Лужский рубеж. Бои под лугой


Лужский рубеж » Военное обозрение

Битва за Ленинград стала одной из самых драматичных в ходе войны. За спиной его защитников – второй по величине город СССР с населением около трех млн человек, важнейший стратегический, экономический, политический центр Северо-Запада страны.Командование противника направило под Ленинград свои лучшие части, выполняя приказ Гитлера во что бы то ни стало захватить и уничтожить город.

К тому же бои развернулись в труднодоступной, лесисто-болотистой местности, бедной дорожной сетью, что создавало большие сложности для обеих противоборствующих сторон.

С первых дней Великой Отечественной войны Ленинград оказался между двух огней. С юго-запада, через Прибалтику, к городу устремилась немецкая группа армий «Север», которая составляла четвертую часть всей германской армии вторжения. В ее составе было свыше трехсот тысяч солдат, 6 тысяч орудий, 5 тысяч минометов, 1000 танков, 1000 самолетов. Впереди группировки двигалась стальная лавина 4-й танковой группы. Ее дивизии имели задачу за несколько недель сквозным ударом через Двинск, Псков, Лугу ворваться в Ленинград. Гитлеровский генеральный штаб считал, что внезапность массированного удара танков обеспечит нерушимость графика молниеносной войны.

С севера и северо-запада на Ленинград нацели­лась совместно с немецкими войсками финская армия (командующий маршал К.-Г. Ман­нергейм). Согласно плану «Барбаросса», захват Ленинграда должен был предшествовать взятию Москвы, и состояться еще в июле, в крайнем случае, в первых числах августа.

К середине июля 1941 г. обстановка под Ленинградом напоминала до предела натянутую струну, готовую лопнуть в любой момент. В первые три недели войны продвижение танковых соединений немцев в среднем составляло 30 км в сутки, а в некоторые дни они преодолевали свыше 50 км. Это позволило одним прыжком покрыть большую часть расстояния от границы до конечной цели наступления – Ленинграда. Прорвавшиеся в глубину танковые дивизии захватили плацдармы на реке Луге, которая должна была стать неприступной линией обороны на дальних подступах к Ленинграду.

Уже к 1 июля агрессор, располагавший большим превосходством в силах, захватил Ка­унас, Вильнюс, Ригу. Когда 9 июля был захвачен Псков, возникла непосредственная угро­за Ленинграду. 1 июля в городе была создана комиссия по вопросам обороны во главе с А.А. Ждановым.

В тот же день сильный удар по советским войскам в двухстах километрах северо-западнее города нанесла финская армия, целью наступления которой являлись Ле­нинград и Петрозаводск.5 июля была выделена опе­ративная группа под командованием генерал-лейтенанта К.П. Пядышева для обороны лужского ру­бежа. Этот рубеж длиною в 250 км протянулся от Финского залива до озера Ильмень. Десятки тысяч ленинградцев и жителей пригородов днем и ночью строили оборонительные сооружения на подступах к Луге. В течение двух-трех недель были возведены оборонительные рубежи с траншеями, противотанковыми рвами, железобетонными дотами и минными полями. Был расчищен от зарослей восточный берег Луги, созданы лесные завалы в опасных для прорыва местах.

В оперативную группу Пядышева, оборонявшую этот рубеж, вошли четыре стрелковых дивизии, три дивизии Ленинградской армии народного ополчения, стрелковая бригада, ленинградские пехотные и стрелковые пулеметные училища, артиллерийские, танковые и инженерные части. Лужский участок обороны возглавил генерал-майор А.А. Астанин. Вот его-то героическая оборона и сорвала план гитлеровских стратегов захватить город на Неве с ходу, молниеносным ударом в духе пресловутого блицкрига.

Одновременно было развернуто ускоренное строительство укреплений на линии Нарва – Луга – Старая Русса и начата подготовка оборонительного рубежа Колпино – Красногвардейск (Гатчина). Ленинград как бы полукольцом прикрывают реки Плюсса, Луга и Оредеж. Сама природа уготовила этим рекам с их то высокими, то болотистыми берегами роль естественного оборонительного рубежа, который укреплялся дотами, дзотами, противотанковыми рвами. Работы продолжались круглосуточно, не прерываясь даже во время частых обстрелов и бомбежек.

6 июля нашими войсками был оставлен Остров, 9 июля немцы заняли Псков. Они рассчитывали быстро проскочить небольшой город Лугу. Пленные, захваченные в бою 9 июля, подтвердили, что войска 41-го моторизованного корпуса генерала Рейнгардта стремятся кратчайшим путем пробиться в Ленинград.

10 июля передовые отряды гитлеровцев добрались до реки Плюссы. Этот день вошел в историю Великой Отечественной войны как начало героической обороны Ленинграда.

Главное направление вражеского наступления на Лугу, наряду с регулярными частями Красной армии прикрывали и ополченцы.Из рабочих-добровольцев Балтийского судостроительного завода были сформированы отдельный артиллерийский пулеметный батальон и партизанские отряды, которые забрасывались в тыл врага.

Когда ополченцы прибыли в Лугу и эшелон остановился у станции, город подвергся интенсивному артиллерийскому обстрелу. Это было их первое боевое крещение. Вот так началась оборона Луги одним из батальонов, которому были отведены позиции на окраине Луги от Лангиной горы до военного городка протяженностью почти пять километров. Большинство из тех молодых ополченцев так и остались лежать под Лугой.

До наших дней сохранились возведенные в этих местах доты, дзоты, вырытые окопы. В 1966 году Балтийским судостроительным заводом был установлен монумент там, где проходил передний край обороны в июле – августе 1941 г.

На Лужском рубеже только артдивизион капитана Синявского уничтожил тридцать семь фашистских танков. Курсанты-кировцы под Большим Сабском 15 часов кряду отбивали яростные атаки врага, уничтожили 600 гитлеровцев и не отступили. За этот бой, в котором погиб целый выпуск – около двухсот курсантов, Ленинградское высшее военное училище имени Кирова удостоилось второго ордена Красного Знамени.

Наступление на Ленинград было приостановлено. Образовавшуюся паузу каждая из сторон стремилась максимально использовать. В то время как немцы уточняли план во­зобновления наступления на Ленинград, Советское командование укрепляло оборону го­рода. Сроки начала наступления немцы откладывали шесть раз, главным образом, из-за трудностей в снабжении и в осуществлении перегруппировок, а также из-за разногласий по поводу дальнейших действий. Лишь к 30 июля немецкое командование пришло к со­гласованному решению. В этот день Гитлер приказал передислоцировать 8-й авиацион­ный корпус из группы армий «Центр» для поддержки войск группы армий «Север» Лееба, который назначил на­чало наступления 4-й танковой группы на 8 августа, хотя 56-й моторизованный корпус явно запаздывал с выходом в исходный для наступления район.

Воспользовалась образовавшейся паузой и советская сторона. Главнокомандование войск Северо-Западного направления, Северо-Западного и Северного фронтов напряжен­но готовилось к отражению удара на Ленинград с юга. И все это в условиях постоянной борьбы на два фронта, так как и финские войска к северу от Ленинграда, и немецкие к югу от него вели себя отнюдь не пассивно. Город усиленно готовился к отражению новых уда­ров врага. Многие жители подали заявления с просьбой отправить их на фронт. Только за первую неделю войны в военкоматы поступило 212 тыс. таких заявлений. В конце июня началось создание Ленинградской армии народного ополчения. К 14 июля первые три ди­визии народного ополчения общей численностью 31 тыс. человек бы переданы в Лужскую оперативную группу. Партийные мобилизации дали фронту свыше 12 тыс. коммуни­стов-политработников и политбойцов.

Самой опасной для Ленинграда являлась немецкая группировка, действовавшая на новгородском направлении.28 июля начальник штаба войск Северо-Западного направле­ния генерал М.В. Захаров предложил главкому К.Е. Ворошилову развернуть в районе Луги четыре-пять стрелковых и одну танковую дивизии для удара с севера на Струги Крас­ные. С востока, по замыслу Захарова, должна была наступать на Сольцы 11-я армия. Кро­ме того, он предлагал привлечь к этому удару и соединения формируемой 34-й армии. На­ступление планировалось на 3–4 августа, в то время как немецкое наступление – на 8 августа. Но по причине затягивания сосредоточения войск оно началось только 12 авгу­ста.

Однако за четыре дня до этого с лужских плацдармов ударил 41-й немецкий моторизо­ванный корпус. А спустя два дня наступление на новгородском направлении смог начать и 56-й моторизованный корпус. В первый день боев 41-й корпус Г. Рейнгардта продвинулся всего на 5 км. Однако 1-я танковая дивизия сумела нащупать слабое место в советской обороне и прорвать ее. В образовавшуюся брешь Рейнгардт немедленно направил 6-ю тан­ковую и 1-ю пехотную дивизии. Туда же командующий 4-й танковой группой Э. Гёпнер приказал перебросить 3-ю моторизованную, а затем и 8-ю танковую дивизии. Казалось, вожделенная цель – Ленинград – совсем близка. Но действия войск Северо-Западного фронта опрокинули все намерения командования группы армий «Север».

7 и 10 июля противовоздушной обороной г. Луги были сбиты первые немецкие самолеты. 10 июля отличился командир звена 154-го истребительного полка Сергей Титовка. В районе Городца он лобовым тараном уничтожил фашистский бомбардировщик. За этот подвиг 22-летнему летчику посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. 17 июля около озера Самро заместитель командира эскадрильи 159-го истребительного полка Павел Лебединский сумел таранить «мессершмитт». В это же время, перейдя линию фронта, во вражеском тылу южнее Луги открыли боевые действия подразделения 3-го истребительного полка особого назначения.

Не добившись успеха на направлении главного удара у Городца, 24 июля немцы крупными силами при поддержке авиации двинулись в наступление по дороге Югостицы – Наволок – Стрешево.Из Югостиц, уже занятых врагом, о продвижении большой колонны танков и бронетранспортеров с автоматчиками сообщила по телефону одному из организаторов обороны Луги И.Д. Дмитриеву комсомолка Тося Петрова. Важное сообщение о прорыве противника срочно было передано на КП 177-й дивизии. Зашедший во фланг противник был накрыт огнем артиллерии. Кстати, о судьбе Тоси Петровой. Позднее Тося погибнет в партизанском лагере под Мшинской, в неравном бою последнюю пулю пустив в себя. Комсомолке Антонине Петровой также будет присвоено звание Героя Советского Союза.

В районе Череменецкого озера, где 8-я немецкая танковая дивизия прорвала нашу оборону, 24 июля 1941 года совершил бессмертный подвиг лейтенант В.К. Пислегин, посмертно ставший Героем Советского Союза. Юный лейтенант возглавил контратаку своего подразделения. Несмотря на жестокое сопротивление, враг был выбит из деревни Югостицы. Этот жаркий бой для Виктора Пислегина оказался последним. Бывший командир 49-го танкового полка В.Г. Лебедев писал в 1966 году: «До последнего момента из горящего танка Пислегин докладывал командиру обстановку на поле боя, но уже на земле, охваченный пламенем, упал и подняться не смог».

В те дни общенациональная газета «Правда», орган ЦК ВКП(б), опубликовала статью «Большое мужество маленького города». Автор статьи Д. Руднев писал о разгоревшихся ожесточенных сражениях на Лужском рубеже, восхищался мужеством его защитников, но по оперативным соображениям Луга была названа в «Правде» городом «Н-ском».

После войны фельдмаршал Э. фон Манштейн в книге воспоминаний «Утраченные победы» признавал: «Под Лугой русские обладали сильной артиллерией». Немцы попали под мощный удар артиллерийской группы под командованием полковника Г.Ф. Одинцова (будущего командующего артиллерией всего Ленинградского фронта, генерала, а впоследствии и маршала артиллерии).

Темп наступления гитлеровцев из-за упорного сопротивления советских войск на Лужском рубеже катастрофически падал, а в конце июля – начале августа и вовсе иссяк. Вражеское командование было ошеломлено непредвиденной задержкой.К тому времени разгорелось и Смоленское сражение, в котором блицкриг также стал давать непредвиденные сбои.

Гитлер лично прибыл в штаб группы армий «Север» и назначил последний срок взятия Луги – 10 августа.

Не имея возможности рассказать о реальных успехах немецкого наступления на Ленинград, в это время фашистская пропаганда изощрялась в восхвалении «побед доблестных войск фюрера» и в изображении «нищей России». Захваченный в плен обер-ефрейтор дивизии СС «Мертвая голова» рассказывал: «У Луги мы три недели топтались на одном месте, а наши корреспонденты писали каждый день о быстром продвижении вперед. Взвод пропаганды фабрикует фальшивки, фальсифицирует факты. Когда мы занимали какой-либо населенный пункт, фотографы по приказу командира взвода обер-лейтенанта Рюле с помощью солдат сгоняли местных жителей к полуразрушенным постройкам или нежилым домам. Здесь жителей раздевали, напяливали на них тряпье и приказывали им занимать позу по усмотрению фотографов. Эти снимки немедля отсылались в Германию для опубликования в газетах со следующей надписью: «Так живут в России».

Упорное сопротивление советских войск вынудило германское командование временно прекратить наступление на Ленинград. Сотни, тысячи людей делали все, что было в человеческих силах, чтобы выстоять, измотать врага. И они выстояли, их не устрашили даже психические атаки дивизии СС «Полицай» южнее деревни Раковичи. Одиннадцать серо-зеленых шеренг, над которыми развевались штандарты с изображением черной свастики, двигались к нашему переднему краю. Они были встречены мощным артиллерийским огнем. Потеряв два полка и командира дивизии генерал-лейтенанта Мальверштенда, эсэсовская дивизия отступила.

Маршал А.М. Василевский писал об этих сражениях: «на Лужской полосе обороны развернулись яростные бои. Часто они не имели пауз, длились сутками, доходили до рукопашных схваток».

В районе сел и деревень Заполье, Городец, Серебрянка, Югостицы, Наволок, Смерди, Старая Середка, Раковичи, Озерцы, Муравейно, Бараново, Корпово, Лесково стойко сражались защитники Лужского рубежа. Животворным оптимизмом дышат строки, написанные 9 августа бойцом 177-й стрелковой дивизии Н.Я. Малышевым родным в город Боровичи Новгородской области, которое ныне хранится в Лужском историко-краеведческом музее: «что касается меня, то уже месяц, как воюю, чувствую себя хорошо, на здоровье жаловаться не могу. О действиях врага надо сказать, что его наступательный порыв свелся к нулю. За весь истекший месяц ему удалось продвинуться на такое расстояние, которое он раньше покрывал в течение одного часа. Как видите, такое соотношение в темпах наступления гитлеровцев в начале войны и сейчас свидетельствует о том, что противник начал выдыхаться, а сопротивление наших войск неизменно возрастает… в общем, враг не так силен и устойчив, как кое-кто его представляет».

Какой дорогой ценой доставалось врагу продвижение на каждый километр к Ленинграду, свидетельствуют записи в знаменитом дневнике начальника генштаба сухопутных войск вермахта генерала Ф. Гальдера.«На 1 августа 41 г. группа армий «Север» имела потери 42 тысячи солдат и офицеров. Из строя вышло до 38% автотранспорта». А вот категорическая запись от 2 августа: «Группа армий «Север» не добилась никаких успехов в наступлении». Таким образом, созданный советскими войсками и местным населением Лужский «орешек» оказался явно не по зубам хваленым гитлеровским генералам Рейнгардту и Манштейну.

12 августа, как и планировалось, под Старой Руссой 11-я и 34-я армии нанесли удар по соединениям правого крыла группы армий «Север». К 15 августа они продвинулись более чем на 60 км в тыл новгородской группировки. Лееб приказал остановить 41-й и 56-й кор­пуса и направить обе дивизии Манштейна на помощь 10-му армейскому корпусу, который подвергся удару советских войск. Задача овладения Ленинградом оказалось под угрозой срыва. Для Гитлера это явилось поводом с еще большей настойчивостью проводить свою идею относительно переноса части усилий с московского на ленинградское направление. Он потребовал немедленно перегруппировать под Ленинград как можно больше сил 3-й танковой группы из группы армий «Центр». Части 39-го моторизованного корпуса спешно начали перебрасываться на новгородское направление.

Соединениям Северо-Западного фронта, участвовавшим в контрударе, разгромить новгородскую группировку врага не удалось. К тому же в нем из-за немецкого наступле­ния не участвовали части Лужской оперативной группы, а вследствие неумелого руководства войска 34-й армии стали беспорядочно отходить. Положение усугубило то, что было потеряно управление. В частях возникла паника. К 25 августа армия не досчиталась около 60 % людей, более 80 % военной техники и оружия. Ставка приняла жесткие меры. Командующий Северо-Западным фронтом П.П. Собенников был смещен, а на его место назначен генерал П.А. Курочкин, успешно справившийся с выводом из окружения 16, 19 и 20-й армий в районе Смоленска. Были понижены в должности командиры 34-й и 43-й армий, ряд командиров и комиссаров соединений были отданы под суд Военного трибунала. Одной из причин неудачи являлась постановка перед войсками непосильных задач. Так, 11-я армия к моменту перехода в наступление была сильно ослаблена предыду­щими боями, а 34-я – плохо укомплектована и слажена. Зачастую во главе вновь сформи­рованных соединений и частей стояли недостаточно подготовленные командиры.

Но упорная оборона Лужского рубежа заставила верховное командование противника на три недели задержать врага на подступах к Ленинграду. 19 июля Гитлер приказал приостановить наступление, чтобы восстановить потрепанные дивизии, оно возобновилось только 8 августа. 45-дневная оборона города Луги является блестящим примером героизма советских солдат и офицеров.

Приостановив наступление непосредственно на город Лугу, немцы решили обходным путем прорвать линию обороны.Упорные бои развернулись за Лугу с 10 по 13 августа. 10 августа, как и ровно месяц назад, враг бомбил город. Были очень сильные разрушения, но немцы не могли прорвать нашу оборону. Однако на флангах положение сильно ухудшилось: 15 августа немцам удалось выйти на дорогу Нарва – Гатчина, 16 августа противник овладел Новгородом и Батецкой, прорвался к реке Оредеж, а на западном направлении приблизился к дороге Кингисепп – Ленинград. Началась срочная эвакуация оборудования завода «Красный тигель» и абразивного завода «Смычка», городской электростанции, нескольких машинно-тракторных станций, сельхозинвентаря, запасов продовольствия и многого другого. На восток области, на Вологодчину перегоняли стада из совхозов и колхозов. В сложных условиях в сибирском городе Новокузнецке тигельщики наладили выпуск продукции, а абразивщики – производство в Златоусте.

Самыми тяжелыми для защитников Луги были 21 и 22 августа. По всей линии обороны шел бой. В районе деревни Беково и села Рождествено гитлеровцы перерезали шоссейную дорогу на Ленинград. Снабжение резко ухудшилось, а затем прекратилось совсем. Защитникам Лужского участка поступил приказ об отходе. 23 августа наши войска уходили из Луги. К утру следующего дня город опустел.

Части Лужской оперативной группы еще несколько дней мужественно сражались у поселка Толмачево и станции Мшинской. 25 августа командный пункт 41-го стрелкового корпуса перешел в Пехенец, а КП 177-й дивизии – северо-восточнее деревни Жельцы. Наши бойцы сдерживали наступление противника до 27 августа, а через двое суток генерал-майор А.А. Астанин начал выводить войска на север. Многие защитники Лужского оборонительного рубежа погибли при отступлении: пропали в болотах, были расстреляны фашистскими самолетами, которые методично атаковали отступающих с бреющего полета. К 15 сентября уцелевшие части вышли в район Слуцка и на реку Волхов.

Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А.М. Василевский, отмечая значение Лужского рубежа, ставил его оборону в один ряд с такими сражениями первого периода Великой Отечественной войны, как оборона Бреста, защита Могилева и Смоленска.Непрерывные бомбежки и обстрелы разрушили большую часть Луги. Не всем горожанам и жителям окрестных деревень удалось уйти с нашими войсками в тыл. Им пришлось испытать весь ужас фашистской оккупации. Немецкое командование в первые же дни начало жестокую расправу с мирным населением, демонстративные казни советских людей. Городской сад и Базарную площадь (сейчас площадь Мира) оккупанты уставили виселицами. Фашисты принесли с собой смерть. Как сообщается в материалах местного историко-краеведческого музея, только за первый год оккупации они убили несколько тысяч мирных жителей в Лужском, Оредежском, Тосненском районах.

Лужская земля была освобождена от фашистской нечисти в феврале 1944 года. 13 февраля Москва салютовала двенадцатью залпами из 124 орудий в честь освобождения Луги.

За мужество и героизм, проявленные воинами на Лужском рубеже, в свой 200-летний юбилей в 1977 году город Луга был награжден высокой государственной наградой – орденом Отечественной войны I степени.

В течение многих лет на местах кровопролитных боев ведут работы поисковые отряды «Лужский рубеж» (командир В.С. Шитц), «Поиск» из Сургута и другие. Останки более 2000 бойцов были перезахоронены по-христиански на братском мемориальном кладбище. Протоиерей Лужского округа отец Н.В. Денисенко отслужил панихиду по павшим за Родину солдатам. Останки 1000 павших бойцов были найдены в районе Лысой горы, где отряд «Лужский рубеж» работает с 1989 года. Там, по словам В.С. Шитца, еще лежит в земле прах около 29 тысяч советских военнослужащих и мирных жителей, замученных и расстрелянных фашистами в лагере смерти. Составляются акты захоронений, протоколы эксгумаций; все новые данные, добытые поисковиками, поступают на вечное хранение в Центральный архив Министерства обороны России.

Лужане свято чтят память о войне. Имена героев живут в названиях улиц, школ, запечатлены навеки на гранитных плитах братского кладбища. Подвигу защитников Луги посвящены памятники на Лангиной горе, на Лысой горе; в День Победы в 1975 году был открыт величественный памятник «Партизанская слава».

P.S. Ценой огромных жертв и усилий советские войска остановили наступление группы армий «Север» и заставили ее перейти к обороне. С 10 июля по 30 сентября войска Север­ного, Северо-Западного и Ленинградского фронтов, а также Балтийский флот потеряли почти 345 тыс. человек, из них 214 078 убитыми и пропавшими без вести. За тот же период неприятель потерял около 136 тыс. солдат и офицеров, из них убитыми 34,9 тыс. человек.

В конце сентября 1941 года начался новый этап битвы за Ленинград. Оккупанты приня­лись разрушать город, терроризируя его жителей методическим огнем артиллерии и мас­сированными бомбежками. 21 сентября руководство ОКБ представило Гитлеру доклад по вопросу о Ленинграде. В нем предлагалось: «Заключить город в плотное кольцо с забором из колючей проволоки под электрическим током и вышками с пулеметами; разрушить его огнем артиллерии и ударами авиации... Выпустить женщин, детей, старух через посты блокады, остальных обречь на голодную смерть, с тем, чтобы остатки гарнизона крепости остались там на зиму... Сравнять Ленинград с землей... ». На следующий день была утверж­дена директива «Будущее Петербурга», в которой говорилось:

«1. Фюрер принял решение стереть город Петербург с лица земли. После разгрома Со­ветской России сушествование этого огромного города не будет иметь никакого смысла. Финляндия также сообщила нам, что она не заинтересована в дальнейшем сушествовании города рядом с ее новыми границами.

2. Прежние требования военно-морского флота сохранить верфи, гавань и воен­но-морские сооружения известны, однако их выполнение невозможно в связи с главным решением вопроса о Петербурге.

3. Предлагается плотно блокировать город и сравнять его с землей с помощью артил­лерии всех калибров и непрерывных бомбардировок с воздуха. Если в результате создав­шейся в городе обстановки последуют заявления о сдаче города, они должны быть откло­нены ... ».

В ослаблении артобстрела большую роль сыграл Балтийский флот, орудия которого участвовали в контрбатарейной борьбе. Только с августа по декабрь 1941 г. корабельная и береговая артиллерия 5777 раз открывала огонь по позициям немецких войск, в том числе 1650 раз по вражеским батареям, выпустив при этом свыше 71,5 тыс. снарядов калибра от 100 до 406 мм. Для защиты города флот собрал все свои силы: корабельный состав, авиа­цию, береговую и железнодорожную артиллерию, сформировал корректировочно-наблю­дательные посты, части морской пехоты. Непосредственно на суше плечом к плечу с вои­нами фронта сражались свыше 70 тыс. моряков.

Недостаток сил, слабая выучка войск, отсутствие опыта наступательных действий в условиях лесисто-болотистой местности, неумение командиров и штабов управлять вой­сками в сложной боевой обстановке привели к срыву плана деблокады города. Отрезан­ным от Большой земли войскам и населению предстояла многомесячная и многотрудная борьба за жизнь. Битва за Ленинград продолжалась с 10 июля 1941 г. до 9 августа 1944 г.

Однако уничтожить Питер фашистам оказалось не под силу. И в срыве их чудовищного плана – стереть с лица земли этот крупнейший цивилизационный центр сыграли, повторяю, важную роль героические усилия защитников Лужского рубежа, на 45 дней задержавшие врага.

topwar.ru

Лужский рубеж, который спас Ленинград: lenarudenko

В эти жаркие летние дни 10 июля - 24 августа 1941 года на Лужском рубеже шли ожесточенные бои советских бойцов с гитлеровской армией. Гитлеровские войска группы "Север" были задержаны на 45 дней. Оборону держали ленинградцы-добровольцы. Лужская укреплённая позиция начала спешно возводиться в конце июня 1941 года. Протяженность укрепления составила 300 километров.

Вспоминая трагичные страницы истории, я посетила мемориалы Лужского рубежа, где "раньше вставала земля на дыбы". Представьте, что было в этих тихих краях 10-летия назад.

Благодаря задержке врага на Лужском рубеже нашим бойцам удалось возвести необходимые укрепления на подступах к Ленинграду и эвакуировать около 500 тысяч жителей. Если бы не отважные защитники Лужского рубежа - Ленинград был бы захвачен и разрушен фашистами. "На Лужском рубеже решается судьба Ленинграда" - говорили бойцы.

Сохранились письма и воспоминания бойцов, которые воевали на Лужском рубеже, защищая Ленинград. Предлагаю прочитать эти хроники войны...

На Лужском рубеже фашисты встретили достойный отпор.

Из сообщения Совинформбюро за 15 июля: «На псковско-порховском направлении с утра в ходе боев наши войска окружили группу мотомехчастей противника и уничтожали ее по частям, захватив значительное количество танков, машин и разного рода оружия. Остатки противника отбрасываются на запад».

Из письма командира 237-й стрелковой дивизии полковника В. Я. Тишинского семье: «Дорогие дети! Все это время был в горячей работе. Сегодня наконец сломили сволочей, и они бегут. Со мной все благополучно.Сегодня я назначен командиром стрелковой дивизии и сейчас иду снова в работу...»

Один из ДОТов Лужского рубежа. Видно, что укрепления возводились спешно из подручных материалов.

Здесь проходили траншеи. Сейчас их обложили плиткой, чтоб не засыпались

Александр Синев, старший политрук, военком батальона:"Бои в Сабеке продолжались и 16 июля. Выгодные рубежи переходили из рук в руки по нескольку раз. Околоодиннадцати часов дня мы вновь пошли в контратаку.Начальник училища усилил наш батальон десятой ротой, поддержал артогнем. Противник не выдержал удара курсантов и отошел за Лугу. Но через некоторое время на наших позициях начался настоящий ад. Гитлеровцы били из орудий и минометов всех калибров. На курсантские окопы пикировали немецкие бомбардировщики.

И мы вынуждены были оставить северный берег Луги. Полсуток не прекращалась схватка. На курсантов страшно глядеть: потные, уставшие, в пыли. Про еду забыли, да и вряд ли кому хотелось есть. Мучила жажда.

К полуночи напряжение боя спало. На КП батальона пришли командиры рот. Подводим итоги, делимся впечатлениями. Товарищи критикуют интендантов: не думают, как обеспечивать людей водой и пищей в бою.

Плохо с эвакуацией раненых. Лейтенант Каретников с тяжелым ранением пролежал в окопе около трех часов.Рассказывают об отличившихся в бою. Курсант Федоров гранатами и огнем из винтовки уничтожил до десятка фашистов. Два дня назад мы принимали его в партию. Биография — несколько слов: учился, работал, вступил в комсомол. На вопрос об обязанностях коммуниста Федоров ответил: «Бить фашистов, не щадя своей жизни».Курсант Савченко воевал на финской. В бою спас жизнь лейтенанту Каретникову: метким выстрелом уложил немецкого унтер-офицера, который целился в лейтенанта. Ротные единодушно хвалят минометчиков: плотным и метким огнем они рассеяли группу противника до тридцати человек, прорвавшуюся в наш тыл у колхозого двора".

Район Кингисеппа. Штаб 235-го отдельного разведывательного батальона 191-й стрелковой дивизии.Илья Орлов, старший лейтенант, начальник штаба."Мы почти непрерывно вели разведку. Высылали разведгруппы на машинах и пешим порядком. В разные направления, на десять, пятнадцать, а то и двадцать километров. Дороги на Ленинград прямые. Прозеваем противника — дело может обернуться непоправимой бедой.

Левый фланг, когда там заняли позиции ополченцы, меньше стал беспокоить. А вот за шоссе на Гдов опасались. Отходившая с боями 118-я стрелковая дивизия тянула за собой противника.

Однако опасность пришла все же с левого фланга, со стороны Ивановского, после того как противник захватил плацдарм на Луге. Враг подтянул свежие силы, и полк майора В. П. Якутовича не выдержал натиска.Чтобы восстановить положение, командир дивизии послал Якутовичу свой резерв. От нас взял рогу бронемашин. В ночь на 16 июля мы отправили броневички. Я наказал командиру роты младшему лейтенанту Коркину (он перед войной прибыл к нам с курсов) действовать осмотрительно, под прикрытием пехоты и артиллерии.

Днем от Коркина известий не поступало. Судя по артиллерийской канонаде, у Якутовича было горячо.Поздно вечером Коркин вернулся в батальон. Прежнего подтянутого младшего лейтенанта было не узнать: какой-то надломленный, растерянный. Спрашиваю его:— Что случилось, товарищ младший лейтенант?— Роту сожгли... То есть машины...Коркин немного пришел в себя, стал рассказывать, как прошел первый бой в его жизни. Командир батальона решил использовать броневики как танки, впереди пехоты. Коркин пытался возражать, но комбат пригрозил ему оружием.

Стрелковые роты, прижатые пулеметным огнем противника, залегли, и машины оказались без прикрытия. Гитлеровцы открыли по ним огонь из противотанковых пушек. Маневрировать по воронкам и ямам, среди кустарника колесные машины, естественно, не могли и горели как свечки. Лишь один экипаж сержанта Хрусталева сумел вывести машину из боя. Жалко, конечно, машины, но еще больше жаль людей. Почти все экипажи погибли. А какие ребята были..."

Анатолий Краснов, Герой Советского Союза, капитан, командир полка"С командирами-артиллеристами стали подсчитывать возможности. Набрали примерно пятьдесят стволов. Накаждое орудие полтора фашистских танка. Неплохо!Всю ночь артиллеристы оборудовали огневые позиции, подвозили снаряды. На рассвете гитлеровцы бросили в атаку первый эшелон танков. Их встретил огонь противотанковых пушек. Потеряв несколько машин, гитлеровцы решили пойти в обход. И снова попали под огонь пушек. Артиллеристы полковника Чижика подпускали фашистские танки метров на триста — четыреста и били в упор. И эта вражеская атака была отражена.

Гитлеровцы предприняли новую. Но теперь они послали вперед автоматчиков, чтобы расчистить дорогу танкистам. Мы предвидели такой вариант действий и успели отвести почти все орудия на запасные позиции, а вперед выдвинули стрелковые роты. Отдельным танкам врага удалось вклиниться в боевые порядки батальонов. Их уничтожали бутылками с горючей смесью.

В тот день весь полк узнал о подвиге бойца Семейкина. На его окоп мчался гитлеровский танк. Семейкинне дрогнул. Как только танк проскочил рядом с окопом, Семейкин швырнул в него бутылку с горючей смесью.Объятый пламенем танк остановился. Из него стали выскакивать гитлеровцы, но тут же попадали под пули наших бойцов.

Несколько атак противника отбил в тот день наш полк. Отличившихся, пожалуй, и не перечтешь. Батарейцы лейтенанта Николая Хованова врукопашную схватились с фашистами, прорвавшимися на огневые позиции.Красноармеец Коровин придушил гитлеровца руками.

Мужественно сражался с врагом комбат старший лейтенант Кудряшев.Немало бойцов и командиров пали на поле боя в Сольцах. И среди них - любимец полка, отсекр бюро ВЛКСМ младший политрук Петр Гусев. Вместе с бойцами роты Лукичева он одним из первых ворвался в город и своим примером увлек остальных..."

Федор Езерский, красноармеец, санинструктор:"Наш полковой медпункт размещался недалеко от штаба полка. Развернули одну палатку-перевязочную и отрыли несколько щелей на случай бомбежки. На большее не было сил и времени. Без конца поступали раненые.Рассказывали разное. А мысль одна: дали фашистам прикурить. Если бы побольше артиллерии да танков, то гнали бы до самой границы.

Из 1-го батальона санитары принесли тяжело раненного пулеметчика. Раздроблена кисть правой руки.Парень рассказывал, как дрался с фашистами:— Покосил я их немало. Потом чувствую, что спусковой крючок не могу нажать, рука не слушается. Посмотрел, а у меня не рука, а кровавая каша. Меня даже сперва замутило. Но тут немец опять попер. Перебросил я приклад «дегтяря» к левому плечу и стал давать с левой. А дальше не помню. Фашисты словно куда-то провалились, стало тихо. Очнулся, когда меня на шинельке два санитара тащили. Волоком. Аж чертики в глазах прыгали...

Иногда к нам попадали раненые из соседних полков. Они тоже говорили об успешном наступлении".

Особенно тяжко пришлось местным жителям, селяне не ожидали атаки врага. Ирина Дмитриева, колхозница:"Не верилось, что немец к нам придет. Места у нас глухие, в стороне от большака. Да и слух в народе пошел,будто он через город Лугу на Ленинград метит. Спрашивали недавно об этом военных (они по берегу Луги окопы рыли). Те отвечали, что не пойдет сюда враг - не пустят. И вообще скоро погонят его назад.

Дни стояли погожие, и все деревенские были кто в поле, кто на своих огородах. Мы с сыном картошку в огороде пропалывали. Он распрямился, прислушался и говорит:— Мам, что-то гудит на той стороне. То ли машины, то ли трактора.Я тоже прислушалась. И верно: на той стороне Луги какой-то шум. Вдруг как ухнет! И вроде как земля качнулась...— Мамка! — крикнул сынок. — Наверно, мост взорвали!

Хороший мост был. Два года назад всем колхозом его справили и дорогу к нему насыпали.Потом с той стороны нехристь начал из пушек по деревне бить. Избы огнем занялись. Народ увидел пожары — к избам бросился. Только не подступиться к ним: пули так и свищут. Кто посмелее, те подхватили вещички — и в лес. Мы тоже в лес подались.

На третий день вернулись. Деревни как не было. Одни головешки дымятся. И немец хозяйничает. Наша изба чудом уцелела. В ней офицеры поселились, а нам в хлеву разрешили жить.

Приказ вышел: собрать всех убитых русских и снести в гумно. Мы попросили захоронить солдатиков по-христиански, как положено, а фашисты подожгли гумно. Вместе с солдатиками. Мы улучили момент и ушли с детишками в лес от беды".

Возведение укреплений

Неожиданное укрепление и сопротивления советской армии вызвало удивление и беспокойство гитлеровцев. Оправдываясь, фашисты слали донесения фюреру, в которых рассказывали об инженерных чудесах, которые затормозили их наступление.

Иван Семенович Павлов, подполковник, начальник штаба дивизии:"Под вечер из штаба корпуса вернулся Машошин. Доложил ему обстановку, подал папку с документами. Андрей Федорович ворчливо заметил:— Штабы заработали. Теперь начнут друг другй бумажками обстреливать.Машошин не переносил бумаготворчества. Однако одним документом комдив заинтересовался. Прочел раз, потом еще. Это была разведсводка противника. Утром прислали ее из штаба 41-го стрелкового корпуса. В ней ярко и с преувеличением расписывалось инженерное оборудование нашей обороны.

Андрей Федорович отложил бумажку в сторону и сказал:— А знаешь, гитлеровцы не дураки! Это ж они как бы оправдательный документ составили. Смотри, дескать, фюрер, какие чудеса большевики нагородили, вот и затормозилось наступление. — Машошин снова взял сводку в руки. — Каждый холмик укреплен... А знаешь, Иван Семенович, поговори-ка с нашим инженером. Надо подумать о дальнейшем развитии инженерных заграждений".

Константин Шпанкин, лейтенант, командир минроты:"Днем и ночью ведем бой. Противник цепляется за каждый дом. Бросает против нас танки, броневики, автоматчиков. Особенно старается удерживать ключевые позиции. К утру отбросили его за железную дорогу, что проходит в двух-трех километрах от города. Наш 1-й батальон вышел на западную окраину Сольцов. Жаль, что вовремя не подвезли боеприпасы. Мы наверняка смогли бы овладеть Большим и Малым Заборовьем — двумя деревушками за железной дорогой.Сегодня за них предстоит сражаться. Враг шпарит пулеметным огнем по железнодорожной насыпи, бьет изминометов, тяжелых орудий. К насыпи не подойти. А мы ответить не можем: снарядов и мин нет. Остался лишь минимум на тот крайний случай, если противник пойдет в атаку.

Разговаривали с местными жителями. Они рассказывали, как бесчинствовали фашисты в Сольцах. У одного коровенку угнали, у другого сундуки вверх дном перевернули. И не смей пожаловаться. Офицеры и солдатня вели себя одинаково — как воры. Запомнилась старушка лет семидесяти. Она все упрашивала разыскать супостата, высокого с золотым зубом, гитлеровца, который забрал у бабки самовар, единственную ее ценность и усладу. «Вот тебе и «культурные» европейцы. Бандиты настоящие!» — слушая жителей, думал я.К середине дня подвезли боеприпасы. Комиссар полка старший политртрук Оньков лично ими занимался. Согласно боевому приказу полк 17 июля в 19.00 возобновил наступление".

Памятник партизанам Лужского рубежа

Из письма командира роты 532-го стрелкового полка 111-й стрелковой дивизии лейтенанта М.Т. Ворожейкина к жене:«Назначен командиром роты. Бойцов пока раза в два меньше, чем было у меня в Ярославле. Вот-вот долженполучить пополнение из Ленинграда. Тогда, наверное, и пустят нас в дело. А пока живем в лесу, по-лагерному.С питанием нормально. Как ты доехала, как тебя встретил Урал? Беспокоюсь за ребятишек. Береги себя и их, а я буду бить фашистов так, чтобы скорее вернуться домой. Твой Михаил»

Трофим Кузнецов, старший лейтенант, командир саперной роты:"Разведка сообщила, что западнее озера Врево противник сосредоточивает мотопехоту и танки. На это направление выделили батальон из 24-й танковой дивизии.

Нашей роте приказали помогать танкистам. Меня вызвал командир танкового батальона.— Слушай, инженер! Мои хлопцы обнаружили лесную дорогу. На карте ее нет. Она выходит на шоссе.Смотри! — Капитан развернул передо мной карту. — Не исключено, что противник ею воспользуется, чтобы скрытно выйти на наш фланг. Я решил устроить здесь засаду. Надо бы заминировать дорогу.

Что за разговор! Погрузив мины в машину, мы вместе с танкистами отправились в путь.Старший сержант Трусов и красноармеец Вельдимаиов, бывший взрывник из Медногорска, самые опытные минеры. Они устанавливали противотанковые мины. А Сеньшин и Ашпетов прикрывали их. Бойцы торопились: летняя ночь коротка. Начинало светать, когда Трусов доложил о выполнении задания.Противник в тот день не прорвался через наш заслон".

Маркиан Михайлович Попов, генерал-лейтенант, командующий войсками фронта:Мы еще не знали детально замыслов противника, но в общих чертах представляли, чего добивается гитлеровское командование, каков план его действий. Нам стало ясно, что на Лужском рубеже бои частного порядка перерастают в крупную оборонительную операцию. По ходу сражения за минувшие десять дней можно было полагать, что первый этап операции — бои в предполье — мы сумели выиграть. Противнику не удалось с ходу прорваться к Ленинграду.

Ликвидирована и его попытка выйти на Нарвское шоссе к Красногвардейску, в тыл Лужской группировки. Мы заставили врага перейти от действий передовыми отрядами к развертыванию основных сил, вводить в бой резервы.

В самые напряженные дни я видел, как на кингисеппском участке дрались ополченцы.. И был потрясен. Люди с гранатами бросались на танки врага, со штыками наперевес шли на его пулеметы. Как командующий, я чувствовал вину за то, что не могу надежно поддержать их артиллерийским огнем, защитить танковой броней, прижать врага бомбовыми ударами с воздуха. У фронта не было в резерве даже артиллерийского дивизиона. Неоткуда было снять хотя бы одну танковую роту. Наши летчики не знали отдыха.

Главным образом за счет необычайно высокого морального духа, стойкости и мужества бойцов и командиров нам удалось нейтрализовать преимущество врага в технике и оружии, сбить темп его наступления, решительными и дерзкими контратаками заставить противника перейти к обороне...

... Но главной задачей для нас оставалась оборона Ленинграда с юго-запада. Важность этого направления трудно переоценить. Почти ежедневно приходилось отвечать на один и тот же вопрос Ставки: «Как дела на Луге?» В тревожно-напряженной интонации, с какой он задавался, я чувствовал связь между событиями на Лужском рубеже и развитием Смоленской оборонительной операции, беспокойство за судьбу Ленинграда и Москвы.Выигрывая время по дням и часам, мы понимали: его надо максимально использовать. Продолжали совершенствовать оборонительные рубежи на Луге, под Красногвардейском, у стен Ленинграда и в самом городе. На наших глазах Ленинград превращался в город-крепость..."

Сергей Орловский, сержант, командир отделения:"Противник почему-то прекратил атаки. Весь день стоит жуткая, непривычная тишина. Командир батальона решил выслать от нашей роты разведку. Меня назначили старшим разведгруппы. Командир роты старший лейтенант Туркин приказал переправиться через Лугу, выйти к Лосоекино, где, по непроверенным данным, сосредоточивается противник, и уточнить эти сведения.

Состав группы старший лейтенант разрешил подобрать по моему усмотрению. Я ваял Степанова, Симакова, Никитина и Александрова. С ними учился в одном взводе два года и знал их, как себя.В полночь прошли передний край. Переправились через реку и по краю мшистого болотца, густо проросшего сосняком, углубились в тыл противника. Ночь теплая, лунная. Хотя для нас милей бы непогода.

Через некоторое время неожиданно встретили трех курсантов из группы, ранее высланной в разведку от1-го батальона. Выяснилось, что они заблудились в лесу и теперь возвращались в батальон. С ними я отправил первое донесение.

Перед рассветом на землю опустился густой туман. По времени мы должны быть около Лососкино. В дымке показались расплывчатые силуэты каких-то строений. Решили подождать сигнала от наших дозорных Никитина и Симакова.Вскоре мы услышали шаги и тихое кваканье лягушки — это Никитин. Дозорные сообщили, что на краю деревни они видели двух человек. Кто они — не разглядели: может быть, местные жители, а может, и гитлеровцы. Для более полного выяснения обстановки Никитин предложил сходить в деревню. Вдвоем с Симаковым они отправились.

До крайней избы оставалось метров тридцать, когда к ней подошли дозорные. Раздался окрик: «Хальт!»Никитин и Симаков шарахнулись в сторону. Немцы бросились им наперерез, открыли огонь из автоматов.На выстрелы из избы выскочили человек пять, что-то полопотали с патрульными, потом вернулись в дом.Вновь стало тихо. Соблюдая осторожность, мы обошли деревню. Под липами и возле них стояли броневики и автомашины. Насчитали около тридцати. У сараев заметили три танка и две противотанковые пушки. Хорошо бы захватить «языка» или документы. Но как? Выручил случай.

Мы вновь дошли до околицы. Вражеские патрульные прохаживались взад и вперед. Один из солдат неожиданно остановился и вдоль изгороди направился в нашу сторону. Свернул за угол. Огляделся по сторонам, повесил автомат на кол. Я успел шепнуть Никитину, чемпиону нашего училища по боксу: «Берем!» Он кивнул головой: понял.И как только немец присел по естественной надобности, мы кинулись на него. Он и пикнуть не успел. Сунули ему в рот два носовых платка, связали брючными ремнями и потащили к лесу. Чтобы он не брыкался, Никитин легонько стукнул его прикладом, да не рассчитал — пошла кровь.

Вскоре его напарник спохватился, открыл стрельбу, В деревне начался шум. Чтобы отвлечь внимание гитлеровцев, Александров, Симаков и Степанов побежали в сторону стреляя из винтовок. А мы с пленным стали углубляться в лес.Пока слышалась стрельба, мы ориентировались по выстрелам. Затем гитлеровцы прекратили погоню.Поздно вечером мы вернулись из разведки".Напротив памятника один из ДОТов

Из директивы № 33 германского главного командования сухопутных войск: «Продвижение в направлении Ленинграда возобновить лишь после того, как 18-я армия войдет в соприкосновение с 4-й танковой группой, а ее восточный фланг будет обеспечен силами 16-й армии. При этом группа армий «Север» должна стремиться предотвратить отход на Ленинград советских частей, продолжающих действовать в Эстонии»

Яков Васильевич Завалишин, батальонный комиссар, военком училища:Обстановка на нашем участке продолжала оставаться крайне напряженной. После упорных боев противнику удалось захватить Сабский плацдарм. Достался он врагу недешево. Гитлеровцы оставили здесь сотни трупов, сожженные танки и бронемашины и вынуждены были перейти к обороне..."

Михаил Георгиевич Кустов, председатель исполкома городского Совета депутатов трудящихся:"..В течение двух-трех недель июля до 50 тысяч лужан — рабочих, колхозников, служащих, домашних хозяек, учащихся ремесленных училищ и старшеклассников школ вместе с ленинградцами возводили оборонительные сооружения на подступах к своему городу. Их руками были отрыты траншеи и противотанковые рвы, построены доты и дзоты, расчищен от зарослей восточный берег реки, созданы лесные завалы.

Мне рассказывала участница строительства, бригадир трудовой бригады учителей Е. П. Дубровина: «Наша бригада в количестве пятнадцати человек отрывала ров в районе совхоза «Калгановка». Работали мы дружно, добросовестно. Вначале шел песчаный грунт, работать было легко. Дальше стало труднее — грунт твердый, а у нас в руках только лопаты. Очень уставали, но на это никто не жаловался».

Противник обстреливал из орудий, чуть не каждый день были налеты вражеской авиации. Но люди работали, не считаясь с опасностью и трудностями. Все понимали, что надо делать. Этим определялся ритм жизни прифронтовой Луги.."

Из письма ленинградки М. Карелиной: «Мне 57 лет, из которых 40 я непрерывно проработала на табачной фабрике. Нелегко, сами понимаете, в мои годы без сноровки браться за кирку и лопату... 18 дней, без выходных, по 12 часов в сутки работаем. Грунт попался тяжелый, и много приходится долбить киркой... На третьем участке мы, пять пожилых женщин, сделали больше, чем семь парней, работавших рядом с нами».

ДОТ напротив мемориала

Иван Серпокрыл, младший сержант, механик-водитель танка из батальона Бронетанковых курсов:"Наш танковый батальон был придан ополченцам. За полмесяца боев машин осталось немного. Наш КВ тоже получил немало отметин, но броня терпит, и мы воюем за всю роту.

Утром, едва мы успели концентрат сварить, прибежал к нам лейтенант из ополченцев. И сразу к командиру старшине Шарапову:— Противник прорвался! Майор приказал немедленно помочь.Старшина у нас неторопливый, но знающий: финскую прошел, инструктором вождения на курсах был. Он что-то выяснил у лейтенанта, потом ребятам кричит:— Заводи мотор!У меня танк заводился с пол-оборота. Нажал на кнопку стартера — и мотор уже чух, чух... Старшина занял свое место, лейтенант пристроился на башне, и мы двинулись вперед.За километр до КП полка нас остановили. Сказали, что ближе нельзя, демаскируем КП. Пришлось командиру машины отправляться за получением задачи пешком. Вернулся Шарапов минут через пятнадцать. По лицу видно, кипит у него внутри. В такие минуты его лучше ни о чем не спрашивать — сам скажет. Оказывается, будем вместе с пехотой вышибать противника.

К вечеру начался бой. Мы сопровождали стрелковый батальон, и немцы сразу же стали за нами охотиться.Старшина то менял курс, то останавливался и стрелял, то приказывал сдать назад. И все кричал: «Давай, Иван! Давай жми!» Конечно, я и сам глядел в оба, чтобы не подставить борт под удар. И наш КВ вертелся волчком. Пехотинцы, увидев, как мы работаем, воспряли духом и выбили противника."

Николай Кочубей, старшина 1-й статьи:"На Лужском рубеже нас, моряков, посылали на самые трудные участки. Гитлеровцы боялись балтийцев как огня. В атаки мы ходили в тельняшках и бескозырках, да еще пулеметными лентами опоясавшись, как в гражданскую. Фашисты, завидев нас, начинали вопить: «Рус матрозен!»

Особенной храбростью отличались наши бригадные разведчики. Командовал ими капитан Степан Боковня, человек исключительной храбрости. Он еще в финскую был награжден орденом Ленина. Разведчики, проникнув в тыл врага, нападали на штабы, захватывали ценные документы, брали пленных.Бригаде было приказано внезапной атакой разгромить вражеский гарнизон в деревне Ополье. Первыми туда отправились разведчики. Перед рассветом они подошли к селению. Капитан Боковня сказал, что сейчас самое время атаковать — фашистам десятый сон снится.

Стрельба переполошила гитлеровцев. Они начали выскакивать на улицу в одном белье. Тогда капитан крикнул: «Полундра! Вперед, братишки!» Мы ринулись за ним. Кричали «ура!», «полундра!», свистели, стреляли.Словом, страх на фашистов нагоняли. Настигали гадов где только можно: в сараях, в банях, даже в отхожихместах. Через полчаса, не больше, Ополье было наше. В селение вошли остальные батальоны бригады. Затемдвинулись дальше. Выбили гитлеровцев еще из нескольких деревень, захватили несколько орудий, повозок, мотоциклов.

В Алексеевке нам приказали сменить пехоту и закрепиться. Вовремя: через два дня гитлеровцы начали против нас сильные контратаки. Они бросили не менее полка пехоты с танками, а с воздуха их поддерживала авиация. Нам пришлось отойти на новый рубеж. Не хотелось покидать отвоеванную землю. Комиссар успокаивал:«Ничего, ребята, мы вернемся, и тогда уж навсегда освободим родную землю от фашистской нечисти».ДОТ в городе Луга

Лужский рубеж был прорван гитлеровцами 13 августа 1941 года. В руки врага попал секретный план обороны с картами-схемами. Отступая, советские войска продолжали ожесточенные бои.

Из записей немецкого генерал-полковника Ф. Гальдера:15 июля 1941 года:«...Русские сражаются, как и прежде, с величайшим ожесточением».25 июля: «Наступление наших войск в районе озера Ильмень развертывается очень медленно».Август 1941 года: «Дивизии противника, конечно, не вооружены и не укомплектованы в нашем понимании... И если даже мы разобьем дюжину из этих дивизий, русские сформируют еще одну дюжину».

Оглавление блогаМой паблик вконтактеМой facebook, Мой instagramМоя группа в Одноклассниках

И еще - Мои мистико-приключенческие детективы

lenarudenko.livejournal.com

Битва за Ленинград. Стояние на Луге / Как ломали Блицкриг

Ещё о Ленинграде в ВОВ

Лужский рубежКак героическая оборона Ленинграда сорвала Гитлеру все планы / История ВМВ: факты и интерпретации. Александр Пронин

Битва за Ленинград стала одной из самых драматичных в ходе войны. ©

Другие части проекта___Памятный знак «Лужский рубеж 1941», г. Луга, Лужский район, Ленинградская область

За спиной его защитников – второй по величине город СССР с населением около трех млн человек, важнейший стратегический, экономический, политический центр Северо-Запада страны.

Командование противника направило под Ленинград свои лучшие части, выполняя приказ Гитлера во что бы то ни стало захватить и уничтожить город.

К тому же бои развернулись в труднодоступной, лесисто-болотистой местности, бедной дорожной сетью, что создавало большие сложности для обеих противоборствующих сторон.

С первых дней Великой Отечественной войны Ленинград оказался между двух огней. С юго-запада, через Прибалтику, к городу устремилась немецкая группа армий «Север», которая составляла четвертую часть всей германской армии вторжения.

В ее составе было свыше трехсот тысяч солдат, 6 тысяч орудий, 5 тысяч минометов, 1000 танков, 1000 самолетов. Впереди группировки двигалась стальная лавина 4-й танковой группы. Ее дивизии имели задачу за несколько недель сквозным ударом через Двинск, Псков, Лугу ворваться в Ленинград. Гитлеровский генеральный штаб считал, что внезапность массированного удара танков обеспечит нерушимость графика молниеносной войны.

С севера и северо-запада на Ленинград нацелилась совместно с немецкими войсками финская армия (командующий маршал К.-Г. Маннергейм). Согласно плану «Барбаросса», захват Ленинграда должен был предшествовать взятию Москвы, и состояться еще в июле, в крайнем случае, в первых числах августа.

К середине июля 1941 г. обстановка под Ленинградом напоминала до предела натянутую струну, готовую лопнуть в любой момент. В первые три недели войны продвижение танковых соединений немцев в среднем составляло 30 км в сутки, а в некоторые дни они преодолевали свыше 50 км. Это позволило одним прыжком покрыть большую часть расстояния от границы до конечной цели наступления – Ленинграда. Прорвавшиеся в глубину танковые дивизии захватили плацдармы на реке Луге, которая должна была стать неприступной линией обороны на дальних подступах к Ленинграду.

Уже к 1 июля агрессор, располагавший большим превосходством в силах, захватил Каунас, Вильнюс, Ригу. Когда 9 июля был захвачен Псков, возникла непосредственная угроза Ленинграду. 1 июля в городе была создана комиссия по вопросам обороны во главе с А.А. Ждановым.

В тот же день сильный удар по советским войскам в двухстах километрах северо-западнее города нанесла финская армия, целью наступления которой являлись Ленинград и Петрозаводск.

5 июля была выделена оперативная группа под командованием генерал-лейтенанта К.П. Пядышева для обороны лужского рубежа. Этот рубеж длиною в 250 км протянулся от Финского залива до озера Ильмень. Десятки тысяч ленинградцев и жителей пригородов днем и ночью строили оборонительные сооружения на подступах к Луге. В течение двух-трех недель были возведены оборонительные рубежи с траншеями, противотанковыми рвами, железобетонными дотами и минными полями. Был расчищен от зарослей восточный берег Луги, созданы лесные завалы в опасных для прорыва местах.

В оперативную группу Пядышева, оборонявшую этот рубеж, вошли четыре стрелковых дивизии, три дивизии Ленинградской армии народного ополчения, стрелковая бригада, ленинградские пехотные и стрелковые пулеметные училища, артиллерийские, танковые и инженерные части. Лужский участок обороны возглавил генерал-майор А.А. Астанин. Вот его-то героическая оборона и сорвала план гитлеровских стратегов захватить город на Неве с ходу, молниеносным ударом в духе пресловутого блицкрига.

Одновременно было развернуто ускоренное строительство укреплений на линии Нарва – Луга – Старая Русса и начата подготовка оборонительного рубежа Колпино – Красногвардейск (Гатчина). Ленинград как бы полукольцом прикрывают реки Плюсса, Луга и Оредеж. Сама природа уготовила этим рекам с их то высокими, то болотистыми берегами роль естественного оборонительного рубежа, который укреплялся дотами, дзотами, противотанковыми рвами. Работы продолжались круглосуточно, не прерываясь даже во время частых обстрелов и бомбежек.

6 июля нашими войсками был оставлен Остров, 9 июля немцы заняли Псков. Они рассчитывали быстро проскочить небольшой город Лугу. Пленные, захваченные в бою 9 июля, подтвердили, что войска 41-го моторизованного корпуса генерала Рейнгардта стремятся кратчайшим путем пробиться в Ленинград.

10 июля передовые отряды гитлеровцев добрались до реки Плюссы. Этот день вошел в историю Великой Отечественной войны как начало героической обороны Ленинграда.

Главное направление вражеского наступления на Лугу, наряду с регулярными частями Красной армии прикрывали и ополченцы.

Из рабочих-добровольцев Балтийского судостроительного завода были сформированы отдельный артиллерийский пулеметный батальон и партизанские отряды, которые забрасывались в тыл врага.

Когда ополченцы прибыли в Лугу и эшелон остановился у станции, город подвергся интенсивному артиллерийскому обстрелу. Это было их первое боевое крещение. Вот так началась оборона Луги одним из батальонов, которому были отведены позиции на окраине Луги от Лангиной горы до военного городка протяженностью почти пять километров. Большинство из тех молодых ополченцев так и остались лежать под Лугой.

До наших дней сохранились возведенные в этих местах доты, дзоты, вырытые окопы. В 1966 году Балтийским судостроительным заводом был установлен монумент там, где проходил передний край обороны в июле – августе 1941 г.

На Лужском рубеже только артдивизион капитана Синявского уничтожил тридцать семь фашистских танков. Курсанты-кировцы под Большим Сабском 15 часов кряду отбивали яростные атаки врага, уничтожили 600 гитлеровцев и не отступили. За этот бой, в котором погиб целый выпуск – около двухсот курсантов, Ленинградское высшее военное училище имени Кирова удостоилось второго ордена Красного Знамени.

Наступление на Ленинград было приостановлено. Образовавшуюся паузу каждая из сторон стремилась максимально использовать. В то время как немцы уточняли план возобновления наступления на Ленинград, Советское командование укрепляло оборону города. Сроки начала наступления немцы откладывали шесть раз, главным образом, из-за трудностей в снабжении и в осуществлении перегруппировок, а также из-за разногласий по поводу дальнейших действий. Лишь к 30 июля немецкое командование пришло к согласованному решению. В этот день Гитлер приказал передислоцировать 8-й авиационный корпус из группы армий «Центр» для поддержки войск группы армий «Север» Лееба, который назначил начало наступления 4-й танковой группы на 8 августа, хотя 56-й моторизованный корпус явно запаздывал с выходом в исходный для наступления район.

Воспользовалась образовавшейся паузой и советская сторона. Главнокомандование войск Северо-Западного направления, Северо-Западного и Северного фронтов напряженно готовилось к отражению удара на Ленинград с юга. И все это в условиях постоянной борьбы на два фронта, так как и финские войска к северу от Ленинграда, и немецкие к югу от него вели себя отнюдь не пассивно. Город усиленно готовился к отражению новых ударов врага. Многие жители подали заявления с просьбой отправить их на фронт. Только за первую неделю войны в военкоматы поступило 212 тыс. таких заявлений. В конце июня началось создание Ленинградской армии народного ополчения. К 14 июля первые три дивизии народного ополчения общей численностью 31 тыс. человек бы переданы в Лужскую оперативную группу. Партийные мобилизации дали фронту свыше 12 тыс. коммунистов-политработников и политбойцов.

Самой опасной для Ленинграда являлась немецкая группировка, действовавшая на новгородском направлении.

28 июля начальник штаба войск Северо-Западного направления генерал М.В. Захаров предложил главкому К.Е. Ворошилову развернуть в районе Луги четыре-пять стрелковых и одну танковую дивизии для удара с севера на Струги Красные. С востока, по замыслу Захарова, должна была наступать на Сольцы 11-я армия. Кроме того, он предлагал привлечь к этому удару и соединения формируемой 34-й армии. Наступление планировалось на 3–4 августа, в то время как немецкое наступление – на 8 августа. Но по причине затягивания сосредоточения войск оно началось только 12 августа.

Однако за четыре дня до этого с лужских плацдармов ударил 41-й немецкий моторизованный корпус. А спустя два дня наступление на новгородском направлении смог начать и 56-й моторизованный корпус. В первый день боев 41-й корпус Г. Рейнгардта продвинулся всего на 5 км. Однако 1-я танковая дивизия сумела нащупать слабое место в советской обороне и прорвать ее. В образовавшуюся брешь Рейнгардт немедленно направил 6-ю танковую и 1-ю пехотную дивизии. Туда же командующий 4-й танковой группой Э. Гёпнер приказал перебросить 3-ю моторизованную, а затем и 8-ю танковую дивизии. Казалось, вожделенная цель – Ленинград – совсем близка. Но действия войск Северо-Западного фронта опрокинули все намерения командования группы армий «Север».

7 и 10 июля противовоздушной обороной г. Луги были сбиты первые немецкие самолеты. 10 июля отличился командир звена 154-го истребительного полка Сергей Титовка. В районе Городца он лобовым тараном уничтожил фашистский бомбардировщик. За этот подвиг 22-летнему летчику посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. 17 июля около озера Самро заместитель командира эскадрильи 159-го истребительного полка Павел Лебединский сумел таранить «мессершмитт». В это же время, перейдя линию фронта, во вражеском тылу южнее Луги открыли боевые действия подразделения 3-го истребительного полка особого назначения.

Не добившись успеха на направлении главного удара у Городца, 24 июля немцы крупными силами при поддержке авиации двинулись в наступление по дороге Югостицы – Наволок – Стрешево.

Из Югостиц, уже занятых врагом, о продвижении большой колонны танков и бронетранспортеров с автоматчиками сообщила по телефону одному из организаторов обороны Луги И.Д. Дмитриеву комсомолка Тося Петрова. Важное сообщение о прорыве противника срочно было передано на КП 177-й дивизии. Зашедший во фланг противник был накрыт огнем артиллерии. Кстати, о судьбе Тоси Петровой. Позднее Тося погибнет в партизанском лагере под Мшинской, в неравном бою последнюю пулю пустив в себя. Комсомолке Антонине Петровой также будет присвоено звание Героя Советского Союза.

В районе Череменецкого озера, где 8-я немецкая танковая дивизия прорвала нашу оборону, 24 июля 1941 года совершил бессмертный подвиг лейтенант В.К. Пислегин, посмертно ставший Героем Советского Союза. Юный лейтенант возглавил контратаку своего подразделения. Несмотря на жестокое сопротивление, враг был выбит из деревни Югостицы. Этот жаркий бой для Виктора Пислегина оказался последним. Бывший командир 49-го танкового полка В.Г. Лебедев писал в 1966 году: «До последнего момента из горящего танка Пислегин докладывал командиру обстановку на поле боя, но уже на земле, охваченный пламенем, упал и подняться не смог».

В те дни общенациональная газета «Правда», орган ЦК ВКП(б), опубликовала статью «Большое мужество маленького города». Автор статьи Д. Руднев писал о разгоревшихся ожесточенных сражениях на Лужском рубеже, восхищался мужеством его защитников, но по оперативным соображениям Луга была названа в «Правде» городом «Н-ском».

После войны фельдмаршал Э. фон Манштейн в книге воспоминаний «Утраченные победы» признавал: «Под Лугой русские обладали сильной артиллерией». Немцы попали под мощный удар артиллерийской группы под командованием полковника Г.Ф. Одинцова (будущего командующего артиллерией всего Ленинградского фронта, генерала, а впоследствии и маршала артиллерии).

Темп наступления гитлеровцев из-за упорного сопротивления советских войск на Лужском рубеже катастрофически падал, а в конце июля – начале августа и вовсе иссяк. Вражеское командование было ошеломлено непредвиденной задержкой.

К тому времени разгорелось и Смоленское сражение, в котором блицкриг также стал давать непредвиденные сбои.

Гитлер лично прибыл в штаб группы армий «Север» и назначил последний срок взятия Луги – 10 августа.

Не имея возможности рассказать о реальных успехах немецкого наступления на Ленинград, в это время фашистская пропаганда изощрялась в восхвалении «побед доблестных войск фюрера» и в изображении «нищей России». Захваченный в плен обер-ефрейтор дивизии СС «Мертвая голова» рассказывал: «У Луги мы три недели топтались на одном месте, а наши корреспонденты писали каждый день о быстром продвижении вперед. Взвод пропаганды фабрикует фальшивки, фальсифицирует факты. Когда мы занимали какой-либо населенный пункт, фотографы по приказу командира взвода обер-лейтенанта Рюле с помощью солдат сгоняли местных жителей к полуразрушенным постройкам или нежилым домам. Здесь жителей раздевали, напяливали на них тряпье и приказывали им занимать позу по усмотрению фотографов. Эти снимки немедля отсылались в Германию для опубликования в газетах со следующей надписью: «Так живут в России».

Упорное сопротивление советских войск вынудило германское командование временно прекратить наступление на Ленинград. Сотни, тысячи людей делали все, что было в человеческих силах, чтобы выстоять, измотать врага. И они выстояли, их не устрашили даже психические атаки дивизии СС «Полицай» южнее деревни Раковичи. Одиннадцать серо-зеленых шеренг, над которыми развевались штандарты с изображением черной свастики, двигались к нашему переднему краю. Они были встречены мощным артиллерийским огнем. Потеряв два полка и командира дивизии генерал-лейтенанта Мальверштенда, эсэсовская дивизия отступила.

Маршал А.М. Василевский писал об этих сражениях: «на Лужской полосе обороны развернулись яростные бои. Часто они не имели пауз, длились сутками, доходили до рукопашных схваток».

В районе сел и деревень Заполье, Городец, Серебрянка, Югостицы, Наволок, Смерди, Старая Середка, Раковичи, Озерцы, Муравейно, Бараново, Корпово, Лесково стойко сражались защитники Лужского рубежа. Животворным оптимизмом дышат строки, написанные 9 августа бойцом 177-й стрелковой дивизии Н.Я. Малышевым родным в город Боровичи Новгородской области, которое ныне хранится в Лужском историко-краеведческом музее: «что касается меня, то уже месяц, как воюю, чувствую себя хорошо, на здоровье жаловаться не могу. О действиях врага надо сказать, что его наступательный порыв свелся к нулю. За весь истекший месяц ему удалось продвинуться на такое расстояние, которое он раньше покрывал в течение одного часа. Как видите, такое соотношение в темпах наступления гитлеровцев в начале войны и сейчас свидетельствует о том, что противник начал выдыхаться, а сопротивление наших войск неизменно возрастает… в общем, враг не так силен и устойчив, как кое-кто его представляет».

Какой дорогой ценой доставалось врагу продвижение на каждый километр к Ленинграду, свидетельствуют записи в знаменитом дневнике начальника генштаба сухопутных войск вермахта генерала Ф. Гальдера.

«На 1 августа 41 г. группа армий «Север» имела потери 42 тысячи солдат и офицеров. Из строя вышло до 38% автотранспорта». А вот категорическая запись от 2 августа: «Группа армий «Север» не добилась никаких успехов в наступлении». Таким образом, созданный советскими войсками и местным населением Лужский «орешек» оказался явно не по зубам хваленым гитлеровским генералам Рейнгардту и Манштейну.

12 августа, как и планировалось, под Старой Руссой 11-я и 34-я армии нанесли удар по соединениям правого крыла группы армий «Север». К 15 августа они продвинулись более чем на 60 км в тыл новгородской группировки. Лееб приказал остановить 41-й и 56-й корпуса и направить обе дивизии Манштейна на помощь 10-му армейскому корпусу, который подвергся удару советских войск. Задача овладения Ленинградом оказалось под угрозой срыва. Для Гитлера это явилось поводом с еще большей настойчивостью проводить свою идею относительно переноса части усилий с московского на ленинградское направление. Он потребовал немедленно перегруппировать под Ленинград как можно больше сил 3-й танковой группы из группы армий «Центр». Части 39-го моторизованного корпуса спешно начали перебрасываться на новгородское направление.

Соединениям Северо-Западного фронта, участвовавшим в контрударе, разгромить новгородскую группировку врага не удалось. К тому же в нем из-за немецкого наступления не участвовали части Лужской оперативной группы, а вследствие неумелого руководства войска 34-й армии стали беспорядочно отходить. Положение усугубило то, что было потеряно управление. В частях возникла паника. К 25 августа армия не досчиталась около 60 % людей, более 80 % военной техники и оружия. Ставка приняла жесткие меры. Командующий Северо-Западным фронтом П.П. Собенников был смещен, а на его место назначен генерал П.А. Курочкин, успешно справившийся с выводом из окружения 16, 19 и 20-й армий в районе Смоленска. Были понижены в должности командиры 34-й и 43-й армий, ряд командиров и комиссаров соединений были отданы под суд Военного трибунала. Одной из причин неудачи являлась постановка перед войсками непосильных задач. Так, 11-я армия к моменту перехода в наступление была сильно ослаблена предыдущими боями, а 34-я – плохо укомплектована и слажена. Зачастую во главе вновь сформированных соединений и частей стояли недостаточно подготовленные командиры.

Но упорная оборона Лужского рубежа заставила верховное командование противника на три недели задержать врага на подступах к Ленинграду. 19 июля Гитлер приказал приостановить наступление, чтобы восстановить потрепанные дивизии, оно возобновилось только 8 августа. 45-дневная оборона города Луги является блестящим примером героизма советских солдат и офицеров.

Приостановив наступление непосредственно на город Лугу, немцы решили обходным путем прорвать линию обороны.

Упорные бои развернулись за Лугу с 10 по 13 августа. 10 августа, как и ровно месяц назад, враг бомбил город. Были очень сильные разрушения, но немцы не могли прорвать нашу оборону. Однако на флангах положение сильно ухудшилось: 15 августа немцам удалось выйти на дорогу Нарва – Гатчина, 16 августа противник овладел Новгородом и Батецкой, прорвался к реке Оредеж, а на западном направлении приблизился к дороге Кингисепп – Ленинград. Началась срочная эвакуация оборудования завода «Красный тигель» и абразивного завода «Смычка», городской электростанции, нескольких машинно-тракторных станций, сельхозинвентаря, запасов продовольствия и многого другого. На восток области, на Вологодчину перегоняли стада из совхозов и колхозов. В сложных условиях в сибирском городе Новокузнецке тигельщики наладили выпуск продукции, а абразивщики – производство в Златоусте.

Самыми тяжелыми для защитников Луги были 21 и 22 августа. По всей линии обороны шел бой. В районе деревни Беково и села Рождествено гитлеровцы перерезали шоссейную дорогу на Ленинград. Снабжение резко ухудшилось, а затем прекратилось совсем. Защитникам Лужского участка поступил приказ об отходе. 23 августа наши войска уходили из Луги. К утру следующего дня город опустел.

Части Лужской оперативной группы еще несколько дней мужественно сражались у поселка Толмачево и станции Мшинской. 25 августа командный пункт 41-го стрелкового корпуса перешел в Пехенец, а КП 177-й дивизии – северо-восточнее деревни Жельцы. Наши бойцы сдерживали наступление противника до 27 августа, а через двое суток генерал-майор А.А. Астанин начал выводить войска на север. Многие защитники Лужского оборонительного рубежа погибли при отступлении: пропали в болотах, были расстреляны фашистскими самолетами, которые методично атаковали отступающих с бреющего полета. К 15 сентября уцелевшие части вышли в район Слуцка и на реку Волхов.

Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А.М. Василевский, отмечая значение Лужского рубежа, ставил его оборону в один ряд с такими сражениями первого периода Великой Отечественной войны, как оборона Бреста, защита Могилева и Смоленска.

Непрерывные бомбежки и обстрелы разрушили большую часть Луги. Не всем горожанам и жителям окрестных деревень удалось уйти с нашими войсками в тыл. Им пришлось испытать весь ужас фашистской оккупации. Немецкое командование в первые же дни начало жестокую расправу с мирным населением, демонстративные казни советских людей. Городской сад и Базарную площадь (сейчас площадь Мира) оккупанты уставили виселицами. Фашисты принесли с собой смерть. Как сообщается в материалах местного историко-краеведческого музея, только за первый год оккупации они убили несколько тысяч мирных жителей в Лужском, Оредежском, Тосненском районах.

Лужская земля была освобождена от фашистской нечисти в феврале 1944 года. 13 февраля Москва салютовала двенадцатью залпами из 124 орудий в честь освобождения Луги.

За мужество и героизм, проявленные воинами на Лужском рубеже, в свой 200-летний юбилей в 1977 году город Луга был награжден высокой государственной наградой – орденом Отечественной войны I степени.

В течение многих лет на местах кровопролитных боев ведут работы поисковые отряды «Лужский рубеж» (командир В.С. Шитц), «Поиск» из Сургута и другие. Останки более 2000 бойцов были перезахоронены по-христиански на братском мемориальном кладбище. Протоиерей Лужского округа отец Н.В. Денисенко отслужил панихиду по павшим за Родину солдатам. Останки 1000 павших бойцов были найдены в районе Лысой горы, где отряд «Лужский рубеж» работает с 1989 года. Там, по словам В.С. Шитца, еще лежит в земле прах около 29 тысяч советских военнослужащих и мирных жителей, замученных и расстрелянных фашистами в лагере смерти. Составляются акты захоронений, протоколы эксгумаций; все новые данные, добытые поисковиками, поступают на вечное хранение в Центральный архив Министерства обороны России.

Лужане свято чтят память о войне. Имена героев живут в названиях улиц, школ, запечатлены навеки на гранитных плитах братского кладбища. Подвигу защитников Луги посвящены памятники на Лангиной горе, на Лысой горе; в День Победы в 1975 году был открыт величественный памятник «Партизанская слава».

P.S. Ценой огромных жертв и усилий советские войска остановили наступление группы армий «Север» и заставили ее перейти к обороне. С 10 июля по 30 сентября войска Северного, Северо-Западного и Ленинградского фронтов, а также Балтийский флот потеряли почти 345 тыс. человек, из них 214 078 убитыми и пропавшими без вести. За тот же период неприятель потерял около 136 тыс. солдат и офицеров, из них убитыми 34,9 тыс. человек.

В конце сентября 1941 года начался новый этап битвы за Ленинград. Оккупанты принялись разрушать город, терроризируя его жителей методическим огнем артиллерии и массированными бомбежками. 21 сентября руководство ОКБ представило Гитлеру доклад по вопросу о Ленинграде. В нем предлагалось: «Заключить город в плотное кольцо с забором из колючей проволоки под электрическим током и вышками с пулеметами; разрушить его огнем артиллерии и ударами авиации... Выпустить женщин, детей, старух через посты блокады, остальных обречь на голодную смерть, с тем, чтобы остатки гарнизона крепости остались там на зиму... Сравнять Ленинград с землей... ». На следующий день была утверждена директива «Будущее Петербурга», в которой говорилось:

«1. Фюрер принял решение стереть город Петербург с лица земли. После разгрома Советской России сушествование этого огромного города не будет иметь никакого смысла. Финляндия также сообщила нам, что она не заинтересована в дальнейшем сушествовании города рядом с ее новыми границами.

2. Прежние требования военно-морского флота сохранить верфи, гавань и военно-морские сооружения известны, однако их выполнение невозможно в связи с главным решением вопроса о Петербурге.

3. Предлагается плотно блокировать город и сравнять его с землей с помощью артиллерии всех калибров и непрерывных бомбардировок с воздуха. Если в результате создавшейся в городе обстановки последуют заявления о сдаче города, они должны быть отклонены ... ».

В ослаблении артобстрела большую роль сыграл Балтийский флот, орудия которого участвовали в контрбатарейной борьбе. Только с августа по декабрь 1941 г. корабельная и береговая артиллерия 5777 раз открывала огонь по позициям немецких войск, в том числе 1650 раз по вражеским батареям, выпустив при этом свыше 71,5 тыс. снарядов калибра от 100 до 406 мм. Для защиты города флот собрал все свои силы: корабельный состав, авиацию, береговую и железнодорожную артиллерию, сформировал корректировочно-наблюдательные посты, части морской пехоты. Непосредственно на суше плечом к плечу с воинами фронта сражались свыше 70 тыс. моряков.

Недостаток сил, слабая выучка войск, отсутствие опыта наступательных действий в условиях лесисто-болотистой местности, неумение командиров и штабов управлять войсками в сложной боевой обстановке привели к срыву плана деблокады города. Отрезанным от Большой земли войскам и населению предстояла многомесячная и многотрудная борьба за жизнь. Битва за Ленинград продолжалась с 10 июля 1941 г. до 9 августа 1944 г.

Однако уничтожить Питер фашистам оказалось не под силу. И в срыве их чудовищного плана – стереть с лица земли этот крупнейший цивилизационный центр сыграли, повторяю, важную роль героические усилия защитников Лужского рубежа, на 45 дней задержавшие врага.

Статья опубликована в рамках социально-значимого проекта, осуществляемого на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации №11-рп от 17.01.2014 и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией Общество «Знание» России.

Александр Пронинспециально для «Столетия», 10 июля 2015

mamlas.livejournal.com

Статьи о 177 дивизии 486 сп, Лужский рубеж 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТАКОЕ НЕ ЗАБЫВАЕТСЯ

У воинов 177-й дивизии — славный путь. Он типичен для многих соединений нашей армии. После боев на Лужском оборонительном рубеже дивизия сражалась на Невском пятачке и под Синявином, участвовала в прорыве и снятии блокады Ленинграда, в числе первых частей освобождала Любань, за что и получила свое название, громила белофинские войска на Карельском перешейке и закончила боевой путь в Прибалтике. Особый ее этап — Луга, июль и август сурового 1941 года. Оседлав Киевское шоссе И перехватив все дороги, идущие с юга к Луге, полки дивизии во взаимодействии с подразделениями 41-го стрелкового корпуса приостановили рвущиеся к Ленинграду фашистские войска, полтора месяца дрались на Лужском рубеже. В битве за город Ленина здесь вписана в историю войны героическая страница. И мы, воины дивизии, вместе со всеми лужанами счастливы, что на знамени Луги сияет орден Отечественной войны первой степени. Мы с волнением посещаем город, места боев, могилы наших товарищей и вместе с жителями Луги возлагаем венки и цветы на эти могилы. И при встречах с лужанами видим теплое, сердечное отношение к ветеранам. Такое никогда не забывается! Хорошеет с каждым годом Луга. Благодаря заботе Коммунистической партии и Советского правительства, в результате упорного труда людей разных поколений город и район добились больших успехов в экономическом и культурном развитии. От имени своих товарищей мы горячо поздравляем лужан с 35-й годовщиной Победы над фашизмом и желаем новых замечательных свершений, доброго здоровья и счастья!

Л. КОЛЧИН,председатель совета ветеранов177-й Любанской стрелковой дивизии, Почетный гражданин города Любань; Н. ФЕДОРОВ,Почетный гражданин города Боровичи; И. ПАВЛОВ, Почетный гражданин города Луги.Лужская правда 9 мая 1980 г.

РУБЕЖ МУЖЕСТВА И МАССОВОГО ГЕРОИЗМА

Маршал артиллерии Одинцов Георгий Федорович, участник обороны в июле—августе 1941 года г. Луги писал: «Оборона города Луги является блестящим примером героизма солдат, сержантов и офицеров Лужской оперативной группы. Все мы должны хорошо помнить подвиг под Лугой и обя¬заны лучше увековечить его, ибо эта оборона спасла город Лени¬на, обеспечила ему устойчивость обороны». («Луж. правда», 9 мая 1970 г.). Если посмотреть на карту Ленинградской области, видно, что реки Нарва, Луга. Оредеж прикрывают город Ленинград с юго-запада, с юга. Этим рекам с их высокими северными берегами, низкими и болотистыми южными, как бы сама природа уготовила роль естественного оборонитель¬ного рубежа. Здесь в Гражданскую войну 1918—1919 гг. с войсками белогвардейского генерала Юденича бились полки молодой Красной Армии. Нарва, Гдов, Ямбург (ныне Кингисепп) были ареной жестких боев. В 150 километрах южнее Луги, под Псковом, революционные войска первого социалистического государства, его Красная Гвардия, остановили и разбили в феврале 1918 года немецкие войска. День 23 февраля 1918 года стал праздником Советской Армии и Военно-Морского Флота. Летом 1941 года сюда вновь неожиданно пришла война. 10 июля берега рек Плюссы, а позднее Луги, Мшаги, Оредежи с прилегающими к ним населенными пунктами стали рубежами мужества, массового героизма советских воинов. День 10 июля вошел в историю Великой Отечественной воины как начало героической обороны Ленинграда. Главным оперативно-стратегическим направлением на Ленинград с юга является Киевское шоссе. На этом кратчайшем и более выгодном направлении немецко-фашистское командование сосредоточило основные усилия наступающих войск группы армий «Север». В своей книге «Генеральный штаб в годы войны»С.М. Штеменко пишет: «Сейчас подтверждено документами, что немецкофашистское командование не могло осуществить захват Москвы без предварительного овладения Ленинградом и создания на Севере общего фронта с финнами. Таким образом, исход борьбы на главном западном направлении больше, чем когда бы то ни было, зависел в тот момент от стойкости ленинградцев», (стр. .'55). Противник к 10 июля, пройдя за 18 суток с начала войны более 600 километров, делая в среднем по 30—35 километров в сутки, достиг р. Плюссы. За эти 18 дней войны наши войска оставили Литву, Латвию, часть территории РСФСР, а 9 июля — г. Псков. Вследствие чего создалась угроза выхода противника через Лугу к Ленинграду, Падению Ленинграда Гитлер придавал огромное стратегическое и политическое значение. Ведь Ленинград — второй по величине город Советского Союза,крупнейший железнодорожныйузел, крупный промышленный, политический и культурный центр, важнейшая военно-морская база. Захватив Ленинград, Гитлер лишил бы Советский Военно-морскои флот важнейших его баз и, наоборот, обеспечил бы господство в Балтике немецких кораблей. Наконец, падение Ленинграда означало бы для немцев соединение с финскими войсками, наступавшими с севера. Высвободившиеся войска из группы армий «Север» в дальнейшем могли быть использованы для нанесения удара с северо-запада на Москву. Вот на это очень важное и ответственное направление и было переброшено одно из молодых войсковых соединений Ленинградского военного округа 177-я стрелковая дивизия, личный состав которой до штатов военного вре¬мени был пополнен приписным составом из новгородцев. Дивизия уже к 2 июля сосредоточилась юго-западнее г. Луги, а к 7-му заняла оборону южнее г. Луги, имея свой передний край главной полосы обороны по рубежу Лесково, Карпово, Бараново. юго-западный берег оз. Лукома, р. Барановка, р. Старица. Полоса обеспечения — Бол. Захонье, р. Плюсса, Промежуточная — пос. Серебрянка, Черевище, Городец, Подлесье, Люботино, М. Конезерье». (Арх.. МО, опись 7960, дело 1, стр. 6). Таким образом, она оседлала железную дорогу Псков—Луга и. Киевское шоссе, имея фронт обороны до 20 километров. Несмотря на все трудности начального периода войны, на слабую сколоченность дивизии, здесь, на этом рубеже, при огневой поддержке сильного, хорошо подготовленного, знавшего "местность артполка АККУКС, при взаимодействии с 24-й танковой дивизией, больше, чем на полтора месяца был задержан противник и нанесены ему большие потери. В этих боях мы потеряли многих наших товарищей, среди них и боровичан. Но в сердцах ветеранов боев под Лугой с каждым годом растет чувство гордости и морального удовлетворения, что мы находились на самом ответственном участке Ленинградского фронта. Я горжусь воинами нашей славной бывшей 177-й Любанской стрелковой дивизии, которой командовал в тот ответственный период «опытный и храбрый воин Машошин А. Ф., огнем и контратаками его дивизия остановила врага». (М. М. Попов, командующий фронтом). Трудно нам было тогда, в начальный период войны, когда отсутствовала четкая и регулярная информация о военной обстановке на фронте, полностью оценить усилия нашей дивизии и разобраться в сложной, тяжелой, быстро меняющейся обстановке. В своей книге «Дело всей жизни» Маршал Советского Союза А. М.Василевский пишет,что: «Мы в то время говорили о себе больше в критическом духе и не всегда обращали должное внимание на то, какое мужество и отвагу проявляли советские воины в борьбе с врагом, о чем писала пресса. Но, как теперь стало известно, таких фактов было намного больше, чем о них сообщалось. Достаточно указать на героическую защиту Брестской крепости, Либавы, Могилева, Лужской оборонительной полосы и другие. Так что начало войны было не только периодом, когда наша армия переживала неудачи. Она в те дни проявляла и волю к бооьбе, стойкость и героизм», (стр. 131). Эта оценка относится и к 177-й стрелковой дивизии. Об этом же пишет и Г. К. Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления»: «В период Смоленского сражения группа немецких армий «Север» пыталась подойти к Ленинграду через Лугу. 12 июля 41-й моторизованный корпус врага подошел вдоль Ленинградского шоссе к Луге, но был остановлен... Итоги Смоленского сражения, возросшая активность и сила сопротивления войск Северного, Северо-Западного фронтов, Балтийского флота и авиации знаменовали собой серьезную брешь в плане «Барбаросса», (стр. 311). В тот трудный, критический период 177-я стрелковая дивизия не дрогнула, встретила врага огнем с заранее подготовленных позиций, с нанесением смелых контратак. Враг начал метаться, рассредоточивать свою главную группировку войск. Стал искать слабое место в нашей обороне, вынужден был менять направления главного удара, терять важный элемент в маневренной войне — время. Те. кому довелось вести бои на Лужском рубеже, ясно отдавали себе отчет, что каждый день, каждый час задержки противника — это очень большая и нужная помощь Ленинград». В книге «Исторический очерк ЛВО» на 205-й странице говорится: «Большую роль в этом сыграла активная оборона 177-й стрелковой дивизии полковника Машошина А. Ф., перекрывшая все дороги, которые вели к Ленинграду с юга». Стойкость войск на Лужском рубеже и задержка противника на дальних подступах к Ленинграду явилась крупным стратегическим успехом. Одна из крупнейших группировок немецко-фашистских войск — группа армий «Север» — была не только задержана почти на два месяца, но ей были нанесены большие, невосполнимые потери. Ветераны бывшей 177-й дивизии сохраняют дружбу и товарищество с тех тяжелых, но героических дней. Лужане в 1977 году готовятся широко отметить 200-летний юбилей города Луги. В те дни для них самыми дорогими гостями будут люди, оборонявшие в июле — августе 1941 года город Лугу и ее освободители в феврале 1944 года. Давайте хорошо подготовимся к этой встрече, чтобы еще раз, как это было в 1971 году, вспомнить о наших доблестных делах, почтим память наших однополчан, посетим их могилы. Это наш долг, долг оставшихся в живых. И. ПАВЛОВ, бывший начальник штаба дивизии. Красная искра №109 9.07.76

1 2 3 4 5

 

polk486.narod.ru

Статьи о 177 дивизии 486 сп, Лужский рубеж 1

 

Я.А. Паничкин. ЭТО БЫЛО НА ЛУЖСКОМ РУБЕЖЕ

Тридцать один год назад путь гитлеровской армии на город Ленина преградил Лужский оборонительный рубеж. Фашистские войска, мечтавшие о молниеносном вторжении в колыбель пролетарской революции, задержались под Лугой на 45 суток. Героизму и стойкости воинов бывшего 433-го стрелкового полка в других частей, сдерживавших натиск врага, посвящен очерк командира полка, ныне генерал-майора в отставке Якова Афана¬сьевича ПАНИЧКИНА.

I. Начало Великой Отечественной войны сложилось для нас неблагоприятно. Ввиду внезапного нападения противника наши войска вынуждены были отступать вглубь страны, оказывая врагу отчаянное сопротивление. Уже в начале июля группа армий «Север" форсировала Западную Двину и продолжала развивать наступление в двух ярко выраженных направлениях. Одно — на Эстонскую ССР, а другое, наиболее мощное — на Псков и Ленинград Ленинградский военный округ (затем Северный фронт) готовился к обороне с юга. Основной рубеж обороны намечается по реке Луге. Создается Лужская опера тивная группа. Вдоль Псковско-Лужского шоссе готовится полоса инженерных заграждений. Жители Ленинграда и южных районов области готовят оборонительный рубеж по р. Луге. Население Лужского района создает инженерные укрепления перед юро¬дом. С 1940 года южная часть была отнесена к тыловой части Ленинградского военного округа, а поэтому к началу войны южнее Ленинграда кадровых дивизий для занятия Лужского рубежа не было. Все надежды пришлось возлагать на срочно формируемые дивизии народного ополчения и военные училища Ленинграда. Командование Северного фронта принимает срочные меры для скорейшего занятия войсками хотя бы главного направления: Псков — Луга. 177-я стрелковая дивизия пол командованием полковника А. Ф. Машошина 2—3 нюля первой прибыла в г. Лугу и стала занимать оборону: 486-м и 502-м стрелковыми полками южнее города, 483-й стрелковый полк с артиллерийскими и сапёрными подразделениями выдвигался в полосу заграждения (предполья) с передним краем обороны по реке Плюссе и вторым рубежом обороны Серебрянка — Черевище - Городец. Предполье — это полоса местности глубиной 33—35 км, шириной около 20 километров. Справа ее железная дорога Луга — Псков, слева — Псковское шоссе, Череменецкое озеро. Полоса предполья начала создаваться с 3—4 июля инженерными частями фронта и усиленным 483-м стрелковым полком. Им была поставлена задача: опираясь на все виды инженерных сооружений и заграждений, активной обороной изматывать противника, наносить ему потери, задерживать его продвижение к г. Луге и тем самым выиграть время для подготовки остальными полками дивизии главной полосы обороны по рубежу: Лесково — Корпово — Бараново — южная часть Раковского озера и далее по рекам Барановка и Быстрица. Кроме трудностей в срочной подготовке предполья к обороне, командованию 483-го полка пришлось много внимания уделять беженцам и отступающим группам наших частей от Пскова Беженцев надо было направлять в определенных направлениях, чтобы они не подорвались на наших минных полях. Отходящие воинские группы и подразделения следовало скорее приводить в порядок и ставить в оборону на реке Плюссе. 177-я стрелковая дивизия усиливалась артиллерийским полком АККУКС, 106-м инженерным и 42-м понтонным батальонами. Немецко-фашистские танковые и моторизованные дивизии 5 июля овладели Островом, а 9 июля захватили Псков и устремились на Лугу. Стало ясно, что группа армий "Север" танковым кулаком наносит главный удар на Лугу, пытаясь с ходу овладеть Ленинградом и соединиться с финскими войсками. Ленинград в плане «Барбаросса» был намечен как первостепенный объект фашистской агрессии. Гитлер в эти тяжелые для нас июльские дни объявил: «...Захват Ленинграда является главной целью на данном этапе». Верховное командование германских вооруженных сил требовало от группы "Север" продолжать стремительнре наступление на Псковско-Ленинградском направлении. Назревала реальная угроза прорыва танковых и моторизен ванных дивизий 4-й танковой группы к Луге и Ленинграду. Создавалось чрезвычайно тревожное и тяжелое положение. До Ленинграда оставалось 200—240 километров Противник при том стремительном темпе движение (30—35 км в сутки), который емч удалось взять с первых дней войны, мог подойти к Ленинграду через 7—8 суток. Строительство Лужского оборонительного рубежа еще не было закончено, да и наших войск на нем почти не было. Обстановка требовала во что бы то ни стало остановить продвижение немцев к Луге. Забегая вперед, должен заметить, что эту исключительно тяжелую, но почетную задачу пришлось выполнить в первую очередь 483-му полку с подразделениями усиления. 483-й стрелковый полк, во главе с подполковником Харитоновым и комиссаром Фридманом являлся костяком упорной и активной обороны предполья.Красная искра 1973 г № 202

БОИ ДИВИЗИИ В ПОЛОСЕ ПРЕДПОЛЬЯ

483-й стрелковый полк первым нз состава Северного фронта завязал бои с противником на реке Плюссе. 9—10 июля наша разведка вошла в соприкосновение с противником. Не рассчитывая на сопротивление Красной Армии по крайней мере до реки Луги, немецкая разведка действовала неосторожно и попала в засаду. В первом же бою немцы понесли потери, а один немецкий офицер был взят в плен. Так 9—10 июля начиналась великая битва за Ленинград. День начала этой битвы обозначен в нашем календаре и других источниках. 11 июля немецкие передовые отряды завязали бои с нашим боевым охранением, расположенным южнее реки Плюссы. К вечеру немцам удалось потеснить наше охранение на северный берег реки. На следующий день вражеские танки и пехота уже с утра повели наступление на передний край предполья. 483-й полк с подразде¬лениями усиления и отошедшими от Пскова подразделениями 90-й и 111-й стрелковых дивизий упорно удерживали оборонительный рубеж. Завязались жаркие бои. Населенные пункты, высотки и опушки лесов, выгодные в огневом и тактическом отношении, по нескольку раз переходили из рук в руки. Враг рвался к Луге, не считаясь с потерями. Нашим частям прикрытия пришлось вести исключительно тяжелую борьбу Они были удалены от основных сил дивизии на 35 километров, а отошедшие группы 90-й и 111-й стрелковых дивизий не имели настоящей воинской структуры. Широкий фронт обороны и открытые фланги позволяли мел¬ким группировкам противника просачиваться в наше расположение. Но все попытки врага с ходу прорвать оборону на реке Плюссе и подойти к городу Луге терпели неудачу. Немецкое командование, не добившись нужного ему успеха вдоль Псковско-Лужского шоссе, 14 июля начало искать слабые места в Лужском оборонительном рубеже. Оставив на этом участке усиленную 269-ю пехотную дивизию, противник основными силами 41-го танкового корпуса повернул на северо-запад, чтобы прорваться к Ленинграду через Копооское плато. Итак, 483-й стрелковый полк и подразделения 90-й и 111-й стрелковых дивизий своей упорной и активной обороной заставили немецкое командование 4-й танко¬вой группы расчленить свою ударную группировку, нацеленную на Ленинград через Лугу, и искать удачи западнее и восточнее горо¬да Луги. Теперь эта группа действовала 56-м моторизованным корпусом — на Шимск — Новгород, а 41-м танковым корпусом — на Кингисепп. На Лужском оборонительном рубеже южнее Кингисеппа наших частей почти не было. Немцы своими двумя передовыми отрядами беспрепятственно вышли к реке Луге, форсировали ее у Большого Сабска и села Ивановское, пытаясь развить успех. Но пехотное училище им. Кирова оказало упорное сопротивление 1-й танковой дижзии в направле¬нии Большого Сабека и остановило ее продвижение. 2-я дивизия народного ополчения сразу же по выгрузке из вагонов на станции Веймарн спешно вступила в бой и остановила продвижение частей 6-й танковой дивизии. Запоздай 2-я дивизия народного ополчения на 2—3 часа, и противник успел бы развить успех на Молосковицы, Волосово, Красное Село и нанести вспомогательный удар от Волосова на Гатчину. Кроме того, он мог угрожать и даже отрезать части 177-й стрелковой и 24-й тан¬ковой дивизии, которые вели бои еще на реке Плюссе, а выход противника к Финскому заливу через Кингисепп отрезал бы всю нашу группировку войск 8-й армии в Эстонии. Итак, уже с 14 июля развернулись ожесточенные бои не толь¬ко вдоль шоссе Псков - Луга, но и на главном Лужском оборонительном рубеже по реке Луге южнее Кингисеппа. Защитники Лужского оборонительного рубежа выдержали исключительно сильный натиск танков и мотопехоты, а также авиации. Вначале части 177-й стрелковой дивизии (483-й полк) на реке Плюссе, а спустя 2—3 дня 2-я дивизия народного ополчения и пехотное училище на главном оборонительном рубеже — на реке Луге задержали наступление противника. Теперь на всем Лужском оборонительном рубеже бои приняли напряженный и затяжной характер. Противник, встречая упорное сопротивление, нес большие потери, делал перегруппировки и тем снижал темп своего наступления.Он терял фактор времени, на который немецкое командование так рассчитывало, планируя войну против СССР. Немецкое командование, обеспокоенное упорной обороной, а также мощным контрударом наших войск в районе Сольцы, вынуждено было 19 июля временно прекратить наступление 4-й танковой группы на Ленинград и ждать подхода основных сил 16-й и 18-й армий немцев. Таким образом, части Северного фронта сорвали попытку немцев овладеть Ленинградом с ходу. В срыве фашистского плана — большая заслуга 177-й стрелковой дивизии, в частности. 483-го полка, подразделений 90-й и 111-й стрелковых дивизий, артиллерийских подразделений. и особенно, артиллерийского полка АККУКС под командованием полковника Г. Ф. Одинцова, а также частей 2-й дивизии народного ополчения и пехотного училища им. Кирова. Заставив врага перейти к обороне на Лужском оборонительном рубеже, наше командование выиграло время, столь необходимое в создавшейся обстановке. Мы получили возможность укрепить свои позиции на дальних и ближних подступах к Ленинграду, в самом Ленинграде, а также эвакуировать из города важные заводы и ценности. Но самое главное — защитники подступов к Луге своей упорной и активной оборо¬ной показали пример стойкости и мужества всем остальным войскам Северного фронта, населению города Ленина. Надо заметить, что в направлении шоссе Псков — Луга против ник к обороне не переходил и я прекращал своих активных наступатеьных действий в полосе предполья. Фашисты перебросили на Лужское направление 3-ю мо-оризованную дивизию, подтягивали 8-ю танковую дивизию 56-п мотокорпуса, и с 21 — 22 июля усилили свой нажим. Враг рвался вперед, истребляя все на своем пути, применяя коварные и жестокие методы войны, чтобы скорее подойти к Луге. Части прикрытия, 483-й стрелковый 3-й моторизованный, 49-й танковый полки, ведя упорные бои, вынуждены были оставлять свои познции под сильным нажимом противника. 24 июля они отошли на второй рубеж обороны Серебрянка — Городец. Вместе с тем надо заметить, что от реки Плюссы до рубежа Серебрянка — Городец 23 километра. Противник преодолевал это расстояние с 12 по 24 июля, т. е. 13 дней. Такими медленными темпами он еще не двигался. Жаркие бои развернулись с 24 по 27 июля на рубеже Серебрянка — Городец — Великое Село. Поотивник пытался прорваться к Луге на стыке 177-й и 235-й дивизий в направлении Великого Села, Югостиц и Наволока. Фашисты имели цель отрезать части прикрытия, 177-ю стрелковую и 24-ю танковую дивизии от города Луги. Но этот план тоже был сорван.

25 июля немцы согнали детей, женщин и стариков из населенных пунктов Большой Лужок и Ма¬лые Озерцы и погнали их на мин¬ные поля перед 483-м .полком. В этот день в рукопашной схватке погиб командир 483-го полка под¬полковник .Харитонов. Командова¬ние полком принимать пришлось мне. . 26 июля 483-й полк с частями усиления продолжал упорную и активную оборону, но был вы¬нужден под давлением превосхо¬дящих сил противника постепенно отходить. 30 июля 483-й полк оставил последние свои позиции в предполье и отошел на главную оборонитель¬ную полосу дивизии. Итак, части прикрытия, усиленные артиллери¬ей и инженерными подразделения¬ми, 20 дней вели непрерывные бои в предполье. Только исключительное мужество и желание личного состава не допустить противника к Луге и Ленинграду. а также хорошее взаимодействие всех родов войск обеспечили в течение такого дли¬тельного времени сдерживание противника в предполье. Теперь полк располагался в центре диви¬зии. Мы готовились встретить врага уже на главном рубеже.Красная искра 1973 г № 203

III. НА ГЛАВНОМ ОБОРОНИТЕЛЬНОМ РУБЕЖЕ

Подойдя к переднему краю основной оборонительной полосы, немцы стали вести активную разведку, подтягивать свои части. 3 и 5 августа противник повел яростные атаки на главную полосу обороны 177-й стрелковой дивизии, но вклиниться в нашу оборону не смог. Понеся потери, немцы прекратили наступление и перешли к яростным обстрелам и бомбежкам нашей позиции. Не добившись успеха, фашистское командование отказалось от своего прежнего плана прорывакать другие, обходные пути на флангах Лужского сектора обороны. Гитлеровцы начали перегруппировывать силы с целью нанесения ударов восточнее и западнее Луги. Славные удары наносились на Новгород — Чудово и Волосово — Гатчину. В первых числах августа немцы перешли в решительное наступление. 8 августа они стали наступать участке .Большой Сабек — Ивановское, а 10 августа возобновили наступление на Шимско — Новгородском и Лужском направлениях. Наши соседи слева и справа упорно сопротивлялись, но сдержать натиск немецких танков не смогли. Особенно упорные бои развернулись за город Лугу с 10 по 13 авгу¬ста. В эти дни противник имел успех на участке Большой Сабск — Ивановское. 10 августа враг бомбил Лугу и боевые порядки 483-го и 502-го стрелковых полков, более часа обстреливал наши позиции артиллерийско-минометным огнем. В 7 часов утра противник перешел в наступление на стыке 483-го и 502-го стрелковых полков. Наступала дивизия СС «Полицай». Атака была настолько дерзкой, что ее стали называть психической. Фашисты предпринимали одну атаку за другой, чтобы выйти к Луге. В тот же день противник вёл наступление на 486-й стрелковый полк майора Хубулури, и немцам удалось вклиниться в нашу оборону, но контратакой они были выбиты 12 августа немцы нанесли сильный удар по правому флангу 177-й стрелковой дивизии, но тоже не имели успеха, подойти к Луге так и не смогли. Нажим противника под Лугой ослабел только 13 — 14 августа Наши войска в районе Старой Руссы нанесли удар во фланг и тыл немцам, наступавшим на Ленинград Они были вынуждены вывести 3-ю моторизованную дивизию из состава 56-го моторизованного корпуса, который наступал на Лугу. 18 — 19 августа фашисты возобновили наступление на Лугу с еще большей силой. 177-я стрелковая дивизия с частями усиления и с 483-м полком удерживала Лугу до двадцатых чисел августа. Мы отразили все яростные атаки немцев под Лугой, но противнику удалось развить успех на флангах нашего корпуса. Фашисты заняли станцию Батецкую , вели бои за Любань и Гатчину. Терялась связь с Ленинградом, прекращался подвоз всего необходимого для боя. На нас надвигалась явная угроза быть отрезанными от Ленинграда и окруженными. Но мы все-таки упорно сдерживали противника на Лужском направлении. Хочется вкратце сказать о помощи нам со стороны местного населения. Партийные, советские, комсомольские и профсоюзные организации Луги и района иод руководством секретаря райкома партии Ивана Дмитриевича Дмитриева оказывали нам всестороннюю помощь в обороне Луги и подступов к ней. Многие лужане ходили в разведку, собирали и передавали нам сведения о противнике. Лужский истребительный батальон ( у меня есть ст. об одном из истр. бат. и из книги партизана Дмитриева) в трудные для нас минуты помогал отбивать атаки фашистов. Крепкая связь с местным населением и руководством района способствовала нашей стойкости и упорству в обороне города. В ночь на 21 августа по приказу Военного совета фронта мы оставили Лугу и отошли на рубеж рек Луга и Оредеж, чтобы продолжать сдерживать наступление противника на Гатчину. Здесь мы сдерживали наступление противника до 26 августа. Все попытки фашистов лобовым ударом сломить сопротивление частей 41-го стрелкового корпуса и прорваться к Ленинграду через Лугу потерпели неудачу. 45-дневная оборона Луги явилась блестящим примером героизма личного состава частей Лужского сектора обороны и особенно центральной 177-й стрелковой дивизии. 45 суток понадобилось немцам на преодоление расстояния от реки Плюссы до реки Луги. Лужская оборонительная операция в июле — августе 1941 года стоит по своей значимости в одном ряду с обороной Таллина, Смоленска, Одессы.

Красная искра 1973 г № 204

1 2 3 4 5

polk486.narod.ru