О России, Путине, Украине и ЕАЭС. Цитаты и пророчества Збигнева Бжезинского. Бжезинский о россии


Ящик пандоры – Збигнев Бжезинский о России

 «Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником»

«Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких»

«Россия - это вообще лишняя страна».

«Православие - главный враг Америки».

«Россия - побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» - значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей... Россия будет раздробленной и под опекой».

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не может быть тем и другим. Если Россия будет оставаться евразийским государством, будет преследовать евразийские цели, то останется имперской, а имперские традиции России надо изолировать. Мы не будем наблюдать эту ситуацию пассивным образом. Все европейские государства и Соединенные Штаты должны стать единым фронтом в их отношении к России».

"Страна столь огромных масштабов, страна десяти часовых поясов может успешно развиваться в том случае, если она перестанет быть централизованной и не будет управляться все более и более паразитической элитой, находящейся в одном месте"

"... России, устроенной по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика, было бы легче развивать более тесные экономические связи с Европой, с новыми государствами Центральной Азии и с Востоком, что тем самым ускорило бы развитие самой России

"Для России единственный геостратегический выбор, в результате которого она смогла бы играть реальную роль на международной арене" - это трансатлантическая Европа с расширяющимися ЕС и НАТО".

 

pandoraopen.ru

Бжезинский — теоретик россиефобии

Бжезинский — теоретик россиефобии

Автор Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина).

Умер Збигнев Бжезинский. В последнее время именно он служил олицетворением западной россиефобии. Бжезинский не просто ненавидел Россию, но и подводил под свою ненависть теоретические основания. Если иные многие американские политологи допускали, что Россия может быть потенциально реформирована по либеральным лекалам и превращена в кальку стран западного мира, Бжезинский заявлял, что она нереформируема. Она все равно, в силу своей природной сущности, будет восстанавливаться как империя. Поэтому, по мнению Бжезинского, только геополитическое уничтожение может избавить Запад от своего исторического противника.

Бжезинский ненавидел СССР и стал одним из главных стратегов его уничтожения. После распада Советского Союза его ненависть проецируется на Россию. Бжезинский признается и в своем враждебном отношении к православию. Ненависть Бжезинского являлась, таким образом отношением вражды к цивилизационному противнику.

Личные истоки позиции Бжезинского — очевидны — принадлежность к польской шляхте. Его отец Тадеуш Бжезинский был дипломат, отстаивавший интересы Польши в довоенный период, в том числе и прежде всего в направлении противостояния с СССР. По одной из версий и родился Збигнев в Харькове, где в консульстве работал его отец. С переводом в 1938 году отца на работу в консульство в Канаде, он оказывается в Северной Америке. Только в 1950 году, когда стало ясно, что советизация Польши стала свершившимся фактом, Збигнев Бжезинский принимает американское гражданство. Его диссертация, защищенная в Гарвардском университете, была посвящена генезису тоталитарной системы в СССР. В ней он приходит к выводу, что этот генезис имеет глубинные исторические основания.

Советская тема являлась для Бжезинского, таким образом, областью научной специализации. Бжезинский был умный противник. США смогли выдвинуть в борьбе против СССР целую плеяду ярких советологов. В тоже время Советский Союз парализовывал развития гуманитарных наук догматической схемой и интеллектуалов уровня Бжезинского противопоставить США в «холодной войне» оказался не в состоянии. Бжезинский был не просто политологом, но человеком, вошедшим в круг мировой элиты, обладавшим реальными рычагами влияния. Еще в 1973 году он был введен Д.Рокфеллером в качестве исполнительного директора в учрежденный им один из элитарных клубов — «Трехстороннюю комиссию». Имея большое количество аспирантов, Бжезинский расставлял их по сферам влияния, усиливая свои позиции и расширяя круг россиефобов.

Бжезинский являлся приверженцем американоцентричной модели системы мироустройства. Теоретик победы над СССР в «холодной войне» обосновывает особую роль США в современном мире необходимостью «управления хаосом». В отношении планетарной роли Америки им используются такие определения как «мировой арбитр», «мировой контролер» и даже «мировой полицейский». «Соединенные Штаты, — провозглашал З.Бжезинский ещё в 1990 г., в бытность существования Советского Союза, — уже стали мировым полицейским, но я думаю со все возрастающей уверенностью, что мы будем мировым контролером. Вы повинуетесь полицейскому, потому что он может отправить вас в тюрьму, вы подчиняетесь дорожному инспектору, потому что не хотите попасть в аварию. Международной системе все ещё нужен арбитр, и США будет играть эту роль».

В 1990 г. провозглашенные ориентиры звучали еще как футурологический прогноз. По прошествии семи лет оценка З.Бжезинского уже имела констатирующий характер, как реляция о достигнутых результатах: «Америка в настоящее время выступает в роли арбитра для Евразии, причем нет ни одной крупной евразийской проблемы, решаемой без участия Америки или вразрез с интересами Америки».

Достаточно хорошо известно, какое влияние, будучи советником Дж. Картера, оказал Збигнев Бжезинский на разработку стратегии борьбы с СССР. Одна из реализованных, в частности, по его подсказке стратагем было втягивание СССР в 1979 году в войну в Афганистане. Бжезинский сам неединожды признавал свою роль в расстановке афганской ловушки и подготовки моджахедов. Распад советской системы, впрочем, не был воспринят им в качестве окончательного достижения цели.

О том, что «холодная война» велась не столько против коммунизма, сколько против российской государственности, свидетельствует ряд прямых высказываний Бжезинского:

«Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких».

«Россия — это вообще лишняя страна».

«Православие — главный враг Америки».

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «Это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей…. Россия будет раздробленной и под «опекой».

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не может быть тем и другим. Если Россия будет оставаться евразийским государством, будет преследовать евразийские цели, то останется имперской, а имперские традиции России надо изолировать. Мы не будем наблюдать эту ситуацию пассивным образом. Все европейские государства и Соединенные Штаты должны стать единым фронтом в их отношении к России».

«Контраст между Америкой и Россией: американцы использовали свою веру в здравый смысл и принцип личного интереса, чтобы цивилизовать свой обширный континент, преодолевая естественные препятствия для построения сильной демократии. А русские, с их „рабской покорностью“ в качестве основного механизма действия, использовали „солдатский меч“ для покорения цивилизаций»

«Если русские будут настолько тупы, что потребуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником».

Американский политолог публично сравнивал В.В.Путина с фашистским диктатором Б.Муссолини. Он откровенно выражал надежду, что президентом РФ со временем сможет стать не «выпускник КГБ», а выпускник Гарварда, или Лондонской школы бизнеса.

Между тем, З.Бжезинский — это отнюдь не приватное лицо. Он до последнего времени занимал важные посты в кругах, определяющих внешнюю политику Соединенных Штатов: консультанта Центра стратегических и международных исследований, профессора американской внешней политики в Школе современных международных исследований Пола Нитце при Университете Джона Хопкинса, члена совета директоров «Национальной Поддержки демократии», организации «Freedom House», «Трехсторонней комиссии», «Американской академии Гуманитарных и естественных наук», сопредседателя «Американского комитета за мир в Чечне». И уж если такое говорит официальная фигура высших институтов американской государственной власти, то это, по меньшей мере, недалеко от истинных стратегических установок США в отношении к России.

В 1990-е гг. американский политолог приступает к разработке новой политической конфигурации мира. Видение его в отношении будущего государственного устройства евразийского пространства было впервые публично обнародовано в 1997 г. в журнале «Foreign Affairs», являющимся печатным органом «Совета по международным отношениям США». Характерно, что в русских переводах книги «Великая шахматная доска», предлагаемые политологом наглядные карты расчленения России, оказались, вероятно, по соображениям политкорректности, купированы (рис. 1).

Рис. 1. Будущая конфигурация мира по проекту З.Бжезинского

Не прошло и года после первых публикаций, как российская государственность была потрясена финансовым дефолтом. Описанный З.Бжезинским сценарий дезинтеграции России начал, казалось, реализовываться на практике. Что это было — гениальное предвиденье будущего или рецептура управления им? На данный вопрос ответил сам политолог. В качестве посвящения к книге им была сделана запись: «Моим студентам — чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня». Конфигурация мира, таким образом, определяется не как прогноз, а как установка целенаправленного конструирования.

Установление гегемонии США над территорией Евразии характеризовалось З.Бжезинским в качестве «главного геополитического приза для Америки». Россия же представлялась ему основным препятствием на пути реализации американского проекта. Речь шла не о системе государственного строя. Россия, в понимании американского политолога, представляет угрозу для глобальных интересов США как субъект мировой геополитики вне зависимости от формата устройства российской государственности. Она рассматривалась З.Бжезинским как своеобразная «черная дыра» мира.

Для сравнения, Китай такого рода опасности в понимании Бжезинского не представляет. С Китаем можно договариваться и даже делить сферы влияния. З.Бжезинским допускался сценарий широкой региональной китайской экспансии. Конструировался проект «Великого Китая», включающего наряду с КНР территории Кореи, Монголии, Тайваня, части Индонезии, Малайзии, Сингапура, Вьетнама, Лаоса, Кампучии, Мьянмы, Бутана, Пакистана, Афганистана.

Зачем Америке было нужно столь значительное геополитическое усиление Китайской Народной Республики? Замысел становился понятен при распространении границ Китая в зону прежней советской государственности. Государственное пространство Greater China включает в проекции З.Бжезинского в свой состав территорию Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, части Казахстана и Туркмении, а также российского Приамурья с Благовещенском, Хабаровском и Владивостоком. Вне конфликтного сценария данные территории в пользу КНР естественно отторгнуты быть не могут. Следовательно, Великий Китай «создавался» как своеобразный силовой противовес по отношению к России. Именно З.Бжезинский еще в период пребывания в Белом доме Дж. Картера разработал план включения КНР в реализацию глобального американского проекта.

Были устанавлены тесные личные контакты американского политолога с идеологом китайских реформ Дэн Сяопином. Следствием его усилий явилось заключение ряд американо — китайских двухсторонних договоров по сотрудничеству в технологической, научной, экономической сферах. Как ответный шаг Китай однозначно поддержал США в выстраивании афганской геополитической ловушки против СССР («советского Вьетнама»). Другие отторгаемые у РФ территории обозначаются на карте З.Бжезинским на Западе евразийского пространства. Объединенной Атлантической Европе передаются Петербург, Псков, весь Северный Кавказ, Краснодарский и Ставропольский края. Проблема претензий на южнороссийские регионы решается З.Бжезинским посредством включения самой Турции в политически объединённое европейское пространство. Федеративное устройство России замещается конфедеративным.

В ней, наряду с собственно Russia, границы которой устанавливаются по Уральскому хребту, выделяются также Сибирская и Дальневосточная республики. Тактически конфедерализм рассматривается в данном случае как переходная фаза к полному политическому расчленению обозначенных территорий. В Сибири и на Дальнем Востоке должна быть взамен «тяжелой руки московской бюрократии» установлена «мягкая гегемония» Соединенных Штатов Америки.

Збигнев Бжезинский умер. Но сохраняется созданная им и заточенная под россиефобию американская политологическая школа. Эта школа тесно сплетена с западным проектом и идеологией западного глобального доминирования. Вопрос состоит в том, что этой идеологии и связанной с ней политологической школе сможет противопоставить российская политология? Пока она сама представляет собой преимущественно перефраз американских политологов, иногда купируя россиефобские положения, а иногда — и нет.

И очевидно, что без наличия собственной политологической школы невозможно проводить и идентичную государственную политику. Об этом же, как ни парадоксально, говорил сам З.Бжезинский: «Чтобы быть военным противником США в мировом масштабе, России придется выполнять какую-то миссию, осуществлять глобальную стратегию и, возможно, обрести идеологическую основу. Это представляется мне маловероятным… Если говорить коротко, ту тотальную мобилизацию, которую советский строй смог навязать России, очень трудно будет обосновать и узаконить при отсутствии крепкого и всеобъемлющего идеологического фундамента». Без наличия идентичной идеологии Россия, по его мнению, не может быть реальным противником США. Обретение такой идеологии Россией, есть, таким образом, даже в признаниях ее врагов ключевым вопросом ее цивилизационного и геополитического выживания.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Со злом договориться нельзя

Проект «Антироссия»: целевой замысел в исторической реконструкции

От «холодной войны» к «холодной войне»: причины воспроизводимости конфликта

Афганская война и большая геополитика

К вопросу об антироссийских планах Запада

Православие в фокусе информационно-психологической войны против России

Россия и глобализация

Молодежь как будущее России в категориях войны

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье — I

Вернуться на главную

rusrand.ru

Збигнев Бжезинский о будущем России и Украины

Россия не может достигнуть успехов в отношении своего будущего и процветания своих граждан без тяготения к более близким отношениям с Европой. Если она этого не сделает, она превратится в пустое пространство. Демографический кризис крайне серьезен, люди стареют. Рядом идет драматический рост Китая. Но Россия не сможет двигаться к Европе, пока думает о себе как об империи.

Россия не сможет развиваться из-за исключительной централизации - все решения принимаются в Москве. В результате этого остальные части страны развиваются медленно. Если бы в России сложилось содружество российских же республик с центрами на Дальнем Востоке, в Сибири и Москве, все регионы оказались бы в куда более выгодных позициях и смогли активно сотрудничать со своими соседями. Например, Дальний Восток в новой децентрализованной России смог бы наладить более серьезные связи с богатыми Китаем и Японией. Западная Россия могла бы скооперироваться со Скандинавскими странами. Столичная бюрократическая элита любит паразитировать на провинциальных регионах.

Российская геополитика, по мнению Бжезинского, определяется «одержимостью Владимира Путина имперским прошлым». Россия стремится создать нечто, напоминающее Российскую империю или Советский Союз, и Путин «наивно» полагает, что лидеры бывших советских республик согласятся на подчиненную роль. Но история, пишет Бжезинский, доказывает, что однажды обретенная национальная государственность «заразительна» и разрушить ее может лишь внешняя сила. Однако современная Россия, по его словам, слишком «слабая, отсталая и бедная» страна, чтобы «насильственным способом восстановить былую империю».

Сейчас ясно, что судьба России больше не подразумевает контроля над половиной мира. Скорее вопрос стоит так: как ей пережить свою внутреннюю стагнацию и депопуляцию в контексте растущего Востока и пусть и сбитого с толку, но более богатого Запада. И именно поэтому западная политика подбадривания Украины к тесным связям с ЕС является критически важной предтечей стимулирования России к как можно более близкому вовлечению в Запад. «Это не может случиться при президенте Путине, но внутренние предпосылки для демократической эволюции в России растут и, с моей точки зрения, в конечном счете перевесят. Русские сегодня так открыты миру, как никогда ранее».

«Это лишь вопрос времени, когда российская элита поймет, что жесткие усилия Путина не имеют больших шансов на успех. Рано или поздно он перестанет быть президентом, - заключает Бжезинский. - И вскоре Россия… поймет, что единственный разумный путь – это действительно современное, демократическое, возможно, даже ведущее европейское государство». 

“Политика подталкивания Украины к тесным связям с ЕС является прологом для более тесного вовлечения России в западные структуры, - заявляет Бжезинский. - Это не может случиться при президенте Путине. Но внутренние предпосылки для демократической эволюции в России растут".

В современном мире Украине — наряду с Азербайджаном, Южной Кореей, Турцией и Ираном — он отводит роль «принципиально важного геополитического центра».

В его выступлениях постоянно фигурируют три главных тезиса:

— То, что Украина стала независимым государством, — одно из трех наиболее важных событий в Европе после краха в Первой мировой войне империалистической Германии и Австро-Венгерской империи, раздела континента вследствие Второй мировой войны.

— Пока Украина является независимой, восстановление Российской империи невозможно, само ее существование будет подталкивать Россию под давлением демографических проблем и угроз с Востока к европейскому выбору.

— Украина по своим историческим корням и культурным традициям – органическая часть Европы и непременно вернется в ее лоно.

Бжезинский убежден: стратегическая цель Украины — членство в ЕС — вполне «реалистичная, если преждевременно не устанавливать дат». Чтобы достичь ее, нужны многолетние настойчивые переговоры, структурные изменения и демократические реформы в стране.                               

Украина неизбежно пойдет по пути евроинтеграции - к демократии и благополучию, уверен Збигнев Бжезинский. Пример Украины рано или поздно повлияет и на Россию. Она повернется к Европе и откажется от своего «наивного» проекта по воссозданию былой империи, пишет американский политолог в Financial Times.

Американский политолог Збигнев Бжезинский не сомневается, что Украина рано или поздно сблизится с Европой. В своей статье в Financial Times он отмечает, что молодое поколение украинцев уже не чувствует себя частью России. Пол населения Украины говорит по-русски, но это не значит, что они считают себя русскими. 85% процентов жителей Украины поддерживают идею ее государственности.

По словам Бжезинского, на Украине сложилась новое мировоззрение – не антироссийское, но считающее Украину исконной частью Европы. «Обновленное чувство идентичности соединилось со стремлением к процветанию», - пишет он. Поэтому в будущем, считает политолог, соглашение между Киевом и ЕС не исключено. Однако Евросоюзу следует прислушаться к финансовым нуждам Украины. А ей, в свою очередь, придется «затянуть пояс»: это станет «тестом на решительность в отстаивании своих европейских стремлений». Украинцы, пишет Бжезинский, должны понять, что «европейских налогоплательщиков не радует перспектива оплачивать проступки и коррупцию киевской элиты».

Говоря о России, которая могла бы стать членом Евросоюза, Бжезинский имеет в виду не нынешнюю реальную страну, а так называемую Россию Медведева. Очевидно, бывший российский президент настолько заворожил Запад разговорами о «модернизации» и «демократизации», что тот принял их за чистую монету, не обращая внимания на то, что в реальности за время правления Дмитрия Медведева ничего принципиально не изменилось. Не говоря уже о том, что именно при Медведеве Москва в вооруженном конфликте с Грузией впервые за много лет показала зубы.

Украина нередко воспринимается на Западе как разменная карта в их отношениях с Россией. Иначе говоря, Западу не так уж важно, будет ли когда-нибудь в Украине настоящая демократия или высокий уровень благосостояния ее граждан. Все эти правильные слова не более чем дымовая завеса, за которой скрывается геополитический расчет — мол, если Украина вернется в сферу влияния России, та станет намного сильнее в своем противостоянии с Брюсселем, Лондоном и Вашингтоном.

Начало этому положил сам Бжезинский, написав в своей книге «Великая шахматная доска», что для России единственная возможность вернуться в состояние могущественной империи — присоединить к себе Украину. То есть Украина оказалась сродни джокеру в той геополитической игре, которую Запад ведет с Россией. Этот тезис оказал сильное влияние не только на западных политиков, но и на украинских, которые искренне в него поверили и считали, что Украина является для обоих участников этого глобального противостояния чуть ли не чашей Грааля, к которой они мечтают припасть. Именно такое убеждение легло в основу многовекторной политики, поначалу (во времена Леонида Кучмы) действительно дававшей плоды, однако сейчас, когда мир занят кризисом, вызывающей как у Запада, так и у России легкое раздражение.

Дополнение

19 декабря 2013 года сайт CSIS (Центр стратегических и международных исследований) опубликовал интервью З. Бжезинского, где  сказано следующее:

1. Евразийский союз не просуществует долго, потому что в нем недостает смысла.

2. Украину не остановить на пути в Европу.

3. Украинцы не считают, что они и россияне имеют общую идентичность. Украинцы - славяне. Поляки тоже славяне.

4. Или Янукович о чем-то тайно договорился с Путиным, или все равно он будет маневрировать таким образом, чтобы доманеврироваться до Европы.

5. Наихудшее тайное условие, которое может быть, - отказ Украины от европейской мечты.

6. Наиболее критический вопрос: смогут ли украинцы воспользоваться своей гибкостью, полученной благодаря инициативам России, чтобы продолжить в дальнейшем серьезный диалог с ЕС, который открывает Украине двери в Европу. В скором будущем.

7. Правительство уже вышло из доверия украинцев. Необходимо новое правительство - национального единства.

8. Янукович может оставаться президентом, но оппозиция должна формировать администрацию (правительство).

9. Если тайные договоренности с Путиным станут явными, напряжение возрастет и ситуация станет пренепреятнейшей.

10. США должны настойчиво объяснить МВФ и Мировому банку, что долгоиграющее сотрудничество с Украиной - очень перспективно в будущем, поскольку полезно и для Европы, и для мировой экономики.

11. Процветающая Украина в составе европейских структур (пусть в качестве кандидата на членство в ЕС) - залог глобальной стабильности.

12. Украина может стать весомым источником еды (продовольствия) для большей части Европы, России и даже Азии, поскольку уже и Китай интересуется...

13. В Украине заложен большой потенциал, если только подкинуть ей достаточно деньжат.

14. Светлым американским планам в отношении Украины мешает Путин со своей абсолютно нереальной мечтой создания ЕврАза.

15. Даже если Путин эту свою нереальную мечту воплотит, то ЕврАз не доживет до долгосрочной перспективы, потому что Китай перенаселен, а у России слишком много просторов необъятных (как бы намекает, что враг у ворот, война уже стучится в двери).

Литература

1.      Баранов Н.А. Россия в американской политике: попытка критического анализа ведущих геополитиков США // Ученые записки. Том 20: Проблемы и перспективы международного развития: сб. науч. ст. / Редколлегия: С.М.Климов, М.В.Ежов, Б.А.Ширяев, Н.А.Баранов, В.А.Ачкасов. СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2013. С.105-114.

2.      Бжезинский З.: Россия должна стать частью Запада // Российская газета.

3.      Бжезинский Зб. Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис/ Пер. с англ. М.Десятовой. М.: Астрель, 2012. – 285 с.

4.      Збигнев Бжезинский недоволен выбором Украины. http://izvestia.ru/news/561395

5.      Закат Европы. Интервью со Збигневом Бжезинским. URL: http://inosmi.ru/poland/20100713/161262153.html

6.      Речь Збигнева Бжезинского, произнесенная 14 октября 2011 в Нормандии во время получения премии Алексиса Токвиля.

www.geopolitica.ru

Бжезинский о России и русских

ПреамбулаБжезинский: Православие - главный враг Америки

«Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником»

«Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких»

«Русские - лишний народ, лучшая Россия - несуществующая...»

«Против России, за счет России и на обломках России».

«Россия - это вообще лишняя страна».

«Православие - главный враг Америки».

«Россия - побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» - значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей... Россия будет раздробленной и под опекой».

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не может быть тем и другим. Если Россия будет оставаться евразийским государством, будет преследовать евразийские цели, то останется имперской, а имперские традиции России надо изолировать. Мы не будем наблюдать эту ситуацию пассивным образом. Все европейские государства и Соединенные Штаты должны стать единым фронтом в их отношении к России».

"Страна столь огромных масштабов, страна десяти часовых поясов может успешно развиваться в том случае, если она перестанет быть централизованной и не будет управляться все более и более паразитической элитой, находящейся в одном месте"

"... России, устроенной по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика, было бы легче развивать более тесные экономические связи с Европой, с новыми государствами Центральной Азии и с Востоком, что тем самым ускорило бы развитие самой России

"Для России единственный геостратегический выбор, в результате которого она смогла бы играть реальную роль на международной арене" - это трансатлантическая Европа с расширяющимися ЕС и НАТО".

Материал создан: 27.05.2017

создано на основе этого материала

комментарии к статье

iamruss.ru

О России, Путине, Украине и ЕАЭС. Цитаты и пророчества Збигнева Бжезинского

Ночью в пятницу, 26 мая, умер Збигнев Бжезинский — американский политолог, социолог и государственный деятель, бывший советник по национальной безопасности президента Джимми Картера. Его считали одним из самых влиятельных геостратегов США. Особое внимание он уделял изучению СССР и социалистических стран на предмет противостояния «советской экспансии». Бжезинский активно выступал за оказание администрацией США всемерной поддержки афганским моджахедам, которые вели борьбу с просоветским режимом и выступал за расширение НАТО на восток. TUT.BY собрал несколько цитат политолога.

Збигнев Бжезинский. Фото: ReutersЗбигнев Бжезинский. Фото: Reuters

О США

«Америка занимает доминирующие позиции в четырех имеющих решающее значение областях мировой власти: в военной области она располагает не имеющими себе равных глобальными возможностями развертывания; в области экономики остается основной движущей силой мирового развития, даже несмотря на конкуренцию в отдельных областях со стороны Японии и Германии; в технологическом отношении она сохраняет абсолютное лидерство в передовых областях науки и техники; В области культуры, несмотря на ее некоторую примитивность, Америка пользуется не имеющей себе равных притягательностью, особенно среди молодежи всего мира, — все это обеспечивает Соединенным Штатам политическое влияние, близкого которому не имеет ни одно государство. Именно сочетание всех этих факторов делает Америку единственной мировой сверхдержавой в полном смысле этого слова».

О Трампе и его первых шагах в роли президента США

«Трамп должен действовать как президент, а не как политический шоумен. Пока что он как президент не действует. США — слишком важная страна для того, чтобы ею руководил „отсутствующий президент“. Совокупный ущерб американской внешней политике и ее положению в связи с этим фактором уже начинает ощущаться. Это, в свою очередь, питает некоторые нереалистичные надежды со стороны американских конкурентов. На ум сразу приходит Россия, но, возможно, скоро за ней последует и Китай. И я думаю, что все заинтересованные стороны должны принять во внимание такие риски».

О России

«Для Америки Россия слишком слаба, чтобы быть ее партнером, но, как и прежде, слишком сильна, чтобы быть просто ее пациентом».

О Путине

«Я верю в процветание России после Путина. Россия стремительно меняется, может быть, даже не вопреки Путину, а благодаря Путину. Главное, что должны понять в России, — для процветания и успеха ей нужно сближение с Западом, иначе она проиграет всё Китаю. Демократизация — одно из главных условий процветания России. И я думаю, это случится уже после Путина. Можете считать это историческим оптимизмом, но я уверен, что сближение России с Западом неизбежно, и в результате этого сближения Россия получит огромную пользу».

О российской элите

«Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков, но поскольку 500 млрд долларов российской элиты лежит в наших банках, вы еще разберитесь, чья это элита. Ваша или уже наша?»

О Крыме

«Агрессия России в Крыму исторически неоправданна и будет постоянным источником напряженности. Но, я надеюсь, россияне поймут, что не в их интересах действовать в империалистической манере. Особенно если учесть, что сама Россия не является „империалистическим“, доминирующим государством».

Об Украине

«Я не знаю, потерян ли Крым для Украины, но к этому вопросу следует вернуться, когда отношения между Украиной и Россией вновь станут хоть в какой-то степени рациональными и стабильными. Русские принесли в эти отношения иррациональность и эмоциональность, они провели бандитскую атаку на Крым, замаскировав ее, как это сделала бы мафия. Но им следует поостеречься применять такой подход ко всей Украине — это приведет к куда более мощному взрыву в сердце Европы, к конфликту, которого не видел мир с 1939 года».

Об ЕАЭС

«Я сомневаюсь, что Евразийский экономический союз просуществует 10−20 лет, особенно если за это время его лидерский состав изменит свое мировоззрение. К тому же ЕАЭС станет ненужным по мере нормализации отношений России с западной частью Европы, а также признанием российскими властями того факта, что страна в конечном счете является европейским, а не евразийским государством».

news.tut.by

как Збигнев Бжезинский изменил своё отношение к России — РТ на русском

На 89-м году ушёл из жизни американский политолог, социолог, бывший советник 39-го президента США Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский. Он был известен своими жёсткими антисоветскими взглядами, выступал за разрушение социалистического блока с помощью мирного отсечения стран Восточной Европы. Однако в последние годы автор глобальной стратегии антикоммунизма, идеолог противостояния США и СССР изменил своё отношение к России и называл её союзником в делах Запада.

В пятницу, 26 мая, о кончине ветерана американской политики сообщила в своём Instagram его дочь Мика Бжезинская.

«Мой отец сегодня скончался. Он был известен своим друзьям как Збиг, внукам как Шеф, а жене как прочная любовь всей её жизни. Я просто знала, что он самый вдохновляющий, любящий и преданный отец, какой только мог быть у девушки. Я люблю тебя, папа», — пишет Мика.

  • © mikabrzezinski / Instagram

Как сообщает газета The New York Times, Бжезинский умер в госпитале города Фолс-Чёрч в штате Вирджиния.

«Как и его предшественник Генри Киссинджер, Бжезинский был политиком иностранного происхождения со значительным влиянием в мировых делах», — отметило издание.

Этапы большого пути

Збигнев Бжезинский родился 28 марта 1928 года в Варшаве в семье польского дипломата. В 1938 году семья переезжает в Канаду, так как отец Бжезинского был назначен генеральным консулом. В Канаде Збигнев окончил школу и университет, а затем перебрался в США. В 1950-х годах он стал гражданином США и получил докторскую степень в Гарвардском университете. С 1960 года Бжезинский на протяжении 17 лет возглавлял в Колумбийском университете Институт проблем коммунизма. 

В 1966 году Бжезинского пригласили на работу в совет политического планирования Госдепартамента США. Именно тогда он стал причастен к формированию внешнеполитической доктрины Вашингтона.

Проработав в совете планирования два года, в знак протеста против расширения американского участия в войне в Индокитае Бжезинский уходит с занимаемой должности и становится советником вице-президента США Хьюберта Хемфри.

Бжезинский вместе с Дэвидом Рокфеллером был одним из основателей Трёхсторонней комиссии — международной организации, состоящей из представителей Северной Америки, Западной Европы и Азии, а затем, в 1973—1976 годах, — её исполнительным директором. Бжезинский пригласил войти в состав комиссии Джимми Картера, и спустя два года Картер назначил его своим помощником по иностранным делам, а после избрания в 1977 году президентом США — советником по национальной безопасности.

  • Збигнев Бжезинский на встрече с президентом США Джимми Картером
  • globallookpress.com
  • © White House

В этот период Бжезинский отстаивал антисоветские позиции, был одним из идеологов борьбы с советской «экспансией» в Европе, в Афганистане и других странах, активно выступал за укрепление Атлантической солидарности, являлся сторонником секретной программы ЦРУ по вовлечению СССР в дорогостоящий военный конфликт.

Бжезинский выступал за оказание администрацией США поддержки афганским моджахедам, которые вели борьбу с просоветским режимом. За жёсткую позицию Бжезинского в отношении СССР газета «Правда» назвала его «врагом политики разрядки».

В 1979 году политолог отложил осуществление договора ОСВ-2, выдвинув возражения против действий СССР во Вьетнаме, Африке и на Кубе. В том же году Бжезинский для спасения заложников из посольства США в Тегеране требует от президента послать в иранскую столицу американский спецназ. Из-за провала военной операции и неспособности разрешить дипломатический кризис политическая карьера Картера завершилась. На выборах 1981 года он проиграл Рональду Рейгану.

В 1983 году в своей книге «Власть и принцип», посвящённой работе в Белом доме, Бжезинский признался, что, «помимо сдерживания СССР», для него являлось «крайне важным попытаться увеличить идеологическое влияние Америки на весь мир», «сделав её снова носителем человеческой надежды».

Борьба за лидерство

Итогом деятельности Бжезинского в политике стало крушение Советского Союза, победа Америки в холодной войне и создание однополярного мира. В 1990-е годы он развивает свою концепцию постиндустриального общества, где лидерство в мировой системе отводится США. 

  • © Скриншот видео youtube.com

Угрозу он видел в становлении России как великой державы. По мнению Бжезинского, имперский статус России неразрывно связан с овладением Украиной как самой большой по территорией европейской страной, поэтому в 2000 году его главным планом было не допустить нового объединения России и Украины. Для этого была необходима смена политического режима на Украине, включение её в НАТО и создание искусственно тлеющего конфликта между РФ и Украиной.

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не тем и другим одновременно… Без Украины Россия перестанет быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчинённой, Россия автоматически превращается в империю», — говорил Бжезинский.

Также он поддерживал чеченских сепаратистов во главе с Масхадовым и Басаевым, тем самым оказывая давление на одну из основных болевых точек тогдашней России. 

В период президентства Билла Клинтона Бжезинский являлся автором концепции расширения НАТО на Восток. Он поддержал бомбёжки Югославии в 1999 году, войну в Ливии в 2011 году, приветствовал «оранжевую революцию» на Украине и «революцию роз» в Грузии.

Бжезинский жёстко критиковал политику Джорджа Буша — младшего, обвиняя его в том, что он настраивает весь мусульманский мир против США. Он одним из первых поддержал кандидатуру сенатора Барака Обамы в борьбе за президентский пост.

Стратегическое прозрение

В 2012 году взгляды Бжезинского в отношении России резко изменились. Он отметил ослабление западного сообщества и необходимость заключения долгосрочного стратегического союза с Россией и Турцией. В противном случае Западу может грозить глобальная изоляция. В своей книге «Стратегическое прозрение» Бжезинский писал:

«Время всесильного игрока для Америки прошло, теперь уже США не могут, как раньше, самоуверенно представать в надменной позе перед Россией, Китаем, Индией, Бразилией, Ираном или Пакистаном».

В последние годы жизни Бжезинский с оптимизмом смотрел на отношения Москвы и Вашингтона. С его точки зрения, американские и российские интересы во многом совпадают.

В начале октября 2015 года в статье для The Financial Times Бжезинский призвал Запад приложить усилия и вовлечь Россию в переговоры о будущем Ближнего Востока.

  • globallookpress.com
  • © Zhang Jun

В 2012 году Бжезинский отмечал, что США больше не рассматривает Россию как врага. Условием процветания России он считал её неизбежное сближение с Западом и демократизацию.

Бывший идеолог противостояния США и СССР рассматривал нынешнюю Россию как союзника, а не как противника в делах Запада.

После ухода из Белого дома Бжезинский регулярно комментировал деятельность шести президентских администраций США. Он негативно отзывался о команде Дональда Трампа, чья внешняя политика, по его мнению, не имеет согласованности. Однако в начале деятельности нынешнего президента США Бжезинский одобрил его стремление наладить отношения с Москвой. 

Труды и дни

В 1981 году Бжезинский получил Президентскую медаль Свободы — одну из высших наград США для гражданских лиц.

Збигнев Бжезинский — автор глобальной стратегии антикоммунизма, теории технотронной эры и концепции американской гегемонии нового типа. Он написал более 30 книг. Наиболее известна его книга «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы». В ней Бжезинский пытался объяснить, почему США должны оставаться мировым гегемоном.

  • Обложка книги Бжезинского «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы»

В последние годы он сотрудничал с американским Центром стратегических и международных исследований, преподавал в Школе современных международных исследований Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне, состоял в организации Freedom House и в Американской академии гуманитарных и естественных наук.

Незадолго до своей кончины Бжезинский приступил к написанию книги о международных отношениях в Евразии.

russian.rt.com

Ящик пандоры – О большом друге России – Бжезинском

Историк, социолог, публицист Андрей Фурсов о Збигневе Бжезинском — Американском аналитике, его отношении к России, его последней книге «Стратегическое видение» и других работах.

 

Здравствуйте! Сегодня мы поговорим о «большом друге» России – американо-польско-еврейском аналитике Збигневе Бжезинском. Я несколько недель назад обещал, что мы обязательно поговорим о нем, о его последней книге и вообще о его работах, и самое главное, о том, какие события определили тот кульбит, который сделал Бжезинский в своей последней книге «Стратегическое видение», которая вышла буквально два месяца назад.

Сначала несколько слов о самом Бжезинском. Он родился в 1928-м году, в высокопоставленной польской семье. Родовое владение этой семьи находится в нескольких десятках километров от Аушвица (он же Освенцим). Мне представляется, что это очень символично. Потому что то, что делали немцы в Освенциме, отчасти напоминает те планы, которые вынашивала Трехсторонняя комиссия и Римский клуб, где очень активен был Бжезинский, вынашивала и вынашивают для большей части человечества – это сокращение населения планеты. Только не в такой брутальной форме, как это делали немцы, а, так сказать, в такой более бархатной форме. Такое очень интересное историческое совпадение.

Родившись в Европе, Бжезинский оказался в Америке и начал делать там карьеру. Польские американские поляки, с которыми я говорил, которые к Бжезинскому очень неплохо относятся, тем не менее, заметили, что попав в Америку, Бжезинский начал педалировать еврейскую составляющую своего прошлого, своей семьи, своего происхождения, и это в какой-то степени помогло ему сделать карьеру. Разумеется, конечно, не только это. Во-первых, способности, во-вторых, Бжезинский очень рано понял, на кого нужно поставить – он поставил на те структуры и на тех людей, которые были связаны с Рокфеллерами. Конечно, очень большую роль сыграл его пещерный даже не антикоммунизм, а антирусизм.

Когда уже Советский Союз распался, и один из журналистов задал вопрос Бжезинскому: «Расскажите, как вы боролись против коммунизма? ». – «Не надо морочить себе и другим голову, – сказал Бжезинский. – Запад боролся не против коммунизма, он боролся против России, как бы она ни называлась». Иными словами Бжезинский – это такой традиционный враг России, и неслучайно американский экономист Голбрейт сказал, что любимое хобби Бжезинского – это вредить России.

И вдруг последняя книга Бжезинского – полный поворот вспять от прежних антирусских, антироссийских тенденций, и Бжезинский заговорил совершенно  другим языком. Теперь он говорит о том, что нужен союз США, Турции и России, он говорит о том, что будущее Запада зависит от того, насколько Запад сумеет интегрировать в себя Россию. Мне это напоминает фразу Аввакума, она прозвучит немного жестко, но, тем не менее, она очень хорошо иллюстрирует эту ситуацию. Аввакум по поводу таких ситуаций говорил: «Еще вчера был блядин сын, а то первый батюшка». Это почему же мы, Россия, стали батюшкой теперь для Бжезинского, как  изменилась его тональность и отношение к России?

Мы об этом скажем чуть позже, а теперь некоторые вехи его, по которым очень видно, как этот человек не любил и не любит до сих пор Россию. Просто нужда заставила, приперло, что называется. В середине 50-х годов Бжезинский вместе с Карлом Фридрихом делает очень важный ход в концептуальном оформлении холодной войны. Он отождествляет советский строй, сталинизм, с нацизмом, с гитлеризмом, и все это подает под шапкой тоталитаризма. Это был серьезный отход от принятой на Западе трактовки тоталитаризма. Еще в 39-м году замечательный американский исследователь профессор Хейз в своей знаменитой лекции объяснил, что тоталитаризм – это феномен  рыночной экономики, феномен буржуазной цивилизации, и за ее пределами он не работает. Поэтому к феномену тоталитаризма Хейз отнес только Италию Муссолини и Третий рейх Гитлера, но ни в коем случае не сталинский Советский Союз, который, по его мнению, представлял нечто иное, чем тоталитаризм.

В середине 50-х годов Бжезинский делает тот ход (он был первопроходцем в этом отношении вместе с Карлом Фридрихом),  который подхватили потом рыцари холодной войны. Потом этот ход подхватили наши шестидесятники. Потом его подхватила перестроечная шпана, а затем в постперестроечный, постсоветский период этим якобы научным сравнением сталинизма и гитлеризма и их объединением под шапкой тоталитаризма стали грешить и наши либеральные исследователи. Это был такой его первый концептуальный ход.

Затем Бжезинский пишет несколько работ о роли Америки в новой эре, где он выступает просто как певец Америки, и иногда создается такое впечатление, что Америку больше всего Бжезинский любит за то, что она анти-Россия. Кроме научной деятельности, Бжезинский очень активно занимается практической деятельностью. Это вообще характерная черта западной элиты – циркуляция в разных сферах деятельности. Человек работает в науке, он профессор, скажем, там Гарвардского университета. Затем он перебирается в какую-то юридическую фирму (где он вице-президент или консультант), затем его зовут в правительство (или в спецслужбы, например), а затем он возвращается в университетскую среду. Совершенно ясно, что работа в таких разных сферах очень обогащает и социальным опытом, и интеллектуальным, и создает связи. В этом очень большой плюс, большая сила западной элиты, такая полифункциональность, они могут играть на разных площадках. Это то, чему не грех бы поучиться.

В частности, тот же Бжезинский играл очень большую роль в создании и Римского клуба, и Трехсторонней комиссии, за которой стояли Рокфеллеры (его хозяева и наниматели), и он играл очень большую роль на последних стадиях холодной войны против Советского Союза,  разрабатывая различные практические действия против Советского Союза. В частности, он был одним из разработчиков идеи заманить Советский Союз  в Афганистан. Правда Бжезинский приписывает эту роль целиком и полностью себе – это не совсем верно. Одним из первых высказал эту идею высказал британский настоящий профессиональный востоковед и разведчик Льюис – очень сильный востоковед и, видимо, сильный разведчик. Однако Бжезинский действительно в этом поучаствовал, и он признал это откровенно уже в конце 90-х годов.

Когда журналист из французского журнала «Нувель обсерватор» спросил его: не сожалеет ли он о том, что так погибло много афганцев во время афганской войны? Бжезинский ответил: «О чем жалеть? Тайная операция была блестящей идеей. В результате ее реализации мы затащили русских в афганскую ловушку, а вы еще хотите, чтоб я сожалел об этом? ». Дальше он добавил: «Что важнее для мира: один-два мусульманских фанатика или выдавливание СССР из центральной Европы, прекращение существования СССР и окончание холодной войны? ». Яснее не скажешь. Очень четкая позиция.

В 1997-м году Бжезинский публикует очень известную свою работу «Большая шахматная доска» о мировой политике, где он выступает сверхоптимистом американского будущего. В этой работе он пишет, что еще, по крайней мере, 30 лет американцы будут господствовать в мире. Такая очень-очень оптимистичная работа. России в этой работе он предрекает банкротство и распад. Вообще, так очень пренебрежительно пишет о России, явно чувствуется настроение счастья, что развалилась эта империя – Советский Союз, а Россия – это никакая не замена Советскому Союзу, и рано или поздно дни ее будут сочтены.

В 2003-м году Бжезинский пишет новую книгу «Выбор». Там уже начинают звучать совсем другие нотки, и эта книга очень интересна, она показывает, чего больше всего боится американский истеблишмент в лице Бжезинского. Поэтому мы на ней остановимся немножко подробнее. Очень интересную вещь Бжезинский заявляет в этой книге сразу же. «Американское общество, – пишет он, – стимулирует развитие таких глобальных социальных тенденций, которые подвергают эрозии традиционный государственный интерес». Он говорит об этом с плюсом. Забегая  вперед отмечу, что в последней книге, которая вышла в 2012 г., он будет говорить об этой тенденции с минусом, потому что она касается самих Соединенных Штатов.

Далее в работе «Выбор» он очень откровенно говорит о том, какое значение имеет разрушение Советского Союза и слабая Россия для Запада. Он пишет: «Сделанный Россией выбор предоставил Западу стратегический шанс, он создал предпосылки для прогрессирующей геополитической экспансии западного сообщества все дальше и дальше вглубь Евразии. Расширение уз между Западом и Россией открыло для проникновения Запада и, в первую очередь, Америки, в некогда заповедную зону российского ближнего зарубежья». Вот это очень важный момент. Он фиксирует важные изменения, которые произошли в конце ХХ века. Если отбросить социально-экономическую тематику и остановиться на уровне геополитики, то действительно, разрушение Советского Союза  впервые создало возможность для англосаксов проникнуть туда, в ту зону, о которой в течение, скажем, периода после 1929–30-х годов они и мечтать не могли проникнуть.

Большая игра, которую вела Великобритания против России, закончилась в начале ХХ века, британцы не выиграли. Американцы начали участвовать в этой игре позже, и в течение ХХ века геополитической целостности Советский Союз не допускал их в Евразию. Теперь мы знаем: американцы в Евразии, более того, они в подбрюшье России – в Центральной Азии. Интересную вещь в работе «Выбор» Бжезинский рассказывает нам (американскому человеку, но и нам тоже) о том, какая элита нужна России (автоматически это значит – какая элита не нужна нам). Он пишет о российской элите 90-х годов: «Эта элита все более явно демонстрирует понимание своих собственных интересов, дух товарищества и самосознания. И в фокусе ее интересов находится Америка». Вот этот пассаж дорогого стоит. Прямым текстом говорится: миром будет управлять элита, оторванная от своих стран, с психологией и ценностями, которые отражают американскую реальность. По сути дела, речь идет об управленческих слоях-отрядах, которые скроены по американскому образцу. То ли о муравьях менеджеров руководимого Америкой глобального человейника, то ли о штампованных дуболомах Урфина Джуса, то ли о каких-то чужих или хищниках, которые работают на своих хозяев.

Чего больше всего боялся Бжезинский в работе «Выбор»? Возрождения России. Он откровенно пишет об этом. Что возрождение России – это то, чего нужно избежать любым способом. В этом отношении Бжезинский не оригинален. В свое время в 1995-м году Клинтон, выступая перед американскими военными, очень гордо сказал: «Мы (Соединенные Штаты) позволим России быть, но мы не позволим ей быть великой державой». В этом отношении Бжезинский выражает интересы и волю истеблишмента.

Второй страх Бжезинского – это всемирная мобилизация масс против США на основе триады: антиглобализм, марксистский эгалитаризм и христианский гуманизм. Очень интересно, что Бжезинский в один ряд, как антиамериканские силы, поместил антиглобализм, христианский гуманизм и марксизм. Вот это очень интересная оговорка по Фрейду здесь толковый представитель правящего слоя Америки очень четко фиксирует опасность, и он же предлагает средства блокирования этой опасности. Первое средство – это насаждение демократии по-американски. Он посвящает этой теме довольно большую часть своей книги «Выбор»,  написанной в 2003 году и у нас переведенной в 2004-м,  а второе – это американская культура.

Однако под американской культурой Бжезинский имеет в виду не некую высокую культуру, а то, что он называет «титтитейнмент» то есть «титти» – от слова «tit» – грудь, которая кормит молоком, entertainment – развлечения. Он абсолютно откровенно говорит, что именно массовая культура позволила выиграть Соединенным Штатам очень важные битвы холодной войны, навязав другим обществам эту непритязательную тупую культуру телесериалов, мыльных опер, поп-музыки, программы MTV с ее 33-я каналами всемирного вещания. По сути, Бжезинский говорит о том, что Антонио Грамши называл «культурный гегемонией буржуазии». Только Грамши полагал, что это революционеры сделают буржуазию, и, обращаясь к буржуазии, он говорил: «Мы заберем ваших детей». Но вышло по-другому: детей советской номенклатуры и интеллигенции забрали американцы. Забрала американская пропаганда, которая сработала очень четко.

Я никогда не забуду когда я читал одного из наших таких журналистов перестройки и постперестройки, который до сих пор выступает по телеэкранам, как штатный антисталинист-разоблачитель. Как он в одном из своих интервью сказал, что он заболел американским образом жизни, когда впервые в 12 лет попробовал жвачку. Такое откровенное признание, и я подумал: недорого стоит твоя любовь к родине, если за жвачку, так сказать, ты проникся американским образом жизни. Бжезинский очень четко фиксирует, что массовая культура, культура массового потребления, еще точнее – потреблядства, – она сработала в холодной войне и ей Бжезинский уделяет большое место как фактору дальнейшего распространения американского лидерства в мире.

Очень важное смещение акцентов в книге «Выбор»: Бжезинский говорит уже не столько об американском господстве, о  котором он говорил еще в 1997-м году, он говорит об американском лидерстве, он говорит о том, что господство должно быть заменено лидерством, то есть это иная форма верховенства в мире. Иными словами, Бжезинский понимает, что в начале ХХI века у Америки может не хватить силенок на выполнение тех функций, которые они выполняли раньше. Эту идею он усиливает в следующей своей работе – это работа 2007  года «Второй шанс», это жесткая критика неоконов. «Второй шанс, третьего не будет», – говорит Бжезинский. Он действительно очень обеспокоен курсом, таким брутальным курсом Буша-младшего, и полагает, что он не приносит результатов.

Наконец, в 2012-м году появляется новая работа Бжезинского «Стратегическое видение», в котором он, по сути дела, отказывается от очень многих прежних своих взглядов. В этой работе две лини. Первая – это характеристика того, что представляют собой Соединенные Штаты на данный момент, а второе – что нужно сделать, чтобы Соединенные Штаты не постигла судьба Советского Союза. В работе Бжезинский прямо говорит, что Соединенные Штаты сегодня 2010–2012-й года очень напоминают Союз, Советский Союз в 1980-е годы, и он выделяет пять пунктов сходства. Пункты эти следующие:

1.      Застывшая, закостеневшая и неспособная к реформам политическая система.

2.      финансовое банкротство вследствие военных авантюр и раздутого военного бюджета и военной промышленности.

3.      Падающий уровень жизни населения США. Нам наши СМИ рассказывают, как в Америке хорошо, а вот Бжезинский пишет, что падает уровень жизни населения США.

4.      Наличие политического класса, который не чувствителен к растущему социальному неравенству и который думает только о собственном обогащении. Ничего не напоминает? Мне напоминает.

5.      Попытки компенсировать снижающуюся легитимность власти внутри США внешнеполитическим картинками врага.

6.      Внешняя политика США, ведущая к самоизоляции в мире.

Дальше Бжезинский пишет о том, что, если эти тенденции сохранятся, то Америка не только не сохранит лидерство до 2027-го года, а есть шанс, что ее постигнет очень серьезная социальная катастрофа. Он откровенно говорит о том, что если в 1997-м году он полагал, что США сохранят господство или лидерство, по крайней мере, до 2027-го года на 30 лет (жизнь одного поколения), то теперь он полагает, что утрата лидерства произойдет  уже в этом десятилетии.

Вопрос – что делать, чтобы Соединенные Штаты не утратили лидерства? Ответ очень неожидан. Он говорит о том, что Соединенным Штатам нужен союз с Турцией и Россией, причем Россия здесь играет, естественно, центральную роль, а дальше он говорит, что дальнейшая судьба Запада (но его интересует, прежде всего, судьба Америки), зависит от того, насколько Запад сумеет интегрировать Россию в свою систему. Иначе, пишет он, (и это лишний раз говорит о том, что заботят его Соединенные Штаты, Америка), Америка может раствориться в международной транснациональной сети, среди вот этих многочисленных сетевых структур, и перестать как-то направлять исторический процесс. Если в работе «Выбор» он говорил о том, как хорошо, что Америка работает на то, что истончается государственный суверенитет других стран, то теперь, когда Америка столкнулась с такой же проблемой, он говорит, что это плохо.

«Стратегическое видение», на мой взгляд, – это очень важный документ. И отражает он, прежде всего, заботу Бжезинского не столько об Америке, а о судьбе той фракции мирового капиталистического класса, интересы которого он представлял всю жизнь. Речь идет, прежде всего, о кластере, во главе которого стоят Рокфеллеры, и их борьбе с тем кластером, во главе которого стоят Ротшильды. Разумеется, когда мы говорим  о борьбе Ротшильдов и Рокфеллеров, это некоторое упрощение, как вообще любая абстракция, как любое обобщение. Во-первых, Ротшильды – это не только Ротшильды, это целый кластер других кланов, семей, закрытых организаций, и Рокфеллеры – то же самое. Во-вторых, и Ротшильды, и Рокфеллеры представлены в одних и тех же организациях, но в разных пропорциях.

Действительно, борьба между этими кластерами определила почти весь ХХ век. Нужно сказать, что первую половину ХХ века выиграли Рокфеллеры. Обе мировые войны усилили их позиции, и после Второй мировой войны они чувствовали себя на коне. Однако империя Ротшильдов готовила ответный удар, и этот удар она решила нанести в самое главное, самое уязвимое место Рокфеллеров – в логово. Как говорил Жеглов: «А вот здесь у них логово». Этим логовом является доллар. Сорок лет Ротшильды вели подкоп под доллар, и к концу ХХ века этот подкоп дал свои результаты: позиции доллара стали слабеть.

Доллар, тесно связанный с нефтью, оказался в худшем положении в начале XXI века, чем юань, который связан с золотом, и мы знаем, что Ротшильды очень активно работают в Китае. Сегодняшняя Америка оказалась в очень интересной ситуации. Мы уже привыкли за последние годы, что президентские выборы в Америке (бывают иногда скандалы – жульничество семьи Бушей, когда он победил Гора, бывают другие ситуации), но такого жесткого накала, который  мы имеем сейчас, не было. Этот   накал смотрится очень странно, особенно если посмотреть на личности двух претендентов. Абсолютно два серых, невзрачных человека: Обама и Ромни. Эти их предвыборные баталии по телевидению – действительно два очень серых, скучных, неинтересных человека. Тем не менее, такое внимание к  этим выборам. Это не случайно.

Дело в том, что цена нынешних выборов – это не кто возглавит еще на четыре срока Белый дом – республиканцы или демократы, Обама или Ромни. На кон поставлена судьба федеральной системы соединенных штатов и будущего мира. Дело в том, что в этом году истекает аренда печатания доллара, которую Федеральная резервная система получила в 1913-м году. В Интернете есть целый ряд интереснейших публикаций, которыми я активно пользовался, когда готовился к сегодняшней передаче – очень интересные материалы по поводу соотношения сил Ротшильдов и Рокфеллеров в той же Федеральной резервной системе. Конечно, до конца мы не знаем соотношения сил, нужна инсайдерская информация. Тем не менее, вся история ХХ века складывалась так, что именно Рокфеллеры играют большую роль в федеральной резервной системе.

Сейчас подходит срок, когда заканчивается аренда. Представим ситуацию: Обама, человек, тесно связанный с Ротшильдами, побеждает на выборах, и в ноябре же будут выборы в Сенат. Там – сенатское большинство. В этой ситуации Ротшильды могут протолкнуть решение вопроса о прекращении аренды. Если, скажем, президентом будет Ромни, он может наложить вето, а если там будет сидеть Обама, он этого вето не наложит. Тогда – гуд бай, Федеральная резервная система, гуд бай, доллар, и гуд бай, государство Соединенный Штаты Америки. Тогда мы получим совсем другую структуру: Канада, США и Мексика, валюта амеро и совсем другой расклад. Правда, чтобы это сделать, Ротшильдам нужна еще одна вещь: благоприятный для них исход политических перестановок в Китае, которые произойдут тоже в ноябре, поскольку в Китае состоится китайский съезд Китайской коммунистической партии.

Иными словами, Бжезинский, как человек Рокфеллеров, очень хорошо понимает, что его хозяевам для того, чтобы хорошо противостоять этому накату, навалу Ротшильдов, и чтобы не дать Соединенным штатам раствориться. Это очень четкая позиция у Бжезинского, я еще раз повторю, что он говорит: «Соединенные Штаты рискуют раствориться в системе транснациональных сетевых структур». Это и есть трансатлантический союз, или североамериканский союз, где Соединенные Штаты утрачивают свою валюту и возникает ситуация, похожая на Евросоюз: с надамериканской бюрократией. Это программа Ротшильдов.

Рокфеллерам нужен доллар, следовательно, нужны Соединенные Штаты, а, следовательно, нужен Китай и нужна Россия. Иными словами, когда Бжезинский говорит о необходимости интеграции России в Запад, он имеет в виду интеграцию России в интересы клана Рокфеллеров. Если мы вспомним, как к нам зачастил другой человек Рокфеллеров – Киссинджер, то становится понятно, что эта линия работает. Хотя, с другой стороны, ситуация противоречивая. Наши официальные лица высказываются за наличие нескольких резервных валют, а это ротшильдовская программа. То есть, мы здесь видим реальное противоречие, а возможно, это какая-то очень такая непростая игра.

Вообще, нужно сказать, что ситуация в отношениях Ротшильдов и Рокфеллеров и позиция России между ними сегодня очень напоминает конец 1920-х годов. Когда в схватке между Ротшильдами и Рокфеллерами Сталин выбрал Рокфеллеров, отдал им по дешевке бакинскую нефть, они выиграли на этом экономически, а взамен профинансировали в значительной степени наши пятилетки. И вот начало ХХI века, и опять та же ситуация: Рокфеллеры против Ротшильдов, и между ними – Россия. Как сложится ситуация? Надо смотреть, как пройдут выборы в Соединенных Штатах, как пройдут выборы, как пройдет съезд Коммунистической партии Китая. И в этом отношении я повторю еще раз мысль, которую уже здесь высказывал: мы живем, конечно, не в самое счастливое время, но очень интересное.

Что касается Бжезинского, то мне остается сказать нашему американскому другу следующее: loss big. Ты долго воевал против Советского Союза, ты радовался, что развалился Советский Союз, ты радовался, что слаба Россия, а теперь история вильнула хвостиком, и ты на стороне тех, кто хочет, чтобы Россия осталась на плаву, и чтобы она была сильной, потому что изменились интересы хозяев.  

В этом отношении Бжезинский напоминает мне змею, которая пережила свой яд. Есть такой эпизод в «Книге джунглей» Киплинга, когда Маугли идет в пещеру за острым клинком, острым ножом, а этот нож охраняет змея. Змея на него набрасывается, он хватает ее за горло, но выясняется, что змея старая, и она пережила свой яд. В общем-то, это уже было видно в работе «Выбор», но «Стратегическое видение», где Бжезинский вынужден повернуться лицом к той стране, которую он ненавидел, и зла, которой он желал, его хобби, повторяю, было вредить России, как сказал Голбрейт, и вот теперь он развернулся в ту сторону. Змея пережила свой яд.

На этом мы сегодня закончим. До свидания.

pandoraopen.ru