Пули «дум-дум»: цветы смерти. Безоболочечная пуля


цветы смерти » Военное обозрение

Экспансивные или, как их еще называют, пули «дум-дум», — это специальные пули, конструкция которых предусматривает значительное увеличение их диаметра при попадании в мягкие ткани человека, что ведет к существенному росту их поражающей способности и/или уменьшению глубины проникновения пули. Под экспансивностью, собственно, понимается способность такой пули расширяться, увеличивая свой первоначальный диаметр при попадании в мягкие ткани или другую мягкую среду. В настоящее время использование таких боеприпасов в военном оружии запрещено, но они достаточно широко используются для самообороны и охоты. К примеру, почти все охотничьи пули в настоящее время являются экспансивными. Использование на охоте цельнооболочечных пуль военного образца считается недопустимым.

На протяжении многих веков с различным ручным огнестрельным оружием применялись мягкие безоболочечные свинцовые пули сравнительно крупных калибров. Такие пули при попадании в мягкие ткани расплющивались, что увеличивало их диаметр. За этот счет они эффективно передавали цели собственную энергию, нанося людям достаточно тяжелые ранения. Однако к концу XIX века ситуация начала изменяться. В последней четверти века военные во всем мире начали переходить на нарезное оружие малых калибров 6,5-8 мм (в то время они считались малыми, сегодня относятся к нормальным калибрам) и бездымный порох.

При этом безоболочечные мягкие пули часто не выдерживали давления, которое создавал в стволе оружия бездымный порох, и срывались с нарезов ствола. Учитывая это обстоятельство, конструкторы вынуждены были перейти к повсеместному применению пуль, которые имели поверх свинцового сердечника еще и оболочку, выполненную из более твердого металла (чаще всего использовалась медь, также применялись латунь, мельхиор, томпак или сталь). Такие пули шли по нарезам ствола очень надежно, практически не загрязняя его.

Достаточно быстро было установлено, что поражающее действие новых пуль и их останавливающее действие существенно ниже, чем у старых безоболочечных. Особенно чувствительным данный факт был для армий, которые принимали тогда участие в колониальных войнах, которые велись против так называемых «диких» народов. К примеру, во время Читральской кампании 1895 года среди английских солдат распространилось стойкое убеждение в том, что используемые ими новые пули неэффективны, и враги продолжают сражаться, даже уже будучи раненными, так как современные оболочечные пули не в состоянии деформироваться в раневом канале, а значит, и эффективно передавать собственную энергию цели. Часто пули «прошивали» врагов навылет, оставляя на теле аккуратные входное и выходное отверстия и нанося смертельные повреждения только при попадании в жизненно важные органы.

В результате руководство английской армии поставило задачу создать такую пулю, которая способна бы была нанести рану, достаточно серьезную даже для того, чтобы остановить самого упорного фанатика. Стоит отметить, что подобным эффектом обладали и многие образцы более позднего стрелкового оружия, к примеру, советский пистолет ТТ, который обладал большой пробивной способностью, но при этом малым останавливающим действием.

В соответствии с выданной военными установкой, в начале 90-х годов XIX века на одной из британских оружейных фабрик, расположенной на территории Индии (фабрика располагалась в пригороде Калькутты под названием Дум-дум), британским офицером капитаном Невиллом Берти-Клэйемом были представлены новые экспансивные пули к распространенному патрону 303 British. Данный патрон использовался с винтовками Lee-Metford, а позднее и с винтовкой Lee-Enfield. Невилл создал новую пулю при помощи удаления на 1 мм медных сплавов с кончика стандартных пуль Mark II калибра .303. Такая операция позволила обнажить мягкий свинцовый сердечник пули. Новые боеприпасы английская армия широко использовала во время Тираской кампании 1897-1898 годов. Во время боев новые пули продемонстрировали впечатляющую убойную силу. С тех самых пор название «дум-дум» для данного вида боеприпасов стало нарицательным.

При этом, вопреки распространенным домыслам, английская армия не стала принимать на вооружение боеприпасы Невилла Берти-Клэйема. В это время в самой Великобритании, на Вулвичском Арсенале полным ходом шли самостоятельные работы по созданию подобных пуль. Здесь создали оболочечные пули, которые имели обнаженный свинцовый сердечник с находящейся внутри полостью. Сегодня такие пули обозначают HP — hollow point, то есть пули с полостью, расположенной в носовой части. Данные пули были названы Mark III, английская армия приняла их на вооружение в 1897 году, при этом в том же году их смог вытеснить усовершенствованный вариант — Mark IV. К этому моменту термин «дум-дум» стал настолько широко распространен, что применялся как неофициальное название для всех без исключения экспансивных пуль. Поэтому Mark IV стали называть так же, хотя созданы они были не на Арсенале в Дум-думе, а в самой Великобритании.

Уже в 1899 году подобные пули были запрещены к использованию Гаагской конвенцией, специальной, как ее назвали, «дум-думской» декларацией, которую одобрили и подписали 15 государств. При этом 11 стран воздержались от ее подписания. Стоит отметить, что причиной принятия данной декларации был не только гуманизм, который решили проявить военные и политики. Просто такие боеприпасы не позволяли добиться высокой скорости полета пули, а значит, снижалась и дальность их использования. В то же время при наращивании порохового заряда мягкая свинцовая пуля «дум-дум» срывается с нарезов внутри ствола и почти не вращается, забивая нарезы свинцом. К тому же в это самое время армии мира стали в массовом порядке вооружаться пулеметами и магазинными винтовками, и выяснилось, что у экспансивных пуль есть еще один серьезный недостаток. Во время подачи патрона из ленты (магазина) в ствол она могла деформироваться, что приводило к остановкам и задержкам в стрельбе, а также к отказу оружия.

Естественно, введенные запреты не предотвратили использования воюющими государствами такого мощного средства морального воздействия на противника. По сути, ни один вооруженный конфликт XX века не обошелся без их применения, хотя их использование и было при этом закамуфлировано. Принятая Гаагская декларация не распространялась на патроны к охотничьему и полицейскому стрелковому оружию. Некоторые образцы этих вооружений были сконструированы под патроны, которые находились на вооружении армии. Для таких образцов достаточно легко выпускались слегка модифицированные экспансивные пули. Такие пули разными путями и в сравнительно небольших количествах могли попасть в армию.

Помимо этого, всегда находились армейские умельцы, которые во время затишья на фронте (широкое распространение такая практика получала во время позиционной войны) самостоятельно спиливали напильником или надрезали вершины обыкновенных пуль. При этом формально такие боеприпасы были запрещены и на вооружение армии не принимались, но неизвестно ни одного случая наказания со стороны командиров за их использование. Расплата могла наступить только в том случае, если после пленения противником, у пленного находили такие боеприпасы. Таких «счастливчиков» обычно расстреливали на месте.

Искушение владеть таким видом боеприпасов не могло обойти стороной и СССР. В 1939 году к принятию на вооружение Красной Армии была рекомендована разрывная (экспансивная) пуля ДД. Данная пуля состояла из оболочки, имеющей надрезы на вершине, свинцового сердечника, а также специального баллистического наконечника, выполненного из пластмассы. Производство данных пуль было развернуто на базе завода №60. Заводчане смогли освоить производство данных пуль, но использовали для их выпуска некондиционную пластмассу, что привело к тому, что серийно произведенные пули не могли пройти испытаний.

Во время войны, в 1942 году, на заводе были проведены испытания пули ДД упрощенной конструкции, которая не имела баллистического наконечника. Такая пуля по чувствительности не удовлетворяла требованиям мирного времени, но с учетом простоты ее выпуска и конструкции в целом, а также с учетом удовлетворительных результатов по кучности стрельбы и сопряжению траектории с обыкновенными пулями, ДД была одобрена к принятию на вооружение.

Винтовочная пуля ДД в дальнейшем стала основой для создания аналогичного боеприпаса — 7,62-мм автоматного патрона образца 1943 года. Данный патрон получил обозначение Р-44. После проведения серии испытаний на разрывное действие была установлена предельная дальность, на которой проявлялось экспансивное действие пули, она составила 300 метров. На больших дистанциях Р-44 не деформировалась при поражении цели, действуя как обычная пуля. Пуля Р-44 так и не была принята на вооружение из-за несоответствия желаемым ТТХ (разрывное действие на дальности до 500 метров).

Несмотря на запрет на использование военными, данные пули не потеряли своей актуальности и в XXI веке. Они необходимы для решения тех задач, где определяющим фактором является высокое останавливающее действие боеприпаса, а не дальность стрельбы (пистолеты, охотничьи ружья). Использование пуль «дум-дум» в охотничьем оружии представляется предпочтительным, так как они реже оставляют подранков (раненых животных, которые через некоторое время обречены на гибель). Эти же качества сделали экспансивные боеприпасы весьма распространенными для полицейских операций и гражданского короткоствольного оружия. Полицейским важно наличие высокого останавливающего действия, которое сочетается с крайне низкой вероятностью поражения цели навылет, что, в свою очередь, снижает риск задеть случайных прохожих.

Источники информации:http://otvaga2004.ru/kaleydoskop/kaleydoskop-ammo/exo-dum-dum/http://otvaga2004.ru/kaleydoskop/kaleydoskop-ammo/legenda-iz-indii/http://www.popmech.ru/article/12467-tsvetyi-smerti/http://weapons.cybercop.com.ua/articles/view_article/2http://ru.wikipedia.org

topwar.ru

Оболочечная пуля - это... Что такое Оболочечная пуля?

 Оболочечная пуля

Боеприпасы с цельнометаллической оболочкой — ружейный и пистолетный патрон

Пуля с цельнометаллической оболочкой (оболочечная пуля, англ. Full Metal Jacket, FMJ) — пуля, покрытая слоем из медного сплава (мельхиор) или из стали. Оболочка покрывает практически всю поверхность сердечника. Также использование оболочки предотвращает загрязнение ствола оружия металлом и повреждение сердечника. Боеприпасы с цельнометаллической оболочкой стали применяться военными после принятия Гаагских соглашений 1899 года, запрещавших использование экспансивных пуль в военных целях как негуманное оружие.

Преимущества и недостатки

Вскоре быстро выяснилось, что пришедшие на замену оболочечные пули гораздо лучше по характеристикам запрещенных боеприпасов — данный вид боеприпасов был лучше по бронебойным характеристикам, устойчив к коррозии и не вызывал частых осечек.

Но так как оболочечные пули не расширяются при попадании, то они порой имели низкий останавливающий эффект и к тому же имели склонность к рикошету.

Пули с разрушающейся оболочкой

Некоторые ружейные патроны наносят более тяжёлые раны, нежели другие, в силу конструкционных особенностей. Не все пули содержат в себе цельнометаллический сердечник.

  • Хотя британские боеприпасы .303 British удовлетворяют требованиям Гаагских конвенций, они наносят больший урон из-за своей компоновки. Центр масс подобной пули смещен назад — головная часть сердечника сделана из более лёгкого материала, из-за чего пуля разворачивается при столкновении с препятствием, создавая обширные раны. Подобным образом сконструирован и советский 5,45×39 мм, который имел пустотелую выемку в головной части.
  • У НАТОвского патрона 5,56×45 мм оболочка очень тонкая, из-за чего пуля может вилять и разрушаться при столкновении с препятствием. Кроме того, из-за малого веса пуля имеет склонность рикошетить.
  • В другом боеприпасе НАТО — 7,62×51 мм — используется стальная оболочка вместо медносплавной, из-за чего она очень часто разрушается после соприкосновения с препятствием.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Оболочечная модель ядра
  • Оболочка (компьютер)

Смотреть что такое "Оболочечная пуля" в других словарях:

  • оболочечная пуля патрона стрелкового оружия — оболочечная пуля Пуля патрона стрелкового оружия, все составные части и детали которой размещены в оболочке. [ГОСТ 28653 90] Тематики оружие стрелковое Синонимы оболочечная пуля …   Справочник технического переводчика

  • Пуля — У этого термина существуют и другие значения, см. Пуля (значения). Пуля Минье …   Википедия

  • Пуля с цельнометаллической оболочкой — Боеприпасы с цельнометаллической оболочкой  патроны 7,62×39 мм и 7,62×25 мм ТТ Пуля с цельнометаллической оболочкой (оболочечная пуля, англ. Full Metal Jacket, FMJ)  пуля, покрытая слоем из медного сплава (мельхиор) или из стали.… …   Википедия

  • Пуля оболочечная — по ГОСТ 28653. Источник: ГОСТ Р 51072 97: Двери защитные. Общие технические тр …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Дум-дум — «Дум дум» (англ. Dum dum [dʌm dʌm])  изготовленная фабричным путём полуоболочечная пуля с конструктивно предусмотренной неполной оболочкой, или же переделанная кустарным путём обыкновенная полностью оболочечная пуля со слегка… …   Википедия

  • Типы пуль —         Безоболочечная пуля         выполнена полностью из свинца или сплава на его основе. Чаще всего такая пуля имеет поперечные круговые канавки, содержащие смазку, снижающую освинцовывание ствола при стрельбе. Подобные пули в настоящее время… …   Энциклопедия стрелкового оружия

  • Патроны для самозарядных пистолетов и пистолетов-пулеметов —        4.5x40R СПС для подводного пистолета         Патрон 4.5мм СПС был разработан в конце шестидесятых – начале семидесятых годов в СССР, в ЦНИИ Точного Машиностроения для подводного пистолета. Используется только в пистолетах СПП 1 и СПП 1М,… …   Энциклопедия стрелкового оружия

  • 6,35×15 мм Браунинг — У этого термина существуют и другие значения, см. Браунинг (оружие). 6,35×15 мм Браунинг Тип патрона : пистолетный унитарный патр …   Википедия

  • Экспансивные пули — Выстреленная пуля .40 S W на фоне патрона того же калибра 6,5×55 мм оболочечная экспансивная пуля до и после выстрела. Поперечные размеры выстреленной пули в несколько раз превышают калибр боеприпаса. Экспансивная пуля (англ. Hollow point bullet …   Википедия

  • ГОСТ Р 51072-97: Двери защитные. Общие технические требования и методы испытаний на устойчивость к взлому и пулестойкость — Терминология ГОСТ Р 51072 97: Двери защитные. Общие технические требования и методы испытаний на устойчивость к взлому и пулестойкость оригинал документа: Взлом двери действия, направленные на нарушение целостности двери или элементов ее… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

dic.academic.ru

Экспансивная пуля — Википедия

Стреляная экспансивная пуля .40 S&W (JHP) на фоне патрона того же калибра. Полуоболочечная пуля (JSP, в том числе — «дум-дум»). Пуля с экспансивной полостью (JHP). Не следует путать экспансивные пули с разрывными.

Экспансивные, они же — разворачивающиеся пули или пули «дум-дум», (англ. expanding bullet), — пули, конструкция которых предусматривает существенное увеличение диаметра при попадании в мягкие ткани с целью повышения поражающей способности и/или уменьшения глубины проникновения. Соответственно, экспансивность — способность пули расширяться, увеличивать свой диаметр при попадании в мягкую среду.

Существуют различные конструктивные решения, способные обеспечить такое поведение пули. Как правило, выделяют:

  • Полуоболочечные пули (англ. soft point bullet, обозначение JSP)
  • Пули с экспансивной полостью (англ. hollow point bullet, HP и JHP[1]).

Такие пули в настоящее время запрещены к применению в военном оружии, однако очень широко применяются для охоты и самообороны. Например, практически все охотничьи пули являются экспансивными, — применение неэкспансивных цельнооболочечных пуль военного типа на охоте обычно считается недопустимым.

Цельносвинцовые пули за счёт мягкости материала изначально обладали некоторой способностью к расширению при попадании в цель, то есть являлись в определённой степени экспансивными. Сминаясь в теле жертвы, мягкие свинцовые пули крупного калибра часто наносили тяжёлые ранения.

На протяжении веков в ручном огнестрельном оружии использовались мягкие безоболочечные свинцовые пули относительно крупного калибра. При попадании в мягкие ткани они расплющивались, увеличивая свой диаметр. За счёт этого эффективно передавали цели свою энергию, нанося сравнительно тяжёлые ранения. Ввиду этой способности к некоторому расширению при попадании в цель, можно сказать, что в те годы по сути все используемые пули в какой-то мере относились к типу экспансивных, и не было нужды повышать их экспансивность дополнительно.

Правда, историк оружия В. Е. Маркевич упоминает так называемые «свистящие пули», имевшие по центру сквозное отверстие и за счёт этого способные сильнее обычного деформироваться в раневом канале, нанося более тяжёлые ранения. Это, по-видимому, был побочный эффект — основным же считался возникающий в полёте свист, деморализующий противника.

Пришедшие на смену сферическим пулям цилиндроконические или цилиндрооживальные пули, также цельносвинцовые, лишённые оболочки, типа пули Минье, сохранили эту склонность к расплющиванию в раневом канале, соответственно, также могут быть отнесены к экспансивным.

Ситуация стала меняться ближе к концу XIX века, после совершившегося в последней его четверти перехода в военном оружии к нарезным стволам малого калибра (в те годы малыми считались калибры, в наше время относимые к нормальным, — 6,5—8 мм) и бездымным порохам. Мягкие безоболочечные пули не выдерживали давления, создаваемого в стволе бездымным порохом, и нередко срывались с нарезов. Кроме того, они сильно освинцовывали каналы малокалиберных нарезных стволов. Это вынудило конструкторов перейти к использованию пуль, имевших поверх свинцового сердечника оболочку из более твердого металла (обычно меди, латуни, томпака, мельхиора или стали), которые надёжно шли по нарезам и почти не загрязняли ствол.

Однако быстро выяснилось, что поражающее и останавливающее действие новых пуль значительно ниже по сравнению со старыми безоболочечными, что было особенно чувствительно для армий, участвовавших в колониальных войнах против так называемых «диких» народов. Например, в ходе Читральской кампании 1895 года среди англичан появилось стойкое убеждение, что применяемые ими пули неэффективны, и противник продолжит сражаться, даже будучи раненым, так как оболочечные пули, не способные деформироваться в раневом канале и за счёт этого эффективно передавать свою энергию цели, «прошивали» её навылет, оставляя аккуратные входное и выходное отверстие, и наносили смертельные повреждения лишь при попадании в жизненно важные органы.

В результате британское военное руководство поставило задачу разработать пулю, которая[2]:

сможет нанести рану, достаточно тяжёлую, чтобы остановить даже самого непримиримого фанатика.

Оригинальный текст  (англ.)  

inflict a wound sufficiently severe to stop even the most determined fanatic

В соответствии с этой установкой, в начале 1890-х на британской королевской оружейной фабрике (англ. British Royal Artillery armoury), расположенной в рабочем пригороде Калькутты Дум-дум (более правильно Дам-дам, так как в оригинале — [dʌm dʌm]), офицером британской армии капитаном Невиллом Берти-Клэем[3] были разработаны экспансивные пули к патрону .303 British, который использовался в винтовках Lee-Metford и, позднее, Lee-Enfield. Их носок был лишён оболочки, — то есть они принадлежали к типу пуль, ныне называемых полуоболочечными, или soft point (SP).

Патроны калибра .303 British с полуоболочечными пулями, по конструкции аналогичными пулям «дум-дум» (современные охотничьи боеприпасы).

По месту разработки и производства их стали именовать «пули дум-дум».

Позднее выяснилось, что при стрельбе такими пулями имеется риск срыва надрезанной оболочки со свинцового сердечника, поэтому появились револьверные пули .455 Mk. III Manstopper, а также пули к патрону .303 British Mk. III, IV и Mk. V, устроенные по иному принципу, в наши дни обозначаемому hollow point (HP), то есть с полостью в носовой части. Так как к моменту их появления термин «дум-дум» уже стал широко используемым неофициальным обозначением для всех экспансивных пуль к военным патронам вообще, их тоже стали так называть, хотя они были разработаны и производились в самой Великобритании, а не на Арсенале в Дум-думе.

Пуля типа hollow point к винтовке-«экспрессу».

Такие пули с полостью уже задолго до этого использовались в так называемых «экспрессах» — охотничьих винтовках (точнее, штуцерах) очень крупного калибра с повышенной начальной скоростью пули, для чего её облегчали за счёт этой самой полости. Повышение и без того огромной экспансивности таких пуль было в этом случае лишь побочным эффектом. Также существовали охотничьи пули с Х-образным разрезом в головной части, смысл которых был тем же — «раскрываться» при попадании в цель. Впоследствии, уже после официального запрещения «дум-дума», при помощи крестовидных надрезов «дорабатывали» оболочечные пули в войсках с целью повысить поражающую способность, такие «доработанные» на местах пули также нередко называли «дум-дум».

Сравнение патронов к винтовкам Снайдера, Генри-Мартини (два варианта) и Ли-Энфилд. Первые три имеют свинцовые безоболочечные пули крупного калибра, последний — цельнооболочечную малокалиберную.

В процессе полевых испытаний пуль этих типов в ходе Англо-бурской войны 1899—1902 командир Миддлсекского полка полковник Хилл заявил, что лучше быть раненым двумя пулями «Мартини-Генри», чем одной такой. Также было заявлено, что попадание пули «вело к невероятному поражению кости и плоти»[2]. Причём в ходе парламентских дебатов Лорд Хэмилтон заявил, что любой, имеющий нож, может в считанные секунды переделать обычные пули в дум-дум.[4]

Впрочем, существовала и иная точка зрения, которая состояла в том, что повышенная экспансивность новых пуль лишь компенсировала их меньший калибр, будучи заметна только в сравнении с оболочечной пулей того же калибра, и уступала безоболочечным пулям таких старых винтовок, как Мартини-Генри, Снайдер или Энфилд.[5]

Так или иначе, применение этих пуль вызвало протесты со стороны международного сообщества как «негуманное» и «нарушающее законы и обычаи войны», и вскоре — в 1899 году — раскрывающиеся и деформирующиеся пули были запрещены к военному применению Первой Гаагской мирной конвенцией. Вторая Гаагская конвенция в 1907 году подтвердила запрет. Парадоксально, но этот запрет до сих пор неукоснительно выполняется всеми странами, во всяком случае в том, что касается официально принятых на вооружение образцов боеприпасов, — при том, что прочие «запреты» Гаагской конвенции преимущественно так и остались на бумаге (запрет на применение боевых отравляющих веществ, «метания снарядов и взрывчатых веществ» с летательных аппаратов и многие другие).

Германская пропаганда времён Первой мировой войны, обвиняющая французов в использовании «печально знаменитых» экспансивных пуль. На самом деле они так или иначе использовались всеми сторонами конфликта, включая самих немцев.

«Де факто» во время обеих мировых войн стороны активно[6] применяли экспансивные пули, как намеренно, так и вынужденно. В частности, Россия ввиду нехватки современных винтовок Мосина использовала в Первой мировой войне устаревшие винтовки Бердана. Их безоболочечные пули де-факто являлись экспансивными — что послужило основанием для обвинений в адрес России в нарушении Гаагских конвенций со стороны Германии, — которая, впрочем, сама применяла «дум-дум» на обоих фронтах [источник?]. Позднее те же винтовки Бердана вынужденно использовались уже финнами в ходе Зимней войны с СССР.

Следует отметить, что оболочечные пули всё же имеют значительные преимущества перед полуоболочечными экспансивными, в частности, их подача из магазина более надёжна благодаря твёрдому носку, который не повреждается при хранении и досылании патрона, а пробивная способность — существенно выше. Кроме того, существует мнение, что в ходе военных действий более рационально ранить солдата противника, а не убить, так как его эвакуация с поля боя и последующее лечение отвлекают дополнительные силы — здесь оболочечные пули с их более низкой убойностью также обладают преимуществом.

Впоследствии, ввиду нечёткости формулировки в текстах Конвенций и дальнейшего прогресса оружейного дела, данный запрет не раз становился предметом политических спекуляций. Например, в своё время активно шло обсуждение на тему того, не следует ли приравнять к экспансивным высокоскоростные малокалиберные пули американского патрона 5,56х45 мм к винтовке M16, которые при попадании в цель фрагментировались и наносили ей тяжёлые повреждения, отчасти схожие с таковыми при попадании пули «дум-дум».[7]

В результате этих обсуждений в 1979 году на Международной конференции ООН по запрещению или ограничению применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющих неизбирательное действие, была принята резолюция, в которой содержалась просьба к правительствам всех стран проявлять осторожность при разработке систем малокалиберного оружия, а также — обращение к специалистам по раневой баллистике с настоятельной рекомендацией о необходимости разработки стандартизованной международной методики оценки и контроля баллистических параметров и повреждающего эффекта высокоскоростных и малокалиберных пуль.[7]

Впрочем, вскоре аналогичные обвинения последовали уже в адрес нового советского патрона 5,45х39 мм после его применения в Афганской войне, хотя его пули и не фрагментируются в раневом канале, а лишь «кувыркаются» благодаря малой устойчивости (впрочем, в определённой степени такое поведение характерно вообще для любой продолговатой пули). Чётких критериев относительно соответствия нормам Гаагской конвенции для таких боесприпасов не установлено до сих пор.

Также большие вопросы вызывает использование в военных целях дробовых ружей, так как снаряжаемые свинцовой дробью или картечью патроны для них вполне могут быть приравнены к экспансивным боеприпасам с деформирующимися безоболочечными пулями.[8]

По неписанным законам войны пленных солдат, уличённых в использовании экспансивных пуль, часто расстреливают на месте.[8]

Запрет на использование экспансивных пуль распространяется только на регулярные армии. Данный тип боеприпасов широко используется полицейскими органами, на охоте и для самообороны из-за сниженного риска рикошета и большой останавливающей способности при стрельбе по живой незащищённой цели и во многих странах находится в свободной продаже наравне с остальными типами пуль.

Источники и примечания[править]

  1. ↑ Буква J в обозначении указывает на наличие у пули оболочки из более твёрдого металла (англ. jacket).
  2. ↑ 2,02,1 Ogden, H. J. Daily news, June 1, 1900: Poisoned and Explosive Bullets? Bullets — Expansive and Explosive // The war against the Dutch republics in South Africa: its origin, progress, and results  (англ.). — Manchester: The National reform union, 1901. — P. 145. — 344 p.
  3. ↑ Davies, L. G. The Military Bullet  (англ.) // British Medical Journal : Periodical. — 1896. —. —.
  4. ↑ Speech of Lord G. Hamilton // The Parliamentary Debates (Authorised Edition), Fourth Series. Commencing with the Fifth Session of the Twenty-Sixth Parliament of the United Kingdom of Great Britain and Ireland / Published under the superintendence of T. C. Hansard. — London: Reuter's Telegram Co, 1899. — P. dxiii.
  5. ↑ Parliamentary Debates: Senate and House of Representatives author=India Parliament, New South Wales Parliament, Australia Parliament, Legislative Council, Parliament, Victoria. — Commonwealth Govt. Printer., 1903. — P. 4227. «In the dum-dum bullet the jacket ends by leaving a small piece of the core uncovered. The effect of this modification is to produce a certain extension or convexity of the point, and to give a force more pronounced than that of a bullet which is completely jacketed, at the same time, however, less effective than that of the Enfield, Snider, or Martini bullets, all of which have greater calibre.»
  6. ↑ Виды боевых типов пуль, или как устроена дура.
  7. ↑ 7,07,1 Пуля — дура ?
  8. ↑ 8,08,1 Dmitrieff, George. Submachine Gun Designer’s Handbook. Desert Publications, Washington, 1981.

wp.wiki-wiki.ru

Полуоболочечная подкалиберная пуля Королева

Корпус пули представляет собой миниатюрный латунный ста­канчик с тонкими, крестообразно пропиленными стенками и толстым дном. В пропилы стенок вставляется крестообразная вставка из алюминиевой фольги, затем корпус пули помещается в специальную оправку и заливается свинцом. Окончательно к основанию пули крепится алюминиевый подкалиберный стаби­лизатор. Размеры на рис. 33 приведены для пули 12-го калибра.

Рис. 33: Пуля Королева

Диаметр тела пули не превышает диаметра других подкалибер-ных пуль, изготовленных из латуни и стали, что позволяет приме­нять ее в ружьях с дульными сужениями до 1 мм, но, в силу сло­жившихся обстоятельств, испытывалась из ружья с цилиндричес­кими стволами. При стрельбе на дистанции 50 м все пули уклады­вались в круг диаметром 15-20 см. Стрельба по доскам, поставлен­ным одна за другой, показала, что при попадании в преграду пуля разрушается, как правило, на девять частей: 4-свинцовые, 4-ла-тунных лепестка оболочки и нижняя часть корпуса с хвостовиком. Осколки пули разлетаются в стороны, увеличивая зону пораже­ния до 30-50 см в диаметре, а массивная хвостовая часть продол­жает двигаться по траектории и проникает глубоко в мишень.

Так как «надрезы» - полоски фольги, скрыты в оболочке пули, то разрушаться она начинает от довольно сильного удара, что исклю­чает ее преждевременное разрушение при встрече с тонкими ветка­ми и другими незначительными препятствиями. Отдельные слу­чаи стрельбы по лосю и кабану показали большую останавливаю­щую силу пули. Разрушение пули начинается при попадании даже в мягкие ткани, где иногда задерживаются наиболее легкие части

116

(лепестки оболочки). Четыре свинцовых осколка пули, обладаю­щие достаточной силой, дробят кости и глубоко проникают в тело зверя. Массивный хвостовик пули иногда проходит навылет, а чаще застревает под шкурой, что увеличивает тяжесть ранения.

Так как основными показателями, способными увеличить ре­зультативность стрельбы из гладкоствольного оружия, являют­ся: хорошая точность боя, увеличение начальной скорости пули без ее деформации и большое останавливающее действие, свя­занное с увеличением зоны поражения - полуоболочечная под-калиберная пуля, несомненно, должна представлять интерес для многих охотников и, возможно, в будущем заменит применяе­мые ныне свинцовые пули.

Снаряжение патронов этой полуоболочечной пулей ничем не отличается от снаряжения любой подкалиберной пулей. Заряд пороха охотник выбирает в зависимости от веса пули, на котором он остановился. Для тяжелых и прочных ружей это может быть максимальный заряд, указанный на упаковке пороха, но не более!

Пуля Бублия

Изготавливается из латуни с крестообразной свинцовой встав­кой. Пуля экспансивная со смещеным центром тяжести голов­ной части пули (рис. 34).

Рис. 34: Пуля Бублия

В ее основу была взята пуля Ширинского-Шихматова. Она «одета» в оболочку, внешний вид похож на пулю «Блондо». При такой конструкции хвостовик более тяжелый, с лучшей динамикой, компактнее по сравнению с хвостовиком экспан­сивной пули В. Королева. В предполагаемом решении отсут­ствует резьбовое соединение, что упрощает ее конструкцию.

117

Пуля применяется в контейнере. Такую пулю легко изгото­вить в любой мастерской.

Пуля хорошо проходит через кустарник и дает полное разру­шение при попадании в цель.

Развивая данную конструкцию, можно придать ей форму «стрелы». У этой пули прекрасная аэродинамическая обтекае­мость, отличное хвостовое оперение, надежный контейнер. К сожалению, сделать такую пулю в домашних условиях качествен­но сложно.

Испытания пули показали, что она имеет разброс порядка 15 см при стрельбе на дистанцию 40 м стоя без упора из ружья ТОЗ-34. Температура при этом была около 0° С. Пуля вошла в ель неглубоко, но очень сильно повредила ее. Одновременно была отстрелена пуля «стрела», которая вошла в дерево глубоко, но она практически не деформировалась.

Патрон снаряжался следующим образом. Были взяты поли­этиленовая гильза с капсюлем типа «Жевело-Н», порох «Сунар» весом 1.72 г, на который располагалась прокладка толщиной около 2 мм, войлочные пыжи и еще одна картонная прокладка. Затем помещался полиэтиленовый контейнер с четырьмя лепестками, в котором располагалась пуля. Закрутка «звездочка».

Пуля Пасечного

В некоторой степени похожа на пулю Бублия, но имеет более обтекаемую форму с лучшими конструктивными данными для деформации. Изготавливается из латуни с крестообразной свин­цовой вставкой. За прототипы были взяты пули Рубейкина (хво­стовая часть) и Королева (корпус пули) (рис. 35).

Рис. 35: Пуля Пасечного

 

118

Чтобы снарядить патрон, необходимо взять контейнер для дро­би с четырьмя лепестками. В нем удалить ребра жесткости, а обтю­ратор отделить от контейнера, удалив соединяющие их перемыч­ки. Контейнер с удаленными соединительными перемычками раз­резать вдоль на две половины (по два лепестка в каждой половине). Затем в капсюлированную бумажную или пластмассовую гильзу насыпать порох «Сокол» - 2.3 г. На него с усилием 5-6 кг дослать пластмассовый обтюратор. Затем установить набор тонких картон­ных прокладок суммарной толщиной 2 мм. На прокладки помес­тить один древесно-волокнистый пыж (можно и войлочный, но надрезанный крестообразно). Сверху пыжа поместить набор из тон­ких картонных прокладок суммарной толщиной 1 мм. Затем вста­вить пулю в половинки контейнера и все вместе дослать в гильзу. Гильзу завальцевать закруткой. Длина лепестков должна быть рав­ной длине латунной части пули, матрицу закрутки нужно переде­лать, так как обычной закруткой эту пулю можно повредить.



infopedia.su

Экспансивная пуля Википедия

Стреляная экспансивная пуля .40 S&W (JHP) на фоне патрона того же калибра. Полуоболочечная пуля (JSP, в том числе — «дум-дум»). Пуля с экспансивной полостью (JHP). Не следует путать экспансивные пули с разрывными.

Экспансивные, они же — разворачивающиеся пули, или пули «дум-дум», (англ. expanding bullet), — пули, конструкция которых предусматривает существенное увеличение диаметра при попадании в мягкие ткани с целью повышения поражающей способности и/или уменьшения глубины проникновения. Соответственно, экспансивность — способность пули расширяться, увеличивать свой диаметр при попадании в мягкую среду.

Существуют различные конструктивные решения, способные обеспечить такое поведение пули. Как правило, выделяют:

  • Полуоболочечные пули (англ. soft point bullet, обозначение JSP)
  • Пули с экспансивной полостью (англ. hollow point bullet, HP и JHP[1]).
  • Пули с пластиковым наконечником — техническое решение для двух предыдущих вариантов, обеспечивающее улучшение аэродинамики.

Такие пули в настоящее время запрещены к применению в военном оружии, однако очень широко применяются для охоты и самообороны, а также в подразделениях специального назначения. Например, практически все охотничьи пули являются экспансивными, — применение неэкспансивных цельнооболочечных пуль военного типа на охоте обычно считается недопустимым. Дело в том, что с пулей охотятся на крупных животных. С целью предотвращения опасности, которую представляют подранки для человека, а также из гуманных соображений, охотники стремятся никогда не оставлять подранков.

История[ | код]

Цельносвинцовые пули за счёт мягкости материала изначально обладали некоторой способностью к расширению при попадании в цель, то есть являлись в определённой степени экспансивными. Сминаясь в теле жертвы, мягкие свинцовые пули крупного калибра часто наносили тяжёлые ранения.

На протяжении веков в ручном огнестрельном оружии использовались мягкие безоболочечные свинцовые пули относительно крупного калибра. При попадании в мягкие ткани они расплющивались, увеличивая свой диаметр. За счёт этого эффективно передавали цели свою энергию, нанося сравнительно тяжёлые ранения. Ввиду этой способности к некоторому расширению при попадании в цель, можно сказать, что в те годы по сути все используемые пули в какой-то мере относились к типу экспансивных, и не было нужды повышать их экспансивность дополнительно.

Правда, историк оружия В. Е. Маркевич упоминает так называемые «свистящие пули», имевшие по центру сквозное отверстие и за счёт этого способные сильнее обычного деформироваться в раневом канале, нанося более тяжёлые ранения. Это, по-видимому, был побочный эффект — основным же считался возникающий в полёте свист, деморализующий противника.

Пришедшие на смену сферическим пулям цилиндроконические, или цилиндрооживальные, пули, также цельносвинцовые, лишённые оболочки, типа пули Минье, сохранили эту склонность к расплющиванию в раневом канале, соответственно, также могут быть отнесены к экспансивным.

Ситуация стала меняться ближе к концу XIX века, после совершившегося в последней его четверти перехода в военном оружии к нарезным стволам малого калибра (в те годы малыми считались калибры, в наше время относимые к нормальным, — 6,5—8 мм) и бездымным порохам. Мягкие безоболочечные пули не выдерживали давления, создаваемого в стволе бездымным порохом, и нередко срывались с нарезов. Кроме того, они сильно освинцовывали каналы малокалиберных нарезных стволов. Это вынудило конструкторов перейти к использованию пуль, имевших поверх свинцового сердечника оболочку из более твердого металла (обычно меди, латуни, томпака, мельхиора или стали), которые надёжно шли по нарезам и почти не загрязняли ствол.

Однако быстро выяснилось, что поражающее и останавливающее действие новых пуль значительно ниже по сравнению со старыми безоболочечными, что было особенно чувствительно для армий, участвовавших в колониальных войнах против так называемых «диких» народов. Например, в ходе Читральской кампании 1895 года среди англичан появилось стойкое убеждение, что применяемые ими пули неэффективны, и противник продолжит сражаться, даже будучи раненым, так как оболочечные пули, не способные деформироваться в раневом канале и за счёт этого эффективно передавать свою энергию цели, «прошивали» её навылет, оставляя аккуратные входное и выходное отверстие, и наносили смертельные повреждения лишь при попадании в жизненно важные органы.

В результате британское военное руководство поставило задачу разработать пулю, которая[2]:

сможет нанести рану, достаточно тяжёлую, чтобы остановить даже самого непримиримого фанатика.

ru-wiki.ru

Боеприпасы - Безоболочечные пули: Общий обзор

Безоболочечные пули: Общий обзор

Безоболочечные пули названы так потому, что в отличии от оболочечных и монолитных, изготовля­ются из одного материала, обладающего большим удельным весом и хорошо деформирующегося при попадании в цель. Наилучшим материалом является свинец с добавками сурьмы, которые увеличивает твердость пули. Такие пули применяются для оружия малого калибра, 4,5-5,6 мм — как огнестрельного, так и пневматического. Безоболочечные пули имеют скорость полета не выше 400 м/с.!more!

В большинстве справочников можно было прочесть, что свинцовые пули для нарезного ору­жия встречаются у охотничьих патронов крупных калибров, рассчитанных на низкую начальную скорость пули. Мол, у них нет будущего, поскольку при начальной скорости более 425-450 м/с даже твердые свин­цовые пули (с добавкой сурьмы) срываются с нарезов. Однако при ставшем массовом увлечении зарубеж­ных охотников стрельбой из реплик (современных ко­пий старинных ружей под дымный порох), интерес к свинцовым пулям возрос, и ряд компаний выпускает как сами свинцовые пули, так и пулелейки для изготовле­ния такого типа пуль как безоболочечные пули.

Свинцовые пули фото: А — для штуцеров крупных калибров под дымный порох; Б — для штуцеров-экспрессов под дым­ный порох; В — для штуцеров-нитроэкспрессов под бездым­ный порох; Г—для малокалиберных патронов кольцевого вос­пламенения под бездымный порох: 1 — полусферическая 12-го калибра; 2— полусферическая 12-го калибра с экспрессной пустотой в головной части; 3 — сферическая к слоновому шту-церу 4-го калибра; 4 — калибра .577; 5 — калибра .450; 6 — ка­либра .400; 7 — калибр .500; 8 — калибр 360; 9 — калибр 360; 10 — цельносвинцовая; 11 — с полостью в головной части; а — эк­спрессивная пустота.

 

usatradepro.com

Экспансивная пуля — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Файл:40SW.jpg Стреляная экспансивная пуля .40 S&W (JHP) на фоне патрона того же калибра. Не следует путать экспансивные пули с разрывными.

Экспансивные, они же — разворачивающиеся пули или пули «дум-дум», (англ. expanding bullet), — пули, конструкция которых предусматривает существенное увеличение диаметра при попадании в мягкие ткани с целью повышения поражающей способности и/или уменьшения глубины проникновения. Соответственно, экспансивность — способность пули расширяться, увеличивать свой диаметр при попадании в мягкую среду.

Существуют различные конструктивные решения, способные обеспечить такое поведение пули. Как правило, выделяют:

  • Полуоболочечные пули (англ. soft point bullet, обозначение JSP)
  • Пули с экспансивной полостью (англ. hollow point bullet, HP и JHP[1]).
  • Пули с пластиковым наконечником техническое решение для двух предыдущих вариантов, обеспечивающее улучшение аэродинамики.

Такие пули в настоящее время запрещены к применению в военном оружии, однако очень широко применяются для охоты и самообороны. Например, практически все охотничьи пули являются экспансивными, — применение неэкспансивных цельнооболочечных пуль военного типа на охоте обычно считается недопустимым.

История

Файл:Naseby musket balls.jpg

Цельносвинцовые пули за счёт мягкости материала изначально обладали некоторой способностью к расширению при попадании в цель, то есть являлись в определённой степени экспансивными.

Файл:Gunshot femur.jpg

Сминаясь в теле жертвы, мягкие свинцовые пули крупного калибра часто наносили тяжёлые ранения.

На протяжении веков в ручном огнестрельном оружии использовались мягкие безоболочечные свинцовые пули относительно крупного калибра. При попадании в мягкие ткани они расплющивались, увеличивая свой диаметр. За счёт этого эффективно передавали цели свою энергию, нанося сравнительно тяжёлые ранения. Ввиду этой способности к некоторому расширению при попадании в цель, можно сказать, что в те годы по сути все используемые пули в какой-то мере относились к типу экспансивных, и не было нужды повышать их экспансивность дополнительно.

Правда, историк оружия В. Е. Маркевич упоминает так называемые «свистящие пули», имевшие по центру сквозное отверстие и за счёт этого способные сильнее обычного деформироваться в раневом канале, нанося более тяжёлые ранения. Это, по-видимому, был побочный эффект — основным же считался возникающий в полёте свист, деморализующий противника.

Пришедшие на смену сферическим пулям цилиндроконические или цилиндрооживальные пули, также цельносвинцовые, лишённые оболочки, типа пули Минье, сохранили эту склонность к расплющиванию в раневом канале, соответственно, также могут быть отнесены к экспансивным.

Ситуация стала меняться ближе к концу XIX века, после совершившегося в последней его четверти перехода в военном оружии к нарезным стволам малого калибра (в те годы малыми считались калибры, в наше время относимые к нормальным, — 6,5—8 мм) и бездымным порохам. Мягкие безоболочечные пули не выдерживали давления, создаваемого в стволе бездымным порохом, и нередко срывались с нарезов. Кроме того, они сильно освинцовывали каналы малокалиберных нарезных стволов. Это вынудило конструкторов перейти к использованию пуль, имевших поверх свинцового сердечника оболочку из более твердого металла (обычно меди, латуни, томпака, мельхиора или стали), которые надёжно шли по нарезам и почти не загрязняли ствол.

Однако быстро выяснилось, что поражающее и останавливающее действие новых пуль значительно ниже по сравнению со старыми безоболочечными, что было особенно чувствительно для армий, участвовавших в колониальных войнах против так называемых «диких» народов. Например, в ходе Читральской кампании 1895 года среди англичан появилось стойкое убеждение, что применяемые ими пули неэффективны, и противник продолжит сражаться, даже будучи раненым, так как оболочечные пули, не способные деформироваться в раневом канале и за счёт этого эффективно передавать свою энергию цели, «прошивали» её навылет, оставляя аккуратные входное и выходное отверстие, и наносили смертельные повреждения лишь при попадании в жизненно важные органы.

В результате британское военное руководство поставило задачу разработать пулю, которая[2]:

« сможет нанести рану, достаточно тяжёлую, чтобы остановить даже самого непримиримого фанатика.

Оригинальный текст (англ.)  

inflict a wound sufficiently severe to stop even the most determined fanatic

»

В соответствии с этой установкой, в начале 1890-х на британской королевской оружейной фабрике (англ. British Royal Artillery armoury), расположенной в рабочем пригороде Калькутты Дум-дум (более правильно Дам-дам, так как в оригинале — [dʌm dʌm]), офицером британской армии капитаном Невиллом Берти-Клэем[3] были разработаны экспансивные пули к патрону .303 British, который использовался в винтовках Lee-Metford и, позднее, Lee-Enfield. Их носок был лишён оболочки, — то есть они принадлежали к типу пуль, ныне называемых полуоболочечными, или soft point (SP).

По месту разработки и производства их стали именовать «пули дум-дум».

Позднее выяснилось, что при стрельбе такими пулями имеется риск срыва надрезанной оболочки со свинцового сердечника, поэтому появились револьверные пули .455 Mk. III Manstopper, а также пули к патрону .303 British Mk. III, IV и Mk. V, устроенные по иному принципу, в наши дни обозначаемому hollow point (HP), то есть с полостью в носовой части. Так как к моменту их появления термин «дум-дум» уже стал широко используемым неофициальным обозначением для всех экспансивных пуль к военным патронам вообще, их тоже стали так называть, хотя они были разработаны и производились в самой Великобритании, а не на Арсенале в Дум-думе.

Такие пули с полостью уже задолго до этого использовались в так называемых «экспрессах» — охотничьих винтовках (точнее, штуцерах) очень крупного калибра с повышенной начальной скоростью пули, для чего её облегчали за счёт этой самой полости. Повышение и без того огромной экспансивности таких пуль было в этом случае лишь побочным эффектом. Также существовали охотничьи пули с Х-образным разрезом в головной части, смысл которых был тем же — «раскрываться» при попадании в цель. Впоследствии, уже после официального запрещения «дум-дума», при помощи крестовидных надрезов «дорабатывали» оболочечные пули в войсках с целью повысить поражающую способность, такие «доработанные» на местах пули также нередко называли «дум-дум».

Файл:Snider-Martini-Enfield Cartridges.JPG

Сравнение патронов к винтовкам Снайдера, Генри-Мартини (два варианта) и Ли-Энфилд. Первые три имеют свинцовые безоболочечные пули крупного калибра, последний — цельнооболочечную малокалиберную.

В процессе полевых испытаний пуль этих типов в ходе Англо-бурской войны 1899—1902 командир Миддлсекского полка полковник Хилл заявил, что лучше быть раненым двумя пулями «Мартини-Генри», чем одной такой. Также было заявлено, что попадание пули «вело к невероятному поражению кости и плоти»[2]. Причём в ходе парламентских дебатов Лорд Хэмилтон заявил, что любой, имеющий нож, может в считанные секунды переделать обычные пули в дум-дум.[4]

Впрочем, существовала и иная точка зрения, которая состояла в том, что повышенная экспансивность новых пуль лишь компенсировала их меньший калибр, будучи заметна только в сравнении с оболочечной пулей того же калибра, и уступала безоболочечным пулям таких старых винтовок, как Мартини-Генри, Снайдер или Энфилд.[5]

Так или иначе, применение этих пуль вызвало протесты со стороны международного сообщества как «негуманное» и «нарушающее законы и обычаи войны», и вскоре — в 1899 году — раскрывающиеся и деформирующиеся пули были запрещены к военному применению Первой Гаагской мирной конвенцией. Вторая Гаагская конвенция в 1907 году подтвердила запрет. Парадоксально, но этот запрет до сих пор неукоснительно выполняется всеми странами, во всяком случае в том, что касается официально принятых на вооружение образцов боеприпасов, — при том, что прочие «запреты» Гаагской конвенции преимущественно так и остались на бумаге (запрет на применение боевых отравляющих веществ, «метания снарядов и взрывчатых веществ» с летательных аппаратов и многие другие).

«Де факто» во время обеих мировых войн стороны активно[6] применяли экспансивные пули, как намеренно, так и вынужденно. В частности, Россия ввиду нехватки современных винтовок Мосина использовала в Первой мировой войне устаревшие винтовки Бердана. Их безоболочечные пули де-факто являлись экспансивными — что послужило основанием для обвинений в адрес России в нарушении Гаагских конвенций со стороны Германии, — которая, впрочем, сама применяла «дум-дум» на обоих фронтах [источник?]. Позднее те же винтовки Бердана вынужденно использовались уже финнами в ходе Зимней войны с СССР.

Следует отметить, что оболочечные пули всё же имеют значительные преимущества перед полуоболочечными экспансивными, в частности, их подача из магазина более надёжна благодаря твёрдому носку, который не повреждается при хранении и досылании патрона, а пробивная способность — существенно выше. Кроме того, существует мнение, что в ходе военных действий более рационально ранить солдата противника, а не убить, так как его эвакуация с поля боя и последующее лечение отвлекают дополнительные силы — здесь оболочечные пули с их более низкой убойностью также обладают преимуществом.

Впоследствии, ввиду нечёткости формулировки в текстах Конвенций и дальнейшего прогресса оружейного дела, данный запрет не раз становился предметом политических спекуляций. Например, в своё время активно шло обсуждение на тему того, не следует ли приравнять к экспансивным высокоскоростные малокалиберные пули американского патрона 5,56х45 мм к винтовке M16, которые при попадании в цель фрагментировались и наносили ей тяжёлые повреждения, отчасти схожие с таковыми при попадании пули «дум-дум».[7]

В результате этих обсуждений в 1979 году на Международной конференции ООН по запрещению или ограничению применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющих неизбирательное действие, была принята резолюция, в которой содержалась просьба к правительствам всех стран проявлять осторожность при разработке систем малокалиберного оружия, а также — обращение к специалистам по раневой баллистике с настоятельной рекомендацией о необходимости разработки стандартизованной международной методики оценки и контроля баллистических параметров и повреждающего эффекта высокоскоростных и малокалиберных пуль.[7]

Впрочем, вскоре аналогичные обвинения последовали уже в адрес нового советского патрона 5,45х39 мм после его применения в Афганской войне, хотя его пули и не фрагментируются в раневом канале, а лишь «кувыркаются» благодаря малой устойчивости (впрочем, в определённой степени такое поведение характерно вообще для любой продолговатой пули). Чётких критериев относительно соответствия нормам Гаагской конвенции для таких боесприпасов не установлено до сих пор.

Также большие вопросы вызывает использование в военных целях дробовых ружей, так как снаряжаемые свинцовой дробью или картечью патроны для них вполне могут быть приравнены к экспансивным боеприпасам с деформирующимися безоболочечными пулями.[8]

Запрет на использование экспансивных пуль распространяется только на регулярные армии. Данный тип боеприпасов широко используется полицейскими органами, на охоте и для самообороны из-за сниженного риска рикошета и большой останавливающей способности при стрельбе по живой незащищённой цели и во многих странах находится в свободной продаже наравне с остальными типами пуль.

См. также

Источники и примечания

  1. ↑ Буква J в обозначении указывает на наличие у пули оболочки из более твёрдого металла (англ. jacket).
  2. ↑ 1 2 Ogden, H. J. Daily news, June 1, 1900: Poisoned and Explosive Bullets? Bullets — Expansive and Explosive // The war against the Dutch republics in South Africa: its origin, progress, and results  (англ.). — Manchester: The National reform union, 1901. — P. 145. — 344 p.
  3. ↑ Davies, L. G. [http://www.bmj.com/content/2/1877/local/admin.pdf The Military Bullet  (англ.)] // British Medical Journal : Periodical. — 1896. — Вып. Dec. 19. — С. 1810.
  4. ↑ Speech of Lord G. Hamilton // The Parliamentary Debates (Authorised Edition), Fourth Series. Commencing with the Fifth Session of the Twenty-Sixth Parliament of the United Kingdom of Great Britain and Ireland / Published under the superintendence of T. C. Hansard. — London: Reuter's Telegram Co, 1899. — P. dxiii.
  5. ↑ Parliamentary Debates: Senate and House of Representatives author=India Parliament, New South Wales Parliament, Australia Parliament, Legislative Council, Parliament, Victoria. — Commonwealth Govt. Printer., 1903. — P. 4227. «In the dum-dum bullet the jacket ends by leaving a small piece of the core uncovered. The effect of this modification is to produce a certain extension or convexity of the point, and to give a force more pronounced than that of a bullet which is completely jacketed, at the same time, however, less effective than that of the Enfield, Snider, or Martini bullets, all of which have greater calibre.»
  6. ↑ [http://www.shooting-ua.com/arm-books/arm_book_111.htm Виды боевых типов пуль, или как устроена дура.]
  7. ↑ 1 2 [http://www.sinopa.ee/sor/bp001/bp01raz/01raz/bp001.htm Пуля — дура ?]
  8. ↑ Dmitrieff, George. Submachine Gun Designer’s Handbook. Desert Publications, Washington, 1981.

Напишите отзыв о статье "Экспансивная пуля"

Отрывок, характеризующий Экспансивная пуля

– Тебе правда нравится? А хочешь, чтобы так и осталось? Человек только кивнул, не в состоянии произнести ни слова. Я даже не пыталась представить, какое счастье он должен был испытать, после того чёрного ужаса, в котором он ежедневно, и уже так долго, находился!.. – Спасибо тебе, милая... – тихо прошептал мужчина. – Только скажи, как же это может остаться?.. – О, это просто! Твой мир будет только здесь, в этой пещере, и, кроме тебя, его никто не увидит. И если ты не будешь отсюда уходить – он навсегда останется с тобой. Ну, а я буду к тебе приходить, чтобы проверить... Меня зовут Стелла. – Я не знаю, что и сказать за такое... Не заслужил я. Наверно неправильно это... Меня Светилом зовут. Да не очень-то много «света» пока принёс, как видите... – Ой, ничего, принесёшь ещё! – было видно, что малышка очень горда содеянным и прямо лопается от удовольствия. – Спасибо вам, милые... – Светило сидел, опустив свою гордую голову, и вдруг совершенно по-детски заплакал... – Ну, а как же другие, такие же?.. – тихо прошептала я Стелле в ушко. – Их ведь наверное очень много? Что же с ними делать? Ведь это не честно – помочь одному. Да и кто дал нам право судить о том, кто из них такой помощи достоин? Стеллино личико сразу нахмурилось... – Не знаю... Но я точно знаю, что это правильно. Если бы это было неправильно – у нас бы не получилось. Здесь другие законы... Вдруг меня осенило: – Погоди-ка, а как же наш Гарольд?!.. Ведь он был рыцарем, значит, он тоже убивал? Как же он сумел остаться там, на «верхнем этаже»?.. – Он заплатил за всё, что творил... Я спрашивала его об этом – он очень дорого заплатил... – смешно сморщив лобик, серьёзно ответила Стелла. – Чем – заплатил? – не поняла я. – Сущностью... – печально прошептала малышка. – Он отдал часть своей сущности за то, что при жизни творил. Но сущность у него была очень высокой, поэтому, даже отдав её часть, он всё ещё смог остаться «на верху». Но очень мало кто это может, только по-настоящему очень высоко развитые сущности. Обычно люди слишком много теряют, и уходят намного ниже, чем были изначально. Как Светило... Это было потрясающе... Значит, сотворив что-то плохое на Земле, люди теряли какую-то свою часть (вернее – часть своего эволюционного потенциала), и даже при этом, всё ещё должны были оставаться в том кошмарном ужасе, который звался – «нижний» Астрал... Да, за ошибки, и в правду, приходилось дорого платить... – Ну вот, теперь мы можем идти, – довольно помахав ручкой, прощебетала малышка. – До свидания, Светило! Я буду к тебе приходить! Мы двинулись дальше, а наш новый друг всё ещё сидел, застыв от неожиданного счастья, жадно впитывая в себя тепло и красоту созданного Стеллой мира, и окунаясь в него так глубоко, как делал бы умирающий, впитывающий вдруг вернувшуюся к нему жизнь, человек... – Да, это правильно, ты была абсолютно права!.. – задумчиво сказала я. Стелла сияла. Пребывая в самом «радужном» настроении мы только-только повернули к горам, как из туч внезапно вынырнула громадная, шипасто-когтистая тварь и кинулась прямо на нас... – Береги-и-сь! – взвизгнула Стела, а я только лишь успела увидеть два ряда острых, как бритва, зубов, и от сильного удара в спину, кубарем покатилась на землю... От охватившего нас дикого ужаса мы пулями неслись по широкой долине, даже не подумав о том, что могли бы быстренько уйти на другой «этаж»... У нас просто не было времени об этом подумать – мы слишком сильно перепугались. Тварь летела прямо над нами, громко щёлкая своим разинутым зубастым клювом, а мы мчались, насколько хватало сил, разбрызгивая в стороны мерзкие слизистые брызги, и мысленно моля, чтобы что-то другое вдруг заинтересовало эту жуткую «чудо-птицу»... Чувствовалось, что она намного быстрее и оторваться от неё у нас просто не было никаких шансов. Как на зло, поблизости не росло ни одно дерево, не было ни кустов, ни даже камней, за которыми можно было бы скрыться, только в дали виднелась зловещая чёрная скала. – Туда! – показывая пальчиком на ту же скалу, закричала Стелла. Но вдруг, неожиданно, прямо перед нами откуда-то появилось существо, от вида которого у нас буквально застыла в жилах кровь... Оно возникло как бы «прямо из воздуха» и было по-настоящему ужасающим... Огромную чёрную тушу сплошь покрывали длинные жёсткие волосы, делая его похожим на пузатого медведя, только этот «медведь» был ростом с трёхэтажный дом... Бугристая голова чудовища «венчалась» двумя огромными изогнутыми рогами, а жуткую пасть украшала пара невероятно длинных, острых как ножи клыков, только посмотрев на которые, с перепугу подкашивались ноги... И тут, несказанно нас удивив, монстр легко подпрыгнул вверх и....подцепил летящую «гадость» на один из своих огромных клыков... Мы ошарашено застыли. – Бежим!!! – завизжала Стелла. – Бежим, пока он «занят»!.. И мы уже готовы были снова нестись без оглядки, как вдруг за нашими спинами прозвучал тоненький голосок: – Девочки, постойте!!! Не надо убегать!.. Дин спас вас, он не враг! Мы резко обернулись – сзади стояла крохотная, очень красивая черноглазая девочка... и спокойно гладила подошедшее к ней чудовище!.. У нас от удивления глаза полезли на лоб... Это было невероятно! Уж точно – это был день сюрпризов!.. Девочка, глядя на нас, приветливо улыбалась, совершенно не боясь рядом стоящего мохнатого чудища. – Пожалуйста, не бойтесь его. Он очень добрый. Мы увидели, что за вами гналась Овара и решили помочь. Дин молодчина, успел вовремя. Правда, мой хороший? «Хороший» заурчал, что прозвучало как лёгкое землетрясение и, нагнув голову, лизнул девочку в лицо. – А кто такая Овара, и почему она на нас напала? – спросила я. – Она нападает на всех, она – хищник. И очень опасна, – спокойно ответила девчушка. – А можно спросить, что вы здесь делаете? Вы ведь не отсюда, девочки? – Нет, не отсюда. Мы просто гуляли. Но такой же вопрос к тебе – а, что ты здесь делаешь? Я к маме хожу... – погрустнела малышка. – Мы умерли вместе, но почему-то она попала сюда. И вот теперь я живу здесь, но я ей этого не говорю, потому что она никогда с этим не согласится. Она думает, что я только прихожу... – А не лучше ли и вправду только приходить? Здесь ведь так ужасно!.. – передёрнула плечиками Стелла. – Я не могу её оставить здесь одну, я за ней смотрю, чтобы с ней ничего не случилось. И вот Дин со мной... Он мне помогает. Я просто не могла этому поверить... Эта малюсенькая храбрая девчушка добровольно ушла со своего красивого и доброго «этажа», чтобы жить в этом холодном, ужасном и чужом мире, защищая свою, чем-то сильно «провинившуюся», мать! Не много, думаю, нашлось бы столь храбрых и самоотверженных (даже взрослых!) людей, которые решились бы на подобный подвиг... И я тут же подумала – может, она просто не понимала, на что собиралась себя обречь?! – А как давно ты здесь, девочка, если не секрет? – Недавно... – грустно ответила, теребя пальчиками чёрный локон своих кудрявых волос, черноглазая малышка. – Я попала в такой красивый мир, когда умерла!.. Он был таким добрым и светлым!.. А потом я увидела, что мамы со мной нет и кинулась её искать. Сначала было так страшно! Её почему-то нигде не было... И вот тогда я провалилась в этот ужасный мир... И тут её нашла. Мне было так жутко здесь... Так одиноко... Мама велела мне уходить, даже ругала. Но я не могу её оставить... Теперь у меня появился друг, мой добрый Дин, и я уже могу здесь как-то существовать. Её «добрый друг» опять зарычал, от чего у нас со Стеллой поползли огромные «нижнеастральные» мурашки... Собравшись, я попыталась немного успокоиться, и начала присматриваться к этому мохнатому чуду... А он, сразу же почувствовав, что на него обратили внимание, жутко оскалил свою клыкастую пасть... Я отскочила. – Ой, не бойтесь пожалуйста! Это он вам улыбается, – «успокоила» девчушка. Да уж... От такой улыбки быстро бегать научишься... – про себя подумала я. – А как же случилось, что ты с ним подружилась? – спросила Стелла. – Когда я только сюда пришла, мне было очень страшно, особенно, когда нападали такие чудища, как на вас сегодня. И вот однажды, когда я уже чуть не погибла, Дин спас меня от целой кучи жутких летающих «птиц». Я его тоже испугалась вначале, но потом поняла, какое у него золотое сердце... Он самый лучший друг! У меня таких никогда не было, даже когда я жила на Земле. – А как же ты к нему так быстро привыкла? У него внешность ведь не совсем, скажем так, привычная... – А я поняла здесь одну очень простую истину, которую на Земле почему-то и не замечала – внешность не имеет значения, если у человека или существа доброе сердце... Моя мама была очень красивой, но временами и очень злой тоже. И тогда вся её красота куда-то пропадала... А Дин, хоть и страшный, но зато, всегда очень добрый, и всегда меня защищает, я чувствую его добро и не боюсь ничего. А к внешности можно привыкнуть... – А ты знаешь, что ты будешь здесь очень долго, намного дольше, чем люди живут на Земле? Неужели ты хочешь здесь остаться?.. – Здесь моя мама, значит, я должна ей помочь. А когда она «уйдёт», чтобы снова жить на Земле – я тоже уйду... Туда, где добра побольше. В этом страшном мире и люди очень странные – как будто они и не живут вообще. Почему так? Вы что-то об этом знаете? – А кто тебе сказал, что твоя мама уйдёт, чтобы снова жить? – заинтересовалась Стелла. – Дин, конечно. Он многое знает, он ведь очень долго здесь живёт. А ещё он сказал, что когда мы (я и мама) снова будем жить, у нас семьи будут уже другие. И тогда у меня уже не будет этой мамы... Вот потому я и хочу с ней сейчас побыть. – А как ты с ним говоришь, со своим Дином? – спросила Стелла. – И почему ты не желаешь нам сказать своё имя? А ведь и правда – мы до сих пор не знали, как её зовут! И откуда она – тоже не знали... – Меня звали Мария... Но разве здесь это имеет значение? – Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А как же с тобой общаться? Вот когда уйдёшь – там тебе новое имя нарекут, а пока ты здесь, придётся жить со старым. А ты здесь с кем-то ещё говорила, девочка Мария? – по привычке перескакивая с темы на тему, спросила Стелла. – Да, общалась... – неуверенно произнесла малышка. – Но они здесь такие странные. И такие несчастные... Почему они такие несчастные? – А разве то, что ты здесь видишь, располагает к счастью? – удивилась её вопросу я. – Даже сама здешняя «реальность», заранее убивает любые надежды!.. Как же здесь можно быть счастливым? – Не знаю. Когда я с мамой, мне кажется, я и здесь могла бы быть счастливой... Правда, здесь очень страшно, и ей здесь очень не нравится... Когда я сказала, что согласна с ней остаться, она на меня сильно накричала и сказала, что я её «безмозглое несчастье»... Но я не обижаюсь... Я знаю, что ей просто страшно. Так же, как и мне... – Возможно, она просто хотела тебя уберечь от твоего «экстремального» решения, и хотела, только лишь, чтобы ты пошла обратно на свой «этаж»? – осторожно, чтобы не обидеть, спросила Стелла. – Нет, конечно же... Но спасибо вам за хорошие слова. Мама часто называла меня не совсем хорошими именами, даже на Земле... Но я знаю, что это не со злости. Она просто была несчастной оттого, что я родилась, и часто мне говорила, что я разрушила ей жизнь. Но это ведь не была моя вина, правда же? Я всегда старалась сделать её счастливой, но почему-то мне это не очень-то удавалось... А папы у меня никогда не было. – Мария была очень печальной, и голосок у неё дрожал, как будто она вот-вот заплачет. Мы со Стеллой переглянулись, и я была почти уверенна, что её посетили схожие мысли... Мне уже сейчас очень не нравилась эта избалованная, эгоистичная «мама», которая вместо того, чтобы самой беспокоиться о своём ребёнке, его же героическую жертву совершенно не понимала и, в придачу, ещё больно обижала. – А вот Дин говорит, что я хорошая, и что я делаю его очень счастливым! – уже веселее пролепетала малышка. – И он хочет со мной дружить. А другие, кого я здесь встречала, очень холодные и безразличные, а иногда даже и злые... Особенно те, у кого монстры прицеплены... – Монстры – что?.. – не поняли мы. – Ну, у них страшенные чудища на спинах сидят, и говорят им, что они должны делать. А если те не слушают – чудища над ними страшно издеваются... Я попробовала поговорить с ними, но эти монстры не разрешают. Мы абсолютно ничего из этого «объяснения» не поняли, но сам факт, что какие-то астральные существа истязают людей, не мог остаться нами не «исследованным», поэтому, мы тут же её спросили, как мы можем это удивительное явление увидеть. – О, да везде! Особенно у «чёрной горы». Во-он там, за деревьями. Хотите, мы тоже с вами пойдём? – Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла. Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее... И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин...

o-ili-v.ru