Альфа-казак: Атаман Платов — самый отвязный казак России! Атаман платов


атаман. Матвей Иванович Платов — Казачий Союз "Область Войска Донского"

Матвей Иванович Платов  (1753–1818)

 

Казачьим атаманом номер один в истории Российского государства, бесспорно, был и остаётся М. И. Платов. Он родился на Дону в станице Прибылянской, происходил из «старшинских детей Войска Донского». Отец — полковник Иван Фёдорович Платов, который преподал сыну все премудрости воинского казачьего мастерства.

В 13 лет Матвей Платов был записан на службу казаком в войсковую канцелярию. В 15 лет стал урядником и начал полковую службу. Сразу же обратил на себя внимание прирождёнными чертами конного бойца. В 1770 году был произведён в полковые есаулы, числясь в составе войск князя Долгорукова, будущего Долгорукова-Крымского.

Боевое крещение получил в походе в Крым, отличился во время приступа Перекопа (Турецкого вала), во взятии крепости Кинбурн. Платов оказался в составе тех русских войск, которым довелось исполнить поистине историческую миссию — покончить с Крымским ханством, последним осколком Золотой Орды.

В 1772 году Матвей Платов получает чин казачьего полковника и тогда же (в 18 лет!) стал командовать казачьим полком.

 

…В 1774 году на Кубани он умело и самостоятельно отразил семь атак «немирных» горцев на казачий походный стан на реке Калнах (Каналах). За этот подвиг был награждён по указу императрицы Екатерины II именной золотой медалью. Тогда и прозвучали слова Матвея Ивановича Платова, ставшие его жизненным девизом:

 — Честь дороже жизни!..

 

1782–1784 годы у Платова прошли в походах по Крыму, несении пограничной стражи на Кубани, в военных экспедициях против «закубанских народов» и в Чечню. Он отличился под городом Копылом, в схватках с ханской конницей Девлет-Гирея. В эти годы молодой донской офицер служил под командованием генерал-аншефа А. В. Суворова, пройдя на Северном Кавказе хорошую боевую школу.

В июне 1787 года Платов получает чин армейского полковника. По поручению екатерининского фаворита Г. А. Потёмкина он сформировал четыре казачьих полка из однодворцев Екатеринославской губернии. Русско-турецкую войну 1787–1791 годов прошёл от начала и до конца. 6 декабря 1788 года Матвей Платов отличился при кровавом штурме Очаковской крепости. Заслуженной наградой ему стал орден Святого Георгия 4-й степени.

 

Светлейший князь Г. А. Потёмкин-Таврический переводит приглянувшегося ему донского полковника в Чугуевский казачий полк. Во главе его Платов храбро сражался в Бессарабии, под крепостью Бендеры, в сражении 26 сентября 1789 года под Каушанами, во взятии укреплённого замка Паланки. За Каушаны получает чин бригадира.

Платов оказался одним из героев штурма крепости Измаил, который не имеет аналогов в мировой военной истории. Он командовал одной из штурмовых колонн, составленной из пеших донских казаков, вооружённых укороченными пиками. По ходу приступа казачья колонна оказалась в тяжёлом положении, подвергшись сильному ответному удару осаждённых турок. Контратакующих османов тогда удалось загнать обратно за крепостные стены только с помощью подоспевшего резерва.

 

За Измаил бригадир М. И. Платов был удостоен ордена Святого великомученика и победоносца Георгия 3-й степени и производства в 1793 году в генерал-майорский чин. Он был назначен атаманом Екатеринославских и чугуевских казаков, пожалован орденом Святого Владимира 3-й степени.

Участвовал Платов в Персидском походе 1796 года, когда экспедиционным корпусом командовал генерал-аншеф Валериан Зубов, один из творцов «восточной политики» императрицы Екатерины Великой в последние годы её жизни. За доблесть, проявленную при взятии древней крепости Дербент, получил наградное Золотое оружие — украшенную алмазами саблю с надписью «За храбрость».

Во время правления Павла I казачий генерал был подвергнут опале, исключён со службы и сослан в город Кострому. В 1800 году его арестовали и посадили в Петропавловскую крепость, но затем последовало высочайшее прощение. Позже, в 1801 году, Платов получил право участвовать в Индийском походе (или в походе на Оренбург) Войска Донского.

26 августа 1801 года М. И. Платов получает высочайший рескрипт о назначении его войсковым атаманом Дона. 15 сентября того же года его производят в чин генерал-лейтенанта. При этом он был награждён орденом Святой Анны 1-й степени. В атаманском звании Матвей Иванович занялся «усовершенствованием» вверенного ему казачьего войска, сделав действительно много для улучшения его военной организации и повседневной жизни.

 

Им основывается в 1805 году город Новочеркасск, в который через два года была перенесена столица Войска Донского: станица Черкасская часто подвергалась наводнениям. Реорганизуется войсковое управление. Реформируется донская артиллерия.

В 1806 году императором Александром I ему поручается командование всеми казачьими полками России, выставляемыми на войну. В связи с этим он награждается орденом Святого Александра Невского.

Талант казачьего полководца у Платова «стал всем виден и заметен» в ходе войн против наполеоновской Франции, которые более десятилетия сотрясали континентальную Европу. Начинается Русско-прусско-французская война 1806–1807 годов. Боевые действия на территории Восточной Пруссии показали, что атаман Войска Донского способен умело управлять многотысячной иррегулярной конницей.

Платов отличается со своими казаками в сражении при Прёйсиш-Эйлау и в преследовании отступавших от Ландсберга до Гейльсберга французов. За успешное прикрытие русской армии, отходившей к городу Тильзиту, стоявшему на пограничной реке Неман, атаман жалуется алмазными знаками к ордену Святого Александра Невского и наградной драгоценной табакеркой с портретом императора Александра I Павловича.

В ноябре 1807 года генерал-лейтенант М. И. Платов был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени. Прусский король наградил его орденами Красного Орла и Чёрного Орла, драгоценной табакеркой со своим портретом. В Георгиевском наградном рескрипте от 22 ноября того года говорилось о заслугах одного из самых выдающихся генералов русской армии следующее:

«…За неоднократное участие в боях в должности начальника передовых постов в войну с французами 1807 года».

 

Новым боевым поприщем для атамана стала Русско-турецкая война 1806–1812 годов. Войска под его командованием взяли город Бабадаг и штурмом овладели крепостью Гирсово, за что он был награждён орденом Святого Владимира 1-й степени.

Затем Платов со своими казаками содействовал успеху главнокомандующего русской Молдавской армии генерала от инфантерии П. И. Багратиона в сражении при Рассевате.

Самой же большой победы в той войне донские казаки добились в день 23 сентября 1809 года. Тогда они наголову разгромили пятитысячный турецкий корпус в полевом бою между неприятельскими крепостями Силистрия и Рущук. Эта победа принесла Матвею Ивановичу чин генерала от кавалерии. Высочайший указ о его присвоении был подписан императором Александром I почти сразу же после получения с берегов Дуная донесения об одержанной виктории — 26 сентября.

Полководческая же слава пришла к трижды георгиевскому кавалеру генералу от кавалерии М. И. Платову в ходе Отечественной войны 1812 года. С самого начала вторжения в российские пределы Великой армии завоевателя Наполеона I полки донских казаков платовского летучего (иррегулярного) корпуса не выходят из боёв. Корпус прикрывал отход русских армий к Смоленску со стороны Рудни и Поречья.

Список боёв, которые провела иррегулярная конница в лице летучего корпуса атамана М. И. Платова в первый период войны, впечатляет: это Кареличи и Мир, Романово и Молево Болото, Иньково…

 

В том, что русская 1-я Западная армия генерала от инфантерии М. Б. Барклая-де-Толли и 2-я Западная армия генерала от инфантерии П. И. Багратиона соединились в районе Смоленска, огромная заслуга принадлежит летучему казачьему корпусу. После соединения двух армий и отступления их к Москве Платов командует арьергардными боями.

В Бородинском сражении корпус генерала от кавалерии Платова находился на правом фланге кутузовской армии, противостоя кавалерии итальянского вице-короля. Донские казаки вместе с кавалеристами генерал-адъютанта Ф. П. Уварова участвовали в рейде против левого крыла вражеской армии. Но за Бородино Платов награды не получил.

После Бородинской битвы атаман отправляется на родной Дон, где в самые короткие сроки создаётся донское ополчение. И 26 конных полков донцов-ополченцев в стремительном марш-броске прибывают в Тарутинский лагерь Главной русской армии.

При отступлении русской армии из Москвы казачьи полки составили арьергардные силы. Они сумели сдержать под городом Можайском натиск кавалерии маршала Франции короля неаполитанского Иоахима Мюрата.

Когда же началось неотступное преследование бежавшей наполеоновской армии, именно казачьему полководцу Платову главнокомандующим генерал-фельдмаршалом М. И. Голенищевым-Кутузовым, князем Смоленским поручается командование авангардом Главной армии. Платов делал это великое для истории России дело вместе с войсками генерала М. А. Милорадовича успешно и эффективно.

 

Наносятся сильные удары по войскам прославленного маршала Даву, у которого под Колоцким монастырём казаки отбивают в бою 27 орудий. Затем платовская конница участвует в сражении под городом Вязьмой, в котором полное поражение терпят французские корпуса маршалов Мишеля Нея, того же Даву и итальянского вице-короля.

Блестящую победу казачья конница одержала также 27 октября в деле на берегах реки Вопь, разбив французские войска маршала Эжена Богарне и отбив у них 23 артиллерийских орудия. За эту подлинную викторию атаман Войска Донского был возведён Александром I в графское достоинство Российской империи.

8 ноября летучий корпус генерала от кавалерии графа М. И. Платова при переправе через реку Днепр наголову разгромил остатки корпуса маршала Нея. Через три дня казаки заняли город Оршу. 15 ноября с боем овладели городом Борисовом.

Большой успех иррегулярной коннице сопутствовал и 28 ноября в сражении при городе Вильно (ныне Вильнюс, Литва), где был наголову разбит 30-тысячный вражеский корпус, попытавшийся было прикрыть собой отход за пограничный Неман остатков Великой армии.

Затем 2 декабря французы потерпели поражение у города Ковно (современный Каунас). В тот же день казаки удачно форсировали реку Неман и перенесли боевые действия русской армии на территорию Восточной Пруссии. Император Александр I не раз высказывал монаршье «благоволение» казачьему полководцу с берегов Дона.

Результативность боевой деятельности казачьих войск под командованием атамана графа М. И. Платова в ходе Отечественной войны 1812 года поразительна. Они захватили 546 (548) вражеских орудий, 30 знамён и взяли в плен более 70 тысяч наполеоновских солдат, офицеров и генералов. Полководец М. И. Голенищев-Кутузов писал военному вождю казачества России такие слова:

«Услуги, оказанные вами Отечеству, не имеют примеров, вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона…»>

Не менее успешно генерал от кавалерии Платов воюет в ходе Заграничных походов русской армии 1813 и 1814 годов. Он участвует в осаде мощной крепости Данциг. 16 сентября в первой заграничной кампании платовская конница у города Ольтенбурга (Альтенбурга) наносит поражение французскому корпусу генерала Лефевра и преследует его до города Цейса. Наградой стал драгоценный портрет (украшенный алмазами) всероссийского государя для ношения на груди.

Казачьи полки платовского летучего корпуса также отличились в Битве народов под Лейпцигом 4, 6 и 7 октября 1813 года. При преследовании отступавших наполеоновских войск казаки захватили в плен около 15 тысяч солдат и офицеров.

 

За Лейпцигское дело Матвей Иванович удостоился высшей награды Российской империи — ордена Святого апостола Андрея Первозванного. За преследование французов ему было вручено бриллиантовое перо (челинг) с вензелем государя для ношения на головном уборе. Для России это была редкая награда, бывшая традиционной в султанской Турции.

 

10 октября летучий корпус донского атамана наносит новое поражение французским войскам генерала Лефевра. Сражение состоялось под немецким городом Веймаром.

С 16 по 18 октября казачьи полки оказали поддержку союзным баварским войскам под командованием генерала Вреде в сражении при городе Ганау. Теперь его Золотую саблю «За храбрость» украсили наградные золотые лавры.

…1814 год ознаменовался для казачьей конницы многими победами уже на французской земле. Летучий корпус отличился в сражениях при Лаоне, Эпинале, Шарме, в штурме укреплённого города Намюра, в разгроме неприятеля при Арисе, Арси-сюр-Об, Вильнёве… У города Сезанна платовские казаки взяли в плен отряд отборных войск императора Наполеона I — часть сил его Старой гвардии. Затем они взяли под самой неприятельской столицей её предместье — городок Фонтенбло.

Атаман М. И. Платов во главе своих легкоконных полков, три года — с 1812 по 1814 год — удивлявших Европу, в составе русской армии торжественно вступил в поверженный Париж. Донцы тогда разбили свой бивуак на знаменитых Елисейских Полях.

…Из Парижа генерал от кавалерии Платов сопровождал императора Александра I в его поездке в Лондон, где был принят с особым вниманием. Англичане, восхищённые подвигами донского атамана в войнах против наполеоновской Франции, преподнесли ему почётную саблю и назвали его именем военный корабль. Графу Матвею Ивановичу Платову в торжественной обстановке вручили почётный докторский диплом аристократического Оксфордского университета.

После 1815 года полководец поселился на Дону, в войсковой столице городе Новочеркасске. В последние годы своей жизни Платов основал в Новочеркасске гимназию, военную типографию. Умер Матвей Иванович через три года в станице Епанчицкой.

 

Первоначально атаман был похоронен в самом городе в фамильном склепе у кафедрального Вознесенского собора. В 1875 году состоялось его перезахоронение на Архиерейской даче (на хуторе Мишкин). 4 октября прах атамана Платова был торжественно перенесён в усыпальницу Войскового собора в Новочеркасске.

После осквернения могилы казачьего полководца в советское время его прах был перезахоронен в третий раз там же 15 мая 1993 года.

…В 1853 году, на собранные на Дону по подписке народные деньги, в городе Новочеркасске был поставлен памятник работы П. К. Клодта самому прославленному казачьему атаману в истории России. Надпись на памятнике гласила:

«Атаману графу Платову за военные подвиги с 1770 по 1816 год признательные донцы»

 В 1923 году памятник был снесён, а в 1993-м — воссоздан.

С 26 августа 1904 года его имя, как вечного шефа, стал носить 4-й Донской казачий полк.

ksovd.ru

Атаман Платов Матвей биография кратко

На фото: «Портрет графа М. И. Платова» (1814) кисти Томаса Лоуренса.

Уроженец Черкасска Матвей Иванович Платов — один из самых известных донских атаманов. Став героем лесковского «Левши», он даже угодил в художественную литературу, а подобные вещи всегда подчеркивают значительность исторической личности.

Атаман Платов - жизнь, проведенная в боях

Атаман Матвей Платов родился в 1753 году в Черкасске в семье войскового старшины, был крещен в Петропавловской церкви. Никакого систематического образования он не получил, но грамоту знал с раннего детства, предпочитая любому другому чтению исторические романы. Правда, на чтение вряд ли у него оставалось много времени, потому что чуть ли не с пеленок казак сидел на коне. В 13 лет он уже урядник, в 20-ть командует казачьим полком.

«Штурм Очакова б декабря 1788 года» (1853), картина Януария Суходольского.

Просто так подобных взлетов не бывает — Платов был буквально рожден для воинской жизни. С 1788 года он воевал под командованием Суворова, брал Очаков и Измаил. Молодого казачьего генерала обласкала императрица Екатерина II, что вышло ему боком, когда на трон взошел Павел и открыл гонения на любимцев своей матери. Отрешенный от воинской службы, Платов отправился в ссылку в Кострому, а потом был и вовсе заключен в Петропавловскую крепость. Освободили его, когда Павлу потребовался энергичный начальник для задуманного им похода в Индию. Казачьи войска, для этого приуготовленные, возглавил именно атаман Матвей Платов. Известие о смерти Павла I настигло Платова в Оренбурге — Александр I отменил безумный поход, а Платова назначил войсковым атаманом.

Первым важнейшим делом Матвея Ивановича на этом посту стал перенос донской столицы на новое место и строительство Новочеркасска. Но недолго он занимался мирными делами — в 1805 году грянула война с Наполеоном. С этих пор и до самого 1815 года атаман Платов практически без роздыху воевал — его казаки вихрем носились по европейскому континенту, успокоившись лишь, как и следовало ожидать, в Париже. Вся Европа рукоплескала им, а более всего — атаману Платову, который, надо думать, представлялся иноземцам выражением загадочного русского духа.

13 апреля 1813 года император Александр I подписал манифест «с изъявлением монаршей признательности Войску Донскому за его заслуги в Отечественной войне»: «Мужественная и неутомимая бдительность войскового атамана Платова, — говорилось в нем, — тако же и сподвизавшихся с ним всех войска сего храбрых генералов, офицеров и всех вообще донских урядников и казаков, много способствовали к преодолению великих сил неприятельских и к одержанию над ними полных и знаменитых побед...»

За полгода до этого Платов был возведен в графское достоинство. К 1816 году он собрал у себя коллекцию всем самых высоких наград, включая орден Андрея Первозванного, стал доктором Оксфордского университета, а в британском флоте даже появился корабль «Атаман Платов». Оставалось почивать на лаврах, но этого «Вихорь-атаман» делать не умел. Вернувшись на Дон в 1816 году, Матвей Иванович прожил недолго — в январе 1818 года он скончался. Его могила находится в Новочеркасском Вознесенском войсковом соборе.

Выдающиеся личности России.

posmotrim.by

Атаман Платов — самый отвязный казак России!

Казак

Белый густой туман разливается в сумерках от реки по полю. Черными тенями бродят кони. Мальчишки из соседней казачьей станицы жмутся к костру. Разговор идет про коней и осеннюю ярмарку, на которой будут военные игры и скачки — главный праздник года. Для подростков тоже есть заезд, и отцы дают сыновьям своих лучших коней, чтобы те не ударили в грязь лицом.

Рыжий Иван и длинный Матвейка спорят, кто возьмет приз в этом году — Гнедой или Воронок. Вон они ходят по лугу, каждый со своей стороны, будто даже сейчас присматриваются друг к другу. Матвейкин Воронок с виду более грузный, но, как дойдет дело до скачки, нет ему равных, все об этом знают. «А вот и поглядим!» — не сдается Иван.

У Матвея Платова есть во всей этой истории особый интерес. Отец уже давно обивает пороги, чтобы смышленого мальчишку взяли на казачью службу — хоть писарем, хоть на посылки. Только мал он еще, всего тринадцать лет. Атаман сомневается. Не было еще такого у казаков, чтобы, как у дворян в государевой армии, с малолетства детей в полк записывать. Вот отец и говорит: если Матвейка покажет себя настоящим удальцом на скачках, атаман не устоит — будет мальчишке и служба, и боевой мундир.

Под утро, стреножив коней, ложатся ребята спать. А на рассвете приходит беда: Воронок, оступившись, падает в овраг и ломает хребет. Тихо стоят остальные мальчишки у края оврага, пока Матвей гладит и пытается поднять коня. Даже Иван молчит. Что тут скажешь?

Однако отец Матвея не готов так просто расстаться со своей мечтой. Две ночи он ходит из конца в конец избы мрачнее тучи. Матвей замирает на своей лавочке, думая, что вот-вот гроза разразится и ему достанется по полной. На третий день, так и не сказав ни слова, отец уезжает куда-то и возвращается с диким серым жеребцом поразительных статей. Да, он потратил все сбережения семьи, но конь — настоящий дьявол. На его спине Матвейка пронесется впереди всех на скачках, к первой в своей жизни безоглядной победе, одобрению атамана и назначению на службу в тринадцать лет, в 1766 году.

Отец не прогадал: этот триумф привил сыну вкус к честно заработанной славе, заставил поверить в свои силы и свою счастливую звезду, которая сделает Платова легендарным героем войны 1812 года, а всю Европу заставит сходить с ума по импозантным, свирепым и усатым русским казакам.

Проверка боем

Гравюра С. Карделли «Матвей Иванович Платов». Конец XVIII века

Шел 1774 год. Молодой Платов, уже командовавший казачьей сотней, служил государыне императ­рице в первой русско-турецкой войне. На исходе войны случился удивительный эпизод, после которого Матвей Платов был лично представлен Екатерине II и приглашен ко двору.

Дело это начиналось как ничем не примечательная тыловая миссия. Два казачьих полковника, Платов и Ларионов, были приставлены к большому обозу, который должен был доставить продовольствие и боеприпасы на Кубань. На обрывистом берегу речки Калалах сделали остановку на ночлег. Купание, о котором пропотевшие всадники мечтали весь день, было долгим и веселым. Потом пустили коней на луг, поставили лагерь, поужинали и легли.

Матвей долго ворочался с боку на бок в душном шатре и никак не мог заснуть. Он вышел в прохладу ночи, закурил и увидел старого казака Фрола Авдотьева. Пару лет назад Платова назначили командиром в обход старых боевых заслуг Фрола, но тот не обиделся. Да и Матвей всегда относился к нему с почтением.

— Тревожно что-то, Фролушка, — пожаловался Платов.— Да и мне неспокойно! — согласился тот. — Что-то творится у нас тут неподалеку. Слышишь, как птицы кричат? Им бы ночью спать. Приложи-ка ухо к земле!

Матвей послушно встал на колени, наклонился и прислушался. Ничего. Хотя... будто бы есть какой-то гул.

— Гудит что-то вроде? — спросил он.— То-то и оно! — поднял палец Фрол. — Кажется мне, совсем неподалеку большая конница собирается. Не одна сотня голов! Неужто готовят засаду турки? Может, поскакать, разведать?— Поскачи, родной, если все равно не спится! — согласился Матвей.

Александр I

Александр I

Через час Фрол вернулся со страшными вестями: всего в нескольких километрах, прямо у дороги, по которой предстоит идти завтра, горят костры до горизонта! Тысяч десять, а то и двадцать человек там. Турки собрали остатки своей армии и явно готовят нападение. А у них всего две тысячи всадников на охране обоза!

Платов разбудил Ларионова, и они в спешном порядке стали держать совет. Бежать с неповоротливым обозом? Не успеют... Прорываться? Невозможно. Надо строить укрепления и обороняться, тем временем послав гонца на ближайшую заставу! Так считал Платов. Ларионов сказал, что снимает с себя командование, так как не верит, что они живыми выберутся из этой ловушки.

Осторожно подняли весь лагерь и до рассвета выстраивали телеги в оборонительное каре на крутом берегу реки. Двух гонцов послали за подмогой в ближайший гарнизон. Однако было понятно: даже если они поскачут самым быстрым галопом, подкрепление придет только к вечеру следующего дня. Надо рассчитывать только на себя. С зарей на гребне соседнего холма показались турки. Они с гиканьем спускались к укрепленному обозу, и Платов немедленно стал стрелять из единственной пушки. Так началась героическая осада на реке Калалах, которая продолжалась восемь часов и доказала, что донские казаки могут обороняться против врага, двадцатикратно превосходящего их числом!

Когда солнце клонилось к закату и Платов уже думал, что смертный час его близок, в рядах турков неожи­данно началось смешение. С запада их стали теснить свежие силы, прибывшие на подмогу из гарнизона, которые мгновенно рассеяли перепуганную армию противника.

Екатерина II пожелала собственноручно наградить героя, который с двумя полками смог разбить «целую армию». Матвей был представлен ко двору и произвел приятное впечатление. Императрица жеманно кивала простоватым шуткам юного усача и предложила ему останавливаться во дворце, если еще случится бывать в Петербурге.

Взлеты и опала

Анекдот про Платова

В 1775 году Платов участвовал в подавлении Пугачевского бунта. В 1780-м — усмирял чеченов и лезгин на Кавказе. Затем наступил период небольшой передышки, когда прославленного героя успели женить на казачке из хорошей семьи и он приготовился было активно продолжать род Платовых... Однако тут началась вторая русско-турецкая война, в которой атаман снова отличился и был назначен командующим казачьим войском.

В 1896 году на престол вступает Павел I. Старые фавориты при новой власти оказываются в опале. Не подозревающий о дворцовых интригах Платов не­ожиданно обнаруживает себя «организатором заговора против императора». Его на четыре года ссылают в Кострому, а затем и вовсе бросают в застенки Петропавловской крепости. Возможно, именно там Матвей подхватил чахотку, от которой лечился всю вторую половину своей жизни. Однако унижения, иезуитские допросы, безысходность и сюрреалистичность событий не сломили нашего героя. Он приобрел горькое знание о светской жизни, без которого невозможна настоящая военная карьера. Из простоватого и лихого вояки Платов за это время превратился в искушенного царедворца. И ему удалось вырваться на свободу! Однако довольно странным путем.

В 1801 году Платов был выпущен из Петропавловской крепости и немедленно командирован в Среднюю Азию для участия в легендарном Индийском походе, который некоторые военные историки до сих пор считают мистификацией. Документов об этом предприятии Павла почти не сохранилось, за исключением некоей «Памятной записки Лейбница с приложением проекта сухопутной экспедиции в Индию по договоренности между первым консулом и императором Павлом I». Франция подбивала Россию послать казаков в Среднюю Азию и начать сухопутное наступление на Индию, чтобы отвлечь в колонию силы Объединенного королевства, после чего Наполеон планировал атаковать Британскую империю из Европы. Несмотря на призрачные обещания «баснословных индийских богатств», для казаков эта экспедиция должна была закончиться неминуемым и полным разгромом. Однако такова была для Платова цена свободы.

Казачье ополчение было послушно собрано и отправлено к черту на кулички, но, к счастью, не успело достигнуть назначения. В марте 1801 года Павел I был задушен (существует мнение, что не без участия британской разведки, которая разузнала про коварный альянс). Александр I благоразумно отозвал казаков обратно, тем более что в Европе к тому времени уже задули злые ветры наполеоновских войн.

Платов и Наполеон

Наполеон и Александр I обнимаются на памятном медальоне

Наполеон и Александр I обнимаются на памятном медальоне

Стремительное наступление Франции на российских союзников, Австрию и Пруссию, заставило Александра I в 1805 году отправить подкрепление в Европу. Полноправной частью русской армии, «летучими войсками», стали казаки под предводительством атамана Платова. Быстрая и неудержимая казачья конница была идеальным инструментом для действий в тылу и преследования отступавшего врага, «летучие войска» использовали также для прикрытия собственного отхода. В Европе впервые увидели казаков — по-азиатски бешеных всадников в российских мундирах и с шашками наголо. Они пугали своим неожиданным появлением из какой-нибудь лесной засады, накатывали лавой, рубили без оглядки и так же неожиданно исчезали. Казаки стали секретным русским оружием, которого боялись за границей и которым гордились на родине. Державин сочинил даже подобающую случаю оду:

Плато́в! Европе уж известно, Что сил Донских ты страшный вождь. Врасплох, как бы колдун, всеместно Падешь как снег ты с туч иль дождь.

Однако же в командовании союзными антинаполеоновскими войсками царила неразбериха, не было общего плана. Победы сменялись поражениями, русская армия была измотана, на чужой территории трудно было доставать продовольствие и фураж. В 1807 году был заключен Тильзитский мир с Наполеоном.

Встреча императоров на Немане 25 июня 1807 года

Встреча императоров на Немане 25 июня 1807 года

На дипломатических встречах в Тильзите помимо банкетов и деловых переговоров устроили показательные скачки. Тут уж казаки показали себя во всей красе: джигитовка, выездка, стрельба из лука прямо на скаку! Наполеон был особенно поражен тем, что Платов также участвовал в показательном выступлении. Он подошел к атаману с комплиментами и предложил ему в дар свою алмазную табакерку. Матвей, прищурившись, подарок принял, однако заявил, что на Дону принято подарки «отдаривать», после чего преподнес Наполеону свой лук со стрелами.

— Славное оружие! — восхитился француз. — Теперь я знаю, что меткие казаки могут из него подстрелить даже самую маленькую птичку!— Не только маленькой, но и крупной птице надлежит нас бояться, — заметил атаман.

Переводчики тогда поспешили сгладить неловкость, однако дерзкое замечание Платова оказалось пророческим. Всего через несколько лет наполеоновские войска, нарушив перемирие, пошли в наступление на Россию.

Горчичная водка

Михаил Барклай-де-Толли

Михаил Барклай-де-Толли

Наступление французов совпало с очень непростым периодом в жизни Платова. Еще при Екатерине заметил он одну вещь: будь ты хоть самым отважным героем, но без какого-нибудь самого малого титула перед твоим именем ты останешься в петербургских гостиных всего лишь забавной зверушкой. Вот уже больше двадцати лет, лишь только попав в столицу, Матвей снова и снова убеждался в этой горькой условности светского общества. Изменилось его обращение, у него за плечами был страшный опыт Петропавловской крепости и солидные годы, от проблем с легкими он лечился у лучших питерских докторов, как и представители самых знаменитых фамилий... В конце концов, он стал атаманом, официальным главнокомандующим всего Дона! На это возлагались немалые надежды. Но все равно все ордена, сабли и монаршие табакерки не давали атаману Платову права сидеть за столом впереди самого завалящего баронета, и этот самый баронет, демонстративно отвернувшись, ждал, когда Матвей Иванович первым подойдет к нему с приветствием в светской гостиной. Горько было Платову и обидно, и уже давно намекал он в высочайших кругах, что не орден и не очередная ленточка желанны ему, а достойный верного русского воина титул... Да все зря. Что же было делать с этой несправедливостью? Только запивать ее горчичной водкой, да, махнув рукой, самому идти здороваться и представляться как ни в чем не бывало. Однако в молодые годы можно было выпивать много и оставаться на коне, с бесшабашной храбростью разя врага на поле боя или в светском салоне. Но чем старше становился атаман, тем тяжелее давались ему алкогольные подвиги. Именно так Платов попал в беду во время отступления русской армии в 1812 году. Тогда растерянность от поражений атаман глушил водкой и ругал фельдмаршала Барклая. Тот давно затаил обиду на вспыльчивого казака, считал его вздорным пьяницей, который утопил в водке свои лучшие качества. Но формально придраться к атаману было не за что. И вот однажды случай представился: казаки пропустили наступление французов. Барклай немедленно написал государю рапорт, в котором говорил, что Платов «проспал» врага из-за беспробудного пьянства. Матвей Иванович был отстранен от командования передовыми отрядами и отправлен глубоко в тыл.

Реванш

Бородинская битва

Бородинская битва

Тяжело далась Матвею Ивановичу эта вторая опала. Спас его старый друг Кутузов. Лишь только многовластие Барклая, Багратиона и Тормасова закончилось и командование всеми русскими войсками перешло к Кутузову, Платов снова был возвращен на передовую.

Атаман оценил это: легкие войска, укрепленные дополнительным ополчением с Дона, подоспели на помощь как раз в критический момент Бородинской битвы. Именно казаки неожиданным появлением в тылу оттянули на себя атаку наполеоновских войск на бесценные два часа. Именно казаки не давали изможденным французам ни минуты покоя уже после битвы, появляясь из ночного сумрака и рубя расположившегося на отдых неприятеля. Именно казаки создавали общее тревожное впечатление, что, даже несмотря на уход из Москвы, Россия не сдалась — затаилась в темной лесной засаде и ждет своего часа, чтобы перейти в наступление.

Это наступление не заставило себя ждать. И тут уж Матвею Платову с его летучими берсерками не было равных. С громкими криками «ура!» они гнали врага обратно к границам Российской империи, захватывая бесконечные трофеи, наполеоновских генералов, артиллерийские орудия, не сбавляя темпа ни на секунду и не давая Наполеону перевести дух. Французский полководец, оценивая свое поражение в России, говорил Коленкуру: «Надо отдать справедливость казакам: именно им обязаны русские своими успехами в этой кампании. Это, бесспорно, лучшие легкие войска, какие только существуют». Уже в Польше, вытесненный за пределы Российской империи, Наполеон с горечью восклицал: «Дайте мне одних лишь казаков — и я пройду всю Европу!» Однако казаков у него не было, и французы в панике бежали все дальше, оставляя Пруссию и Австрию, а Наполеон был низвержен и сослан на остров Эльбу.

Матвей Платов при полном параде

Матвей Платов при полном параде

Для атамана Платова настало время величайшего триумфа и осуществления всех сокровенных желаний. Еще в самом начале контрнаступления русской армии Кутузов выхлопотал для него долгожданный графский титул. В 1814 году Платов в составе делегации Александра I посетил союзную Великобританию. Эта поездка на пике славы экзотических «казакофф» в Европе обернулась для атамана самым существенным испытанием — «медными трубами». Во время следования императорского кортежа в Лондон его постоянно останавливали местные жители, забрасывали цветами, подносили пироги, жали руки. Дамам особенно было любопытно посмотреть на «атаман Платофф», гарцевавшего на боевом коне. В какой-то момент англичанки вероломно подкрались сзади и отстригли прядь хвоста атаманского коня, которая немедленно была по волоску разобрана на сувениры. Оксфордский университет присвоил Платову звание почетного доктора, именем атамана был назван новый корабль английского военно-морского флота*.

Именно к этому моменту относится еще один замечательный исторический анекдот. Мастера лондонского оружейного завода подарили делегации Александра I знаменитую миниатюрную стальную блоху со сложным внутренним механизмом. Говорят, что именно отчаянный патриот Платов заявил, что российские оружейники не уступят англичанам. Он отвез насекомое в Тулу и попросил утереть нос иноземцам. Блоха была подкована, а на каждом гвоздике тульский мастер оставил свою подпись

Захватил знаменитый казак и кое-какой личный трофей. Из Англии Платов привез на Дон английскую барышню, про которую Денис Давыдов как-то пошутил: «Совершенно непонятно, каким образом Платов ухитрился «закампаньонить» оную мисс, не зная ни слова по-английски». Впрочем, великолепному «атаман Платофф» в таком деле опять же не нужно было лишних слов. Его жена-казачка к тому времени уже много лет как умерла, оставив достойное количество наследников графского титула, и белолицая мисс удачно скрасила преклонные годы боевого атамана.

Эти годы Платов провел в окружении сыновей и внуков, разводя на Дону особую породу боевых лошадей и радея о казачьих делах. Однако же проблемы с легкими не дали заслуженному ветерану долго наслаждаться покоем. Он умер 3 января 1818 года и со всеми подобающими ему почестями был похоронен под стенами строившегося каменного Вознесенского собора в Новочеркасске.

Анекдоты про Платова

Казаки в Париже

Любимым собутыльником Платова был прусский генерал Блюхер. Двое вояк просто сидели друг против друга и напивались, пока Блюхер не падал набок. Языка друг друга они не знали, и адъютанты все интересовались, какое удовольствие Платову от этого знакомства. А Матвей Иванович обижался: «Разве тут нужны слова? И так понятно, что он сердечный человек! Только вот одна беда: не выдерживает!»

По одной из версий слово «бистро», которым называют во Франции кафе быстрого обслуживания, родилось во время пребывания казаков Платова в Париже. Разгромив Наполеона, русская армия гуляла в столице Франции с московским размахом. Горячие усачи на лошадях подъезжали к ресторанчикам и, иногда даже не спешившись, требовали чего-нибудь закусить и — «быстро, быстро, быстро!».

Государственный деятель, литератор и публицист граф Федор Васильевич Ростопчин как-то раз принимал у себя Платова. Подавали чай, и атаман обильно подливал в него ром. В это время к Федору Васильевичу пожаловал другой его друг, писатель Карамзин. Платов радостно поднялся навстречу новому гостю, протянул руку и со всей искренностью заметил: «Очень рад, очень рад знакомству! Я всегда любил сочинителей, потому что все они пьяницы!»

Фото: Shutterstock, Gettyimages.

www.maximonline.ru

Атаман Платов

Содержание

Введение

1 В начале ратных дел

2 Неугоден ли царедворцам был Платов

3 Основатель Новочеркасска

4 Отечественная война 1812 г

5 Возращение в Новочеркасск

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Так уж сложилось в исторической литературе, краеведческих изысканиях и общественном сознании, что у основателя г. Новочеркасска, всемирно знаменитого Войскового Атамана, кавалера многих отечественных и зарубежных орденов Матвея Ивановича Платова оказалось несколько дат рождения, среди которых наиболее популярные две: 6 августа 1753 г. и 8 августа 1753 г. Первая кочует из издания в издание от первого биографа Н. Смирнаго, написавшего книгу "Жизнь и подвиги графа Матвея Ивановича Платова", состоящую из 3-х частей и выпущенную в Москве через три года после его смерти, т.е. в 1821 г.

От него дата рождения 6 августа 1753 г. перекочевала в труды Л.М.Савелова, А.Струсевича, П.Н.Краснова, и других дореволюционных авторов, а от них в советские энциклопедии и словари. Но уже в 1910-е годы появляются сообщения о том, что найдена метрическая книга, из которой явствует иная дата рождения М.И. Платова. "На самом же деле время его рождения точно известно: по метрическим книгам церкви св. апостол Петра и Павла г. Черкасска, с.1, о родившихся за 1973 г., под номером 22 значится, что у старшины Ивана Федорова Платова 8 августа того года родился сын Матвей.

Это и есть будущий войсковой атаман, стяжавший себе и всему Дону неувядаемую славу и всемирную известность". Этой даты придерживались впоследствии историки, краеведы, общественные деятели, такие как А.А. Кириллов, П.Х. Попов и др.

1 В начале ратных дел

В начале шестнадцатого столетия на необъятных просторах донских степей появились ватаги вольных людей, спасавшихся от крепостнического гнета, царившего в Московском государстве. Сюда бежали все, кто минуту вольности ценил дороже года рабской жизни. Их стали называть «казаками» - вольными людьми, храбрыми воинами.

Черкасский городок, в котором появился на свет Матвей Платов, был основан казаками в 1570 году, а с 1644 года стал столицей Дона - «Главным Войском». Здесь действовал казачий Круг - высший орган законодательной власти у донцов - отсюда отправлялись казаки в морские и сухопутные походы, здесь помнили времена святой вольности, когда казаки сами правили Доном, живя по своим законам и обычаям. Здесь принимали иноземных послов, отсюда же отправлялись казачьи посольства к соседним народам. Здесь появились первые на Дону храмы, первые школы, учителя и лекари, здесь впервые в истории России был дан военный салют в честь Азовской виктории над турками 1696 года.

Семейство Платовых появилось на Дону в начале восемнадцатого столетия. Братья Платовы, одним из которых был Иван Федорович, отец Матвея, пришли в Черкасск с плотами леса, сплавлявшегося по Дону. Отсюда, как считают исследователи, и возникла фамилия - ПЛОТОВЫ, позднее превратившаяся в ПЛАТОВЫХ. Известной на Дону эта фамилия стала в середине восемнадцатого столетия. Именно в это время в исповедальных метрических книгах Петропавловской церкви города Черкасска встречаются имена трех братьев Платовых: Ивана, Дмитрия и Демьяна Федоровичей. Старшим из братьев был Иван Федорович - отец Матвея. Год рождения отца будущего героя неизвестен, но на основании исповедальных росписей Петропавловской церкви можно предположить, что Иван Федорович родился между 1720 и 1723 годами.

Иван Платов по прибытии на Дон вскоре оставил ремесло сплавщика леса и занялся более выгодным промыслом - рыболовством, а примерно в 1742 году поступил на военную службу.

Сначала Иван Федорович находился с казачьим полком на Крымской линии, потом в так называемых Остзейских губерниях, затем в Грузии, откуда с полком был переведен в Пруссию, где полыхали бои с войсками короля-воина и философа Фридриха Второго. В составе казачьего полка под командованием донского войскового атамана Степана Ефремова он участвовал во многих сражениях этой войны и особенно отличился в битве под Кюстрином 4 августа 1758 года. По делам службы Платов-старший несколько раз выезжал в Петербург, потом был назначен сборщиком налогов с вольных малороссиян, поступивших в число донских казаков.

Примерная служба Ивана Платова была в дальнейшем высочайше отмечена двумя именными саблями и серебряной медалью. В начале семидесятых годов он получил чин войскового старшины и с полком отправился в Петровскую крепость, входившую в состав Днепровской укрепленной линии. Через год его перевели в Литву, где он принял участие в сражениях против поляков в так называемой Конфедератской войне. Во время пугачевского восстания он с донским казачьим полком прикрывал Коломенский, Касимовский и Владимирский тракты, ведшие к Москве. Скончался Иван Федорович после 1778 года в чине премьер-майора российской армии.

О матери Матвея Платова, Анне Ларионовне, родившейся в 1733 году, подробностей биографии не сохранилось. Известно только, что она погребена в станице Старочеркасской на кладбище Преображенской церкви.

Кроме старшего Матвея, в семье Платовых росли еще три сына. Стефан был моложе Матвея на девять лет, Андрей и Петр уступали в возрасте старшему брату соответственно двенадцать и пятнадцать лет .

У донских казаков издревле существовал своеобразный ритуал празднования рождения в семье первенца, поэтому, когда у Платовых родился Матвей, в гости к ним пришли родственники и знакомые казаки. Каждый из них принес новорожденному «на зубок» какой-нибудь предмет: стрелу, пулю, лук, а братья Ивана Федоровича принесли своему племяннику ружье. Эти предметы довольный отец разложил и развесил в комнате, где лежал новорожденный.

Лишь только минуло сорок дней после рождения Матвея Анна Ларионовна пошла в церковь Петра и Павла, где крестили сына, и прошла ритуал очистительной молитвы. По возвращении домой ее, согласно казачьим обычаям, радостно встретил муж и поздравил с сыном-первенцем. Иван Федорович бережно взял малютку на руки, осторожно надел на него саблю и, несмотря на протесты жены, посадил сына на коня: таков был древний казачий обычай!

Когда же у Матвея прорезались первые зубы, отец и мать, посадив его на лошадь, повезли в Петропавловскую церковь, постоянными прихожанами которой они являлись. Здесь священник отслужил полагающийся молебен перед иконой Ионна Воина, которого отец просил сделать сына храбрым, доблестным и удачливым воином-казаком и послать ему долгих лет жизни. Все воспитание сына в те короткие дни, когда он бывал дома, Иван Федорович направлял на то, чтобы Матвей стал настоящим воином. Неудивительно, что первые слова, которые он произнес, были «пу» - стрелять и «чу» - ехать. В три года Матвей, как и многие его сверстники, ездил на лошади по двору, а в пять бесстрашно скакал на коне по улицам и участвовал в детских маневрах.

Интересной и своеобычной была жизнь в казачьей столице того времени. Пытливый природный ум, неутомимость заставляли Матвея бывать в разных частях родного города, наблюдать его бурлящую жизнь, самому принимать в ней участие. Особенно интересно бывало в праздники. Шустрый Матвейка оббегал в такие дни все улицы Черкасска. Везде он встречал празднично разодетых казаков и казачек. Молодежь занималась борьбой, игрой в мяч, чехарду, бабки, айданчики (маленькие кости из бараньих ног). Взрослые казаки собирались в кружок, и песня о батюшке Тихом Доне лилась над городом.

Поскольку улицы Черкасска были тесны для веселых и деятельных мальчишек и юношей, компании малолеток выходили за город к палисаднику и крепостным стенам. Здесь они ставили цель и, одни с ружьями, другие с луками, соревновались в меткости стрельбы. Некоторые, особо меткие юноши, могли на расстоянии выбить пулей крупную монету, которую зажимал пальцами над головой его бесстрашный товарищ. После стрельбы устраивались бутафорские сражения.

Большая толпа малолетков в самодельных воинских доспехах, со знаменами, сделанными из окрашенной бумаги, с игрушечными пиками делились на две группы. В каждой имелся свой атаман. По знаку судьи из взрослых казаков оба отряда сходились в рукопашной схватке. Часто малолетки не на шутку «заводились», и сражение иногда принимало серьезный оборот. Наконец, одна из сторон не выдерживала накала борьбы и бросалась наутек. «Победители» преследовали «неприятеля», брали «в плен», захватывали трофеи и знамена. Под звуки бубнов и звон фанфарных тарелок казачата входили в город, вызывая похвалы стариков.

В большом почете у казаков были в то время скачки, которые многократно устраивались в окрестностях Черкасска. Победители скачек приобретали известность и популярность среди казаков. Казачья ребятня устраивала свои скачки по улицам. В каждом доме от зари до зари слышалась беспрерывная стрельба из ружей, пистолетов и маленьких пушечек. У кого не было оружия, те просверливали в пустых костях крупных животных «затравки» или заряжали камышинки.

Одним из непременных элементов военного воспитания у донских казаков являлась охота на дичь на конях. Она способствовала развитию у малолетков ловкой езды на лошадях и меткости стрельбы из различного оружия. Вокруг родного города Матвея Платова расстилалось обширное займище, где в изобилии водились зайцы, лисы, волки, кабаны, барсы, олени и прочая живность. Сотни казаков собирались на охоту, которую обычно открывали троекратные ружейные выстрелы. Охота развивала у молодых казаков зоркость глаза, чуткость уха, меткость и твердость рук, смелость и отвагу.

В часы отдыха и развлечений казаки делились на группы, устанавливали щиты с целями, и начиналась стрельба из луков и ружей по ним. Рядом со взрослыми устраивали свои игры и дети. Их непременным участником был резвый и не по летам смышленый Матвейка Платов.

Казачество постоянно заботилось о боевом пополнении своих рядов. Для этой цели по приказу войскового атамана в окрестностях Черкасского городка ежегодно собирались на смотр молодые казаки. Они прибывали на лучших конях, вооруженные пиками, саблями и ружьями. На обширной поляне недалеко от стольного града донских казаков разбивался лагерь, и здесь в течение нескольких недель в присутствии войскового атамана Степана Даниловича Ефремова происходили военные игры. Одна группа молодых казаков соревновалась в скачках, выявляя быстроту лошади и мастерство всадника, его ловкость. Другие малолетки на полном скаку стреляли в цель или, бросив на разостланную на земле бурку плеть или крупную монету, поднимали их на скаку. Многие казаки, стоя на лошади, могли атаковать противника, стреляя из ружей и луков.

mirznanii.com

Атаман на все времена. | Дмитрий Панкратов

Матвей Иванович Платов родился 17 августа 1751 года. Генерал от кавалерии. Атаман Платов, герой Дона, родился в Старочеркасске в семье войскового старшины, который дал ему первоначальное образование и обучил военному делу. В 19 лет он отправился на своей лошади участвовать в войне с Турцией 1768 — 1774 гг., за доблесть был замечен командующим В.Долгоруковым, произведен в есаулы, командовал казачьей сотней. В июне 1771 г. участвовал в штурме и взятии Перекопа, отважно проявил себя в сражении под Кинбурном. Произведен в войсковые старшины и стал командиром полка, в это время ему было немногим более 20 лет. С 1773 г. действовал на Кубани. В 1774 г. при сопровождении транспорта был окружен у реки Калалах войсками крымского хана Девлет-Гирея, построив укрепленный лагерь, отбил восемь атак противника и продержался до подхода подкреплений. После этого подвига стал известен в русской армии, был награжден специальной золотой медалью.

В 1775 г. Платов во главе полка был направлен в Воронежскую и Казанскую губернии, где усмирял последние вооруженные отряды сторонников Пугачева. С 1778 по 1784 г. участвовал в многочисленных походах и боях на Кавказе против чеченцев, лезгин и других горских народов. Здесь в 1782 г. познакомился с Суворовым, который командовал Кубанским корпусом. За отличия получил чины майора, подполковника и полковника.

С началом русско-турецкой войны 1787 — 1791 гг. Матвей Платов в Екатеринославской армии Г.Потемкина возглавлял казачий полк, с которым мужественно действовал при осаде и взятии Очакова (1788 г.), удостоен ордена святого Георгия 4-й степени. Вскоре он отличился при взятии Бендер, в сражении под Каушанами, произведен в бригадиры и походные атаманы, участвовал во взятии Аккермана. В декабре 1790 г. на военном совете у Суворова при решении вопроса о взятии Измаила Платов первым высказался за штурм этой мощной крепости, при штурме командовал колонной, затем всем левым крылом, подавал личный пример отваги, за героизм награжден орденом святого Георгия 3-й степени и произведен в генерал-майоры.

В 1796 г. Екатерина II поручила Платову с казаками участвовать в Персидском походе под начальством В.Зубова. За отличия в боях с персами и горцами он получил золотую саблю с алмазами и надписью: «За храбрость» и орден святого Владимира 2-й степени.

В начале царствования Павла 1 доблестный казачий генерал сделался жертвой обвинений в злоупотреблениях и неуважении к престолу, был сослан в Кострому, затем заточен в Петропавловскую крепость. После того как сенатский суд оправдал его, Павел наградил Платова мальтийским орденом и поручил возглавить передовой отряд казачьего войска для похода на Индию (январь 1801 г.). Через три месяца на престол вступил Александр 1 и прекратил этот тяжелый и бессмысленный поход.

По возвращении на родину Матвей Иванович был произведен в генерал-лейтенанты и назначен атаманом Войска Донского (вместо умершего атамана В.Орлова). Платов оставался на этой должности до своей смерти, покидая Дон лишь для участия в войнах. В 1805 г. он перенес столицу Войска из Старочеркасска в основанный им Новочеркасск. Занимался боевой подготовкой казачьих войск, развитием их вооружения, основал первую на Дону гимназию.

В период русско-прусско-французской войны 1806 — 1807 гг. Платов командовал казачьим корпусом. С этой войны началась международная военная известность Платова и донских казаков. Корпус принял участие в сражении у Прейсиш-Эйлау (январь 1807 г.), во время последующего перемещения армии Наполеона Платов беспрерывно тревожил ее неожиданными налетами, нанес чувствительные потери противнику в боях у Ландсберга, Гутштадта, Гейльсберга; участвовал во Фридландском сражении (июнь 1807 г.). Наполеон назвал казаков «исчадием рода человеческого». За отличия в войне Матвей Иванович награжден орденами святого Александра Невского и святого Георгия 2-й степени, а Войску Донскому пожаловано памятное знамя.

В Тильзите, где был заключен мир, Платов познакомился с Наполеоном, который в знак признания боевых успехов атамана подарил ему богатую табакерку; от французского же ордена Почетного легиона атаман отказался, сказав: «Я Наполеону не служил и служить не могу».

В начале 1808 г. Платов был направлен в Молдавию на русско-турецкую войну 1806 -1812 гг. Сражаясь в армии П.Багратиона, взял Гирсово, отличился в сражении при Рассевате и при осаде Силистрии, удостоен чина генерала от кавалерии, за сражение у Татарицы пожалован орденом святого Владимира 1-й степени. В конце 1809 г. Матвей Иванович заболел (подозрение на чахотку), вернулся на Дон, затем лечился в Петербурге. Когда его в столице спрашивали: «Не лучше ли здесь, нежели на Дону?», он отвечал: «Здесь все прекрасно, но на Дону лучше, там все есть, кроме роскоши, которая нам, казакам, не нужна».

С началом Отечественной войны 1812 г. Матвей Иванович возглавил казачий корпус, который входил в 1-ю армию Барклая-де-Толли, но в силу своего расположения прикрывал отход 2-й Западной армии Багратиона. У местечка Мир 27 — 28 июня корпус Платова разгромил 9 полков наступающего противника, принеся русской армии первую победу в войне 1812 г. Казаки успешно действовали против авангардных французских отрядов у Романовки, Салтановки, под Смоленском.

В трудный период отступления с Платовым едва не случилось несчастье. У Семлево его арьергард пропустил вперед французов, и Барклай-де-Толли отстранил его от командования арьергардом. Барклай считал, что атаман «проспал» французов из-за пьянства, к тому же он не любил Платова за критику в свой адрес в связи с беспрерывным отступлением. Уже уезжавшего на Дон Матвея Ивановича вернул в войска новый главнокомандующий М.Кутузов (он знал Платова с 1773 г.). В Бородинском сражении десять казачьих полков Платова сражались на правом фланге. В один из критических моментов битвы они участвовали в кавалерийском рейде в тыл противника, расстроив его ряды.

На военном совете в Филях, решавшем участь Москвы, отважный донской атаман высказался за новое сражение с Наполеоном, но мудрый Кутузов взял на себя смелость дать приказ к отступлению. Платов был инициатором проведения дополнительной мобилизации на Дону, и в Тарутинский лагерь, где русская армия собирала силы, в конце августа прибыли 22 тыс. казаков. Атаману было поручено возглавить вновь прибывшие казачьи полки. 7 октября началось отступление французской армии из Москвы, и казачья кавалерия Платова приняла самое активное участие в преследовании и поражении противника вдоль Смоленской дороги, вела успешные боевые действия под Вязьмой, Смоленском, Красным. По ходатайству Кутузова указом царя от 29 октября предводитель казаков был произведен в графы.

Покидая пределы России, Наполеон признавал, что именно казаки уничтожили конницу и артиллерию отступавшей французской армии. В Польше он изрек фразу, ставшую известной: «Дайте мне одних лишь казаков, и я покорю всю Европу«. После победного сражения за польский город Данциг Кутузов писал Платову: «Услуги, оказанные Вами отечеству в продолжении нынешней кампании, не имеют примеров! Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона«.

В 1813-1814 гг. Платов состоял при императорской главной квартире, выполняя важные задания по разгрому отдельных группировок противника. Снискал уважение в Западной Европе не только своими военными успехами, но и гуманным отношением к побежденным. Участвовал в знаменитой «битве народов» под Лейпцигом, предрешившей закат Наполеона, награжден орденом святого Андрея Первозванного. Действуя во Франции во главе казачьего отряда, штурмом взял Немюр. После заключения Парижского мира сопровождал Александра 1 в поездке в Лондон, где встретил восторженный прием англичан. Вместе с тремя особо отличившимися полководцами армий союзников — российским фельдмаршалом Барклаем-де-Толли, прусским фельдмаршалом Блюхером и австрийским фельдмаршалом Шварценбергом он получил в награду от городской думы Лондона специальную почетную саблю великолепной работы (находится в Новочеркасске в Музее истории донского казачества). Был удостоен также диплома почетного доктора Оксфордского университета.

По возвращении на Дон Матвей Иванович занимался внутренними делами области Войска Донского. -Здоровье его убывало, и 3 января 1818 г. он умер. Похоронен в склепе новочеркасского Вознесенского собора. Там он покоится рядом с останками трех других героев Дона — В.В.Орлова, И.Е.Ефремова и Я.П.Бакланова. По случаю столетия со дня рождения Платова при Николае 1 в Новочеркасске «вихрю-атаману» был поставлен памятник работы известного скульптора П.Клодта (после революции 1917 г. памятник разрушен).

Матвей Иванович всегда сохранял природные качества своего донского характера, он имел острый ум и живое воображение, любил пошутить, простым словом умел воодушевить казаков и поддержать их боевую энергию, пользовался среди них большим авторитетом. Платов был женат на вдове Марфе Дмитриевне Кирсановой, имел двух сыновей (обоих Иванов) и четырех дочерей.

Занимательные факты из жизни атамана Платова

Физика и мораль ничего.

В 1814 году, побывав в Англии в свите Александра I, Платов привез оттуда некую англичанку (как он говорил, в качестве «компаньонки»). Денис Давыдов спросил атамана, как он ухитрился «закампаньнить» оную мисс, не зная ни слова по-английски. Ответ был таков:

— Это совсем не для физики, а более для морали. Она добрая душа и девка благонравная. К тому же такая белая и дородная, что ни дать ни взять ярославская баба. Не берем на себя смелость пояснять, что имел в виду атаман, под понятием «физика» и «мораль».

Истина в вине

Когда Платову представили Н.М. Карамзина (как писателя), он сказал:— Очень рад познакомиться. Я всегда любил сочинителей, потому что все они пьяницы.Очевидно латинскую поговорку «Истина в вине» атаман понимал в широком смысле: «В вине не только истина, но и успех в сочинительстве».

Не хочет ли он …

На одном из придворных балов Платов так оценивал некоторых его участников: «Вот, например, Ветерник (речь шла об австрийском канцлере Метернихе) — по шерсти и кличка. Так и вертится, куда ветер дует. Вот и Ш…конф. Он думает, я ему поклонюсь. Не хочет ли он …»

Полный салонных условностей, XIX век не допускал воспроизведения на бумаге выражений, употребляемых атаманом войска донского. Вместо них в первоисточнике стоят точки.

Не состоявшийся зять.

Оставление русской армией Москвы в 1812 году уязвило национальную гордость и профессиональное самолюбие Матвея Ивановича. В сердцах он поклялся: «Если кто, хоть простой казак, доставит ко мне Бонапартишку — живого или мертвого, за того выдам дочь свою!»

Можно обоснованно предполагать, что это обещание было воспринято современниками, как глупая похвальба или неостроумная шутка. Однако спустя примерно месяц какой-то казак чуть не стал атаманским зятем. Произошло это при следующих обстоятельствах. «Бонапартишка» объезжал район сражения под Малоярославцем в сопровождении маршалов Бартье и Мюрада, генерала Раппа и нескольких штабных офицеров. Перед ними показалась группа всадников, которых посчитали своими. Неожиданно с криком «Ура!» они устремились на императорский кортеж.

Кто знает, как сложилась бы история не только Европы, но и всего мира, если бы казаки Платова (а это были они) не поторопились (если бы они сближались неопознанными, без шума до тех пор, пока это было возможно). В этом случае ведь у французских гвардейских егерей и польских кавалеристов было бы мало шансов спасти своего императора.

Примечательно, что обещание атамана стало известно в Англии и в Лондоне появился в продаже портрет девицы в казачьем костюме с надписью «Мисс Платов» и следующим изречением оной «мисс»: «По любви к отцу отдаю руку, а по любви к отечеству и сердце свое».

Не нужно знать языков

Платов любил пить с прусским генералом Блюхером. Вино, любимое атаманом и приятное для его собутыльника, было «Цимлянское». Очевидцы рассказывали, как происходило это русско-прусское возлияние. Сидят атаман и генерал и молча тянут вино.

Обычно Блюхер на каком-то стакане «отключался» и его увозили адъютанты, а Платов сокрушался:

— Люблю Блюхера! Славный, приятный он человек. Одно в нем плохо: не выдерживает!Адъютант Платова (он же переводчик) Смирной спросил как-то у своего шефа:— Блюхер не знает русского, а вы немецкого.

Какое же удовольствие вам от этого знакомства?

— Как будто здесь нужны разговоры, — ответил атаман. — Я и без них знаю его душу. Он потому и приятен мне, что сердечный человек.

Герцог ничто перед дюком

Платов приказал своему адъютанту Смирному написать письмо герцогу Ришелье. Адъютант так и написал на конверте: «Герцогу Эммануилу Ришелье».— Какой же он герцог, — заметил Платов. — Он — «дюк».

— Но это одно и то же, — пояснил адъютант. Матвей Иванович был непреклонен:— Станешь ты меня учить. Герцог ничто перед дюком.

Похожее

d-pankratov.ru

Предатель интересов донского казачества атаман Матвей Платов

Сегодняшнее поколение донских казаков критически относится к атаманам Войска Донского, сотрудничавшими с русскими оккупационными властями в период с 1708 по 1917 г.г. После оккупации Российской империей в 1708 году Всего Великого Войска Донского свободолюбивый народ Дона был превращён в военных рабов. А атаманы, которых назначал русский царь, так называемые наказные атаманы, были предателями своего народа, марионетками русского самодержавия. Одним из них был донской казак, «русский граф», атаман Матвей Платов. Русская, советская и российская историографии воздали должное этому человеку, столько сделавшему для дома Романовых. Донское же казачество 200 с лишним лет гнуло спину на русское самодержавие, под руководством таких атаманов как Платов, даже и, не помышляя о свободе. Но международное историческое сообщество дало его деятельности свою оценку. Пусть и донские казаки сегодня с ней познакомятся.

Император всех французов Наполеон Бонапарт как-то сказал: «Надо отдать справедливость казакам, - это они доставили успех России в этой кампании. Казаки - это самые лучшие легкие войска среди всех существующих. Если бы я имел их в своей армии, я прошел бы с ними весь мир». «Отдать справедливость», потому что в Европе XVIII-XIX столетия понятия не имели о боевых качествах казаков и считали донцов осколком древнего кочевья, не способным тягаться с современными регулярными войсками. Наполеоновские войны развеяли это заблуждение спесивых европейских генералов. Огромная личная заслуга в этом донского казака, атамана Матвея Ивановича Платова.

Будущий атаман Воинства Донского родился в 1753 году в станице Черкасская (или Старочеркасская) в семье войскового старшины Ивана Федоровича Платова. С детства, как принято в казачьей вольнице, обучался искусству конного боя и грамоте. В 13 лет Матвей Иванович поступил в Донскую воинскую канцелярию урядником и за три года доказал, что природный ум способен заменить даже самое хорошее образование. В 1769 году Платов получает чин есаула, уже через два года отличившись при взятии Перекопской линии и Кинбурга, а ещё через год, в 1772 году, получает в подчинение казачий полк. И это в 18 лет, без связей и протекций!

В 1774 году Платов принял бой, который выиграть, казалось бы, нельзя в принципе. На реке Калалах отряд казаков примерно в 1000 человек окружила 30000 войско Дивлет-Гирея. 8 атак татарско-турецкого войска было отбито маленьким гарнизоном хлипкого Вагенбурга, до подхода подкреплений. Обоз был спасен, а немаленькое войско новоявленного крымского хана разбежалось кто куда. Об этом подвиге узнала вся русская армия и сама императрица наградила молодого казацкого героя (Платову едва исполнилось 23) специальной золотой медалью.

В 1775 полк Матвея Ивановича отправляют в Воронежскую и Казанскую губернии добивать последних сторонников Пугачёва. Уж так хотел властолюбивый атаман угодить русскому самодержавию, что даже не пощадил своих названных братьев, русских казаков, огнём и мечом пройдясь по русским деревням. Затем с 1778 по 1784 отряд Платова нес службу на Кубани, участвуя в многочисленных походах по завоеванию горских народов Кавказа. В этот период Платов знакомится с Суворовым. Служба под предводительством великого полководца стала для Матвея Ивановича прекрасной школой.

Следующей страницей боевой славы Матвея Платова стала Русско-турецкая война 1787-91 годов. Штурм Очакова, а затем и пленение Зайнал-Гассана 13 сентября 1789 года ни у кого не оставили сомнений в выдающемся таланте Матвея Ивановича. За пленение паши Платов становиться походным атаманом казачьих полков. В следующем 1790 году Платов, обличенный доверием и Потемкина, и Суворова, командует колонной при штурме Измаила. Спешенные казаки, вооруженные укороченными пиками, в неравном бою выдержали вылазку турок, а с подходом подкреплений загнали осажденных обратно за стены крепости. Взятие Измаила принесло казачьему командиру орден св. Георгия 3-й степени. К финалу кампании Платов был произведен в генерал-майоры.

Фантастическая карьера Матвея Ивановича не осталась вне внимания царедворцев. С воцарением Павла I опалы на талантливых военачальников по ложным, а местами, откровенно нелепым доносам, стали обычным делом. Популярность Платова среди старшинской верхушки на Дону, которая всегда был источником беспокойства для русского дворянства и знати, побудил кого-то из придворных льстецов нашептать императору о готовящемся восстании, сродни возглавляемому Степаном Разиным чуть более века назад. Павел доносчикам поверил, и еще не добравшийся до дома Платов был сослан в Кострому, а затем, в 1800, и вовсе заключен в Петропавловскую крепость, но в начале 1801 года последовало высочайшее прощение. Платова освободили и назначали предводителем 27-тысячного отряда казацкой конницы при двух конно-артиллерийских ротах, который должен был совершить поход в Британскую Индию, оказав поддержку русскому и французскому пехотным корпусам. Решение о походе стало результатом резкой смены вектора внешней политики России. Империя вышла из Второй антифранцузской коалиции из-за, мягко говоря, несоюзнического поведения Англии и Австрии и заключила договора с Францией.

…Павел сразу принял предложение Бонапарта разорить главную британскую колонию. До сих пор историки спорят о шансах на успех и возможных последствиях похода для Британской империи. Закончился он, однако, в границах Российской империи – под Оренбургом. Вероятно, индуистские боги не дремали, и кто-то из них вложил в руку заговорщиков ту самую табакерку, которая совершила апоплексический удар в висок императора Павла.

Взойдя на престол в 1801 году, Александр I разорвал союз с Наполеоном и отозвал казаков. Многие талантливые генералы были возвращены на службу, а атаману Платову высочайшим рескриптом присвоили звание генерал-лейтенанта и назначили атаманом Войска Донского. На гражданской должности Платов принес немало пользы. В 1805 он перенес столицу в Новочеркасск из подверженного наводнениям Черкасска ( столицы оккупированного Всего Великого Войска Донского), сделал много для экономики края и усовершенствовал, на основе богатого военного опыта, систему подготовки казаков. Когда, в том же году пришло известие о новой войне с Наполеоном, Платов мобилизовал казачье войско и выступил к австрийской границе, но к боевым действиям не успел: союзная армия потерпела сокрушительное поражение при Аустерлице.

В войнах Четвертой антифранцузской коалиции войска Наполеона все-таки познакомились с казачьей манерой боя. Сражения при Прейсиш-Эйлау и Фридланде вновь ярко показали мастерство Платова-командира и боевые качества донских казаков. На переговорах в Тильзите в 1807 году Наполеон лично беседовал с Матвеем Ивановичем, подарив знаменитому казачьему генералу очередную табакерку (которых у Платова скопилась целая коллекция). Кроме того, Бонапарт хотел наградить атамана Войска Донского орденом Почетного Легиона, от которого тот отказался, справедливо заметив, что Наполеону не служил и служить не может. Этой же зимой Александр наградил Платова орденом св. Георгия 2-й степени.

В начале 1808 года, Платов был отправлен на юг, в Молдавскую армию, сражавшуюся против турок. До 1809 года Матвей Иванович отличился в сражениях при Рассевате, осаде Силитстрии, взятии Гирсово и сражении у Татарицы. За последний бой Платов награжден орденом св. Владимира 1-й степени и осенью этот же года произведен в генералы от кавалерии. В конце 1809 года Платов тяжело заболел и вернулся на Дон, затем долго лечился в столице.

Непродолжительная европейская кампания не дала французам ощутить всей опасности, которую могут представлять донские казаки. Война 1812 года исправила эту огреху военной эрудиции французов. Донские казаки с первых дней начали наносить Великой Армии ощутимые уколы, которые становились все болезненней по мере её продвижения вглубь российских земель. Ведь русская армия до Смоленска просто беспорядочно отступала. С июля по сентябрь, то есть все время наступления наполеоновской армии, донские казаки непрерывно участвовали в арьергардных сражениях, часто нанося французам значительные поражения. Так корпус Платова 9 июля у местечка, с символическим названием, Мир разгромил дивизию улан генерала Турно, применив излюбленный тактический прием донских казаков казаков – вентерь. Небольшой отряд заманивал противника, которого затем окружали и громили. 10 июля здесь же был разбит авангард Жерома Бонапарта – короля Вестфалии.8 августа чуть более чем за месяц до Бородинского сражения Платов разгромил авангард корпуса Мюрата при деревне Молево Болота.

В день Бородинского сражения кавалерия Платова и Уварова в критический момент боя совершила рейд по тылам противника, которому многие приписывают двухчасовую передышку середины дня, давшая возможность перегруппироваться расстроенным русским полкам. Кутузов, правда, результатами рейда остался недоволен, поэтому не представил к наградам командиров рейда. За это Кутузова часто обвиняют в том, что он пытался снять с себя ответственность за результаты битвы. Впрочем, позже это не помешало главнокомандующему лично написать прошение императору о представлении Платова к графскому титулу.

С началом отступления Великой Армии из России список казачьих побед неуклонно рос. Ни дня не проходил без известий о новых победах лучшей легкой кавалерии мира. Перед сражением у Малоярославца казачий отряд едва не пленил Наполеона, напав на обоз в городе Гродно, в ноябре казаки Платова выбивают из Гжатска арьергард Даву, затем у реки Вопь был захвачен весь обоз Эжена де Богарне, а в конце ноября донские казаки занимают Оршу. О небольших победах вообще можно рассказывать бесконечно.

С началом Заграничного похода русской армии список достижений Матвея Ивановича, и без того немалый, расширился ещё. Пройдя с боями всю Европу, в битве под Лейпцигом донские казаки взяли более 15000 пленных, вдобавок 70000 тысячам захваченным в кампанию 1812 года. В 1814 году Платов за сражение при Арси-сюр-Об получает высшую награду империи – орден св. Андрея Первозванного.

Слава казачьего атамана Матвея Платова перенеслась и через Ла-Манш. Жители Лондона преподнесли генералу богато украшенную саблю, а Лондонский университет диплом почетного доктора. В 1815 Матвей Иванович возвратился на Дон. Здесь, в основанном им же Новочеркасске, занимаясь пришедшей в упадок мирной стороной жизни донской вольницы, он и умер.

Матвей Иванович Платов, участник всех воин Российской империи конца XVIII начал XIX столетия, похоронен в Вознесенском соборе Новочеркасска. Великий казачий атаман своим мастерством и отвагой навсегда вписал свое имя в мировую военную историю.

С высоты сегодняшних знаний истории донского казачества не будем тревожить могилы предков. Но коллаборационистов и предателей своего народа надо припереть к позорному столбу истории уже сегодня. Иначе мы будем продолжать наступать на одни и те же грабли. А так называемы «палестинские казаки», лукавые пастыри от сионизма, будут уводить наш народ с дороги национально-освободительной борьбы, как это успешно делало русское самодержавие, а сегодня «г-гусская либегальная дегмокгатия».

www.blaznin.ru

Платов Матвей Иванович - донской атаман, герой Бородинской битвы

История России

 

 

Платов Матвей Иванович (1753 - 1818) - донской атаман, герой Бородинской битвы 1812 года.Этот военачальник впервые отличился в русско-турецкую войну 1768-1774 гг. В 1774 г. у реки Каллах Платову пришлось столкнуться с двадцати пятитысячным войском крымских татар, когда как у него самого в отряде было около тысячи казаков. Стоит заметить, что Платов тогда находился в чине полковника, и ему было всего 23 года, но военачальником он был толковым и храбрым. Его отряд обеспечивал защиту дорог, соединяющих территорию российской империи с Крымом, где шли напряженные боевые действия. Платов прекрасно понимал огромное стратегическое значение своего отряда и решил принять этот неравный бой. Казаками наспех были выкопаны окопы и поставлено защитное укрепление из обозов. Крымские татары хлынули на них большим потоком. Казаки доблестно отбивали одну их атаку за другой. Двое казаков были отправлены за подмогой к подполковнику Бухвостову. Один из них добрался до него, другой погиб в опасной дороге.

Силы казаков уже были на исходе и вот-вот татары должны были дожать и сломить их сопротивление. Однако их здорово ободрила появившаяся вдалеке долгожданная подмога из 300-500 русских всадников под командованием Бухвостова. Свежие силы ударили в тыл крымчакам и посеяли в их рядах замешательство, и тут в смелую контратаку бросился на татар Матвей Платов с казаками. Неприятель в панике обратился в бегство. Казаки рубили убегающих врагов. Огромная армия крымских татар, поддавшись панике, невольно разъединилась на части и пыталась соединяться, но русские не давали им это сделать, постоянно преследуя их. Таким образом, 1000 казаков победила 25000 крымских татар. Это одна из самых замечательных побед русского оружия. Огромную роль в этом триумфе сыграл Платов.

В последующую русско-турецкую войну Матвей Иванович отличился при штурме Очакова в 1789 г. За что получил орден Святого Георгия 4-ой степени. Позднее, в 1791 г. при взятии Измаила был награжден Георгием 3-ей степени. В 1801 г. Платову было присвоено звание атамана Донского казачьего войска.

Матвею Ивановичу еще не раз приходилось отличаться в войнах, которые вела Россия. В 1812 г. в Бородинской битве атаман Платов с казаками в напряженный для всей нашей армии момент совершил неожиданный рейд в тыл армии Наполеона. Этим он расстроил удачные действия французов. Матвей Иванович Платов является героем Бородинской битвы 1812 г.Атаман Платов в битвах с французами своими стремительными налетами часто наводил на них ужас. Так, что французы долго помнили о казаках.Платов Матвей Иванович по праву является нашей гордостью.

атаман Платов - модель памятника из бронзы Модель памятника Платову в Новочеркасске, бронза.

 

Выдающиеся полководцы России

 

www.historbook.ru