Летчик Виктор Беленко: обыкновенное предательство. Беленко летчик


ПРЕДАТЕЛЬ БЕЛЕНКО ЖИВЁТ В КАЛИФОРНИИ ЕМУ 71 ГОД: d_r_agon

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ:

Виктор Иванович Беленко(род. 15.02.1947).Родился в Нальчике в рабочей семье.После развода родителей в двухлетнем возрасте был оставлен матерью и воспитывался у родственников,а затем — у отца с мачехой.В 1965 окончил среднюю школу с серебряной медалью.В 1967-ом Беленко поступил в Армавирское высшее военное авиационное училище лётчиков,окончил в 1971-ом.Лётчик-инструктор в Ставропольском высшем военном авиаучилище.Виктор характеризовался как отличный офицер.Член КПСС.Избирался членом комсомольского и партийного бюро.В 1975 году переведён на Дальний Восток(по его желанию).В должности старшего лётчика летал на истребителе-перехватчике МиГ-25П.

У Беленко имелись основания быть недовольным своим служебным положением.Срок выслуги в воинском звании старший лейтенант у него окончился 10 января 1976 года,однако до сентября звание капитан по нерасторопности командования он не получил(массовое присвоение очередных званий советским военнослужащим происходило либо ко Дню СА и ВМФ в феврале,либо ко Дню ВОСР в ноябре).Обещанная должность начальника штаба эскадрильи давала ему право на поступление в академию,куда он очень стремился.

6 сентября 1976 года в 6:45 Беленко вылетел с аэродрома Соколовка для выполнения полётного упражнения.После отрыва от напарника по учебному полёту,Беленко снизился до высоты примерно 30 метров,что позволило ему избежать обнаружения как советскими,так и японскими радарами.В 9:15 японское радио передало,что самолёт МиГ-25П совершил посадку в аэропорту Хакодате(остров Хоккайдо).Остаток дня 6 и ночь с 6 на 7 сентября наверняка навсегда запомнились японским ПВОшникам: истребители сил самообороны 143 раза поднимались в воздух на перехват советских самолетов,стаями летавших вблизи о. Хоккайдо.Впоследствии японскими властями было сделано официальное уведомление,что Беленко попросил политического убежища.Японцы отказали.9 сентября он был вывезен в США.Самолёт был разобран,подвергнут детальному изучению японскими и американскими специалистами и возвращён в СССР 15.11.1976 года(Беленко протестовал против возвращения самолёта,советуя американцам оставить его для изучения ещё на пару лет).Был снова собран,но к полётам не допущен и использовался в качестве учебного пособия.

28 сентября 1976 года ТАСС распространило пресс-релиз с текстом официальной реакции МИД СССР по поводу инцидента, где утверждалось,что Беленко совершил «вынужденную» посадку,был «вывезен» в США против своей воли.Посадка Беленко описывалась как сделанная «при невыясненных обстоятельствах»,публикации в западной прессе о том,что перелёт Беленко был преднамеренным назывались «кампанией пропаганды»,предположения что полёт Беленко был побегом,названы лживыми,офиц. представитель МИД СССР Л. В. Крылов заявил:«Всё это ложь,от начала и до конца».

Беленко сам был удивлён своей осведомлённостью:«Я никогда не задумывался над тем,что я так много знаю».Через три месяца его пребывания в США сотрудники разведслужб говорили о том,что им потребуется не несколько месяцев,а как минимум ещё год на общение с Беленко для сбора всей интересующей их информации,настолько ценным кадром он оказался для них.

Были изучены и вскрыты перегибы в действиях партийно-должностной элиты,принявшие к тому времени систематический характер и массовость.Например, равнодушие к жизни честно выполняющих свой долг офицеров на фоне личных карьерных мотивов(в частности,превращение выходных дней подчинённых в рабочие с целью быстро выделиться видимыми результатами).К дисциплинарной ответственности были привлечены лица из числа старших и высших офицеров ПВО,которые были признаны ответственными за побег комиссией,проводившей расследование.Военной коллегией Верховного суда СССР гражданин Беленко Виктор Иванович 1947 года рождения заочно осуждён по статье 64 УК РСФСР(«Измена родине»)и приговорён к высшей мере наказания—расстрелу.

Советское руководство пыталось осуществить нажим на Японию, угрожая в случае невозврата пилота вместе с самолётом прервать в одностороннем порядке выполнение им договорных обязательств по двусторонним внешнеторговым соглашениям,в частности,закрыть доступ для японских инвестиций в советскую экономику,прекратить японское участие в строительстве предприятий советской промышленности,обмене технологиями ядерной энергетики... Это сразу отразилось на инвестиционном климате.Экономические последствия возникшей напряжённости(и убытки СССР из-за позиции занятой советским руководством)ещё длительное время давали о себе знать в советско-японской торговле.Но несмотря на целый ряд недружественных шагов со стороны советского руководства,японцы всячески стремились к сохранению партнёрских отношений с СССР.

Возвращая самолёт в СССР, Япония выставила счёт в $40 тыс. за организацию непредусмотренной стоянки иностранного самолёта в японском аэропорту и другие расходы.Счёт советской стороной оплачен не был.(из Википедии)

Садовникову(агенту КГБ под дипломатическим прикрытием) разрешили с ним встретиться.Он сказал перебежчику:«Правительство знает,что вы сбились с курса,вас заставили совершить посадку,а затем применили наркотики.Я пришел, чтобы помочь вам вернуться домой к любимым жене и сыну».Летчик его прервал:«Не нужно меня агитировать.Я прилетел в Японию добровольно».Когда Беленко уводили,Садовников шепотом произнес:«У нас предателей не любят.Рано или поздно мы тебя найдем».Через некоторое время в советской печати появилась информация о гибели перебежчика в автокатастрофе.

В США Беленко вначале преподавал в военной академии, затем занялся бизнесом. За океаном Беленко женился повторно,родилось трое детей.Сейчас Виктор Иванович живет один.(Игорь Осипчук,«ФАКТЫ»)

В одном из интервью он рассказал о своих первых впечатлениях об Америке:«Первое посещение супермаркета происходило под присмотром людей из ЦРУ,и я думал,что это была инсценировка.Я не верил,что этот магазин может быть настоящим.Мне казалось, что раз я необычный гость,то они могли меня разыграть.Ведь это было такое красивое просторное здание с невероятным количеством товаров и БЕЗ ОЧЕРЕДЕЙ!!!В России везде длинные очереди.Впоследствии я понял, что супермаркет настоящий.

В России трудно было найти хорошие консервы,я ежедневно покупал самые разные консервированные продукты.Однажды приобрел с виду обычную баночку и поджарил ее содержимое с картошкой,луком и чесноком—получилось вкусно.Наутро приятели сказали мне,что я съел куриные консервы для кошек.Но они были вкусными!Они были лучше консервов для

людей,которые и сегодня делают в России!».Беленко рассказал журналистам,что приезжал в 1995 году в Россию.И это несмотря на то,что в бытность Советского Союза его приговорили к высшей мере наказания.

Для деятелей советского искусства и эстрады побег Беленко надолго закрыл дорогу в Японию.У советских музыкальных коллективов сорвались гастроли в Японии,даже у тех из них, которые уже получили советские выездные и японские въездные визы и буквально «сидели на чемоданах»,гастроли были отменены без разъяснения причин начальниками советской эстрады.

Лето и осень 1976 года выдались насыщенными разнообразными авиационными инцидентами для СССР и стран социалистической ориентации, куда недавно прибыли советские самолёты.14 июня лётчик ВВС Сирии флайт-лейтенант Махмуд Муслех Ясин перелетел на своём МиГ-23 в Ирак,а 17 июлядругой сирийский лётчик,прославленный герой Войны Судного дня капитан Абдул Кадар аль-Терманини сбежал туда же на МиГ-21.Через семнадцать дней после успешного побега Беленко сбежал на самолёте Ан-2 в Иран лейтенант запаса Валентин Зосимов.В «Нью-Йорк Таймс» сентябрь 1976 года был назван «национальным месяцем бегства» из СССР.(Википедия).

Расследованием дела перебежчика занималась специальная группа КГБ. В процессе выяснения обстоятельств предательства было опрошено более 150 сослуживцев, приятелей, родственников, в том числе и супруга, которая осталась в СССР.В результате выяснилось,что Беленко интересовался западным уровнем жизни.В одной из бесед он сказал,что в Америке нагрузка у военных летчиков меньше,а условия службы и оплата лучше, чем у советских.Жена Беленко:муж осуждал летчика-перебежчика Сафронова,угнавшего самолет в Иран и запрещал ей вести переписку с проживающей в Италии подругой.Версия о том, что советского пилота завербовали заранее,не подтвердилась. Западные и японские СМИ раздували эту теорию для пропагандистских целей.Метеоусловия были простыми,Беленко был квалифицированным пилотом и всегда мог сориентироваться по солнцу или береговой линии.Пилот держал прямой курс на японский остров Хоккайдо.Уйдя с учебной зоны,он снизился до 250 метров и так пролетел 130 километров,чтобы уйти от радиолокационных систем.

Из квартиры пропали его паспорт,дипломы,свидетельства и прочие документы.У предателя часто возникали конфликты с командованием на почве недовольства службой.Однажды он подал рапорт о нежелании служить под началом командиров,злоупотребляющих алкоголем.

Не устраивало Виктора и его карьера.Срок выслуги в звании старшего лейтенанта у него истек еще зимой,звания капитана из-за халатности командования он так и не получил.Не получалось поступить и в академию,куда Беленко очень стремился.С июля месяца сослуживцы заметили нервозность и вспыльчивость Виктора,перед последним вылетом он был бледен,его руки тряслись.Следствие пришло к выводу,что пилот Беленко совершил предательство в корыстных целях.Он знал, что западные страны с радостью примут не только пилота,но и его боевую машину,самый современный на то время МиГ-25,прозванный американцами «Летучей лисицей».Самолет был «билетом» Беленко в новую жизнь.В СССР пилот был обвинен в измене Родине и ему заочно вынесен приговор–расстрел.

Ни по одному советскому самолету не имелась столь противоречивая информация,и ни один наш самолет,кроме МиГ-25. не получал прозвище«НЕСБИВАЕМЫЙ».О полетах МиГов над Израилем писалось много раз.В свое время в МАИ ходили легенды о полетах МнГ-25 над Западной Европой.В библиотеке ЦАГИ отыскался номер журнала «Флайт»от 10.04.1976 со статьей«МиГ-25 над Британией».

В Японии уже никто не помнит русского летчика,предавшего Родину.Режиссер Акиро Мицумори по заказу канала Nexus снял о нем фильм.Знания, которыми обладал советский пилот, оказались очень ценными для американских специалистов и они несколько лет вплотную с ним работали.За короткий срок перебежчик получил гражданство и натурализовался.Беленко преподавал в одной из американских военных академий и консультировал авиастроительные компании.На основе его рукописи была даже написана книга.После того, как его теоретические знания устарели,советский перебежчик читал лекции об СССР.Однако с развалом геополитического противника эта информация в штатах уже никого не интересовала.В 90-х пытался заниматься бизнесом.

Беленко быстро забыл свою русскую супругу и женился на американке.В США у него родилось трое детей,после развода дом остался жене.На момент съемок Виктору Беленко было 69 лет, он жил в съемном номере отеля и имел вид неустроенного в жизни человека.Советское удостоверение личности перебежчика и сегодня,как трофей,хранится в музее ЦРУ.(Александр Бражник)

После того как МИГ-25П был поневоле рассекречен,с него были сняты экспортные ограничения.Тут же этим воспользовался Ирак и закупил 20 самолетов.Сирия пошла дальше и приобрела 30 машин,не отстал и Алжир.“Стимулировал” Беленко и создание еще более совершенного МИГ-25ПД(перехватчик доработанный).В 1978-ом авиазавод в Горьком освоил выпуск этих машин.На них стоял новый локатор,вооружение пополнилось ракетами,был установлен теплопеленгатор,который позволял обнаруживать скрытые цели на земле.Худа без добра не бывает!

d-r-agon.livejournal.com

Летчик Виктор Беленко: обыкновенное предательство

История с предательским угоном в Японию летчиком Виктором Беленко советского сверхсекретного истребителя МИГ-25 в свое время произвела большую шумиху в средствах массовой информации по всему миру.

Этот самолет впервые был продемонстрирован в 1967 году и сразу вызвал фурор и массу слухов. Появились сообщения о том, что корпус самолета целиком изготовлен из титана. Столь крепкая конструкция фюзеляжа при имеющихся мощнейших двигателях должна была позволять достижения невиданных по тем временам скоростей. Самолет получил прозвище «Несбиваемый». Активно муссировались слухи о том, что МИГи регулярно совершают разведывательные полеты над территорией стран НАТО. Интересно, что такая шумиха в первую очередь была выгодна военно-промышленным корпорациям США. Напуганное американское правительство возобновило, в частности, ранее свернутые программы разработки новых истребителей. Но вернемся непосредственно к угону самолета. 6 сентября 1976 года звено советских истребителей вылетело для выполнения учебно-боевых упражнений с аэродрома Соколовка, находящегося в двухстах километрах от Владивостока. Вскоре самолет с бортовым номером 31, покинув строй, резко набрал высоту, а после начал пикировать в море. Самолет пропал с радаров ПВО, и некоторое время считалось, что пилот погиб в связи с неисправностью самолета. Сам же пилот, член парткома первичной организации КПСС, старший лейтенант Виктор Беленко в это время, на сверхмалой высоте, почти прижимаясь к морской поверхности, гнал свою крылатую машину в направлении враждебной Японии. Самолет был обнаружен японскими силами ПВО, и на его перехват было поднято два «Фантома». Однако Беленко совершил сложный маневр и исчез с экранов на этот раз японских радаров. Около девяти часов утра самолет появился над взлетно-посадочной полосой гражданского аэропорта Хакодате. После двух заходов над ВПП он совершил посадку, при этом пилот не сумел вписаться в бетонку и, съехав с нее, еще 200 метров катился по грунту. Сбежавшихся служащих аэропорта пилот отпугивал, постреливая из пистолета в воздух. А от администрации потребовал немедленно закрыть самолет брезентом в целях конспирации. Однако уже в 9-15 японское радио сообщило об этом факте, и скрыть происшедшее не удалось. Пилот сразу же попросил политического убежища в США. Правительство же СССР в свою очередь потребовало немедленного возврата пилота и самолета. Однако японцы нашли выход из этого сложного положения. Они возбудили уголовное дело против Беленко за незаконное пересечение границы, и объявили самолет вещественным доказательством. Японские специалисты с привлечением иностранных, естественно американских, экспертов немедленно приступили к изучению «вещественного доказательства». Самолет был переправлен в ангар и разобран, что называется, по винтику. Первое, что вызвало серьезное удивление – это, как оказалось, весьма незначительное использование титана в его конструкции. Самолет с таким весом не мог набирать скорость, превосходящую звуковую в три раза (3 max). Однако и 2,8 mах, которые он достигал, было очень хорошим показателем. Электронная «начинка» самолета была выполнена на вакуумных лампах и западным экспертам показалась «допотопной». В качестве сравнения со своей техникой они использовали сравнение между радиолой и граммофоном. И, тем не менее, все эксперты вынуждены были признать, что перед ними лучший в мире, на тот момент, высотный перехватчик. Причем самым важным было то, что высочайшие тактико-технические характеристики были достигнуты при очень простой конструкции, позволяющей легко обслуживать самолет. Система же управления позволяла его пилотировать даже летчикам не самой высокой квалификации. Гражданский аэропорт Хакодате не мог предоставить «экспертам» из ЦРУ достаточного технического оборудования. Поэтому было принято решение о его транспортировке на военную базу Хякари. Так как японские самолеты не могли нести такой груз, МИГ-25 с демонтированными крыльями и хвостовым оперением был погружен в американский транспортник С-5А. Перелет осуществлялся под прикрытием четырнадцати новейших американских истребителей. «Эксперты» вполне допускали, что при транспортировке самолет может быть сбит. При проведении исследований отбирались образцы материалов от металлов разных конструкций вплоть до изоляции электрических проводов. Таким образом, дальнейшие полеты на этом самолете стали невозможны. При решении о возвращении самолета СССР была согласована его доставка морем. Так как японское правительство обязалось выплатить компенсацию за порчу самолета, его техническое состояние должны были оценивать советские эксперты. На проведение этих исследований отводилось всего один световой день. Японцы, озабоченные «сохранностью» самолета, тщательно упаковали его в тринадцать контейнеров из отличного дерева, собранных при помощи огромного количества различных болтов и шурупов, которые плохо демонтировались. Однако советские специалисты быстренько всю разнесли упаковку в щепки. При исследовании выяснилось, что пропали практически все электронные блоки, том числе и система опознавания «свой - чужой». Общий счет за нанесенный ущерб составил 11 миллионов долларов. Японцы ответили жалкими сорока тысячами за поврежденные Беленко антенны аэропорта. Доставленный в СССР самолет некоторое время использовался в качестве учебного пособия в Даугавпилсском высшем авиационном училище имени Яна Фабрициуса. Проведенное в СССР расследование причин побега летчика Беленко показало, что к предательству его подтолкнуло в немалой степени бездушное отношение командиров. Пилот долгое время служил инструктором в военном училище, хотя мечтал о боевой службе. Присвоение очередного воинского звания и назначение на вышестоящею должность без видимых причин были задержаны. Хотя и был выявлен ряд странных особенностей. Беленко ни разу не встречался с родственниками после окончания военного училища, отпуска проводил в маленьких северных городках, причем ничего об отпусках никогда не рассказывал. При обысках нигде не были найдены не только его личные документы, но и ни одной детской фотографии Виктора. Что явно указывает на то, что к побегу он готовился если и не под руководством крепких ребят из ЦРУ, то уж точно по криминальным романам, бывшим на тот момент в большом дефиците. Дальнейшая жизнь предателя Родины сложилось в целом неплохо. Советская пресса дважды хоронила его, но он продолжает существовать и поныне. Некоторое время преподавал в академии ВВС США, издал книгу, сейчас занимается бизнесом. В США, бросивший в СССР жену с ребенком, женился вторично, завел троих детей и оставил жене при разводе дом. Сейчас живет один и скитается по мотелям. Смертный приговор, вынесенный ему заочно, до сих пор не отменен. Добро пожаловать в Россию, Виктор свет Иванович!

repin.info

Беленко, Виктор Иванович - Gpedia, Your Encyclopedia

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Беленко.

Виктор Иванович Беленко (род. 15 февраля 1947, Нальчик) — советский лётчик-перебежчик. 6 сентября 1976 года перелетел в Японию на перехватчике МиГ-25П и передал иностранным властям самолёт со множеством секретной на тот момент аппаратуры на борту. Получил политическое убежище в США, а позже американское гражданство.

Биография

Ранние годы

Родился в Нальчике в рабочей семье. После развода родителей в двухлетнем возрасте был оставлен матерью и воспитывался у родственников, а затем — у отца с мачехой. В 1965 окончил среднюю школу с серебряной медалью. До призыва в армию работал на предприятиях Омска и посещал вечернюю школу, где получил направление на учёбу в лётном училище. В течение одного семестра учился в Омском мединституте, одновременно занимался в аэроклубе ДОСААФ.

Служба в Вооружённых Силах

В 1967 году Беленко поступил в Армавирское высшее военное авиационное училище лётчиков, которое окончил в 1971 году. Был направлен на службу лётчиком-инструктором в Ставропольское высшее военное авиационное училище лётчиков и штурманов. В служебных характеристиках и аттестациях на всём протяжении службы в армии характеризовался положительно. Член КПСС. Избирался членом комсомольского и партийного бюро. В 1975 году переведён на Дальний Восток (по его желанию) и получил назначение в 530-й истребительный авиационный полк 11-й отдельной армии ПВО (Чугуевский район Приморского края[2]). В должности старшего лётчика летал на истребителе-перехватчике МиГ-25П.

Побег

6 сентября 1976 года в 6:45 Беленко вылетел с аэродрома Соколовка (возле села Соколовка, рядом с райцентром Чугуевка) для выполнения полётного упражнения[К 1]. В 9:15 японское радио передало, что самолёт МиГ-25П (бортовой номер «31»), пилотируемый советским лётчиком Беленко, совершил посадку в аэропорту Хакодате (остров Хоккайдо). Впоследствии японскими властями было сделано официальное уведомление, что Беленко попросил политического убежища. 9 сентября он был вывезен в США. Самолёт был разобран, подвергнут детальному изучению японскими и американскими специалистами и возвращён в СССР 15 ноября 1976 года (Беленко протестовал против возвращения самолёта, советуя американцам оставить его для изучения ещё на пару лет).[4] Был снова собран, но к полётам не допущен и использовался в качестве учебного пособия в Даугавпилсском высшем военном авиационном инженерном училище ПВО им. Яна Фабрициуса.

Полёт

После отрыва от напарника по учебному полёту, Беленко снизился до высоты примерно 30 метров, что позволило ему избежать обнаружения как советскими, так и японскими радарами. Углубившись в воздушное пространство Японии, Беленко поднялся на высоту около 6000 м и был засечён японскими средствами ПВО; связаться с Беленко японцам не удалось, поскольку рация МиГ-25 была настроена на другую частоту. На перехват неизвестного нарушителя были подняты истребители, однако к моменту их появления Беленко вновь снизился и пропал с радаров[1]. Беленко планировал совершить посадку на авиабазе Титосе, но из-за недостатка топлива был вынужден садиться на ближайшем аэродроме, которым оказался Хакодате[1].

Из-за недостаточной длины ВПП Хакодате МиГ-25 выкатился за пределы полосы и приблизился к границе территории аэропорта. Выбравшись из кабины, Беленко произвел два предупредительных выстрела из пистолета — автомобилисты на близлежащей автостраде фотографировали происходящее[1].

Реакция властей
Аэропорт Хакодате с воздуха, 1976 год

28 сентября 1976 года в 12:05 по московскому времени ТАСС распространило пресс-релиз с текстом официальной реакции МИД СССР по поводу инцидента, где утверждалось, что, во-первых, В. И. Беленко совершил «вынужденную» посадку на аэродроме Хакодате, во-вторых, он был «вывезен» в США против своей воли, в-третьих, действия японской стороны в отношении как самолёта, так и пилота нельзя квалифицировать иначе как «недружественными» по отношению к СССР и «противоречащими нормам международного права»[5]. Двадцатью минутами позже вышел уточняющий материал ТАСС, в котором посадка Беленко в Хакодате описывалась как сделанная «при невыясненных обстоятельствах», публикации в западной прессе о том, что перелёт Беленко был преднамеренным, а не вынужденным, назывались «кампанией пропаганды», предположения на тему, что полёт Беленко, по всей вероятности, был побегом, названы «лживыми», официальный представитель МИД СССР Л. В. Крылов заявил: «Всё это ложь, от начала и до конца». Также Крылов заявил о том, что многочисленные требования СССР о встрече советских дипломатов с Беленко встречали отказ японской стороны без объяснения причин, а когда они наконец устроили такую встречу 9 сентября, то сделали всё, чтобы помешать советскому представителю побеседовать с Беленко наедине[6].

28 сентября в Москве состоялась пресс-конференция, на которую были привезены жена пилота и его мачеха , которые слёзно просили его вернуться, жена, в частности, заявила журналистам, что он «будет помилован, даже если допустил ошибку». В подтверждение этого представитель МИД СССР Л. В. Крылов сообщил, что «соответствующие официальные гарантии были даны компетентными советскими органами», назвав действия американских властей «равнозначными насильственному разделению семьи Беленко». Кроме того, и жена, и мачеха Беленко единогласно заявили, что он «патриот советской родины», назвав его «любящим мужем и сыном». Их заявления были растиражированы всеми официальными советскими печатными органами, а также по радио и телевизионным каналам СССР за рубежом в расчёте на то, что вести об этом дойдут до перебежчика. В тот же день советское правительство пригрозило Японии далеко идущими последствиями за несвоевременный возврат самолёта и начались переговоры между советской делегацией во главе с Министром иностранных дел СССР А. А. Громыко и Министром иностранных дел Японии Дзэнтаро Косакой. Громыко потребовал незамедлительного возврата самолёта и пилота (который к тому времени уже находился в США), на что Косака ответил, что японская сторона готова к переговорам о возвращении самолёта, для этого он попросил Посла СССР в Японии Д. С. Полянского связаться с МИД Японии. По состоянию на конец сентября, официальная версия инцидента в советской прессе не изменилась: «Старший лейтенант Беленко совершил вынужденную посадку на Хоккайдо из-за нехватки топлива, был преступно похищен японскими властями под диктовку Вашингтона». Между тем, ещё 19 сентября Директор Центральной разведки Джордж Буш-старший назвал инцидент «побегом» и «крупной разведывательной удачей», сообщив попутно, что работа сотрудников американской разведки с перебежчиком идёт успешно[7].

5 октября того же года Председатель Комитета палаты представителей по иностранным делам и Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе[en] Данте Фасцелл получил письмо за подписью жены и мачехи Беленко, в котором его просили оказать содействие в «возвращении Виктора домой»[8]. Письмо аналогичного содержания было направлено в тот же день на имя Президента США Джеральда Форда, где помимо прочего от имени этих двух женщин его просили помочь в установлении контакта с В. И. Беленко по телефону, но не для них, а для сотрудников Посольства СССР в США[9].

Расследование

В целях всестороннего изучения его личности были опрошены сто шестнадцать человек из числа родственников и сослуживцев. Собраны данные о состоянии здоровья, взаимоотношениях с командованием и в семье, морально-политических качествах, отношении к советской действительности. При этом данных об изменнических намерениях не поступало. Не было отмечено, чтобы он интересовался уровнем жизни на Западе, в частности американским.

Со слов жены, передач зарубежных радиостанций не слушал сам и не разрешал слушать ей. Запретил переписываться со школьной подругой, которая вышла замуж за иностранца и проживала в Италии.

Вместе с тем стало известно, что Беленко однажды высказал недовольство условиями жизни лётного состава, нерегламентированным рабочим днём, частой отменой выходных. При этом он говорил, что американские лётчики заняты по службе меньше. Не были подтверждены распространяемые на Западе предположения о том, что Беленко до побега был завербован американской разведкой.

Полученные в ходе оперативного расследования данные в своей совокупности не давали оснований полагать, что Беленко совершил перелёт за границу, руководствуясь корыстными побуждениями. О себе самом он впоследствии говорил, что ставил политические мотивы во главу угла.

Фрагмент интервью с Беленко относительно мотивов побега и его тогдашних рассуждениях о различии советского и американского общественно-политического строя

Aquote1.png Вопрос: Когда Вы были лётчиком-истребителем в [Советской] России, Вы, должно быть, жили лучше, чем обыкновенный рабочий. Что пробудило в Вас желание покинуть Россию, когда Вы ещё не знали, какие Вас ожидают условия жизни в США?

Беленко: Советская пропаганда в то время изображала вас [американцев] как дефективное гнилое общество, которое вот-вот развалится на куски, нет, уже развалилось, без каких-либо человеческих прав и так далее. Но у меня на уме были вопросы по этому поводу, сразу несколько.

Вопрос: Что заставило Вас усомниться [в системе]?

Беленко: Я человек очень практичный, «технарь». Предпочитаю быть в глуши в одиночестве со швейцарским ножом и спичками, нежели иметь с собой неподъёмные излишки и огромную толпу под боком. Когда тебе доверено очень высокотехнологичное оборудование, у тебя волей-неволей вырабатывается специфичное отношение к жизни, — справишься — живи и радуйся, «напортачишь» и умрёшь. Ты не можешь использовать идеологию для практических нужд или уподобиться американским юристам, которые своей риторикой могут выкрутиться из любой ситуации. Поэтому я засомневался в советской системе на основе своих технических знаний. Я сказал себе: Хорошо, раз в США так плохо, как же они отправили человека на Луну и обратно? Русские могли отправить людей на Луну только в один конец. Если в США настолько всё плохо, как у них выходит производить лучшие истребители в мире? Если США уже развалились, откуда у них столько нобелевских лауреатов, больше чем дало прогрессивное коммунистическое общество? Тогда я не мог задать эти вопросы кому-либо. Если бы я это сделал в то время, в конце 1960-х, я бы оказался в психиатрическом учреждении. Поэтому я сам сделал вывод, что Соединённые Штаты не так уж плохи.

Q: When you were a fighter pilot, in Russia, you must have been living better than the common worker. What made you want to leave Russia when you did not know what the conditions in the U.S. were really like?

Belenko: Soviet propaganda at that time portrayed you as a spoiled rotten society which has fallen apart, no human rights and so forth. But I had questions in my mind, a few of them.

Q: What made you question?

Belenko: Because I am very practical, technically oriented, person. I love to be in wilderness alone with Swiss army knife and matches rather than have a huge surplus and a huge crowd. When you’re around very sophisticated equipment you have this honest trait-do it right and enjoy, do it wrong and die. You cannot use ideology to survive, or be like American lawyers who can talk themselves out of any situation. So I questioned the Soviet system by using my technological knowledge. I said okay U.S. is so bad how come they send man on the moon and bring him back? (Russians could send men on the moon in only one way.) If U.S. is so bad how come they’re building best fighters in the world? If U.S. is fallen apart how come they have more Nobel Prize winners than progressive communist society? At same time I could not ask anyone those questions. If I had, at that time (in late 1960s), I would have ended up in mental institution. So I made my conclusion that U. S. is not that bad.

Aquote2.png

Допуск к полётам оказался лишь дополнительным стимулом к бегству за рубеж и определил его непосредственный способ. Приблизительно за год до побега у Беленко была беседа со случайным попутчиком, который поделился с ним вслух рассуждением, что американцы, вероятно, отдали бы кучу денег, чтобы заполучить в свои руки МиГ-25. Поначалу Виктор не придал разговору значения, но через несколько месяцев у него появился план. Его налёт на МиГ-25 перед побегом составил 30 лётных часов[4].

Версия вынужденной посадки
Наколенный планшет лётчика, НПЛ 1976 г. в музее ЦРУ

Глубокой проработке были подвергнуты вопросы, связанные с возможностью вынужденной посадки Беленко в Японии. Для этого имелись веские основания. Он имел достаточно высокую теоретическую подготовку и, как лётчик, достаточный уровень лётной тренированности на самолёте МиГ-25П, чтобы быть подвергнутым вынужденной посадке. Об этом говорит тот факт, что вылет осуществлялся из состава дежурных сил на перехват контрольной цели, следовавшей курсом в районе береговой черты (между Находкой и Владивостоком).

Версия побега

С другой стороны, заключения специалистов, объективные данные приборов, выводы о техническом состоянии систем и аппаратуры самолёта свидетельствовали о том, что вынужденная посадка МиГ-25П в Японии была маловероятной. Полёт совершался в простых метеоусловиях. Береговая линия со всех высот просматривалась отчётливо. Лётчик мог видеть солнце и ориентироваться по нему.

По заключению ГНИКИ ВВС, исследовавшего объективные данные системы автоматической регистрации параметров полёта (САРПП), возвращённой японцами вместе с самолётом, Беленко практически держал прямой курс на остров Хоккайдо и не делал никаких разворотов. Экспертизой подтверждено, что плёнка САРПП принадлежала его самолёту.

Кроме того, пользуясь разгильдяйством механика, Беленко заправил полные баки самолёта, вместо дозволенных половины, мотивируя, что полетает чуть дольше и чтобы дважды не заправляться.

Определённую роль сыграли просчёты в организации ПВО береговой линии и зон ответственности, закреплённых за частями и соединениями зенитно-ракетных войск, ввиду чего Беленко удалось успешно преодолеть опасный участок маршрута полёта, не заходя на длительное время в зону поражения советских ЗРК. Кроме того, формирование новой линии подчинённости радиолокационных и зенитных войск и связанная с этим бюрократия не позволили оперативно принять решение о ликвидации самолёта во время полёта. Самолёт, по утверждению начальника РЛС, исчез с экрана радара за сопкой. Через 15 секунд об этом было доложено командному составу. Далее по старшинству вплоть до Министра обороны СССР.

Системой САРПП также зарегистрировано, что Беленко ушёл из учебной зоны в сторону моря, резко снизившись до отметки менее 50 м. На этой высоте он летел над морской поверхностью от береговой черты СССР примерно 130 км. Такие действия пилота, по мнению специалистов, могли свидетельствовать о его стремлении уйти от радиолокационного сопровождения.

Личные документы Беленко (свидетельство лётчика-инструктора 1-го класса, аттестат зрелости, диплом об окончании военного училища, свидетельство о рождении) среди его вещей и у родственников не обнаружены, хотя, по сообщению жены, они находились в их квартире. В сообщении иностранной прессы отмечалось, что Беленко возвращены изъятые у него при задержании полицией документы, среди которых находится свидетельство о рождении. Можно полагать, что все эти документы Беленко взял с собой.

Возможные причины побега

Всестороннее изучение личности Беленко, его поведения на службе и в быту показало, что у него неоднократно складывались острые конфликтные ситуации с командованием. Так, в период службы в Ставропольском авиационном училище он выражал настойчивое желание уйти с инструкторской работы и в связи с этим изыскивал различные возможности для перевода в боевой полк. Однако эти попытки успеха не имели, так как командование, как правило, лётчиков-инструкторов из училища в войска не отпускало. По этой причине он стал проявлять недовольство и резко обострил отношения с командирами. В 1975 году обратился с рапортом к начальнику училища с просьбой уволить его из Советской Армии, мотивируя тем, что не желает служить с командирами, которые постоянно злоупотребляют спиртными напитками.

За первые полгода службы на новом месте Беленко зарекомендовал себя с положительной стороны, успешно прошёл курс переподготовки на новом для него типе самолёта МиГ-25П, был назначен исполняющим обязанности начальника штаба эскадрильи, избран заместителем секретаря партийного бюро эскадрильи. К служебным обязанностям относился добросовестно. Недовольства своим положением или неустроенностью не высказывал.

Примерно с июля 1976 года стали замечаться странности в его поведении. Он стал нервозным, взвинченным. Болезненно переживал задержку с присвоением очередного воинского звания капитан и назначением на обещанную при переводе должность начальника штаба эскадрильи.

6 сентября, несмотря на конфликтную ситуацию, он был включён в плановые полёты и прибыл на аэродром. Когда он направлялся к боевому самолёту для совершения полёта, один из лётчиков[кто именно?] обратил внимание, что Беленко был бледен, на лице и шее выступили красные пятна. После посадки в кабину, находясь в состоянии нервного возбуждения, дрожащими руками долго не мог присоединить фишку радиостанции и смог сделать это только с помощью техника[источник не указан 297 дней].

Материалы следствия свидетельствовали о том, что у Беленко действительно имелись основания быть недовольным своим служебным положением. Срок выслуги в воинском звании старший лейтенант у него окончился 10 января 1976 года, однако до сентября звание капитан из-за нерасторопности командования он не получил (обычно, массовое присвоение очередных званий советским военнослужащим происходило либо ко Дню СА и ВМФ в феврале, либо ко Дню Великой Октябрьской социалистической революции в ноябре). Обещанная должность начальника штаба эскадрильи давала ему право на поступление в академию, куда он очень стремился.

По словам Беленко, его вдохновил на побег прочитанный им ещё в детстве исторический роман «Спартак» Говарда Фаста[10].

Сам о причинах побега он сообщил следующее:

Фрагмент интервью с Беленко относительно причин бегства и обстоятельств, предшествовавших побегу

Aquote1.png Вопрос: Как долго Вы планировали свой побег, и что включало в себя планирование?

Беленко: Что касается эволюции моих взглядов и принятия решения бежать, я не могу назвать точного времени. Я принял это решение в связи с недовольством этой страной. Я старался изо всех сил. Я был одним из их лучших пилотов-истребителей. Когда я был молод, то был увлечён идеями социализма и коммунизма, — они были очень привлекательны, потому что сулили полную занятость, бесплатное образование, бесплатную медицинскую помощь, хорошую пенсию, бесплатный уход за детьми и так далее. Но позже я обнаружил, что эти идеи служили только коммунистической номенклатуре, а остальное население было фактически рабами. Я сделал вывод, что не могу изменить эту систему. Система настолько велика, что я не могу её изменить, как и существовать внутри неё нормальным человеком. Лучшим выходом для меня было «развестись» с этой системой. Я был лётчиком-истребителем, но это не имело никакого отношения к моему решению бежать. Если бы я не был лётчиком, я все равно нашёл бы способ убежать из этого концентрационного лагеря. Даже сегодня [1996], со всеми лозунгами и всеми свободами, эта страна по-прежнему остаётся закрытым обществом. Мне потребовалось длительное время, чтобы принять решение, но окончательное решение я принял за месяц до бегства, и когда его принял — был очень доволен собой! Я чувствовал, как шагаю на вершине облаков. Я чувствовал себя свободным. Но для достижения своей цели мне требовались хорошая погода в Японии и полные баки топлива, и потребовался месяц, чтобы свести вместе эти два компонента. В течение этого месяца я выполнял свои обязанности так хорошо, что мои командиры были готовы меня повысить. Но 6 сентября 1976 года все компоненты сложились в целое. Кстати, я не «крал» самолёт. У меня было диспетчерское разрешение на вылет. Я просто немного изменил план полёта в воздухе.

Q: How long did you plan your escape, and what did it involve?

Belenko: In terms of the evolution of my thoughts and making the conclusion to escape I do not have a precise time. I did make that decision based on my dissatisfaction with that country. I tried to do my best. I was one of their best fighter pilots. When I was young I was possessed by socialist and communist ideas which are very appealing because they promise full employment, free education, free medical care, good retirement, free child care, and so on. But later I discovered that those ideas were serving only a very small number of Communist nomenclatura, and the rest of the people were basically slaves. I made my conclusion that I could not change that system. The system is so big that there's no way I could change it or exist inside of it as a normal human being. For me, it was the best thing to divorce myself from that system. I was a fighter pilot, but that had nothing to do with my decision to escape. If I had not been a fighter pilot, I would still have found way to escape from that concentration camp. Even today, with all the slogans and all the freedoms, that country is still a closed society. It took me a while to build the critical mass in my mind to make that decision, but the final decision I made a month before my escape, and when I made that decision I felt so good about myself! I felt like I was walking on the top of clouds. I felt free. But for me to achieve my objective I must have good weather in Japan and 100% fuel, and it took one month to have those two components in place. During that month I performed my duties so well that my commanding officers were ready to promote me. But on September 6, 1976 all components were in place. By the way, I did not steal the airplane. I had clearances. I just changed my flight plans slightly in the air.

Aquote2.png
Результат расследования

Советскому послу Беленко сразу заявил о добровольном перелёте, к моменту передачи самолёта в СССР Беленко уже переехал в США. Попыток воссоединиться/связаться со своей прежней семьёй, в отличие от некоторых иных перебежчиков, не делал[11]. Заходы к нему от имени его родственников, осуществлявшиеся органами советской разведки с целью установления его текущего местонахождения, он игнорировал (сотрудники советской разведки, очевидно, рассчитывали сыграть на его семейных чувствах, не зная об истинном положении дел в его отношениях с супругой). О своей прошлой жене он сказал, что ненавидит её, с мачехой отношения у него были весьма прохладные, а своего трёхлетнего сына Дмитрия последний раз он видел перед тем, как тёща забрала того к себе «на воспитание».[4]

Жизнь в США

О том, почему он выбрал именно США, Беленко сообщил, что перед побегом размышлял над выбором страны — пункта назначения для себя:

Беленко о причине выбора Соединённых Штатов в качестве конечного пункта назначения

Aquote1.png Вопрос: Почему вы выбрали именно США, а не другую страну?

Беленко: В средней школе мы изучали историю Соединенных Штатов. Я считал Соединенные Штаты страной иммигрантов, а также провёл собственный анализ достижений этой страны. Я сделал вывод, что США были и остаются лучшей страной в мире. Но в то же время у меня не было чёткого представления о США.

Вопрос: После вашего прибытия, что для Вас было самым трудным для понимания в США?

Беленко: После моего приезда самое сложное для постижения для меня была свобода выбора. Когда вы живёте в закрытом обществе и правительство принимает решения, где вам жить, чем вам заниматься и даже где вам умирать, очень трудно постичь свободу выбора. Те люди в США, которые проводят много лет в тюрьме, испытывают трудности после освобождения. Но когда я всё-таки открыл для себя свободу выбора в США, это стало лучшей частью моей жизни.

Q: Why did you choose the U.S. over other countries?

Belenko: We studied, in high school, the history of the United States. I considered United States as country of immigrants, and also because of my analytical conclusion of achievements in that country. I made my conclusion that U.S. was still the best country in the world. Yet at same time I did not have clear picture of U.S.

Q: After your arrival what was the hardest thing for you to understand in the USA?

Belenko: After my arrival, the hardest thing for me to understand was freedom of choice. When you are in a closed society and the government is making decision where you live, what you do for a living, and even where you die, it is very hard to understand freedom of choice. Those people who spend many years in U.S. in jail have a hard time after their release. But when I discovered the freedom of choice in the U.S. it became the best part of my life today.

Aquote2.png

9 сентября 1976 года, менее чем через трое суток после перелёта, Беленко получил разрешение на постоянное проживание в США. Вскоре после прибытия, Беленко получил политическое убежище в США. Разрешение на предоставление гражданства подписал лично президент Джимми Картер. 14 октября 1980 года Закон № 96-62 «О предоставлении Виктору Ивановичу Беленко гражданства США» был принят Конгрессом США. Беленко работал инженером по аэрокосмической технике и консультировал ВВС США. Его военный билет и полётный журнал хранятся в музее ЦРУ в Вашингтоне[1].

Первые месяцы после прибытия

Когда во время одной из его поездок по близлежащей Виргинии с тремя русскоговорящими компаньонами, владелец придорожного ресторана греческой кухни «Nick’s Seafood Pavilion» в Йорктауне узнал, что в зале советский лётчик, он явился лично чтобы обслужить гостя, принял заказ на $75 и заявил посетителям за столиком, что советских лётчиков заведение угощает бесплатно, — Беленко не поверил и решил, что это очередная постановка ЦРУ[4].

Беленко о своей акклиматизации в Соединённых Штатах

Aquote1.png Беленко: В то время [накануне бегства] у меня не было чёткого представления об американском обществе. И когда я приехал в США, я вёл себя как пришелец из космоса, из-за чего оказывался в очень забавных ситуациях. Американцы смеялись надо мной. Я вёл себя похлеще, чем Морк в «Морке и Минди» [инопланетянин в исполнении Робина Уильямса, прибывший на Землю для исследования человечества].

Вопрос: Например.

Беленко: Ну, для начала — американский супермаркет, мой первый визит туда был под наблюдением ЦРУ, и я решил, что всё было подстроено. Я не верил, что супермаркет был настоящим. Я думал, раз я необычный гость, они, вероятно, выгнали всех оттуда. Это такое красивое, большое место с невероятным количеством продукции и без длиннющих очередей! В России ты привыкаешь к длинным очередям. Но позже, когда я обнаружил, что супермаркет был реальным, мне стало по-настоящему весело исследовать новые продукты. Я стал каждый день покупать какую-то новую вещь и пытался выяснить её функцию. В России в то время, и даже сегодня [1996], трудно найти консервы, хорошие консервы. Поэтому каждый день я покупал новые консервы с разной пищей. Однажды я купил консервы, на которых было написано «обед». Я приготовил их с картошкой, луком и чесноком — было очень вкусно. На следующее утро мои друзья спрашивают меня: «Виктор, ты что, завёл кота?». Оказалось, это были кошачьи консервы на куриной основе. Но это было вкусно! Это было куда вкуснее, чем даже консервы для людей в России нынешней. И я это проверил. В прошлом году [1995] я привёз четырёх человек из России для коммерческого проекта и провёл с ними эксперимент. Я купил крекеры, — пищу для человека, — и намазал их паштетом, а это уже был кошачий корм. Они это съели и им понравилось. Так что вкус [советских и российских консервов] не изменился. Кстати, для тех, кто не знаком с американским кошачьим кормом, он абсолютно безвреден. Это очень вкусно, а подчас даже лучше, чем человеческая пища, — благодаря человечному обществу.

Belenko: At same time I did not have a clear picture of American society. And when I came to U.S. I behaved like someone from outer space. I put myself in very funny situations. Americans were laughing at me. I behaved worse than Mork in "Mork and Mindy".

Q: Like what did you do, for example?

Belenko: First of all American super-market, my first visit was under CIA supervision, and I thought it was set-up; I did not believe super-market was real one. I thought well I was unusual guest; they probably kicked everyone out. It’s such a nice, big place with incredible amount of produce, and no long lines! You’re accustomed to long lines in Russia. But later, when I discovered super-market was real one, I had real fun exploring new products. I would buy, everyday, a new thing and try to figure out its function. In Russia at that time (and even today) it’s hard to find canned food, good one. But everyday I would buy new cans with different food. Once I bought a can which said "dinner." I cooked it with potatoes, onions, and garlic-it was delicious. Next morning my friends ask me, "Viktor, did you buy a cat?" It was a can of chicken-based cat food. But it was delicious! It was better than canned food for people in Russia today. And I did test it. Last year I brought four people from Russia for commercial project, and I set them up. I bought nibble sized human food. I installed a pâté, and it was cat food. I put it on crackers. And they did consume it, and they liked it. So the taste has not changed. By the way, for those who are not familiar with American cat food. It’s very safe; it’s delicious, and sometimes it’s better than human food, because of the Humane Society.

Aquote2.png

Для акклиматизации Беленко, который до этого никогда не видел американских шопинг-молов и об Америке мог судить только по публикациям в советской печати, повествовавших о нищенском существовании американского пролетариата в трущобах, на новом месте жительства шефство над ним попросили взять отставного полковника авиации Джорджа Уиша (George W. Wish) с которым они, несмотря на разницу в возрасте и в звании, подружились и вместе ездили в Лас-Вегас играть в азартные игры[12].

Знакомство с организацией службы и бытом военнослужащих американской военной авиации Тактический авиационный тренажёр истребителя F-16 на авиабазе «Лэнгли»

Вскоре после побега Беленко заявил американцам, что готов сотрудничать с ними, а в обмен на это хочет только две вещи: побывать на американской авиабазе и на борту авианосца, но с условием, не на образцово-показательных, а первых попавшихся, — в нём играло любопытство, ему хотелось выяснить для себя истинное положение дел в американских авиационных частях и сопоставить увиденное с тем, что ему было известно на эту тему из политзанятий от лекторов-пропагандистов[13]. Его пожелания вскоре исполнились. В конце 1976 года он посетил авиабазу ВВС «Лэнгли». В «Лэнгли» ему устроили отработку навыков пилотирования американских боевых самолётов на авиационном тренажёре пилотов, на котором в момент его прибытия заканчивали занятия двое сержантов технического состава, которые были операторами тренажёра для посетителей. Беленко был весьма удивлён увиденным и сказал своим спутникам, что в СССР авиатренажёры существуют не для подготовки пилотов, а для очковтирательства, с такого рода техники «сдувают пыль», а к тако́му тренажёру обязательно приставили бы двоих полковников и гражданского кандидата наук, и никого к нему не подпускали даже близко. Во время его пребывания на авиабазе его весьма поразила неформальность в отношениях рядового и сержантского состава с офицерами, что, по его словам, было невозможным в СССР. Побывав в коттеджном посёлке авиабазы, в домах расквартировки рядового состава вместе с семьями, он отметил, что рядовой состав советских частей на дальневосточных авиабазах обитает в бараках за колючей проволокой, по пятьдесят-шестьдесят человек в одном бараке, а о встрече их с членами семей даже речи не было. Частота случаев суицида и дезертирства при такой организации службы зашкаливала и, по его словам, доходила до пяти случаев или попыток самоубийства в месяц среди рядового состава его полка. Кроме того, в «Лэнгли» ему продемонстрировали подборку технических снимков внутреннего устройства МиГ-25 с различного ракурса, устройства оборудования самолёта, которое было для него загадкой и тщательно скрывалось от советских лётчиков. Уезжая с авиабазы он поделился мыслями вслух со своими спутниками:[4]

Если бы в моём полку поглядели хоть пять минут на то, что я видел сегодня, началась бы революция.

Оригинальный текст (англ.)

If my regiment could see five minutes of what I saw today there would be a revolution.

Вид с палубы авианосца «Джон Кеннеди» на заходящие на посадку самолёты

Затем Беленко съездил на рыбалку на горное озеро в Аппалачах, а в январе 1977 года посетил авианосец «Джон Кеннеди», находившийся на якорной стоянке на рейде военно-морской базы «Норфолк». На борту корабля ему устроили встречу с рядовыми американскими матросами и лётчиками палубной авиации флота, пригласили отведать морской паёк в корабельной столовой. Для лётного состава его пригласили провести инструктаж на предмет последовательности действий при встрече с советской боевой авиацией, — американские лётчики высоко оценили его высокую лётную квалификацию и высокий профессионализм вообще[13]. На б

www.gpedia.com

Беленко, Виктор Иванович

22 января 2011

Беленко, Виктор Иванович — советский лётчик-перебежчик. 6 сентября 1976 года перелетел в Японию на перехватчике МиГ-25. Получил политическое убежище в США.

Биография

Ранние годы

Родился в Нальчике в рабочей семье. После развода родителей в двухлетнем возрасте был оставлен ма­терью и воспитывался у родственников, а затем у отца с мачехой. В 1965 окончил среднюю школу с серебряной медалью. До призыва в армию работал на предприятиях Омска. В течение одного семестра учился в Омском мединституте, одновременно занимался в аэроклубе ДОСААФ.

Служба в Вооруженных Силах

В 1967 году Беленко поступил в Армавирское высшее военное авиационное училище лётчиков, которое успешно окончил в 1971 году. Был направлен на службу лётчиком-инструктором в Ставропольское высшее военное авиационное училище летчиков и штурманов. В служебных ха­рактеристиках и аттестациях на всём протяжении службы в армии характеризовался положительно. Член КПСС. Избирался чле­ном комсомольского и партийного бюро. В 1975 году переведён на Дальний Восток и получил назначение в истребительный авиаполк 11-й Отдельной армии ПВО). В должности старшего лёт­чика летал на истребителе-перехватчике МиГ-25П.

Побег из СССР

6 сентября 1976 года в 6:45 Беленко вылетел с аэродрома Соколовка Приморского края для выполнения полётно­го упражнения. В 9:15 японское радио передало, что само­лёт МиГ-25П, пилотируемый советским лётчиком Беленко, совершил посадку в аэропорту Хакодате. Впоследствии японскими властями было сделано официальное уведом­ление, что Беленко попросил политического убежища. 9 сентября он был вывезен в США. Самолёт был разобран, подвергнут детальному изучению японскими и американскими специалистами и возвращён в СССР 15 ноября 1976 года. Использовался в качестве учебного пособия в Даугавпилсском военном училище.

Расследование

В целях всестороннего изучения его личности были опрошены сто шестнадцать человек из числа родственников и сослуживцев. Собраны данные о состоянии здоровья, взаимоотношениях с командовани­ем и в семье, морально-политических качествах, отноше­нии к советской действительности. При этом данных об изменнических намерениях не поступало. Не было отмечено, чтобы он интересовался уровнем жизни на Западе, в частности американским. Среди своего окружения осуждал бывшего лётчика-ин­структора Армавирского училища Сафронова, перелетев­шего в Иран в 1973 году.

Со слов жены, передач зарубежных радиостанций не слушал сам и не разрешал слушать ей. Запретил перепи­сываться со школьной подругой, которая вышла замуж за иностранца и проживала в Италии.

Вместе с тем стало известно, что Беленко однажды выска­зал недовольство условиями жизни лётного состава, нерег­ламентированным рабочим днём, частой отменой выходных. При этом он говорил, что американские лётчики заняты по службе меньше.

Не были подтверждены муссировавшиеся на Западе различные инсинуации о том, что Беленко до побега был завербован американской разведкой. По-видимому, они были сделаны в пропагандистских целях.

Полученные в ходе оперативного расследования дан­ные в своей совокупности не давали оснований полагать, что Беленко совершил перелёт за границу, руководствуясь корыстными побуждениями.

Версия вынужденной посадки

Глубокой проработке были подвергнуты вопросы, свя­занные с возможностью вынужденной посадки Беленко в Японии. Для этого имелись веские основания. Он имел достаточно высокую теоретическую подготовку и, как летчик, достаточный уровень летной натренированности на самолете МиГ-25П. Об этом говорит тот факт, что вылет осуществлялся из состава дежурных сил на перехват контрольной цели, следовавшей курсом в районе береговой черты На возможность вынужденной посадки указывало так­же необычное поведение Беленко в аэропорту Хакодате. Обращало на себя внимание отношение к нему японских полицейских, которые при вывозе с аэро­дрома надели на его голову мешок, грубо вталкивали в ма­шину.

Версия побега

С другой стороны, заключения специалистов, объективные данные при­боров, выводы о техническом состоянии систем и аппара­туры самолёта свидетельствовали о том, что вынужденная посадка МиГ-25П в Японии была маловероятной. Полёт со­вершался в простых метеоусловиях. Береговая линия со всех высот просматривалась отчётливо. Лётчик мог видеть солнце и ориентироваться по нему.

По заключению ГНИИ ВВС, исследовавшего объективные данные системы автоматической регистрации параметров полёта, возвращённой японцами вместе с самолётом, Беленко прак­тически держал прямой курс на остров Хоккайдо и не делал никаких разворотов. Экспертизой подтверждено, что плёнка САРПП принадлежала его самолёту.

Системой САРПП также зарегистрировано, что Беленко ушёл из учебной зоны в сторону моря, резко снизившись до 250 м. На этой высоте он летел над морской поверх­ностью от береговой черты СССР примерно 130 км. Такие действия пилота, по мнению специалистов, мог­ли свидетельствовать о его стремлении уйти от радиолокационного сопровождения.

Личные документы Беленко сре­ди его вещей и у родственников не обнаружены, хотя по сообщению жены они находились в их квартире. В сообщении иностранной прессы отмечалось, что Бе­ленко возвращены изъятые у него при задержании поли­цией документы, среди которых находится свидетельство о рождении. Можно полагать, что все эти документы Бе­ленко взял с собой.

Возможные причины побега

Всестороннее изучение личности Беленко, его поведе­ния на службе и в быту показало, что у него неоднократно складывались острые конфликтные ситуации с командо­ванием. Так, в период службы в Ставропольском авиаци­онном училище он выражал настойчивое желание уйти с инструкторской работы и в связи с этим изыскивал раз­личные возможности для перевода в боевой полк. Однако эти попытки успеха не имели, так как командование, как правило, лётчиков-инструкторов из училища в войска не отпускало. По этой причине он стал проявлять недоволь­ство и резко обострил отношения с командирами. В 1975 году обратился с рапортом к начальнику училища с просьбой уволить его из Советской Армии, мотивируя тем, что не желает служить с командирами, которые постоянно злоупотребляют спиртными напитками, что частично соответ­ствовало действительности.

За первые полгода службы на новом месте Беленко за­рекомендовал себя с положительной стороны, успешно прошёл курс переподготовки на новом для него типе само­лёта МиГ-25П, был назначен исполняющим обязанности начальника штаба эскадрильи, избран заместителем сек­ретаря партийного бюро эскадрильи. К служебным обя­занностям относился добросовестно. Недовольства своим положением или неустроенностью не высказывал.

Примерно с июля 1976 года стали замечаться страннос­ти в его поведении. Он стал нервозным, взвинченным. Бо­лезненно переживал задержку с присвоением очередного воинского звания капитана и с назначением на обещанную при переводе должность начальника штаба эскадрильи.

На 6 сентября, несмотря на конфликтную ситуацию, он был включен в плановые полёты и прибыл на аэродром. Когда он направлялся к боевому самолёту для соверше­ния полёта, один из лётчиков обратил внимание, что Белен­ко был бледен, на лице и шее выступили красные пятна. После посадки в кабину, находясь в состоянии нервного возбуждения, дрожащими руками долго не мог присоеди­нить фишку радиостанции и смог сделать это только с по­мощью техника.

Материалы следствия свидетельствовали о том, что у Беленко дей­ствительно имелись основания быть недовольным своим служебным положением. Срок выслуги в воинском звании «старший лейтенант» у него окончился 10 января 1976 года, однако до сентября звание капитан из-за нерасторопности командования он не получил. Обещанная должность на­чальника штаба эскадрильи давала ему право на поступле­ние в академию, куда он очень стремился.

Результат расследования

Следствие пришло к выводу, что пе­релёт был совершён умышленно, хотя и без прямых изменни­ческих намерений.

Жизнь в США

Беленко был включён в число специалистов сформированной ЦРУ группы, занимавшейся изучением магнитофон­ных записей переговоров советских лётчиков с землёй во время инцидента с корейским пассажирским самолётом, сбитом на Дальнем Востоке в сентябре 1983 года.

Вот как Беленко описывал посещение супермаркета:

Мое первое посещение супермаркета происходило под присмотром людей из ЦРУ, и я думал, что это была инсценировка. Я не верил в то, что этот магазин может быть настоящим. Мне казалось, что раз я необычный гость, то они могли меня разыграть. Ведь это было такое красивое просторное здание с невероятным количеством товаров и без очередей. В России все привыкли к длинным очередям. Впоследствии, когда я понял, что супермаркет настоящий, я получал удовольствие от знакомства с новыми продуктами. В России того времени, впрочем, и в нынешней — трудно найти хорошие консервы. Поэтому я ежедневно покупал самые разные консервированные продукты. Однажды я приобрел баночку с надписью «Обед» и поджарил ее содержимое с картошкой, луком и чесноком — получилось вкусно. Наутро приятели сказали мне, что я съел куриные консервы для кошек. Но они были вкусными! Они были лучше тех консервов для людей, которые и сегодня делают в России!

В браке с американкой у него родились трое детей. После развода по условиям брачного контракта оставил второй жене дом. В 1980 году в сотрудничестве с писателем Джоном Барроном издал книгу «Пилот МиГа». По мнению некоторых российских источников в 1997 году при загадочных обстоятельствах погиб в автокатастрофе. В 2000 дал интервью американскому корреспонденту на авиашоу в шт. Висконсин, США, в котором, в частности, сказал:

я встретился с космонавтом Игорем Волком. Он сказал: «Ты же вроде бы умер!», — я ответил: «Не так быстро. КГБ распространил слухи о моей смерти, чтобы отбить охоту у других».

Просмотров: 984

www.vonovke.ru

Как летчик Виктор Беленко навсегда покинул СССР на истребителе

6 сентября 1976 года на посадочную полосу аэропорта в японском городе Хакодате приземлился советский военный самолет. Пилот, выбравшись наружу, сделал два предупредительных выстрела в воздух и стал терпеливо дожидаться прибытия представителей местных властей.

Через пару часов выяснилось: летчик по собственной воле подарил японцам МиГ-25, сверхсекретный на тот момент советский самолет, носивший прозвище «крылатая лисица». Виктор Иванович Беленко, старший лейтенант ВВС СССР, оказался перебежчиком.

Действовал летчик по заранее составленному плану. Отправившись в тренировочный полет вместе с напарником, Беленко успешно оторвался от товарища и спустился на сверхмалую высоту.

Благодаря этому маневру самолет не засекли ни советские, ни японские радары. Воспользовавшись разгильдяйством техников, пилот залил в свою машину полный бак топлива, но даже так до американской военной базы добраться Беленко не удалось: пришлось садиться, где получится.

Советские власти инициировали следствие по делу об измене Родине. В предательство Беленко было сложно поверить: член КПСС, лейтенант принимал участие в заседаниях партийного бюро.

Западом мужчина не интересовался, иностранные радиостанции сам не слушал и жене не давал. Более того, Виктор Иванович даже запретил супруге переписываться с подругой детства, которая вышла замуж за итальянца и переехала в Европу!

Спецслужбы США были в экстазе: им в руки попал результат напряженного труда лучших советских авиаконструкторов. Машину мигом разобрали по винтику, а Беленко без всяких проволочек предоставили политическое убежище. Летчик с удовольствием консультировал американцев и японцев по поводу самолета.

Спустя пару месяцев, выяснив всё необходимое, МиГ-25 отдали обратно в СССР. Что характерно, Беленко протестовал против такого решения. Пилот был уверен, что американцам будет целесообразнее подержать у себя «крылатую лисицу» еще несколько лет.

Дипломаты Союза и Запада вели друг с другом напряженные переговоры. Представители СССР долгое время придерживались версии, что Беленко приземлился в Японии вследствие технических неполадок, а японцы уже вероломно выдали его американцам. Но сам Виктор опроверг эти заявления.

Он постоянно утверждал, что сбежал за рубеж добровольно, и побег свой планировал загодя. Эту версию подтверждало отсутствие в квартире пилота его документов. Судя по всему, в ночь перед вылетом летчик забрал с собой всё необходимое.

На пресс-конференции 28 сентября в Москве мачеха и жена Беленко слезно просили лейтенанта вернуться. Женщины заверяли: «Он будет помилован, даже если действительно допустил ошибку».

Но никаких попыток вернуться к семье, связаться с супругой, пообщаться с 4-летним сыном сбежавший пилот не сделал. Более того, со временем летчик окончательно осел в Штатах, получил там гражданство и даже женился на американке!

Советские следователи допускали, что Беленко был давно завербован западными разведками. Но настоящим мотивом побега солдата, скорее всего, послужили неудовлетворенные амбиции.

Из-за бюрократических проволочек пилоту никак не могли дать давным-давно заслуженное звание капитана. Летчик часто конфликтовал с начальством и даже пытался уволиться из вооруженных сил, говоря, что не желает служить под руководством командиров-пьяниц.

По словам сослуживцев, незадолго до побега Беленко сравнивал условия работы советских и американских летчиков. Пилота не устраивал ненормированный рабочий день в СССР.

Условия жизни летного состава вызывали у мужчины массу жалоб, а частая отмена выходных приводила его в бешенство. У американцев же, утверждал Виктор, со всем этим дела обстоят намного лучше!

Родственников Беленко после побега мужчины не трогали. Жена с сыном уехали к родственникам на Кубань. А вот в части, где служил перебежчик, полетели головы.

«Морально неустойчивых» пилотов переводили на аэродромные должности, отсылали в расквартированные вдали от границы части. Требования к моральному облику летчиков значительно ужесточились. Начальство пыталось всячески избежать повторения дела Беленко!

Никто не знает, как сейчас живет перебежчик. Достоверно известно, что бывший летчик работал в авиационной фирме, женился, обзавелся тремя детьми, но потом развелся. В конце 90-х утверждали, будто бы Беленко погиб. Позже эту информацию опровергло появление на публике самого пилота.

Но последние десять лет о Викторе ничего не слышно. В прессе время от времени появляются сообщения, где говорят, что Беленко скончался от пьянства. Никаких подтверждений этому, однако, по-прежнему нет.

  • Поделиться на Facebook

Оставь свой комментарий

Похожие статьи

  • Подплыв к берегу, они не ожидали, что из кустов выбежит ОН. Внимание на правую часть экрана!

  • Буйные кудри бородача напоминали львиную гриву. Прошло полчаса, и от нечесаной шевелюры не осталось и следа!

Источник

privl.ru