Присутствие генерала Асапова на передовой было необходимо. Асапов генерал майор


Как жил и воевал генерал Асапов

Сирийская боевая командировка генерал-лейтенанта Валерия Асапова стала для него последней, но далеко не первой. За свою армейскую карьеру Асапов не раз оказывался на переднем крае вооруженных конфликтов и в буквальном смысле ходил по лезвию бритвы. Его бросали туда, где трудно и горячо, где могут помочь только профессионализм, решительность и смелость.

Туда, где вместо блестящего паркета кабинетов под ногами дымится еще теплая от взрывов земля. Северный и Южный Кавказ, дальневосточные рубежи России, Сирия — послужной список генерала впечатляет.

Кавказ

Валерий Асапов в 1987 году с отличием окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Офицерскую службу начинал в Псковской дивизии ВДВ. Прошел не одну горячую точку. Награжден тремя орденами. О нем не раз писала газета «Красная звезда».

Первая боевая командировка майора Асапова в Чечню состоялась в январе 1995-го. В Грозном офицер был тяжело ранен в ногу. В течение года он перенес четыре операции в военных госпиталях Ростова-на-Дону, Пскова и Санкт-Петербурга, выздоровел, но от хромоты не избавился. После того как встал на ноги, поступил в Военную академию имени Фрунзе, которую закончил с отличием. Очередное назначение — замкомандира отдельного парашютно-десантного полка в составе миротворческих сил в Абхазии. Через год Асапов уже командовал полком.

Коллективные силы по поддержанию мира были буфером между сторонами грузино-абхазского конфликта. На берегах Ингури часто была слышна стрельба, случались подрывы техники и другие провокации. За годы миротворческой миссии в Абхазии погибли более 100 российских военнослужащих. В 2003-м Валерий Асапов возглавил группировку Воздушно-десантных войск и снова выполнял боевые задачи на Кавказе.

Курилы

В мае 2007 года полковник ВДВ Валерий Асапов возглавил самую восточную — островную 18-ю пулеметно-артиллерийскую дивизию, которая занималась противодесантной обороной. Протяженность зоны ответственности соединения по островам Итуруп и Кунашир достигает 400 километров.

На Курилах были свои сложности — нехватка офицерских кадров, отрыв от материка, привязка жизнедеятельности войск к сезонной навигации. По статистике на год здесь приходится 19 ясных дней, остальное время — дождливо и туманно, из-за чего не летают даже вертолеты. Валерий Асапов немало потрудился, чтобы развить группировку и превратить Курилы в неприступную крепость для потенциального противника.

По окончании в 2011 году Военной академии Генштаба полковник Асапов получил назначение на должность командира 37-й гвардейской мотострелковой бригады в Забайкалье, которая под его командованием образцово показала себя на трех крупных международных учениях — двух российско-монгольских «Селенга-2011» и «Селенга-2012» и в российско-индийском «Индра-2012».

В феврале 2013-го президент России Владимир Путин в Георгиевском зале Кремля вручил командиру 37-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады полковнику Асапову орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени — за достойный вклад в международное военное сотрудничество.

Последняя командировка

Вскоре Асапов передал командование бригадой и уехал к новому месту службы — в Приморье — заместителем командующего Пятой Краснознаменной армией Восточного военного округа. В августе 2017-го генерал был назначен командующим Пятой общевойсковой армией ВВО и вскоре убыл в сирийскую командировку, которая оказалась для него роковой — старший военный советник российской группировки войск в САР погиб в воскресенье, на командном пункте сирийских войск, освобождающих Дейр эз-Зор.

Военачальника похоронят в Москве, но 27 сентября с генералом простятся в Уссурийске, где находится штаб его армии. Парламентарии Приморского края и власти Уссурийска выразили свои соболезнования родным и близким Валерия Асапова, добрым словом вспомнили помощь генерала региону после ударов стихии.

ria.ru

www.discred.ru

Вечная память генералу Асапову - СВИРЕПО И ВЛАСТНО ЛЮБИТЬ ЖИЗНЬ (с)

Командующий 5-й общевойсковой армией генерал-лейтенант Валерий Григорьевич Асапов погиб в Сирии.

Как отметили в Министерстве обороны РФ, старший группы российских военных советников генерал-лейтенант Валерий Асапов находился на командном пункте сирийских войск. Он помогал сирийским командирам в управлении операцией по освобождению Дейр-эз-Зора. Асапов был смертельно ранен в результате разрыва мины.СМИ сообщают, что миномётный огонь вёлся по точной наводке и, судя по всему, речь может идти о предательстве.

Генерала Асапова посмертно представили к высокой государственной награде.

Валерий Григорьевич Асапов родился 1 января 1966 года в городе Малмыж Кировской области. В 1987 году окончил с отличием Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова в звании лейтенанта. В 1987-97 служил в 104-м парашютно-десантном полку 76-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ в Пскове, где прошёл ступени от командира взвода до командира батальона. В 1992-1993 годах служил в Южной Осетии. В январе 1995 года командирован в Чечню в должности начальника штаба батальона (в звании майора). В Грозном получил тяжёлое огнестрельное ранение в ногу и, как следствие, неустранимую хромоту. Это не помешало боевому офицеру поступить в Военную академию имени М. В. Фрунзе и через три года получить диплом с отличием о её окончании. Затем полковник Асапов получил назначение заместителем командира отдельного парашютно-десантного полка в составе миротворческих сил в Абхазии. 12-13 апреля 2002 года он - командир группы российских десантников, высадившихся в Кодорском ущелье. В 2003-07 заместитель командира, а затем начальник штаба 98-й воздушно-десантной дивизии. В 2007-11 командир 18-й пулемётно-артиллерийской дивизии, дислоцированной на Курильских островах. За время пребывания в этой должности Валерий Асапов обновил кадровый офицерский состав, добился направления в дивизию лучших призывников, пресёк любые проявления хулиганства и межнациональной розни, добился замены старой техники на более новую, привёл дивизию в боеготовное и полностью укомплектованное состояние. В 2011 году руководство Министерства обороны решило с пользой для дела применить мощную энергию и командирский талант офицера на ниве международного военного сотрудничества. И, по окончанию Военной академии Генштаба (с отличием), он получил назначение на должность командира 37-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады 36-й армии Восточного военного округа, которая в течение года принимала участие сразу в трёх ответственных международных учениях. В 2013 году накануне Дня защитника Отечества Президент России Владимир Путин в Георгиевском зале Кремля вручил Валерию Асапову орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Потом он был заместителем командующего 5-й армией Восточного военного округа. С октября 2016 года - командующий 5-й общевойсковой Краснознамённой армии. Бандеровцы в марте 2016 года верещали о «генерал-майоре ВС РФ Валерии Григорьевиче Асапове, который командует 1-м армейским корпусом (под именем Валерий Георгиевич Примаков), дислоцированном в Донецке». Внесён в базу данных террористического сайта «Миротворец». Кавалер многих боевых наград, в числе которых орден Мужества, орден «За военные заслуги», орден «Ветеранский крест» II степени и медаль «За боевые заслуги».

Настоящий человек. Настоящий боевой генерал.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ.

general-ivanoff.livejournal.com

Сирия сегодня: биография генерал-лейтенанта Валерия Асапова

Сирия сегодня, новости 25 сентября 2017. 24 сентября 2017 года в Минобороны РФ сообщили, что старший группы российских военных советников в Сирии генерал-лейтенант Валерий Асапов погиб близ города Дейр-эз-Зор.

Он получил смертельное ранение при минометном обстреле боевиками «Исламского государства» (ИГИЛ, запрещена в РФ) командного пункта сирийской армии.

Валерий Григорьевич Асапов родился 1 января 1966 года в городе Малмыж (Кировская область) в семье рабочего.

В 1987 году с отличием окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное дважды Краснознаменное училище им. Ленинского комсомола (ныне — Рязанское высшее воздушно-десантное командное ордена Суворова дважды Краснознаменное училище им. генерала армии В. Ф. Маргелова). Также окончил Военную орденов Ленина и Октябрьской Революции Краснознаменную ордена Суворова академию им. М. В. Фрунзе (2000) и Военную академию Генерального штаба ВС РФ (2011).

C 1987 года служил в 104-м парашютно-десантном полку 76-й десантно-штурмовой Черниговской Краснознаменной дивизии ВДВ (Псков).

В 1995 года в должности начальника штаба батальона был командирован в Чеченскую Республику. В ходе боев в Грозном майор Асапов получил тяжелое ранение в ноги, перенес четыре операции.

С 2001 года служил в частях ВДВ, входящих в состав миротворческих сил в Абхазии, был командиром 10-го отдельного парашютно-десантного полка. В апреле 2002 года при обострении грузино-абхазского конфликта лично командовал группой десантников, высадившихся в Кодорском ущелье и восстановивших там наблюдательный пост российских миротворцев. Эта операция вызвала бурную реакцию грузинских политиков, на переговоры с подполковником Асаповым летал президент Грузии Эдуард Шеварднадзе.

В 2003 году был назначен заместителем командира 98-й гвардейской воздушно-десантной Свирской Краснознаменной ордена Кутузова II степени дивизии (Ивановская область), в 2005 году стал начальником штаба этого соединения.

Зимой 2003-2004 годах возглавлял группировку ВДВ в Чечне.

В мае 2007 году полковник Асапов был переведен из ВДВ в Сухопутные войска и назначен командиром дислоцированной на Южных Курилах 18-й пулеметно-артиллерийской дивизии — единственного подобного соединения в Вооруженных силах РФ.

После окончания Академии Генштаба, в июне 2011 года вернулся в Восточный военный округ и возглавил 37-ю отдельную гвардейскую Будапештскую Краснознаменную ордена Красной Звезды мотострелковую бригаду (город Кяхта, Бурятия) 36-й общевойсковой армии. Части и подразделения бригады получили высокую оценку по результатам международных учений «Селенга-2011», «Селенга-2012» (российско-монгольских), «Индра-2012» (российско-индийских).

В феврале 2013 года был назначен заместителем командующего 5-й Краснознаменной общевойсковой армией ВВО (штаб в Уссурийске, Приморский край). В мае 2013 года получил звание генерал-майора.

С 2014 года командовал 68-м армейским корпусом (штаб — Южно-Сахалинск).

16 октября 2016 года Асапов вошел в список лиц, против которых решением Совета национальной безопасности и обороны Украины были введены персональные санкции.

С октября 2016 года — командующий 5-й армией. Стал одним из немногих десантников в истории современной российской армии, возглавлявших общевойсковые объединения. Ранее 5-й армией командовали такие известные военачальники, как Анатолий Сидоров (2006-2008, ныне — генерал-полковник, начальник Объединенного штаба ОДКБ,) Александр Дворников (2008-2010, ныне — генерал-полковник, командующий войсками Южного военного округа) и Андрей Сердюков (2011-2013, ныне — генерал-полковник, командующий Воздушно-десантными войсками).

В 2017 году — старший группы российских военных советников в Сирии.

Генерал-лейтенант (11 июня 2016 года).

Был награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Мужества, «За военные заслуги», медалями.

Гибель российского генерала в Сирии — это цена, которую заплатила Москва за двуличность позиции США по вопросу урегулирования сирийского конфликта. Об этом заявил замглавы МИД России Сергей Рябков.

«Гибель российского командира — это та цена, плата кровью за двуличие американской политики в Сирии», — сказал Рябков.

СЛЕДИТЕ ТАКЖЕ:Сирия: сводка за день. Сирия сегодня 25 сентября 2017 (обновляется)

achtungpartisanen.ru

Присутствие генерала Асапова на передовой было необходимо » Военное обозрение

Россия впервые за десятилетия потеряла в боевых действиях столь высокопоставленного военного. Однако гибель генерал-лейтенанта Асапова в Сирии заставляет задуматься не только об этом. Российский военный советник был убит прямым попаданием мины в его командный пункт – но почему генерал в принципе находился настолько близко к противнику?Гибель в Сирии генерал-лейтенанта Валерия Асапова – первая боевая потеря среди старших офицеров (генералов) российских и даже советских вооруженных сил со времен войны в Афганистане.

При этом из трех советских генералов, погибших в Афганистане, двое были летчиками. Обстоятельства их гибели разные и статистическому анализу не поддаются. Генерал-майор Николай Власов лично сидел за штурвалом Миг-21бис «в целях повышения результативности работы афганских ВВС» (проще говоря, афганцы летать не умели), когда его сбили из пулемета ДШК. Генерал-майор Вадим Хахалов на вертолете атаковал малоподвижную цель и при выходе из виража был сбит. Чудовищно изуродованное душманами тело генерала было найдено только через неделю в ходе специального рейда в горы Луркоха.

Единственный погибший в Афганистане сухопутный высший офицер, генерал-лейтенант Петр Шкидченко служил в должности заместителя Главного военного советника в ДРА – начальником Группы управления боевыми действиями, то есть был фактически третьим человеком в ограниченном контингенте советских войск. Генерал Шкидченко выполнял приказ Главного военного советника генерала армии Михаила Сорокина по наведению порядка в районе города Хоста. В частности, он должен был остановить разложение местного афганского пехотного полка, который разбегался на глазах. Вертолет Ми-8, на котором Шкидченко и еще несколько советских офицеров вылетели в Хост, был обстрелян недалеко от базы, упал в горах и сгорел. Шкидченко опознали только по часам на руке. Он был признан погибшим в авиационной катастрофе и потому не представлен к награде, а его семья не получила компенсации и льгот. В то же время летчики были признаны погибшими при выполнении боевого задания.

Это типичный выверт сознания военной бюрократии: летчики выполняли боевое задание по транспортировке генерала Шкидченко, а его заданием было наведение порядка в Хосте, и в вертолете он был лишь пассажиром. А потому с точки зрения Управления кадров МО СССР он жертва авиакатастрофы, а к выполнению своего боевого задания на момент гибели он даже не приступал.

Еще двое генералов скончались в Афганистане от болезней (начальник одного из Управлений Генерального штаба генерал-лейтенант Анатолий Драгун и генерал-майор Анатолий Цуканов, советник командующего артиллерией ВС ДРА).

Девяностые и нулевые годы унесли много российских высших офицеров, но исключительно по небоевым обстоятельствам. Были смертельные автокатастрофы, самоубийства и смерти от болезней, но даже в двух чеченских кампаниях ни один российский генерал не погиб непосредственно в бою.

И этому есть логичное объяснение.Естественный ход развития военной науки и практики – командные пункты высокопоставленных лиц располагаются все дальше от непосредственной зоны боевых действий.

Личное участие представителей генералитета в боях впереди на белом коне, как в наполеоновскую эпоху, давно не требуется. Даже в Великую Отечественную после 1943 года генералы гибли либо совсем уж случайно, как генерал армии Иван Черняховский, либо в результате терактов, как генерал армии Николай Ватутин, убитый из засады бандеровцами.

Именно поэтому гибель представителя российского генералитета в Сирии стала событием исключительным, вызывающим не только эмоциональную реакцию, но и вопросы о том, как такое могло произойти в условиях современной войны.

Автору этих строк довелось общаться с Валерием Асаповым, когда он еще десантным капитаном служил в 1992–1993 годах в Южной Осетии в должности замначальника штаба российского батальона в составе смешанных миротворческих сил. Комендантом Цхинвала был тогда офицер с похожей фамилией – подполковник Сергей Ашлапов. Они дружили и почти одновременно уехали в Чечню. Подполковник Ашлапов был назначен комендантом Ханкалы (на территории бывшего аэропорта Грозного размещался штаб федеральной группировки), а Асапов стал начальником штаба батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. В январе 1996 года во время боев за Грозный Ашлапов получил приказ прорываться из окружения к железнодорожному вокзалу, в котором оборонялись остатки майкопской бригады. Его БТР попал в засаду, и Ашлапов погиб, закрыв собой молодого бойца. А майор Асапов получил тяжелое ранение голени, после чего его прооперировали прямо в автоперевязочной медицинской роты. Около года затем он был прикован к постели, перенес четыре операции и остался навсегда хромым. Это обстоятельство, кстати, считают одной из причин перевода Асапова на командные должности в тылу, где он проявил себя великолепно, а затем и перевод из ВДВ в Сухопутные войска.

Но физическое увечье не помешало генералу Асапову лично находиться на командном пункте на передовой у Дейр-эз-Зора. В Сирии он находился на должности старшего группы военных советников (ГВС), что вроде бы подразумевает штабную работу. Но ГВС фактически взяла на себя функции боевого управления, разведки, связи и планирования боевых действий. Риск гибели старшего офицера в операциях такой интенсивности и так довольно велик, но в случае с Асаповым это больше случайность. Мина попала непосредственно в командный пункт, уничтожив там все. Такое происходит крайне редко.

Как же объяснить то, что высокопоставленный российский генерал находился в Сирии фактически на передовой?

Отчасти это вызвано особенностью боевых действий в Сирии. То, что со стороны выглядит как большая война с длинными линиями фронтов, на деле представляет собой череду локальных операций, проводимых силами, примерно равными российским полкам, а то и батальонам. И громкие названия «дивизий» и «корпусов» сирийской правительственной армии не должны вводить в заблуждение. Недаром официальные лица российского МО уже год как тщательно избегают употребления каких-либо терминов кроме «соединение», когда характеризуют сирийские силы, принимающие участие в той или иной операции.

В Сирии стратегическое и политическое планирование остается за Дамаском, а работа российских военных советников вне зависимости от размера и числа звезд на погонах концентрируется на управлении относительно небольшими группировками. Именно этим и занимался в командном пункте на линии фронта генерал Асапов. Кто-то говорит, что это плата за участие Вооруженных сил в России в войне в Сирии. Но это всего лишь реальность, которая не укладывается в теоретические схемы развития военного искусства.

Теоретически управление операцией у Дейр-эз-Зора не требовало бы личного присутствия генерал-лейтенанта Валерия Асапова на командном пункте в зоне досягаемости огня минометов противника. С формальной точки зрения – это излишество для той войны, которую принято называть современной. Ноособенности войны в Сирии как бы «принизили» и позиции старших и высших офицеров – и физически приблизили их к линии боевых столкновений.

Из этой же оперы и личное участие генералов Суровикина и Шуляка в недавней операции по деблокированию отряда российской военной полиции на северо-востоке провинции Хама.

Конечно, можно посетовать, что будь, мол, командный состав сирийской армии помастеровитей, и российским генералам не потребовалось бы подвергать себя дополнительному риску. Но надо помнить, что по сравнению с тем, что представляла собой САА еще два года назад, сейчас это небо и земля, и ключевая заслуга в этом принадлежит именно российским военным советникам. Они умудрились успешно обучить некоторые сирийские части не только пехотному бою, но и проведению сложных наступательных операций.

Генерал Асапов выполнял – и выполнил – свой долг так, как того требовали реальные обстоятельства. Характер боевых действий диктовал необходимость его личного присутствия на командном пункте в непосредственной близости от противника. С этим, к сожалению, уже ничего не поделаешь.

topwar.ru

Уничтожен российский генерал Асапов — Слово

В Сирии уничтожен российский генерал Асапов — экс-командующий «1-м армейским корпусом ДНР», — Минобороны РФ

Генерал-лейтенант Вооруженных сил РФ Валерий Асапов погиб в Сирии в результате обстрела со стороны террористов ИГ.

Как передает Цензор.НЕТ со ссылкой на РИА Новости, об этом говорится в сообщении Минобороны России.

«Старший группы российских военных советников генерал-лейтенант Асапов находился на командном пункте сирийских войск, оказывая помощь сирийским командирам в управлении операцией по освобождению города Дейр эз-Зор», — информирует ведомство. Он получил смертельное ранение от разрыва мины.

По информации радиостанции «Говорит Москва», Асапов не выходил на связь с 16:00 субботы. Источник радиостанции в Сирии рассказал, что генерал и два полковника погибли под минометным огнем по точной наводке. Снаряд попал в командный пункт.

В марте 2016 года в Главном управлении разведки Минобороны Украины заявили, что боевиками «1-го армейского корпуса ДНР» руководит кадровый офицер российской армии генерал-майор Валерий Асапов.

По информации разведки, в июле 2015 года Асапов был отправлен в «служебную командировку» в Ростов-на-Дону. С августа 2015 года он был командующим «1-м армейским корпусом» (Донецк) Центра территориальных войск Южного военного округа ВС РФ (фамилия прикрытия — Примаков). За непосредственное участие в боевых действиях на территории Украины указом президента РФ от 11 июня 2016 года №276 Асапову было присвоено воинское звание генерал-лейтенант.

Источник – заблокированный в Эрэфии фашистским РосГнусьПозором сайт «Цензор НЕТ»

А вот несколько комментариев – там же, на «Цензоре». Публикую те, с которыми сам совершенно согласен. Потому как перед тем, как покинуть Донбасс, который покинуть придется, очень важно зачистить всех, кто может дать показания в Гааге. Уж енералов-то – в первую голову.

А мор среди них давно идет нешуточный.

Valera Butov

Сказки какие-то нам рассказывают. 

Дескать, был один-единственный выстрел из миномета, и мина, пролетев около 1 километра, попала точно в генерала, находившегося «на командном пункте» (т.е. в заглубленном в землю укрытии-блиндаже). 

При этом: «Генерала буквально разорвало, от человека ничего не осталось».

Во-первых, миномет – не снайперская винтовка, он стреляет «по площади» и поражает противника осколками. 

Точность (даже хорошо пристрелянного, промышленного миномета) на расстоянии километр +- 50 метров. 

А у сирийских повстанцев подавляющее большинство минометов – кустарного изготовления, типа тех, что показало Минобороны недавно на выставке: https://topwar.ru/123451-minoborony-rf-pokazalo-oruzhie-terroristov-v-sirii.html И значит точность стрельбы еще хуже.

Во-вторых, даже если предположить чудо: прямое попадание мины в земляной накат блиндажа, ничего особенно страшного не произойдет. Поверхностный взрыв и небольшая воронка (глубиной 30-50 см от взрыва 120 мм мины) – вот и все. Все находящиеся в укрытии остались бы живы, получив разве что контузию от взрывной волны. Мина (даже от тяжелого миномета) это не авиабомба, она не может проникнуть глубоко под землю и разрушить даже легкое полевое укрытие.

Вывод: это был не минометный выстрел. Абсолютно исключено. 

А т.к. генерала (и двух полковников вместе с ним) разорвало на части так, что ничего не осталось, — очевидно имел место взрыв заранее заложенного фугаса.

Кем заложенного? 

Повстанцы не могут проникнуть на командный пункт сирийской армии, следовательно эту диверсию провел кто-то из «своих»: т.е. либо Путин (убирая неудобного свидетеля своих преступлений в Украине), либо Асад – расправившийся с чем-то ему «не подошедшими» военными советниками.

Кирилл Данильченко

По погибшему генералу-лейтенанту РФ Асапову в Сирии.

Командующий армии. Крайний [По-русски если, то «Последний»] раз гибель такого уровня полководца на поле боя – Черняховский в 45 году в Пруссии.

Кто-то себе представляет генерала армии в тактических боевых порядках под минометным огнем в блиндаже? Зачем он там, зачем осуществлять управление с передка, что там у Исламского государства РЭБ забивает связь, что нужно сидеть в 5 км от линии боевого соприкосновения? И чем рулил генерал армии в Сирии? Военной полицией, советниками МО РФ, саперами? Или 5-ым корпусом армии САР, в котором все больше мелькает славянских лиц…

В общем, полноценный Афганистан уже есть. После Олимпиады и Боинга. Все идет по плану. Каждую неделю несколько случаев только доходящих до прессы – генералы, полковники, командиры батальонов. Земля стекловатой.

AshotOneShot

Террористы ИГ убили кацапогенерала… как-то не стыкуется. Ну не будут они это делать, так как кормятся из рук фуйла. Тут скорее всего зачистка по приказу фуйла причастных к шалостям на Украине.

Volodja2911

Эти твари понимают только каменновековой закон «право сильного»: единственный способ заставить их умерить свой пыл – это увеличить количество гробов «ихтамнетов», «уехавших в отпуск на своих танках, чтобы заблудится случайно на учениях». Чем больше грузовиков с пометкой «груз-200» будет приезжать в Рашку – тем скорее у них пропадёт желание кошмарить другие страны. Доказано Афганистаном.

Именно поэтому они – более трёх лет снабжая оружием и живой силой «типа гражданскую войну на Донбассе» – так сильно бздят из-за решения других стран поставлять оружие ЗАКОННЫМ ВЛАСТЯМ Украины для ОБОРОНЫ своей земли от «ихтамнетов».

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

syur.info

Асапов Валерий | Лица | RUCOMPROMAT

Асапов Валерий Григорьевич (родился 1 января 1966 года, село Малмыж, Кировская область, РСФСР, СССР — погиб 24 сентября 2017 года, Дэйр-эз-Зор, Сирия) — российский военачальник, генерал-лейтенант Вооружённых сил Российской Федерации. По официальным данным министерства обороны РФ, распространённым 24 сентября 2017 года по СМИ, Асапов получил смертельное ранение от разрыва миномётного снаряда во время сражения за Дэйр-эз-Зор на востоке Сирии.

В 1987 году окончил с отличием Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова в звании лейтенанта. В 1987-1997 годах служил в 104-м парашютно-десантном полку 76-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ в Пскове, где прошёл ступени от командира взвода до командира батальона. В 1992-1993 годах служил в Южной Осетии.

В январе 1995 года он был командирован в Чечню в должности начальника штаба батальона и звании майора. Во время боев в Грозном получил тяжелое огнестрельное ранение в ногу. В 2000 году закончил Военную академию имени Фрунзе. В звании полковника командовал парашютно-десантным полком российских миротворческих сил в Абхазии. Принимал участие в боевых действиях в Чечне, руководил высадкой десанта  в апреле 2002 года в Кодорском ущелье. В 2003-2007 годах — заместитель командира, а затем начальник штаба 98-й воздушно-десантной дивизии.  В 2007-2011 годах командовал 18-й пулемётно-артиллерийской дивизией на острове Итуруп (Курильские острова).

После выпуска из Военной академии Генштаба в 2011 году Валерий Асапов получил назначение на должность командира 37-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады 36-й армии Восточного военного округа, которая в течение года принимала участие сразу в трех международных учениях совместно с армиями Монголии и Индии. За это в 2013 году президент Владимир Путин вручил Валерию Асапову орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

С 2013 года генерал Асапов был заместителем и командующим (с октября 2016 года) 5-й Краснознаменной армией Восточного военного округа. После начала войны на юго-востоке Украины фамилия Асапова неоднократно фигурировала в украинских СМИ в связи с военными действиями на Донбассе. В марте 2016 года в главном управлении разведки Минобороны Украины заявили, что кадровый офицер российской армии генерал-майор Валерий Асапов «участвует в военном конфликте на юго-востоке Украины», возглавляя 1-й армейский корпус.

Генерал-лейтенант Валерий Асапов был удостоен ордена Мужества, ордена «За военные заслуги», ордена «Ветеранский крест» II степени и медалью «За боевые заслуги».

<!-- AddThis Button BEGIN --> <div> <a fb:like:layout="button_count"></a> <a></a> <a g:plusone:size="medium"></a> <a></a> </div> <script type="text/javascript" src="//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941"></script> <!-- AddThis Button END -->

rucompromat.com

Присутствие генерала Асапова на передовой было необходимо

Россия впервые за десятилетия потеряла в боевых действиях столь высокопоставленного военного. Однако гибель генерал-лейтенанта Асапова в Сирии заставляет задуматься не только об этом. Российский военный советник был убит прямым попаданием мины в его командный пункт – но почему генерал в принципе находился настолько близко к противнику?Гибель в Сирии генерал-лейтенанта Валерия Асапова – первая боевая потеря среди старших офицеров (генералов) российских и даже советских вооруженных сил со времен войны в Афганистане.

При этом из трех советских генералов, погибших в Афганистане, двое были летчиками. Обстоятельства их гибели разные и статистическому анализу не поддаются. Генерал-майор Николай Власов лично сидел за штурвалом Миг-21бис «в целях повышения результативности работы афганских ВВС» (проще говоря, афганцы летать не умели), когда его сбили из пулемета ДШК. Генерал-майор Вадим Хахалов на вертолете атаковал малоподвижную цель и при выходе из виража был сбит. Чудовищно изуродованное душманами тело генерала было найдено только через неделю в ходе специального рейда в горы Луркоха.

Единственный погибший в Афганистане сухопутный высший офицер, генерал-лейтенант Петр Шкидченко служил в должности заместителя Главного военного советника в ДРА – начальником Группы управления боевыми действиями, то есть был фактически третьим человеком в ограниченном контингенте советских войск. Генерал Шкидченко выполнял приказ Главного военного советника генерала армии Михаила Сорокина по наведению порядка в районе города Хоста. В частности, он должен был остановить разложение местного афганского пехотного полка, который разбегался на глазах. Вертолет Ми-8, на котором Шкидченко и еще несколько советских офицеров вылетели в Хост, был обстрелян недалеко от базы, упал в горах и сгорел. Шкидченко опознали только по часам на руке. Он был признан погибшим в авиационной катастрофе и потому не представлен к награде, а его семья не получила компенсации и льгот. В то же время летчики были признаны погибшими при выполнении боевого задания.

Это типичный выверт сознания военной бюрократии: летчики выполняли боевое задание по транспортировке генерала Шкидченко, а его заданием было наведение порядка в Хосте, и в вертолете он был лишь пассажиром. А потому с точки зрения Управления кадров МО СССР он жертва авиакатастрофы, а к выполнению своего боевого задания на момент гибели он даже не приступал.

Еще двое генералов скончались в Афганистане от болезней (начальник одного из Управлений Генерального штаба генерал-лейтенант Анатолий Драгун и генерал-майор Анатолий Цуканов, советник командующего артиллерией ВС ДРА).

Девяностые и нулевые годы унесли много российских высших офицеров, но исключительно по небоевым обстоятельствам. Были смертельные автокатастрофы, самоубийства и смерти от болезней, но даже в двух чеченских кампаниях ни один российский генерал не погиб непосредственно в бою.

И этому есть логичное объяснение.Естественный ход развития военной науки и практики – командные пункты высокопоставленных лиц располагаются все дальше от непосредственной зоны боевых действий.

Личное участие представителей генералитета в боях впереди на белом коне, как в наполеоновскую эпоху, давно не требуется. Даже в Великую Отечественную после 1943 года генералы гибли либо совсем уж случайно, как генерал армии Иван Черняховский, либо в результате терактов, как генерал армии Николай Ватутин, убитый из засады бандеровцами.

Именно поэтому гибель представителя российского генералитета в Сирии стала событием исключительным, вызывающим не только эмоциональную реакцию, но и вопросы о том, как такое могло произойти в условиях современной войны.

Автору этих строк довелось общаться с Валерием Асаповым, когда он еще десантным капитаном служил в 1992–1993 годах в Южной Осетии в должности замначальника штаба российского батальона в составе смешанных миротворческих сил. Комендантом Цхинвала был тогда офицер с похожей фамилией – подполковник Сергей Ашлапов. Они дружили и почти одновременно уехали в Чечню. Подполковник Ашлапов был назначен комендантом Ханкалы (на территории бывшего аэропорта Грозного размещался штаб федеральной группировки), а Асапов стал начальником штаба батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. В январе 1996 года во время боев за Грозный Ашлапов получил приказ прорываться из окружения к железнодорожному вокзалу, в котором оборонялись остатки майкопской бригады. Его БТР попал в засаду, и Ашлапов погиб, закрыв собой молодого бойца. А майор Асапов получил тяжелое ранение голени, после чего его прооперировали прямо в автоперевязочной медицинской роты. Около года затем он был прикован к постели, перенес четыре операции и остался навсегда хромым. Это обстоятельство, кстати, считают одной из причин перевода Асапова на командные должности в тылу, где он проявил себя великолепно, а затем и перевод из ВДВ в Сухопутные войска.

Но физическое увечье не помешало генералу Асапову лично находиться на командном пункте на передовой у Дейр-эз-Зора. В Сирии он находился на должности старшего группы военных советников (ГВС), что вроде бы подразумевает штабную работу. Но ГВС фактически взяла на себя функции боевого управления, разведки, связи и планирования боевых действий. Риск гибели старшего офицера в операциях такой интенсивности и так довольно велик, но в случае с Асаповым это больше случайность. Мина попала непосредственно в командный пункт, уничтожив там все. Такое происходит крайне редко.

Как же объяснить то, что высокопоставленный российский генерал находился в Сирии фактически на передовой?

Отчасти это вызвано особенностью боевых действий в Сирии. То, что со стороны выглядит как большая война с длинными линиями фронтов, на деле представляет собой череду локальных операций, проводимых силами, примерно равными российским полкам, а то и батальонам. И громкие названия «дивизий» и «корпусов» сирийской правительственной армии не должны вводить в заблуждение. Недаром официальные лица российского МО уже год как тщательно избегают употребления каких-либо терминов кроме «соединение», когда характеризуют сирийские силы, принимающие участие в той или иной операции.

В Сирии стратегическое и политическое планирование остается за Дамаском, а работа российских военных советников вне зависимости от размера и числа звезд на погонах концентрируется на управлении относительно небольшими группировками. Именно этим и занимался в командном пункте на линии фронта генерал Асапов. Кто-то говорит, что это плата за участие Вооруженных сил в России в войне в Сирии. Но это всего лишь реальность, которая не укладывается в теоретические схемы развития военного искусства.

Теоретически управление операцией у Дейр-эз-Зора не требовало бы личного присутствия генерал-лейтенанта Валерия Асапова на командном пункте в зоне досягаемости огня минометов противника. С формальной точки зрения – это излишество для той войны, которую принято называть современной. Ноособенности войны в Сирии как бы «принизили» и позиции старших и высших офицеров – и физически приблизили их к линии боевых столкновений.

Из этой же оперы и личное участие генералов Суровикина и Шуляка в недавней операции по деблокированию отряда российской военной полиции на северо-востоке провинции Хама.

Конечно, можно посетовать, что будь, мол, командный состав сирийской армии помастеровитей, и российским генералам не потребовалось бы подвергать себя дополнительному риску. Но надо помнить, что по сравнению с тем, что представляла собой САА еще два года назад, сейчас это небо и земля, и ключевая заслуга в этом принадлежит именно российским военным советникам. Они умудрились успешно обучить некоторые сирийские части не только пехотному бою, но и проведению сложных наступательных операций.

Генерал Асапов выполнял – и выполнил – свой долг так, как того требовали реальные обстоятельства. Характер боевых действий диктовал необходимость его личного присутствия на командном пункте в непосредственной близости от противника. С этим, к сожалению, уже ничего не поделаешь.

pravdoryb.info