, при этом разрывая сознание героя на две половины.

Лужин вызывает отвращение и ненависть Раскольникова, хотя он признает нечто общее в их жизненном принципе спокойного переступания через преграды, и это обстоятельство еще больше терзает совестливого Раскольникова. Свидригайлов сложнее и глубже прямолинейно-примитивного Лужина, он способен на доброту и самопожертвование, но он явный убийца, и совесть, понимая как внутреннее ощущение различия добра и зла, он давно заменил принципом удовольствия для себя. То есть oбa они _ идейные двойники Раскольникова, но Лужин сниженный, почти комический двойник (эту комичность усиливает его приятель Лебезятников, профанирующий идеи "новых людей" Чернышевского), тогда как глубина натуры Свидригайлова ведет во мрак преисподней, чревата беспредельностью последнего распада.

Окружающие Раскольникова "несчастные", как уже сказано, бесят Раскольникова своей жертвенностью, которую он отвергает. Жертвуют собой Соня и Катерина Иванова ради мармеладовских детей, хотят принести себя в жертву ради благополучия "бесценного Родиньки" мать и сестра героя. И здесь Раскольников проявляет себя не только как добрый и честный человек, но и просто как любящий мужчина, который должен быть сильным. Но вопрос, почему они так слабы и бессильно-покорны, не дает ему покоя. И тогда на первый план среди этих персонажей выходит Соня Мармеладова. Она покорилась судьбе, рада детей пошла на панель, но внутренне она противостоит этому миру, внутренне, как выясняет Раскольников, она не покорилась. Оказывается, сохранить в себе искру человеческого ей помогает вера в Бога, Евангелие. Раскольников понял это не сразу. Он пытается помочь и ей, защитить и ее, но ему постепенно становится ясно, что не он Соне, а Соня поможет ему в ситуации, в которую поставило его совершенное и пока скрываемое убийство. Кстати, именно Соне первой он и сознается в совершенном. Соня же помогает ему сохранить и спасти душу, помогает ему не перейти в лагерь бездушных самодовольных насильников, а остаться среди "погибающих за великое дело любви", как это сделал сын Божий Иисус Христос.

Не очень заметное, но важное обстоятельство: Соня была подругой убитой Раскольниковым Лизаветы. Ее-то за что настиг раскольниковский топор? Сестрицу ее, процентщицу, понятно за что. Это исчерпывающе объяснили безымянные студент и офицер, бильярдный разговор которых случайно подслушал Раскольников. Они все доказали, как дважды два _ четыре. Кстати, именно молодые офицеры и студенты позднее войдут в многочисленные революционные организации экстремистско-террористического толка. И их жертвами станут такие, как Лизавета. Забитая жестоким обращением сестры, почти юродивая, кроткая и покорная Лизавета яснее всего объясняет если не ожесточившемуся Раскольникову, то нам, читателям, что человек не вошь, как трактует Раскольников убитую им процентщицукровопивицу.

И Раскольников делает вывод, что он не старуху убил (характерно это единственное число, потому что подвернувшаяся сюда же Лизавета для Расколышкова _ такой не вмещающийся в сознание кошмар, что даже его холодно-логический и расчетливо-изворотливый ум не в силах будет ее себе "разрешить"), а себя убил, свою душу, человека в себе, т.е. существенно, нравственно ответственное перед собой, своей совестью. Поэтому, совершив злодейство, он бежит от людей, понимая, что стал другим, чуждым им существом. Теория Раскольникова, что ради счастья всего человечества можно допустить "маленькую" бесчеловечность, грешит или страдает большой бесчеловечностью. Арифметические расчеты не могут превратить зло в добро. Раскольников полагал, что цель оправдывает средства, но уже в начале его деятельности в соответствии с этим принципом средства сразу же грубо перечеркнули все его прекраснодушные цели.

Каков же вывод? Как же быть? Что делать? Ответ Достоевского, повторим, прост: уверовать в Бога. Прежде чем кидаться помогать другим, спасать всех _ помоги самому себе, спаси себя, свою душу, сделай себя человеком, утверди в себе закон добра и любви. С христианской точки зрения у Раскольникова один, но главный грех _ гордыня. Своей теорией и ее неудавшейся пробой он поставил себя над людьми, возомнил о себе, что ему закон не писан _ закон человеческий и божеский. Но человеческое и божеское в его душе и сердце оказалось сильнее самых логичных выкладок ума. И это привело Расколышкова к краху как гордого сверхчеловека, супермена, претендующего осчастливить всех. Но в этом же заключается залог его будущего нравственного возрождения. Впрочем, как сказал Достоевский в последних строках "Преступления и наказания", это могло бы составить тему нового романа.

Разные люди живут на Земле. Злые и добрые, жестокие и мягкосердечные, непримиримые и всепрощающие. У каждого — своя мораль, свои жизненные принципы, свои законы, но эти законы чаще всего подчинены законам общества, в котором мы живем. И, в свою очередь, существуют законы общечеловеческие, те, которые мы называем «десятью заповедями». И главная из этих заповедей, на мой взгляд, — не убий!

Жизнь человека... Это самое ценное, что дано ему Богом. Почему самоубийство в христианстве испокон веков считалось великим грехом? Потому что жизнь дарована человеку самим Богом, и покончить с собой — все равно что швырнуть Господу в лицо его драгоценный дар. А лишать жизни другого... «Жизнь твоя висит на волоске, и я могу этот волосок перерезать», — говорит Иешуа Понтий Пилат в романе «Мастер и Маргарита» Булгакова. И слышит в ответ: «Перерезать этот волосок может лишь тот, кто его подвесил». Один человек не может покушаться на жизнь другого — они равны перед Богом. Убийца рано или поздно будет наказан. Так случилось с Раскольниковым, героем романа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание».

Теория его была основана на неравенстве людей, избранности одних и унижении других. Он считал, что люди обыкновенные ("а их большинство ) обязаны жить по общим законам, а люди необыкновенные (идеалом он считал Наполеона) рождены для того, чтобы повелевать, управлять обыкновенными людьми. Такие имеют право на все — они могут навязать свою волю, совершить преступление. Само собой, что себя Раскольников хотел видеть среди последних. Ему хотелось познать славу, власть, богатство, хотелось распоряжаться судьбами. Но он всего лишь бедный студент... И Раскольников решает, что он будет пробираться к своей цели, сметая все препятствия. И совершает убийство, чтобы... попробовать свои силы.

Никогда Раскольников не станет вторым Наполеоном, «великим мира сего». Для этого мало одного желания. Для этого нужна твердость духа, безграничная внутренняя сила, уверенность в себе, безжалостность. Вряд ли Наполеон когда-либо метался в полубезумном состоянии и вопрошал себя: «Смогу ли я? Сумею ли? Вошь я или человек?» Наполеон был сильным, твердым человеком. Раскольников же — слаб. И он осознает это и начинает презирать себя еще больше. И только Соня Мармеладова понимает, как он несчастен. «Нет, нет тебя несчастней никого теперь в целом свете». Соня — необыкновенный человек. Чуткая, добрая, покорная, думающая всегда только о других и считающая каждого человека Божьим сознаньем. Раскольников пытается оправдаться перед ней: «Я ведь только вошь убил, Соня, гадкую, зловредную ...» — «Это человек-то вошь?» — поражается Соня. Но она не обвиняет Раскольникова, мне кажется, она вообще не способна никого обвинить, она жалеет его. Она ни разу не упрекнула его в убийстве — а ведь он убил единственную ее подругу Лизавету. Соня лишь жалеет его. Раскольников достоин жалости. Все его отрицательные эмоции по отношению к людям — презрение, ненависть, равнодушие — все это, словно бумеранг, возвращается к нему самому. Он уже не людей презирает и ненавидит, а самого себя. Он уже не окружающих, а себя считает полным ничтожеством. А это, по-моему, самое страшное для человека...

Соня спасает его. Она его любит, безгранично, преданно любит. «Я куда угодно за тобой пойду», — говорит она и выполняет свое обещание. Если бы она не поехала за ним на каторгу, если бы не была так настойчива — настойчива тихо, скромно, по-своему, он не понял бы, что тоже любит ее. Раскольников сомневался: нужна ли она ему, порой не разговаривал с ней, мучил ее... Но Соня знала, что любит его, и подсознательно чувствовала, что он ее тоже любит. Она готова была всегда находиться рядом с ним: в горе и в радости, в болезни и здравии, в бедности и богатстве.

Страницы: 1 2

Больше сочинений по этой теме
Больше рефератов этого автора

www.uznaem-kak.ru

Что написал Достоевский? Произведения Федора Михайловича Достоевского

На вопрос о том, что написал Достоевский, почти каждый школьник назовет роман «Преступление и наказание». Старшеклассники вспомнят, возможно, о книгах «Братья Карамазовы», «Идиот».

что написал достоевский

О том, что написал Достоевский Федор Михайлович не только «великое пятикнижие», известно сегодня, к сожалению, не многим. А ведь в библиографии великого русского писателя есть немало замечательных повестей и рассказов. Пусть и не обладающих столь глубоким философским смыслом, как знаменитые роман.

Самые известные произведения

Что написал Достоевский? Самой знаменитой книгой его является роман «Преступление и наказание». К «великому пятикнижию» также относится «Идиот». Этот роман был написан спустя два года после издания книги о злосчастном убийце Раскольникове. На создание «Бесов» у писателя ушел всего год. Спустя четыре года в свет вышел «Подросток». И, наконец, в 1880 году была опубликована книга «Братья Карамазовы».

что написал достоевский произведения

До создания своих великих романов что написал Достоевский? Произведения, список которых представлен ниже, говорит о том, что о творчестве одного из лучших авторов девятнадцатого столетия современным читателям известно не много. Мало кто из них слышал об этих повестях. И еще меньше – читали их. Но о произведениях малой прозы поговорим позже. Сначала стоит несколько слов сказать о романах, вошедших в так называемое «великое пятикнижие».

что написал достоевский федор михайлович

«Преступление и наказание»

Роман был написан в 1966 году. К тому времени Достоевский успел побывать на каторге, услышать зачитанный, но спустя несколько минут отмененный смертельный приговор. В заключении писатель познакомился с типом людей, о существовании которого он ранее лишь догадывался. Все пережитое отразилось на творчестве. Раскольников – прототип политических заключенных, которых он встречал на каторге.

Достоевский начал писать повесть. Но вышел роман. Как и полагается гениальному писателю, Федор Михайлович сжег несколько не понравившихся ему вариантов. Но в отличие от своего коллеги Гоголя, смог довести начатое до конца. В первом варианте повествование велось от первого лица. В нем не было никакого Мармеладова, и главного героя звали иначе.

что написал достоевский произведения список

В 1966 году главный редактор «Русского вестника» наконец узнал о том, что написал Достоевский. Произведения, созданные писателем прежде, существенно отличались от книги о студенте, зарубившем старуху. Роман был опубликован в литературном журнале в том же году.

«Идиот»

Долгие годы Федора Достоевского не покидала идея. Была она светлой, но сложно осуществимой. Писатель мечтал создать книгу о человеке истинно прекрасном. О том, кто настолько светел душой, что окружающие порою принимают его за идиота. Идею сложно было реализовать. Но Достоевскому удалось. Пребывая за границей, он написал, пожалуй, самую глубокую и сложную свою книгу. Князь Мышкин, к слову сказать, был любимым персонажем писателя.

что написал достоевский произведения

Затем были написаны романы «Бесы», «Подросток». Предсмертная слава писателя достигла апогея после публикации книги «Братья Карамазовы».

Другие романы

Итак, что написал Достоевский помимо вышеперечисленных книг? За двадцать лет до издания «Преступления и наказания» в свет вышел роман, о котором слышали многие. Даже те, кто не является поклонником творчества Достоевского. Эта книга называется «Бедные люди». Произведение представляет собой переписку главных героев – Макара Девушкина и Варвары Новоселовой. Идея романа заключается в сложности существования людей, имеющих низкое социальное и финансовое положение. Впрочем, эта тема затрагивается в большей части романов писателя. Например, в последующей его книге – «Униженные и оскорбленные».

что написал достоевский

Роман «Игрок» Достоевский посвятил психологической зависимости от азартных игр, коей он и сам страдал.

Другие книги

Еще одним произведением, посвященным теме «униженных и оскорбленных», является повесть «Неточка Незванова». В книге идет речь о судьбе девушки из бедной семьи. В начале повести Неточка совсем ребенок. В конце – взрослая девушка. Важную роль в сюжете этого произведения играет ее отчим – человек несчастный и крайне эгоистичный.

что написал достоевский произведения

Стоит также назвать автобиографическую повесть «Записки из мертвого дома». Это произведение основано на впечатлениях от пребывания на каторге. Автор повествует в нем прежде всего не о политических заключенных, а об уголовниках. Каким человек становится, когда свободу и волю его ограничивают? Способен ли он сохранить свою индивидуальность в заключении? На эти вопросы автор и стремится ответить в «Записках из мертвого дома» – книге, изданной в 1960 году.

Что написал Достоевский? Если на этот вопрос следует дать обобщенный ответ, то есть не перечислить произведения писателя, а охарактеризовать в целом его творчество, то, пожалуй, можно сказать, что сложную, философскую прозу. Но не все творения Достоевского таковы. Есть в его библиографии и легкие, юмористические рассказы. Например, «Крокодил», «Скверный анекдот». В последнем идет речь о важном чиновнике, охваченном гуманистическими идеями.

Герой рассказа «Скверный анекдот» решил однажды, что посещение свадьбы одного из его бедных подчиненных станет поступком благородным, красивым. Но на деле вышло иначе. Высокие идеи о равенстве простой люд не понял. Над чиновником лишь посмеялись.

что написал достоевский федор михайлович

Другие произведения Федора Достоевского:

  1. «Двойник».
  2. «Господин Прохарчин».
  3. «Ползунков».
  4. «Хозяйка».
  5. «Слабое сердце».
  6. «Белые ночи».
  7. «Честный вор»,
  8. «Дядюшкин сон».
  9. «Маленький герой».
  10. «Вечный муж».
  11. «Мальчик у Христа на елке».
  12. «Чужая жена и муж под кроватью».

fb.ru

Федор Достоевский - биография, фото, личная жизнь, жена, произведения, смерть

Федор Достоевский: биография

Федор Михайлович Достоевский появился на свет 11 ноября 1821 года в Москве. Его отец Михаил Андреевич происходил из рода шляхтичей Достоевских герба Радван. Он получил медицинское образование и работал в Бородинском пехотном полку, Московском военном госпитале, а также в Мариинской больнице для неимущих. Мать будущего прославленного писателя, Нечаева Мария Федоровна, была дочерью столичного купца.

Родители Федора не были богатыми людьми, однако они неустанно трудились, чтобы обеспечить семью и дать детям хорошее образование. Впоследствии Достоевский не раз признавался, что безмерно благодарен отцу и матери за прекрасное воспитание и образование, которое стоило им тяжелого труда.

Федор Достоевский в детствеФедор Достоевский в детстве

Читать мальчика научила мать, она использовала для этого книгу «104 Священные Истории Ветхого и Нового Завета». Отчасти поэтому в знаменитой книге Достоевского «Братья Карамазовы» персонаж Зосима в одном из диалогов рассказывает, что в детстве научился читать именно по этой книге.

Навыки чтения юный Федор осваивал и на библейской Книге Иова, что также нашло отражение в его последующих произведениях: писатель использовал свои размышления о данной книге при создании известного романа «Подросток». Отец также вносил свою лепту в образование сына, обучая его латыни.

В общей сложности в семье Достоевских родилось семь детей. Так, у Федора был старший брат Михаил, с которым он был особенно близок, и старшая сестра Варвара. Кроме того, у него были младшие братья Андрей и Николай, а также младшие сестры Вера и Александра.

Федор Достоевский в юностиФедор Достоевский в юности

В юности Михаила и Федора обучал на дому Н.И. Драшусов, преподаватель Александровского и Екатерининского училищ. С его помощью старшие сыновья Достоевских изучали французский язык, а сыновья преподавателя, А.Н. Драшусов и В.Н. Драшусов, обучали мальчиков математике и словесности соответственно. В период с 1834 по 1837 годы Федор и Михаил продолжили обучение в столичном пансионе Л.И. Чермака, который тогда был весьма престижным учебным заведением.

В 1837 году случилось ужасное: Мария Федоровна Достоевская скончалась от чахотки. Федору в момент смерти матери было всего 16 лет. Оставшись без жены, Достоевский-старший решил отправить Федора и Михаила в Санкт-Петербург, в пансион К.Ф. Костомарова. Отец хотел, чтобы мальчики впоследствии поступили в Главное инженерное училище. Интересно, что оба старших сына Достоевского на тот момент увлекались литературой и хотели посвятить ей свою жизнь, но отец не воспринимал их увлечение всерьез.

Федор Достоевский на службе

Перечить воле отца мальчики не смели. Федор Михайлович успешно прошел обучение в пансионе, поступил в училище и окончил его, однако все свободное время он посвящал чтению. Шекспир, Гофман, Байрон, Гёте, Шиллер, Расин, Гомер, Лермонтов, Гоголь, Пушкин – произведения всех этих прославленных авторов он глотал взахлеб, вместо того, чтобы увлеченно постигать азы инженерной науки.

В 1838 году Достоевский вместе с приятелями даже организовали в Главном инженерном училище собственный литературный кружок, в который, помимо Федора Михайловича, вошли Григорович, Бекетов, Витковский, Бережецкий. Уже тогда писатель начал создавать свои первые произведения, но все же не решался окончательно встать на путь литератора. Завершив обучение в 1843 году, он даже получил должность инженера-подпоручика в Петербургской инженерной команде, однако продержался на службе недолго. В 1844 году он решил заниматься исключительно литературой и подал в отставку.

Начало творческого пути

Хотя семья и не одобряла решения молодого Федора, он усердно принялся корпеть над начатыми ранее произведениями и развивать идеи новых. 1944 год ознаменовался для начинающего писателя выходом его первой книги – «Бедные люди». Успех произведения превзошел все ожидания автора. Критики и литераторы высоко оценили роман Достоевского, поднятые в книге темы нашли отклик в сердцах у многих читателей. Федора Михайловича приняли в так называемый «кружок Белинского», его начали называть «новым Гоголем».

Книга “Двойник”Книга “Двойник”: первое и современное издание

Успех продлился недолго. Примерно через год Достоевский представил на суд публики книгу «Двойник», однако она оказалась непонятной для большинства почитателей таланта молодого гения. Восторг и восхваление писателя сменились критикой, неудовлетворением, разочарованием и сарказмом. Впоследствии литераторы оценили новаторство этого произведения, его непохожесть на романы тех лет, но в момент выхода книги этого не прочувствовал практически никто.

Вскоре Достоевский поссорился с Тургеневым и был выдворен из «кружка Белинского», а также поссорился с Н.А. Некрасовым, редактором «Современника». Впрочем, публиковать его произведения тут же согласилось издание «Отечественные записки» под редакцией Андрея Краевского.

Федор Достоевский и Иван ТургеневФедор Достоевский и Иван Тургенев

Тем не менее, феноменальная популярность, которую принесла Федору Михайловичу его первая публикация, позволила ему завести ряд интересных и полезных знакомств в литературных кругах Санкт-Петербурга. Многие его новые знакомые отчасти стали прототипами различных персонажей последующих произведений автора.

Арест и каторга

Судьбоносным для писателя стало знакомство с М.В. Петрашевским в 1846 году. Петрашевский устраивал так называемые «пятницы», во время которых обсуждалась отмена крепостного права, свобода книгопечатания, прогрессивные изменения в системе судопроизводства и другие вопросы подобного плана.

Во время встреч, так или иначе связанных с петрашевцами, Достоевский познакомился и с коммунистом Спешневым. Тот в 1848 году организовал тайное общество из 8 человек (включая его самого и Федора Михайловича), которое выступало за переворот в стране и за создание незаконной типографии. На встречах общества Достоевский неоднократно зачитывал «Письмо Белинского Гоголю», которое тогда было запрещено.

Михаил Пет­ра­шевс­кийМихаил Пет­ра­шевс­кий

В том же 1848 году был опубликован роман Федора Михайловича «Белые ночи», но, увы, насладиться заслуженной славой ему не удалось. Те самые связи с радикально настроенной молодежью сыграли против писателя, и 23 апреля 1849 года его арестовали, как и многих других петрашевцев. Достоевский свою вину отрицал, но ему вспомнили и «преступное» письмо Белинского, 13 ноября 1849 года приговорив писателя к смертной казни. До этого он в течение восьми месяцев томился в заключении в Петропавловской крепости.

К счастью для русской литературы, жестокий приговор для Федора Михайловича исполнен не был. 19 ноября генерал-аудиториат счел его не соответствующим вине Достоевского, в связи с чем смертную казнь заменили на восьмилетнюю каторгу. А в конце того же месяца император Николай I еще больше смягчил наказание: писателя сослали на каторгу в Сибирь на четыре года вместо восьми. При этом он был лишен дворянского чина и состояния, а по окончании каторжных работ был произведен в рядовые солдаты.

Федор ДостоевскийФедор Достоевский

Несмотря на все тяготы и лишения, которые предполагал подобный приговор, поступление в солдаты означало полное возвращение Достоевскому его гражданских прав. Это был первый подобный случай в России, поскольку обычно те люди, которых приговаривали к каторжным работам, до конца жизни теряли свои гражданские права, даже если выживали после многих лет заключения и возвращались к свободной жизни. Император Николай I пожалел молодого писателя и не захотел губить его талант.

Годы, которые Федор Михайлович провел на каторге, произвели на него неизгладимое впечатление. Писатель тяжело переживал бесконечные страдания и одиночество. Кроме того, у него ушло немало времени на то, чтобы наладить нормальное общение с другими арестантами: те долго не принимали его из-за дворянского титула.

Федор ДостоевскийФедор Достоевский

В 1856 году новый император Александр II даровал прощение всем петрашевцам, а в 1857 году Достоевский был помилован, то есть получил полную амнистию и был восстановлен в правах на публикацию своих произведений. И если в молодости Федор Михайлович был не определившимся в своей судьбе человеком, пытающимся найти правду и построить систему жизненных принципов, то уже в конце 1850-ых годов он стал зрелой сформировавшейся личностью. Тяжелые годы на каторге сделали из него глубоко религиозного человека, коим он оставался до самой смерти.

Расцвет творчества

В 1860 году писатель опубликовал двухтомное собрание своих сочинений, в которое вошли повести «Село Степанчиково и его обитатели» и «Дядюшкин сон». С ними произошла примерно та же история, что и с «Двойником» - хотя впоследствии произведениям была дана очень высокая оценка, современникам они не пришлись по вкусу. Однако вернуть внимание читателей к повзрослевшему Достоевскому помогла публикация «Записок из Мертвого дома», посвященных жизни каторжников и написанных по большей части во время заключения.

Роман "Записки из мертвого дома"Роман "Записки из мертвого дома"

Для многих жителей страны, которые не сталкивались с этим ужасом самостоятельно, произведение стало чуть ли не шоком. Многие люди были ошеломлены тем, о чем рассказывал автор, особенно с учетом того, что раньше тема каторги для русских писателей была чем-то вроде табу. После этого Герцен начал назвать Достоевского «русским Данте».

Примечательным для писателя стал и 1861 год. В этом году он, в сотрудничестве со своим старшим братом Михаилом, занялся издательством собственного литературно-политического журнала под названием «Время». В 1863 году издание было закрыто, и вместо него братья Достоевские начали печатать другой журнал – под названием «Эпоха».

Братья ДостоевскиеБратья Достоевские

Эти журналы, во-первых, укрепили позиции братьев в литературной среде. А во-вторых – именно на их страницах были опубликованы «Униженные и оскорбленные», «Записки из подполья», «Записки из Мертвого дома», «Скверный анекдот» и многие другие произведения Федора Михайловича. Михаил Достоевский вскоре скончался: он ушел из жизни в 1864 году.

В 1860-ых годах писатель начал ездить за границу, находя в новых местах и знакомых вдохновение для своих новых романов. В том числе, именно в тот период у Достоевского зародилась и начала реализовываться идея произведения «Игрок».

В 1865 году издание журнала «Эпоха», количество подписчиков которого неуклонно сокращалось, пришлось закрыть. Более того: даже после закрытия издания за писателем значилась внушительная сумма долгов. Чтобы как-то выпутаться из тяжелой финансовой ситуации, он заключил крайне невыгодный для себя договор о публикации собрания своих произведений с издателем Стеловским, а вскоре после этого начал писать свой самый известный роман «Преступление и наказание». Философский подход к социальным мотивам получил широкое признание среди читателей, и роман прославил Достоевского еще при жизни.

Евгений Миронов в роли князя МышкинаКнязь Мышкин в исполнении Евгения Миронова

Следующей великой книгой Федора Михайловича стал «Идиот», опубликованный в 1868 году. Идея изобразить прекрасного человека, который пытается осчастливить других персонажей, но не может преодолеть враждебные силы и, в итоге страдает и сам, оказалась легкой для воплощения только на словах. В действительности Достоевский называл «Идиота» одной из самых сложных для написания книгой, хотя князь Мышкин и стал его самым любимым персонажем.

Закончив работу над этим романом, автор решил написать эпопею под названием «Атеизм» или «Житие великого грешника». Реализовать свою задумку ему не удалось, однако некоторые идеи, собранные для эпопеи, легли в основу последующих трех великих книг Достоевского: романа «Бесы», написанного в 1871-1872 годах, произведения «Подросток», завершенного в 1875 году, и романа «Братья Карамазовы», работу над которым Достоевский закончил в 1879-1880 годах.

Федор ДостоевскийФедор Достоевский

Интересно, что «Бесы», в которых писатель изначально предполагал выразить свое неодобрительное отношение к представителям революционных течений в России, постепенно видоизменялись в ходе написания. Изначально автор не собирался сделать Ставрогина, ставшего впоследствии одним из самых известных его персонажей, ключевым героем романа. Но его образ оказался настолько мощным, что Федор Михайлович решил изменить замысел и добавить в политическое произведение настоящую драму и трагедию.

Если в «Бесах», помимо прочего, достаточно широко раскрывалась тема отцов и детей, то в следующем романе – «Подросток» - писатель вывел на первый план вопрос воспитания повзрослевшего ребенка.

Своеобразным результатом творческого пути Федора Михайловича, литературным аналогом подведения итогов, стали «Братья Кармазовы». Многие эпизоды, сюжетные линии, персонажи этого произведения были отчасти основаны на написанных ранее романах писателя, начиная с его первого опубликованного романа «Бедные люди».

Смерть

Достоевский скончался 28 января 1881 года, причина смерти – хронический бронхит, туберкулез легких и эмфизема легких. Смерть настигла писателя на шестидесятом году жизни.

Могила Федора Достоевского

Проститься с писателем пришли толпы почитателей его таланта, но наибольшую известность Федор Михайлович, его вневременные романы и мудрые цитаты получили все же после смерти автора.

Личная жизнь

Первой супругой Достоевского стала Мария Исаева, с которой он познакомился вскоре после возвращения из каторги. В общей сложности брак Федора и Марии продлился порядка семи лет, до скоропостижной кончины супруги писателя в 1864 году.

Федор Достоевский и Мария ИсаеваФедор Достоевский и Мария Исаева

Во время одной из своих первых поездок за границу в начале 1860-ых годов Достоевского очаровала эмансипированная Аполлинария Суслова. Именно с нее была написана Полина в «Игроке», Настастья Филипповна в «Идиоте» и ряд других женских персонажей.

Федор Достоевский и Аполлинария СусловаФедор Достоевский и Аполлинария Суслова

Хотя накануне сорокалетнего юбилея за плечами у писателя были, как минимум, продолжительные отношения с Исаевой и Сусловой, на то время его женщины еще не подарили ему такое счастье, как дети. Этот недостаток восполнила вторая жена писателя - Анна Сниткина. Она стала не только верной супругой, но и прекрасным помощником писателя: взяла на себя хлопоты по изданию романов Достоевского, рационально решала все финансовые вопросы, готовила к изданию свои воспоминания о гениальном муже. Роман «Братья Карамазовы» Федор Михайлович посвятил именно ей.

Анна Григорьевна родила супругу четверых детей: дочерей Софью и Любовь, сыновей Федора и Алексея. Увы, Софья, которая должна была стать первым ребенком супружеской четы, скончалась через несколько месяцев после родов. Из всех детей Федора Михайловича продолжателем его писательского рода стал только сын Федор.

Цитаты Достоевского

  • Никто не сделает первый шаг, потому что каждый думает, что это не взаимно.
  • Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно.
  • Свобода не в том, чтоб не сдерживать себя, а в том, чтоб владеть собой.
  • Писатель, произведения которого не имели успеха, легко становится желчным критиком: так слабое и безвкусное вино может стать превосходным уксусом.
  • Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!
  • Мир спасёт красота.
  • Человек, умеющий обнимать – хороший человек.
  • Не засоряйте свою память обидами, а то там может просто не остаться места для прекрасных мгновений.
  • Если ты направился к цели и станешь дорогою останавливаться, чтобы швырять камни во всякую лающую на тебя собаку, то никогда не дойдешь до цели.
  • Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.
  • Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.
  • Жизнь задыхается без цели.
  • Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.
  • Страданием своим русский народ как бы наслаждается.
  • Счастье не в счастье, а лишь в его достижении.

Фото

24smi.org

Пастырское изучение людей и жизни по произведениям Ф.М. Достоевского

Из книги митрополита Антония (Храповицкого) "Молитва русской души", изданной в серии "Духовное наследие русского зарубежья", выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

Федор Михайлович ДостоевскийФедор Михайлович Достоевский Достоевский раскрывает в своих сочинениях стройное и весьма полное миросозерцание: все разнообразнейшие частности жизни и мысли, нескончаемой вереницей проходящие пред его читателем, проникнуты одной нравственной идеей. В начертании бесчисленных типов из самых разнообразных областей общественного быта — от схимника до социалиста, от младенцев и философов до преклонных старцев, от богомолок до блудниц — Достоевский не пропускает ни одной картины, ни одной, можно сказать, строки, привязанной так или иначе к своей идее. Богатство нравственного содержания автора так обильно, так стремительно спешит оно излиться, что ему мало двенадцати толстых томов и шестидесятилетней трудовой жизни, чтобы успеть высказать миру желаемые слова. Томимый жаждою этой проповеди, он не успевает усовершать свои повести с внешнехудожественной стороны и вместо обычного у других писателей растягивания и пережевывания иногда малосодержательной идейки на сотни страниц разных картинок и типов наш писатель, напротив того, громоздит спешно и сжато идею на идею, психический закон на закон; напряженное внимание читателя не успевает догонять его глаз, и он, поминутно останавливая свое чтение, обращает свой взор снова на перечитанные строки — настолько они содержательны и серьезны. He малопонятность изложения тому причиной, не туманность мысли, а именно преизливающаяся полнота содержания, не знающая себе подобной во всей нашей литературе. Читать Достоевского — это хотя сладостная, но утомительная, тяжелая работа; пятьдесят страниц его повести дают для мысли читателя содержание пятисот страниц повестей прочих писателей, и вдобавок нередко бессонную ночь томительных укоров себе или восторженных надежд и стремлений.

О ЧЕМ ПИСАЛ ДОСТОЕВСКИЙ

…Достоевский-психолог — один и тот же на расстоянии всей своей литературной деятельности. Скажем больше. Он все время писал об одном и том же. О чем же именно? Многие затрудняются ответить на этот вопрос; критики признают, что нет области в науке или жизни, для которой нельзя было бы почерпнуть идей из его творений. Все, даже ожесточенные враги автора, признают его изумительно верный психический анализ, но обобщения его творений я не встречал и потому предлагаю свое собственное.

Та объединяющая все его произведения идея, которую многие тщетно ищут, была не патриотизм, не славянофильство, даже не религия, понимаемая как собрание догматов, эта идея была из жизни внутренней, душевной, личной; она была ее посылкой, не тенденцией, но просто центральной темой его повести, она есть живая, близкая всякому, его собственная действительность. Возрождение — вот о чем писал Достоевский во всех своих повестях: покаяние и возрождение, грехопадение и исправление, а если нет, то ожесточенное самоубийство; только около этих настроений вращается вся жизнь всех его героев, и лишь с этой точки зрения интересуется сам автор различными богословскими и социальными вопросами в последних публицистических произведениях. Да, это — то священное трепетание в человеческом сердце зачатков новой жизни, жизни любви и добродетели, которое так дорого, так усладительно для всякого, что побуждает и самого читателя вместе с героями повестей переживать почти реально волнующие их чувства; эта подготовляющаяся постепенно, но иногда мгновенно восстающая пред сознанием решимость отбросить служение себялюбию и страстям, те мучительные страдания души, коими оно предваряется и сопровождается; этот крест благоразумного разбойника или, напротив, разбойника-хулителя — вот что описывал Достоевский, а читатель уже сам выводит отсюда, если не желает противиться разуму и совести, что между двумя различными крестами непременно должен быть третий, на который один разбойник уповает и спасается, а другой изрыгает хулы и погибает. «Бедные люди», «Подросток», герой «Мертвого дома», герои «Бесов», Раскольников и Соня, супруги Мармеладовы, Нелли и Алеша со своим безобразным отцом, семья Карамазова и их знакомые женщины и девушки, монахи и многочисленные типы детей — вся эта масса людей добрых, злых и колеблющихся, но равно дорогих сердцу автора, разрывающемуся от любви, поставлены им пред вопросом о жизни и разрешают его в том или ином виде, а если уже разрешили, то помогают разрешать другим. Одни, например Неточка Незванова и ее Катя, Поленька Мармеладова, Маленький герой, «Мальчик у Христа на елке», отчасти Нелли, а особенно Коля Красоткин и Илюша с товарищами, разрешают его в детстве; другие, как «Подросток», Наташа в «Униженных и оскорбленных», Раскольников с Соней, Дмитрий Карамазов со Смердяковым, муж «Кроткой», и счастливый соперник «Вечного мужа», и все почти женские типы, наталкиваются на него в молодости или при вступлении в брак; наконец, этот же вопрос застает людей и иногда в преклонные годы, например Макара Девушкина, «Смешного человека», родителя Наташи и его врага-князя, Мармеладовых, Версилова в «Подростке» и Верховенского-отца в «Бесах». Уклониться от этого вопроса никто не может в жизни или, по крайней мере, пред смертью.

Высокое достоинство писателя, изображающего муки и радости духовного возрождения человека, заключается в том именно, что он посредством своего всепроникающего анализа определил и те важнейшие духовные свойства и движения, в условиях которых происходит нравственное возрождение, и те внешние, то есть отвне получаемые, жизненные побуждения, коими человек призывается к самоуглублению. Если свести к общим понятиям все части повестей Достоевского, рассматривающие этот предмет, или, говоря точнее, все повести автора, ибо они все целиком только этот предмет и обследуют, — то мы получим совершенно ясную и в высшей степени убедительную теорию, в которой хотя почти и нет слов: «благодать», «Искупитель», но где эти понятия постоянно требуются самою логикой вещей.

Отсюда ясно, какой живой интерес должны возбуждать труды Достоевского с точки зрения богословия нравственного и особенно богословия пастырского. Почему же пастырского? А именно потому, что Достоевский, не ограничиваясь, как сказано, описанием внутренней жизни возрождаемых, с особенною силою и художественною красотою описывает характер тех людей, которые содействуют возрождению ближних. Настроение его собственного творческого духа при описании жизни есть именно то, которое нужно иметь пастырю, то есть всеобъемлющая любовь к людям, пламенная, страдающая ревность об их обращении к добру и истине, раздирающая скорбь об их упорстве и злобе, и при всем том — светлая надежда на возвращение к добру и к Богу всех отпавших сынов. Эта надежда на всепобеждающую силу христианской истины и христианской любви, подтверждаемая написанными у автора картинами, на которых пред непобедимым оружием Христовым преклоняется самое ожесточенное беззаконие, есть надежда поистине святая, апостольская. Особенно важно то, что надежда эта живет не в уме ребенка или сентиментального баловня жизни, но в душе много пострадавшей, видевшей много греха и много неверия. Мы будем говорить о возрождении по Достоевскому с точки зрения богословия пастырского, а не нравственного, то есть о возрождающем влиянии одной воли на другую, а описания самого субъективного процесса возрождения будем касаться лишь настолько, насколько это окажется нужным для этой первой задачи. Первый вопрос: каков должен быть возрождающий? Второй — кто может содействовать возрождению и насколько? Третий — как переходит уподобление одной или другой?

СЛУЖЕНИЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Посредством каких свойств духа человек становится участником этого наивысшего служения? Ответ на этот вопрос писатель или дает от своего лица, например в «Сне смешного человека», или исповедует от лица своих героев общие побуждения, вызывающие избранника на проповедь возрождения.

Познание истины и сострадающая любовь—вот главнейшие побуждения к проповеди. Писатель как будто видел рай Божий и созерцал в нем возрожденных людей, чистых и блаженных, освободившихся от всех противоречий жизни совершенно, скоро и просто. С этих-то высот общего духовного блаженства взирает он на мир грешный и скорбный и в стремительном порыве любви и слова тщится вознести его к небу: любовь эта и вера так сильны, что все людские насмешки бессильны пред ними: «…Они называют меня сумасшедшим... Но теперь уж я не сержусь, теперь все мне милы, и даже когда они смеются надо мною... Я бы сам смеялся с ними — не то что над собой, а их любя, если б мне не было так грустно, на них глядя. Грустно потому, что они не знают истины, а я знаю истину. Ох как тяжело одному знать истину! Но они этого не поймут, нет, не поймут». Мучительно знание истины, когда любишь людей, не знающих ее, но эта мука, эта греховная тьма мира еще увеличивали любовь к людям.

К последней мысли Достоевский возвращается часто и с особенной силой, противопоставляя при этом наличное греховное состояние мира представляемому невинному состоянию. «“…Несчастная, бедная, но дорогая и вечно любимая и такую же мучительную любовь рождающая к себе в самых неблагодарных даже детях своих, как и наша!..” — вскричал я, сотрясаясь от неудержимой, восторженной любви к той родной прежней земле, которую я покинул» («Сон смешного человека»). «На нашей земле мы истинно можем любить лишь с мучением и только чрез мучение! Мы иначе не умеем любить и не знаем иной любви. Я хочу мучения, чтоб любить. Я хочу, я жажду в сию минуту целовать, обливаясь слезами, лишь одну ту землю, которую я оставил, и не хочу, не принимаю жизни никакой иной!»

«Явились праведники, которые приходили к этим людям со слезами и говорили им об их гордости, о потере меры и гармонии, об утрате ими стыда. Над ними смеялись или побивали их каменьями. Святая кровь лилась на порогах храмов. Зато стали появляться люди, которые начали придумывать: как бы всем вновь так соединиться, чтобы каждому, не переставая, любить себя больше всех, в то же время не мешать никому другому и жить таким образом всем вместе как бы и в согласном обществе. Целые войны поднялись из-за этой идеи. Все воюющие твердо верили в то же время, что наука, премудрость и чувство самосохранения заставят наконец человека соединиться в согласное и разумное общество, а потому пока для ускорения дела “премудрые” старались поскорее истребить всех “непремудрых” и не понимающих их идею, чтобы они не мешали торжеству ее. Но чувство самосохранения стало быстро ослабевать, явились гордецы и сладострастники, которые прямо потребовали всего или ничего. Для приобретения всего прибегалось к злодейству, а если оно не удавалось — к самоубийству. Явились религии с культом небытия и саморазрушения ради вечного успокоения в ничтожестве. Наконец эти люди устали в бессмысленном труде и на их лицах появилось страдание, и эти люди провозгласили, что страдание есть красота, ибо в страдании лишь мысль. Они воспели страдание в песнях своих». Эта любовь, нежная любовь автора к грешной земле, выражается между прочим в том, что он всегда умеет одеть в симпатичный костюм самую прозаическую обстановку самого прозаического города в России, о котором говорит другой поэт:

Свод небес зелено-бледный,Скука, холод и гранит.

Когда Достоевский описывает петербургские грязные дворы, дворников, кухарок, квартирных хозяек, помещения интеллигентного пролетариата и даже падших женщин, то у читателя не только не образуется презрительного отвращения ко всем этим людям, но, напротив, какая-то особенно сострадательная любовь, какая-то надежда на возможность все эти убогие притоны нищеты и порока огласить хвалебными гимнами Христу и именно в этой самой обстановке создать теплую атмосферу нежной любви и радости. Здесь и объяснение тому, что, не закрывая глаз от мрачной действительности, писатель так крепко любит жизнь по светлой надежде на ее возрождение, жизнь именно человека: не лишенный любви к природе, он просто не успевает говорить о природе и картины городского быта предпочитает всяким другим.

«Мрачная это была история, одна из тех мрачных и мучительных историй, которые так часто и неприметно, почти таинственно сбываются под тяжелым петербургским небом, в темных потаенных уголках огромного города, среди взбалмошного кипения жизни, тупого эгоизма, сталкивающихся интересов уличного разврата, сокровенных преступлений, среди всего этого кромешного ада бессмысленной и ненормальной жизни». Определяя так мрачно жизнь, он, однако, потом смотрит на все ее зло как на недоразумение и пишет статью «О том, что все мы хорошие люди». Потому ли «хорошие люди», что их так легко обратить к истине? Нет, обратить их трудно, но сама истина так прекрасна, сама любовь так привлекательна, что как бы ни был тяжел подвиг ее проповедника, но другого подвига, другого содержания для жизни не пожелает тот, кто понял таинство жизни, кто возлюбил детей. Это высокое настроение проповедника автор представляет в данном рассказе плодом мистического озарения, в другом случае оно посещает умирающего от чахотки юношу, наконец, в полноте раскрыто это настроение в беседах старца Зосимы. Избранник неба настолько проникается своим призванием, настолько тесно сливает свою жизнь с делом проповеди и возрождения людей, что все недостатки, все грехи их считает своими собственными, как доказывающие его недостаточную ревность, отсутствие в нем мудрости и святости, и вот почему он считает себя виноватым за всех и во всем, готов даже и считать именно себя первоначальным искусителем и соблазнителем человечества, как герой «Сна смешного человека» готов принять муки за всех, как объясняет старец Зосима. Таков высокий смысл этой часто повторяемой мысли Достоевского относительно общей виновности за всех и во всем, мысли, увы, так грубо не понятой и опошленной некоторыми из многих неудачных его толкователей. Но обобщим сказанное о даре духовного возрождения: этот дар достигается теми, кто: 1) познав внутренним опытом сладость истины и общения с Богом, 2) возлюбил так много жизнь со скорбью и надеждой, что 3) совершенно потерял нить своей личной жизни и, умерши себе, 4) не чрез искусственную проповедь, но чрез исповедь, чрез раскрытие своего сердца и чрез всю свою жизнь призывает братий к покаянию и любви. Таков у Достоевского старец Зосима, таков и ученик его Алеша, в своей столь многосодержательной жизни как бы не имеющий никакой собственной жизни и не знающий сегодня, что он будет делать завтра, но всюду насаждающий вокруг себя мир, раскаяние и любовь: братья, дети и женщины — все смиряется в присутствии его любви, как звери под звуки Орфеевой арфы, и вся его жизнь сливается в чудное единство Христова дела. Таков и Макар Иванович в «Подростке» — старик-странник и в то же время моралист-философ, горячо любящий людей и пекущийся об общем спасении; упоминается о таком человеке (живущем на покое епископе Тихоне) и в романе «Бесы».

СЛУЖИТЕЛИ ВОЗРОЖДЕНИЯ И ЛЮБВИ

Кто эти служители? Мы сейчас видели, что для изображения их приводится тип не только религиозный, но и прямо церковный; оно и понятно не с догматической только, но и с чисто психологической точки зрения: чтобы, живя среди юдоли греха и страдания, знать иную жизнь опытом собственного сердца, нужно знать ее не как только мистическое отвлечение, но как реально действующую и помимо меня существовавшую, а следовательно, непрерывно-историческую силу, то есть надо знать Церковь, которая научает верить в свою неодолимость адовыми вратами, надо жить в Церкви. Но что сказать о тех людях, которые причастны одному из этих свойств призванного проповедника, но не успели доразвиться до полного, гармонического развития остальных?

Ответ — и таким людям отчасти суждено иметь влияние на ближних, хотя далеко не столь полное и не столь широкое. Его не лишены даже те существа, которые, не обладая положительными свойствами избранника, свободны, пo крайней мере, от противоположных им, но присущих всякому естественному человеку пороков, то есть прежде всего гордости и холодной самозамкнутости или, как выражается автор, отъединенности. Таковы прежде всего дети и даже младенцы. Да, дети у Достоевского получают всегда значение непроизвольных миссионеров. Эту мысль Достоевский воспроизводит так часто в различных повестях, что его было бы можно обвинить в повторениях, если б он не умел в каждый, так сказать, вариант этой идеи вложить новую черту, как новый перл в великолепную диадему. Дитя-подкидыш понуждает «подростка» откинуть свою горделивую идею ради сострадания к его беззащитности, дитя смягчило злое, черствое сердце купца-фарисея в рассказе Макара Ивановича («Подросток»). Дитя Нелли примиряет оскорбленного отца с падшею дочерью, дитя Поленька смягчает убийцу Раскольникова и т.д. Наконец, в последние минуты жизни богопротивных самоубийц, когда дух их окончательно восстал против Господа, Промысл ставит пред ними наяву, или даже в горячечном бреду, облики невинных страждущих малюток, которые то на время отторгают их от злобного замысла, то вполне возвращают их к покаянию и жизни. Такова встреча нищего ребенка в «Сне смешного человека», и такая же встреча в бреду самоубийцы Свидригайлова («Преступление и наказание») или новорожденное дитя у Шатова в «Бесах».

Чистота, смирение детей, и особенно при их беззащитности и страдании, пробуждают временную любовь даже в злодеях. Неверующие, как Иван Карамазов, в детских страданиях видят причины к пессимистическому ожесточению, а верующие, напротив, — к примирению и всепрощению, как отец Илюши (в «Братьях Карамазовых»), простивший врага Димитрия ради страданий умирающего малютки, которого он любил больше всего на свете. Сам автор в рассказе «Мальчик у Христа на елке» раскрывает очевидно такую мысль: если здесь страдают даже невинные дети, то, конечно, есть иной, лучший мир. Но какое же практическое значение может иметь для нас указание на детей? Что значат дети для пастырского богословия? Они значат то же, что Христовы слова: «если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф 18, 3). У детей чистота и отсутствие самолюбия, этой причины общей отъединенности, у них нет разницы между жизнью внутренней и внешними проявлениями. He желая сознательно влиять на ближних, они бессознательно достигают большего влияния, чем взрослые, чуждые чистоты и открытости. Отъединенный, погибающий человек ищет среди ближних такого сердца, с которым бы мог сразу сродниться, слиться, которое бы не было ему чужим: таково сердце детей — этих всегдашних космополитов.

Но не имеют ли взрослые тех же свойств — непосредственного смирения, чистоты, открытости и сердечной общедоступности? Все это встречается у людей из народа, и тогда они являются миссионерами еще сильнейшими: сразу становится такой человек близким, родным для каждого и свободно может переливать в него содержание своей души, не опасаясь со стороны научаемого горделивого соперничества, — таков «мужик Морей», Макар Иванович, Лукерья (в «Кроткой») и другие. «Прежде всего привлекало в нем (в Макаре Ивановиче), как я уже и заметил выше, его чрезвычайное чистосердечие и отсутствие малейшего самолюбия; предчувствовалось почти безгрешное сердце. Было “веселие” сердца, а потому — “благообразие”. Словцо “веселие” он очень любил и часто употреблял. Правда, находила иногда на него какая-то как бы болезненная восторженность, какая-то как бы болезненность умиления, — отчасти, полагаю, и оттого, что лихорадка, по-настоящему говоря, не покидала его во все время; но благообразию это не мешало. Были и контрасты: рядом с удивительным простодушием, иногда совершенно не примечавшим иронии (часто к досаде моей), уживалось в нем и какая-то хитрая тонкость, всего чаще — в полемических ошибках. А полемику он любил, но иногда лишь ее употреблял своеобразно: видно было, что он много исходил по России, много переслушал, но, повторяю, больше всего он любил умиление, а потому и все на него наводящее; да и сам любил рассказывать занимательные вещи».

Указывая эту способность представителей народа, мы должны оградить нашего великого писателя от тех обвинений в проповеди невежества и суеверий, которые весьма настойчиво и столь же неискренно бросались в него со стороны литературных врагов. Его учители из народа или из монахов всегда любители науки, и даже наук мирских, и не унижают достоинства последних: Макар Иванович даже телескоп знает. Сам Достоевский вот что говорит в «Дневнике писателя» об образовании и о необходимости распространить его в народе: «Образованность и теперь уже занимает у нас первую ступень в обществе. Все уступает ей; все сословные преимущества, можно сказать, тают в ней... В усиленном, в скорейшем развитии образования — вся наша будущность, вся наша самостоятельность, вся сила, единственный сознательный путь вперед, и, что важнее всего, путь мирный, путь согласия, путь к настоящей силе... Только образованием можем мы завалить и глубокий ров, отделяющий нас теперь от нашей родной почвы. Грамотность и усиленное распространение ее — первый шаг всякого образования». «Подростку»-идеалисту вот что пишет он рукой его воспитателя: «Мысль о поступлении вашем в университет в высшей степени для вас благотворна. Наука и жизнь несомненно раскроют в три-четыре года еще шире горизонты мыслей и стремлений ваших, а если и после университета пожелаете снова обратиться к вашей идее, то ничто не помешает тому». Очевидно, не невежество народа хвалится у Достоевского, а свобода его лучших людей от лживой самозамкнутости и болезненного самолюбия, этих злейших врагов нашего возрождения, увы, не замеченных культурною публикой и культурным воспитанием. Ценя науку и образование, Достоевский велит учиться у народа, но не в смысле полного обособления русской жизни от Европы, а в целях, во-первых, нравственных, а во-вторых, и общекультурных, мировых. Европейская культура, проникнутая мотивом самолюбия, не сближает, но разъединяет, внутренне отчуждает людей и народы. Способность истинного духовного объединения со всеми имеет лишь тот, кто смирен сердцем. А так как смирение в России не есть черта личностей только, но черта народная, то есть внедряемая в индивидуумы народною культурой, выросшей из Православия, из православного аскетизма, то и способность духовного общения имеет весь русский народ. Последняя выразилась в гении Пушкина, умевшего художественно перевоплощаться во все народности, чего не мог делать ни Шекспир, ни Шиллер. В этом содержание знаменитой «Пушкинской речи» Достоевского и вообще его учения о всечеловеческой миссии русского народа. О ней говорить мы не будем, но упомянем для подтверждения той мысли, что социальные и философские взгляды Достоевского вытекают из морально-психологических наблюдений и фактов, а не предшествуют им. Возвратимся к рассмотрению жизни личной. Прежде чем перейти к описанию того, как смирение и любовь могут, по Достоевскому, обращать грешников и насаждать Царство Божие, докончим еще обзор характера его миссионеров: после служителей Церкви, детей и крестьян он призывает к этому делу женщин. Женщина любящая, но и смиренная — великая сила.

Любовь, но лишенная смирения, производит семейную муку и гope, так что чем сильнее эта любовь, не к мужу только, но и к детям, тем больше от нее зла, — если нет в ней смирения. От любви гордой измена и запой мужей, самоубийство женихов и страдания детей: любовь Катерины Ивановны — невесты («Братья Карамазовы») и Катерины Ивановны — матери и жены («Преступление и наказание»), любовь Лизы — дочери и невесты, любовь Грушеньки, «Кроткой», или Нелли («Униженные и оскорбленные»), Кати («Неточка Незванова»), жены Шатова («Бесы») и всех вообще гордых натур есть источник зла и ненужных страданий. Напротив, любовь смиренных и самоуниженных — источник мира и покаяния. Таковы мать Раскольникова и Соня, которую даже арестанты начали обожать, угадав в ней сердце смиренное и сокрушенное, такова мать Наташи («Униженные и оскорбленные») и мать «Подростка», безногая сестра Илюши («Братья Карамазовы»), «Неточка Незванова», мать Алеши Карамазова и многие другие. Они не стремятся с силою настаивать на своем, но любовью, слезами, всепрощением и молитвой почти всегда добиваются покаяния и обращения любимых ими мужей, родителей и детей. На трудном шаге отречения от прежней жизни их любимцы и любимицы вдохновляются примером этого постоянного самоотречения, как бы впитывают в себя силу к самоотречению, а любовь исполненного смирения существа делает самый подвиг прежнего гордеца сладостным.

Пятым миссионером у Достоевского является сам возрожденный в своих страданиях.

«Страдающий плотию перестает грешить», — сказал апостол (1 Пет 4, 1). Все почти случаи обращения и раскаяния героев Достоевского происходят во время или тяжелых утрат, или болезней. Разъяснять ту мысль, что «если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется» (2 Кор 4, 16), мы не будем, ибо она слишком знакома всем читавшим Божественное Писание. Практический отсюда вывод собственно для пастырей тот, что не нужно с ужасом и ропотом смотреть на окружающие страдания, чужие и собственные. Мысль эта вообще примиряет человека с жизнью, успокаивает при виде упорства торжествующей злобы, которая все-таки некогда в страданиях своих даст доступ покаянию, а по слову апостола: «Я насадил, Аполлос поливал, нo возрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий» (1 Кор 3, 6—7).

Продолжение следует...

www.pravoslavie.ru

Анекдоты про Достоевского

Сборник самых смешных анекдотов про Достоевского.Читайте свежие анекдоты, ставьте оценки, делитесь с друзьями в соц сетях.

— Привет, что делаешь? — Достоевского читаю…

— Привет, что делаешь? — Достоевского читаю. — Идиот? — Нет, просто в школе задали.

Сдается мне, живи Достоевский в наши дни, он…

Сдается мне, живи Достоевский в наши дни, он написал бы несколько продолжений к своему роману "Бесы". В частности, глядя на наших чиновников, депутатов и всяких там губернаторов, написал бы Федор Михайлович роман "БалБесы". А глядя на министерство образования с их ЕГЭ — "МракоБесы"…

Судя по тому, что Достоевского изучают дети в…

Судя по тому, что Достоевского изучают дети в школе, а взрослые его почти не читают, его можно назвать великим русским детским писателем.

Был за границей, оставил на стене туалета…

Был за границей, оставил на стене туалета известную надпись из трех букв — пусть все знают, что здесь был представитель нации, давшей миру Толстого и Достоевского!

На уроке литературы: — Для тех, кто еще не…

На уроке литературы: — Для тех, кто еще не знает: — Достоевский Ф. М. — это не радио…

— Вчера перечитывала Антон Палыча Достоевского…

— Вчера перечитывала Антон Палыча Достоевского. — Катерина, хотелось бы вас поправить. — Меня бы сейчас бутылочка пива поправила.

— Ты вообще Достоевского читал? — Читал. — Ну…

— Ты вообще Достоевского читал? — Читал. — Ну вот, а я не читал, и о чем нам с тобой разговаривать, эрудит хренов?

Как много кругом персонажей Достоевского…

Как много кругом персонажей Достоевского: Раскольниковых, Карамазовых, Ставрогиных, но больше всего идиотов.

— Нет, вы представляете: он только первый раз…

— Нет, вы представляете: он только первый раз пришел ко мне и сразу открыто заявил: «Мне от вас нужно водки, переспать и обсудить Достоевского»! — Какой хам! Софа, ну, а шо же вы? — Как интэллегхэнтная женщина, я как услышала о Достоевском, то сразу согласилась и на все остальное!

Не пересекайте океаны ради людей, которые не…

Не пересекайте океаны ради людей, которые не пересекли бы ради вас и лужи. (Ф. М. Достоевский)

— Какая у тебя любимая книга? — Идиот. — Че…

— Какая у тебя любимая книга? — Идиот. — Че идиот-то сразу? — Достоевский "Идиот". — Достоевский гений ваще-то. Дура, блин.

И говорит он мне правдиво: "Мне нужно от вас лишь…

И говорит он мне правдиво: "Мне нужно от вас лишь выпить, переспать и обсудить Достоевского". Я как про Достоевского услышала — подумала что грех не переспать с таким интеллигентным человеком.

Если бы Толстой и Достоевский встретились, то…

Если бы Толстой и Достоевский встретились, то написали бы роман "Война и идиоты"

Ночь. Чернышевский звонит Достоевскому и говорит…

Ночь. Чернышевский звонит Достоевскому и говорит: — Помоги! У меня сегодня первая брачная ночь. ЧТО ДЕЛАТЬ? Той же ночью Достоевский написал роман "ИДИОТ"…

Униженные и оскопленные (Ф. М. Достоевский)…

Униженные и оскопленные (Ф. М. Достоевский)

Все анекдоты вымышлены. Совпадения с реальными людьми или событиями случайны.

anekdotovstreet.com