Жизнь — Отечеству, честь — никому! Честь никому


Душа — Богу, сердце — женщине, долг — Отечеству, честь — никому!

Кодекс чести русского офицера. Составлен в 1804 году, актуален навсегда.

1. Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.2. Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.3. Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.4. Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.5. Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой.6. Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.7. Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.8. Избегай денежных счетов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.9. Не принимай на свой счет обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед. Что часто бывает на улицах и в общественных местах.10. Если о ком-то не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое...11. Ни чьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, остается за тобой.12. Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.13. Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.14. В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать свое сердце и жить рассудком.15. Тайна, сообщенная тобой хотя бы одному человеку, перестает быть тайной.16. Будь всегда начеку и не распускайся.17. На публичных маскарадах офицерам не принято танцевать.18. Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы тверды.19. Разговаривая, избегай жестикуляции и не повышай голос.20. Если вошел в общество, в среде которого находится человек, с которым ты в ссоре, то здороваясь со всеми, принято подать руку и ему, конечно, в том случае, если этого нельзя избежать. Не обратив внимания присутствующих или хозяев. Подача руки не подает повода к излишним разговорам, а тебя ни к чему не обязывает.21. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания.22. Когда два человека ссорятся, всегда оба виноваты.23. Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчиненные не боялись тебя, а уважали.24. Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие.25. Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.26. Душа — Богу, сердце — женщине, долг — Отечеству, честь — никому!

luciusvorren.livejournal.com

Честь - никому! » Военное обозрение

Если армией будут управлять бесчестные офицеры, она обречена на поражение в войне

Недавно мне в руки попалась выпущенная редакцией журнала Внутренних войск МВД России «На боевом посту» брошюра «Советы русского офицера», автором которой является полковник русской императорской армии В. М. Кульчицкий. Многим нашим командирам старшего поколения эти рекомендации хорошо знакомы еще с курсантской поры. Отпечатанные на машинках, переписанные от руки, они мало кого тогда оставляли равнодушным. Красной нитью через все наставления Кульчицкого проходит тема офицерской чести, которая всегда была актуальной для отечественных Вооруженных Сил - и в дореволюционные, царские времена, и при советской власти. Но сегодня она, пожалуй, обретает еще большую значимость.

Что такое честь, откуда появилось это понятие у наших предков и почему она считается стержневым качеством офицера?

СВЯТЫНЯ РАТНОГО СОСЛОВИЯ

Еще в эпоху Древней Руси сложилось сословие ратников-профессионалов - княжеских и боярских дружинников, для которых являлось правилом наряду с боевым мастерством гордиться соблюдением правил воинской чести. Киевский князь Святослав Игоревич (IX век), собираясь на битву с превосходящими силами противника, обратился к своему войску со словами: «Не посрамим землю Русскую, но ляжем костьми. Мертвые бо сраму не имут. У нас нет обычая бегством спасаться. Станем крепко». Вдохновленные этими словами, дружинники выстояли под натиском врага и непобежденными вернулись в родные края.

Так, очевидно, впервые в отечественной истории была четко сформулирована и документально зафиксирована в русских летописях одна из важнейших для избравшего ратную стезю человека аксиом. Не будешь ее соблюдать - и какая тогда у тебя воинская честь. Заметьте, что Святослав ведет речь о сраме (стыде). Это не случайно. Наши предки больше всего стремились не поступаться совестью, потеря которой рождала срам, после чего и сама жизнь теряла смысл. Ибо честь и совесть не существуют раздельно и всегда ставились на самое высокое место в перечне обязательных для русского воина добродетелей.

Об офицерской, воинской чести много писали наши знаменитые полководцы XVIII-XIX веков, военные деятели, ученые, публицисты и писатели того времени. Вот как удивительно проникновенно сказал о ней, например, полковник Генерального штаба М. С. Галкин: «Честь - святыня офицера... она высшее благо... честь - награда в счастье и утешение в горе. Честь закаляет мужество и облагораживает храбрость. Честь не знает ни тягостей, ни опасностей... честь не терпит и не выносит никакого пятна».

Петр Великий, создатель русской регулярной армии, требовал от офицеров «блюдения чести», прекрасно понимая, что без нее нет как такового и офицера.

Честь человека в погонах, как лакмусовая бумажка, прежде всего должна проявиться в бою, при выполнении боевой задачи. По мнению А. В. Суворова, который, на мой взгляд, был эталоном офицера, именно чувство чести подвигало воинов на ратные дела. В боевых условиях честь в первую очередь выражается через личное мужество, храбрость, стойкость, самообладание, готовность к самопожертвованию. Во имя успеха боя русские офицеры, увлекая своим примером солдат, преодолевали, казалось бы, непреодолимые преграды (вспомним потрясающий пример перехода суворовских чудо-богатырей через Альпы). И чем труднее складывалась обстановка, тем тверже было стремление офицера выполнить приказ любой ценой - ведь на кону стояла честь! Честь личная, честь полка, честь всей армии.

Запаниковавшему в сложных климатических условиях австрийскому генералу Меласу Суворов шлет такое исполненное едва скрытого презрения письмо: «За хорошей погодой гоняются женщины, щеголи и ленивцы. Большой говорун, который жалуется на службу, будет, как эгоист, отрешен от должности... Италия должна быть освобождена от ига безбожников и французов: всякий честный офицер должен жертвовать собой для этой цели...» Заметьте, по Суворову, честный офицер - это и есть носитель офицерской чести.

Военный обязан быть честным, хранить свою незапятнанную репутацию, где бы он ни находился: на поле боя, в компании сослуживцев, в быту, где никто из товарищей его не видит, и даже... оказавшись в плену. Здесь можно вспомнить подвиг генерал-лейтенанта Д. М. Карбышева, будучи контуженным, в бессознательном состоянии был пленен немцами. Ничто не смогло поколебать мужественного военачальника, заставить его пойти на компромисс с совестью, нарушить присягу, чтобы согласиться служить врагу! Он был зверски замучен, но не стал предателем, сохранил офицерскую честь.

НЕТ ПРАВА НА СДЕЛКУ С СОВЕСТЬЮ

Хотя в мирное время военно-служащий не стоит перед выбором - честь или измена Родине и нарушение присяги. Однако даже в современных условиях, чтобы сохранить свою честь, требуется мужество. Потому что проявляться «блюдение чести» прежде всего должно в неукоснительном выполнении человеком в погонах служебных обязанностей, приказов и распоряжений начальства. А это нелегко!

Но недаром существует такое определение: выполнение поставленной задачи - дело чести! Данное требование вызвано особым статусом офицера, который не имеет права отказаться, уклониться от порученного дела, потому что он - государев человек, не принадлежащий сам себе. С таким утверждением трудно согласиться: как так - не принадлежать себе?! Однако в этом тоже есть особое проявление чести, своего рода привилегия - если не мы, то кто? А вспомните известный девиз русского офицерства: «Душу - Богу, жизнь - Отечеству, честь - никому!». Не каждому по зубам такие жесткие требования, вот почему офицер - это не просто профессия, как врач или учитель. Офицер - становой хребет армии - щит Отечества, а щит должен быть без изъяна.

Об этом ему напоминали форма, которую он не имел права снимать, погоны, а также находящееся при нем личное оружие (все вместе ко многому обязывало), славная история полка, его традиции, знамя и сами сослуживцы - боевые товарищи. А способствовали формированию чувства гордости корпоративность, сословность (уже первый офицерский чин вплоть до середины XIX века давал право на потомственное дворянство), осознание себя «благородием» (принадлежность к благому - доброму роду защитников Отечества), сложившаяся система обучения и воспитания. К сожалению, многие из этих принципов были разрушены и со временем утрачены, и нынешних офицеров, на первый взгляд, трудно сравнить с блистательными кавалергардами прошлого. Однако преемственность поколений, единая цель и наличие офицерской чести, безусловно, объединяют и роднят их, ставят в один ряд.

Именно от офицеров общество ждет подвига, готовности на самопожертвование. Почему? Ответ один - они не имеют права отказаться, увильнуть в сторону, спрятаться за чью-то спину, потому что честь имеют! При этом неважно, что у военнослужащего низкий оклад, нет квартиры, куча других нерешенных проблем, что, конечно, само по себе отвратительно. Парадокс в том, что виноваты в этом государство (но не Родина, не Отечество), чиновники, которых он же защищает, может быть, даже его старшие начальники. Но даже это не дает права настоящему человеку в погонах идти на сделки с совестью, подличать, пятнать свою честь недостойными поступками.

Увы, в последнее время появился режущий слух термин - «офицерская преступность». По данным Главной военной прокуратуры, ныне каждое третье преступление в армии, большинство из которых имеет корыстную направленность, совершается офицерами. Этот страшный бич, поразивший наши Вооруженные Силы и Внутренние войска, безусловно, связан с потерей военнослужащими чувства чести. Ведь совершая подобное преступление, офицер одновременно лишается чести, бесчестит свое имя. Почему же он не задумывается над этим, не дорожит своим добрым именем?

Скорее всего такой человек изначально не имел чувства обладания честью и не испытывал по этому поводу никакого внутреннего дискомфорта. Ведь честь не вручается автоматически вместе с лейтенантскими погонами. Такое чувство вырабатывается только вследствие достойно пережитых им различных ситуаций в период службы или в бою. И если офицер не перемог их, не сдал столь важного экзамена, то гипотетическая потеря незапятнанной репутации его волнует мало. Для него честь - то, что правильнее назвать воинским приветствием. Отдал - и пошел дальше по своим делам.

«...НЕ ЖИРНЫЕ ОКЛАДЫ, А ИДЕЙНОЕ СЛУЖЕНИЕ»

Именно наличием в строю определенного числа военнослужащих с атрофированным и невостребованным понятием чувства чести и объясняется безрадостная картина роста офицерской преступности. Поэтому остановить этот процесс, помимо принимаемых военной прокуратурой и командованием мер, можно только возвращением, а в большинстве случаев укреплением у людей в погонах этого чувства.

Почему в прежние времена о таких позорных явлениях было практически не слышно? Думаете, потому, что офицеры лучше жили? Может быть, отчасти это и так, но разве служить шли только из-за выгоды и корысти? К счастью, отечественная история, в которой огромную роль сыграли люди ратного труда, опровергает этот довод. Офицерами были почти все мореплаватели и землепроходцы, полярные исследователи и космонавты, многие писатели, поэты, художники, композиторы. Я уже не говорю о государственных деятелях. Престиж офицерской профессии прежде всего держался на праве обладать особым статусом, правами и честью. Иметь честь - это привилегия только офицера, что закреплено и в нынешних уставах. И настоящие офицеры дорожили этим исключительным правом. К чему это обязывает?

Честь недаром называют святыней офицера. Понятием святыни для человека, воспитанного в традиционной вере, семье и школе, было то, что нельзя нарушить, переступить, потому что это являлось грехом и влекло за собой неминуемое наказание - гибель души. «Начало премудрости - страх Господень!» - написано в Библии. Потеря страха перед Богом, устранение идеи греха и свободное толкование стыда, отрицание души как самостоятельной бессмертной субстанции закономерно облегчили компромиссы с совестью, а значит, и с честью. «Если Бога нет, то все дозволено», - заметил по этому поводу Ф. М. Достоевский, тоже, кстати, офицер запаса.

Человеку с подобным мировоззрением трудно понять, что такое святость. Если нет Бога, значит, нет и святости. А если ничего не свято, то честь - это всего лишь эфемерное понятие. Каждый сам себе бог, сам себе судья и законодатель. Поэтому со временем понятие святости лишилось смысла и в дальнейшем полностью обесценилось, стало поминаться всуе. В этом причина того, что большинство офицеров, которым говорят о святости, долге и чести, остаются невосприимчивыми к призывам. Они по большому счету не понимают, о чем идет речь, видят за этим понятием пустоту.

И таким офицерам трудно объяснить, что желание обладать, например, более престижной маркой сотового телефона или автомобиля называется страстью. Что готовность ради удовлетворения этой страсти нарушить закон для офицера не только преступление, но и позор, бесчестие. Какие-либо оправдания таким поступкам можно принять от гражданского человека, ведь он не давал присягу, не носит погоны, не обязан блюсти честь. Для офицера же они становятся неприемлемыми. Почему? Да все потому же - он имеет честь, и это обязывает его быть честным всегда и во всем!

Мотивация службы офицера, по мнению известного дореволюционного военного теоретика полковника В. Райковского, исключительно одна: «Не жирные оклады и личные благополучия материального характера... а идейное служение делу». А оно без высочайшего понятия чести невозможно. Отсюда традиции беззаветного служения. Кому? Не Иван Ивановичу, не своему командиру, а Отечеству! Что может быть выше на земле? Именно от осознания этой высоты сердце Суворова было переполнено чувствами, когда он писал в своей «Науке побеждать»: «Господа офицеры, какой восторг!». Офицер от своей причастности к святому и ответственному делу - защите Родины исполнялся чувством гордости. Да, именно он - тот человек, который готов выполнить свой долг до конца - отдать жизнь за Родину. За это он себя и уважает, и имеет честь!

Понятие чести, неотделимое от честности и совести, нужно воспитывать с детства, взращивать его, как терпеливый садовник растит фруктовое деревце, тогда оно вырастет и принесет плоды. Процесс воспитания офицера - человека чести, конечно, должен быть налажен и поставлен на поток. Где? Разумеется, в военных институтах. Но еще в начале ХХ века, накануне потрясших страну революционных событий полковник Генерального штаба М. С. Галкин сетовал по этому поводу: «В военно-учебных заведениях подготовка нравственной стороны обязанностей офицера занимает очень мало места. Все внимание обращено на ремесло, на техническую сторону, на науку...» Извлекая уроки из ошибок прошлого, сегодня необходимо создавать для этого все условия.

Огромную воспитательную роль играет личность курсового офицера, преподавателя, а непосредственно в войсках - наставника, начальника. Если у него слова не расходятся с делом, он сдержан в разборе ошибок подчиненных, всегда подтянут, корректен и бодр духом - все это вкупе с личностью носителя данных качеств рождает прекрасный образец для подражания.

А когда сам начальник не является хозяином своего слова, чванлив, в разговоре с подчиненными постоянно срывается на крик, не сдерживает себя в крепких выражениях даже в присутствии женщин, публично унижает человеческое достоинство подчиненных, пускает в ход кулаки - каким он может быть примером офицерской чести? Только отрицательным.

Вопрос воспитания офицера как человека чести - ключевой для Вооруженных Сил. Армия, управляемая бесчестными офицерами, обречена на потерю доверия у народа и авторитета в обществе и как следствие этого - на поражение в любой грядущей войне. Не нужно ждать указаний сверху и соответствующих приказов. Спасение утопающих, как известно, дело рук самих утопающих. Спасение престижа армии, войск - дело самих военнослужащих.

У армии, государства в целом нет будущего, если его офицеры не будут иметь чувство чести. Товарищи офицеры, задумаемся об этом! Честь имею!

topwar.ru

Душа Богу, Жизнь Отечеству, Честь - никому!

<object align="middle" data="http://file.podfm.ru/player_new.swf" type="application/x-shockwave-flash"><param name="_cx" value="5080"/><param name="_cy" value="5080"/><param name="FlashVars" value="xmlurl=http://kleinerfuchs.podfm.ru/rusimperia/17/data.xml"/><param name="Movie" value="http://file.podfm.ru/player_new.swf"/><param name="Src" value="http://file.podfm.ru/player_new.swf"/><param name="WMode" value="transparent"/><param name="Play" value="0"/><param name="Loop" value="-1"/><param name="Quality" value="High"/><param name="SAlign" value=""/><param name="Menu" value="0"/><param name="Base" value=""/><param name="EmbedMovie" value="0"/><param name="BGColor" value=""/><param name="SWRemote" value=""/><param name="MovieData" value=""/><param name="SeamlessTabbing" value="1"/><param name="Profile" value="0"/><param name="ProfileAddress" value=""/><param name="ProfilePort" value="0"/><param name="AllowNetworking" value="all"/><param name="AllowFullScreen" value="false"/><param name="src" value="http://file.podfm.ru/player_new.swf"/><param name="menu" value="false"/><param name="quality" value="high"/><param name="flashvars" value="xmlurl=http://kleinerfuchs.podfm.ru/rusimperia/17/data.xml"/><param name="pluginspage" value="http://www.macromedia.com/go/getflashplayer"/><param name="wmode" value="transparent"/></object>

Воинская честь во все времена составляла важнейшее духовное качество офицера. Понятие чести восходит к истории Российской империи, когда офицеры представляли собой особое сословие и являлись носителями воинской чести. Обладать честью в дореволюционной России было признано необходимостью для офицерского звания. Неукоснительно следовать девизу «Жизнь - Отечеству, честь - никому!» - являлось основным нравственным принципом в офицерской среде. В дореволюционной России офицерский корпус считался одной из самых привилегированных групп населения. Традиционно связанные с этой профессией представления о чести, достоинстве, благородстве обеспечивали высокий престиж офицера в русском обществе. Лучшие многовековые традиции русского воинства, их уникальные духовные ценности, единое мировоззрение офицерской корпорации нашли свое отражение в «Кодексе Чести русского офицера», который вырабатывался на протяжении 3-х столетий и являлся по сути дела сводом моральных и этических норм. Воинская честь в Кодексе определялась как «внутреннее достоинство, верность, доблесть, благородство души, чистая совесть, почет и уважение».

Важнейшим критерием понимания воинской чести являлось личное достоинство офицера, которое подразумевает уважение к себе, сознание своих человеческих прав, подобающее поведение. В дореволюционной России чувство собственного достоинства воспитывалось с детства и затем шлифовалось в кадетских училищах, военных гимназиях, а позже в академиях. В отношении личного достоинства офицерство всегда стояло на недосягаемой высоте. Известный военный писатель и публицист XIX в., генерал-майор М.С. Галкин, в частности, отмечал: «Честь - святыня офицера, она высшее благо, которое он обязан хранить и держать в чистоте. Честь - его награда в счастье и утешение в горе... Честь не терпит и не выносит никакого пятна».

Одним из принципов офицерской идеологии было убеждение, что высокое положение офицера в обществе обязывает его быть образцом высоких нравственных качеств. Кадровый военный при любых обстоятельствах должен был сохранять свое личное достоинство как составляющую достоинства своего звания. «Чувство чести требует, чтобы офицер во всех случаях умел поддержать достоинство своего звания на той высоте, на которой должно находиться достоинство этого класса общества, несущего на себе священную обязанность защищать престол и отечество». Находясь в публичном месте, офицеру полагалось не забывать, что он не только образованный человек, но и представитель всей офицерской корпорации. Поэтому русскому офицеру предписывалось бывать только в тех обществах, где «господствуют добрые нравы», воздерживаться от посещения сомнительного рода заведений, не увлекаться вином или азартными играми, не предпринимать никаких действий, могущих бросить тень на него лично, а тем более на весь корпус офицеров. Офицеру не полагалось принимать на себя обязательства, которые могли бы его скомпрометировать, как, например, игра на бирже или участие в сомнительных коммерческих мероприятиях.

Кодекс Чести признавал священным долгом для каждого офицера сохранять свое достоинство и доброе имя: «она (честь) является главной драгоценностью для офицера, священный долг которого сохранять ее в чистоте и безупречности».

Чувство собственного достоинства ничего общего не имело с чванством, заносчивостью или чувством превосходства над гражданским населением. «Напротив, офицер должен оказывать уважение всякому званию и вести себя с одинаковым достоинством со всеми классами общества, причем в отношении людей, стоящих ниже его по образованию, не должен опускаться до уровня их нравов, а напротив, стараться поднять их до собственной высоты».

Внутреннее чувство благородства, на котором зиждилось представление офицера о своем положении в обществе, составляло неотъемлемый элемент понятия чести. Благородство состоит в способности жертвовать личными интересами в пользу других, великодушии, неспособности унижаться и унижать окружающих. В кодексе чести отмечалось, что офицер «есть благородный защитник Отечества, имя честное, звание высочайшее». По словам современников и военных историков, рыцарские благородные сердца, бесконечно любящие Родину, бились в груди не только великих наших прославленных полководцев, но и абсолютного большинства офицеров Российской императорской армии.

Представления о благородстве воинского дела имели давние традиции. В изданной для офицеров книге «Наставление к самодисциплине и самовоспитанию» на этот счет сказано следующее: «Офицерское сословие есть благороднейшее в свете, так как его члены не должны стремиться ни к выгоде, ни к приобретению богатства или других земных благ, но должны оставаться верны своему высокому, святому призванию, руководствуясь во всем требованиями истинной чести и сосредотачивая все мысли и чувства на самоотверженной преданности своим военачальникам и отечеству».

А вот с какими словами обращался к кадетам и юнкерам великий князь Михаил Павлович, долгое время руководивший военно-учебными заведениями Российской империи: «Военная служба, сия благороднейшая служба, сколь представляет она вам в будущности славы! Слава на поле битвы для благородной души сколь имеет отрады... и если участь удручила пасть на нем, то остается память. Но это ли одна слава военного? Ежечасное самоотвержение, постоянство и терпение в трудах, без ропота, без устали, сколь они почтенны! Достойный офицер обязан, прежде всего, повиноваться начальникам и наблюдать неукоснительно за исполнением их приказаний. Повиновение же должно быть искренне и безусловно. Помните всегда, что настоящая честь военного человека состоит в благородном поведении».

Уместно вспомнить официальные титулы при обращении к представителям военной профессии: «Ваше благородие» - к обер-офицерам, «Ваше высокоблагородие» - к штаб-офицерам, «Ваше превосходительство» - к генерал-майорам и генерал-лейтенантам и « Ваше высокопревосходительство» - к полным генералам. И это не было чисто формальное титулование. Обращение к офицеру «ваше благородие» обязывало быть благородным, обладать высокой нравственностью, соединенной с культурностью, правдивостью, честностью, развивать эти качества в своей душе» [14, с.55]. По мнению военных публицистов XVIII в., хорошее воспитание служит лучшим средством «к сохранению правил нравственности», одним из которых является честность офицера. По их представлению «идеальный воин» - «Правдолюб и откровенен, но всегда наблюдает благоразумную скромность».

Подлость, двуличие, криводушие, нарушение взятых на себя обязательств были нетерпимы в офицерской среде. Офицер не должен был легко давать свое честное слово. Фраза «даю слово офицера» считалось сильнейшим моральным обязательством, и нарушить данное слово - значило раз и навсегда погубить свою репутацию. «Верность слову, не только клятве, всегда отличала офицера. Измена слову, фальшь - низость, недостойная звания его», - отмечалось в военной публицистике XIX - начала XX вв. Генерал-лейтенант Э.Ф. Свидзинский, выступавший в военной печати со статьями по злободневным вопросам армейской жизнедеятельности, воинского воспитания и развития военных знаний, писал: «Слово офицера должно быть залогом правды, и потому ложь, хвастовство, неисполнение обязательства - пороки, подрывающие веру в правдивость офицера, вообще бесчестят офицерское звание и не могут быть терпимы»

С понятием офицерской чести было абсолютно несовместимо угодничество перед начальством, подобострастие, трусость, сокрытие правды или доносительство. Начиная с кадетского корпуса, правило «не фискаль» считалось краеугольным камнем поведения будущего офицера. Тот, кто нарушал его, становился «парией» и сотоварищи относились к нему с величайшим презрением.

Преданность войсковому товариществу в российской армии являлась неотъемлемым слагаемым офицерской чести. Под товариществом понимается не попустительство, круговая порука и покрывательство, а высокая требовательность друг к другу, основанная на доверии, порядочности и взаимовыручке.

 

Автор оформительской идеи: maclaud Господи, дай нам силуМузыка: Сучий век - Инна Труфанова (слова - И. Цырульников, музыка - И. Труфанова)

maxpark.com

Жизнь — Отечеству, честь — никому!

Исторические перипетии последних лет ста сделали наши представления о многих дореволюционных реалиях и ценностях довольно смутными. Например, знания современного молодого человека о дореволюционном офицерстве весьма и весьма нечетки и сформированы в чем-то обрывками еще советского неодобрения, к которым добавлено часто доведенное до абсурда сочетание образов из «Войны и мира» и обрывков шуток про поручика Ржевского.

Соответствуют ли эти образы реальному русскому офицерству дореволюционной эпохи? Едва ли. Однако можно начать разговор про этих особенных людей (офицерство еще с петровских времен было сформировано в особый клан со своим уставом, особым поведением и, скажем так, правилами приема в него). Для начала можно вспомнить про одежду. В наше время у нового поколения (если расширить его рамки и сделать верхнюю границу где-то в районе до 40 лет и обозначить интеллектуальное развитие и достаток не ниже среднего) очень специфичное отношение к одежде. С одной стороны, это просто средство для ощущения себя максимально комфортно в любых условиях (как погодных, так и социальных), а не только способ скрыть наготу, как было раньше. Но с другой стороны, именно наше время является особенным для модников с максимально обострённым, но при этом тонким чувством стиля. И в этом деле одежда очень важна. Сдают позиции немыслимые перья и блестки, есть максимальная лаконичность, иногда на грани фола стремящаяся в кич, но не переходящая в него. Легко представить современного молодого человека с аккуратной стрижкой и иногда укладкой, в красивой элегантной рубашке, подчеркивающей его подтянутую фигуру. Линии его наряда очень четки, и несет он себя с чувством собственного достоинства. А теперь, если отстраниться от привычного для сознания образа, можно понять, что под описание вполне подходит и описание русского офицера. Аккуратный внешний вид, гордый стан, идеальная по крою одежда. Так появлялся в обществе представитель этого особого класса.

ofitsery

Вот только наполнение у формы офицера значительно отличается от современного. Русское офицерство в его современном понимании родилось во время правления Петра Великого, тогда же появилась и новая военная форма, которая хоть и модифицировалась, но по стилю своему оставалась примерно одной и той же до конца имперской эпохи.

Форма стала символом военной чести, которая включала в себя и ориентирование на идеал во всем (нравственность, образование, доблесть). Поэтому честь для офицера была очень наполненным и многогранным понятием, символом которого стал именно внешний вид. Важность мундира была превознесена до высот, ведь военная форма была одновременно и удостоверением, и обязанностью. Фраза «честь мундира» изначально являлась не просто красивым иносказательным выражением, а демонстрацией того, что именно форма офицера является символом его военного и общественного долга. Важность этой одежды трудно переоценить, известны случаи, когда за недостойное обращение с формой могли даже лишить звания. Например, во время одного из ужинов офицер Корсаков был навсегда отстранен от службы императором Александром I только за то, что расстегнул мундир, а это было расценено как неуважение к воинской дисциплине и чести. Случай стал уроком — ни один офицер не должен забывать, что в его случае одежда не просто является способом скрыть наготу, но прежде всего это визитная карточка наивысшей касты. Также и самые строгие наказания были связаны с формой. Лишиться ее означало поставить крест на военной службе за страшный проступок. Даже в кадетском училище был особый, пугающий юношей ритуал. У провинившегося молодого человека под барабанную дробь командир срывал погоны на глазах у всех. Более страшного наказания придумать было нельзя. И понятно, что при такой огромной важности формы все императоры начиная с Петра I, который и ввел воинскую одежду на манер европейской, одевались в военный мундир. Это словно было демонстрацией того, что офицеры наиболее приближены к царю. Такое значение военной формы появилось еще с допетровских времен. Например, еще при Иване Грозном появилась традиция — самых отважных воинов в бою награждать кафтанами и шубами из барана.

ofitsery

Наиболее ярким приверженцем военной формы был император Александр I, при нем форма стала не только символом доблести, но и ярким проявлением индивидуальности. С юности он был приучен носить легкий красивый мундир в любую погоду и, словно принц, спешивший на бал (естественно, не забыв про коня), в своем идеальном виде всегда оказывался и на поле брани, и на дипломатической встрече. Существует шутка, что царь четырежды кокетливо отказывался от георгиевской ленты только по той причине, что ее желтые и черные полосы не шли к его светлым волосам.

ofitsery

Или например, всегда выделялся своим внешним видом довольно известный ученик Суворова герой Отечественной войны 1812 года генерал Михаил Милорадович, который прославился храбростью, граничащей с безрассудством, а также отчаянно смелым чувством подачи себя. На поле брани он был на прекрасном скакуне, черпак которого был украшен золотом. Но больше привлекал внимание внешний вид самого генерала. На шпаге огнем переливался алмаз, на шее море крестов, а на груди звезд немерено. Отправляясь на встречу с наполеоновским маршалом Мюратом (известным героем и зятем Наполеона), который также славился эксцентричным самовыражением в одежде, он надел 3 огромных шали разных цветов, которые были обвязаны вокруг шеи и развивались хвостом на ветру, взял с собой плеть и уселся на казацкого скакуна. Или всегда славился как настоящий красавец граф Михаил Воронцов. Его знаменитая фраза «Смотрите, братцы, как умирают генералы!», произнесённая во время Бородинского сражения 1812 года, когда дивизия его таяла на глазах, а сам он после этого крика был, казалось бы, насмерть ранен вражеской пулей, осталась на страницах исторической летописи.

Практически каждый русский офицер любил подать себя настоящим франтом, но в этом также был особый смысл. Во-первых, каждый понимал, что любой бой может быть последним, поэтому смерть надо встречать идеально одетым. Во-вторых, «последней войной джентльменов» в современной истории принято называть Крымскую войну (1853–1856), то есть до нее также действовали в чем-то джентльменские правила у противников. В том числе и поэтому наши офицеры старались своим внешним видом превознести не только себя, но и Родину и дело, которым они занимались.

ofitsery

При этом офицер всегда отличался смелостью и даже самопожертвованием. Так, известен случай из биографии молодого, но в будущем великого Кутузова. Когда он командовал батальоном гренадеров во время войны с турками в Крыму, то был смертельно, как казалось врагу, ранен. Пуля прошла между виском и глазом и вышла с другой стороны головы, крови было очень много, и все верили, что это был последний миг Кутузова на Земле, однако молодой организм переборол смертельную угрозу и воскрес, словно феникс из пепла, но уже навсегда лишившись возможности видеть мир двумя глазами. А ведь чувство долга и отваги воспитывалось у офицеров с малолетства. Очень большой миф заключается в том, что офицеры смолоду порох не нюхали, а приходили уже во взрослом возрасте руководить престарелыми солдатами. На самом деле, многие будущие великие командиры воевали с 12–14 лет. В то далёкое время минимальный срок выслуги для дворянина (если он был соответственно обучен, а в ином случае он лишался права стать офицером) был 3 года, для прочих граждан – 12 лет. Примечателен случай случившийся с героем русско-турецких войн князем Долгоруким-Крымским. Во время одной из решающих атак командующий объявил, что первого солдата, который поднимется на вал и останется цел, он наградит офицерским чином. Но даже опытный руководитель удивился, когда ему вместо матерого солдата (а служили тогда по 25 лет) привели юного мальчика: «“Сколько же тебе лет?”— спросил главнокомандующий. “Четырнадцать, а служу второй год”, — ответил Долгорукий».

ofitsery

Конечно, помимо таких красивых историй есть и забавные. Например, это истории про гусаров! Все мы помним полуанекдотического героя Ржевского, который выглядел лихо, а вел себя еще более геройски. Его жизни аккомпанировал звук разбитых девичьих сердец и их счастливые и восторженные стоны. Если разбирать этот образ, то можно столкнуться с вполне оригинальным персонажем. Соответствует ли он реалиям офицерской жизни? Гусарской, если говорить про нее очень гротескно и утрировано, отчасти. Общепринятой — определенно нет. Все-таки «Жизнь — Отечеству, честь — никому!» — это девиз, в котором каждая буква закреплена кровью, и этот текст ни на грамм не соответствует образу раздолбая-гусара.

Вот, например, поручик Ржевский (первоначально герой пьесы «Давным-давно», написанной, кстати, только в 1940 году) отличался в фольклоре крайне сексуально активным поведением, находчивостью и даже наглостью. Точные прототипы данного персонажа до сих пор не известны, но есть некоторые предположения по поводу них. Например, известен дворянин подпоручик Сергей Семенович Ржевский, который славился своим вызывающим и не очень достойным поведением. Так, дошли до нас рассказы о забавных случаях, которые достойны, пожалуй, подростковых кинокомедий. Таким, например, был его приход на бал, когда он дерзко разоделся в простую русскую печь. Впереди, как и положено в данном устройстве, у нее был затоп, а сзади — отдушник. На дверках были надписи: «Не открывайте печку, в ней угар». Конечно же, развеселые господа и дамы так и рвались нарушить предостережение, за что они награждались видом мужских гениталий спереди и попы сзади. Равнодушным такой вид не оставлял никого, одни плевались в возмущении, а другие хохоча аплодировали. Завершил вакханалию только приезд полиции.

ofitsery

Но и среди этих офицеров важность мундира была запредельно высока. Наиболее известными представителями этого рода войск были «Гусары смерти» (либо «бессмертные гусары», официальное название — Александрийский 5-й гусарский полк). Они одевались в черное, а их символом был череп на фоне мальтийского креста (в то время череп считался символом храбрости). Этот устрашающий знак украшал не только одежды героев, но и предметы их быта (от канделябров до мебели). Интересно, что в начале XX века даже на здании штаба полка был помещен огромный череп, в глазах которого были установлены электрические лампы. Так что внешний вид гусаров одновременно пугал и завораживал. Интересно, что в данном полку служили люди известные не только как военные деятели, но и как чудесные литераторы: Николай Гумилев и Николай Булгаков. Гумилев в свое время помимо стихов оставил и воспоминания о Первой мировой войне, в ходе которой он показал себя образцовым офицером. А на примере Булгакова также можно продемонстрировать и важность офицерского звания. По традиции армейских врачей не допускали на собрания своей же части, потому что, несмотря на форму, врач не имел военного чина, а числился просто чиновником, то есть при всем уважении считался намного ниже рангом, хоть и носил военную форму. Еще одним известным черным гусаром был и президент независимой Финляндии (1944–1946) барон Маннергейм, который считался одним из самых неуязвимых героев дореволюционного периода. К сожалению, многие выдающиеся личности той эпохи не смогли пережить революционных событий. Николай Гумилев, например, был расстрелян в возрасте 35 лет, другие погибли в лихорадке Гражданской войны, иные продолжили свое служение родине уже под красными знаменами. Но в любом случае, русский офицер во все времена был на особом счету в обществе. И наверное, будет хорошо, если это ощущение вернется и в современное общество, и в сознание самих офицеров.

www.cablook.com

Душа - Богу, Жизнь - Отечеству, Честь - никому. Кодекс чести русского офицера.

КОДЕКС ЧЕСТИ РУССКОГО ОФИЦЕРАЧесть - это главное внутреннее нравственное достоинство Русского офицера, его доблесть, благородство души и чистая совесть. Армия, движимая чувством Офицерской Чести, является непобедимой силой, реальным гарантом государственного бытия и мирного преуспеяния России.

Русский Офицер – есть благородный защитник Отечества, имя честное, звание высочайшее. Честь является главной драгоценностью для Русского Офицера, священный долг которого сохранять ее в чистоте и безупречности. Честь оберегает достоинство офицерского звания, обязывает совершать отличные поступки, великие дела, ратные подвиги, полагать "душу свою за други своя".

 

Высокое звание Русского Офицера - не приданное к офицерским погонам. Его заслуживают всей своей жизнью и носят с высоко поднятой головой. Не каждый русский по происхождению, надевший мундир, автоматически становится Русским Офицером. Русским Офицером может быть и не русский по происхождению, но положивший свою жизнь на благо нашего Отечества – России.

Русский Офицер – воин по Духу. Так было во все века. Сегодня идёт война за душу человека, солдата. Пока Вера не станет опорой Офицера, сама Армия не сможет стать опорой общества и Государства. "Не нервничай, не впадай в малодушие, не торопи Бога… если ты воин, то воюй!"

Отечество - высшая ценность Русского Офицера. Главное - Россия, все остальное - преходяще:"Я, Русский Офицер, Честь имею, а живу ради служения Отечеству... Я согласен жить и умереть без имени, всегда памятуя о главном: лишь бы осталось в святости имя Родины".

Любить свое Отечество – Россию, знать ее историю, соблюдать славные традиции и быть благородным гражданином и патриотом, не падать духом ни при каких обстоятельствах, не останавливаться ни перед какими препятствиями. Не допускать измены и предательства, до издыхания быть верным Народу и Отечеству, служить ему верно, до последней капли крови защищать его от внешних и внутренних врагов.

Сознавать личную ответственность не только за боеготовность вверенной части и безопасность своего окружения, но и в целом за оборону Русского Государства, состояние его Вооруженных Сил, за победы и поражения, развитие военного искусства, совершенствование военного дела, особенно в условиях современных информационно-психологических, финансово-экономических, диверсионно-террористических войн, имеющих тотальный характер и поражающих все скрепы государства: территорию, экономику, управление, общественное сознание, моральный дух.

Постоянно искать и добывать себе Честь по примеру и достоинству великих предков, опираться на их традиции и заветы; изучать военную историю и использовать ее уроки для укрепления Русской Армии, преемственного развития Офицерского Корпуса.

Неустанно развивать качества, необходимые военному человеку: честность, бескорыстие, правдивость, прямодушие, благонравие, скромность, терпение, постоянство, покровительство слабым, невинным и оскорбленным; воспитывать в себе дисциплинированность, решительный характер, волю к победе, "усердие к общему делу и верность к службе", прозорливость, самообладание, инициативу, мужество, храбрость, смелость, бодрость, выносливость и другие воинские добродетели.

Быть личностью творческой, самостоятельной в действиях и мыслях, благородной в поступках и намерениях; "чинить дело с рассуждением, а не держаться воинского устава, яко слепой стены"; постоянно тренировать свой ум, расширять культурный кругозор; уметь распознавать и развивать таланты своих подчиненных.

Знать Законы России и Воинские Уставы, глубоко понимать военное дело, современную ситуацию, приёмы и способы войны против России, быть профессионалом, непрестанно совершенствоваться в предмете своей службы; всегда вести себя и поступать "как честному, верному и храброму Офицеру надлежит"; обязанности свои исполнять ревностно и усердно, постоянно имея в виду пользу службы и государственный интерес – эгоизм и карьеризм противоречат существу государственной службы.

Свято блюсти и почитать Боевое Знамя воинской части и символы русской славы и доблести. Знамя - "душа армии", символ чести и доблести защитников Родины, олицетворение связи славного прошлого с достойным настоящим и будущим, напоминание о долге. Не забывать, что вручение знамен и штандартов - высшая награда, а их утрата - преступление и позор.

Стремиться стать не просто военным специалистом, боевым вождем подчиненных в Армии или в условиях гражданской жизни, но и идейным вдохновителем, властелином Русских сердец, тонким психологом и пропагандистом; уметь побеждать не только мечом, но и словом, владеть приемами красноречия; вести борьбу против разлагающих Армию и Государство антигосударственных и пацифистских учений.

Добиваться побед "малой кровью", сражаться мужественно и храбро, не забывая о благоразумии; словом, делом и личным примером побуждать воинов проявлять стойкость в бою, не отступать без приказа, сражаться до последней возможности, умирать с Честью и Славой; войска в бой водить, а не посылать; не жалеть себя, не избегать трудностей, проявлять личное мужество, презрение к опасностям и смерти; не отчаиваться при поражениях, а обращать их на пользу будущих побед; в плену вести себя достойно, предпринимать все усилия для возвращения в строй и продолжения борьбы.

Для Русского Офицера "солдат дороже себя"; он - "братец", "витязь", "чудо-богатырь". Заботиться о солдатах, относиться к ним бережно, человеколюбиво: воспитывать их в благочестии и верности, "трудолюбивой охоте к военной службе"; обучать с толком, добиваться прочного усвоения ими приемов и действий, основ военного искусства.

Для Русского Офицера товарищество – это самоотверженность и жертвенная готовность прийти на помощь как в бою, так и в повседневной жизни. Крепи офицерское братство, способность "против неприятеля заодно поступать"; "ни словом, ни делом товарищам бесчестия не чинить, в неразрывной любви, мире и согласии пребывать, по достоинству уважение оказывать"; проявлять взаимопомощь и взаимовыручку, удерживать сотоварищей от дурных поступков; почитать скорбной памятью своих павших на поле брани товарищей, принесших жизнь свою на алтарь Отечества, хранить воспоминания об их подвигах.

Офицер должен всегда держать слово. Уже из уважения к себе он обязан быть хозяином своего слова. Никто не смеет усомниться в его честном слове. Неискренность есть признак нехватки мужества, и поэтому она затрагивает Честь Офицера. 

Императив офицерской жизни - твердое знание и вера в то, что "Русской Армии, приученной побеждать, можно нанести отдельные поражения, но победить ее нельзя... Армия, вступая в войну, обязана верить, что в конце ее будет Победа. И пахарь, и солдат одинаково терпят лишения ради конечного результата. 

Особая Честь - стать под униженные Знамена, поруганные врагом и обесчещенные в народе, чтобы выиграть следующую кампанию и не допускать больше поражений.

Трудная и благородная профессия Офицера - дело нужное и полезное для Русского народа и России. Она не является выгодной в денежном или карьерном отношениях.

Достоинство Офицера заключается в мечтах и стремлении сделать карьеру и стать полководцем.Отличиться на службе и в делах против неприятеля. Иначе лучше сразу же идти "торговать подтяжками или свекольным мармеладом". Честь Офицера не допускает быть карьеристом, даже умным и знающим, и не ставить карьеру выше интересов России!

"Делай свое дело, держи слово, говори правду, не подхалимствуй, воздерживайся от непомерных выпивок и закусок", учись у других, в том числе и у противника энергии, деловитости и пунктуальности, будь откровенен, "но в тех пределах, которые никак не задевают ни моей Чести, ни Чести моего Государства".

Для Русского Офицера все наше прошлое, все настоящее и все будущее воплощается в одном великом и всеобъемлющем слове - Россия.

Избравшим Государево Служение, будь то офицер, прапорщик, мичман, сержант, солдат необходимо всегда помнить, что служат и жертвуют своей жизнью ради высших Истин, что "не имеют в запасе второй Отчизны" и "присягают только один раз". Офицер Чести не может уйти в запас или отставку.Я, Русский Офицер. Честь имею!

maxpark.com

Честь — никому! — Вестник военного духовенства. Новости епархий

Если армией будут управлять бесчестные офицеры, она обречена на поражение.

Недавно мне в руки попалась брошюра «Советы русского офицера», выпущенная редакцией журнала Внутренних войск МВД России «На боевом посту», автором которой является полковник русской императорской армии В.М. Кульчицкий. Многим нашим командирам старшего поколения эти рекомендации хорошо знакомы еще с курсантской поры. Отпечатанные на машинках, переписанные от руки, они мало кого тогда оставляли равнодушным. Красной нитью через все наставления Кульчицкого проходит тема офицерской чести, которая всегда была актуальной для отечественных Вооруженных сил – и в дореволюционные, царские, времена, и при советской власти. Но сегодня она, пожалуй, обретает еще большую значимость.

Нет права на сделку с совестью

В мирное время военнослужащий не стоит перед выбором – честь или измена Родине и нарушение присяги. Однако даже в современных условиях, чтобы сохранить свою честь, требуется мужество. Потому что проявляться «блюдение чести» прежде всего должно в неукоснительном выполнении человеком в погонах служебных обязанностей, приказов и распоряжений начальства. А это нелегко!

Но недаром существует такое определение: выполнение поставленной задачи – дело чести! Данное требование вызвано особым статусом офицера, который не имеет права отказаться, уклониться от порученного дела, потому что он – государев человек, не принадлежащий сам себе.

А вспомните известный девиз русского офицерства: «Душу – Богу, жизнь – Отечеству, честь – никому!». Не каждому по зубам такие жесткие требования. Вот почему офицер – это не просто профессия. Офицер – становой хребет армии – щит Отечества. А щит должен быть без изъяна.

Об этом ему напоминали форма, которую он не имел права снимать, погоны, а также находящееся при нем личное оружие, славная история полка, его традиции, знамя и сами сослуживцы – боевые товарищи. А способствовали формированию чувства гордости корпоративность, сословность (уже первый офицерский чин вплоть до середины XIX века давал право на потомственное дворянство), осознание себя «благородием» (принадлежность к благому – доброму роду защитников Отечества).

Именно от офицеров общество ждет подвига, готовности на самопожертвование.

Почему? Ответ один – они не имеют права отказаться, увильнуть в сторону, спрятаться за чью-то спину, потому что честь имеют! При этом не важно, что у военнослужащего низкий оклад, нет квартиры, куча других нерешенных проблем. Парадокс в том, что виноваты в этом государство (но не Родина, не Отечество), чиновники, которых он же защищает, может быть, даже его старшие начальники. Но даже это не дает права настоящему человеку в погонах идти на сделки с совестью, подличать, пятнать свою честь недостойными поступками.

Увы, в последнее время появился режущий слух термин – «офицерская преступность».

По данным Главной военной прокуратуры, ныне каждое третье преступление в армии совершается офицерами. Этот страшный бич, поразивший наши Вооруженные силы и Внутренние войска, безусловно, связан с потерей военнослужащими чести.

Скорее всего такой человек изначально не имел чувства обладания честью и не испытывал по этому поводу никакого внутреннего дискомфорта. Для него честь – то, что правильнее назвать воинским приветствием. Отдал – и пошел дальше по своим делам.

«…Не жирные оклады, а идейное служение»

Почему в прежние времена о таких позорных явлениях практически не было слышно?

Думаете, потому что офицеры лучше жили? Но разве служить шли только из-за выгоды и корысти? Отечественная история, в которой огромную роль сыграли люди ратного труда, опровергает этот довод. Офицерами были почти все мореплаватели и землепроходцы, полярные исследователи и космонавты, многие писатели, поэты, художники, композиторы. Я уже не говорю о государственных деятелях. Престиж офицерской профессии держался прежде всего на праве обладать особым статусом, правами и честью. Иметь честь – это привилегия только офицера, что закреплено и в нынешних уставах. И настоящие офицеры дорожили этим исключительным правом.

Честь недаром называют святыней офицера. Понятием святыни для человека, воспитанного в традиционной вере, семье и школе, было то, что нельзя нарушить, переступить, потому что это являлось грехом и влекло за собой неминуемое наказание – гибель души. «Начало премудрости – страх Господень!» – написано в Библии. Потеря страха перед Богом, устранение идеи греха и свободное толкование стыда, отрицание души как самостоятельной бессмертной субстанции закономерно облегчили компромиссы с совестью, а значит, и с честью. «Если Бога нет, то все дозволено», – заметил по этому поводу Ф.М. Достоевский, тоже, кстати, офицер запаса.

Человеку с подобным мировоззрением трудно понять, что такое святость. Если нет Бога, значит, нет и святости. А если ничего не свято, то честь – это всего лишь эфемерное понятие. Каждый сам себе бог, сам себе судья и законодатель. В этом причина того, что большинство офицеров, которым говорят о святости, долге и чести, остаются невосприимчивыми к призывам. Они по большому счету не понимают, о чем идет речь, видят за этим понятием пустоту.

Мотивация службы офицера, по мнению известного дореволюционного военного теоретика полковника В. Райковского, исключительно одна: «Не жирные оклады и личные благополучия материального характера… а идейное служение делу». А оно без высочайшего понятия чести невозможно. Именно от осознания этой высоты сердце Суворова было переполнено чувствами, когда он писал в своей «Науке побеждать»: «Господа офицеры, какой восторг!».

Понятие чести, неотделимое от честности и совести, нужно воспитывать с детства, взращивать его, как терпеливый садовник растит фруктовое деревце, тогда оно вырастет и принесет плоды. Процесс воспитания офицера – человека чести, конечно, должен быть налажен и поставлен на поток. Где? Разумеется, в военных институтах. Но еще в начале ХХ века, накануне потрясших страну революционных событий полковник Генерального штаба М.С. Галкин сетовал по этому поводу: «В военно-учебных заведениях подготовка нравственной стороны обязанностей офицера занимает очень мало места. Все внимание обращено на ремесло, на техническую сторону, на науку…» Извлекая уроки из ошибок прошлого, сегодня необходимо создавать для этого все условия.

Огромную воспитательную роль играет личность курсового офицера, преподавателя, а непосредственно в войсках – наставника, начальника. Если у него слова не расходятся с делом, он сдержан в разборе ошибок подчиненных, всегда подтянут, корректен и бодр духом, – все это вкупе с личностью носителя данных качеств рождает прекрасный образец для подражания.

А когда сам начальник не является хозяином своего слова, чванлив, в разговоре с подчиненными постоянно срывается на крик, не сдерживает себя в крепких выражениях даже в присутствии женщин, публично унижает человеческое достоинство подчиненных, пускает в ход кулаки, – каким он может быть примером офицерской чести? Только отрицательным.

Вопрос воспитания офицера как человека чести – ключевой для Вооруженных сил. Армия, управляемая бесчестными офицерами, обречена на потерю доверия у народа и авторитета в обществе и как следствие этого – на поражение в любой грядущей войне. Товарищи офицеры, задумаемся об этом! Честь имею!

Роман ИЛЮЩЕНКОАргументы недели, 19.08.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:

kapellan.ru

Про "Жизнь - Родине, честь

      Эту фразу про «жизнь, честь и Родину» ісконна-русскія патріоты обычно произносят с восхитительным придыханием, искренне полагая, что в «России, которую мы потеряли» таким был девиз у всех воспитанников кадетских училищ и господ офицеров, которые «голубые князья».Vitam_Patriae_Honorem_Nemini-04

.      И не ведают даже, что они лишь повторяют или фамильный девиз немецко-польского графского рода фон Гуттен-Чапских, или название белогвардейского антибольшевицкого фильма 1919 года «Жизнь – Родине, честь – никому…». В котором сборд пьяных бандитов и насильников из Красной армии насилует благородную дворянскую девицу Нину. Лишенная девичьей чести Нина затем вступает в ряды Добровольческой армии, которая начинает наступление на большевиков, чтобы «раздавить насильников России и привести страну к великому будущему».      Но о фильме и сценах сексуального насилия в немом кино, в конце, а сначала откуда взялось это «Жизнь – Родине, честь – никому».

Vitam_Patriae_Honorem_Nemini-01

Герб графов фон Гуттен-Чапских с их девизом

      В Российской империи слоган «Жизнь – Родине, честь – никому» не имел ничего русского, поскольку принадлежал немецко-польскому графскому роду фон Гуттен-Чапских, еще с середины XVI века владеющему фамильным девизом «Vitam Patriae Honorem Nemini» (Жизнь Отечеству Честь Никому). Герб графов Гуттен-Чапских входил в XIII часть Общего гербовника Российской империи, и по геральдическим законам их родовой девиз не мог пользоваться в России другими дворянам.      Хотя в родовых девизах и разрешались иные вариации из известного средневекового рыцарского девиза «Моя душа для Бога, моя жизнь для Короля, мое сердце для Дамы, моя честь для меня». Так генерал Васильчиков в 1839 году при возведении в княжеское достоинство выбрал исходный девиз «Жизнь Царю, честь никому». А девиз у 2-го Санкт-Петербургского кадетского корпуса тоже был похожий: «Веру – Царю, жизнь – Отечеству, честь – никому», породивший заблуждение что такой девиз имели все дореволюционные кадеты.      На самом деле каждый кадетский корпус в Российской империи имел свой девиз – так девизом 1-го Московского кадетского корпуса было «Бойся Бога, чти Царя, уважай власти, люби братий», а девизом Нижегородского кадетского корпуса было «Без лести предан».      Не входил девиз «Жизнь – Родине, честь – никому» и ни в какой «Кодекс чести русского офицера», хотя бы потому, что никакого писанного «Кодекса чести» у русского офицерства никогда не было. Если, конечно, не считать таковым «Советы молодому офицеру», написанные в 1904 года ротмистром Кульчицким с тупыми сентенциями типа «Бить солдата запрещено законом» или «При денщиках воздержись говорить на щекотливые темы».

Vitam_Patriae_Honorem_Nemini-02

.      Широкое распространение мэм «Жизнь – Родине, честь – никому», получил в 1988 году благодаря советскому фильму «Гардемарины, вперед!». В котором три воспитанника Навигацкой школы времен императрицы Елизаветы, Харатьян, Шевельков и Жигунов постоянно выкрикивая эту фразу, пресекали козни западных разведок в лице Боярского.      Популярность этого фильма в СССР была невероятной, и его слоган вскоре зажил в Российской Федерации своей жизнью, появляясь потом в самых неожиданных местах.

Vitam_Patriae_Honorem_Nemini-03

Кадетский корпус «Вечные девственницы»

      Режиссер Дружинина позаимствовала теглайн для своего фильма совсем не из времен царской России, а из названия антибольшевицкого немого фильма «Жизнь – Родине, честь – никому…», снятого белогвардейцами в 1919 году в Ростове-на-Дону.      Вот аннотация к этому фильму из газеты «Ялтинский вечер» от 01.11.1919 года:

      «Ялтинский отдел Комитета Скорой Помощи чинам Добрармии им. ген. М. В. Алексеева Последние три дня поставлена будет небывалая русская сенсационная кинокартина, изготовленная в г. Ростове-на-Дону фабрикой (Русь) М. С. Трофимова и К°.      Драма в 2-х сериях — 8 частей ЖИЗНЬ — РОДИНЕ, ЧЕСТЬ — НИКОМУ… В картине участвуют более 10 000 человек. Для цельности впечатления обе серии демонстрируются в одном сеансе.      На одном из военных заводов преступная группа под руководством немецкого шпиона Коха устроила взрыв. Во время митинга, созванного после диверсии, выстрелом из кабинета директора завода Беляева убит рабочий. Спасаясь от расправы, Беляев вместе с дочерью Ниной и влюбленным в нее молодым офицером Борисом Марковым бежит на Дон, в казачью станицу к отцу. Там Марков уходит от Беляевых, чтобы создать армию для борьбы с большевиками.      В станице Беляева узнают и арестовывают большевики. Они расстреливают его вместе со священником, пытавшимся его спасти, а Нину подвергают насилию. Однако Беляев остается в живых, и отец тайком приносит его домой. Большевики, узнав об этом, вновь пытаются «пустить его в расход». Не желая терпеть новых издевательств над собой, бывший директор завода просит отца застрелить его, и тот вынужден исполнить эту просьбу.      После смерти отца Нина уходит в ряды Добровольческой армии и встречает там Маркова, который вместе с созданной им армией начинает наступление на большевиков, чтобы раздавить насильников России и привести страну к великому будущему».

      Говорят, что Госфильмофонде России этот шедевр частично сохранился, но отыскать его мне не удалось. Очень жаль, конечно, хотя и без него тема сексуального насилия над социально чуждым элементом и лишения чести девиц враждебного класса была весьма популярна и у белых, и у красных. Вот небольшая нарезка подобных кадров из «Антологии Российского кино. Фильм 2-й. 1918-1925» режиссера Марианны Киреевой (студия «Артима», 2003 год).

      Так что когда теперь услышите про «Жизнь – родине, честь – никому», то помните, что к истории Российской империи он имеет мало отношения. И что войнам радуются только те, у кого этой чести сроду не было – лишаться-то, все равно нечего…

oadam.livejournal.com