Референдум в Каталонии окончился: что дальше – конфликт или переговоры? Что дальше каталония


Каталония: что дальше? - ИА REGNUM

Мадрид, 4 октября 2017, 13:39 — REGNUM  Лидер Каталонии Карлес Пучдемон заявил, что регион отвоевал свое право на отделение от Испании после того, как 90% участников незаконного референдума, прошедшего в воскресенье, 1 октября, поддержали его независимость, сообщает 3 октября испанское издание The Local. Мадрид поклялся этого не допустить, и вот какие сценарии дальнейшего развития событий существуют на сегодняшний день.

Объявление независимости. Пучдемон, придя к власти в январе 2016 года, когда просепаратистские партии выиграли большинство в каталонском региональном парламенте, не перестает повторять, что его правительство объявит независимость, если народ проголосует «за».

90% проголосовавших на референдуме высказались «за» независимость при явке 42,3%. Учитывая, что полиция закрыла многие избирательные участки, конфисковала избирательные урны, чтобы предотвратить голосование, а те, кто были против сецессии, попросту остались дома.

Как сообщает The Local, Пучдемон теперь заявляет, что представит результаты голосования в региональном парламенте, который, в свою очередь, имеет право принять вотум о независимости.

Прекращение каталонской автономии. Мадрид мог бы запустить никогда не использованную ранее статью 155 испанской конституции, которая разрешает центральному испанскому правительству взять на себя полномочия регионального, которое действует против национальных интересов государства, чтобы заблокировать объявление независимости.

Если бы Каталония объявила о своей независимости, «государству пришлось бы вмешаться» на основании этой статьи, отмечает профессор конституционного права Университета Севильи Хавьер Перес Ройо.

Если Мадрид действительно применит этот механизм, то, по мнению издания The Local, массовых протестов по всей Каталонии будет не избежать. Испанские политологи предсказывают, что площади будут заполнены людьми, как это было в мае 2011 года, когда испанское движение против жесткой экономии и экономического неравенства Indignados на несколько недель захватило центр Мадрида и других городов. А это уже серьезный вызов для испанского правительства. Беспорядки в Каталонии показали, что центральное правительство не контролирует этот регион.

Вотум недоверия. Консервативная партия премьер-министра Испании Мариано Рахоя и ее союзники, в частности центристская Гражданская партия, которая является ярым противником каталонской независимости, не имеют большинства в парламенте.

Главные оппозиционеры из партии социалистов вместе с крайне левой партией Podemos и несколькими другими региональными партиями, в том числе и из Каталонии, могут объединиться, чтобы выразить существующему правительству вотум недоверия.

Лидеры оппозиции осуждают подход Рахоя к урегулированию каталонского кризиса и не исключают подобного сценария. Однако это должно произойти в ближайшие 48 часов, так как если будет объявлена независимость, партиям ни за что не удастся договориться, считает лидер социалистов Педро Санчес.

Переговоры. После пяти лет «диалога глухих» между Мадридом и Каталонией обе стороны могли бы попытаться возобновить переговоры о достижении компромисса, к примеру, наделения Каталонии специальным статусом внутри Испании, который бы наделил региональное правительство большими полномочиями в отношении налогов и других вопросов.

Пучдемон призывает к международному посредничеству для разрешения спора, не уточняя при этом, что конкретно он от этого ожидает.

Отметим, что на данный момент в испанском обществе сохраняется пессимистический настрой в отношении бескомпромиссного подхода правящей Народной партии. Многие испанские политики отмечают, что сейчас, когда напряжение в отношениях между сторонами настолько обострилось, очень сложно представить, каким образом каждая из них сможет донести до другой свои идеи.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, в воскресенье, 1 октября, в референдуме об отделении Каталонии от Испании приняло участие почти 2,5 млн человек, несмотря на столкновения с полицией и объявление незаконным этого референдума центральными властями Испании. Более 90% проголосовавших высказались за независимость Каталонии.

Читайте ранее в этом сюжете: El País: Каталонский кризис живёт мифами

regnum.ru

Каталония объявила себя республикой: что дальше?

Каталонская национальная ассамблея (парламент региона) проголосовала за отделение от Испании и образование самостоятельной республики: 70 голосов "за", 10 "против", два недействительных. Заседание завершилось исполнением каталонского гимна и призывом к гражданам собраться у здания парламента в центре Барселоны "для защиты республики".

Сенат Испании в свою очередь одобрил применение к Каталонии ст. 155 Конституции, которая лишает властных полномочий региональное руководство: 214 голосов "за", 47 "против", один сенатор воздержался.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой призвал испанцев "сохранять спокойствие" и заверил, что "правовое государство восстановит законность в Каталонии", положив конец кризису. Напомнив, что Мадрид "должен защищать закон", глава испанского правительства запросил у сената полномочия для смещения каталонского лидера Карлеса Пучдемона - ради защиты не "испанского империализма", а самих жителей Каталонии.

Пучдемон, выступая перед парламентом, пообещал, что они вместе будут строить новую, независимую Каталонию, которая тем не менее останется частью Европы. Парламентарии проводили его с трибуны, скандируя слово "Свобода!"

"Для ЕС ничего не меняется. Испания остается единственным нашим собеседником. Надеюсь, испанское правительство сделает выбор в пользу силы аргументов, а не аргумента силы", - написал в своем Twitter председатель Европейского совета Дональд Туск.

СМИ пишут, что прокуратура Испании заранее заготовила иски против Пучдемона и остальной каталонской верхушки - с обвинением в организации восстания (это грозит лишением свободы на срок до 30 лет.

Каталонцы, собравшиеся у здания парламента, под влиянием момента скандируют "Война - значит, война". На одной из улиц города народ остановил рейсовый автобус под номером 155 (номер статьи испанской Конституции). Эксперты выражают надежду на то, чтобы реакция Мадрида и ответные действия Барселоны не вышли за рамки правового поля.

Сейчас самое время вспомнить, как развивались события в тот день, когда власти Каталонии сделали предыдущий решительный шаг в направлении независимости, - референдум по соответствующему вопросу. На англоязычном портале Catalonia Today тогда вышла статья под заголовком "Голосование и насилие" - надеемся, что к нынешнему голосованию он неприменим.

Материал начинался словами "Каталония никогда не забудет 1 октября 2017 года. Жестокость испанской полиции в ее попытках сорвать каталонский референдум о независимости заставила большинство населения выйти на ту тропу, где нет обратной дороги. В политическом заявлении, согласованном с другими выступающими за независимость партиями и группами, каталонский президент Карлос Пучдемон призвал Европу к посредничеству в преодолении кризиса, настаивая на том, что каталонский вопрос не может больше рассматриваться как внутреннее дело страны, а каталонцы "завоевали право иметь независимое государство в виде республики". Последняя фраза является фрагментом вопроса, вынесенного на референдум, который открыл дорогу к официальной декларации о независимости в соответствии с Актом о референдуме, принятым правительством Каталонии. Решение остается за парламентом".

"Результаты референдума говорят о том, что в голосовании приняли участие 2,2 млн граждан, а если бы не репрессии со стороны Испании, то проголосовавших было бы еще больше, - писала Catalonia Today. - Неизвестно, сколько урн для голосования было заблокировано испанскими службами безопасности».

Выступая перед представителями прессы вечером 1 октября, испанский премьер Мариано Рахой сказал, что он сделал то, что должен был сделать, и потребовал от правительства Каталонии сменить политическую позицию и вернуться к "институциональной норме", не уточняя, что это такое. Рахой заявил о своей полной поддержке со стороны Европейского Союза. С другой стороны, партия Podemos четко провозгласила свое неприятие полицейской жестокости и роли правительства страны в углублении кризиса, подчеркивает автор статьи.

Несмотря на большое количество раненых 1 октября - 893 человека - и технические трудности при голосовании, вызванные юридическими и полицейскими препонами, у участков выстроились "бесконечные очереди каталонцев, желающих воспользоваться правом голоса". Многие участки были закрыты для предотвращения актов насилия, в то время как у других участков собрались толпы граждан, идущих на риск во имя того, чтобы защитить бюллетени. Подсчет голосов был медленным и трудным, но он был осуществлен под защитой вышедших на улицы граждан.

"После проведения референдума каталонское правительство обратилось с официальной жалобой на действия испанских силовиков, непропорционально применивших силу. Городской совет Барселоны рассматривает также подачу обращения на возбуждение уголовного дела по фактам нарушения прав человека в результате десятков случаев насильственных действий полиции, препятствующей осуществлению прав граждан на свободу слова, публичных собраний, демонстраций и участия в общественных делах. В малых городах референдум также сопровождался полицейской осадой, а мирные жители и журналисты без разбора подвергались насилию. В мировой прессе появились репортажи о варварских сценах, выпуски CNN выходили под заголовками "Этого не было" и "Позор Европы", - писала Catalonia Today.

После оказания медицинской помощи многие участники референдума возвращались на участки для голосования, чтобы выразить свою волю, чего им не позволили сделать ранее, говорится в статье. На лицах некоторых офицеров каталонского подразделения полиции Mossos d'Esquadra были видны слезы, а пожилых людей пропускали голосовать без очереди, чтобы избавить их от долгого ожидания.

"Перед лицом полицейских репрессий со стороны государства каталонцы проявили беспрецедентную способность к самоорганизации, в одних рядах с ними были пожарные и полицейские Mossos d'Esquadra, выступившие на защиту граждан против Национальной полиции и Гражданской гвардии", - говорится в редакционной статье.

Перевел статью Станислав ВАРЫХАНОВ

Большинство каталонского парламента проголосовало за независимость - Россия 24

www.pravda.ru

Каталония: что дальше?

Бравурные заявления о том, что «Каталония проголосовала за независимость» или «Более 80% населения Каталонии высказались за независимость» не совсем соответствуют действительности.

9 ноября на неофициальный опрос, посвященный независимости региона пришли 2,25 из 6,2 млн избирателей Каталонии. После подсчета 88,44% бюллетеней, и стало известно, что 80,72% проголосовавших — 1 649 239 человека — поддержали независимость Каталонии. Они ответили утвердительно на оба вопроса, внесенные в бюллетени: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала государством?» и в случае утвердительного ответа: «Хотите ли вы, чтобы это государство было независимым?».

Еще 206 599 человек (10,11% проголосовавших) высказались за то, чтобы Каталония стала государством, но против ее независимости. А 4,55% проголосовавших (92 939) выступили против превращения автономной области в государство, ответив «нет» на первый вопрос.

Окончательные итоги станут известны чуть позже, но кардинально уже ни на что не повлияют. И так, в реальности лишь чуть больше четверти от числа избирателей региона  подтвердили, что жаждут независимости.

По мнению Мадрида, да и в самой Каталонии, противники независимости, назвали данный опрос фарсом. Они считают, что противники независимости не пришли на опрос, так как не считали его для себя важным.

Поэтому, власти Испании назвали опрос о независимости Каталонии «бесполезным» и «недемократическим». Министр юстиции Испании Рафаэль Катала в воскресенье назвал опрос в Каталонии «обманом населения» и подчеркнул, что Мадрид считает его «ненужным», «не имеющим никаких юридических последствий» и «вносящим раскол в каталонское общество».

Впрочем, и власти Каталонии не скрывали, что результаты опроса не будут иметь прямого юридического значения, а это значит, что многие каталонцы, поддерживающие независимость, могли так же предпочесть свои воскресные дела участию в голосовании.

Как бы то ни было, но запретив проводить в Каталонии референдум о независимости этой автономной области, власти Испании не смогли помешать проведению опроса на ту же тему. И вместо того, чтобы поставить цивилизованную точку в вопросе с каталонским сепаратизмом, Мадрид оставил многоточие, лишь усилив позиции сторонников независимости.

Председатель правительства Каталонии Артур Мас заявил после обнародования первых результатов поздно вечером в воскресенье, что проведенный опрос показал, что каталонцы хотят сами решать свою судьбу. «Мы заслужили право на референдум. Каталония в очередной раз продемонстрировала, что она хочет самостоятельности. Я прошу людей во всем мире, я прошу средства массовой информации, и я также прошу демократические правительства других стран помочь жителям Каталонии самим выбрать свое политическое будущее», - заявил Мас. Он призвал правительство Испании «провести окончательный референдум о суверенитете Каталонии, как это было сделано в Шотландии, а ранее в Квебеке».

В самом Мадриде политики уже раскололись на два лагеря. Так генеральный секретарь Испанской социалистической рабочей партии (PSOE) Пдеро Санчес призвал главу правительства Испании Мариано Рахоя инициировать конституционную реформу в ответ на прошедший в Каталонии опрос о независимости региона.

Сам Санчес не хочет выхода Каталонии из состава Испании, и выступает за «многогранную Испанию». Тем не менее, он заявлял, что готов сделать все, чтобы жители Каталонии проголосовали за свое будущее, однако это должно пройти на законном референдуме. И теперь, по его мнению, нужна реформа Конституции страны, чтобы она предоставила каталонцам право на референдум, которого у них сейчас нет. Причем, теперь социалисты намерены бороться за конституционную реформу даже против желания правительства Рахоя.

Ну, а власти Испании пока решили задействовать репрессивный аппарат. Прокуратура при Верховном суде Каталонии заявила, что начинает расследование по факту использования государственных общественных площадей для проведения «частного мероприятия». Затем Национальная полиция по поручению прокуратуры составила списки не только организаторов, но и активистов — волонтёров, из которых состоят «неофициальные избирательные комиссии». А партия УПиД потребовала от прокуратуры вообще «остановить это безобразие».

В течении всего дня голосования «происпанские» партии и десятки физических лиц буквально забросали правоохранительные органы жалобами на референдум и даже требованием уголовного преследования тех, кто в нём участвовал. Однако в Барселоне судьи постановили, что жители, пришедшие голосовать, не несут никакой уголовной ответственности, поскольку голосование является «свободным выражением чувств и мнений».

Голосование 9 ноября стало своеобразной точкой невозврата для Испании. Пока ни Рахой, ни Мас не хотят решения данного вопроса любой ценой. Пример Шотландии для них лучше примера Украины. Но если центральные власти страны не начнут договариваться, то она полностью выйдет из-под контроля. И здесь у испанцев есть свой отрицательный пример – баскские националисты, договориться о перемирии, с которыми получилось совсем недавно, а война с ними унесла десятки жизней.

В Каталонии также очень сильны позиции националистов. Хотя до недавнего времени за независимость выступало меньшинство жителей Каталонии, однако затянувшийся и весьма болезненный экономический кризис в Испании привел к резкому увеличению числа сторонников отделения.

Борьба с двумя, а то и тремя националистическими силами может развалить страну.

А ведь уже и депутат галисийского Националистического братства Anova (Anova-Irmandade Nacionalista) Антон Санчес, что  заявил, что опрос о независимости Каталонии, как и референдум в Шотландии, имеют большой политический вес и создают прецеденты для других народов в Испании и в мире, например, для испанских регионов Галисии или Страны Басков. «Ситуация в Галисии очень отличается от ситуации в Каталонии, но совершенно очевидно, что такой опрос о независимости создает прецедент, открывая новые возможности как для галисийцев, так и для басков», — сказал он.

Стоит подумать и о возможности серьезного кризиса в самом центре Евросоюза, которому хватает проблем с Украиной, и возникших из-за этого неурядиц в Центральной и Восточной Европе.

Проблема лишь в том, что Мадрид не готов пока даже думать об организации грамотного «бракоразводного процесса» с Каталонией в шотландском стиле. И чем дольше центральное правительство Испании будет затягивать решение вопроса, тем кардинальнее его могут захотеть решить в Барселоне.

www.leader-news.ru

Каталония – не только испанская проблема

По итогам референдума за отделение Каталонии от Испании проголосовали 90,09% избирателей, против высказались 7,87% каталонцев

Колумнист Sputnik Беларусь Ростислав Ищенко рассуждает об итогах референдума по независимости Каталонии и путях разрешения конфликта.

Самой горячей европейской новостью остается подведение итогов референдума о независимости Каталонии. Экспертное сообщество говорит о различных вариантах развития событий: от мирных сценариев, где все проблемы будут решаться за столом переговоров, до попыток силового урегулирования конфликта.

Сами себе создали трудности

Если испанское правительство хотело создать себе проблемы с каталонским сепаратизмом, оно не могло поступать последовательней, чем действовало в сложившейся ситуации. Потому что по большому счету правительство само раздуло этот референдум и само получило результат 90%.

Путь переговоров с каталонским правительством и его председателем Карлесом Пучдемоном мог бы быть куда продуктивнее.

Допустим, референдум высказался за независимость. Но как жить дальше? Возникают вопросы. Как будем разводиться? И будем ли разводиться вообще? Или, может быть, будем создавать новое государство на основании сложившихся реалий? А может, жители вообще не проголосуют за независимость. Тогда, наверное, в ближайшие 10-15 лет проводить второй референдум уже нецелесообразно. Но вместо этого началось силовое давление.

И вот тут вступает в действие закон элементарный и действенный — почти как из школьного учебника физики. Любое силовое действие в политике вызывает равную по силе и противоположно направленную силу противодействия.

Пусть льется кровь?

Как же будут развиваться события? Полагаю, силовое противостояние — будет. Пока нельзя сказать, насколько радикальным и серьезным оно будет. Потому что бить дубинками и сажать в тюрьмы — это силовое противостояние, но и стрелять — тоже силовое противостояние. Пока что они находятся на стадии дубинок и тюрем. Если Мадрид не найдет пути перевода всей этой ситуации в переговорную плоскость (пусть с помощью Евросоюза, как угодно), дело дойдет до стрельбы.

Надо понимать и то, что Каталония отнюдь не находится в безвоздушном пространстве. Если Каталония отделится от Испании, в любом случае ей будет необходимо либо вступать в Евросоюз, либо каким-то образом выстраивать с ним отношения. Но можно точно сказать, что они не переориентируют все свои торговые потоки на Австралию или Новую Зеландию.

Очевидно, что надо будет собирать большую конференцию с участием Евросоюза (в качестве посредника) и вести переговоры. Как они будут себя вести — мне сложно сказать, потому что сейчас испанское правительство ведет себя, конечно, несколько лучше, чем генерал Франко, но в принципе в том же стиле. Если будет продолжаться так же — начнется стрельба.

Если линия на эскалацию противостояния будет продолжена, то независимо от того, хотят ли этого в Барселоне или в Мадриде, — рано или поздно ситуация обострится до предела. Всегда найдется каталонец, который возьмет охотничье ружье и начнет стрелять в гражданскую гвардию. Или найдется гвардеец, которому покажется, что ситуация слишком критична и угрожает его жизни. Он достанет оружие и начнет отстреливаться. А потом это все уже трудно будет остановить.

Подлинная проблема сейчас заключается в том, как остановить противостояние и перевести его в рамки переговорного процесса, сохранив таким образом хотя бы условную целостность Испании.

В Европейском союзе аналогичных ситуаций (когда есть проблема с местными сепаратизмами и автономизмами) свыше сотни. Достаточно одного толчка, и все это начнет сыпаться. Поэтому сейчас это уже проблема — не только испанская. Это проблема — европейская. Каким образом ситуацию стабилизировать, ввести ее в нормальный переговорный процесс и не допустить создания прецедента полусилового отделения? Каталония не признает, по сути дела, решения испанского правительства. А испанское правительство не признает решения каталонских парламентариев. А мы знаем, что бывает, когда стороны конфликта не желают вести переговоры. Киев тоже не хочет разговаривать с Донецком.

России не выгодно

Какова будет в этой ситуации позиция Российской Федерации: станет ли она поддерживать каталонских "борцов за независимость", может ли зайти речь о признании РФ каталонской независимости? Этот вопрос сегодня волнует многих. Но признавать пока что некого. Только что прошел референдум. А Россия придерживается принципа территориальной целостности.

Даже Абхазию и Южную Осетию Россия признала только после того, как произошла вооруженная агрессия Грузии. А до этого республики двадцать лет были непризнанными государствами. Я думаю, что Россия и дальше будет придерживаться такой же линии. Тем более что на сегодняшний день Каталония — не российская проблема. Это проблема Европейского союза.

Собственно, России нет особого резона приветствовать независимость Каталонии.

Россия — сама по себе федеративное государство, на территории которого проживает большое количество народов. Многие из этих народов имеют свои автономии. Некоторые из них стремились к независимости, даже воевали за нее. Поэтому для России прецедент такого рода тоже совершенно нежелателен. Потому что неминуемо возникнет вопрос: почему им можно, а нам нельзя.

Нынешняя стабильность в межнациональных отношениях, по мнению экспертов, материя весьма обманчивая.

В Советском Союзе тоже все было хорошо до определенного момента. Поэтому, с моей точки зрения, Россия тоже будет прилагать усилия к сохранению территориальной целостности Испании. Но сейчас Россия — скорее, наблюдатель, который примет свершившийся факт.

ru.sputnik-tj.com

что будет дальше, какой выйдет из кризиса Испания и с чем в итоге останется Европа. Новости. Первый канал

Парламент Каталонии объявил о независимости этой испанской провинции. Из 135 членов парламента за независимость проголосовали 70. Премьер-министр Испании Рахой фактически отстранил от власти правительство Каталонии. Сенат Испании действия Рахоя одобрил. Автономия Каталонии в составе Испании будет ограничена. Власти Испании и власти Каталонии пошли лоб в лоб. Компромиссы отвергнуты.

Разговор и с простыми людьми, сторонниками независимости, тоже почти невозможен. Они отвергают рациональные аргументы в пользу единства. Например, уже не замечают таких «мелочей», как срочный вывод крупными компаниями и банками своих штаб-квартир из Барселоны. А ведь это значит, что они теперь не будут платить налоги в Каталонии. Сторонники отделения и представить себе не могут, что с обретением независимости их жизнь, их благосостояние не улучшится, а наоборот — ухудшится. Теперь все будет хорошо, уверены они.

Премьер-министр Испании Рахой прямолинеен. Он — законник, бюрократ. Он опирается на Конституцию и законы. Теоретически это, конечно, правильно. Но в той, почти революционной ситуации, что сложилась в Каталонии, надо искать политические решения. В рамках закона, но — политические. Надо искать компромиссы. Надо работать с политическими силами Каталонии, с населением взаимодействовать. А не тупо указывать на статьи законов. Рахой — не лидер.

Примерно так же ведут себя в Брюсселе — в столице Евросоюза. Начальники Евросоюза боятся вмешиваться в ситуацию, прячутся в свои брюссельские норы. Президент Евросовета Дональд Туск так прокомментировал решение парламента Каталонии:

«Для Евросоюза ничего не меняется. Испания остается единственным нашим собеседником. Надеюсь, испанское правительство сделает выбор в пользу силы аргументов, а не аргумента силы».

Как ничего не меняется? Да все уже изменилось. Кризис в разгаре. Иди и помоги решить проблему. Организуй переговоры, помоги найти компромисс. Не допусти столкновений… А для них, оказывается, ничего не изменилось. В Брюсселе бюрократы еще похлеще, чем в Мадриде. Так серьезные проблемы не решаются.

На следующее утро после гуляний в честь независимости Каталонии, как бывает после шумного праздника, настроения уже не те. Сотни вопросов, на которые ни у кого нет ответов. Пенсионер Хосе и безработный строитель Абильо за чашкой кофе и бокалом пива размышляют, какое будущее их ждет.

«Каталония не знает, куда катится, и это самое страшное, что может быть; полная неизвестность, перед нами разыгрывают дешевую политику, одни указы противоречат другим!» — переживает пенсионер Хосе Гарсиа.

А ведь буквально накануне сторонники независимости Каталонии плакали от радости, узнав результат голосования в местном парламенте. Большинство каталонских депутатов — за отделение от Испании.

«Сегодня наш законно избранный парламент принял решение, которого многие ждали и за которое боролись. Граждане Каталонии, мы должны сохранять спокойствие, цивилизованность и достоинство, как всегда делали, и как всегда будем делать», — заявил лидер Каталонии Карлес Пучдемон.

В ответ на провозглашение независимости официальный Мадрид заявил о введении в действие 155-й статьи Конституции. Она ограничивает автономию Каталонии, управлять которой теперь намерены из Мадрида.

«Решение, принятое сегодня парламентом Каталонии, противозаконно и преступно. Испания — серьезная страна, и мы не потерпим нападок на нашу Конституцию и на наши законы, которые за 40 лет сделали нашу страну одной из самых демократических в мире», — сказал председатель правительства Испании Мариано Рахой.

Однако все это пока только слова. Назначенная управлять Каталонией до выборов 21 декабря Сорайя Саэнс де Сантамария, вице-премьер испанского правительства, не может сесть в это кресло — оно попросту занято!

Символ двоевластия в Каталонии — здание местного правительства, Женералитат. Здесь еще не сняли испанский флаг, но официальному Мадриду уже не подчиняются. В отставку, как того требовала Испания, не ушли ни правительство, ни его глава Карлес Пучдемон. Барселонская пресса, поддерживающая независимость, теперь называет его главой временного правительства Республики Каталония.

Впрочем, за сепаратизм Пучдемону и его коллегам может грозить до 30 лет лишения свободы — Конституционный суд уже начал уголовное производство.

В случае отделения Каталонии Мадриду, мягко говоря, есть что терять. Регион — мотор испанской экономики. Приносит в казну одну пятую всех доходов, опережая даже Мадрид. Объем ВВП Каталонии в прошлом году составил 224 миллиарда евро. Это сравнимо с показателями, например, Дании или Финляндии. С такими данными Каталония, как независимое государство, может занять 60-ю строчку в списке богатейших стран.

Мадрид рискует потерять сотни километров береговой линии с огромным туристическим потенциалом. В Барселоне находятся вторые по значимости в стране аэропорт и морской порт, обеспечивающие огромные пассажиро- и грузоперевозки. Также Испания может лишиться двух атомных станций, которые производят 40% электроэнергии в стране. В Каталонии сразу несколько автомобильных заводов и множество текстильных предприятий.

Правда, отделение от Испании, по мнению экспертов, невыгодно не только Мадриду, но и Барселоне. Большая часть экспорта Каталонии приходится как раз на Евросоюз, а провозглашение независимости — это автоматический выход из Еврозоны и потеря экономических преференций.

Hasta la vista! С Каталонией уже попрощались более полутора тысяч компаний — их руководители в кризис решили поменять свои юридические адреса и переехать в другие, более стабильные регионы. По данным Объединения регистраторов Испании, после референдума каждый час от каталонской прописки отказываются четыре компании. Переезжают крупные банки, энергетические, строительные корпорации. Ничего личного — просто бизнес, объясняет директор каталонского агентства недвижимости. По статистике, именно обеспеченная часть населения, коммерсанты, против независимости.

«Каталония впадет в очень глубокий экономический кризис. Естественно, это повлечет за собой обвал цен на жилье. Во-первых, за счет того, что люди станут неспособны платить ипотеку, жилье будет освобождаться и цены падать. Во-вторых, как следствие, отсутствие интереса иностранцев к недвижимости в проблемных странах», — анализирует директор агентства недвижимости Манель Регадер.

«Да здравствует Испания, мы — испанцы!» — скандирует многотысячная толпа. Противники независимости приехали в Барселону из разных городов Каталонии. Люди требуют, чтобы их голоса тоже были услышаны.

На референдум, который официальный Мадрид объявил вне закона, они не ходили и напоминают — половина имеющих право голоса каталонцев 1 октября в голосовании не участвовала.

«Я, как и многие каталонцы, уверен: Рахой должен был разрешить этот референдум. Если бы все было законно, не было бы никаких проблем, и результат был бы другой. Против независимости проголосовали бы 70% каталонцев», — говорит участник акции.

Многие противники и сторонники независимости едины только в одном: в каталонском кризисе виновно правительство Рахоя. До прихода нынешнего премьер-министра к власти шесть лет назад лишь 15% каталонцев хотели независимости от Испании. Тогда это была процветающая страна, а сегодня она оказалась на грани распада из-за крайне слабой политики центральной власти.

Безработица в Испании составляет 18%, и это один из самых плохих показателей во всем Евросоюзе — хуже только в Греции. Зарплаты в стране практически не растут — 0,2% за последние пять лет, с учетом инфляции это означает падение покупательской способности испанцев почти на 3%. И все на фоне громких коррупционных скандалов в правящей Народной партии, которую обвиняют в том, что она на протяжении 18 лет вела двойную бухгалтерию и получала взятки от бизнеса. В суд вызывали даже Мариано Рахоя. Действующий премьер-министр впервые за всю историю давал показания по уголовному делу.

Рахой — один из самых непопулярных испанских премьеров — свой второй мандат получил с большим трудом. На парламентских выборах в 2015 году его партия не смогла набрать необходимого большинства, и после пяти месяцев переговоров с оппозицией ему все-таки удалось сформировать кабинет министров, который, впрочем, во многом бессилен, ведь имеет наименьшую парламентскую поддержку за все время существования Испанского королевства.

«Испанцы критически недовольны тем, что происходит сегодня внутри Испанского королевства. А вот референдум, стремление об отделении Каталонии — это всего лишь следствие того внутриполитического кризиса, который сегодня, собственно, в Испании имеет место», — поясняет политолог Алексей Мартынов.

При этом в случае Каталонии Мариано Рахой, кажется, сделал все, чтобы усилить протестные настроения. Ведь именно он еще семь лет назад был инициатором отмены существовавших привилегий автономии — каталонцы потеряли возможность сохранять у себя большую часть налогов, а также право называться нацией. Сегодняшние действия испанского премьера по урегулированию кризиса, а точнее, отказ в каком-либо диалоге с Барселоной критикует даже обычно сдержанная по отношению к европейским лидерам западная пресса.

«Если бы в ЕС составляли хит-парад политических кризисов, Испания заняла бы первую строчку, — пишет немецкая газета Die Welt. — И у Мариано Рахоя были бы блестящие шансы выиграть конкурс на звание худшего кризисного менеджера 2017 года. Разве что он поделил бы приз со своим визави Карлесом Пучдемоном».

«Бездарный и неадекватный ответ Мадрида на стремление Каталонии к независимости лишь подогрел ситуацию, не погасил огонь, — констатирует британская Guardian. — События ни в коем случае не должны были заходить так далеко. Ущерб экономике уже очевиден; но столь же очевиден и в долгосрочной перспективе с трудом восполним ущерб социальной ткани Испании вообще и Каталонии в частности. Эмоции накалены, и кризис лишь усугубляется. Сколько еще будет разрушено, прежде чем удастся потушить пожар?»

Еще одной причиной неудачи Рахоя эксперты называют слепое следование политике Брюсселя. Отделение Каталонии не что иное как переданная Испании эстафета от Великобритании.

«Британцы не захотели сидеть в одном корабле с Брюсселем, решив, что капитан точно непрофессионален и точно ведет лодку совершенно не туда, ошибаясь в экономическом и городском кризисе. А Каталония, по сути, голосовала по тем же мотивам. Ведь задача голосования была устраниться от тех проблем, то есть от тех обязанностей, которые налагает Брюссель, по возможности сохранив все права», — поясняет доцент кафедры политической теории МГИМО МИД РФ Кирилл Коктыш.

Как раз с сохранением этих самых прав могут возникнуть проблемы, судя по негативной реакции европейских политиков на события в Каталонии.

В МИД Германии призвали Европу продемонстрировать единство и силу.

А Великобритания, которая сама сейчас в процессе выхода из ЕС, заявила, что не признает независимости Каталонии и не признает в дальнейшем. Лондон и сам недавно имел подобные проблемы с едва не объявившей независимость Шотландией. Кстати, шотландские региональные власти Барселону как раз поддержали.

В Европарламенте напомнили, что действия Каталонии противоречат правовой системе ЕС. А председатель Еврокомиссии даже не стал скрывать своего страха возможного «эффекта домино».

«Я бы не хотел, чтобы ЕС состоял из 95 государств. Нам нужно избегать новых трещин, потому что у нас уже достаточно разломов, и еще один нам не нужен», — заявил председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер.

На то, чтобы приостановить одностороннее решение о независимости, испанские власти дали Каталонии три дня, этот срок истекает в понедельник, 30 октября. Похоже, в Мадриде так и не поняли, что политика угроз и ультиматумов не просто не приносит ожидаемых результатов, а наоборот, работает против.

www.1tv.ru

Автономная область Каталония: референдум прошел, что дальше

В референдуме о независимости Каталонии приняли участие 43% жителей автономии. 90% голосовавших - за отделение от Испании. 3844 человека пострадали в столкновениях с полицейскими. 

«Старики, дети, женщины, все плачут. Почему они должны страдать? Они просто хотят голосовать, хотят демократию и независимость», - говорит участник референдума.

Во время референдума полиция заблокировала более двух тысяч избирательных участков. 513 сотрудников полиции и гражданской гвардии получили ранения. У Храма Святого Семейства в Барселоне толпа избирателей скандировала «Мы проголосовали!» 

«Мы - жертвы этого беспредела. Более 700 человек уже в больницах. Мы так и не смогли здесь проголосовать. Нам пришлось бежать в другое место. Что это?! Мы не преступники, не воры, не коррупционеры! Мы ведь только хотели проголосовать», - негодует участница референдума. 

Власти Испании объявили референдум о независимости Каталонии незаконным. На 3 октября в Каталонии намечена всеобщая забастовка.

Каталония - один из самых густонаселенных регионов Испании. В общей сложности там проживает 7,5 миллионов человек. Площадь автономии - 32 тысячи квадратных километров. На севере Каталония граничит с Францией, а с востока ее омывает Средиземное море. 

Автономный статус Каталония получила в 1979 году. У нее появилось собственное правительство и парламент. Каталонский язык стал официальным наравне с испанским. 

Сейчас Каталония - один из самых экономически развитых регионов Испании. На его долю приходится 35% ВВП Испании. В округе расположены текстильные, химические, фармацевтические и автомобильные производства. Помимо этого Каталония – «Мекка» для туристов со всего мира. Ежегодно только столицу региона Барселону посещают порядка 10 миллионов туристов. Знаменит этот округ и своими винами. В Каталонии производится 10% всех испанских вин. 

300 лет назад Каталония стала частью Испании. Почему регион теперь решил стать независимым, в студии телеканала «МИР 24» пояснил политолог Александр Асафов.

- Почему? За три столетия так и не смирились?

Александр Асафов: Если говорить объективно, Каталония не стала частью Испании, она потеряла независимость. Все 300 лет она так или иначе боролась за независимость. Статус автономии Каталония получила только после падения режима Франко. Этот статус устроил не всех. Сегодняшние стычки с полицией – проявление длинной истории.

- В референдуме о независимости приняли участие меньше половины жителей Каталонии. При этом 90% проголосовавших высказались за отделение от Испании. Насколько это показательный результат? 

Александр Асафов: Если смотреть общую явку на подобных мероприятиях в мире, то это хороший показатель. Самая высокая явка традиционно считается в США -  порядка 65-66%. В Европе ниже. 42%, которые пришли голосовать, - вполне репрезентативный показатель. Эти люди показали, о чем думают каталонцы. Как правило, сторонники отделения имеют более яркую и четко выраженную позицию, поэтому именно они в большинстве и пришли на участки. Те, кто против отделения, остались дома.

- В мире две сотни стран и три тысячи этносов. Если даже четверть решат стать независимыми государствами, в мире начнется полный хаос.

Александр Асафов: Каталония – та самая болевая точка Евросоюза, о которой говорили достаточно давно. Каталонская элита воспользовалась Брекситом – выходом Великобритании из ЕС – чтобы получить как можно больше экономических преференций от Мадрида. Задачей элиты, а не народа является именно шантаж Мадрида в получении денег, которые Каталония для Испании зарабатывает.

Несмотря на то, что Каталония является экономически передовым регионом Испании, а Испания – это четвертая экономика ЕС, 90% товаров, которые производятся в Каталонии (это в большей части промышленные, а не сельскохозяйственные товары), Каталония реализует в самой Испании. То есть при жестком разрыве и уходе, Каталония потеряет рынки сбыта. Поэтому по большей части это все-таки игра.

Каталония ссылается на право на самоопределение, зафиксированное в Уставе ООН. По этому документу проходило уже много референдумов, например, шотландский. Это тот самый «косовский синдром». Можно сказать, что сейчас ЕС пьет полную чашу того, что ранее они провели на Балканах. Несмотря на это, элите не нужен такой выход, ей нужна договоренность о большей автономии. Например, как у соседней Страны Басков.

Полную версию интервью смотрите в видеоролике.

mir24.tv

что дальше – конфликт или переговоры?

Эксперты о дальнейшем ходе событий на Пиренейском полуострове после проведения голосования.

В Испании, точнее в одном из её регионов, закончился референдум, на котором жители Каталонии большинством голосов выступили «за» отделение.

В Мадриде само волеизъявление открыто назвали издевательством над демократией и указали на низкую явку – голосовало 2,26 миллионов, а это только 42% от всего населения Каталонии. Впрочем, если бы испанские власти не дали команду закрывать некоторые участки с голосованием, количество могло бы быть и немного больше. Но это не столь существенно, поскольку 90% голосовавших всё равно высказалось за независимость области. Да и не все сотрудники правоохранительных органов (местных) вообще слушали приказы Мадрида.

В итоге президент Женералитета Карлес Пучдемон заявил, что правительство региона в ближайшие дни направит результаты референдума в парламент Каталонии и тот далее будет действовать по закону. Правительство Испании, как и Конституционный суд, назвало референдум об отделении незаконным.

Источник фото: wikipedia.org

Сложилась патовая ситуация – одни говорят, что референдум был, другие – что не состоялся. Возникает справедливый вопрос: «голосование-то прошло, но что дальше?». Сразу разочаруем «горячие головы» – гражданской войны в Испании не будет, по крайней мере, вероятность этого крайне мала.

Однако, как рассказал iReactor советник председателя правления СЭЦ «Модернизация» Артём Юдкин, это не отменяет того факта, что будут происходить другие, пусть и более «мягкие» события:

«Прошедший в Каталонии референдум можно охарактеризовать как первый шаг в рамках стратегии «окон Овертона». Каталонцы показали, что возможно осуществление народом политических действий вне зависимости от решения государственного центра. Даже реакция пожарных Каталонии, вставших на охрану населения от действий полиции, показывает превосходство национальной позиции над общегосударственной.

Каталонцы заняли общественные здания, в которых должен был состояться референдум. В отношении этих строений не было применено существенной силы со стороны государственных правоохранительных органов, многие из них работали…

Ответы центральной испанской власти и еврочиновников сводятся к игнорированию фактического значения референдума, апелляции к его незаконности согласно испанским законам. Но, каким бы не был референдум с позиции национального права испанского королевства, политически каталонское движение за независимость состоялось.

В дальнейшем не следует ожидать существенных репрессий против лидеров референдума и властей Каталонии, вероятны разбирательства случаев насильственного конфликта, не более. Уже сейчас можно говорить, что центральная испанская власть и еврочиновники избрали позицию умолчания, что несомненно приведёт к повторному референдуму в течение ближайших двух-трёх лет, для подготовки к которому будет использоваться механизм конституционного судопроизводства путём доказывания самой возможности проведения референдума. Это долгий процесс, к нему будут призваны лучшие специалисты в области конституционного права королевства.

В результате было открыто первое «окно Овертона» – каталонцы хотят и могут провести референдум, вторым окном будет придание таким попыткам законного статуса, третьим окном – формирование группы поддержки среди центральной элиты королевства и еврочиновников, четвертый шаг будет состоять в проведении законного, технологически качественного референдума, который не потребует дополнительного утверждения или принятия центральной властью».

Источник фото: pixabay.com

Похожего мнения придерживается и независимый адвокат Сергей Головин:

«В будущем, я уверен, в Европарламенте будут жаркие споры о поддержке Каталонии и о признании данного референдума. США и Великобритания не признают данный референдум и будут поддерживать официальное правительство, в противном случае они могут потерять своего союзника. Дальше уже не остановить последовательное движение за независимость Каталонии. Полицейская агрессия только подогрела жажду к независимости и региональные партии призывают к объявлению полной независимости после воскресенья».

К слову, Мадрид показал себя в этом кризисе (для Испании) не с лучшей стороны. Он опустился до банального разгона демонстрантов с помощью дубинок, но остановился на полпути, и в итоге этим только спровоцировал ещё большую убеждённость каталонцев, что их притесняют. В то же время испанские власти наивно решили, что можно положиться на местные органы правопорядка и только в последний момент привлекли гвардию, которая впрочем, уже не успела пресечь голосования.

Итог – власти Каталонии пусть пока «на птичьих правах» (Конституционный суд Испании референдум не признал), но имеют моральное преимущество перед Мадридом, да ещё и теперь слегка ореол «притесняемых» появился.

Теперь, как считает политолог Иван Преображенский, у области есть больше рычагов в торге с Мадридом и именно это и будет происходить сейчас после оглашения результатов референдума:

Источник фото: riafan.com

«Главный вопрос – разделение бюджета, это то, чего в реальности добиваются власти автономии. Внутри Евросоюза вопрос формального суверенитета не стоит так остро, как за его пределами. У каталонских властей пока не заметно каких-то серьёзных разногласий с Мадридом, скажем, в области внешней политики. Так что сама по себе независимость – абсолютно политический и популистский проект. Власти Каталонии понимают, что только избыточное насилие со стороны полиции спасло их референдум от полного краха. Теперь, несмотря на XXI век, Интернет и т.д. никто не сможет сказать, что референдум не состоялся. При том, что информация о блокаде большинства участков полицией, судя по всему, соответствует действительности.

Думаю, что скорее центральные власти других стран Евросоюза на примере давления Мадрида на Каталонию во время выборов получили сигнал, что «так можно». То есть нет ничего зазорного в том, чтобы отдубасить сторонников независимости Шотландии, Фландрии или, скажем французской Бретани».

inforeactor.ru