Из прошлого в будущее или возрождение "Бурана". Буран проект


Проект «Буран». Битва за звезды-2. Космическое противостояние (часть I)

Проект «Буран»

В конце 1975 года проектанты окончательно определились с конфигурацией будущего транспортного корабля — он должен был стать крылатым. Появились первые чертежи орбитального самолета, названного «Бураном».

Это направление работ было поручено главному конструктору Игорю Николаевичу Садовскому. Заместителем главного конструктора по орбитальному кораблю назначили Павла Цыбин.

Ракета представлялась конструкторам как самостоятельная структура, а полезным грузом мог стать орбитальный корабль или любой другой космический аппарат. В отличие от американской, советская ракета должна была осуществлять запуск космических аппаратов самых различных классов.

К универсальности комплекса подтолкнул один эпизод.

Первоначально предлагалось размещение двигательной установки второй ступени на орбитальном корабле, как у «Спейс Шаттла». Однако из-за отсутствия в то время самолета для транспортировки с завода-изготовителя до Байконура, а главное, для отработки в летных условиях космического аппарата значительной массы, орбитальный корабль был облегчен за счет переноса двигателей на центральный бак. С переносом двигателей на центральный бак ракеты их количество увеличилось с трех до четырех.

В 1976 году облик «Бурана» приблизился к «Спейс Шаттлу», увеличилась стартовая масса комплекса, диаметр центрального блока.

Бригада проектантов, подчиненная Садовскому, вела проектные работы как по ракете, так и по орбитальному кораблю и комплексу в целом. Начиная с 1976 года, в течение пяти лет были проработаны пять вариантов конструкторских схем на базе исходной. Орбитальный корабль приобретал формы, близкие к конечным. Ракета меняла свою структуру от двухбакового центрального блока до четырехбакового, а затем вновь двухбакового, менялись размерность и количество маршевых двигателей, оптимизировалось соотношение ступеней и тяга двигателей, облагораживались аэродинамические формы. В конструкцию орбитального корабля были введены воздушно-реактивные двигатели, что давало возможность осуществлять глубокое маневрирование при посадке.

Одновременно разрабатывалась конструкторская документация, велась подготовка производства, разрабатывался проект по приспособлению стартовых площадок «Н-1» и нового стенда-старта. 17 февраля 1976 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 132-51 о разработке советской многоразовой космической системы «Рубин», включавшей орбитальный самолет, ракету-носитель, стартовый комплекс, посадочный комплекс, специальный комплекс наземного обслуживания, командно-измерительный комплекс, поисковоспасательный комплекс. Система должна была обеспечивать «выведение на северо-восточные орбиты высотой 200 километров полезных грузов весом до 30 тонн и возвращение с орбиты грузов до 20 тонн».

В постановлении, в частности, предлагалось организовать в Министерстве авиационной промышленности Научнопроизводственное объединение «Молния» во главе с авиаконструктором Глебом Лозино-Лозинским (он нам известен как создатель космоплана «Спираль»), которое должно было разработать орбитальную ступень самолетной схемы, подготовив полный комплект документации для ее изготовления.

Само изготовление и сборка планера, создание наземных средств его подготовки и испытаний, а также воздушная транспортировка планера, корабля и ракетных блоков были поручены Тушинскому машиностроительному заводу Головная роль в разработке ракеты-носителя и системы в целом оставалась за НПО «Энергия». Заказчиком выступало Министерство обороны.

Окончательный проект системы был утвержден Валентином Глушко 12 декабря 1976 года. Согласно проекту летные испытания планировалось начать во втором квартале 1979 года.

При создании «Бурана» были объединены усилия сотен конструкторских бюро, заводов, научно-исследовательских организаций, военных строителей, эксплуатационных частей космических сил. Всего в разработке участвовало 1206 предприятий и организаций, почти 100 министерств и ведомств, были задействованы крупнейшие научные и производственные центры России, Украины, Белоруссии и других республик СССР.

В конечном виде многоразовый орбитальный корабль «Буран» (11Ф35) представлял собой принципиально новый для советской космонавтики летательный аппарат, объединяющий в себе весь накопленный опыт ракетно-космической и авиационной техники.

По аэродинамической схеме корабль «Буран» — моноплан с низкорасположенным крылом, выполненный по схеме «бесхвостка». Корпус корабля выполнен негерметичным, в носовой части находится герметичная кабина общим объемом более 70 м3, в которой располагается экипаж и основная часть аппаратуры.

С внешней стороны корпуса наносится специальное теплозащитное покрытие. Покрытие используется двух типов в зависимости от места установки: в виде плиток на основе супертонкого кварцевого волокна и гибких элементов высокотемпературных органических волокон. Для наиболее теплонапряженных участков корпуса, таких как кромки крыла и носовой кок, используется конструкционный материал на основе углерода. Всего на наружную поверхность «Бурана» нанесено свыше 39 тысяч плиток.

Габариты «Бурана»: полная длина — 35,4 метра, высота — 16,5 метра (при выпущенном шасси), размах крыла — около 24 метров, площадь крыла — 250 м2, ширина фюзеляжа — 5,6 метра, высота — 6,2 метра, диаметр грузового отсека — 4,6 метра, его длина — 18 метров, стартовая мас са — до 105 тонн, масса груза, доставляемого на орбиту, — до 30 тонн, возвращаемого с орбиты — до 15 тонн, максимальный запас топлива — до 14 тонн. «Буран» рассчитан на 100 рейсов и может выполнять полеты как в пилотируемом, так и в беспилотном (автоматическом) варианте. Максимальное количество членов экипажа — 10 человек, при этом основной экипаж — 4 человека и до 6 человек — космонавты-исследователи. Диапазон высот рабочих орбит 200-1000 километров при наклонениях от 51 до 110. Расчетная продолжительность полета 7-30 суток.

Обладая высоким аэродинамическим качеством, корабль может совершать боковой маневр в атмосфере до 2000 километров.

Система управления «Бураном» основана на бортовом многомашинном комплексе и гиростабилизированных платформах.

Она осуществляет как управление движением на всех участках полета, так и управление работой бортовых систем.

Одной из основных проблем при ее проектировании была проблема создания и отработки математического обеспечения.

Автономная система управления совместно с радиотехнической системой «Вымпел» разработки Всесоюзного научно-исследовательского института радиоаппаратуры, предназначенной для высокоточных измерений на борту навигационных параметров, обеспечивает спуск и автоматическую посадку, включая пробег по полосе до останова. Система контроля и диагностики, примененная здесь впервые на космических аппаратах как централизованная иерархическая система, построена на встроенных в системы средствах и на реализации алгоритмов контроля и диагностики в бортовом вычислительном комплексе.

Радиотехнический комплекс связи и управления поддерживает связь орбитального корабля с ЦУП. Для обеспечения связи через спутники-ретрансляторы разработаны специальные фазированные антенные решетки, с помощью которых осуществляется связь при любой ориентации корабля. Система отображения информации и органов ручного управления обеспечивает экипаж информацией о работе систем и корабля в целом и содержит органы ручного управления в орбитальном полете и при посадке.

Система электропитания корабля, созданная в НПО «Энергия», построена на базе электрохимических генераторов с водородно-кислородными топливными элементами разработки Уральского электрохимического комбината. Мощность системы электропитания — до 30 кВт. При ее создании пришлось разработать принципиально новый для СССР источник электроэнергии — электрохимический генератор на основе топливных элементов с матричным электролитом, обеспечивающий непосредственное преобразование химической энергии водорода и кислорода в электроэнергию и воду, и разработать впервые в мире систему космического криогенного докритического (двухфазного) хранения водорода и кислорода без потерь.

Объединенная двигательная установка (ОДУ) «Бурана» состоит из двух жидкостных ракетных двигателей орбитального маневрирования тягой 8800 килограммов (5000 включений за полет), 38 управляющих двигателей с тягой по 400 килограммов (2000 включений за полет), 8 двигателей точной ориентации тягой по 20 килограммов (5000 включений за полет), 4 твердотопливных двигателей экстренного отделения с тягой по 2800 килограммов, 1 кислородного бака и 1 бака горючего со средствами заправки, термостатирования, наддува, забора жидкости в невесомости.

Двигатели ОДУ размещаются на орбитальном корабле с учетом решаемых ими задач. Так, двигатели управления, расположенные в носовой и хвостовой частях фюзеляжа, обеспечивают координатные перемещения корабля по всем осям и управление его положением в пространстве.

В штатном (безаварийном) полете двигатели ОДУ обеспечивают стабилизацию орбитального корабля в связке с ракетой-носителем, разделение корабля и ракеты-носителя, довыведение корабля на рабочую орбиту (двумя импульсами), стабилизацию и ориентацию, орбитальное маневрирование, сближение и стыковку с другими космическими аппаратами, торможение, сход с орбиты и управление спуском.

В нештатных ситуациях (то есть при авариях на активном участке) двигатели ОДУ используются в первую очередь для ускоренной выработки топлива перед отделением от ракеты-носителя с целью восстановления необходимой центровки орбитального корабля.

В случае экстренного отделения предусматривается срабатывание специальных пороховых двигателей ОДУ.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

Проект “Буран”: будущее, которое не наступило

Аэро-космический комплекс - проект БуранПроект "Буран" стартовал в 1976 году. В США тогда закрыли программу тяжелых ракет и орбитальных станций и поспешно создавали "Спейс Шаттл". Испуганный таким поворотом дел Брежнев приказал остановить работы по ракете "Вулкан", являвшейся в 4 раза мощнее "Протона" и достигала Луны, и дал новую команду: догонять Соединенные Штаты по многоразовым кораблям. Так, собственно, и появился проект "Буран".

Первый старт шаттла "Колумбия" состоялся 12 апреля 1981 года. Бесспорно, в руках НАСА находилась бесценная помощь. Они располагали документацией по немецким аппаратам Зенгера и Бредта, а создатель ракеты "Фау-2" Вернер фон Браун вообще возглавлял многие программы США. Кроме того, от острова Пасхи до Марокко, американцы располагали сетью посадочных полос для шаттла. У "Бурана" было три полосы - в Крыму, у озера Ханка на Дальнем Востоке и аэродром "Юбилейный" на Байконуре. Уже одно это обстоятельство требовало принципиальных отличий двух проектов по энерговооруженности, двигателям и по топливу. Несмотря на внешнее сходство, конструкции принципиально отличаются. Прежде всего система "Спейс Шаттл" - это монолитный блок, который предназначен только для подъема космического челнока. Космический самолет "Буран" же стартовал на самой мощной в мире ракете "Энергия", которую можно использовать самостоятельно для любых грузов. Другими словами, система "Буран-Энергия" состоит из двух независимых составляющих. Двигатели “Энергии” работали на жидком кислород-керосиновом и на кислород-водородном топливе, –  у американцев же первая ступень (погубившая "Челленджер") работала на твердом топливе. Ступени “Энергии” включались поочередно, у американцев же все вспыхивало с первой секунды (возможно, этот факт и стал причиной гибели "Колумбии"). И, что самой замечательной особенностью проекта "Буран" было следующее: наш космический корабль был способен летать в беспилотном режиме, что является само по себе чрезвычайно сложной задачей. Летный ресурс этого космического самолета достигал 100 орбитальных полетов.

Следует отметить, что остановка проекта “Буран” не является чем-то отдельно взятым. Система создавалась для большой страны с эффективно работающей экономикой и смелой космической программой. А структурная неэффективность экономики уже тогда давала сбой. Слишком много ведомств отвечало за корабль, рвали его на части. Дряхлеющее руководство Советского Союза уже подумывало о разделе будущих сфер влияния. Собрать в единую команду сотни предприятий, КБ и институтов, разбросанных по распадающемуся государству, оказалось уже невозможно…

Качественный стабилизатор - надежная защита для котла

Среди многих владельцев домов и квартир, у которых имеется индивидуальное газовое отопление, а именно наличие газового котла с электрической ...

Если после удаления зуба возникло воспаление

Удаление зуба – процедура довольно сложная. У многих возникают осложнения после ее проведения. К примеру, воспалительный процесс. По каким причинам у вас ...

Самый быстрый в мире самолет

  Размах крыльев X-43A составляет 1,5 метра, длина - 3,6 метра. Установленный на нем двигатель scramjet является экспериментальным прямоточным двигателем ...

Вина острова Мальта

Мальта – это остров вечного солнца и любви, чистейшего моря и пляжей, богатейшей культуры и истории, а также вкуснейшего ...

Кожаные сумки

Кожгалантерея, и в том числе кожаные сумки, являются уникальными аксессуарами, способными выделить человека из массы окружающих людей. К тому же натуральная ...

Клады Крыма

Крым… Древняя загадочная земля. Не счесть тайн, которые она хранит в себе. Не счесть народов, чьим домом был этот ...

Мистические овраги в Москве

Вблизи Велесового оврага, проводили археологические раскопки, нашли артефакты старинной культуры, но ни одного захоронения, словно, люди сами ушли в другое измерение. ...

Особенности отдыха в Арабских Эмиратах

Объединенные Арабские Эмираты - страна, которая с первых же шагов окружает своей чудесной природой, золотыми пляжами и теплым кристально чистым морем ...

Ангош

Согласно легендам на просторах океанов периодически встречаются таинственные корабли-призраки. Такой корабль моряками именовался «Летучим голландцем», а экипаж  его составляли мертвецы. ...

Истребитель Су - 30СМ

Су-30СМ (СМ серийный модифицированный) сверхманевренный двухместный многоцелевой тяжёлый истребитель, созданный на базе Су-27УБ. На боевой машине установлены новейшие навигационные системы, расширен ...

www.objectiv-x.ru

Программа "Буран" - космический щит России

В настоящее время рассматривается возможность возобновления проекта многоразового космического корабля "Буран". Свой первый полет "Буран" совершил 15 ноября 1988 года. До сих пор в мире нет аналога МКК "Буран". Об этом Pravda.Ru рассказал летчик-испытатель, Герой России Магомед Толбоев, входивший в состав летчиков-испытателей "Созвездие волка".

Программа Буран защитит Россию из космоса

Источник фото: REX

 - Программа закрывалась очень медленно. Кстати, до сих пор решения правительства нет. Работы прекращены решением министерства авиационной промышленности, функции которого сейчас исполняет министерство промышленности и некоторые другие ведомства. Ее медленно перестали финансировать, на том и закончилось.

Но в целом этот проект не закрыт. Программа была создана постановлением ЦК КПСС, и отменить эту программу может только президент России. Программа официально не закрыта.

Наш "Буран" был единственным. Я участвовал в горизонтальных летных испытаниях этого самолета с навесными двигателями Су-37 и Су-27. Мы выполняли полеты, которые надо выполнить для того, чтобы сесть на землю. Это же многоразовый космический самолет.

И алгоритмы, которые мы вкладывали в этот самолет, их перекладывали уже в следующую машину. "Буран" успешно выполнил свой первый и последний полет. Настолько успешно выполнил, что мир ахнул.

Мы же еще обучали этому французов, у них была программа "Гермес" — многоразовая тоже. Потому что такого опыта, как у нас, в мире ни у кого не было. У американцев до сих пор нет. Американцы садятся в автоматическом режиме до высоты где-то шесть тысяч метров, а дальше садились вручную. Мы же это все делали только в ручном режиме, естественно, когда пилот на борту.

Обидно было, что такой тяжелый моральный, психологический удар был нанесен по нам. Я иногда говорю, что счастливы те ребята, которые погибли и ушли. Первый набор был старше нас на 15 лет. Я со второго набора — это была основная ударная сила. Нас мало осталось.

Потом третьи подошли, но они даже не успели почувствовать практически ничего. А мы — второй набор — больше всех морально пострадали. Экипажи уже были определены, номера кораблей, кто с кем полетит, кто командир, кто второй. Командир Игорь Волк слетал на "Союзе", получил опыт космических полетов. Некоторые другие летали в космос. То есть у нас по "Бурану" все было определено.

И вдруг это сразу рухнуло. Конечно, для нас это трагедия. Это как в Большом театре для артистов премьеру отменить.

— Ходила легенда о проклятии "Бурана" или "Созвездия волка". Связанные с испытаниями люди погибали. Вы не боялись?

— Мы далеки от таких мыслей. Пресса есть пресса, она вольная, можно как угодно говорить. Мы никогда не думали, что должны погибнуть. Мы же знали, что мы летчики-испытатели, знали, что наши друзья погибают. Да, всякие гипотезы были. Но ничего подобного там нет. Есть обыкновенная работа профессионалов, и есть ошибки профессионалов.

Что ребята погибли, это был чисто переход возможностей самого профессионала. Человек может, я могу, я хочу, я знаю это дело, но самолет не может. Мы же работаем на пределе.

Мы даем летчикам, военно-воздушным силам 20 процентов запаса. 1/5 запаса можно использовать только в случае войны. В экстренной ситуации, когда тебя собьют ракеты или ты вывернешься и ее собьешь.

— Какое было ощущение, когда вы первый раз увидели "Буран"?

— Мы не верили, что он полетит. У него же весь вид — чемодан. Он же весит 80 тонн. Это больше, чем вагон. Вагон с маленькими крыльями. Как он полетит, куда полетит?

— Для создания "Бурана" работала чуть ли не вся страна…

 - Шесть тысяч предприятий, миллион 200 тысяч высокооплачиваемых специалистов прямое участие принимали. А всего в разной степени по этой программе работало 3 миллиона 600 тысяч человек.

А мы — уже верхушка. Мы несем последнюю ответственность, и все на нас. Все, что сделано, на моих руках. Я могу уронить это золотое яйцо, а могу сохранить.

— Последний министр Общемаша Олег Николаевич Шишкин рассказывал, что когда наблюдал за посадкой "Бурана", в голове крутилась мысль, что навернется, и видел нули тех миллиардов, которые были в него вложены. А когда машина все-таки села, он пошел, где-то заперся и выпил.

— Они все были в шоке, в отключке. Ответственность там огромная была. И все службы отмечали, начиная с момента старта. Как только стартовые комплексы раскрылись, и по полной включение двигателя отошло, сразу стартовый комплекс начинает пьянствовать от души. Потому что для них — все, они справились, задержки не было, отмены старта не было, пожара не было, у них все прошло нормально.

— Насколько это было необычно? Велико ли отличие "Бурана" от обычного самолета?

 - Там ничего необычного нет. Там вообще нет никакого сравнения с самолетом, кроме того, что он летит. Но летит он по-другому. Самолет снижается 5 метров в секунду, вы на посадку идете, там глиссада и два градуса 40 минут, 5 метров в секунду максимум. Когда поближе — 2-3 метра в секунду.

А у нас скорость снижения — 120-60 метров в секунду. 100 метров в секунду — это 360 километров в час. Вот ты идешь к земле 360 километров в час, по вертикали опускаешься. И еще вперед идешь 1800 километров в час.

— Страшно?

— Нет, ничего не страшно. Мы же профессионалы, сами себя обучаем, потом других обучаем. Это бездвигательные посадки.

— А были какие-то нестандартные ситуации, внештатные?

 - Связанных именно с "Бураном" не было. Удивительно, что получилась сама программа, несмотря на ее неординарность, высочайшие технологические требования, необходимость высоких технологий, которых в Советском Союзе не хватало.

У нас всегда электронная промышленность отставала раз в 10 от Америки, Японии. Но, несмотря на это, никаких сбоев, нигде и ни в чем не случилось. Просто удивительно!

— "Буран", действительно, был последним техническим подвигом Советского Союза. Но есть и другие голоса, особенно в начале 90-х раздавались, что чуть ли не из-за "Бурана" СССР развалился, потому что перенапряглись, денег вбухали немеряно…

 - Сказки пусть не рассказывают. "Буран" — это не просто так. Почему же Америка не развалилась от лунной программы? В то время они вложили 14 миллиардов прямых государственных инвестиций, не считая привлеченных. Это не нынешних, а тех — 60-х годов — долларов. Сделали же.

И какой в результате был взрыв в области радиоэлектроники. Теперь они эту программу сто раз окупили. Такой же мог бы выйти результат из "Бурана". Там куча технологий.

В 1977 году где, у кого, какие были компьютерные системы? Информатика во всем мире только начинала развитие. Впервые на "Буране" стояло 4 ЭВМ "Мессер". Если бы "Буран" пошел, эта система пошла бы везде. Мы раньше американцев многие программы ввели, например, "Спираль". Американцы еще об этом даже не думали, а у нас старшее поколение уже испытывало.

— Сейчас вновь ставится вопрос о воссоздании многоразовой системы. На ваш взгляд, это больше военная или научная задача? Может быть, это связано и с возможностью возрождения лунной программы?

 - Нет, лунная программа — это отдельно. Лунная программа не может быть связана с ближним космосом, тем более военным. Это совсем другая программа, другие цели, задачи, требования.

Что касается именно малогабаритных "Буранов", это была следующая программа "Молния". До сих пор в замороженном виде она сохраняется. Вот на авиасалоне стоял самолет Мясищева — тяжелый ракетоносец М-3.

У него наверху есть белая бочка. Миллионы людей уже видели ее. Вот это и есть подвесной бак корабля. "Молния" весит 28 тонн. Такие же требования были. Экипаж — два человека, а все остальное это трюм. Грузоподъемность там — пять тонн. Этого хватает для космоса. Пять тонн — это очень много.

— Как вы считаете, многоразовый корабль надо делать принципиально новый или поднять техническую документацию "Бурана"?

— Все надо делать заново, но разработанные принципы остаются. Мы же получили очень хорошие результаты. Это, конечно, будет в основе нового, но сама технология, технологические процессы, конечно, сейчас нужны совсем другие. Сейчас уже могут занять 80 процентов композиты. Теперь будут другие требования.

Главное дело — не в этом. Надо поставить технологические задачи. И если Путин стукнет по столу и скажет, чтобы через пять лет это было, то Рогозин это обеспечит. Потому что Дмитрий Рогозин — жесткий парень, и он это сделает, если есть необходимость.

— Остается сакраментальный вопрос: зачем?

— А потому что Россия — это почти единственный остров, который остался на Земле, против этих янки, откуда идет вся зараза, которая негодна людям. Поэтому Россия должна защитить свое пространство чистое. Тайгу, Сибирь, Волгу, Енисей, Лену, Байкал, Каспий… — все это надо беречь.

— Беречь из космоса?

— Именно. Только из космоса сейчас можно защищать.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

Беседовал

"Буран" вновь понадобится для обороны России

www.pravda.ru

проект с несчастливой судьбой. Владимир Сядро. 50 знаменитых загадок истории XX века. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

   Для любого человека, чья жизнь так или иначе связана с космонавтикой, слово «Буран» имеет особое значение. Советский космический челнок, ставший ответом на создание американцами «шаттлов», намного превосходил их. Однако его судьба оказалась на удивление короткой. Первый и единственный космический полет «Бурана» состоялся 15 ноября 1988 года. Космический корабль был запущен с космодрома Байконур при помощи ракеты-носителя «Энергия». За 205 минут «Буран» совершил два витка вокруг Земли, после чего произвел посадку на специально оборудованном аэродроме «Юбилейный» на Байконуре. Посадка вошла в книгу рекордов Гиннесса как полет космического аппарата в космос и спуск его на Землю в автоматическом режиме под управлением бортового компьютера.   История появления «Бурана» связана с многолетним соперничеством между США и СССР в области космических исследований. Но не в меньшей степени и с военным противостоянием между странами-гигантами. В марте 1983 г. президент США Р. Рейган в Обращении к нации впервые заявил о необходимости создания космической системы лазерного и ракетного оружия. Такой «космический щит» позволил бы отразить ракетный удар в случае начала войны с Советским Союзом. Важную роль в концепции «звездных войн» должны были сыграть космические корабли многоразового использования. Запуск ракет обходился недешево, к тому же их строительство требовало времени. Многоразовая система вывода грузов на орбиту позволила бы сократить расходы в десять раз! Однако и в этом случае расходы на космические полеты были огромными. Разработка программы «Шаттл» стоила 10 миллиардов долларов, каждый запуск космического челнока обходился примерно в 80 миллионов долларов. Даже такое мощное государство, как США, не могло себе позволить выделить такие средства из бюджета. Необходимы были доказательства того, что вложения окупятся – пусть не сразу, но в обозримом будущем.   Чтобы убедить Конгресс в необходимости создания космического челнока, НАСА (национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) пошло на хитрость. Вместо того чтобы говорить об использовании «шаттлов» для сборки и обслуживания космических станций, руководство агентства изложило идею о коммерческом применении челноков – для вывода на орбиту спутников самого разного назначения. И подкрепило свое предложение расчетами: если «шаттлы» будут совершать не менее 30 полетов в год, все вложения окупятся.   Когда данные о предполагаемых тридцати запусках челноков стали известны СССР, военные специалисты схватились за голову. По их расчетам, в США не нашлось бы такого количества мирных космических грузов. А значит, существовала вероятность, что американцы разворачивают военную программу. Первый успешный запуск «шаттла» состоялся 12 апреля 1981 года. Военные тут же оценили потенциальную опасность нового изобретения: теоретически космический челнок вполне мог загрузить на борт ядерные боеголовки (до 30 штук) и доставить их практически в любую точку Земли. Его размеры позволяли захватывать (а при необходимости – уничтожать) советские космические спутники и орбитальные станции. Угроза выглядела реальной, поэтому в Советском Союзе в срочном порядке началось создание многоразового космического корабля, не уступающего «шаттлу».   Над созданием «Бурана» работали сотни конструкторских бюро, заводов и научно-исследовательских организаций. Всего в проекте участвовало 1206 предприятий и организаций, почти 100 министерств и ведомств. Советский челнок внешне напоминал «шаттл», что послужило поводом для обвинений в копировании. Однако «Буран» был способен на то, что для его «собрата» было недостижимо – на автономный полет. Если «шаттлы» могли приземлиться только на ручном управлении, «Буран» способен был после отстыковки от ракеты-носителя самостоятельно выполнить программу полета и благополучно приземлиться. Были и другие отличия: он мог выводить на орбиту 30 т полезного груза (29,5 т у «шаттла»), а спускать с орбиты – 20 т (на 5,5 т больше, чем американский аналог). Максимальное время полета «Бурана» составляло 30 суток, он мог взять на борт до 10 человек. У «шаттла» эти показатели были ниже: 20 суток и 8 человек.   Ракета-носитель «Энергия» также превосходила американские образцы. Суммарная мощность двигателей составляла около 170 миллионов лошадиных сил. Благодаря уникальной конструкции «Энергия» способна выводить на околоземные орбиты более 100 т полезного груза. «Буран» был выведен на орбиту двухступенчатой «Энергией». Но ее конструкция предусматривала добавление еще одной – третьей ступени. В качестве третьей ступени предполагалось использовать разгонные ракетные блоки «Смерч» и «Везувий» с собственной системой управления. Такая трехступенчатая ракета способна вывести на геостационарную орбиту объекты массой до 18 т, на траекторию полета к Луне – 32 т, к Марсу и Венере – до 28 т. Но и это еще не все: «Энергию» можно использовать для запусков космических аппаратов массой 5–6 т к Юпитеру и Солнцу! Еще одним достижением советских конструкторов стало то, что отдельные ступени ракеты можно было использовать до десяти раз. Неудивительно, что эта ракета-носитель до сих пор считается лучшей в мире.   Первоначально старт «Бурана» был запланирован на 29 октября 1988 года. Но меньше чем за минуту до старта случилась неприятность: не прошло нормальное отведение площадки с приборами. Запуск перенесли на 15 ноября. Второй запуск едва не сорвался из-за погоды: на Байконур надвигался циклон, было передано штормовое предупреждение. Но после совещания было решено все же провести пуск. В шесть часов утра ракета-носитель «Энергия» оторвалась от земли. Полет проходил точно по графику. С земли «Буран» было невозможно разглядеть, но его сопровождали самолеты, с которых велась съемка всех деталей полета – вплоть до отделения ступеней ракеты-носителя. Совершив два витка вокруг Земли, «Буран» начал готовиться к посадке. Самым напряженным был момент, когда из-за образовавшегося при вхождении в атмосферу облака плазмы связь с челноком прервалась на 18 минут. На Земле все затаили дыхание. Но вскоре связь была восстановлена. «Буран» успешно долетел до аэродрома и начал заходить на посадку. И тут наблюдателям пришлось поволноваться: во время посадки корабль совершил неожиданный маневр. Вместо ожидавшегося захода на посадку с юго-востока с левым креном корабль энергично отвернул влево и стал заходить на взлетно-посадочную полосу с северо-восточного направления с креном 45° на правое крыло. Мистики в этом не было: такой вариант был заложен в программу в качестве одного из многих. Правда, вероятность выбора этого варианта составляла всего 3 %. Позже, анализируя посадку «Бурана», специалисты пришли к выводу: автоматизированная система управления выбрала наилучшее решение. Штатной посадке по заложенной программе мешал сильный ветер, и автоматизированная система управления «Бурана» самостоятельно рассчитала новую траекторию. Впрочем, это был не единственный приятный сюрприз. Несмотря на то что в отдельные моменты полета нагрузки оказались выше расчетных, челнок успешно с ними справлялся. И летел он намного лучше, чем от него ожидали после многочисленных испытаний в аэродинамических трубах. А его посадка оказалась настолько мягкой, что тормозные парашюты сработали с небольшой задержкой.   После запуска «Бурана» западные газеты и журналы открыто признали, что Советский Союз опередил США в космической гонке. Сотрудник университета Дж. Вашингтона доктор Джон Логсдон в передаче компании Эй-би-си признал: «СССР имеет теперь возможность выполнять те космические задачи, которые останутся недоступными для США даже тогда, когда вновь начнутся полеты американских космических кораблей многоразового использования. Для того чтобы приступить к выводу на орбиту таких же полезных грузов, на какие рассчитана советская ракета, Соединенным Штатам потребуется от шести до десяти лет».   Дальнейшая история «Бурана», тем не менее, оказалась печальной. Поначалу была составлена программа дальнейшего строительства космических челноков (всего планировалось построить пять кораблей). Проект предусматривал проведение целого ряда беспилотных полетов. Первый из них должен был состояться в конце 1991 года, еще два – в 1993-м и 1994-м. Длительность пребывания «Бурана» в космосе должны были увеличить. И поставить перед ним еще более сложные, чем возвращение на аэродром, задачи. Например, автоматическое сближение и стыковку с орбитальным комплексом «Мир».   Но самое интересное должно было начаться потом. На борту космического челнока с пятого по восьмой полет предусматривалась работа экипажа. Правда, в целях безопасности было решено отправить только двоих летчиков-космонавтов. Примерная дата пилотируемого полета не была названа, но ожидалось, что это событие произойдет не позже 1994–1995 годов.   Однако вскоре стало ясно: программа слишком дорого обходится, поэтому в нее нужно вносить изменения.   Разработчики предложили новый вариант программы будущего полета:   запуск корабля в беспилотном варианте; автоматическая стыковка с ОС «Мир» со стороны модуля «Кристалл»;   переход космонавтов, работающих на «Мире», в «Буран-2» с опробованием некоторых его систем в течение суток, в том числе – дистанционного манипулятора; расстыковка и автономный полет на орбите; запуск пилотируемого корабля «Союз-ТМ» № 101 с андрогинным периферийным СУ (АПАС-89) с его последующей стыковкой с «Бураном-2»;   работа экипажа «Союза-ТМ» на борту «Бурана-2» в течение суток;   расстыковка и посадка «Бурана» в беспилотном режиме.   Новый старт намечался на декабрь 1991 года. Имена первых пилотов «Бурана» были обречены на бессмертие.   В случае, если бы этот полет все же состоялся, экипаж состоял бы из двух космонавтов: И. Волка (командира) и А. Иванченкова (бортинженера).   О тех, кто должен был лететь на «Буране», стоит рассказать особо. Всего для полетов на орбитальном корабле в разное время и по разным программам прошло тренировку 40 человек. Из них в составе экипажей – 10 военных и 11 гражданских космонавтов, вне экипажей – 9 пилотов и 6 бортинженеров. Особняком в этом списке стоят четыре французских пилота – СССР большое внимание уделял международным космическим программам.   Руководителем элитного отряда летчиков был назначен Игорь Волк. Именно ему поручили отобрать первую партию пилотов для обучения полетам на «Буране». Требования предъявлялись очень высокие: только лучшие из лучших достойны были летать на технике, намного опередившей свое время. Вскоре первый состав приступил к тренировкам. Помимо командира, Игоря Волка, в него вошли Олег Кононенко, Анатолий Левченко, Римантас Станкявичюс, Александр Щукин, Николай Садовников, Виктор Букреев и Александр Лысенко. Фамилия командира дала новому отряду неофициальное, но тут же подхваченное всеми название – «Волчья стая».   Из этой восьмерки в живых остался только командир. Все остальные погибли, причем обстоятельства смерти некоторых летчиков-космонавтов казались просто мистическими. Отряд стали считать «проклятым» уже после двух первых смертей. Виктор Букреев погиб во время обычного тренировочного полета. Во время взлета у самолета сломалось переднее шасси. Машина загорелась, Букреев получил сильнейшие ожоги и умер по дороге в госпиталь. Вторым стал Александр Лысенко. Вместе с напарником он испытывал на истребителе новый пилотажный прибор. Прибор отказал, и самолет упал на землю. По странному стечению обстоятельств погиб только Лысенко. Его напарник, не имевший отношения к «Бурану», не только выжил, но и продолжал летать. Эти смерти списали на «неизбежные потери» – профессия летчика-космонавта никогда не считалась спокойной и безопасной. Но злой рок продолжал преследовать членов «Волчьей стаи».   Следующим в списке стал Олег Кононенко. Летчики ежедневно совершали полеты на самолетах, кабина которых была переоборудована так, чтобы имитировать кабину «Бурана». Во время одного из полетов, когда самолет взлетел с палубы авианосца «Минск», произошла катастрофа: после очередного маневра самолет упал в море. Летчики (в кабине находились Олег Кононенко и второй пилот Михаил Дексбах) успели катапультироваться. После этого случая Кононенко хотел оставить проект. Но поддался на уговоры товарищей по отряду. Они говорили, что «Буран» – главное направление развития космонавтики, а значит – шанс полететь в космос. Кононенко остался. Одновременно с подготовкой к предстоящему полету на челноке летчики-космонавты участвовали и в других проектах. Спустя полгода после аварии Кононенко на неделю пригласили в программу по испытанию одноместного самолета с вертикальным взлетом. Утром 8 сентября 1980 года самолет упал в море. На этот раз пилот не успел катапультироваться…   Три смерти подряд породили среди космонавтов слухи о проклятии «Бурана». Желающих попасть в его экипаж заметно поубавилось. Игорь Волк занялся подбором дополнительных кандидатов на место погибших космонавтов, но многие отказывались, несмотря на его слова, что никакой мистики в гибели трех летчиков нет. Вскоре в отряд были приняты Виктор Заболотский, Урал Султанов, Магомед Толбоев, Сергей Тресвятский, Юрий Шеффер и Владимир Туровец. Обновленный состав отряда впервые собрался вместе на поминках по Олегу Кононенко. Через 10 дней после этого дня, вскоре после официального зачисления в отряд, погиб Владимир Туровец. Его смерть также не была связана с космическим кораблем – летчик разбился во время испытаний вертолета Ми-8. В летном институте еще раз перепроверили обстоятельства гибели четырех членов «Волчьей стаи». Разумеется, никто не говорил о мистическом характере этих странных смертей. Руководство подозревало гораздо более прозаическую причину: вмешательство иностранных спецслужб. Но в ходе расследования было установлено: каждая смерть не связана с остальными, причина всех катастроф – человеческий фактор, и никаких следов того, что гибель испытателей является делом рук иностранных агентов, не удалось найти.   Подготовка продолжалась по графику. Перед испытателями поставили новую задачу. Члены «Волчьей стаи» должны были отправиться в космос на обычных кораблях «Союз», провести некоторое время в невесомости, а после приземления сесть в кресло пилота самолета и проверить, сумеют ли они справиться с управлением. Эксперимент был необходим: в условиях невесомости мышцы перестают работать, и нужно было установить, сумеют ли космонавты быстро адаптироваться к условиям земного притяжения.   Первым в космос отправился командир отряда. В июле 1984 года после 12 суток полета на корабле «Союз Т-12» он вместе с другими членами экипажа вернулся на Землю. Владимира Джанибекова и Светлану Савицкую из корабля выносят на руках. Но перед Волком поставлена другая задача. Он самостоятельно выбирается из люка. Первым испытанием стал полет на вертолете. В его кабину космонавт буквально вполз – руки и ноги отказывались слушаться. Однако этот этап эксперимента обходится без всяких происшествий. С вертолета Игорь Волк пересаживается за штурвал самолета Ту-154, кабина которого напоминает кабину «Бурана». За его полетом в Ахтубинск ведется пристальное наблюдение. Пилот успешно справляется с заданием, после чего наступает последний этап испытания: его переодевают в высотный костюм и сажают в истребитель МиГ-25. На нем летчик-космонавт возвращается на Байконур. Медики констатируют: состояние командира отряда позволяет сделать вывод о том, что он способен управлять челноком после пребывания в состоянии невесомости. Сам Игорь почувствовал, что этот полет дался ему сложнее других, но не настолько, чтобы он сомневался в своей способности посадить «Буран» в ручном режиме. Теперь настала очередь других членов отряда доказать, что их организм способен справиться с последствиями невесомости.   Верилось, что удачный полет командира поставил точку в странной череде смертей. Но оказалось – впереди новые утраты. В декабре 1987 года в космос отправился Анатолий Левченко. На землю он возвращался с членами экипажа станции «Мир» Юрием Романенко и Александром Александровым. Посадка проходила в очень сложных погодных условиях: в казахской степи свирепствовал буран. Спускаемый аппарат сильно ударился о землю, все космонавты получили ушибы. Но если Романенко и Александрова немедленно госпитализировали, Анатолию Левченко предстояло выполнить эксперимент по пилотированию самолета. Медики, прибывшие к месту приземления, рекомендуют космонавту прервать эксперимент, поскольку его состояние нестабильно. Но Левченко настоял на продолжении испытаний. Он успешно справляется с программой, которую уже прошел Игорь Волк, и удостаивается почетной награды – Михаил Горбачев вручает ему звезду Героя Советского Союза.   Но с того злосчастного дня космонавта начинают мучить сильнейшие головные боли. Поначалу он пытается скрыть свое состояние от врачей и не говорит о них ни слова из опасения, что его тут же вычеркнут из списков отряда. Но боли становятся нестерпимыми, и Левченко попадает в госпиталь. Диагноз врачей звучит как смертный приговор: опухоль мозга. Что послужило причиной возникновения опухоли – полет в космос? Или полученные во время неудачного приземления ушибы? Медики не сумели ответить на этот вопрос. Но через полгода, 6 августа 1988 года, Анатолия Левченко не стало. На поминках по Анатолию командир «Волчьей стаи» произнес: «Я не знал, что зову вас на смерть. Ребята, простите меня». Смерть Левченко тяжелее всех переживал его лучший друг – Александр Щукин. На кладбище он мимоходом обронил фразу о том, что хотел бы, чтобы его могила была неподалеку от могилы Анатолия. Через несколько дней его желание исполнилось…   Летчики готовились к празднику в честь дня авиации. Щукин должен был выступить с демонстрацией фигур высшего пилотажа. 18 августа он начал обычную тренировку. После выполнения одной из фигур его самолет неожиданно сорвался в штопор. Это произошло на глазах участников авиашоу, которые потом, в ходе расследования, недоумевали: как такой опытный летчик мог не справиться с управлением? Для вывода самолета из штопора ему не хватило буквально ста метров…   Следующей жертвой непредвиденных обстоятельств стал литовский космонавт Римантас Станкявичюс. Он погиб в катастрофе Су-27 во время показательных полетов на итальянской базе ВВС вблизи г. Тревизо 9 сентября 1990 года. К тому моменту он совершил 14 полетов на аналоге «Бурана» БТС-02 и был кандидатом на первый пилотируемый полет челнока. Позже выяснилось, что жене Римантаса за неделю до его смерти приснился вещий сон, в котором она увидела разбившийся самолет. Но летчик не придал ее рассказу значения и уехал на выступление. Кстати, поначалу в Италию должен был полететь Сергей Тресвятский, но в последний момент литовский космонавт уговорил его поменяться местами…   Вскоре после триумфального полета «Бурана» стало понятно: денег на дальнейшие полеты нет. В мае 1993 года директор Российского космического агентства Юрий Коптев подписал распоряжение о прекращении работ по программе «Буран». Великолепный орбитальный корабль, рассчитанный на сто запусков, должен был навсегда остаться на Земле… Однако трагедии, буквально преследовавшие проект, не закончились и после его закрытия.   5 июня 2001 года в своем кабинете за рабочим столом умер Юрий Шеффер. Через полтора месяца от рака умер летчик-испытатель Юрий Приходько.   А 12 мая 2002 года судьбу «Волчьей стаи» разделил и сам космический корабль. В крыше монтажно-испытательного корпуса, в котором на вечном приколе стоял «Буран», образовалась крупная протечка. Ее необходимо было залатать. С этой целью 12 мая в девять часов утра на крышу корпуса поднялась бригада строителей – восемь человек. Когда рабочие добрались до самого высокого участка крыши, она стала проседать и обрушилась. Позже специальная комиссия, расследовавшая обстоятельства ЧП, пришла к выводу: обрушение кровли трех из пяти пролетов МИКа произошло в результате ее «утяжеления». Частично увеличение веса покрытия было связано с ошибками при строительстве корпуса. Часть минерального утеплителя была заменена более тяжелым керамзитом, а толщина цементно-песчаной стяжки в некоторых местах превышала расчетную. Последней каплей стало увлажнение кровли. За время эксплуатации комплекса покрытие износилось, во время сильных осадков вода пропитала кровлю, значительно увеличив ее вес.   Падение с 60-метровой высоты оказалось смертельным для всех строителей. Не выдержал ударов бетонных обломков и космический корабль. Он был полностью разрушен… По странному совпадению после разрушения корабля таинственная цепь смертей прервалась.   А какова же судьба оставшихся «Буранов»? Ведь всего было заложено пять космических челноков? О судьбе «изделия 1.01» – единственного, побывавшего в космосе, – мы уже знаем. Второй челнок, который официально именовали «изделием 1.02», а неофициально – «Птичкой», установлен в экспозиции музея космодрома Байконур. Судьба третьего корабля гораздо печальнее. На момент закрытия проекта степень готовности корабля составляла, по разным оценкам, 30–50 %. До 2004 года он находился в цехах Тушинского машиностроительного завода, а в октябре этого года перевезен на причал Химкинского водохранилища для временного хранения. Медленно разрушавшийся корабль показывали в нескольких телесюжетах. Два оставшихся челнока, работа над которыми только начиналась, были разобраны на стапелях Тушинского машиностроительного завода.   Но тогда откуда взялись еще два «Бурана», один из которых был куплен Техническим музеем города Шпейер (Германия), а второй – установлен в парке Горького в Москве? Оба являются макетами «Бурана». Они предназначались для проведения различных испытаний.   Есть ли будущее у кораблей, подобных «Бурану»? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. Учитывая мировой кризис и связанные с ним финансовые проблемы, можно сказать, что в ближайшие десятилетия возобновление работ над орбитальными кораблями невозможно. И тем, кто создавал этот великолепный космолет, остается только любоваться кадрами его недолгого, но изумительно красивого полета…

historylib.org

проект с несчастливой судьбой. 50 знаменитых загадок истории XX века

«Буран»: проект с несчастливой судьбой

Для любого человека, чья жизнь так или иначе связана с космонавтикой, слово «Буран» имеет особое значение. Советский космический челнок, ставший ответом на создание американцами «шаттлов», намного превосходил их. Однако его судьба оказалась на удивление короткой. Первый и единственный космический полет «Бурана» состоялся 15 ноября 1988 года. Космический корабль был запущен с космодрома Байконур при помощи ракеты-носителя «Энергия». За 205 минут «Буран» совершил два витка вокруг Земли, после чего произвел посадку на специально оборудованном аэродроме «Юбилейный» на Байконуре. Посадка вошла в книгу рекордов Гиннесса как полет космического аппарата в космос и спуск его на Землю в автоматическом режиме под управлением бортового компьютера.

История появления «Бурана» связана с многолетним соперничеством между США и СССР в области космических исследований. Но не в меньшей степени и с военным противостоянием между странами-гигантами. В марте 1983 г. президент США Р. Рейган в Обращении к нации впервые заявил о необходимости создания космической системы лазерного и ракетного оружия. Такой «космический щит» позволил бы отразить ракетный удар в случае начала войны с Советским Союзом. Важную роль в концепции «звездных войн» должны были сыграть космические корабли многоразового использования. Запуск ракет обходился недешево, к тому же их строительство требовало времени. Многоразовая система вывода грузов на орбиту позволила бы сократить расходы в десять раз! Однако и в этом случае расходы на космические полеты были огромными. Разработка программы «Шаттл» стоила 10 миллиардов долларов, каждый запуск космического челнока обходился примерно в 80 миллионов долларов. Даже такое мощное государство, как США, не могло себе позволить выделить такие средства из бюджета. Необходимы были доказательства того, что вложения окупятся — пусть не сразу, но в обозримом будущем.

Чтобы убедить Конгресс в необходимости создания космического челнока, НАСА (национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) пошло на хитрость. Вместо того чтобы говорить об использовании «шаттлов» для сборки и обслуживания космических станций, руководство агентства изложило идею о коммерческом применении челноков — для вывода на орбиту спутников самого разного назначения. И подкрепило свое предложение расчетами: если «шаттлы» будут совершать не менее 30 полетов в год, все вложения окупятся.

Когда данные о предполагаемых тридцати запусках челноков стали известны СССР, военные специалисты схватились за голову. По их расчетам, в США не нашлось бы такого количества мирных космических грузов. А значит, существовала вероятность, что американцы разворачивают военную программу. Первый успешный запуск «шаттла» состоялся 12 апреля 1981 года. Военные тут же оценили потенциальную опасность нового изобретения: теоретически космический челнок вполне мог загрузить на борт ядерные боеголовки (до 30 штук) и доставить их практически в любую точку Земли. Его размеры позволяли захватывать (а при необходимости — уничтожать) советские космические спутники и орбитальные станции. Угроза выглядела реальной, поэтому в Советском Союзе в срочном порядке началось создание многоразового космического корабля, не уступающего «шаттлу».

Над созданием «Бурана» работали сотни конструкторских бюро, заводов и научно-исследовательских организаций. Всего в проекте участвовало 1206 предприятий и организаций, почти 100 министерств и ведомств. Советский челнок внешне напоминал «шаттл», что послужило поводом для обвинений в копировании. Однако «Буран» был способен на то, что для его «собрата» было недостижимо — на автономный полет. Если «шаттлы» могли приземлиться только на ручном управлении, «Буран» способен был после отстыковки от ракеты-носителя самостоятельно выполнить программу полета и благополучно приземлиться. Были и другие отличия: он мог выводить на орбиту 30 т полезного груза (29,5 т у «шаттла»), а спускать с орбиты — 20 т (на 5,5 т больше, чем американский аналог). Максимальное время полета «Бурана» составляло 30 суток, он мог взять на борт до 10 человек. У «шаттла» эти показатели были ниже: 20 суток и 8 человек.

Ракета-носитель «Энергия» также превосходила американские образцы. Суммарная мощность двигателей составляла около 170 миллионов лошадиных сил. Благодаря уникальной конструкции «Энергия» способна выводить на околоземные орбиты более 100 т полезного груза. «Буран» был выведен на орбиту двухступенчатой «Энергией». Но ее конструкция предусматривала добавление еще одной — третьей ступени. В качестве третьей ступени предполагалось использовать разгонные ракетные блоки «Смерч» и «Везувий» с собственной системой управления. Такая трехступенчатая ракета способна вывести на геостационарную орбиту объекты массой до 18 т, на траекторию полета к Луне — 32 т, к Марсу и Венере — до 28 т. Но и это еще не все: «Энергию» можно использовать для запусков космических аппаратов массой 5–6 т к Юпитеру и Солнцу! Еще одним достижением советских конструкторов стало то, что отдельные ступени ракеты можно было использовать до десяти раз. Неудивительно, что эта ракета-носитель до сих пор считается лучшей в мире.

Первоначально старт «Бурана» был запланирован на 29 октября 1988 года. Но меньше чем за минуту до старта случилась неприятность: не прошло нормальное отведение площадки с приборами. Запуск перенесли на 15 ноября. Второй запуск едва не сорвался из-за погоды: на Байконур надвигался циклон, было передано штормовое предупреждение. Но после совещания было решено все же провести пуск. В шесть часов утра ракета-носитель «Энергия» оторвалась от земли. Полет проходил точно по графику. С земли «Буран» было невозможно разглядеть, но его сопровождали самолеты, с которых велась съемка всех деталей полета — вплоть до отделения ступеней ракеты-носителя. Совершив два витка вокруг Земли, «Буран» начал готовиться к посадке. Самым напряженным был момент, когда из-за образовавшегося при вхождении в атмосферу облака плазмы связь с челноком прервалась на 18 минут. На Земле все затаили дыхание. Но вскоре связь была восстановлена. «Буран» успешно долетел до аэродрома и начал заходить на посадку. И тут наблюдателям пришлось поволноваться: во время посадки корабль совершил неожиданный маневр. Вместо ожидавшегося захода на посадку с юго-востока с левым креном корабль энергично отвернул влево и стал заходить на взлетно-посадочную полосу с северо-восточного направления с креном 45° на правое крыло. Мистики в этом не было: такой вариант был заложен в программу в качестве одного из многих. Правда, вероятность выбора этого варианта составляла всего 3 %. Позже, анализируя посадку «Бурана», специалисты пришли к выводу: автоматизированная система управления выбрала наилучшее решение. Штатной посадке по заложенной программе мешал сильный ветер, и автоматизированная система управления «Бурана» самостоятельно рассчитала новую траекторию. Впрочем, это был не единственный приятный сюрприз. Несмотря на то что в отдельные моменты полета нагрузки оказались выше расчетных, челнок успешно с ними справлялся. И летел он намного лучше, чем от него ожидали после многочисленных испытаний в аэродинамических трубах. А его посадка оказалась настолько мягкой, что тормозные парашюты сработали с небольшой задержкой.

После запуска «Бурана» западные газеты и журналы открыто признали, что Советский Союз опередил США в космической гонке. Сотрудник университета Дж. Вашингтона доктор Джон Логсдон в передаче компании Эй-би-си признал: «СССР имеет теперь возможность выполнять те космические задачи, которые останутся недоступными для США даже тогда, когда вновь начнутся полеты американских космических кораблей многоразового использования. Для того чтобы приступить к выводу на орбиту таких же полезных грузов, на какие рассчитана советская ракета, Соединенным Штатам потребуется от шести до десяти лет».

Дальнейшая история «Бурана», тем не менее, оказалась печальной. Поначалу была составлена программа дальнейшего строительства космических челноков (всего планировалось построить пять кораблей). Проект предусматривал проведение целого ряда беспилотных полетов. Первый из них должен был состояться в конце 1991 года, еще два — в 1993-м и 1994-м. Длительность пребывания «Бурана» в космосе должны были увеличить. И поставить перед ним еще более сложные, чем возвращение на аэродром, задачи. Например, автоматическое сближение и стыковку с орбитальным комплексом «Мир».

Но самое интересное должно было начаться потом. На борту космического челнока с пятого по восьмой полет предусматривалась работа экипажа. Правда, в целях безопасности было решено отправить только двоих летчиков-космонавтов. Примерная дата пилотируемого полета не была названа, но ожидалось, что это событие произойдет не позже 1994–1995 годов.

Однако вскоре стало ясно: программа слишком дорого обходится, поэтому в нее нужно вносить изменения.

Разработчики предложили новый вариант программы будущего полета:

запуск корабля в беспилотном варианте; автоматическая стыковка с ОС «Мир» со стороны модуля «Кристалл»;

переход космонавтов, работающих на «Мире», в «Буран-2» с опробованием некоторых его систем в течение суток, в том числе — дистанционного манипулятора; расстыковка и автономный полет на орбите; запуск пилотируемого корабля «Союз-ТМ» № 101 с андрогинным периферийным СУ (АПАС-89) с его последующей стыковкой с «Бураном-2»;

работа экипажа «Союза-ТМ» на борту «Бурана-2» в течение суток;

расстыковка и посадка «Бурана» в беспилотном режиме.

Новый старт намечался на декабрь 1991 года. Имена первых пилотов «Бурана» были обречены на бессмертие.

В случае, если бы этот полет все же состоялся, экипаж состоял бы из двух космонавтов: И. Волка (командира) и А. Иванченкова (бортинженера).

О тех, кто должен был лететь на «Буране», стоит рассказать особо. Всего для полетов на орбитальном корабле в разное время и по разным программам прошло тренировку 40 человек. Из них в составе экипажей — 10 военных и 11 гражданских космонавтов, вне экипажей — 9 пилотов и 6 бортинженеров. Особняком в этом списке стоят четыре французских пилота — СССР большое внимание уделял международным космическим программам.

Руководителем элитного отряда летчиков был назначен Игорь Волк. Именно ему поручили отобрать первую партию пилотов для обучения полетам на «Буране». Требования предъявлялись очень высокие: только лучшие из лучших достойны были летать на технике, намного опередившей свое время. Вскоре первый состав приступил к тренировкам. Помимо командира, Игоря Волка, в него вошли Олег Кононенко, Анатолий Левченко, Римантас Станкявичюс, Александр Щукин, Николай Садовников, Виктор Букреев и Александр Лысенко. Фамилия командира дала новому отряду неофициальное, но тут же подхваченное всеми название — «Волчья стая».

Из этой восьмерки в живых остался только командир. Все остальные погибли, причем обстоятельства смерти некоторых летчиков-космонавтов казались просто мистическими. Отряд стали считать «проклятым» уже после двух первых смертей. Виктор Букреев погиб во время обычного тренировочного полета. Во время взлета у самолета сломалось переднее шасси. Машина загорелась, Букреев получил сильнейшие ожоги и умер по дороге в госпиталь. Вторым стал Александр Лысенко. Вместе с напарником он испытывал на истребителе новый пилотажный прибор. Прибор отказал, и самолет упал на землю. По странному стечению обстоятельств погиб только Лысенко. Его напарник, не имевший отношения к «Бурану», не только выжил, но и продолжал летать. Эти смерти списали на «неизбежные потери» — профессия летчика-космонавта никогда не считалась спокойной и безопасной. Но злой рок продолжал преследовать членов «Волчьей стаи».

Следующим в списке стал Олег Кононенко. Летчики ежедневно совершали полеты на самолетах, кабина которых была переоборудована так, чтобы имитировать кабину «Бурана». Во время одного из полетов, когда самолет взлетел с палубы авианосца «Минск», произошла катастрофа: после очередного маневра самолет упал в море. Летчики (в кабине находились Олег Кононенко и второй пилот Михаил Дексбах) успели катапультироваться. После этого случая Кононенко хотел оставить проект. Но поддался на уговоры товарищей по отряду. Они говорили, что «Буран» — главное направление развития космонавтики, а значит — шанс полететь в космос. Кононенко остался. Одновременно с подготовкой к предстоящему полету на челноке летчики-космонавты участвовали и в других проектах. Спустя полгода после аварии Кононенко на неделю пригласили в программу по испытанию одноместного самолета с вертикальным взлетом. Утром 8 сентября 1980 года самолет упал в море. На этот раз пилот не успел катапультироваться…

Три смерти подряд породили среди космонавтов слухи о проклятии «Бурана». Желающих попасть в его экипаж заметно поубавилось. Игорь Волк занялся подбором дополнительных кандидатов на место погибших космонавтов, но многие отказывались, несмотря на его слова, что никакой мистики в гибели трех летчиков нет. Вскоре в отряд были приняты Виктор Заболотский, Урал Султанов, Магомед Толбоев, Сергей Тресвятский, Юрий Шеффер и Владимир Туровец. Обновленный состав отряда впервые собрался вместе на поминках по Олегу Кононенко. Через 10 дней после этого дня, вскоре после официального зачисления в отряд, погиб Владимир Туровец. Его смерть также не была связана с космическим кораблем — летчик разбился во время испытаний вертолета Ми-8. В летном институте еще раз перепроверили обстоятельства гибели четырех членов «Волчьей стаи». Разумеется, никто не говорил о мистическом характере этих странных смертей. Руководство подозревало гораздо более прозаическую причину: вмешательство иностранных спецслужб. Но в ходе расследования было установлено: каждая смерть не связана с остальными, причина всех катастроф — человеческий фактор, и никаких следов того, что гибель испытателей является делом рук иностранных агентов, не удалось найти.

Подготовка продолжалась по графику. Перед испытателями поставили новую задачу. Члены «Волчьей стаи» должны были отправиться в космос на обычных кораблях «Союз», провести некоторое время в невесомости, а после приземления сесть в кресло пилота самолета и проверить, сумеют ли они справиться с управлением. Эксперимент был необходим: в условиях невесомости мышцы перестают работать, и нужно было установить, сумеют ли космонавты быстро адаптироваться к условиям земного притяжения.

Первым в космос отправился командир отряда. В июле 1984 года после 12 суток полета на корабле «Союз Т-12» он вместе с другими членами экипажа вернулся на Землю. Владимира Джанибекова и Светлану Савицкую из корабля выносят на руках. Но перед Волком поставлена другая задача. Он самостоятельно выбирается из люка. Первым испытанием стал полет на вертолете. В его кабину космонавт буквально вполз — руки и ноги отказывались слушаться. Однако этот этап эксперимента обходится без всяких происшествий. С вертолета Игорь Волк пересаживается за штурвал самолета Ту-154, кабина которого напоминает кабину «Бурана». За его полетом в Ахтубинск ведется пристальное наблюдение. Пилот успешно справляется с заданием, после чего наступает последний этап испытания: его переодевают в высотный костюм и сажают в истребитель МиГ-25. На нем летчик-космонавт возвращается на Байконур. Медики констатируют: состояние командира отряда позволяет сделать вывод о том, что он способен управлять челноком после пребывания в состоянии невесомости. Сам Игорь почувствовал, что этот полет дался ему сложнее других, но не настолько, чтобы он сомневался в своей способности посадить «Буран» в ручном режиме. Теперь настала очередь других членов отряда доказать, что их организм способен справиться с последствиями невесомости.

Верилось, что удачный полет командира поставил точку в странной череде смертей. Но оказалось — впереди новые утраты. В декабре 1987 года в космос отправился Анатолий Левченко. На землю он возвращался с членами экипажа станции «Мир» Юрием Романенко и Александром Александровым. Посадка проходила в очень сложных погодных условиях: в казахской степи свирепствовал буран. Спускаемый аппарат сильно ударился о землю, все космонавты получили ушибы. Но если Романенко и Александрова немедленно госпитализировали, Анатолию Левченко предстояло выполнить эксперимент по пилотированию самолета. Медики, прибывшие к месту приземления, рекомендуют космонавту прервать эксперимент, поскольку его состояние нестабильно. Но Левченко настоял на продолжении испытаний. Он успешно справляется с программой, которую уже прошел Игорь Волк, и удостаивается почетной награды — Михаил Горбачев вручает ему звезду Героя Советского Союза.

Но с того злосчастного дня космонавта начинают мучить сильнейшие головные боли. Поначалу он пытается скрыть свое состояние от врачей и не говорит о них ни слова из опасения, что его тут же вычеркнут из списков отряда. Но боли становятся нестерпимыми, и Левченко попадает в госпиталь. Диагноз врачей звучит как смертный приговор: опухоль мозга. Что послужило причиной возникновения опухоли — полет в космос? Или полученные во время неудачного приземления ушибы? Медики не сумели ответить на этот вопрос. Но через полгода, 6 августа 1988 года, Анатолия Левченко не стало. На поминках по Анатолию командир «Волчьей стаи» произнес: «Я не знал, что зову вас на смерть. Ребята, простите меня». Смерть Левченко тяжелее всех переживал его лучший друг — Александр Щукин. На кладбище он мимоходом обронил фразу о том, что хотел бы, чтобы его могила была неподалеку от могилы Анатолия. Через несколько дней его желание исполнилось…

Летчики готовились к празднику в честь дня авиации. Щукин должен был выступить с демонстрацией фигур высшего пилотажа. 18 августа он начал обычную тренировку. После выполнения одной из фигур его самолет неожиданно сорвался в штопор. Это произошло на глазах участников авиашоу, которые потом, в ходе расследования, недоумевали: как такой опытный летчик мог не справиться с управлением? Для вывода самолета из штопора ему не хватило буквально ста метров…

Следующей жертвой непредвиденных обстоятельств стал литовский космонавт Римантас Станкявичюс. Он погиб в катастрофе Су-27 во время показательных полетов на итальянской базе ВВС вблизи г. Тревизо 9 сентября 1990 года. К тому моменту он совершил 14 полетов на аналоге «Бурана» БТС-02 и был кандидатом на первый пилотируемый полет челнока. Позже выяснилось, что жене Римантаса за неделю до его смерти приснился вещий сон, в котором она увидела разбившийся самолет. Но летчик не придал ее рассказу значения и уехал на выступление. Кстати, поначалу в Италию должен был полететь Сергей Тресвятский, но в последний момент литовский космонавт уговорил его поменяться местами…

Вскоре после триумфального полета «Бурана» стало понятно: денег на дальнейшие полеты нет. В мае 1993 года директор Российского космического агентства Юрий Коптев подписал распоряжение о прекращении работ по программе «Буран». Великолепный орбитальный корабль, рассчитанный на сто запусков, должен был навсегда остаться на Земле… Однако трагедии, буквально преследовавшие проект, не закончились и после его закрытия.

5 июня 2001 года в своем кабинете за рабочим столом умер Юрий Шеффер. Через полтора месяца от рака умер летчик-испытатель Юрий Приходько.

А 12 мая 2002 года судьбу «Волчьей стаи» разделил и сам космический корабль. В крыше монтажно-испытательного корпуса, в котором на вечном приколе стоял «Буран», образовалась крупная протечка. Ее необходимо было залатать. С этой целью 12 мая в девять часов утра на крышу корпуса поднялась бригада строителей — восемь человек. Когда рабочие добрались до самого высокого участка крыши, она стала проседать и обрушилась. Позже специальная комиссия, расследовавшая обстоятельства ЧП, пришла к выводу: обрушение кровли трех из пяти пролетов МИКа произошло в результате ее «утяжеления». Частично увеличение веса покрытия было связано с ошибками при строительстве корпуса. Часть минерального утеплителя была заменена более тяжелым керамзитом, а толщина цементно-песчаной стяжки в некоторых местах превышала расчетную. Последней каплей стало увлажнение кровли. За время эксплуатации комплекса покрытие износилось, во время сильных осадков вода пропитала кровлю, значительно увеличив ее вес.

Падение с 60-метровой высоты оказалось смертельным для всех строителей. Не выдержал ударов бетонных обломков и космический корабль. Он был полностью разрушен… По странному совпадению после разрушения корабля таинственная цепь смертей прервалась.

А какова же судьба оставшихся «Буранов»? Ведь всего было заложено пять космических челноков? О судьбе «изделия 1.01» — единственного, побывавшего в космосе, — мы уже знаем. Второй челнок, который официально именовали «изделием 1.02», а неофициально — «Птичкой», установлен в экспозиции музея космодрома Байконур. Судьба третьего корабля гораздо печальнее. На момент закрытия проекта степень готовности корабля составляла, по разным оценкам, 30–50 %. До 2004 года он находился в цехах Тушинского машиностроительного завода, а в октябре этого года перевезен на причал Химкинского водохранилища для временного хранения. Медленно разрушавшийся корабль показывали в нескольких телесюжетах. Два оставшихся челнока, работа над которыми только начиналась, были разобраны на стапелях Тушинского машиностроительного завода.

Но тогда откуда взялись еще два «Бурана», один из которых был куплен Техническим музеем города Шпейер (Германия), а второй — установлен в парке Горького в Москве? Оба являются макетами «Бурана». Они предназначались для проведения различных испытаний.

Есть ли будущее у кораблей, подобных «Бурану»? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. Учитывая мировой кризис и связанные с ним финансовые проблемы, можно сказать, что в ближайшие десятилетия возобновление работ над орбитальными кораблями невозможно. И тем, кто создавал этот великолепный космолет, остается только любоваться кадрами его недолгого, но изумительно красивого полета…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Проект «Буран». Битва за звезды-2. Космическое противостояние (часть I)

Проект «Буран»

Альтернативный проект межконтинентальной крылатой ракеты, разрабатываемой в ОКБ-23 у Владимира Мясищева, получил название «Буран».

Крылатая ракета «40» («М-40») была спроектирована по нормальной самолетной схеме с треугольным крылом с углом стреловидности по передней кромке 70 и тонким сверхзвуковым профилем, корпус выполнен из титановых сплавов.

Оперение — крестообразное, с аэродинамическими рулями.

Конструкция ракеты аналогична конструкции «Бури», но стартовый вес был заложен несколько больший (125 тонн), так как предполагалось разместить более мощную и тяжелую боевую часть, оснащенную взрывными устройствами контактного и дистанционного типа.

В качестве маршевого двигателя использовался прямоточный воздушно-реактивный двигатель «РД-018А», разрабатывавшийся в ОКБ Бондарюка с лобовым воздухозаборником, на входе которого находилось центральное многоскачковое тело. Внутри последнего размещалась боевая часть весом 3500 килограммов. Горючее находилось в кольцевых фюзеляжных топливных баках.

Для старта и разгона маршевой ступени «42» («М-42») до скорости запуска сверхзвукового прямоточного двигателя планировалось использовать четыре ускорителя «41» («М-41») с ЖРД тягой по 55 тонн, разработанные на базе самолетных ускорителей «СУМ». Двигатели первой ступени были разработаны в ОКБ-456 главного конструктора Валентина Глушко.

После запуска маршевого двигателя на высоте 18 200 метров ускорители отстреливались, и самолет-снаряд должен был лететь к цели, расположенной на удалении 7500–8000 километров, в автоматическом режиме со скоростью 3290 км/ч и на высотах 24–25 километров.

Поддержание заданного курса осуществлялось с помощью гироинерциальной навигационной системы с астрокоррекцией от звездных датчиков, размещавшихся в отсеке на верхней части фюзеляжа. Система астрокоррекции для ракеты была разработана под руководством Рубена Чачикяна.

В 1957 году опытное производство ОКБ-23 построило одну крылатую ракету, рассчитанную под новую боевую часть и получившую обозначение «40А». В том же году начались ее стендовые испытания.

В процессе создания «Бурана» удалось получить ответы на множество принципиально новых теоретических вопросов и решить ряд конструктивно-технологических задач. Совместно с институтами авиационных материалов и авиационной технологии создавались новые конструкционные материалы, автоматические станки, технология роликовой и точечной сварки тонкостенных конструкций ракеты.

Специально для проекта «М-40» разработали рулевые приводы и смазку, обеспечивающие функционирование органов управления при температуре +400 °C. В процессе опытно-конструкторских работ для оценки различных характеристик ракеты создавались новые методики. В частности, для определения напряженно-деформированного состояния треугольных крыльев впервые в СССР был разработан алгоритм прочностного расчета, ставшего основой метода конечных элементов.

Осенью 1957 года работы по ракете «Буран» были прекращены.

В то время конструкторское бюро Мясищева оказалось сильно загружено работой над стратегическим бомбардировщиком «М-50», и коллектив, по свидетельству Бориса Чертока, «не очень горевал» из-за того, что планы руководства изменились.

Всего до закрытия работ были изготовлены две крылатые ракеты «Буран», но ни одна из них так и не поднялась в небо…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

Из прошлого в будущее или возрождение "Бурана": alternathistory

      Проект космического корабля «Буран» — ответ американскому проекту «Спейс Шаттл», созданному в конце в 60-х годах двадцатого века. И если основная цель американского проекта — космические исследования, то прямое и первейшее назначение советского проекта — военная система, что включало в себя комплексное воздействие на вероятного противника в случае расширения последним использования космического пространства в военных целях, а также выведение на орбиту и возвращение на землю космических грузов, аппаратов.      Создание «Спейс Шаттла» не давало покоя советским инженерам. Когда в 1975 году руководством СССР были получены чертежи шаттла, ряд экспертов провел две экспертизы на военную составляющую. Руководитель военных НИИ и институте проблем механики Мстислав Келдыш обнаружил несоответствие возможностей «Спейс шаттла» с его основным предназначением. Исследовательский проект смог бы нести ядерные припасы, атаковать территорию СССР из любой точки космического пространства. Это и стало поводом к началу основания проекта «Буран».004-773x580      Свой первый и единственный полет «Буран» совершил 15 ноября 1988 года с космодрома «Байконур» с помощью ракеты-носителя «Энергия». Всего в космосе корабль пробыл 205 минут, совершил два витка вокруг Земли и посадку на аэродроме «Юбилейный.» Полет проходил без экипажа, на автоматическом режиме. Этот факт вошел в книгу рекордов Гиннесса. К 1990-му году развитие проекта приостановилось, а в 1993 и вовсе было прекращено. В 2002 году герой-рекордсмен был разрушен при обрушении крыши монтажно-испытательного корпуса на «Байконуре», где хранился «Буран».      «Буран» имел явное отличие от его американского «собрата». Советский корабль мог совершать полеты на полностью автоматическом режиме. Однако, это его не спасло, в то время, как шаттлами по проекту США по состоянию на 2011 год было совершено 135 пусков.      Несмотря на общую схожесть проектов, оба имеют разные характеристики. «Спейс шаттл», к примеру, совершал посадку с неработающими двигателями, он не имел возможности несколько раз заходить на посадку. Система «Бурана» более гибкая. Она состояла из двух ступеней, что позволяло кораблю выводить на орбиту до 100 тонн полезных грузов. Один из самых главных плюсов — присутствие в советском проекте возможности катапультирования и экстренной посадки. В американском «Спейс Шаттле» этого не было.007-875x580      После закрытия «Спейс Шаттла» западные СМИ часто освещали тему возобновления проекта «Буран» в США. Но по сообщению агентства «Интерфакс» директор ЦНИИМаш Г.Г. Райкунов заявил о возвращении к «Бурану» после 2018 года. Рогозин не был первым, кто заявил об этом.      Американский шаттл был нерентабелен, так как его стоимость составляла 5 миллиардов долларов, а при условии не менее 30 полетов в год окупить себя он не мог. Несмотря на это наработки «Спейс шаттла» использовались в дальнейшем при создании космических кораблей.      После закрытия в 2011 году проекта шаттла, американцами было отложено и создание нового проекта под названием Orion. Проблема состоит, опять же, в финансировании. Создание корабля обойдется Соединенным Штатам в 6.1 миллиардов долларов. В этом году с компаниями-подрядчиками будет заключен еще один договор, и, возможно, увидеть его мы сможем уже в 2019 году.      Удивительным является тот факт, что США просто вынуждены пользоваться услугами Роскосмоса по доставке астронавтов на Международную космическую станцию. Причина все в том же закрытия «Спейс Шаттл». В течении последних лет США выплачивали России по 65 миллионов долларов только за одно место на транспортном корабле «Союз».      Возможно, это и является основным фактором к возрождению проекта «Буран». При достаточном финансировании он имеет все возможности к воссозданию и дальнейшей работе.

«Будущая авиационная техника будет иметь возможность подниматься в стратосферу. Космическая техника уже сейчас у нас работает в той или иной среде. К примеру, «Буран», который опередил время значительно. Но, по сути, все эти космолеты  — это двадцать первый век, и, хотим мы этого или нет, но придется к этому возвращаться.» — заявил Дмитрий Рогозин.

   Возрождение проектов по типу «Бурана» — серьезный шаг навстречу космическому превосходству России. За одно место в «Союзе» американцы платят более 60 миллионов долларов. В случае реализации аналогов советского корабля, не исключено, что другие, более развитые в технологической и научной сферах, государства смогут пользоваться российскими космическими «услугами». Не нужно забывать, что главная особенность проекта «Буран» — универсальность. Корабль, созданный согласно подобным техническим пунктам – многоразовый. Он способен не только выводить на орбиту Земли космические объекты, но и обслуживать их. Это прямой путь к созданию своих космических станций, завоеванию лидирующих позиций на орбите планеты, а значит и на самой планете, развития новых проектов, ведь главный инструмент «доставки и обслуживания» будет уже на ходу. Другая возможность проекта – доставка модулей и персонала, сборки крупногабаритных сооружений и межпланетных комплексов и возврата выработавших свои ресурсы спутников.  Россия полностью откажется от МКС и других проектов иных государств.

003-875x580      В процессе работы прогресс не встанет на месте. Инженеры будут иметь возможность освоения технологий космического производства и оборудования, доставки продукции на Землю.      Работа в космосе станет намного быстрее и проще. Среди технических возможностей аналогов «Бурана» — выполнение грузопассажирских перевозок по маршруту «Земля-космос-Земля». Подобным образом складывается целая система жизнеобеспечения космических станций и объектов, их расширения и совершенствования.      За русскими останется и другое преимущество – исследование космического пространства, других планет, а также ключи к колонизации объектов, где, как предполагают ученые, возможно существование жизни. Таких, как один из спутников Юпитера – Европы.

   На службе России – космические комплексы и прогрессивные станции. Возвращение к проекту «Буран» — совершенствование технологий будущего. Если он опережал свое время, то сможет опередить будущее еще раз.

Источник: http://identarist.r

alternathistory.livejournal.com